Интернет Сервер по Интегральной Йоге


 

 

 

Агенда Матери

 

 

1972 – 1973

 

Том 13

                          

 

 

 

 

 

 

 


 

Январь

 

 

 1 января 1972

 

С Новым годом, мое дитя!

 

(Мать берет руки Сатпрема. Он предлагает ей

"божественную любовь"[1], затем Мать раздает подарки)

 

Ты видел письмо Индиры, я его показывала тебе…

 

Да, Мать я его записал.

 

Они становятся более сознательными, происходят некоторые очень интересные вещи.

 

Ты имеешь в виду в Центре, в Дели?

 

Нет, на фронте, в Бангладеш. Тот тип, который вернулся из Америки,[2] говорит, что не хочет заканчивать эту войну – посмотрим…. Но мы явно движемся к распаду Пакистана.

 

(долгое молчание)

 

Сила работает очень мощно, очень, очень мощно. А ты, как ты это ощущаешь?

 

Доверчиво.

 

А…  хорошо! Это все, что необходимо. Все, что нужно.

 

(молчание)

 

Сила "этого" колоссальна. Но человеческие тела к ней непривычны, им трудно ее переносить. Но это не имеет значения.

 

(Мать берет руки Сатпрема. Медитация)

 

 

Послание к первому января

 

"Без Божественного мы ограниченные, некомпетентные и беспомощные существа;

С Божественным, если мы полностью отдаемся Ему, все возможно и наш прогресс безграничен.

Особая помощь пришла на Землю в столетнюю годовщину Шри Ауробиндо,  давайте же извлечем из этого пользу  для того, чтобы преодолеть эго и восстать в свете.

С новым годом!"

 

 

 

2 января 1972

 

Послание Матери

 

   "Когда Шри Ауробиндо оставил тело, он сказал, что не покинет нас. И воистину, в течение двадцати одного года, он всегда был с нами, ведя нас и помогая тем, кто восприимчив и открыт его влиянию.

В этот год, год его юбилея, помощь будет еще более сильной. И зависит от нас, насколько мы будем открыты и сможем извлечь из этого пользу. Будущее за теми, у кого душа героя. Чем искреннее и сильнее наша вера, тем могущественней и эффективней  получаемая помощь".

 

 

 

5 января 1972

 

Как дела?

 

Это затягивается.

 

(Мать дает Сатпрему свое самое последнее послание)

 

"Шри Ауробиндо принадлежит не какой-то одной стране, а всей Земле.

Его учение ведет нас в направлении лучшего будущего".

 

(Мать слушает Сатпрема, читающего письмо от ученика, ощутившего особенно

 сильное нисхождение силы и спрашивающего, связано ли это с Новым годом)

 

Это связано с годом Шри Ауробиндо.

Сила Шри Ауробиндо будет оказывать давление в этом году. Я ощущала это непосредственно и именно первого января. Огромное давление его силы, его сознания, как…(Мать опускает руки).

 

(молчание)

 

Ну и….

 

Ты ничего не хочешь говорить?

 

Нет…. Мне трудно говорить.

Но опыт продолжается, он усиливается по нарастающей и становиться более точным…. Но это трудно выразить.

Сознание ОЧЕНЬ АКТИВНО, но только в молчании. Как только я начинаю говорить…

 

(Мать уходит в созерцание до конца беседы)

 

Сколько времени?

 

Одиннадцать часов, Мать.

 

Атмосфера очень мирная и чистая.

 

 

 

8 января 1972

 

Что нового…? Есть улучшение…? Нет…?

 

Я не знаю. Я не вполне понимаю, в каком направлении мы идем.

 

Я сама вообще этого не понимаю! Просто… (Мать открывает руки в жесте преданности).

Это нелегко.

Это нелегко, но это то, о чем я тебе рассказывала - две противопо­ложности. Тяжело, но внезапно, на несколько секунд, все стано­виться чудесным и затем снова.… Поэтому, я предпочла бы не говорить об этом.

 

(молчание)

 

Теперь, когда я в уединении, низшая природа всех и каждого поднимается. Они что-то делают, думая: "А… Мать не узнает". Вот так. Поэтому "Мать не узнает" означает, что их больше ничего не сдерживает. Я сказала бы, что это довольно отвратительно. Люди, которым я сказала: "Вы не можете дальше оставаться в Ашраме" -приезжают снова. И никто не останавливает их. Не только это, они едут в Ауровилль и пытаются там управлять делами. Я говорю тебе… это стало действительно, действительно отвратительно.

Так как я здесь, так как я не вижу и не слышу так хорошо, как раньше, они извлекают из этого выгоду.

Люди говорят, что я больше не контролирую Ашрам, что управляют те, кто вокруг меня, и они делают то, что им нравится.

 

!!!

 

Но это неправда!

 

Конечно неправда![3]

 

Это неправда.

В отношении сознания, сознание НАМНОГО выше, чем было – это я знаю - но выразить … я больше не могу это выразить. И опять же, я никогда не покидаю эту комнату, поэтому все убеждены, что я не знаю о происходящем. Я предпочитаю…. Понимаешь, мне хотелось бы удалить свою личность, насколько это возможно, оставив только внешнюю форму. Все время я была бы… лишь передающим каналом … (жестом показывает нечто, текущее сквозь себя). Я не прошу даже о том, чтобы сознавать это.

Я ощущаю Божественное присутствие все время, все время – очень сильно, но….

 

 (долгое молчание)

 

 

И это происходит так: временами, в некоторых случаях, Сила так огромна, могущественна, что я сама в изумлении, в то время как в другой раз, я чувствую… не то, чтобы Сила ушла, но… я не знаю, что происходит.

Я не знаю, как объяснить это.

И естественно, люди говорят мне: "Вы исцелили меня, вы спасли меня так-то и так-то", я почти творю чудеса, но….

Они думают, что это я, но нет никакого "я"! Нет ничего, нет никакого "я" здесь, только…(жест, показывающий что-то, текущее сквозь Мать). Текущая Сила. Я стараюсь, я лишь стараюсь ничего не блокировать, не препятствовать, не приуменьшать, мои усилия направлены только на то, чтобы позволить этому протекать сквозь меня, настолько безлично, насколько это возможно.

Ты единственный, кому я могу об этом рассказать. Другим я ничего не говорю, абсолютно ничего.

Но ты, я даже не знаю, чувствуешь ли ты то же самое… я не знаю, ощущаешь ли ты Силу здесь. Ты ее чувствуешь?

 

О, да! Сила… я чувствую огромную Силу! Конечно! Ги-гант-ска-я сила. 

 

Но что же ты не чувствуешь? Ты, кажется, не договариваешь. Скажи мне.

 

Все зависит от того, рядом я с тобой или нет. Когда я вдали от тебя, возможно… ну, я жалуюсь на то, что нет присутствия, присутствия, которое… как сказать?…

 

Осязаемо?

 

Нет, не то. Я ощущаю Силу, но… если бы я мог чувствовать что-то большее в сердце, понимаешь, более… близкое, что-то более живое, фактически, менее безличное.

 

А, это! Да, я согласна. Но все идет к тому, что потребуется деперсонализация. В моем сознании это похоже на промежуточное состояние (не конечное состояние, а промежуточное), требуемое для достижения бессмертия. Вот такие дела. Существует что-то, нечто, что должно быть найдено. Но что именно, я не знаю.

 

(долгое молчание, Мать качает головой как бы в затруднении)

 

Ну… старый способ видения вещей (я не имею в виду обычный способ), прежний способ видения как бы исчез, оставив место для… всего, что должно быть выучено заново… (Мать открывает руки, принимающие все, что приходит сверху).

 

(молчание)

 

Ты знаешь, это в сознании физического тела. Разновидность… даже не чередование состояний, а как если бы они были постоянно вместе – чувство, что не знаешь ничего, полное бессилие в действиях и способах познания, и в то же время, в то же самое время (не одно позади другого, не одно в другом, не одно рядом с другим… не знаю, как это выразить словами) в то же самое время – чувство абсолютного знания, абсолютного могущества. И два состояния находятся не одно в другом, не одно позади другого, не одно рядом с другим, они…. Я не знаю… оба вместе (жест, показывающий одновременность).

Я могла бы сказать, что это зависит от того, нахожусь ли я в соответствии с другими людьми (под "я" подразумевается это тело) или в согласии с Божественным. И оба состояния… (тот же самый жест).

Это очень конкретно. Например, возьмем пищу… пища - лучший пример. Тело нуждается в пище, чтобы жить, однако всё в теле чуждо пище. Поэтому прием пищи становится почти неразрешимой проблемой…. Проще говоря, похоже на то, что я не знаю, как есть. Хотя другой способ еды приходит спонтанно, когда я не наблюдаю за собой в процессе еды. Ты понимаешь, что я имею в виду?

 

Да, да, Мать.

 

То же со зрением, слухом. Я чувствую, что все мои способности уменьшились. В этом отношении, действительно, я не знаю, что люди делают, говорят, но в то же самое время…. В то же самое время у меня НАМНОГО БОЛЕЕ ИСТИННОЕ восприятие того, чем они являются; о чем думают, что делают, обо всем мире. Более истинное восприятие, но настолько новое, что я не знаю, как его описать.

Поэтому… я больше не это и пока еще не другое. Это подобно…(жест, показывающий промежуточное состояние). Нелегко.

 

Да!

 

Человеческие реакции… такая откровенная ложь.

 

(Мать погружается внутрь)

 

 

 

12 января 1972

 

Ты случайно не помнишь, где я описала двенадцать признаков Матери (символ с двенадцатью лепестками)? Там один, четыре, двенадцать….

 

Я думаю, это было послание для Ауровилля.

 

Для Ауровилля? Но я говорила об этом много лет назад.

 

Я видел его недавно.

 

Двенадцать?

 

(Суджата пошла искать записку)

 

На этой нет никаких подробностей (Мать протягивает записку на английском Сатпрему)

 

Символ Матери

 

"Центральный круг представляет собой Божественное Сознание.

Четыре лепестка представляют собой четыре могущества Матери.

Двенадцать лепестков представляют двенадцать могуществ Матери,

проявленных для Ее Работы".

                                                              24 января 1958 года. Мать.

 

(молчание)

 

Недавно, между твоим последним визитом и этим (два или три дня назад) я неожиданно получила откровение о цели творения – его значение и причина, значение творения. Это было так ясно! Так ясно. Видение его причины и того, куда мы движемся - просто невозможно это описать словами.

Пришли кое-какие слова… (Мать показывает Сатпрему листок), но тогда они имели совершенно особое значение.

Вот:

"Результатом творения является всестороннее увеличение сознания. Когда видение целого и видение деталей объединится внутри активного сознания, творение достигнет своего прогрессивного совершенства".

      

"Прогрессивное" означает… (жест расширения). Никакие слова, никакие образы не могут выразить опыт. Это было реальное понимание, реальное видение вещей. В сравнении с этим … (Мать указывает на свою записку) это кажется пустым. Если по-детски, творение разворачивалось как на экране, было спроецировано на экран. Или, скорее, Всевышнее Сознание проецировало себя на некий бесконечный экран.

Опыт был… он был самоочевидным! Это было ТО. Но это продолжалось лишь мгновение. Затем я постаралась это выразить в словах. И слова имели значение, особое значение.   

Выражаясь по-детски, можно сказать так: Всевышний разворачивает себя перед своим собственным сознанием, будто кто-то раскручивает бесконечную киноленту. Он проецирует то, что находиться здесь (жест на уровне сердца) перед собой. А поскольку супраментальное существо было бы способно осознавать свое единство с Божественным, оно было бы, одновременно, и тем, кто видит и тем, на что смотрят.

Просто не существует слов, чтобы это выразить.      

 

(С листком бумаги входит Суджата)

 

Ты его нашла?

 

Суджата. Здесь нет никаких подробностей.

 

О, никаких подробностей….

 

Суджата. Ты просто говоришь (на английском):

"Точка в центре представляет единство, Всевышнего.

Внутренний круг представляет собой творение,

                                        концепцию города (Ауровилля)

Лепестки олицетворяют силу выражения, реализацию".

 

Нет, это не то.

Я что-то писала или скорее говорила Шри Ауробиндо, который записал, чем были 12 лепестков (4 лепестка – четыре основных аспекта Матери и двенадцать качеств или "добродетелей" Матери, ее могуществ). Я как-то это сказала, а Шри Ауробиндо записал (это было, когда мы еще жили в другом доме).[4] Я положила запись в ящик стола, среди других своих бумаг, но ящик исчез, когда мы переезжали сюда, кто-то его взял. Кто, почему, как – у меня нет никаких предположений. Но ящик исчез. Затем, я помню, еще раз записала эти двенадцать имен на листочке, который я хранила у себя, но теперь и его не могу найти….

 

Странно…   

 

Суджата. Когда ты набрасывала план Ауровилля, ты сказала, что там будет 12 садов, и каждый будет иметь особое значение.

 

Это Ауровилль, это не то, о чем я говорю.

 

Суджата. Но не соответствуют ли 12 садов тем 12ти качествам, о которых ты упоминала?

 

Нет, нет. Нет, я написала это, по крайней мере, 25 лет назад, даже больше! Я не помню, когда мы переехали сюда, когда это было…?

 

Суджата. В 27м, сорок пять лет назад.

 

И то же с четырьмя – чем они были?

 

Суджата. Наверное, они представляют Махакали, Махешвари, Махалакшми, Махасарасвати.

 

Да, но я не имею в виду эти общеизвестные божества. Шри Ауробиндо дал каждому лепестку особое значение.

 

Да, ты имеешь в виду то, что он написал в "Матери"?

 

Но это длинный текст.

Чем же являлись эти четыре…(Мать тщетно пытается вспомнить).

Как странно, я забыла.

 

(молчание)

 

(обращаясь к Суджате) Ты читала в "Космическом обозрении" о "космическом квадрате"? – 1,2,3,4 и один в центре. Космический квадрат, это идея Теона, и я знаю, что в центре он поместил Любовь. Но четыре стороны… чем были четыре стороны? Я больше не помню. Я знала все это очень хорошо, но все ушло. Я знаю, там были Свет, Жизнь, Полезность, четвертая была Полезность, но первая…? Полезность была последней. Что было первым? Все ушло. Это могло бы дать ключ.

Я помню, что мы записали двенадцать. Вчера я даже вспомнила три из них, но сейчас не помню. Первой была Искренность….

Я больше не помню.

 

(молчание)

 

(Суджата выходит, чтобы найти другой текст)

 

Когда это приходит, оно не приходит как мысль, оно приходит как видение. Поэтому, если оно ушло - то ушло.

Я знаю, там была Стойкость.

Когда это здесь – это очевидно, ясно. Знаешь, это подобно видению. Но потом, когда оно ушло, это действительно ушло.

 

Что за ключ это дало бы тебе?

 

(Мать погружена в себя)

 

Это что-то похожее на записку, которую я дала тебе ("результат творения…"). Когда я находилась в переживании, это было очевидным, тотальным ключом к пониманию как все работает: почему? где? и как все это движется. Это было ясно, абсолютно ясно. Но когда смотришь на то, что написано – это не говорит ни о чем. Однако, когда происходил опыт, это было так очевидно! Удивительно. Ключ к пониманию всего, ключ к ДЕЙСТВИЮ. Обнаженная тайна. Как будто она давала Силу. Но затем это уходит.

Я помню, что когда писала эту записку, слова для меня имели особое значение и глубину, которой они обычно не имеют.

 

(Возвращается Суджата со "Словами издалека")

 

Суджата. Мать, здесь в "Словах…" ты описываешь 12 сил.

Первой ты упоминаешь Искренность.

 

Да.

 

Суджата. Затем Смирение.

 

Да.

 

Суджата. Затем Отвага. Затем Благоразумие, Милосердие, Справедливость, Доброта, Терпение, Сладость, Заботливость… и затем Благодарность.

 

Да.

Первой была Искренность, потом Смирение. Да, именно так это вернулось в тот день: Искренность, Смирение…

 

Суджата. ... и Отвага.

 

…Стойкость пришла первой, а потом Отвага. Искренность,  Смирение, Стойкость и Отвага. Это я помню. Но там было двенадцать.

 

Суджата. Следующим ты упомянула Благоразумие.

 

Это не то.

 

Суджата. Милосердие.

 

Нет.

 

Суджата. Доброта.

 

Нет.

 

Суджата. Терпение, Сладость, Заботливость…

 

Нет…. Это я написала до того, как встретила Шри Ауробиндо.[5]

 

(молчание)

 

(обращаясь к Суджате) Ты была там, когда это пришло[6] (это пришло как ответ на вопрос Т.J.), ты поняла бы это из того, что я написала, потому что сознание было там. Но я никогда заранее не знаю, когда оно придет - это не приходит по желанию. Я помню, когда у меня был этот опыт, я сразу почувствовала, что все поняла, все стало ясно. Но когда я попыталась это сформулировать, оно сразу же стало уходить на задний план.

 

Однажды, в Агенде, ты рассказывала о схожем переживании.

 

О?

 

Ты сказала, что цель творения – объединить, внутри индивидуального сознания, тотальное Сознание (сознание целого) и индивидуальное сознание – два вместе.[7]

 

Да, что-то похожее, но здесь это было более ясным, более точным… . Это не то, что я "думаю".

 

Конечно!

 

Это не так работает. Я как будто купалась в этом и начала видеть… не знаю… я не "вижу" это (как нечто чуждое мне)… это…внезапно Я ЯВЛЯЮСЬ этим. Больше нет никакой личности, никакой…. Я не могу найти слов, чтобы описать эти опыты.

То, что я пишу или говорю, мне кажется похожим на инертную субстанцию, подобную фотографии, если хочешь.

 

Да, конечно! Когда, например, ты со мной говоришь, я ощущаю весь мир сознания позади - твои слова  просто опора всему, что я ощущаю позади, что ты заставляешь меня воспринимать.

 

Да, точно!

 

Поэтому, очевидно, когда нет ничего, кроме слов на бумаге, вся глубина уходит.

 

Да, точно, уходит…. И к несчастью, она не всегда возвращается. Весьма печально.

 

(молчание)

 

Я помню, опыт был еще очень живым. Как я говорила тебе, у Т.J.  совсем детское сознание, поэтому ей я сказала: понимаешь, это похоже на Целое (не Божественное, отделенное от творения, а Целое), которое проецирует себя на экран, для того, чтобы видеть себя. Поэтому оно видится Вечным, Бесконечным и оно никогда не повторяется и не имеет конца. Это похоже на проекцию, с целью визуализировать детали и осознать себя другим способом.[8]

Совершенно детская метафора, конечно, но она очень хорошо помогает восстановить тот опыт.

Точное впечатление бесконечного Целого, проецирующего себя  бесконечно.

 

(Мать погружена в себя)

 

Например, механизм памяти ушел, но я чувствую, что это сделано специально. Мое видение вещей было бы (возможно) намного менее спонтанным и искренним, если бы я помнила.

 

Да, я понимаю.

 

Они приходят как новое откровение и никогда не повторяются.

Ты СТАНОВИШЬСЯ вещью - ты ею становишься. Не "видишь" ее, это не то, что ты видишь, понимаешь или знаешь, это что-то, чем ЯВЛЯЕШЬСЯ.

Когда у меня было переживание мира, это было переживание себя, осознание себя.

Это было не что-то, что я "знала", это было нечто что СУЩЕСТВОВАЛО.

Но язык… все слова неадекватны.

 

 

 

15 января 1972

 

(Мать подает Сатпрему записку)

 

У тебя есть эти записи…? Я давала это послание (в 1966г. на англ.)

"Давайте служить Истине" и кто-то спросил меня (по-детски): "Что такое Истина?". И тогда я ответила:

"Посвяти себя служению Истине, и ты познаешь Истину".

 

*

*    *

 

 

Вопрос. Возможно ли развить в себе способность к целительству?

 

   "В принципе, все возможно, путем сознательного единения с Божественной Силой. Но должна быть найдена процедура в зависимости от данного случая и индивидуума.

Первое условие, это физическая природа, которая скорее отдает энергию, чем вытягивает ее из других.

Второе необходимое условие – знать, как притянуть энергию сверху, из безличного и неисчерпаемого источника".  

                                                                                          12 января 1972

 

 

*

*    *

 

 

   "Искренность, смирение, стойкость и ненасытная жажда прогресса –  необходимые требования для счастливой и плодотворной жизни, и кроме того, необходимо быть убежденным в том, что прогресс безграничен. Прогресс – это юность, можно быть молодым и в сто лет".

                                                                                          14 января 1972 года.

 

 

*

*    *

 

 

Я бы хотел спросить тебя о физической проблеме.

 

А…?

 

Должен я делать операцию, или нет?

 

Операцию чего?

 

Моя правая нога в плохом состоянии, все вены склеротические.

 

О!

 

Это результат операции, которую делали пять лет назад. Меня прооперировали здесь, в госпитале, пять или шесть лет назад, они вскрыли меня…

 

(Мать смеется)

 

И в течение пяти или шести дней, кормили меня внутривенно…

 

О, они испортили тебе вены!

 

Да, полностью! И с тех пор они становятся все хуже и хуже.

 

И сейчас они хотят оперировать снова?

 

Одна из возможностей – носить бандаж, но доктор Саньял говорит, что бандаж слабо помогает, он не остановит ухудшение…. Но это очень серьезная операция, они вскроют ногу сверху донизу и удалят вены.

 

И…?

 

Они оставят только основную вену, все остальные удалят.

 

Но в таком случае, твоя нога, возможно, не будет двигаться!… С бандажом ты, по крайней мере, сможешь ходить. Лично я выбрала бы бандаж, мне не очень нравится это….

 

Да, это слишком радикально.

 

Но если бы ты мог, если бы ты мог призвать Силу. Выбери бандаж. Я сама носила его в течение нескольких месяцев. Наложи бандаж и затем сконцентрируйся. Когда ложишься спать и перед тем, как вставать, сконцентрируйся и призови туда Силу. Я уверена, что это намного лучшее решение, намного лучшее.

 

Да, Мать.

 

Лично мне не нравятся такие вещи. Не делай операцию.

 

Я бы предпочел этого избежать, если возможно!

 

Абсолютно. Лучше немного хромать, чем…. И если ты сконцентрируешь Силу…. Просто предлагай свою ногу Божественному, утром и вечером. (смеясь) Я больше доверяю этому методу!

 

Да, Мать…. Во мне так много упрямых, темных мест. Конечно, я их предлагаю, но они даже не шевелятся.

 

Да, но ты можешь делать то, что я только что тебе сказала.

 

(молчание)

(Суджата подходит к Матери)

 

Суджата. Мать, он все время в подавленном состоянии. Он всегда говорит, что в нем так много темноты. Но я чувствую, что даже темнота, это часть нашей природы, мы так созданы Божественным, и в таком случае, это его забота - менять нас, не так ли, Мать?

 

(Мать смеется)

 

Да, но ты должна хотеть измениться.

 

Суджата. Да, конечно, Мать, мы хотим. Но почему все расстраиваются, если не меняются немедленно?

 

Все, что я ему сказала, хотеть этого утром и вечером. Когда ты уже в постели, сконцентрируйся на мгновение (Мать, смеясь) с такой верой, какой только возможно!

 

(Сатпрем, кашляя) Да, Мать.

 

У тебя кашель?

 

Не знаю, какая-то пыль попала в горло.

 

Это выходит темнота.

 

Если бы это было правдой…

 

(Мать, смеясь) Она выходит!

 

У меня чувство, что проблема с моей ногой символична.

 

Да, да.

 

Во мне два существа.

 

Да. 

 

И, кроме того, я вижу "другого" все более и более отчетливо.  

И нахожу, что он существует полностью независимо.

 

Ах!…

 

Кажется, ничто не имеет на него влияния.

 

(молчание)

 

 Действительно, в нас два существа.

 

Да, я это заметила. Я заметила. Но это не имеет значения. Это делает вещи немного более трудными и все.

 

Да, трудными.

 

(молчание)

 

Я не знаю, что могло бы иметь власть над этим существом…. Что могло бы справится с ним.

 

(молчание)

 

Ну, в этом и причина. Это я и имела ввиду – предложи это существо Божественному. Ты (часть тебя, которая знает), пусть его предложит, просто предложи его…. Не обращай внимания, если оно протестует, У-ПОР-НО предлагай его Божественному; утром и вечером, утром и вечером… используя ногу в качестве символа. А мы посмотрим. Посмотрим.

 

Как скажешь, Мать.

 

Это единственный способ.

Божественное знает.

 

Да.

 

Оно знает, что делать.

Ты просто отдай его Ему, понимаешь? Даже если оно протестует, даже если оно относится скептично, это совсем не имеет значения, ты его отдаешь в любом случае – понимаешь?

 

(молчание)

 

Фактически, фактически есть БОЛЬШОЕ изменение.

Большое изменение. И это его последняя попытка остаться тем, чем оно является. Поэтому оно бастует. Ты просто должен преодолеть это, приложить особое давление. И единственный способ это сделать, сказать: "Вот. Возьми его". Отдай это существо, отдай его Божественному! Скажи Ему: "Вот, я отдаю его тебе…" (смех) "я не хочу его больше".

 

Но ты всё-таки находишь, что есть изменение?

 

ДА – да, о, да! Большое изменение! Большое. Только сопротивление как бы кристаллизовалось, чтобы противостоять, поэтому, оно стало более очевидным и все. Ты должен быть более упрямым. Более упрямым. Я говорю тебе, чтобы ты просто предложил это существо. Ты его осознаешь и предлагаешь Божественному утром и вечером: "Делай с ним что хочешь, делай с ним все, что Ты хочешь". Понимаешь? Используя свою ногу, как практический символ.

 

Да, Мать.

 

Мы добьемся успеха.

 

Да, Мать, да.

(концентрация)

 

*

*     *

 

 

(Немного позже Сатпрем читает Матери отрывки из Агенды для следующего "Бюллетеня", в частности, беседу от 18 дек.1971 г., в которой она сказала: "Каждую минуту чувствуешь, что можешь или жить вечно, или умереть")

 

Переживание становится все более и более постоянным. Оно становится очень…. Иногда для одного, иногда для другого, (в практических жизненных вещах, таких, как еда, ходьба  и т.п.). Оно становится очень интенсивным. Но в то же время есть знание… (Мать поднимает указательный палец): "Пришло время одержать Победу".

Оно приходит из психического, сверху: "Держись… держись, пришло время одержать Победу".

Действительно, очень интересно.

Я переживаю боль (физическую боль, которая становится почти непереносимой и вдруг… что-то происходит… предложение себя… чувство, что есть только Божественное). И… боль исчезает почти чудесным образом.

Но она может вернуться в следующую секунду. Это пока не…. Мое тело находится в середине живого процесса.

Это происходит только когда я неподвижна, в некоем клеточном созерцании… тогда все чудесно. Время исчезает, все изменяется во что-то другое.

 

(молчание)

 

Когда тело стало сознавать происходящее, его молитвой, молитвой тела, было: "Позволь мне знать, когда время для смерти придет. Если смерть необходима, пусть все во мне примет ее, но только в этом случае". Вот…. О, это так странно, состояния сознания такие сильные, прозрачные, определенные, но они не могут себя выразить. Таких слов не существует.

Один день одно, другой день – другое.

 

(молчание)

Итак, никакой операции.

 

Да, Мать.

 

Предлагай, предлагай свою ногу Божественному день и ночь (Мать смеётся).

 

(Сатпрем кладет голову на колени Матери)

 

Ты должен быть в состоянии излечить ее.

 

 

 

19 января 1972

 

В прошлый раз я рассказывала тебе, что искала двенадцать качеств (Мать вынимает листок бумаги). Вот они, кто-то нашел их:

 

"Искренность, Смирение, Благодарность,

Стойкость, Стремление, Восприимчивость,

Прогресс, Отвага, Доброта, Великодушие,

Спокойствие (Невозмутимость), Мир".

 

Первые восемь – в отношении Божественного, последние четыре - по отношению к человеку.

Так же мы нашли текст Шри Ауробиндо (с цветным чертежом двенадцати лепестков):

 

  "Центр и четыре могущества – белые. Двенадцать разных цветов разбиты на три группы: верхняя группа от красного, переходит в оранжевый - к желтому. Следующая группа - желтый, переходящий через зеленый в синий. И третья – синий, переходящий через фиолетовый в красный. Если белый не подходит, центр может быть золотым".

     20 марта 1934г.

 

Центр – золотой.

 

Зачем тебе потребовались эти двенадцать качеств?

 

Они собираются построить двенадцать комнат вокруг Матримандира, на уровне земли, и R. хочет каждой комнате дать свое имя, одно из двенадцати качеств Матери и соответствующий цвет.[9]      

 

 

*

*    *

 

 

(Немного позже)

 

Нирод читает мне свою переписку со Шри Ауробиндо. Довольно интересно, там было много того, что я сказала намного, намного позже, и я даже не знала, что он писал об этом! Точно, то же самое. Мне кажется это очень интересно.

И в переписке, в одном из своих писем, он говорит Нироду, (он повторил это несколько раз): "Мне может придти в голову фантазия покинуть тело прежде супраментальной реализации…"[10] Он сказал это за несколько лет до того, как умер. Он это чувствовал.

 

(молчание)

 

Но все же он говорил о трансформации, предшествующей появлению первого супраментального существа. Он мне говорил об этом. Он сказал, что его тело не способно выдержать трансформацию и что мое тело более приспособлено – он тоже об этом упоминал. Это тяжело. Я тебе как-то говорила об этом.

Особенно, особенно еда – это превращается в настоящий труд.

 

 

 

22 января 1972

 

(Двумя днями раньше, когда Пранаб допоздна задержался

в комнате Матери, он заметил Суджате:

 "Обычные трудности – сердце, головокружение".)

 

Работа продолжается и становится все более и более ясной. Но это так тяжело…. Само по себе физическое ужасно пессимистично. Оно погружено в атавистические привычки; беспомощность, противоречия, катастрофы – оно жутко пессимистично. Какая это работа…. Только постепенно, и постоянно обращаясь к Божественному, оно сможет начать надеяться, что вещи немного станут лучше.

Совсем не могу есть, ни кусочка…. Физический мир ужасен, ужасен, ужасен. Ум и витальное помогают его терпеть и позволяют продолжать, но когда они ушли – ужасно!

 

(молчание)

 

Вчера был ужасный день, сегодня, с утра, немного лучше…. но я не знаю, как все работает, я не понимаю…. Тело чувствует, что оно потеряло контроль над временем.[11]

 

(Мать погружается в себя)

 

*

*    *

 

(Мать принимается сортировать бумаги)

 

Необходимо привести все в порядок…. Возможно, это просто давление Силы, которая хочет, чтобы все было в порядке (я думаю, это так)… или, возможно, тело знает, что собирается уходить.

 

Нет, нет! Нет, нет – это невозможно!

 

(смеется) Нет, конечно, это невозможно.

И все же тело чувствует, что идет трансформация. Но иногда оно ощущает, что невозможно, просто невозможно существовать так дальше, но затем, именно в последний момент, что-то происходит и тогда… Гармония, абсолютно неизвестная физическому миру. Гармония - физический мир ужасен, в сравнении с ней. Но это не долго длится.

 

(Мать касается груди, задыхаясь)

 

Я нахожу, что говорить мне становится все труднее и труднее. Но восприятие становится все более ясным… (Мать рисует картину перед собой). Более ясным и озаренным, и все более широким.

Это действительно похоже на новый мир, который хочет проявиться.

Когда я молчу, мне хорошо (удобно).

 

(Мать уходит в созерцание, через несколько мгновений

блаженная улыбка появляется на ее лице)

 

 

 

26 января 1972

 

Что нового?

 

Ничего.

 

Как твои дела?

 

Не знаю.

 

(молчание)

 

Из Дели вернулся доктор, который лечит мою ногу. Он осмотрел ее и сказал, что она излечена чудесным образом. Она почти здорова, не совсем еще, но почти.

 

(молчание)

 

То, о чем я тебе говорила – продолжается. Но появились признаки улучшения. Я имею ввиду, что все поворачивается к лучшему. Но все еще трудно говорить. Говорить и есть – самое трудное для меня. 

 

 

 

29 января 1972

 

(Сатпрем читает Матери письмо от монсиньора R., друга Р.L., специально

 обратившегося к Матери, чтобы начать новую жизнь.

Мать концентрируется на нем в течение четверти часа)

 

Он болен?

 

У него было несколько серьезных операций подряд, и я думаю, в последний раз ему удалили легкое.

 

О!

 

Он серьезно болен. Он прошел через множество операций.

 

Какая разница во времени между нами и Францией?

 

Пять или пять с половиной часов.

 

Что это значит?

 

Это значит, что сейчас там пять тридцать или шесть часов утра.

 

Обрати внимание, сколько сейчас времени.

 

Одиннадцать.

 

Ты мог его спросить, если…. Какое сегодня число?

 

29 января.

 

Спроси его, чувствовал ли он что-нибудь 29го в 11 часов (переведи это на время во Франции). И если он что-то чувствовал, что угодно, ощущение (я не хочу это определять), Силу, что-то необычное, если он что-нибудь чувствовал в этот час, мы могли бы договорится об определённом дне и времени, и постараться: я бы специально сконцентрировалась на нем. Если бы он выслал фото, это облегчило бы задачу. Это все, что я могу сделать. Пошли заказное письмо.

 

(молчание)

 

Было бы легче, если бы он установил время, когда он свободен и немного спокоен.

 

(молчание)

 

О чем я говорила его спросить?

 

Во первых, почувствовал ли он что-нибудь….

 

Лучше не "почувствовал". ОСОЗНАВАЛ ли он что-нибудь, так как "почувствовал" может означать витальное или физическое ощущение – сознавал ли он что-нибудь?

 

(Мать погружается в себя до конца беседы.

Затем Суджата подходит к ней)

 

Суджата. Мать, я хотела рассказать тебе о довольно странном происшествии. За ночь до этого, Сатпрем, я и F. видели похожие сны.

 

А… и что это было?

 

Суджата. Яростная атака.

 

Кем?

 

Суджата. Я не знаю, Мать. Что касается меня, я находилась в группе людей из Ашрама и нас собирались казнить. Но у меня была огромная вера: "Это невозможно" – подумала я – "в последнюю минуту обязательно случится чудо…

 

Да.

 

Суджата. … и остановит это". Я говорила это кому-то, кто был "очень обеспокоен и подавлен…".

 

Кому?

 

Не могу сказать. Я не помню. Кто-то, кого тоже должны были казнить. Там было много детей. И тогда я услышала что-то похожее на великую песнь (там собралось много народа, это происходило во время казни), подобную мантре, поднимающейся из каждого – ОМ НАМО  БХАГАВАТЕ  ШРИ  АУРОБИНДАЙЯ.

 

Ах!

 

Суджата. И все пели ее – все. И угроза отступила.

 

Кто еще видел этот сон?

 

Суджата. Сатпрема во сне атаковали бомбами и гранатами. Сон F. – она пыталась увидеть тебя, но была заперта в комнате. Она хотела накормить тебя, но ей говорили: "Нет, нет, Мать не ест". Она знала, что это ложь, но ее не пустили к тебе.

 

Когда это было?

 

Позапрошлую ночь.

 

Да, да. Твой сон - наиболее полный из трех. И ты видела, что атака потерпела неудачу.

 

Суджата. Да, Мать, все ушло прочь, потому что мы пели имя Шри Ауробиндо (Суджата запела): ОМ НАМО БХАГАВАТЕ ШРИ  АУРОБИНДАЙЯ….

 

Да, точно. Точно. Правильно, мое дитя! Хорошо.

 

Суджата. Нас атаковали?

 

Не физически, конечно.

Хорошо, очень хорошо. Верно. Это было в предпоследнюю ночь.

Лично я повторяла мантру всю ночь.

Это хорошо мое дитя.

 

 

 

30 января 1972

 

Послание Матери

 

   "Шри Ауробиндо пришел на Землю, чтобы объявить о манифестации супраментального мира. Он не только объявил о его манифестации, но и частично воплотил супраментальную силу, дав нам пример того, что мы должны делать, дабы подготовить себя для этой манифестации. Лучший способ для нас – изучать все, что он сказал, стараться следовать его примеру и готовиться к новой манифестации. Это придаст жизни истинное значение и поможет нам преодолеть все препятствия.

   Давайте жить для нового творения и мы будем становиться всё сильнее и сильнее,  оставаясь молодыми и прогрессирующими".

 

 

 

 

 

Февраль

 

 

 

 

1 февраля 1972

 

(Записка Матери)

 

    "Ауровилль предназначен для того, чтобы ускорить приход супраментальной реальности на Землю.

Мы приветствуем помощь всех, кто считает, что этот мир не таков, каким он должен быть.

Каждый должен решить, хочет ли он остаться со старым миром, находящимся на грани гибели, или же работать для нового и лучшего мира, стоящего на пороге рождения".

 

 

*

*    *

 

 

   "Первое, что должно понять физическое сознание, это то, что трудности, с которыми мы сталкиваемся в жизни, происходят из того факта, что мы не полагаемся исключительно на Божественное, когда нуждаемся в помощи.

Только Божественное может освободить нас из механизма универсальной Природы. И это освобождение необходимо для рождения и развития новой расы.

Трудности будут преодолены только в случае, если мы полностью отдадим себя Божественному, с тотальным доверием и благодарностью". 

 

 

 

2 февраля 1972

 

(Мать слушает английский перевод "Записок на пути" от 18 декабря 1971 года, который вызвал множество разногласий и путаницы, "неразберихи" между R. переводчиком – американцем и Нолини. Мать, в частности, остановилась на следующем предложении)

 

   "…Все просто было удалено из меня – ум ушел полностью. С виду, если хотите, я стала идиоткой. Я не знала ничего. И постепенно, постепенно во мне начал развиваться физический ум…"

 

(Мать комментирует на английском)

 

Не нужно повторять "постепенно". Не постепенно. Так как это случилось внезапно, все произошло быстро. Это было так: однажды ночью я поняла… это пришло… поистине, это было чудесно (но я не хотела ничего говорить); неожиданно, видение мира и видение, которым я обладала… было удалено и новое знание пришло как… (Мать показывает, как ее будто погрузили в знание). Но у меня не было желания говорить. 

 

(Мать продолжает на французском)

 

Не нужно повторять "постепенно". Правильно будет – "постепенно, через ряд идущих друг за другом откровений". Это было так.[12]

 

(Мать останавливается на другом предложении)

 

"Это (радикальное изменение) могло быть закончено потому, что я очень хорошо осознавала свое психическое… это осталось и дает мне возможность иметь дело с людьми, не делая между ними различий, благодаря психическому присутствию…".

Именно психическое имело дело с людьми. Именно оно ВСЕГДА вступало в отношение с людьми и так продолжается по сей день. Это (радикальное изменение) не имело никакого значения.

 

(затем другое предложение)

 

"Я понимаю и слышу людей только в том случае, если они ясно мыслят то, о чем говорят. И я вижу только то, что ясно выражает внутреннюю жизнь".

 

Некоторые люди приходят, чтобы увидеть меня, они входят, но я вижу только силуэт. Затем он становится четким. Потом это снова уходит, В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ИХ МЫСЛЕЙ.

Это чрезвычайно интересно!

 

(ещё один отрывок)

 

 "Подчинение не означает доверия; доверие – нечто другое, это некое знание, непоколебимое знание, которое ничто не может обеспокоить - МЫ превращаем в трудности, страдания, несчастья то… что являет собой совершенный мир в Божественном сознании".

 

Это чрезвычайно важно. Чрезвычайно важное открытие. Фундаментальное. Это - В НАС, НАШЕ сознание искажает и превращает в боль то, что в Божественном сознании является совершенным миром и даже радостью, незыблемой радостью. Фантастика!

Я пережила это РЕАЛЬНО! Но это трудно выразить словами.

 

 

*

*    *

                                                   

(После ухода R. и Нолини)

 

Становится трудно говорить, потому что я говорю о новом, а слова старые, старые, старые…. Опыт совершенно ясен, но когда пытаешься описать – получается чепуха.

 

Нет, что-нибудь остается, в любом случае. Даже, если слова неадекватны, что-то можно ухватить.

 

(смеясь) Но я чувствую, что тело само должно научиться выражать себя. Оно пока не знает как выразить себя.

И так… (Мать дышит с трудом)… трудно говорить.

 

Я думаю, постепенно оно разовьет собственный язык.

 

Да, это должно произойти.

 

 

 

5 февраля 1972

 

(Мать слушает заключение "Записок на пути" на английском. Она выглядит усталой и измотанной суматохой, созданной переводчиками. После их ухода она отдает Сатпрему следующую записку и погружается внутрь)

 

"Со всей искренностью хотеть того же, что и Божественное  - главное условие мира и радости в жизни. Почти все человеческие несчастья проистекают из того факта, что человеческие существа почти всегда убеждены в том, что они знают лучше, чем Божественное, в чем они нуждаются, и что жизнь, предположительно, принесет им. Большинство людей хотят, чтобы другие вели себя согласно их ожиданиям, а жизненные обстоятельства следовали их прихотям, потому они несчастны и страдают.

Только путем самоотдачи, со всей искренностью, Божественной Воле, достигается мир и спокойная радость, которые растут благодаря удалению желаний.

Психическое существо знает это определённо. Таким образом, объединясь с психическим существом, мы тоже сможем узнать это. Но главное условие – не быть рабом своих желаний и не путать их с истиной собственного существа".

 

 

 7 февраля 1972

 

(Записка Матери)

 

   "В глубине нашего существа, в тиши созерцания, светлая сила пропитывает наше сознание широким и озаренным миром, который побеждает все наши мелочные реакции и готовит нас к смыслу индивидуального существования – к союзу с Божественным.

Таким образом, цель жизни – не борьба и страдания, а всемогущая и счастливая реализация.

Все остальное лишь болезненная иллюзия".

 

 

 

8 февраля 1972

 

 Послание Матери, адресованное некоторым ауровилльцам

 

   "С духовной точки зрения, Индия занимает в мире передовую позицию. Ее миссия – дать пример духовности. Шри Ауробиндо пришел на Землю, чтобы сказать миру об этом.

Существует очевидный факт, что здесь даже невежественный крестьянин, простой человек, в своем сердце ближе к Божественному, чем все интеллектуалы Европы.

Все, желающие стать ауровилльцами, должны знать об этом и вести себя соответственно, иначе они не достойны быть ауровилльцами".

 

*

*     *

 

 

(Другая записка)

 

   "При появлении человечества эго было объединяющим фактором. Именно вокруг эго были сформированы различные состояния существа. Сейчас должно родиться сверхчеловечество, а эго должно исчезнуть, предоставив место психическому существу, которое медленно развивалось под действием Божественного, с тем, чтобы проявить Божественное в человеке. Божественное проявляется в человеке под влиянием психического – так готовится приход сверхчеловечества.

Психическое существо бессмертно, поэтому, благодаря ему, на Земле может быть проявлено бессмертие. Из этого вытекает, что самое важное сейчас – найти свое психическое существо, объединиться с ним и позволить занять ему место эго, которое будет вынуждено либо обратиться, либо исчезнуть".

 

 

 

9 февраля 1972

 

Доброе утро, Мать.

 

Ты все худеешь, а у меня ничего нет!

 

Нет!

 

(Мать дает цветы, затем свою последнюю записку)

 

   "Первое, что нужно выучить на пути, что отдавать – гораздо большая радость, чем брать.

Затем, постепенно, придет понимание, что отсутствие эгоизма – источник нерушимого мира. Позже, в этом отсутствии эгоизма ты найдешь Божественное, а это источник нескончаемого блаженства….

Однажды Шри Ауробиндо сказал мне, что если бы люди знали это и были в этом убеждены, они все захотели бы делать йогу".

 

(молчание)

 

Нам нужно послание к 21му…. У тебя есть что-нибудь?

 

Есть несколько подходящих текстов, но может быть, у тебя есть что-то?

 

Откуда тексты?

 

Из Шри Ауробиндо.

 

Это должно быть прекрасно.

 

Но для 21го хорошо было бы что-нибудь от тебя - не так ли?

 

Нет необходимости…. Как думаешь, это подойдет? (Мать подает Сатпрему листок бумаги)

 

   "Полное объединение всего существа вокруг психического центра - необходимое условие для реализации совершенной искренности".[13] 

 

Я заметила, что люди неискренни только потому, что одна часть их существа говорит одно, другая – другое. В этом причина неискренности. Это пришло так ясно: видение, внутреннее видение. Поэтому, я попыталась изложить это на бумаге. Не знаю, понятно ли это.

 

Но очень трудно оставаться все время в неизменном состоянии сознания, когда одно состояние преобладает.

 

Но это когда ты не объединен, малыш. Для меня в-с-е-г-д-а было так, (Мать чертит перед собой прямую линию), годы и годы – всегда так. Оно вышло отсюда и было ПОСТОЯННО.

Недавно, в течение нескольких мгновений, были опыты (не объединенного сознания), я не знала этого в течении долгого времени, по крайней мере, лет тридцать.[14] С момента, когда психическое овладело всем существом, это ЗАКОНЧИЛОСЬ – закончилось - и сейчас это постоянно…(тот же жест). Это надежный знак. Постоянно так, все время одно состояние. И постоянно: "То, что Ты хочешь, то, что Ты хочешь". Не "Ты" где-то там, позади всего, которое ты не знаешь, Он повсюду, во всем, Он там постоянно, Он – в самом существе и ты цепляешься за это. Это единственное решение.

Ты думаешь, эта записка имеет какой-то смысл?

 

Конечно, имеет.

 

Прочитай ее снова.

 

(Сатпрем вновь читает послание)

 

Это понятно?

 

Да, понятно!

 

Что ты думаешь…? Это я открыла недавно. Я увидела, почему люди неискренни (даже если они делают усилие), потому, что сейчас это одна часть, потом – другая, потом третья утверждает себя, и каждая часть совершенно искренна в своих утверждениях, но с другими находится в противоречии.   

 

Но это означает, что психическое сознание должно пропитать ФИЗИЧЕСКОЕ сознание.

 

Да.

 

Потому, что это единственное место, где есть постоянство.

 

Да.

 

Психическое сознание должно пропитать обычное физическое сознание.

 

Да.

 

В этом и заключена вся трудность!

 

Но, малыш, я говорю тебе, это случилось со мной, по крайней мере, тридцать лет назад. Психическое сознание всегда было там, контролируя и ведя существо. Все впечатления - всё отдавалось ему на рассмотрение, подобно…(Мать жестом показывает нечто, помещенное перед прожектором), и оно давало этому верное направление. И физическое постоянно внимает Божественным Командам.

И так было постоянно, все время, даже ДО приезда сюда. Так уже было, когда я прибыла сюда (задолго, задолго до этого). И осталось неизменным. И только недавно был опыт (не объединенного сознания), в течение нескольких часов, в одну из ночей, два или три часа – это было ужасно, действительно, это было подобно аду. Это должно было заставить меня прикоснуться, понять состояние людей, живущих в нем. Вообрази: психическое больше не там…. Но это в ТЕЛЕ – в теле: тело слушает, слушает, слушает постоянно…(жест над и внутри) – слушает. Но божественная Команда не выражается в словах, она приходит как утверждающая себя воля…(жест прямого, непреклонного нисхождения).

Нужно ли что-то добавить для ясности?

 

Ты сказала: "Полное объединение всего существа".

 

Это так же означает и физическое.

Люди никогда ничего не понимают. Но это совершенно ясно.

 

О, да.

 

Итак, ты думаешь, это хорошо?

 

Да, Мать, конечно.

 

Я думаю, это важно, потому что это пришло как опыт, чтобы заставить понять важность этого.

Мы должны написать "Послание к 21му".

 

Да, Мать. Нам нужно еще одно, к 29му.

 

29 февраля? А что это будет?

 

Это четырнадцатая годовщина Супраментального нисхождения, в 56м году.

 

О! Это было 29го….

 

29го, в 56м, шестнадцать лет назад.

 

(Мать улыбается и ненадолго погружается в себя)

 

Можно сказать: "Только когда Супраментальное проявится в физическом уме, его присутствие станет постоянным".                                      

Думаешь, это подойдет?

 

Да, Мать!

 

Мы должны сказать: в "телесном уме".

 

Ну, можно добавить, "и в телесном уме" - в физическом уме и в телесном?

 

Но тогда это будет выглядеть так, будто их два. Двух нет.[15]

 

Поэтому просто "в телесном уме".

 

Этого достаточно?

 

Да, Мать, теперь у нас два послания.

 

Итак, они ждут, что я выйду на балкон. Я собираюсь выйти на балкон только 21го…. Что слышно? Чего люди ждут?

 

Они хотят настолько много тебя, насколько это возможно! (смех)

 

Я не знаю. 29е всего через неделю…. Это большое напряжение, не напряжение, а просто тяжело.

 

Что, если каждый пройдет перед тобой, будет ли это более трудным для тебя?

 

О, подниматься два лестничных пролета! Это было возможно внизу, во дворе, но два лестничных пролета….

 

Но людям сейчас легче проходить, так как построена новая лестница. Зависит от тебя, утомительно это будет или нет, когда будет проходить такое количество народа.

 

Я думаю, это слишком.

 

Да, Мать, это было бы слишком долго для тебя.

 

И здесь это не очень практично. Им пришлось бы выходить через ту же дверь, через которую они вошли. Должен быть другой выход, чтобы они могли сделать круг.

 

Ты будешь давать медитацию 29го?

 

Хорошо, я не возражаю. Давай сделаем медитацию в десять часов.

 

Ты ни в коем случае не хочешь выходить на балкон второй раз?

 

(общий смех)

 

Это было бы слишком.

Тело находится уже не на этой стороне, понимаешь, но еще не на другой, поэтому оно живет в опасном равновесии, малейшая вещь может расстроить его – я больше не могу ни глотать, ни дышать…. Ощущение жизни, которая собирается возникнуть, зависит от иных условий, чем обычно. Но этих иных условий еще нет, и нет подходящего для них тела, и поэтому переход из одного состояния в другое – постоянный источник проблем. Когда я спокойна, очень спокойна – все прекрасно, но если есть хоть малейшее усилие – все идет вкривь и вкось.

 

(Мать дышит с трудом)

 

Видишь какого/? 

 

(молчание)

 

   Я думаю… я чувствую, что если все будет хорошо, через несколько лет я буду в состоянии делать многое, но не сейчас. Если всё будет хорошо, в сто лет, я чувствую, в сто лет я буду сильной. Тело само убеждено, что если оно протянет до ста лет, то оно будет иметь новую силу и новую жизнь. Но… это трудные годы.

Годы перехода… (Мать берётся руками за голову)

 

(короткое молчание)

 

Интересно. Когда я в покое, я будто слышу песню – можно сказать, почти хор: Ом Намо Бхагаватэ…. Как будто вся Природа движется (жест, показывающий движение вверх): Ом Намо Бхагаватэ.

 

(Мать уходит в созерцание)

 

 

10 февраля 1972

 

(Записка Матери)

 

   "Человеческое сознание настолько искажено, что люди предпочитают несчастья и невежество эго - озаренной радости, которая приходит благодаря искренней преданности Божественному. Их слепота так велика, что они даже отказываются пробовать пережить этот опыт и предпочитают ввергаться в несчастья и страдания эго, чем сделать необходимую попытку освободиться от него.

Их слепота настолько тотальна, что они без колебания сделали бы Божественное рабом своего эго, если бы это было возможно, лишь бы избежать самоотдачи Божественному".

 

 

 

11 февраля 1972

 

(Записка Матери)

 

"Всевышний Господь, научи нас быть безмолвными, чтобы в этом безмолвии мы могли получать силу Твою и понимать волю Твою".

 

 

 

12 февраля 1972

 

Я получил письмо от Р.L. (друга в Ватикане). Вот что он говорит:

 

         "… спасибо за Защиту Матери, все вокруг меня казалось успокоилось, как вдруг, вновь грянула буря. К прежним интригам добавилась клевета и… угроза изгнания (против чего я не возражаю, но это не должно быть их триумфом). Угроза, фактически предназначенная для того, чтобы расстроить меня и заставить  изменить отношение. Я чувствую потребность вернуться назад и увидеть Мать – и чем скорее, тем лучше. Но практически я это не могу сделать, более того, я под наблюдением, я боюсь, что если узнают, что я собираюсь в Пондишерри, они попытаются настроить епископа против Ашрама, поскольку, как ты знаешь, если они сейчас и спокойны, то только из-за определенного вмешательства, которое было очень тактичным и эффективным. Естественно, другие ничего не знают о моем ходатайстве через Т.[16]"

 

Я занималась им.

 

Я как-то тоже уделил ему много внимания.

 

(молчание)

 

Не хочешь ли помолчать?

 

(медитация)

 

 

 

16 февраля 1972

 

Как дела?

 

Не знаю.

 

 (Мать смеется и продолжает смотреть на Сатпрема)

 

У тебя ничего нет, никаких писем?

 

Да, я получил письмо от А., с посланием от моего издателя В.С.,(ты его знаешь, это тот, кто издал "Путешествие сознания"). В.С. пишет …(Сатпрем читает Матери письмо), что он прочитал "Идеал человеческого единства", но хотел бы опубликовать "Синтез Йоги". Поэтому А. ответил ему (Сатпрем читает ответ), что он отослал письмо в Пондишерри "для получения инструкций", но, по его мнению, было бы лучше сначала опубликовать "Идеал…", "который был бы более доступен для западного читателя, чем "Синтез…" и это было бы более подходящим для столетнего юбилея".

 

Это совсем не мое мнение! Я думаю, намного лучше было бы опубликовать  "Синтез Йоги", чем "Идеал…".

 

"Синтез…" первым?

 

Да. Они разного уровня.

 

Да, конечно. Но А. подразумевает то, что "Идеал человеческого единства" – тема с  универсальной привлекательностью.

 

Да, но это всего лишь точка зрения, она не вытащит их из того, что они знают! В то время как "Синтез…" (они поймут не слишком много, но…) может вытащить их из собственной рутины.

 

Хорошо, Мать, понятно.

 

Возможно, поймут только два или три человека, но это лучше, чем люди, которые, прочитав другую книгу, скажут: "О, как прекрасно! О, восхитительно!" – но это не вытряхнет их из собственной рутины. 

 

Остается принципиальный вопрос: отдаем ли мы эти книги В.С. и таким образом вдохновляем его на публикацию основной массы трудов Шри Ауробиндо? В конце концов, он, кажется, первый издатель, который заинтересовался трудами Шри Ауробиндо.

 

Да, почему нет…? Молодец! (Мать смеется) Все, включая А., всегда видят вещи искаженно, как будто это НАМ нужно, но это не так! Это ИМ нужно. Это ИХ шанс….

 

Да, конечно. Я полностью согласен, Мать!

 

Это не наш шанс!

 

Это милость, данная им.

 

Да, через пятьдесят лет весь мир, вся восприимчивая часть человечества (я не говорю интеллектуальная, я говорю восприимчивая), вся восприимчивая часть человечества будет охвачена – не "охвачена", а ПОГЛОЩЕНА могуществом мысли Шри Ауробиндо. Те, кто уже поглощен, просто люди с более удачной судьбой и все.

 

 (молчание)

 

Знаешь, что очень интересно: бо/льшая часть людей живет в прошлом, большая в настоящем (они более привлекательны), и лишь немногие, бесконечно малое число, живут в будущем. Это на самом деле так.

Когда бы я ни смотрела на людей или на то, что происходит, у меня всегда впечатление, будто я иду назад! (жест, показывающий разворачивание и взгляд назад). Я знаю, (даже не "я знаю", или "я чувствую", это все не то), я - ЕСТЬ, я – впереди. Сознанием я нахожусь в 2000м году. Поэтому я знаю, как все будет и … (Мать смеется) это очень интересно!

 

(долгое молчание)

 

Три четверти человечества устарело.

 

Да! (Мать и Сатпрем смеются)

 

(молчание)

 

Это все, что у тебя есть?…

А. необходимо вновь окунуться в здешнюю атмосферу, он начинает…(жест, показывающий хождение по кругу).

 

Ну, тогда я окажу поддержку, чтобы этот человек смог опубликовать столько книг Шри Ауробиндо, сколько возможно.

 

Да, да.

 

Начиная с "Синтеза…".

 

С "Синтеза".

Что касается лично меня, из всех прочитанных мною книг, эта помогла мне больше всех. Она пришла из очень высокого и универсального вдохновения, в том смысле, что она будет оставаться новой в течение долгого времени.

Ты полностью прочитал "Переписку с Ниродом"?

 

Я читаю ее по ходу перевода, поэтому пока не всю.

 

Там удивительные вещи. Он, кажется, постоянно шутит, но… это потрясающе![17]Сколько лет я прожила со Шри Ауробиндо? Тридцать лет, я думаю тридцать, с 1920 по 1950 год. Я полагала, что хорошо его знала, но когда услышала это, я поняла… (жест, показывающий новые открывающиеся горизонты).

 

(молчание)

 

Но как удивительно организуются вещи, когда по настоящему и искренне отдаешь себя в руки Божественного! Например: в этом году будто купаешься в Шри Ауробиндо.

 

(Мать уходит в медитацию)

 

Не хочешь что-нибудь спросить, или сказать?

 

Есть несколько отрывков из Шри Ауробиндо, которые ты могла бы использовать в этом году, к столетнему юбилею:

"Мне неизвестны случаи, когда моя воля по отношению к важным мировым событиям, в конце концов, потерпела неудачу, хотя для исполнения ее мировыми силами может  потребоваться много времени".

19 октября 1932г.

Шри Ауробиндо "О себе".

 

    "Нет ничего в мире, к чему я прилагал усилие и настойчивую волю - я не говорю о личных вещах - и что не случилось бы, в конце концов, даже после задержки, поражения или бедствия".

Октябрь 1946 г.

Шри Ауробиндо "О себе".

 

Это интересно.

 

Ты не хочешь использовать одну из них к 15 августа?

 

В какой больше силы?

 

Я думаю, во второй.

 

Я тоже.

 

Первая от 1932, а последняя от 1946 года.

 

О…!

 

 

 

19 февраля 1972

 

(Мать в течение долгого времени смотрит на Сатпрема)

 

Ты что-нибудь видишь?

 

(Мать погружается в себя на полчаса)

 

Если ты не задаешь вопросов, у меня нет никакого желания говорить.…(Мать сказала это на английском).

 

Я хоть немного приблизился?

 

О, ты двигаешься очень хорошо, мое дитя! Это….

 

(Мать берет Сатпрема за руки. Долгое молчание)

 

В последний раз у меня было впечатление, что старый человек проснулся в тебе для того, чтобы быть трансформированным. Но только ты можешь знать…. Я это почувствовала, потому что он был совершенно другим человеком, не тот, которого я знаю теперь. Но только ты можешь сказать мне, был ли он трансформирован, или исчез ли он.

 

Я не знаю. Думаю, он стремится трансформироваться….

 

Да, у меня такое же впечатление. Но сейчас я чувствую, что разделения больше нет. Когда я смотрю на тебя…. Когда я была там (в Сатпреме), я ощутила, что разделения больше нет, и только ты можешь сказать мне, если оно когда-нибудь вернется.

Сейчас, когда ты возле меня, все хорошо, очень хорошо, спокойно. Я не знаю, как это выразить – спокойно…. Я не ощущаю никакой борьбы, конфликта или трудности в тебе, ничего такого.

Возможно, я не вижу или….

 

Нет, нет! Конечно, ты видишь, Мать!

 

Понимаешь, Присутствие здесь, постоянно; когда приходят люди, они затуманивают его, создают помехи, но когда здесь ты… (жест показывающий стабильность) ничего подобного, все спокойно. Другими словами, Он здесь. Для меня это знак – ты все делаешь хорошо.

 

(Мать погружается в себя)

 

Все, что я вижу – прекрасно.

Как это выразить…? Понимаешь, когда никого нет – здесь вечное и озаренное существование, когда приходят люди, они приносят проблемы, трудности. Но когда здесь ты, когда здесь ты, даже если я держу тебя за руку, как сейчас – здесь та же самая Тишина, Светлый мир, ведущий к Радости - понимаешь?

Это хорошо, мой мальчик, очень хорошо.

Не беспокойся. Я могу сказать тебе – это хорошо.

 

(Сатпрем кладет голову на колени Матери)

 

Какой сегодня день?

 

Суббота.

 

Итак, через два дня 21 февраля.

 

Да, Мать.

 

Я больше не увижу тебя?

 

Нет, Мать…. С днем рождения, Мать!

 

 

 

22 февраля 1972

 

(Вчера Матери исполнилось 94 года)

 

"Двадцать первого, весь день, я очень сильно ощущала, что это был общий день рождения, и мне хотелось сказать каждому: "С днем рождения!".

   Очень сильно/ ощущение, что в мире проявилось что-то новое,  и все, кто готов и восприимчив, могли бы воплотить это.

   Возможно, через несколько дней, мы узнаем - что это было?"

 

 

 

23 февраля 1972

 

(Мать даёт Сатпрему заметки, большинство из которых

было опубликовано в этой "Агенде" как "Записки")

 

Здесь, в основном, записки Т.J., я не перечитывала их, не знаю, что она записала. Если есть что-нибудь интересное, ты увидишь.

 

Часть из них планируется опубликовать в следующем "Бюллетене".

 

Нет, только те, которые что-нибудь стоят. Определенные вещи….

У меня было одно или два важных откровения, но я не знаю включила ли она их. У меня было одно или два откровения, теперь они кажутся ничем, но они были…. Но я не знаю, есть ли там они.

 

Ты хочешь, чтобы я прочитал их тебе?

 

Нет времени, малыш. У тебя что-то есть?

 

Ничего особенного. Как прошло 21е?

 

(после молчания) С точки зрения работы, это было очень важно, но физически… на балконе, у меня были трудности. Там была формация (от кого, я не знаю), я уже видела ее в течение некоторого времени, (у меня есть неясные предположения от кого она исходила, но я не уверена… фактически, мне все равно), ощущение, что я собираюсь умереть 21 февраля.

 

!!!

 

Но….

Это была формация. Естественно она не возымела никакого эффекта, за исключением физического, во время выхода на балкон – было тяжело.

 

Но ты долго была там.

 

Я оставалась там в течение пяти минут.

 

Это долго, намного больше, чем обычно.

 

А…?

 

Да.

 

Это потому, что я решила продержаться до конца.

Я думаю, что… (все это большие слова для незначительных вещей). Я думаю, что одержала победу.

Но это было тяжело.

Впоследствии что-то изменилось.

В терминах сознания - это невероятно, но чтобы это описать, понадобятся часы.

 

(молчание)

 

Но жизнь не организована, как должна бы…. Понимаешь, время ощущается по-другому; иногда я вхожу в определенное сознание и думаю, что пролетело несколько минут, тогда как прошло очень много времени. Внутри все идет очень хорошо, очень. Это все, что я могу сказать…. Тело учится, но втягивается очень медленно.

 

(молчание)

 

Я ничего не знаю о тех бумагах, что дала тебе. Там были одна или две очень важные вещи. Не знаю, есть ли они там.

Какая последняя?

 

"Жизнь на Земле, по сути, поле для прогресса; но как коротка жизнь для прогресса, который мы должны совершить.

Тратить время, ища удовольствия в своих желаниях - абсолютная глупость. Истинное счастье может быть найдено только в Божественном".

 

После этой были еще другие…[18]

 

(Сатпрем перелистывает страницы и читает отрывок)

 

"… Почти все человеческие страдания проистекают из того факта, что люди почти всегда настаивают, что они лучше Божественного знают, в чем нуждаются и что жизнь должна принести им".

 

(Мать погружается в себя)

 

*

*    *

 

(Записка, датированная 23 февраля)

 

"Всевышний Господь, Ты - Совершенство, которым мы должны стать, Совершенство, которое мы должны проявить.

 Это тело живет только Тобой и говорит Тебе снова и снова:

"То, что Ты пожелаешь, то, что Ты пожелаешь", до того дня, когда оно будет знать это автоматически, потому что его сознание и Твое  будут едины ".

 

 

 

26 февраля 1972

 

(Мать вручает Сатпрему послание к 29 февраля, четырнадцатой годовщине

супраментального нисхождения 29 февраля 1956 года)

 

"Только когда Супраментал проявится в теле

его присутствие сможет быть постоянным."[19]

                                                                    Мать.

 

Послание пришло от Шри Ауробиндо, хотя может показаться моим. Это Шри Ауробиндо написал его. Все что сказала я, это - "постоянным".

 

Но Мать, это так же и твой опыт, не так ли?…

 

Да, очевидно.

 

(Мать смеётся, молчание)

 

Но более мудро будет дать ему обосноваться, прежде чем говорить о нем.

Сначала вещи устанавливаются, затем…. В настоящий момент это…(жест колебания из стороны в сторону).

 

Приручить физический ум…. Я не знаю, как его удержать, для меня это очень трудно.

 

Очень трудно. Это очень тяжело.

Вначале, ты должен быть в состоянии добиваться молчания по желанию, в любое время – добиться тишины. Я думаю, это начальная точка.

 

Но достичь тишины по желанию не проблема, Мать. Ты концентрируешься в течение секунды и все успокаивается, и это продолжается, пока находишься в концентрации. Но в тот момент, когда из концентрации выходишь – пффф…

 

(Мать смеется)

 

…это уходит. Он кидается то туда, то сюда….

 

Ну, я потеряла привычку бегать туда-сюда. От нее необходимо избавиться.

 

Но как это сделать?

 

Я не знаю, поскольку это спонтанно. За исключением случаев, когда кто-то говорит со мной, или что-то приходит и разрушает это состояние, в других случаях, предоставленное само себе, тело совершенно естественно остается …(жест, означающий незыблемость и обращение). Возможно, это и есть способ… (тот же жест) - созерцание Божественного.

 

(Мать молчит, улыбаясь)

 

Это его естественное состояние (тот же самый жест). Знаешь, то, что оно чувствует, на самом деле даже забавно…. Тело ощущает себя завернутым как ребенок, точно как… укутанным в Божественное.

 

(молчание)

 

Два или три дня назад (не помню когда), на мое сердце что-то давило и причиняло боль. Причиняло боль, это было 24го. Я действительно чувствовала, что… тело чувствовало, что это конец. Но затем, сразу же, оно ощутило себя завернутым… как ребенок, которого Божественное несёт в своих руках. Ты знаешь, это было точно, как ребенок, которого несет Божественное. И спустя некоторое время (долгое время), в течение которого тело находилось исключительно в Присутствии, боль ушла. Тело даже не просило, чтобы боль ушла - она просто ушла. Это заняло какое-то время, но она ушла.

Я никому не говорила. Я думала… я думала, что пришел конец. Это было сразу после завтрака… абсолютно, абсолютно, ощущение ребенка, уютно устроившегося в руках Божественного. Необыкновенно!

 

(молчание)

 

Понимаешь, в течение какого-то времени, это так: "То, что Ты хочешь, то, что Ты хочешь…". И затем это тоже замолкает и … (Мать открывает руки в жесте предложения и неподвижного созерцания).

 

Но тогда должен измениться сам способ концентрации.

 

Да.

 

Потому что когда пытаешься усмирить физический ум, а он кидается туда-сюда, концентрируешься ментально, чтобы восстановить молчание. Поэтому, каждый раз используется ум, чтобы навязать дисциплину….

 

Ах!

 

И проблема в том, что в тот момент, когда ты ослабляешь ментальное давление, он …. Должно быть "нисхождение" чего-то другого. Овладение.

 

Понимаешь, я думаю, что это ощущение беспомощности ребенка? И это не что-то, о чем ты "думаешь", или что "хочешь" - это абсолютно спонтанно. И отсюда входишь в состояние… (Мать открывает руки, на ее лице сияет безмятежная улыбка).

Пока есть ощущение личности, которая хочет, личности, которая делает – это безнадежно… (тот же жест).

 

(Мать входит в созерцание)

Господь заботится о нас?

 

(смех) Я полагаю, да!

 

(Мать берет Сатпрема за руки)

 

Ты не ощущаешь Его?

 

Да, Мать, ощущаю.

 

Ах!…

А ты (обращается к Суджате), ты ощущаешь Его?

 

Суджата. Да, Мать.

 

(молчание)

 

Суджата. Что означает: "тело ощущает огромную необходимость быть завернутым"?

 

Да! Подобно… (жест).

 

Суджата. Да, Мать.

 

Да, это так.

 

Суджата. Быть завернутой, завернутой.

 

Да, точно. Именно это мое тело ощущает все время. Понимаешь, это как… подобно уютно устроившемуся ребенку. Точно такое же ощущение.

Я думаю… я думаю, мое тело стало чрезвычайно чувствительным и нуждается в защите от всего, что входит.[20] Как будто оно должно работать внутри… как в яйце.

Да, это так. Точно.

Да, так. В точности. Я думаю, что вся работа делается внутри.

О, в терминах прошлого, оно становится все глупее и глупее, но появляется новый способ. Хотелось бы оставаться подобно… (тот же жест укутанности), оставаться так в течение долгого, долгого, долгого времени.

 

Суджата. Да, Мать.

 

И не двигаться.

 

Суджата. Ощущение, будто голова отдыхает на твоей груди, обнятая твоими руками. 

 

(Мать с нежностью смеется) Да.

(к Сатпрему) Ты чувствуешь то же самое?

 

О, да, Мать! Да, Мать.

 

Мой мальчик…(Мать снова берет руки Сатпрема)

Это приходит, и мы должны быть терпеливыми.

 

 

 

Март

 

 

 

1 марта 1972

 

(после долгого созерцания)

 

   У меня ощущение, что я что-то должна тебе сказать. Прошлый раз, как только ты ушел, я знала, что это было. Но потом это снова исчезло.  Не знаю почему.

 

 

 

4 марта 1972

 

(У матери простуда.

 Она находится в созерцании в течение получаса)

 

Скажешь что-нибудь?

 

Как твои дела, Мать, как ты?

 

У меня жар.

Вчера был сумасшедший день, меня заставили видеть около двухсот человек.

 

Да, это слишком много.

 

Это сумасшествие.

 

(Мать вновь погружается в себя)

 

Ничего?

 

А ты, тебе нечего сказать?

 

(Мать качает головой)

 

Сколько времени?

 

10 минут одиннадцатого, Мать.

 

Ты хочешь остаться еще на десять минут?

 

Да, если хочешь, Мать, с радостью!

 

Охотно. Когда я спокойна, все хорошо.

 

(Мать погружается внутрь)

 

 

 

8 марта 1972

 

(Мать держит в руках цветок "Трансформация")

 

Для кого…?

 

(Мать ищет другой цветок, чтобы дать Сатпрему и Суджате)

 

Десять лаков[21] рупий просто сгорело в Ауровилле.

 

Десять лаков?

 

Да. Мастерская вместе с машинами и склады, где хранились продукты. П-ффф!

Как повелительный Приказ: не торопитесь, или все пойдет не так.

Ситуация становится просто ужасной. Умер еще один ребенок (малыш, в возрасте полтора года), потому что его родители не имели правильного отношения. Он просто умер. Вот так это работает. Это становится ужасно. Ужасно. Давление – ужасное Давление, чтобы вынудить к необходимому прогрессу. Я ощущаю это на себе, в своем теле. Но мое тело не боится, оно говорит… (Мать открывает руки): "Если я должно умереть, я умру". И так каждое мгновение: истина…(Мать опускает кулаки) или конец. Наверное, спустилось То - ты помнишь, я говорила, что нечто низошло, 21го, (я где-то писала об этом) и однажды мы узнаем, и узнаем скоро, что это было.[22] Ты помнишь?

 

Да, это было 21 февраля.

 

Да, что-то вроде: "Никаких полумер, никаких компромиссов, ничего не оставлять на полпути, ничего…".

Ничего, это как… (Мать резко опускает кулаки).

Это ощущалось телом. Каждое мгновение – жизнь или смерть, никаких полпутей! Знаешь, мы потратили столетия, нам было не слишком удобно и не слишком неудобно. Но это время истекло.

Тело знает: это нужно для того, чтобы сформировалось супраментальное тело, и оно должно находиться ПОЛНОСТЬЮ под Влиянием Божественного. Никаких компромиссов, никаких полумер, никаких "это придет позже". Именно так…(Мать опускает кулаки) – ужасающая Воля. Это единственный способ ускорить все.

 

(молчание)

 

   В мастерской, видимо, никого не было, она была еще закрыта. Но когда новость передали мне, у меня было ощущение, что кто-то сгорел там, внутри. Я ничего не сказала, потому что…. Это, конечно видение, но… .

Все машины, все продовольственные склады, всё выгорело до тла.

  

 Из-за неверного отношения?

 

Да. Они ссорятся между собой! И некоторые даже намеренно не подчиняются, они не признают никаких авторитетов.

 

(долгое молчание)

 

Когда начинаешь на практике понимать необходимость трансформации, когда приходит понимание и стараешься что-нибудь сделать, замечаешь, что материальная субстанция получает удар – послание доводится до слушателя. В течение одного или двух дней она еще к чему-то устремляется, ищет, и затем… слабеет.

 

Да, да.

 

Она просто неспособна сохранять напряжение.

 

Не неспособна.

 

Что же тогда?

 

Безволие. Эгоизм, (то, что мы называем эгоизмом). Эгоизм материи.

 

Эгоизм материи….

 

Которая отказывается подчиниться.

Мне это известно очень хорошо. Я замечаю, что мое тело все время так делает, то в одной, то в другой части. Просто оно по-прежнему хочет бесцельно тратить время.

 

Похоже, что слабеет напряженность устремления.

 

Да, точно.

 

Но что, в таком случае, делать? Нужно пытаться каждый раз вернуть его или что?

 

Да. Потому что это не сможет стабилизироваться, пока БЕЗУСЛОВНО не зафиксируется в Божественном. Когда ты в таком положении… (сжатые пальцы Матери будто вцепились в канат) тогда, автоматически, все критические моменты принимают правильный оборот. Правильный оборот. Похоже на постоянное ощущение колебания между жизнью и смертью, и в минуту, когда принимаешь правильное отношение, когда каждая часть тебя ОЗАБОЧЕНА тем, чтобы сохранять правильное отношение – все хорошо. Все хорошо, совершенно естественно и легко. Действительно необыкновенно. Но это так же и ужасно, так как означает постоянную опасность. Я не знаю, возможно сотни раз в день, ощущение: жизнь или… растворение (я имею ввиду ощущения клеток). И если они по привычке напрягаются, все становится ужасным. Но они учатся…(Мать открывает руки в жесте преданности). И тогда все прекрасно.

Как будто тело на практике должно выучить Вечность. Это по настоящему интересно. Но внешние обстоятельства становятся УЖАСНЫМИ, (с обычной точки зрения).

 

(Мать погружается в созерцание)

 

Что ты хотел сказать?

 

То, что мне кажется трудным – сохранять стабильность.

 

Да.

 

Для меня это очень трудно. Пытаешься схватить себя: один, два, десять раз, но начинаешь чувствовать, что это не тот способ, что нужно что-то другое, и … действительно, если некая высшая Сила не сделает это ЗА ТЕБЯ – это просто безнадежно.

 

Да, точно. Но у меня был опыт, сотни опытов, показывающих, что в минуту, когда у тебя правильное отношение – это ДЕЛАЕТСЯ.

Именно МЫ мешаем работать, как будто наш личный контроль над вещами мешает действию Силы. Мы должны…(Мать открывает руки).

 

(молчание)

 

Я думаю, я думаю, подсознательное убеждено, что если оно не сохранит контроль, все пойдет неправильно. Впечатление, что это подсознательное говорит: "О, я должно присматривать за этим, я должно заботиться о том…".

 

(Мать открывает руки и погружается в себя)

 

 

 

10 марта 1972

 

(Беседа с архитектором, который после недавнего" несчастного случая"

 просил денег на "пожарную безопасность")

 

Ну, здесь недостаточно денег, а там - еще меньше…. Потому что в человеческих умах это одно и то же (Ауровилль и Ашрам), и люди больше не знают, кому давать.

В мире тратится столько денег - некоторые не знают, куда их девать!

Что необходимо для защиты Ауровилля - сколько?

 

Архитектор. Мы должны подсчитать, Мать. Я думаю, возможно, один или два лака для всего Ауровилля (для водоемов и пожарных шлангов). Это на настоящий момент, но есть так же и будущее: сейчас только начало, но как мы собираемся развивать Ауровилль? В этом смысле, основной вопрос:  должны ли мы пытаться добывать деньги, просить людей жертвовать рупии, доллары или франки, чтобы Ауровилль мог быть построен частными лицами. То же, что и в Индии, возможно, может быть параллельно предпринято и в других странах. Потому что финансовая ситуация в Ауровилле ухудшается. Она даже хуже, чем шесть месяцев назад, потребности растут, поэтому…. Я не знаю, ожидание может быть решением, но ты должна знать точную ситуацию.

 

(после долгого молчания)

 

Что мы можем сделать? У тебя есть предложения?

 

Архитектор. Некоторое время назад L. (индийский промышленник) приезжал с идеей, которую в дальнейшем я хотел бы с ним обсудить.  Идея заключается в том, чтобы заинтересовать частных лиц  долевым участием в Ауровилле. Я не знаю точно финансовой ситуации в Индии, но….

 

Финансовая ситуация в Индии ОЧЕНЬ плоха. Потому что Индия привыкла получать много денег из Америки, но это практически прекратилось. Ситуация очень плоха – Индия обнищала, проблема в этом. Иначе мы могли бы просить, но у людей действительно проблемы.

 

Архитектор. Возможно, проявят готовность помочь другие страны.

 

Да, конечно.

 

Архитектор. Может помочь Германия, возможно США. Но это должна быть последовательная политика, а не бессистемная, как сейчас.

 

Да, да!

 

Архитектор. Мы должны постараться.

 

Если бы мне дали план….. Я не заглядывала так далеко, но если бы мне дали приемлемый план, я смогла бы поработать над ним. А в данный момент, я не знаю, что делать.

 

Архитектор. Я скажу N., прямо сейчас, Мать, посмотрим, что он думает. Возможно, сегодня мы сможем принести тебе предложения и принять какое-то решение – оставить все как есть можно, но опасно.

 

Опасно.

Я думаю, нужно что-то сделать. Но я не знаю что, потому что я не знаю, - я не знаю, что может быть сделано практически.

В течение многих, многих лет, мне просто нужно было оказать небольшое давление, чтобы получить деньги - и я получала их. Но это для Ашрама. Сейчас и у Ашрама недостаточно денег, и какое бы давление я не оказывала, не приходит ничего – люди больше не знают, кому давать, они в смятении, слишком много развелось всего вокруг!

Дай мне план, и я буду над ним работать.

 

Архитектор. Слишком много, Мать.

 

Да, да!

 

Архитектор. Они не знают, что делать: есть "Общество Шри Ауробиндо", есть "Действие Шри Ауробиндо", "Шри Ауробиндо… это и то…". В результате средства разбросаны.

 

Да, но когда им говоришь об этом, особенно N. из "Общества Шри Ауробиндо", он скажет: "Правильно, "Действие Шри Ауробиндо" должно уйти".

Каждый из них скажет: "Я должен остаться!". Это не решение.

 

Архитектор. Выход в том, чтобы люди объединились…- единство.

 

Да, да, да – да, точно. Точно!

Вместо объединения, где каждый занимает свое место в гармоничном единстве, каждый тянет одеяло на себя. Должен быть сделан настоящий прогресс – духовный.

Понимаете, отсутствие единства – причина всех трудностей.

Даже Ашрам заражен этим: каждый департамент существует сам по себе. И поскольку нет сплоченности – ничего не работает! Такова ситуация.

А я больше не могу ходить от одного места к другому и привносить энергию действия. Я больше не могу, меня держат здесь.

Ты попал в точку. Если бы ты предложил определенный план действия, можно было бы его рассмотреть. Необходимо именно это: скоординировать усилия и объединить отдельные части.

С самого начала было отсутствие единства, и поэтому я больше не могу действовать. Не имеет значения, сколько раз им повторишь: "Вы здесь не для того, чтобы представлять собственные интересы. Вы все одно" – они просто не понимают! И в результате (смех): N. болен, и U. чувствует себя не очень хорошо.

В конце концов, все сводится к одному: требуется СУЩЕСТВЕННЫЙ индивидуальный прогресс, искренний и серьезный прогресс, тогда все работает совершенно.

Атмосфера расстроена, она потеряла связующую силу, которая была в ней.

Но если бы вы могли сотрудничать, было бы замечательно! Понимаешь, мне нужен кто-то; кто мог бы ездить, разговаривать с людьми, смотреть за всем, кто мог бы восстановить единство на более высоком уровне. О, это была бы чудесная работа! Чудесная!

Если, однажды, это будет сделано – все пойдет легче. Денег не то, чтобы нет, они просто растрачены впустую.

Понимаешь, N. постоянно хочет расширять и расширять "Общество Шри Ауробиндо", он покупает участки земли, стоящие не один лак рупий, и вместо того, чтобы использовать деньги для общей работы, они тратят их по мелочам…[23] Я говорила ему, но он не понимает. И в результате, сегодня - он болен.

Такова ситуация.

Успех предопределен, но при одном условии – ЕДИНСТВЕННОМ условии – мы должны стать едины. По общему мнению, мы молимся за единство мира – хорошо было бы это сделать самим!

Вместо этого мы являем совершенно противоположный пример. Гостям мы говорим: "Мы здесь ищем человеческое единство". Но МЫ постоянно ссоримся между собой и при этом молимся за единство человечества!

Это абсурд. Полный абсурд! Мы не можем стать ЕДИНЫМИ даже в собственной работе. Я все время это говорю, но они не понимают.

Ты хочешь помочь мне?

 

Архитектор. Да, Мать.

 

Хорошо. Ты хотел бы работать вместе?

 

Архитектор. Да, Мать.

 

Хорошо.

 

Архитектор. Я готов поговорить с N., Мать, если ты позволишь.

 

Да, поговори с ним, это будет ему полезно.

 

Архитектор. Я поговорю с ним как брат, Мать, совершенно искренне, поскольку я многое должен ему сказать.

 

Хорошо, хорошо.

Если он разнервничается, скажи ему: "Тогда иди, поговори с Матерью".

 

Архитектор. Вначале я попробую поговорить с N., он более упорный.

 С U. я поговорю потом.

 

U. очень смышленый, у него будет, что тебе предложить.

 

(Мать смеется)

 

Архитектор. Я уже говорил с U., Мать, и знаю его предложения.

 

Но U. начинает меняться, так как он чрезвычайно смышленый, он понял, что должен измениться. Я с тобой.

 

(Архитектор уходит. Входит американский ученик, R.)  

                                            

Я могла бы сказать так: или прогресс, или смерть. Каждый, безусловно, должен прогрессировать, прогрессировать необходимо, иначе… (жест, изображающий смерть).

Пожар был символичен, я полагаю, вы знаете, что здесь был страшный пожар.

 

R. Да, да. И хотелось бы знать, что он символизирует.

 

Понимаешь, мы молимся о Единстве, мы говорим, что человечество должно быть едино, что должны быть объединены все усилия для прогресса, для прихода Супраментального… но каждый тянет изо всех сил в свою сторону. Такова ситуация.

Поэтому, я хотела бы всем вам сказать: "Применяйте на практике то, что говорите, или вы не будете существовать".

Нельзя молиться о единстве мира, когда подаешь пример полного разделения…. Все. Это очень просто, настолько, что поймет и ребенок, но ОНИ не понимают.

Что касается меня, то могущество сознания продолжает расти. Но в настоящее время, я повторяю, в настоящее, физическая сила практически сведена к нулю. Я вынуждена находиться здесь, ни о чем не заботясь, и довольствоваться тем, что встречаюсь с людьми. Поэтому, мне нужны люди для практической работы, которую прежде привыкла делать я, а сейчас не могу…(Мать задыхается). Я не могу говорить так же громко, как раньше – физическое подвергается трансформации. Шри Ауробиндо сам сказал (потому что один из нас должен был уйти, и я предложила, что уйду я): "Нет, твое тело способно вынести это, у него хватит сил выдержать трансформацию". Это не легко, могу тебя заверить, не легко. Однако, у моего тела добрая воля, у него действительно добрая воля. Но в настоящий момент, оно находится в процессе…, оно уже не на этой стороне, но еще не на той. Труден переход. Поэтому я нахожусь здесь, как старая женщина, не способная ни на какую работу.

Если я продержусь, если только я продержусь до ста лет – все станет легче. Я знаю это. Я абсолютно уверена, что произойдет обновление энергии. Но я должна продержаться…. Вот и все.

 

(молчание)

 

Итак, в настоящий момент, у нас нет денег. У нас нет денег, потому что они растрачены по мелочам. Люди больше не знают, кому давать деньги, поэтому не дают: "Должен ли я дать туда, должен ли я дать сюда, должен ли я…". Они больше ничего не дают.

 

(молчание, затем Мать говорит на английском)

 

Я могу видеть, поистине у меня был случай убедиться, что если я уйду, у меня здесь никого не останется, и это было бы наше полное поражение.

 

R. О, полное поражение!

 

В таком случае, если работа должна быть сделана, и если Ауровилль должен быть построен, я не только должна остаться в теле, но и тело должно стать сильным.

Я знаю. Я  знаю это. Все зависит от Божественной Воли, но ОН мне не говорит. Когда я его спрашиваю, я чувствую…(раз или два, в трудные минуты, я задала вопрос по поводу тела) и тогда…(Мать смеется) я, кажется, увидела улыбку, такую же большую как мир, но не ответ.

Я все еще могу видеть эту улыбку: "Не пытайся знать, еще не время".

 

(бьют часы)

 

Если бы мы знали, как оставаться всегда в истинном сознании, всегда была бы… улыбка.

Но у нас привычка из всего делать трагедию. Это наша слабость.

Драму создают наши ограничения. Мы слишком малы, слишком малы и близоруки. Но… Сознание знает – знает.[24]

 

 

 

11 марта 1972

 

Я получил письмо от Р.L.. Вот что он говорит:

 

    "Вы наверное уже знаете, что кардинал Тизеран умер 21февраля. Так как реально он был вице-папой, можно вообразить, с какой помпой проходили похороны: с представителями французского правительства, Французской Академии, итальянского правительства и т.д.…, церемония длилась целую неделю. Будучи его секретарем, я должен был все организовывать. Я очень устал. Монсиньор R. очень переживал эту потерю. Я думаю, он приедет к вам через несколько недель, в крайнем случае, через месяц - он вынужден уехать. Многое произошло с тех пор, как он встретился с Матерью. В то время, когда я сдавал в архив некоторые бумаги, я наткнулся на документ, который прилагаю и который может Вас заинтересовать. Я надеюсь, что епископ оставит вас в покое….

Документ представляет собой копию письма кардинала Тизерана к епископу Пондишерри."

 

 

 

ПИСЬМО

 

                                 Альбано, Регина Апостолору,13 янв.1972

                                 Его превосходительству монсиньору А.R.

                                                Архиепископу Пондишерри.

 

Преподобный Господин.

Как известно Вашему Преосвященству, я управлял святой конгрегацией Восточной Церкви в течение примерно 25 лет, и одно из наиболее теплых воспоминаний - мое путешествие, по Вами любимой стране, в 1953 году. Я всегда проявлял острый интерес к вашей великой нации, и он еще больше усилился после моего визита в эту страну. И особенное удовольствие я получил от того, что сопровождал Его Святейшество Павла Шестого на Международный Евхаристический Конгресс в Бомбее.

По этому случаю святой отец выразил желание вступить в контакт с представителями основных религиозных движений вашей страны, и мне известно, Ваше Преосвященство, что ему была дана биография Шри Ауробиндо.

Фактически, я осмеливаюсь писать Вашему Преосвященству из-за Ашрама в Пондишерри. Я уверен, что вам известна репутация, которую он заслужил за пределами Индии; я следил за его работой и достижениями на протяжении многих лет. Недавно мне рассказали о трудностях, с которыми столкнулись люди из Ашрама, ответственные за создание университета – проекта, одобренного индийским правительством, но некоторые студенты – католики,  вкупе с несколькими священниками, демонстрируют сильную оппозицию этому проекту.

Поэтому, я прошу Ваше Преосвященство любезно использовать свой авторитет для того, чтобы избежать любых инцидентов, которые, в любом случае, были бы крайне вредны гармонии, которой так желает его Святейшество папа Павел Шестой, в соответствии с правилами, положенными Вторым Вселенским Собором в Ватикане.

   Остаюсь с благодарностью, с нашим почтением и уважением

                                                                                                           Кардинал Тизеран."

 

Это интересно. Кто занял его место?

 

Не знаю, пока никого не назначили.

 

Но они притихли с тех пор.

 

(Мать погружается в себя, Чампаклал подходит

к Матери и неожиданно вырывает ее из этого состояния)

 

Я была в Италии.

Истории с кардиналами….

 

 

 

15 марта 1972

 

(Сатпрем читает Матери некоторые отрывки из беседы за 8 марта   для следующего "Бюллетеня":  "Никаких компромиссов, никаких полумер, никаких… это придет  позже… это как постоянное чувство колебания между жизнью и смертью…")

 

Это очень верно. И продолжает становиться все более и более острым, более и более острым. И так постоянно, все время.

Принятие пищи становится проблемой. Но… временами, когда отношение правильное – это так легко!

Ты очень хорошо сказал это.

 

Но это ты сказала, Мать, а не я!

 

(Мать уходит внутрь, пытается что-то сказать,

затем обратно погружается внутрь)

 

 

 

17 марта 1972

 

(Записка Матери)

 

"Для того, чтобы стать готовым к Бессмертию, сознание

тела должно объединиться с Вечным Сознанием".

 

 

 

18 марта 1972

 

(Не успел Сатпрем войти в комнату Матери, как она,

посмотрев на него, категорично заявила):

 

Все становится лучше – не так ли?

 

Для меня или….

 

Да, для тебя.

 

Ну, думаю да, я надеюсь.

 

Да, но я говорю тебе: всё улучшается, я знаю (смеется).

Все проясняется.

 

Это довольно трудно.

 

(Мать подписывает контракт о публикации

"Синтеза Йоги" во Франции. Молчание)

 

Ты чувствуешь, что все улучшается вообще, или…

 

Да.

 

… или это как-то ограничено?

 

Улучшается всё.

Пробуждение радости в теле…. Начинается, начинается….

Помнишь, я говорила тебе, что все…. (жест, показывающий грань катастрофы), но теперь мы явно, мы явно на освещенной стороне. Время от времени… (жест колебания), но уже явно на освещенной стороне.

Это намного лучше.

А твоя атмосфера стала намного чище, НАМНОГО чище. Есть еще немного…(жест, выражающий конфликты).

 

Как ты на  это смотришь?

 

(Мать подает Сатпрему листок с текстом

"Об ограничении допуска в Ашрам")

 

Не обращаются ли к тебе люди с просьбой приехать в Ашрам?

 

Я никогда  их не поддерживаю.

 

Будем медитировать?

 

(долгая медитация)

 

У тебя есть, что сказать?

 

Я хочу, чтобы все растворилось.

 

(Мать смеется и берет Сатпрема за руку)

 

Все очень чисто. Очень чисто.

 

(Мать погружается в себя, держа Сатпрема за руки)

 

 

 

19 марта 1972

 

(Записка Матери)

 

"Истина, которую тщетно пытался познать человек, будет привилегией новой расы, расы завтрашнего дня – сверхчеловека.

Жить в соответствии с Истиной – будет его привилегией.

Давайте делать все от нас зависящее, чтобы подготовить приход Нового Существа. Ум должен быть успокоен и замещен Истиной-Сознанием - сознанием деталей, объединенных с сознанием целого".

 

 

 

22 марта 1972

 

(В течение трех последних дней, Мать была "больна"; сильная

рвота и т.п.…. Во время разговора Мать задыхается)

 

На этот раз серьезно.

Я не могла есть, я не могу есть…(жестом изображает рвоту). Роль тела сведена к минимуму. Посмотрим. Если оно продержится, всё будет хорошо.

 

Три дня назад я видел огромную волну, гигантскую волну, затопляющую всё.

 

Ах!

 

Когда я такое вижу, обычно, на следующий день, случается катастрофа. Но на следующий день не было никакой катастрофы. Кажется, она обрушилась на тебя. Не знаю… гигантская волна.

 

(молчание)

 

Ты знаешь, я ночами не сплю, а вхожу в глубокий покой, остается только сознание тела. Прошлой ночью, дважды, тело видело разные образы и активности, показывающие широко распространенное непонимание в людях.

Тело находилось в определённых ситуациях…. Одна ситуация имела место здесь, другая в Японии. Я поняла, что тело хранит в себе определенные впечатления, впечатления существа в….

Это было не Ашраме, а в Японии, точно так же, как тогда, в Японии (но это не воспоминания, а новые активности, нечто совершенно новое), показывающее, что люди, которые окружают меня, не понимают. И здесь тоже, (это был не Ашрам, ситуация была символической и были вовлечены люди, покинувшие свои тела), меня окружали люди, которые не понимают. И я увидела, что эти впечатления находятся в теле, что всё делает более трудным.

Они, на самом деле, не были материальными, они были транскрипцией их человеческого мышления и отношения.

 

(молчание)

 

В течение долгого времени я была достаточно хорошо осведомлена, что там…. Я даже не уверена, что некоторые люди не применяли против меня черную магию.

 

О, Мать, в ту самую ночь, когда я видел гигантскую волну, внезапно, я увидел образ: ты лежала, а я крепко держался за твои ступни, и возле нас стояло черное существо – блестяще-черное, возможно, около 10 футов роста, которое было все… не то, чтобы чернокожим, а одетым во все черное.

Он стоял на черном ковре.

 

Да, это так. У меня то же впечатление. Я не говорю ничего (поскольку это смехотворно звучит), но я чувствую, что некоторые люди использовали против меня черную магию. Естественно, единственное прибежище – обернуться, укутаться в Божественное. Но… это причиняет много трудностей. Я хотела тебя увидеть, чтобы сказать об этом. Но трудно говорить….

Тебе не хотелось бы немного молчания?

 

(медитация)

 

 

 

 24 марта 1972

 

(Мать смотрит на Суджату)

 

   Сегодня, ранним утром, я впервые увидела себя, свое тело. Я не знаю, супраментальное это тело или… (как сказать) переходное, но у меня было совершенно новое тело, в том смысле, что оно совершенно было лишено половых признаков; оно было не женским и не мужским. Оно было очень белым. Но это возможно потому, что у меня белая кожа, я не знаю.

Оно было очень стройное (жестом рисует). Действительно прекрасная, по настоящему гармоничная форма.

Это впервые.

У меня не было ни малейшего представления, никаких идей, как оно должно выглядеть, ничего, и я увидела – я БЫЛА такой, я стала такой. Я подумала, что Сатпрем должен знать, чтобы он мог записать это.

Я не знаю, запомню ли я, поэтому говорю это тебе. Потому что сегодня пятница, и я его не увижу до завтра. А так я уверена, что не забудется. Ты ему скажешь, хорошо?

 

Суджата. Да, Мать.

 

Было нелегко.

Особенно, что касается еды: она будет совсем другой. Я НАЧИНАЮ понимать, как это будет работать, но знаю пока недостаточно, чтобы описать это - у меня не было опыта, поэтому я не знаю…. Скорее всего, мы будем поглощать то, что не нуждается в переваривании – такое существует. Но не пищу, как таковую. Например, один из вариантов – глюкоза (или что-то подобное). Но я не уверена, потому что нахожусь в процессе опыта. Как только у меня появится видение того, что нужно сделать – я сделаю это.

Во всяком случае, я хотела рассказать тебе.[25]

У тебя все в порядке?… а у Сатпрема?

 

Суджата. Да, Мать.

 

Увидимся завтра.        

 

 

 

25 марта 1972

 

Ты получил последние ответы, адресованные Т.J. ("Заметки")?

Я думаю, там был один или два, точно не помню.

 

Последний ответ, который я получил, вот:

    

     "Истина, которую тщетно пытался познать человек, будет

  привилегией новой расы, расы завтрашнего дня – сверхчеловека…"

 

Это все? Посмотри, есть ли там что-нибудь, что ты мог бы использовать…?

 

Да, конечно, есть![26]

Суджата рассказывала мне об опыте, который у тебя был, о видении твоего тела, переходного тела.

 

Да, я БЫЛА такой. Это была я; я не смотрела на себя в зеркале, я видела себя так…(Мать наклоняет голову, чтобы посмотреть на свое тело). Я была… я была такой. Впервые. Я думаю, это было около четырех часов утра. Совершенно естественно; я имею в виду, я не смотрела на себя в зеркало, оно ощущалось совершенно естественно. Я помню только то, что видела …(жест от груди до талии). Я была прикрыта только вуалью, поэтому я видела лишь… то, что было другим, так как тело – от груди до талии, было ни мужским, ни женским.

Оно было прекрасно, форма была чрезвычайно стройной и гибкой, стройной, но не тонкой. И кожа была очень белой, как у меня. Прекрасная форма. И никаких половых признаков. Невозможно сказать – мужчина или женщина. Половые признаки исчезли.

То же самое здесь…(Мать указывает на грудь), здесь все было плоским. Я не знаю, как это объяснить. Был контур, лишь напоминающий то, что есть сейчас, но без всяких форм…(Мать касается груди), даже мужских. Очень белая кожа, очень гладкая. Практически, никакого живота, никакого напоминания о нем. Все тело было стройным.

Я не уделила этому никакого особого внимания, потому что это была я – я ощущала себя совершенно естественно. Это было  впервые, позапрошлой ночью, а прошлой ночью, я не видела ничего.

Это было пока первый и последний раз.

 

Но это форма тонкого физического, не так ли?

 

Должно быть, она такая в тонком физическом.

 

Но как она перейдет в физическое?

 

Это вопрос, на который я не знаю ответа…. Я не знаю.

Не знаю.

Так же ясно, что не было никакой системы пищеварения, которая у нас сейчас, и никакой системы выделения. Оно не так работало.

Но как…? Пища, очевидно, уже другая и все больше и больше меняется – например, глюкоза или легко усваивающиеся субстанции. Но как изменится само тело? Я этого не знаю. Я не знаю.

Понимаешь, я не пыталась увидеть, как оно работает, потому что это происходило совершенно естественно для меня и, поэтому, я не могу описать детали. Просто тело было не мужским и не женским. Внешние очертания были довольно схожи с очертаниями молодого человека. Был только слабый намек на человеческую форму…(Мать рисует форму перед собой) с плечами и талией. Лишь намек.

Я видела его, но…. Я видела его, как видишь себя, я даже не посмотрела в зеркало. И на мне было подобие вуали, которую я одела, чтобы прикрыть себя.

Это был мой способ существования (в нем не было ничего удивительного), мой естественный способ существования.

Должно быть, тело уже таково в тонком физическом.

 

Но тайна – в переходе от одного к другому.

 

Да - как?

Это та же тайна, что и переход от шимпанзе к человеку.

 

О, нет, Мать! Это более грандиозный переход! Более грандиозный…, в конце концов, между шимпанзе и человеком не такая уж большая разница.

 

Но там тоже не было большой разницы в обличье… (Мать рисует форму в воздухе); было туловище, плечи, руки, ноги, талия. Похожие на наши. Только было ….

 

Да, но я имею в виду, что функционирование шимпанзе и функционирование человека одинаково.

 

Одинаково.

 

Ну, да! Переваривают пищу одинаково, дышат одинаково.

 

Нет, здесь тоже должно быть дыхание. Плечи были поразительно широкие (жестом показывает) по сравнению с нашими. Это важно. Но грудь была ни мужской, ни женской – лишь остаток ее. И все это, живот и все остальное, были просто контуром – очень стройная, гармоничная форма, которая определенно не служила той цели для которой используются теперь наши тела.

Две вещи были полностью другими - произведение потомства, которое больше было невозможным, и еда. Хотя даже наша сегодняшняя пища явно не та же самая, что пища шимпанзе или даже первых людей; совершенно другая. Итак, теперь мы, кажется, должны найти пищу, которая не требует всего этого переваривания…. Не жидкая, но и не твердая. А так же встает вопрос о рте, я не знаю ничего об этом, а зубы? Пережевывание, больше не будет необходимым, и поэтому зубы тоже будут не нужны. Но должно быть что-то, что заменит их. У меня нет ни малейшей идеи, как будет выглядеть лицо. Но мне не кажется, что оно будет слишком отличаться от нынешнего. То, что измениться очень сильно и конечно, приобретет главенствующую роль – дыхание. Это существо очень сильно от него зависит.

 

Да, вероятно, оно поглощает энергию напрямую.

 

Да. Вероятно, будут промежуточные существа, которые не слишком долго продержатся, точно так же, как были промежуточные существа между человеком и шимпанзе.

Но я не знаю, что-то должно случиться, чего не случалось прежде.

 

Да.

 

(молчание)

 

Иногда я ощущаю, что время реализации очень близко.

 

Да, но как?

 

Да, мы не знаем как.

 

Собирается ли измениться это тело?…(Мать указывает на свое тело). Либо оно должно измениться, либо последовать прежнему обычному образу жизни, заключающемуся в разрушении и затем  воссоздании …. Я не знаю. Поистине, жизнь может быть продлена очень надолго, были примеры, но… я не знаю.

Я не знаю.

 

Несколько раз я чувствовал, что вместо трансформации, будет конкретизация другого тела.

 

Ах!… Но как?

 

Мы не знаем процесс. Но  не это тело станет другим, а другое тело займет его место.

 

Да, но как?

 

Как, я не знаю.

 

(после молчания)

 

Да, это понятно, если бы тело, которое у меня было две ночи назад, материализовалось… но как?

Хочешь медитировать?

 

(Мать уходит в созерцание)

 

Мы не знаем ничего! Это поразительно насколько мы НИЧЕГО НЕ ЗНАЕМ.

 

(Сатпрем собирается уходить,

 Суджата приближается к Матери)

 

Суджата. Знаешь, Мать, поэма Шри Ауробиндо "Трансформация" открывается такими строками:

      "Мое дыхание льется тонким, ритмичным потоком

Оно наполняет мои члены Божественным Могуществом…"

                                       "Сборник поэм" т.5. стр. 161.

 

Да, дыхание это важно. "Могущество"?

 

Суджата. Да, Мать, "Могущество".

 

(Мать гладит Суджату по щеке)

 

 

 

29 марта 1972

 

Я получил письмо от Y. L.. Помнишь, в прошлом году она приезжала, с вопросом от Мальро, о Бангладеш, он хотел принять участие в борьбе за Бангладеш. Ты ей сказала, что ответишь ему, когда он приедет в Индию…

 

(Мать кивает)

 

… он никогда не приезжал в Индию. Он оставил свой проект, после встречи с Индирой Ганди, в Париже.

 

О?

 

Да, поскольку Индия официально собиралась ввязаться в войну с Бангладеш, он не думал, что есть какой-либо смысл погибать... на официальной стороне. Поэтому, вместо того, чтобы ехать в Бангладеш, он отправился в США на встречу с Никсоном.

 

(Мать хмурит брови)

 

Во всяком случае, у Y.L. была идея: добиться того, чтобы Мальро принял участие в 100-летнем юбилее Шри Ауробиндо. Ты знаешь, что я, в течение многих лет, пытался заинтересовать Мальро мыслями Шри Ауробиндо, впервые я написал ему 15 лет назад. И вот что пишет мне Y.L.:

 

   "… Мальро, вновь и вновь! В вашем последнем письме в конце декабря вы пишете: "Он мог бы быть глашатаем нового мира". Приняв приглашение Никсона, он подчинился зову внешнего мира. Теперь ему осталось только приехать в Индию и Бангладеш. Этим утром я получила копию вашей речи на делийском радио. Я немедленно отправила ее Мальро…".

 

Она имеет в виду мою статью " Шри Ауробиндо и будущее Земли".

Затем, несколько дней спустя, я получил второе письмо от нее, в котором она говорит:

   "Этим утром я получила ответ, который прилагается.

Пожалуйста, прочитайте его Матери. Я оставляю вам решать, что должно быть сделано теперь. Я не информировала А. (Центр Шри Ауробиндо в Париже). Ваша статья "Шри Ауробиндо и будущее Земли" убедила его поддержать…".

 

(Мальро согласился быть членом Юбилейного Комитета.

Его секретарь отправил следующее письмо Y.L.)

 

                                            Verrieres-le-Buisson. March 13, 1972

        "… Монсиньор Андре Мальро путешествует за границей и не ожидается ранее 15 апреля, но попросил меня передать, что он в полном распоряжении Матери по вопросу Комитета, и что он  считает это за честь".

                                      Подпись S.R.

О, это хорошо! Мы должны поговорить с А. Это хорошо. Очень хорошо.[27]

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

 

Письмо Сатпрема к Мальро

 

(В интервью одному шведскому журналу Мальро сказал: "В течение последних 50ти лет психология возрождала в человеке демонов. Таков реальный результат психоанализа. Перед лицом наиболее страшной угрозы, перед которой когда-либо стояло человечество, я полагаю, что задачей следующего столетия будет возрождение  в человеке богов")

                                       

  2 августа 1955г.

 Дорогой м-р Мальро.

Ваш ответ шведскому журналу о том, "могут ли религии фактически способствовать терпимости и пониманию среди людей", попал в мои руки именно тогда, когда я начал читать серию лекций по Вашим работам в "Международном Университетском центре" Ашрама Шри Ауробиндо. Это совпадение, вместе с продолжительным знакомством с Вашими книгами, побудило меня написать несколько слов о другом утверждении, утверждении Шри Ауробиндо, о котором, я уверен, Вы знаете, но чьи работы всё еще не полностью переведены на французский и остаются почти неизвестными в Европе. Я, кажется, нашел в работе Шри Ауробиндо ответ, который встречается с Вашим и развивает его – поскольку вопрос действительно в том, чтобы "возродить богов В человеке", после того как возродили демонов, как верно Вы заметили в журнальной статье, но так же, я нашел ответ на мучительный вопрос, все время поднимаемый Вашими героями из "Королевской дороги к ореховым деревьям Альтенбурга". Действительно, все они ищут "более глубокий смысл в человеке", который освободит его от смерти и одиночества – это ВОПРОС Запада, на который Шри Ауробиндо дал решение, одновременно динамичное и озаряющее. Поэтому я взял на себя смелость послать Вам по почте одну из книг Шри Ауробиндо в оригинале, на английском, под названием "Человеческий цикл". Надеюсь, она заинтересует Вас.

 Я обращаюсь к Вам, а не к другим современным писателям, так как думаю, что Ваши труды воплощают саму боль Запада, боль, которую я пережил всевозможными способами, в немецких концлагерях в 20 летнем возрасте, и потом, в долгих и нелегких странствиях по миру. Поскольку я всегда был обращен лицом к Вам, я искал вместе с каждым из Ваших героев то, что "превзойдет человека", и я обращаюсь к Вам снова, потому что чувствую, что Вы более, чем кто-то еще, сможете понять послание Шри Ауробиндо, и возможно, получить от него новый импульс. 

Я также думаю о целом поколении молодых людей, которые ожидают от Вас многого; больше, чем идеал чистого героизма, который лишь открывает двери (как любое самопожертвование) в другую область человеческого, нами еще не исследованную, и больше, чем очарование смертью, которая тоже лишь средство, а не конец, хотя ее жестокая нагота иногда открывает светлую брешь в телесной тюрьме, (где мы, кажется, замурованы заживо) и мы входим в новое измерение нашего существа. Поскольку мы слишком часто склонны забывать, что именно "ради живущих" Ваши герои с таким постоянством думают о смерти, то я подумал, что молодые люди, о которых я говорю, хотят истины: истины Чена и Катова, истины Фернандеса, Перкена и Морено - по ту сторону смерти.

Может показаться странным, что о Вас говорят в индийском ашраме, находящемся столь далеко от мира, мучительных проблем и борьбы "Человеческих условий", но фактически, Ашрам Шри Ауробиндо заинтересован в земной жизни, он хочет трансформировать ее, вместо того, чтобы спасаться бегством, как делают все традиционные религии Индии и Запада, вечно провозглашавшие, что "Царствие Его не от мира сего". Зная, что существует фундаментальная реальность позади человека, религии сфокусировались на этой сфере, чтобы найти ключ к человеку, точно так же, как Ваши герои фокусируются на своей смерти, чтобы обнаружить фундаментальную реальность, которая будет в состоянии "выстоять" перед лицом смерти. Но религии не рассматривают жизнь, как нечто большее, чем переход по направлению к Запредельному, которое рассматривается как высшая цель, и Ваши герои, хотя и близкие к пульсирующему сердцу жизни, временами, кажется, готовое взорваться и открыть мучительный секрет, в конце концов, погружаются в смерть, как будто для того, чтобы освободить себя от Абсолютного, которое они не могут пережить в теле. Молодые индийские студенты, с которыми я обсуждал Ваши книги, возможно лучше, чем западные, понимают причину всех этих кровавых и на первый взгляд бесполезных жертв – мучительные конфликты и бунт приговоренных к смерти Ваших героев, великую Жажду, которая гонит их по ту сторону самих себя, поскольку они знают, что это подобие мучительных родов, и что толстая скорлупа человеческого эгоизма, рутины, конформизма, интеллектуальных и чувственных привычек должна быть разрушена, чтобы внутреннее Божество пробилось на поверхность жизни, поскольку Божественное действительно ВНУТРИ человека и жизнь скрывает там свое собственное оправдание. Вторя Упанишадам, Шри Ауробиндо говорит нам: "Земля – Его опора". Так же он пишет: "Бог находится не только в тихом, спокойном голосе, но и в огне, и урагане".

Я думаю, что правильно понимаю чувства моих юных индийских друзей, когда говорю, что они рассматривают героев Ваших романов, как "неопытных мистиков", пользуясь словами Клода Рембо. Это определение может вызвать недоумение, принимая во внимание атеизм Ваших героев, но это потому, что слишком часто мы путаем мистицизм и духовность с религией, как подчеркивал Шри Ауробиндо. Нет необходимости верить в личного, сверхкосмического Бога, чтобы быть мистиком (именно поэтому, время от времени, религии присваивали богов себе, чтобы жить за чужой счет). Здесь мы касаемся огромной путаницы, укоренившейся в религиях. Через своих монахов, аскетов и саньясинов, они показывали нам чисто созерцательную, строгую и безжизненную сторону мистицизма, и действительно, те мистики, как и религии, которые они исповедывают, живут в отрицании жизни; они идут по этой "юдоли печали" с глазами, фиксированными исключительно на Потустороннем. Но истинный мистицизм не настолько ограничен: он хочет трансформировать жизнь, обнаружить скрытый в ней Абсолют, он хочет установить "Царство Божие в человеке", как писал Шри Ауробиндо, "но не царство Папы, духовенства и класса жрецов". Если современный мир живет в конфликтах и боли, если он разрывается между "существованием" и "действием", то только потому, что религии изгнали Бога из этого мира, отделили его от творения и бросили его в некие отдаленные небеса и пустую нирвану, отрицая таким образом возможность человеческого совершенства на этой Земле и копая пропасть, над которой невозможно построить мост между существованием и действием, между мистиками, погруженными в свои сны и миром, оставленным силам зла - Сатане и всем, кто согласен "замарать свои руки".  

Это противоречие мощно выражено в Ваших книгах и это поразило моих индийских студентов. И они удивлены, им кажется странным страстное желание "сделать" что-нибудь любой ценой, "сделать хоть что-то, пока это возможно" – как часто слышится в Европе; без действия, основанного на "бытии", которое оно выражает и является лишь его материальным переводом. Не отчаяние, не молчание, не мятеж, ни абсурдная бессмысленность, иногда окружающая смерть многих ваших героев не ускользает от них. Они чувствуют, что Ваши герои скорее убегают от себя, чем себя выражают. Эти мучительные метания между "бытием" и "действием" можно найти в каждом из них. Они отказываются "быть" чем-то, чтобы делать что-то, как подчеркнул один из героев "Надежды", но не ищут ли они отчаянно "бытие" через все свои действия, "бытие", которое они ухватят, только когда будет уничтожено время - в смерти? И одна одержимость присуща каждому из них: от Перкена, который хочет "оставить свой след на карте" и "пережить себя в сотнях племен", который борется с временем так, как борются с раком – до Чена, который запер себя в мире террора, в "вечном мире, где времени не существует", и до Катова, шепчущего: "О, тюрьмы, где время останавливается". Этим отношением герои ясно символизируют бессилие религии, которая не в состоянии дать Земле ее значение и полноту.

Что касается вопроса, поднятого шведским журналом и который задают многие Ваши герои, я полагаю, что Шри Ауробиндо и его широчайший синтез, несут ключ к примирению и долго искомый ответ, на который были не способны дать ответ религии – примирение между бытием и действием. "С помощью нашей йоги" – пишет Шри Ауробиндо – "мы предлагаем не что иное, как полностью разрушить прошлые и нынешние формации, из которых состоит обычный ментальный и материальный человек, и создать новый центр видения, новый универсум активностей в нас самих, который сформирует божественное человечество или сверхчеловеческую природу". Это не "идея", а пережитый опыт, который Шри Ауробиндо подробно описал в большинстве своих работ. Это то, что пытаются делать около тысячи мужчин и женщин со всего мира в Ашраме, в Пондишерри. В вашем ответе шведскому журналу Вы подчеркнули, что: "Главным препятствием  к терпимости является не агностицизм, но манихеизм". По этой причине религии никогда не смогут объединить человечество, так как они остались Манихейскими в своем источнике, и основываются на морали, на понятиях добра и зла, которые меняются от страны к стране. Религии примиряют одного человека с другим не более, чем они примирили человека с самим собой. Или их стремление "быть", с потребностью к действию, имеет ту же причину, поскольку они выкопали пропасть между идеальным добром - "бытием", которое они отправили на небеса и злом, безраздельно царящим в мире, где "всё суета сует". Мне хотелось бы привести отрывок из Шри Ауробиндо - "Эссе о Гите", который бросает свет эту проблему: "Возлагая ответственность за все, что кажется нам злым и ужасным на плечи полувсемогущего Дьявола, или откладывая ее в сторону, как часть Природы, создавая непреодолимое противоречие между миром-природой и Богом-природой, как будто природа независима от Бога, или возлагая ответственность на человека за его грехи, как будто он имел решающий голос при создании этого мира и мог создать что-то вопреки воле Бога, мы прибегаем к грубому изобретению, в котором религиозная мысль Индии никогда не искала убежища. И мы должны смело посмотреть в лицо реальности и увидеть, что это Бог, и никто другой, создал этот мир в своем бытии и что он сделал его таким. Мы должны увидеть, что Природа, пожирающая своих детей; Время, съедающее жизни творений; Смерть, всеобщая и неизбежная и жестокость сил Рудры в человеке и Природе - так же являются верховным Божеством в одной из его космических ипостасей. Мы должны увидеть, что Бог, щедрый и обильный создатель, Бог – помощник, Хранитель - сильный и милосердный, является так же Богом пожирателем и разрушителем. Мучения на ложе боли и зла, на котором пытают нас, тоже его прикосновение, как и счастье, сладость и удовольствие. И только когда мы смотрим глазами полного единения и чувствуем эту истину в глубинах нашего существа, мы можем обнаружить позади этой маски так же покой и прекрасное лицо всеблаженного Божества, и в этом прикосновении, которое проверяет наше несовершенство, обнаружить прикосновение друга и строителя духа в человеке. Разногласия мира являются разногласиями Бога, и только их принятием и действием в них, мы можем достичь большего согласия с его всевышней гармонией".[28]Я верю, что герои Ваших книг не искали бы так интенсивно смерти и самопожертвования, если бы они не чувствовали свет и радость позади маски тьмы, в которой они с такой страстью теряют себя.

Шри Ауробиндо постоянно подчеркивал что через прогрессирующие эволюционные циклы человечество должно пройти по ту сторону этической и религиозной стадии, точно так же, как оно должно пройти по ту сторону подразумной и разумной стадии, для того, чтобы достичь новой "духовной и надразумной эпохи", иначе мы просто останемся приговоренными к конфликтам, переворотам и кровавым жертвам, сотрясающим наши времена, поскольку "жить в соответствии с моральным кодексом – всегда трагедия", как заметил один из героев "Надежды".

Трагедии, которые мы переживаем – коммунизм, нацизм - не коренятся, как полагает шведский журнал, в упадке и исчезновении религии. Сами религии – источники неравновесия, поскольку они закоснели в догмах и цеплянии за власть, которой они обладают в человеческом цикле, движущемся к своему концу, и так как они отказываются открыться "новому, более глубокому значению человека", которое, в конце концов, примирило бы небо и землю. В результате, человек идет, куда глаза глядят, чтобы найти то, что не в состоянии дать ему религии: в коммунизм или какой-нибудь другой "изм", и он  настойчив в своей жажде абсолютного, которое всегда остается, под одним или другим именем, и его жажда – самый убедительный знак грядущей полноты.

В этот решающий момент человеческой эволюции Шри Ауробиндо принес проливающее свет послание, к которому я надеюсь привлечь Ваше внимание, с помощью этого письма и книги, которую я решил Вам послать. Я думаю, что молодежь Европы имеет глубокую потребность услышать великий голос, который поставит их лицом к лицу с фундаментальными истинами, и никто не сумеет лучше, чем Вы, затронуть эту молодежь и пробудить, испытывающий острую тоску, Запад.

Я глубоко надеюсь, что работы Шри Ауробиндо станут новым источником вдохновения для Вас.

   С наилучшими пожеланиями Bernard E.

 

 

*

*    *

 

Ответ Мальро

 

                                                                         10 августа 1955 г.

   Ваше письмо глубоко заинтересовало меня. Я знаком, относительно конечно, с трудами Шри Ауробиндо (которого я встречал много лет назад, случайно, но мы не разговаривали…), но я не знаком с книгой, которую Вы любезно выслали мне и которую я жду с нетерпением.

   Как видите, я согласен с Вашими основными тезисами. Но обсуждаемая тема (и ответ на специфичные вопросы) ограничена собственными рамками.

   Еще раз благодарю Вас, с искренними пожеланиями

                                                                Андре Мальро

 

 

 

 29 марта 1972

 

(В тот же день, после Мальро, беседа приняла совершенно другой оборот,

 вот почему мы публикуем его отдельно, хотя и под той же датой)

 

Я чувствовала, что у меня есть что-то, что нужно дать тебе…

Они отдали тебе магнитофонную запись…? Я говорила что-то R. и Суджате.

Это будет полезно?

 

Да, Мать, да, это хорошо! Мы можем это опубликовать? Это о твоем видении своего переходного тела.

 

Я просто хотела убедиться, что ты получил ее.[29]

 

Да, Мать, это чрезвычайно интересно…. Ты видела что-то новое с тех пор?

 

Нет. Это было совершенно новым для меня, первый, и кажется, последний раз.

 

(молчание)

 

Мое тело просило… (ты знаешь, оно постоянно стремится) оно просило…. Оно чувствует (не знаю, как объяснить), оно чувствует полное Присутствие Божественного, я имею ввиду: во всем, повсюду, все время, как будто тело одновременно обернуто и пронизано им, и оно просит чего-то еще более конкретного. Затем Сознание ответило мне, что телу не может быть дано более полное восприятие, потому что ему все еще хочется…(как сказать?) раствориться в Божественном, и тогда клетки…(жестом изображает взрыв). Тело утратило бы свою форму.

 

О, я понимаю.

 

Что-то похожее, понимаешь? И я чувствовала, что это правда. Я ощущала это. Например, принятие пищи - все еще большая проблема, вечность прошла с тех пор, как я получала удовольствие от еды, сейчас это настоящая проблема, любой клеточный контакт с Божественным Присутствием усложняет такие вещи (подобные отказу от пищи). Я имею ввиду, все внешние процессы - пища и тому подобное – кажутся такими обременительными! Вне всяких сомнений, следующее творение будет использовать что-то другое, другой способ оставаться в живых, но пока мы не знаем – что именно. У меня ощущение, что уже существует другой тип пищи, промежуточный, уже не та, старая пища, но и еще не…(прямое поглощение энергии), и которая имеет минимальную материальную основу. Но мы ничего не знаем об этом, мы не знаем - никто не знает, у нас еще нет опыта, мы должны обнаружить ее - но как? Никто этого не знает, никто не может сказать: делай то, делай это. Не знаю.

 

Единственная вещь, которую мы знаем – глюкоза.

 

Да.

 

Ее дают людям, когда они не могут нормально есть.  

 

Да, это сказал мне и доктор, он сказал, чтобы я принимала глюкозу. Я принимаю какое-то количество, но будет ли это самодостаточным?

 

(молчание)

 

Как глюкоза входит в кровообращение?

 

Я думаю, ассимилируется напрямую.

 

Но что ты подразумеваешь под "напрямую"? Ее еще нужно проглотить.

 

Да, конечно, ее нужно глотать!

 

А как…?

 

Она попадает в желудок и поступает в кровь через стенки кишечника.

 

О, вот как! Она не проходит сквозь почки?

 

Да, Мать, проходит автоматически. После проникновения в кровь, она удаляется через почки.

 

Ах!

 

Я думаю, всегда.

 

Не превращается ли сама глюкоза в кровь?

 

Нет, я думаю, она поглощается стенками кишечника и во время всасывания происходят необходимые химические процессы.

 

О, вот как!

 

Да, Мать, по крайней мере, я так думаю.

 

Есть ли что-нибудь, кроме глюкозы, что работает аналогично?

 

В жидкой форме – да. Есть глюкоза или очень чистый фруктовый сок – что примерно одно и то же.

 

Это почти все, что я принимаю: глюкоза и фруктовый сок.

 

Но многие йоги - по крайней мере, некоторые из них – поглощали энергию напрямую, без еды, Мать. Есть много свидетельств из прошлого.

 

Да, но я не знаю, правда ли это.

 

Ты не знаешь, правда ли это…? Эти истории очень распространены и часто цитируются.

 

Все, что говорил мне по этому поводу Шри Ауробиндо, что люди всегда слишком много едят. У него был опыт. Ты знаешь, он провел 40 дней без пищи.[30] Я сама обходилась без еды (не помню, сколько) и ощущала, что получала питание напрямую,[31] оно просто проходило как…(жестом показывает нечто, проходящее сквозь поры кожи).

 

Но не могла бы ты применить это теперь, используя дыхательный процесс?

 

Да, но я много потеряла в весе, понимаешь, это означает, что я не получала надлежащего питания, я питалась собственным телом.

Но сейчас я потеряла не слишком много веса? Или много? Я не знаю, я сама не могу видеть.

 

С каких пор?

 

С тех пор, как я считаюсь больной.

 

Нет, с тех пор – нет.

 

Нет?

 

Нет, я так не думаю.

 

Я провела без пищи несколько дней - почти без пищи.

 

Нет, я не вижу никаких изменений. Хотя, конечно, от твоего тела немного осталось… (смех).

 

Я очень худая… знаешь, я не замечаю. Но я не выгляжу более худой, чем обычно?

 

Нет, Мать. Но быть ещё худей  - сложно!

 

Если придет что-нибудь новое, я скажу тебе…. Сегодня среда? Если что-то произойдет, она (Суджата) может войти, просто войти, и если будет что-то новое, я расскажу ей.

 

Да, Мать. Суджата хотела узнать о своих визитах к тебе, она боится, что навязывает свое присутствие, беспокоит тебя.

 

Нет, она меня не беспокоит! Я буду давать ей цветок, и если мне нечего будет ей сказать, она может уходить. Так лучше: каждый день она будет знать, есть ли что-нибудь, что нужно рассказать тебе.

 

Да, Мать, каждый день, но у нее чувство, что она навязывается!

 

Нет, нет, совсем нет! Это не так. Меня захлестнул людской поток, поэтому я должна была остановиться. Главным образом, это дни рождения или нечто подобное. Но она может приходить, приносить цветы, брать цветы от меня, и если у меня будет что сказать, я ей скажу, в противном случае, она сразу уйдет. Хорошо?

 

(Суджата, в стороне: "Главным образом, я думаю о Матери".)

 

Суджата говорит, что хорошо - а как для тебя?

 

Для меня – прекрасно. Это меня не утомит.

 

Она немного…. Не знаю, у неё тяжело на сердце.[32]

 

Почему?

 

Именно из-за этого.

 

О, нет! Приходи, мое дитя! О, нет, вовсе нет.

 

(Суджата подходит к Матери)

 

Понимаешь… знаешь, сознание очень чистое, более ясное, чем когда-либо, но я не могу говорить, что-то должно быть найдено. Поэтому я не в состоянии говорить с тобой, но всегда рада видеть тебя. Я ничего не говорила в последние дни, потому что "пересказ" означает объяснение…. Но я всегда рада видеть тебя, я думаю о тебе очень, очень, ОЧЕНЬ часто – понимаешь? Кажется, ты не понимаешь.

 

Суджата. Да, Мать, понимаю.

 

Во всяком случае, знай одно – я говорю правду. Если я говорю, что рада видеть тебя, это значит, что я рада видеть тебя. Ты должна это понять.

 

Суджата. Да, Мать.

 

В чем дело, мое дитя. Тебе кто-то причинил боль, тебе больно?

 

Суджата. Очень больно, Мать.

 

Почему, мое дитя? Кто-то что-то сказал?

 

Нет, Мать, просто мне сказали, что ты видишься со мной слишком часто и …  что ты не хочешь меня видеть.[33]

 

Но это неправда! Я никогда, никому такого не говорила![34]

 

Суджата. Но Мать, каждый раз я вижу, что имя Суджата просто вычеркнуто (из списка посетителей), и я понимаю это так, что у тебя нет времени, или ты не хочешь видеть Суджату. Поэтому Суджата просто уходит.

 

Кто это сказал?

 

Суджата. Никто, я говорю. Так происходит.

 

Но это неправда!

 

Суджата. Так происходит каждый раз, Мать.

 

Это неправда! Неправда, что когда я не вижу тебя, я счастлива – это неправда. Я не понимаю. Это исходит не от меня.

 

Суджата. Практически так и происходит. Малейшая зацепка – и Суджата вычеркнута из списка. Поэтому я думаю, что у тебя нет времени, или ты не хочешь, или тебе не нравится….

 

Но это не так! Это не так мое дитя! В последние несколько дней я все остановила, потому что должна была это сделать, но вновь и вновь я думаю, как было бы хорошо, если бы ты была здесь. Только … ты видишь, мне трудно говорить, поэтому….

Теперь послушай меня – ты сделаешь, что я скажу? Приходи ко мне каждый день. Приходи ко мне каждый день, как и прежде. Если мне будет нечего сказать, я дам тебе цветок; если будет что-то, что я хочу передать Сатпрему, я скажу тебе. Но приходи, просто приходи.

Время останется то же, что и прежде. Ты после кого приходишь?

 

Суджата. Я привыкла приходить после R..

 

Ну, тогда приходи после R.. Итак, договорились – ты приходишь каждый день, после R.. У меня есть даже кое-что для тебя, что ты будешь делать практически. Иногда нужно кое-что пересортировать в шкафу, так же могут быть вещи, которые нужно дать тебе или что-то объяснить[35] и я думаю: "Я должна видеть ее ежедневно". Если тебе удобно, приходи каждый день после R.. Если будет что сказать – я скажу тебе, если нет – дам цветы. Но никогда, никогда не думай, что я не хочу видеть тебя, это неправда – это БОЛЬШАЯ ложь, это неправда. Это большая ложь.

Знаешь, ты должна быть уверена в одном: я говорю всё, как есть. Я могу плохо выразить мысль, но я говорю в точности всё как есть. Сейчас я не могу хорошо говорить, мне трудно, но сознание ясное. Поэтому, я говорю тебе: "Я хочу видеть тебя каждый день". Понятно?

 

Суджата. Да, Мать.

 

Хорошо.

 

(Суджата возвращается на свое место,

Сатпрем приближается к Матери)

 

Вот такие дела: мне трудно говорить, я сразу же… (Мать задыхается). Очевидно что-то происходит здесь…(Мать касается груди). Но сознание более чистое и более сильное, чем КОГДА ЛИБО РАНЬШЕ. Но я вижу, что думают люди: они думают, что я стала дряхлой, раз не могу говорить. Но сознание более сильное и чистое, чем когда -либо раньше.

 

Это  более ощутимо. Оно ощущается конкретно.

 

 (молчание)

 

Самая большая трудность в том, что если бы был кто-нибудь, кто сказал бы мне, что я должна предпринять…. Хотя я должна сказать, что мне легче всего пить глюкозу и поэтому я буду принимать ее побольше.

 

Я думаю, это единственное материальное средство; люди, которые месяцами лежат в госпиталях, принимают только глюкозу (обычно внутривенно). Мать, ты можешь питаться таким способом бесконечно.

 

Хорошо. Тогда хорошо.[36] 

Я увижу тебя в субботу, но если будет что-то для тебя, я передам через Суджату.

 

 

 

30 марта 1972

 

(Беседа с R., американским учеником, затем с Суджатой.

Мать говорит на английском)

 

   Поскольку мы отбрасываем в сторону все условности, то все сразу же думают: "Ах, какое прекрасное место для исполнения наших желаний!". И почти все приехали с таким намерением.

И так как я создала родильную клинику для детей тех, кого я была обязана выслать из Ашрама, люди подумали, что детская клиника создана для всех незаконнорожденных детей!

Меня не волнует законность, закон меня не волнует, мне безразличны условности. Но то, чего хочу я – это более божественная жизнь, а не животная жизнь.

И свободу они используют для злоупотреблений, для удовлетворения желаний и всего, чем мы пытаемся овладеть, они потворствуют беспутному образу жизни. У меня это вызывает отвращение.

Мы здесь для того, чтобы отказаться от всех желаний, повернуться к Божественному и начать осознавать Божественное.[37] Наш путь – являть и реализовывать Божественное, а не становиться животными и жить подобно кошкам и собакам.

 

(входит Суджата)

 

(далее на французском) Как мне хотелось бы пойти и сказать им всем прямо в лицо, что они ошибаются, что это не метод. И я думаю, пришло время это написать. Потому что, когда я говорю, что я против старых условностей, это не значит, что мы можем жить как животные.

 

Суджата. Но знаешь, Мать, твоя сила сейчас чрезвычайно активна.

 

Да, я знаю. Я знаю, что когда я в таком состоянии, как сейчас, я постоянно вижу Силу, это не "моя" сила, это Божественная сила. Я стараюсь, я только стараюсь быть подобной…(жестом изображает канал).

Тело старается просто быть… передатчиком, прозрачным, насколько это возможно, безличным, насколько возможно. Чтобы Божественное могло делать то, что Оно хочет.

 

(молчание)

 

Суджата. Оно стало очень прозрачным. Как только что-то оказывается перед тобой, действие происходит немедленно.

 

(молчание)

 

Вчера было 58 лет с тех пор, как я приехала сюда впервые. В течение 58 лет я работала ДЛЯ ЭТОГО, чтобы тело было прозрачным и нематериальным, насколько возможно, с тем, чтобы не препятствовать нисходящей Силе.

Теперь… теперь само тело, само тело хочет этого всеми своими клетками. Это его единственная цель в жизни.

Попытаться, попытаться создать на Земле хотя бы один совершенно прозрачный элемент, который позволил бы Силе пройти без искажения.

 

(молчание)

 

До свидания. Расскажи это Сатпрему. Сатпрем посмотрит, что можно сделать со всем этим.

 

 

 

Апрель

 

 

 

 

2 апреля 1972

 

(Видение Суджаты в ночь, на первое апреля)

 

ОДНА ТЫСЯЧА ЛЕТ (на английском)

 

   Сатпрем и я вошли во внутренний двор. Там мы увидели людей с печальными лицами. Они молчаливы и серьезны, со склоненными головами. Мать мертва. Все думают, что Мать мертва. Люди стоят тут и там, по одному и группами, по три - четыре человека. Но большинство выходят из боковой двери слева от нас. Другая дверь находится слева, в конце лестничного пролета, который поднимается со двора вверх и заканчивается как бы мостом или переходом. Я вижу одного или двух человек, выходящих из этой двери – моста. Поворачивая направо, этот переход ведет прямо к комнате Матери.

Мы входим в комнату Матери. Мать лежит на кровати. Она одета в белый шелк или сатин (ложе также покрыто белым). Четверо или пятеро человек находятся внутри, они опечалены. Они медленно уходят. Один или два переходят в соседнюю комнату. Наконец, остаемся только мы с Сатпремом. Он подле кровати Матери. Мать садится и начинает говорить с Сатпремом. Она рассказывает ему о трансформации тела. Она говорит долгое время. Я стою немного в стороне и сзади.

Неожиданно меня зовет в соседнюю комнату Шри  Ауробиндо - в Его комнату. Он также лежит на кровати. Я приближаюсь к Нему. Он кладет два пальца (указательный и средний) на мою правую ладонь и говорит: "Тебе нужно нести веру и стремление в течение одной тысячи лет". Сатпрем и я выходим из комнаты Матери и идем по переходу, ведущему налево к двери (выходу), чтобы объявить миру, что - МАТЬ ЖИВА!

Сон закончился прежде, чем мы пересекли порог.

 

 

 

2 апреля 1972

 

(Встреча с архитектором Ауровилля и U., секретарем "Действия Шри Ауробиндо".

Также присутствует N.  – секретарь "Общества Шри Ауробиндо", конкурент U..

 Архитектор подает  Матери цветок.)

 

 

Что это?

 

Архитектор. Я думаю, это "Супраментальная чистота" или Вибрация.

 

(на английском) Мы говорим, что молимся за единство – человеческое единство, а сами ссоримся - страшные ссоры, обиды - разные проявления, которые мы осуждаем в других. Мы подаем замечательный пример – люди смеются! Вот так.

И это приходит ко мне со всех сторон.

Начните с себя, говорят они и они правы.

Каждый, каждый из вас имеет благие мотивы, но все, кажется, лгут. У всех "благие намерения". Знаете, эго – самый искусный мошенник, которого я когда-либо встречала. Оно принимает прекрасную наружность и говорит: "Я бы с удовольствием, но я не могу". И я говорю вам, приехавшим из разных мест, издалека и нет, из Индии и других стран: "Начните с себя". Мы смешны – смешны. А какие у нас высокие мотивы! - у всех мотивы хороши. Это находится над разумом и не имеет никакого отношения к нему, никакого, мы хотим… нового творения.

Если бы Божественное хотя бы в течение часа имело те же ощущения, что и люди – мира больше не существовало бы. Я с уверенностью могу сказать это вам. Я ясно видела это - если вы захотите, вы поверите – я видела мир глазами Божественного. Это что-то такое ужасное, знаете, настолько противоположное тому, чем должно быть, и если бы Божественное сказало: "Только Он" - бррр! - все бы исчезло; не было бы никакого мира, никаких людей, осталось бы только То. Сокрушенное эго.

Это трудно, это самое трудное - мы здесь для того, чтобы сделать тяжелую работу. Мы в переходном периоде. Я не могу сказать вам: "Будьте как это или то", потому что примера пока нет. Это – делается, и мы находимся в переходном периоде. Это очень, очень тяжело, но и очень интересно.

Века и столетия человечество ждало этого часа. Он пришел. Но трудно….

Я не просто говорю вам, что здесь, на Земле, мы для того, чтобы отдыхать и наслаждаться, сейчас не время для этого. Мы здесь… для того, чтобы подготовить дорогу новому творению.

У тела есть некоторые трудности, поэтому я не могу быть активной, увы. Это не потому, что я стара – я не стара, не стара. Я моложе, чем большинство из вас. И если я не активна, то только потому, что тело отдалось подготовке трансформации. Но сознание ясное, и мы здесь для работы – отдых и наслаждение будут потом. Давайте делать нашу работу здесь.

Я вызвала вас, чтобы сказать это. Возьмите, что сможете, делайте, что сможете – моя помощь будет с вами. Всем искренним попыткам будет оказана максимальная помощь.

(далее на французском) Сейчас время героев.

Героизм, это не то, о чем говорят люди, он в том, чтобы быть абсолютно едиными, и Божественная помощь всегда будет с теми, кто со всей искренностью решил быть героем.

Вы находитесь здесь и сейчас, я имею в виду на Земле, потому что, однажды, выбрали это (вы об этом не помните, но я знаю), вы здесь поэтому. Вы должны смело посмотреть в лицо этой задаче. Приложить все усилия, победить мелочность и ограничения и, кроме того, сказать своему эго: "Твое время закончилось". Мы хотим, чтобы пришла раса без эго, с Божественным сознанием вместо него. Мы хотим Божественного сознания, которое даст возможность развиться новой расе и родит сверхчеловека.[38]

Если вы думаете, что я здесь, потому что связана обязательствами, вы ошибаетесь - я не обязана. Я здесь потому, что мое тело отдало себя первой попытке трансформации. Шри Ауробиндо сказал мне: "Я не знаю никого, кроме тебя, кто сможет это сделать". Я сказала: "Хорошо, я сделаю это". Это не… я не хочу, чтобы кто-то делал это вместо меня, потому что… потому что это не очень приятно, но я делаю это с радостью, потому что пользу от результата получат все. Я прошу лишь об одном: не слушайте эго. Всё, его время закончилось. Мы хотим пройти по ту сторону человечества и человеческого эго, оставив это позади. Мы хотим прихода расы без эго, с божественным сознанием вместо эго.

Хотите что-нибудь сказать?

 

(молчание)

 

Если в ваших сердцах есть искреннее "да", я буду полностью удовлетворена. Мне не нужно слов, мне нужна искренняя верность ваших сердец. Это все.

 

(молчание)

 

(обращаясь к архитектору) Ты понял?

 

Архитектор. Да, Мать.

 

Ты согласен?

 

Архитектор. Полностью.

 

(другие оба молчат, Мать поворачивается к ним

и по-английски говорит)

 

Ты и ты, вы оба должны придти к соглашению, вы здесь для этого. Вы оказались в данном месте и в данное время именно для этого. Мы должны дать миру пример того, как должно быть: не мелкие эгоистические движения, но стремление проявить истину.Vjila.

 

(молчание)

 

Я могу вас заверить, что любым искренним усилиям будет помощь Божественного. В этом я уверена. И я могу заверить в этом вас.

 

(молчание)

 

Это все, что я должна сказать.

 

 

 

3 апреля 1972

 

(Встреча с ученицей из Америки)

 

Все ускоряется.

Тело должно научиться не думать о себе. Это единственный способ. Как только оно начинает думать о себе, состояние становится ужасным.

Но, честно говоря, тело больше не думает. Оно здесь для определенной работы и работа должна быть сделана - это все. Пусть будет, что будет – это правда, что будет, то и будет, какое это имеет значение для него? Оно говорит: "Все к лучшему". Тело не может вечно оставаться в нынешнем опасном состоянии, поэтому оно должно быть трансформировано или потерять форму и умереть. Вот… нет необходимости беспокоиться об этом, нужно просто искренне предоставить Господу решать.

Если бы оно могло отказаться от себя, до такой степени, чтобы действительно стать прозрачным инструментом, это был бы лучший вариант.

Это не его дело, оно не в состоянии знать, что должно быть сделано. И оно становится все менее способным НАМЕРЕННО, я знаю это. Поэтому… только одно имеет значение: пусть исполнится Твоя воля. Больше ничего.

 

*

*    *

 

(Входит Суджата)

 

(Что же случилось между вторым и

третьим апреля, если Мать заговорила об этом?)

 

Суджата. Доброе утро, Мать.

 

Доброе утро, мое дитя.

Все в порядке?… Правда?

 

Суджата. Да, Мать.

 

(молчание)

 

   Я хочу кое-что тебе сказать…. Я уже говорила Сатпрему, что если придет время для трансформации, если мое тело станет холодным, они не должны торопиться закапывать его. Потому что это может быть… это может быть лишь временно. Ты поняла? Это может быть временный феномен. Они должны оставить его здесь до тех пор, пока оно не обнаружит признаки полного… начала разложения. Я говорю тебе это потому, что хочу убедиться, что это понято. Было бы глупо положить его в могилу и этим остановить всю работу.

Ты поняла? Ты поняла, что я имею в виду?

 

Суджата. Да, Мать, твои инструкции записаны….

 

Вы должны быть абсолютно уверены в том, что я оставила свое тело.

Я не знаю…. Я знаю, что предпринимается попытка трансформировать его, тело знает об этом и очень желает этого, но я не знаю, будет ли оно способно это сделать…. Ты понимаешь? Поэтому, некоторое время может казаться, что оно умерло, но это может быть временно. Оно может начать снова – оно может начать вновь. Но тогда… тогда возможно, я буду неспособна говорить.

Поэтому я говорю это тебе. Сатпрем знает. Должен знать еще один человек

 

Суджата. Я полагаю, Пранаб тоже знает об этом.

 

Я не знаю, я никогда ничего ему не говорила.

 

Суджата. Потому что мы записали твои инструкции и они хранятся здесь, в ящике. Они хранятся здесь в качестве "инструкций".[39]

 

Не знаю, я никогда ничего ему не говорила.

 

(помощник Матери говорит Суджате на бенгали: "Он знает")

 

Суетиться, кажется, глупо. Лучше ничего не говорить. Достаточно, если будут знать несколько человек. На самом деле, это меня не беспокоит, но…. Тело действительно очень благожелательно, оно хочет сделать все, что от него зависит. Будет ли оно способно…? В конце концов, если Господь решил, что оно будет трансформировано – оно будет трансформировано!

(Мать смеется) В данное время оно чувствует себя очень живым! Это большее, что оно может сказать. И за мной присматривают замечательные дети.[40]

 

 

 

4 апреля 1972

 

(Встреча с S.S. – третьим из трио конкурентов.

Он докладывает Матери, что ходят слухи, будто

некоторые ауровилльцы – "американские шпионы")

 

(Мать говорит на английском) Некоторые люди говорят, что они американские шпионы и их содержит американское правительство, другие (из американцев) говорят, что американцы никогда не держали бы таких бездарных шпионов. Поэтому, я сама не вижу… по правде говоря, я ценю их не очень высоко, но против них ничего не имею. Вот так.

Я делаю все возможное, чтобы выставить их; то есть всё, чтобы они ЗАХОТЕЛИ уехать. Но они… этого не произошло, они действительно хотели остаться. Если бы у нас были очевидные доказательства, что они шпионы, тогда все было бы просто.

Я могла бы сказать, чтобы они уезжали. Но они были здесь в течение стольких лет. Это нужно доказать, это не может быть чувством, идеей, или чем-то еще, должно быть конкретное доказательство. Мне хотелось бы, чтобы ясно проявила себя Божественная воля. Потому что человеческая оценка ничего не стоит. Один ОН знает истину и один ОН должен решать. Не знаю… понимаешь ли ты то, что я говорю, возможно не очень ясно. Но, по правде говоря, я не имею никого уважения к человеческим оценкам и точкам зрения, и я абсолютно убеждена, что одно Божественное знает истину. То, что я делаю, должно ясно показывать Его волю, чтобы мы делали только то, что Он говорит и то, что Он видит. Мы не способны видеть. Мы будем руководствоваться Божественным.

 

(молчание)

 

Que Ta volonte soit faite (пусть исполнится Твоя воля), КАКОЙ БЫ она ни была. Это моя позиция.

 

(входит ауровилльский архитектор)

 

Архитектор. Произошла целая цепочка событий и это заставляет меня задать Вам вопрос. Я прочитал это S.S., так как мы наконец-то поговорили, поскольку чувствовали, что должно быть принято определенное решение, для того, чтобы попытаться улучшить ситуацию в Ауровилле. Но мы продолжаем возвращаться все время к одним и тем же проблемам, которые я суммировал в этом письме.

"Ауровилль обременен небольшой группой людей, которые оказывают пагубное влияние на его жизнь и дух, и подвергают опасности его прогресс. Они мешают любым попыткам обеспечения безопасности, игнорируют меры гигиены, мешают выработке решений и их поведение противоречит идеалам Ауровилля. Единственное решение, это отправить некоторых из них домой и на определенный период ограничить въезд для вновь прибывающих, кроме тех, кто непосредственно полезен для строительства Ауровилля.

Мы видим, что практически, эта возможность не была одобрена Вами. Является ли присутствие этих элементов (которые мы считаем нежелательными) необходимым для Ауровилля, по причинам, известным Божественному Сознанию? Предполагает ли это, что мы должны строить Ауровилль среди трудностей, которые они представляют? И полезны ли они для развития Ауровилля?"

 

(далее Мать говорит на французском) С общей и абсолютной точки зрения, трудности ВСЕГДА являются милостью. И они не приносят пользы только из-за человеческой слабости. Трудности – ВСЕГДА милость. Я нахожусь на Земле сейчас, и находилась всегда – всегда, всегда, всегда, без единого исключения. И в конце всех трудностей, я не видела ничего, кроме милости. Я не могу ни видеть,  ни чувствовать по-другому, потому что это был опыт всей моей жизни. Вначале, я могла разволноваться и сказать: "Что делать, я полна доброй воли, однако трудности наваливаются…". Но впоследствии, я бы просто дала себе шлепок: "Глупая! Это просто для того, чтобы внести больше совершенства в твой характер и твою работу!". Вот так.

 

(молчание)

 

Некоторые люди были изгнаны из Ашрама в Ауровилль. И я согласна, что они - трудный элемент, который все усложняет. Я хочу, чтобы их изгнали из Ауровилля… куда-нибудь, в другое место. Это было бы не очень хорошо для остального мира, но пусть это тебя не беспокоит! Хотя, если их не ограничивать, они были бы сносны. Практически, тебе нужно поговорить с каждым индивидуально.

А теперь продолжай – что ты хотел сказать? – говори.

 

Архитектор. Мать, я просто хотел знать, предполагает ли это, что мы должны принять присутствие этих, на первый взгляд нежелательных людей, как необходимость для развития Ауровилля, и если это так, мы должны действовать соответственно и смотреть в лицо трудностям, которые они представляют, или же мы должны принять определенные меры, чтобы решить проблемы безопасности, гигиены….

 

Какие проблемы гигиены? Что за проблемы безопасности?

 

Архитектор. Например, Мать, абсолютно бесполезно давать им огнетушители, шланги и воду, если они не прикладывают никаких усилий, чтобы научиться пользоваться огнетушителем и содержать шланги в надлежащем состоянии.

 

Да, это ясно.

 

Архитектор. То же самое с гигиеной.

 

Нет никого, кого можно сделать ответственным за это?

 

Архитектор. Да, Мать, мы сами должны научиться управляться с этим хозяйством.

 

Да. Что-то из этого можно организовать с людьми, которым мы можем доверять, и если другие разочарованы – пусть уезжают. Ты понимаешь, что я имею в виду? Вместо того, чтобы занять активную позицию – "Уходите прочь!" - которая затруднительна по многим причинам, мы ограничим их своей властью, которую они не приемлют, и они будут вынуждены уехать. Вначале они будут протестовать, но мы должны оставаться твердыми - "Будет так".

Мы должны найти людей, способных это сделать, с твердым характером, и как только мы их найдем, можно дать им власть и если это кому-то не нравиться – пусть уезжают! Но мы не можем выгонять людей, которые уже там, пока у нас нет человека или нескольких людей, способных занять активную позицию.

 

Архитектор. Да, Мать, это ясно. Но есть так же проблема с принятием в Ауровилль.

 

О… и?

 

Архитектор. Например: некоторые нам кажутся абсолютно нежелательными с самого начала. И, тем не менее, такие люди иногда принимаются. Есть ли на это причина?

 

На испытание. Только на испытательный срок и никак иначе.

 

Архитектор. Но, Мать, раз они здесь на испытании, уже никто не сможет отослать их прочь.

 

Ах, нет! Если они не подходят, их нужно отправлять. Я только что говорила о тех (фактически, я об этом говорила с S.S.), кого я была вынуждена удалить из Ашрама, потому что они были совершенно нежелательны здесь,[41] и они ушли в Ауровилль. Эти люди должны уйти или почувствовать… что им здесь не место. И вновь прибывшие, принятые с испытательным сроком и оказавшиеся нежелательными, тоже могут быть отосланы. Я имела в виду старожилов, тех, кто здесь годы и годы. Но вновь прибывшие, кто был принят с испытательным сроком и не подошел, могут уезжать – они ДОЛЖНЫ уехать. Я даю тебе всю полноту власти, чтобы отсылать их.

Понимаешь, некоторые люди приходят ко мне, а я не знаю, как их зовут, чем они занимаются – я не знаю о них ничего! Просьбы о принятии новичков должны поступать ко мне через кого-либо из вас (потому что ты на практике знаешь ситуацию и людей). К несчастью, многие пишут мне, а я их не знаю, я не запоминаю имен, я помню их только, когда знаю – кто они, чем занимаются. Но если ты знаешь, чего они стоят и можешь мне это сказать (этот такой, этот сякой) - я доверяю тому, что ты говоришь, и если ты мне скажешь, что такой-то – нежелательная персона - так тому и быть, он должен уйти. Но я должна быть заранее информирована, потому что, обычно, люди приходят то через одного, то через другого человека, а я не в курсе, я не знаю. Ты представляешь картину? Я даю общий ответ, а они воспринимают его как …, потому что я думаю, что это - другой. Я не помню, я забываю имена… в следующую минуту уже не помню. Моя голова наполнена чем-то более обширным, чем все это. Должен быть один человек, один или два, (два было бы очень хорошо), которые будут представлять мне вновь прибывших в Ауровилль, и я полностью согласна отправлять назад тех, кого ты посчитаешь нежелательными персонами – понимаешь? 

 

Архитектор. Да, Мать. Но в настоящее время все просьбы тебе передает S.S.. Никто больше не передает просьбы от вновь прибывших, поэтому это просто.

 

Ты в этом уверен?

 

Архитектор. Например, (я использую этот пример, Мать, потому что для меня это была настоящая проблема) была одна девушка, которая сидела на таблетках и которую выгнали из Ауровилля; она попросила S.S. чтобы ей позволили вернуться. И мы …

 

Девушка?

 

Архитектор. Да, Мать. S.S. и я были против, но ты сказала: "Ей нужно дать еще один шанс".

 

Да, да – на один месяц?[42]

 

S.S.. Они были там в течение недели, на испытании.

 

Вы должны дать им, по крайней мере, один месяц, по крайней мере, один. Но если они покажут хоть малейшую неискренность (вы понимаете), если они скажут: "Я не буду делать это, я не буду делать то, я не хочу этим заниматься и т.п…." просто скажите им – "вы можете уходить". Вам даже не надо меня спрашивать, вы можете просто выставить их. Просто информируйте меня: "Такой-то и та … не подходят". Я даю вам власть делать это. Я не буду протестовать. Но меня нужно информировать, потому что множество людей приходят ко мне и …видите ли, они действуют очень хитро, они используют других, чтобы передать свою просьбу.

 

Архитектор. Мать, мы хотели узнать, может быть, ты видишь пользу в том, что они представляют определенный тип трудностей в Ауровилле?

 

Нет, определенно, нет! У меня нет желания намеренно добавлять трудностей! Я знаю, что они приходят для… но их не надо приглашать, напротив. Вещи должны быть облегчены настолько, насколько это возможно. Только нас не должны раздражать трудности, смысл в этом. Я совсем не говорю, что нужно принимать трудности, не приглашайте их вообще, вообще, вообще – жизнь и так достаточно трудна. Но когда они приходят, вы должны со спокойным сердцем смотреть им в лицо. Мы должны стремиться к Порядку, Гармонии, Красоте и …к коллективному устремлению ко всему, что на данный момент отсутствует. Мы должны… понимаешь, будучи организаторами… наша задача, показать на своем примере, что нужно делать другим. Мы должны подняться над личными реакциями, настроиться исключительно на Божественную волю и быть послушными инструментами Божественной воли: безличными, без каких-либо личных реакций.

Мы должны "быть" со всей искренностью, тем, чем хочет Божественное – пусть будет так! Все.

Если мы сможем быть такими, тогда мы такие, какими и должны быть и ЭТО, есть то, чем мы должны стать. В остальном… во всем остальном мы делаем лучшее, на что только способны. Я знаю, что это нелегко, но мы здесь не для того, чтобы делать легкие вещи, для тех, кому нравится легкая жизнь – весь мир. Мне хочется, чтобы люди почувствовали, что приезд в Ауровилль не означает легкую жизнь – это означает, что для прогресса нужны гигантские усилия. И те, кто не желает терпеть, должны уехать. Таково положение вещей. Я хочу, чтобы была жажда прогресса и жажда обожествления существа такой интенсивности, чтобы те, кто не в состоянии (не могут, или не хотят) приспособиться, уходили бы сами: "О, мы ожидали не этого". Так как сейчас все, кто хочет легкой жизни и делать всё, что  нравиться, говорят: "Поехали в Ауровилль!". Должно быть прямо противоположное, люди должны знать, что приезд в Ауровилль означает почти сверхчеловеческие усилия для прогресса. Значение имеет только наше усилие и искренность отношения. Люди должны чувствовать, что неискренность и ложь, не должны находиться здесь, здесь они просто не работают, невозможно дурачить людей, которые посвятили свою жизнь попытке выхода за пределы человечества. Есть только один способ быть убедительным – БЫТЬ этим.

Тогда мы станем сильными, вся Божественная сила будет на нашей стороне. Мы здесь за тем, чтобы подготовить сверхчеловечество, а не за тем, чтобы свалиться обратно в свои желания и легкую жизнь – нет! Люди должны это почувствовать, наша пронзительная искренность должна быть настолько сильной, что это изгонит их – вот что они должны почувствовать. В этом случае, мы будем тем, чем должны быть. Сила реализации, искренность реализации такова, что она НЕПЕРЕНОСИМА для всех, кто неискренен.

 

(молчание)

 

Все?

 

Архитектор. Да, Мать.

 

(молчание)

 

   Если мы со всей искренностью на стороне Божественного, мы ЯВЛЯЕМСЯ тем, чем должны быть. Это то, о чем говорил Шри Ауробиндо. Если бы только люди знали это, если бы со всей искренностью, со всей искренностью они отдали себя Божественному и встали на его сторону, они стали бы всем, чем должны быть.

Это может занять время, возможны трудности, беспорядок – вы должны быть непреклонны: "Я на стороне Божественного и Божественной манифестации, вопреки кому угодно и чему угодно". Тогда это – Всемогущество, ДАЖЕ НАД СМЕРТЬЮ.

Я не говорю завтра, не говорю немедленно, но … это уверенность.

 

 

 

5 апреля 1972

 

(Эта часть беседы касается переводчиков "Записок на пути".

Один из них хочет отказаться от работы)

 

Эго требует, чтобы ему оказывали должное уважение при работе… (смех). Мистер эго хочет продолжать наслаждаться всем причитающимся ему уважением. Оно пронзительно жалуется перед тем, как уйти.

О, я видела такие очаровательные вещи, малыш! Я часами наблюдала - сознание наблюдало схватку между эго и сверхчеловеческим сознанием…(смех) это похоже на дуэль! Эго так многословно спорило! Казалось, оно говорило: "Смотри, если ты выгонишь меня, мир станет адом" и показывало самые страшные сцены: "Если я удалюсь, вот что будет делать мир" – говорит оно – "если я отсюда уйду, вот что случится"…(Мать смеется)… ужасные вещи, самые потрясающие катастрофы…! Это продолжалось многие часы.

Знаешь, я не сплю ночами; я остаюсь очень спокойной и тогда я просто наблюдаю все эти сцены.

Рассказанные в деталях, они, возможно, были бы очень интересны … возможно, позже я расскажу?

 

*

*    *

 

 

Действующие лица (в пьесе)

 

         Следующая беседа необходима, чтобы показать условия, в которых жила Мать. 

Увы, в то время я всё ещё был полуслепым, поскольку Мать завернула меня в такой кокон из Света, что я не мог видеть, что происходит в действительности - она знала мою импульсивную натуру, и что я не потерплю, зная, что происходит в реальности, ни той ситуации, что была в ее комнате, ни мелких интриг. Но, постепенно, я узнал определенные вещи.

Сам того не понимая, я был свидетелем трагедии. 

Но "трагедией" это стало потом, когда было уже слишком поздно. В то время это были только люди; приходящие и уходящие, с одними и теми же движениями изо дня в день, пустыми словами и маленькими бурлящими желаниями, не хуже и не лучше друг друга – и кто в действительности знал, что они делают и куда идут? Однако, трагедия уже впечаталась в этот незначительный жест, в это бесполезное действие, в эти несколько слов. И не шла ли здесь "каждый день Троянская война"? И "не умер ли Александр " в один прекрасный день? Судьба использует несколько существ и внезапно кристаллизует великие моменты Истории; действующие лица не "жестокие" и не "добрые", очень похожие на людей, которых мы встречаем каждый день, но только с маленьким отличием в сердцах. Каждый играет свою роль: в черном или белом, для какой-то непостижимой цели, где все примирится.

Но, тем временем….

Вот из кого состояло непосредственное окружение Матери: ее "телохранитель" Пранаб – бывший боксер, вспыльчивый, высокомерный человек, чьи ужасные недостатки были обратной стороной любви, которую он не принял, потому что это означало бы подчинение. "Страшная гордость" – однажды сказала Мать.[43] Он не доверял ничему, кроме своих бицепсов и прожил в тщетных иллюзиях о "сверхчеловеке" без какой-либо осязаемой психологической реализации. Его посвящение было даже совершенным, по-своему, как у спортсмена, знающего, что он проиграл игру, которую надеялся выиграть, но ведущего себя спортивно до конца. Он обращался с Матерью как жестокий человек и говорил с ней, как жестокий человек, но тупо продолжал служить ей, не жалея никаких усилий, хотя и с растущим нетерпением. Он служил Матери в течение более чем двадцати пяти лет. Пранаб инстинктивно питал ко мне отвращение, так же как и к Павитре (с которым он дурно обращался) и так же вообще ко всему, что превосходило его примитивный интеллект - Пранаб любил только то, чем мог обладать. Он так же был откровенным ксенофобом, патологически не любил иностранцев, "сахибов" как он говорил, забывая, а может и нет, что Мать тоже была "иностранкой". Между мной и Пранабом никогда не было никакого обмена, мы жили в совершенно разных мирах, и работа одного никак не пересекалась с работой другого. Он только выказывал мне свое презрение и раздражение, когда входя в комнату Матери, заставал ее в созерцании, держащей мои руки - возможно, он был полон страстным желанием Любви, которая ускользала от него. Я никогда не говорил ему ни слова. Он никогда и ничего не говорил мне.

Вторым человеком в окружении Матери был доктор Саньял. Полностью посвященный, чистый и не расчетливый человек, но с абсолютным отсутствием веры, за исключением медицины и ее методов. Он был возле Матери около двадцати лет, без какого-либо понимания того, что она делает, сея в ее телесном сознании свои сомнения и медицинские невозможности. Мать несколько раз ссылается на него в этой Агенде.

Третьим человеком был Чампаклал, который так же был помощником и у Шри Ауробиндо. Чистосердечный человек, простой и абсолютно посвященный. Не могу высказать о нем ничего, кроме уважения. Он приехал из гуджератской деревни прямо в Ашрам, около пятидесяти лет назад, в возрасте 18 лет. Не было ничего общего между его деревней и Шри Ауробиндо. Не понимая ничего из происходящего, он просто служил и делал то, что ему приказывали.

Четвертым и последним героем была девушка, служившая Матери. Она появится в следующей беседе. По поводу нее я был особенно слеп, потому что она была молодой и нежной, но она полностью была под влиянием Пранаба и своих страстей. Я, конечно, заметил, что она прислушивалась к нашим беседам с Матерью и таким образом затемняла атмосферу, невидимо вмешиваясь в свободное выражение Матери, и нет нужды говорить, что Мать чувствовала происходящее в атмосфере. Как много раз Мать останавливалась, не закончив предложения, прерванная чем-то невидимым: "Я не могу говорить" - это происходило не только из-за того, что она задыхалась. Атмосфера наших бесед была уже не той, какой была последние 15 лет, до 1970 года. Но ко всему, мы были ответственны за новый и печальный поворот событий. Мы знаем, что Мать часто говорила об Ауровилле или беседовала с тем или иным учеником, и мы сожалеем об утере этих бесед - для нас каждое ее слово казалось таким важным для мира, даже если мы были не всегда в состоянии полностью понять то, что она говорила. Поэтому, с ее одобрения, мы умудрились достать маленький кассетный магнитофон. Было согласовано с Матерью, что ее слуга будет записывать все важные беседы в комнате Матери и потом передавать мне, для добавления их в Агенду. Сначала я заметил, что она придерживает записи, но врожденная нерешительность удерживала меня от того, чтобы сказать ей об этом, боясь показаться слишком напористым "монополистом", к тому же, я не знал точно, чьим инструкциям она подчиняется. Затем, постепенно, она совсем перестала отдавать мне записи, включая разговоры с Суджатой. В этом смысле, ситуация в комнате Матери была такой хрупкой, что я ничего не хотел говорить, поскольку боялся взрыва, который в конечном итоге отразился бы на Матери. Я уже ощущал невидимый барьер, растущий против Суджаты, имя которой систематически вычеркивалось из списка посетителей под одним или другим предлогом, вместе с именами нескольких молодых женщин, которые являлись положительным и молчаливым элементом Ашрама. И как можно было спорить, когда говорили Суджате: "Мать больна, она не может тебя видеть"? Однажды Суджата упомянула об этом Матери, но когда то же самое повторилось три, четыре…десять раз, говорить уже было не о чем. Не зная причины происходящего, я чувствовал, что моим встречам с Матерью тоже угрожает опасность. Фактически, мы одни стояли перед лицом темного сопротивления. Сопротивления откуда? Нет другого ответа, кроме людской мелочности, которая не понимает и ненавидит все, что ее превосходит. Даже родной сын Матери ревновал меня, не говоря уже о других, откровенных "лгунах", как привыкла называть их Мать, которые находились там и которые по сей день управляют Ашрамом. В конце концов, позже, пресловутый кассетный магнитофон, записи которого я больше не получал, был втайне использован для записи наших бесед с Матерью – в чьих интересах?

Это был конец. Атмосфера стала отвратительной настолько, что стало очевидным  - так больше не может продолжаться, Мать задыхалась в этом. Позже, я познал собственным телом и непосредственно пережил, что все негативные мысли мучают тело, они создают подавленность, в которой ты задыхаешься. Однако, даже когда они закрыли передо мной двери Матери, спустя год и месяц, 19 мая, Я ВСЕ НЕ МОГ ПОВЕРИТЬ, что это конец. Я был убежден, что это последняя стадия, что Мать наконец-то собирается избавиться от старой, рабской зависимости от пищи - последнего, что привязывает к старой психологии. Но, как мы теперь уже знаем, ее "телохранитель" не позволил сделать этого. В своей речи, 24 декабря 1973 года, он заявил: "Вначале (начиная с 20го мая) она отказывалась от любой пищи и питья, но все же мы убедили ее есть".[44]И все же она боролась столько, сколько могла, и тогда…. Временами, кажется, я слышу ее слабый, дрожащий голос: "Где Сатпрем? Где Сатпрем?…" и затем молчание. Попытайся я силой преодолеть этот барьер – эта Агенда никогда бы не вышла в свет. Поэтому следующая беседа стала пророческой.

Таково было непосредственное окружение Матери: преданный, но ничего непонимающий помощник; доктор без веры; вспыльчивый и деспотичный телохранитель и маленькое слепое существо, управляемое Пранабом, и своими страстями.

Позволим фактам говорить самим за себя.

 

 

*

*    *

 

 

(После молчания Мать возобновляет беседу)

 

Тело ослаблено трансформацией, доктор говорит, что оно выказывает признаки слабости.

Правда оно чувствует напряжение, когда нужно приложить слишком большое усилие. Но думаю, это пройдет. Я убеждена - я уже говорила тебе – что если я доживу до ста лет, я стану сильной.

 

Но как насчет того дня, Мать, когда ты сказала Суджате о том, что возможно, твое тело станет безжизненным с виду, "мертвым", как они выражаются…

 

Да.

 

… но это будет частью процесса трансформации. И если это произойдет, мы не должны класть тебя в могилу….

 

Да.

 

Но почему… опять пришла в голову мысль, что ты можешь…?

 

Да…. Я не знаю. В любом случае, мне хотелось бы, чтобы кто-нибудь предотвратил эту глупость, так как вся работа тогда будет загублена.

 

Да, конечно. Но такие, как К., будут там (Сатпрем повернулся в сторону ванной и жестом просит приблизиться служанку Матери).

 

Да.

 

Такие как К. будут возле Тебя.

 

Да, малыш, но К. еще молода, она совсем не имеет авторитета.

 

У нее есть авторитет, Мать! (К. смеется)

 

Суджата. Фактически, мы тоже не имеем никакого авторитета, Мать.

 

Там должны находиться люди, имеющие авторитет, и сказать (Мать говорит с силой):  ВЫ НЕ ДОЛЖНЫ ДЕЛАТЬ ЭТО – МАТЬ НЕ ХОЧЕТ.

 

Да, Мать, но я думаю, только К. или Суджата могут сказать это – что могут сказать другие?

 

Да, а как насчет тебя?

 

Меня? Что я скажу? Кто меня послушает? Они скажут, что я сумасшедший, они даже не позволят мне войти в твою комнату.[45]

 

(Мать удивленно смеется)

 

Правда, они не разрешат мне войти в твою комнату. Но те, кто находится здесь, такие как К. или Суджата, С ИХ ВЕРОЙ есть возможность что-то сделать, или, возможно, Пранаб. Но Пранаб… только ты можешь….

 

Пранаб…Пранаб будет думать, что я мертва!

 

Да, это так.

 

Точно.

 

Да… Пранаб не верит…у него нет веры.

 

(Мать кивает)

 

Лично я думаю, что только вера людей, таких как… ну да, "маленькая девочка" К. или Суджата, они могут обладать авторитетом, имея веру. Это все, что приходит в голову. Они должны будут находиться там.

 

(Мать одобрительно качает головой. Суджата сидит молча до конца беседы)

 

Возможно, но это не точно, что так случится (глубокий транс). Иногда, когда я вижу все эти вещи, я …. Понимаешь, слабость, это причина того, что мне трудно говорить; мне трудно выражать себя: неожиданно, я чувствую… я чувствую своего рода… не знаю, не могу сказать усталость или истощение, но… как будто из меня выпита жизнь, и, тем не менее, сознание еще более ЖИВОЕ, более сильное, чем когда-либо!

Тело не знает, будет ли оно способно пройти через это – вот что происходит.

Поэтому, поэтому, видимость может быть очень обманчива.

 

 (Сатпрем, обращаясь к К.) Но разве бы не смог кто-нибудь, вроде Чампаклала, понять это?

 

К. Я так не думаю.

 

Понимаете, самая большая проблема – правительство: стадо дураков, которые не знают ничего, кроме своих правил и предписаний.

 

Нет, нет, Мать, я хочу заверить тебя, что….

 

К. Нет, нет.

 

В любом случае, пока мы живы, мы сделаем все, чтобы защитить тебя…

 

Да.

 

Обязательно.

 

Мое дитя.…

 

(молчание)

 

Нет, я действительно не думаю, что что-нибудь случится.

 

К. Я тоже.

 

Не думаю, что что-нибудь случится. Если тебе необходимо оставаться в течение нужного количества дней в состоянии, с виду напоминающем самадхи, ты будешь защищена и все будет хорошо, это все.

 

(Мать одобрительно кивает)

 

Все что нужно – ОДИН человек, с настоящей верой.

 

ДА, ДА, точно. Именно так. Да.

 

Ну… по крайней мере, три человека с настоящей верой находятся здесь!

 

(Мать смеется) Да.

 

Даже четыре! (Васудха, прежняя помощница Матери, заходит в комнату)[46]

 

(Бьют часы, Мать берет Сатпрема за руки,

она выглядит успокоенной)

 

Итак, К. много чего записала – она отдала это тебе?

 

Этим утром?

 

К. Не сегодня, вчера.

 

Да, вчера, Мать, я еще это не смотрел.

 

Я больше не говорю с такой силой, как обычно, так как говорить стало трудно. То, что я говорю, не имеет такой силы, как обычно.

 

Но сила находится позади.

 

Да, сознание стало сильнее, чем когда-либо.

 

Точно…! Нет, я действительно нахожу, что сила находится там, позади….

 Верно, ты не говоришь, как оратор!…

 

Да, до этого далеко. Ну, мои дети, будем делать то, что можем, мы будем делать лучшее, на что только способны.

 

Да, мы хорошенько присмотрим за тобой и …МЫ НЕ ПОЗВОЛИМ СПУСТИТЬ ТЕБЯ ВНИЗ.

 

Хорошо, тогда все хорошо! (Мать смеется)

До свидания, мое дитя.

 

(обращаясь к Суджате, с большой нежностью) Мое дитя….

 

 

ПОСТСКРИПТУМ.

 

   "Мы не позволим опустить тебя вниз…. Каким же мучительным вопросом до сих пор звучат эти слова, восемь лет спустя! Что мы могли сделать? Закатить скандал? Бесполезно, это только развязало бы руки своре, до того как мы улучили бы время, чтобы спрятать Агенду в безопасном месте. Вот факты, которые изложил Пранаб в публичной речи, на английском, 4 декабря, 1973 года:

 

"Я прибыл примерно пять минут восьмого (в комнату Матери, 17 ноября, вечером) и увидел, что доктор Саньял уже осматривает Ее. Дьюманбхай (ученик, который приносил Матери еду) тоже пришел. Я подошел и пощупал у Матери пульс. Он все еще был, с большими интервалами. Все еще было дыхание. Но все медленно останавливалось. Доктор делал Ей массаж сердца. Это не дало никакого эффекта. Затем он объявил, что Мать покинула тело. Это было в 7:25 вечера. Затем, будучи присутствовавшим при смерти и чувствуя свою ответственность, я стал думать – что я должен делать? В то время там присутствовали Андре (сын Матери), Чампаклал (ее помощник), доктор Саньял, Дьюманбхай, Кумуд (слуга) и я. Я поговорил с Андре и сказал ему, что я хочу подождать некоторое время, затем спустить тело Матери вниз, в зал для медитаций, чтобы его видели люди. Там оно будет лежать, чтобы его не побеспокоили, а потом мы решили бы, что делать. Андре согласился с моим предложением. Он хотел остаться с нами, но так как был нездоров, я предложил ему пойти домой и отдохнуть, и придти на следующий день. Он ушел. Мы остались там и обсуждали между собой как поступить. Мы подумали, что если люди немедленно узнают об уходе Матери, то возникнет большая суета и толпа будет шумно требовать видеть Ее. Будет шум, крики и огромный беспорядок. Поэтому, мы решили на некоторое время сохранить событие в тайне. Доктор Саньял так же сказал, что мы не должны беспокоить тело, по крайней мере, несколько часов. Поэтому мы оставили Мать как есть, и после одиннадцати часов, когда ворота Ашрама закрылись, мы обмыли Ее тело с одеколоном, одели красивое платье, устроили все, и затем, Дьюманбхай спустился вниз и позвал Нолиниди. Нолиниди поднялся, увидел все и спросил, что мы собираемся делать. Я рассказал ему о своем плане. Он сказал, что Мать однажды говорила ему, что если Она будет выглядеть так, будто она оставила свое тело - мы не должны торопиться, а смотреть, чтобы ее тело бережно сохранялось, и ждать. Я сказал: "Мы именно это и собираемся делать. Мы обмыли Ее, иначе могли бы появиться муравьи и насекомые. Одели Ее в новое платье и потом осторожно и бережно спустим вниз и положим в Медитационном Зале. Спустя некоторое время мы позовем людей".

Он согласился с нашими предложениями…. Около двух часов утра мы взяли тело Матери, спустили вниз, положили на ложе, все привели в порядок. Затем я вышел и позвал Мона, сказав ему, чтобы он пришел ко мне с четырьмя другими парнями, моими заместителями, так сказать. Когда они пришли, я объяснил им, что делать. Во первых: позвать фотографов, потом созвать попечителей Ашрама, потом всех, кто был особенно близок с Ней…. С трех часов начали прибывать люди, которых вызвали. В это время мы находились наверху, готовили заявление для прессы и Всеиндийского радио, чтобы избежать искаженной информации…. Наш набросок заявления был откорректирован Ниродом и отдан Удару для распространения. В 4:15 утра мы открыли ворота Ашрама для последнего Даршана….

 

 Таким образом, спустя шесть часов и тридцать пять минут, после так называемой смерти Матери, они перенесли Ее вниз, взяли  тело из Мира и Защиты Ее атмосферы… и затем бросили на растерзание тысяч жадных, любопытных визитеров, среди слепящих неоновых ламп и гудящих вентиляторов, ровно через ВОСЕМЬ ЧАСОВ И ПЯТЬДЕСЯТ МИНУТ, после того, как перестало биться сердце….

Какое вселенское соучастие в преступлении, связало вместе всех этих людей, ВСЕХ, кто хорошо знал, что тело Матери нужно было оставить в покое, в ее комнате, ВСЕХ, кто хорошо знал "инструкции" Матери?

Даже желая избавиться от нее, они не смогли бы мчаться быстрее. Пранам сам, в своей речи, бесстыдно заявил: "Некоторое время назад, она повторяла часто мне и еще некоторым людям, одно. Она говорила, что вся работа, которую она проделала в своем теле, может быть испорчена двумя способами: первый, это когда Сила, которую она тянет вниз, может оказаться такой мощной, такой огромной, что тело может оказаться неспособным выдержать ее и выйдет из строя.[47] Это была одна из возможностей. Второй было то, что если Она когда-нибудь войдет в глубокий транс, и это будет выглядеть для нас так, будто Она оставила тело, то если мы по ошибке положим Ее в Самадхи (могилу), это совершенно испортит Ее Работу. И Она дала инструкции, где указала, что мы должны предоставить телу необходимую защиту и наблюдать, и только когда мы будем абсолютно уверены, что Она оставила Свое тело, мы  должны положить Ее в Самадхи. Я думаю, мы сделали все, что Она хотела".

 

Верно, они сделали все необходимое, чтобы "быть абсолютно уверенными". Перемещение тела из Ее комнаты, было равносильно смертному приговору.

Естественно, нас никто и ни о чем не информировал. Мы не входили в круг лиц "близких" к Матери. Это брат Суджаты, Абхай Сингх, сам растревоженный слухами, сообщил эту новость нам. Мы прибыли в Ашрам около шести часов утра, ошеломленные, увидев цепь из тысяч людей, ожидающих своей очереди, (прошло 6 месяцев, с тех пор, как мы в последний раз видели Мать). Менее, чем через пять минут, Нолини позвал меня, чтобы перевести на французский пресс – релиз и его "послание" - все "послания" у них были заготовлены заранее! Он вручил мне листок бумаги. Я не мог поверить своим глазам и читал как автомат: "Тело Матери принадлежит старому творению. Оно не было предназначено для того, чтобы стать Новым Телом.[48]Оно было предназначено стать основой для Нового Тела. Оно хорошо служило своей цели. Новое Тело придет…. Оживление тела, означало бы оживление старых проблем, связанных с телом. Проблемы тела были устранены настолько, насколько это было возможным, находясь в теле, и далее это  уже не представлялось возможным. Для новой мутации, была необходима новая процедура. "Смерть" была первой ступенью в этом процессе."

 

Я прочитал еще раз, онемев от ярости: "Тело Матери принадлежит старому творению. Оно не было предназначено для того, чтобы стать Новым Телом…". Я смотрел на этих людей, глазеющих на меня в комнате Нолини. Воцарилась ужасная тишина. И затем я сказал: "НЕТ. Я НЕ БУДУ это переводить". Они смотрели на меня так, будто я сошел с ума. Я ушел.

Ряды гудящих вентиляторов, огромная толпа, ослепительные лампы, отражающиеся на цинковом потолке. Ее маленькая белая фигурка, казалось, была погружена в могущественную, почти неистовую концентрацию. Кричать? Что кричать? КОМУ? Разве могли мои крики вернуть её обратно, в Ее комнату. Разве могли они отменить все послания и заявления. Не было никого, кто бы услышал. Они совершенно все устроили. Не было ни одного голоса против. Сговор был тотальным.

 

 

 

6 апреля 1972

 

(Встреча Матери с Суджатой)

 

Я не хочу больше говорить.

Я вчера сказала Сатпрему все, что должна была сказать.

 

(молчание)

 

Некоторые люди приходят и загружают меня своими проблемами, другие приходят и не говорят ничего – в обоих случаях я молчу. Мне все равно, что они говорят, даже если я стала глупой – мне абсолютно все равно.

 

Суджата. О, нет…! Люди, которые это говорят, просто показывают свое истинное лицо.

 

Да. Это их дело. Меня это не касается. Более того, в сознании, я с теми, кто находится там.

 

(Мать сжимает руки Суджаты и пристально смотрит)

 

Да, это хорошо, хорошо. Ты знаешь, я с тобой! Ты знаешь об этом?

Также скажи Сатпрему, что я ВСЕГДА  с ним. Вот так, мое дитя.

 

(Затем Суджата рассказывает свой воскресный сон, в котором она и Сатпрем видели Шри Ауробиндо и Мать в комнате, в конце коридора. Сон имел отношение к физической трансформации Шри Ауробиндо и Матери. В то время, как Мать говорила с Сатпремом, Шри Ауробиндо подозвал Суджату, и положив два пальца на ладонь ее правой руки, сказал: "Ты должна нести веру и устремление в течение одной тысячи лет." Выслушав Суджату, Мать остается в молчании. Суджата пытается комментировать свой сон.)

 

Суджата. Заканчивается тысяча лет… и сейчас трансформация завершается…

 

Да, мое дитя. Хорошо, мое дитя. Хорошо. Теперь осталось только трансформировать себя (смех).

 

 

 

8 апреля 1972

 

   Возможно ты помнишь, что в январе монсиньор R. написал тебе и ты концентрировалась на нем в течение долгого времени; затем ты попросила меня написать ему и спросить "сознавал ли он что-нибудь?". Я получил от него ответ: одно письмо адресовано мне, другое тебе. Вот что он написал мне (его ответ задержался в связи со смертью кардинала Тизерана):

     "Мой брат,

   … действительно, 29го января, между пятью и шестью часами, Мать нанесла мне визит. Внутренний визит, но для меня он не подлежал сомнению. Она сказала мне так много… в такое короткое время.

Думаю, что сейчас я полностью готов порвать со всем своим прошлым, которое не принесло мне ничего, кроме обмана, иллюзий и надувательства…".

 

А вот что он написал тебе:

 

      "С того незабываемого 29го января, между пятью и шестью часами утра, я постоянно живу с Вами. Я никогда не чувствовал Ваше присутствие так сильно. Не телесное присутствие возле меня, а духовное, созданное из любви и привязанности.

Я услышал и понял Ваше послание.

Да, я знаю, я должен изменить направление своей жизни. Время пришло. Скоро ничто не будет удерживать меня от этого… даже псевдообязательства перед тем или иным человеком.

Мне хотелось бы…, я хочу работать с Вами, для того чтобы реализовать идеал, который наполняет энтузиазмом все мое существо.

Все, что я так кропотливо создавал – рушится….  У меня осталось ощущение, что вся моя работа была тщетной и напрасной.

И поэтому я обращаюсь к Вам с полным доверием.

Смерть кардинала Тизерана, который в течение 21 года был для меня настоящим отцом, погрузила меня в полное смятение…. Я ощущаю себя сиротой… поэтому, со всей искренностью, я говорю тебе: "Мать, помоги мне начать новую жизнь".

 

(Мать находится в концентрации долгое время)

 

Прекрасное письмо.

 

(молчание)

 

Он француз?

 

Да, Мать.

 

Какой сегодня день? И сколько сейчас времени там?

 

Сегодня суббота. Сейчас там примерно пять утра…. У тебя к нему есть послание?

 

Скажи ему (слова так ограничены) что когда я услышала его письмо, я увидела, я увидела и почувствовала чудесное действие Божественной Милости. Был некий… поток милости, сконцентрированный на нем, и это продолжалось, поток оставался концентрированным на нем – он сконцентрирован на нем (обнимающий жест).

Это очень конкретно – очень конкретно и могущественно: концентрация.

Как будто милость была сконцентрирована на инструменте Божественного, Божественной силы… инструмент.

Понимаешь, для меня постоянно – Господь, пусть твоя воля будет исполнена, Господь, пусть твоя воля будет исполнена… как будто он был выбран в качестве инструмента, одного из инструментов. Господь, пусть твоя воля будет исполнена… с огромной силой концентрации.

 

(Мать погружается)

 

 

*

*    *

       

(Затем Мать прослушивает несколько текстов Шри Ауробиндо,

для послания к 24 апреля. Суджата предлагает следующий отрывок из Савитри,

который Мать тут же принимает)

 

"Он приходит незримо в наши более темные части

и под покровом тьмы делает свою работу

Тонкий и всезнающий гость и гид,

До тех пор, пока они так же не почувствуют волю и

потребность измениться.

Все здесь должны научиться подчиняться

более высокому закону,

Клетки нашего тела должны содержать пламя Бессмертия.

"Савитри" 1.3.35.

 

Превосходно!

 

 

                                                               

12 апреля 1972

 

(Мать показывает Сатпрему свое фото со следующим

 текстом, напечатанным на английском)

 

"Никакой человек не сможет устоять против Божественной  воли.

Давайте добровольно примем сторону исключительно Божественного и окончательная победа – предопределена"

Мать.

                                                                 

   Удивительно, до чего упорна человеческая природа. Обычная человеческая природа такова, что она предпочитает поражение своим способом - победе, но иным способом. Я делаю в эти дни поразительные открытия, просто поразительные.

Человеческая глупость – бездонна. Бездонна.

Как будто сила, о которой я упоминала прежде,[49]хотела двигаться как… (жест бурения) глубже и глубже в подсознание.

В подсознании находятся невероятные вещи – невероятные. Я провожу все ночи, наблюдая их. А сила идет все глубже, глубже и глубже… ПОВЕЛИТЕЛЬНО.

Поэтому человеческое подсознание кричит: "О, пожалуйста, не сейчас, не сейчас, не так быстро!" И это то, чему противостоишь. Всеобщее подсознание.

Естественно, сопротивление приносит катастрофы, и тогда люди говорят: "Смотри! Посмотри на свое благотворное действие, оно только приводит к катастрофам". Невероятно, они невероятно глупы.

 

Я вижу это в себе: я никогда не чувствовал сопротивление низшей природы в такой….

 

Да, о да! Это потрясающе возросло.

 

Да, потрясающе. Удивляешься, чем это закончится? И временами действительно беспокоишься.

 

Нет, ты не должен беспокоиться. Ты просто… держись за Божественное. Поскольку, конечно, сопротивление так хорошо все объясняет, оно говорит: "Посмотри, куда это все ведет тебя, посмотри…".

О, это больше, чем сопротивление – это УПРЯМСТВО.

 

Да.

 

Упрямство.

 

Да, Мать, совершенно верно. Я могу это видеть. Я ясно вижу, что это на самом деле упрямство.

 

Да, упрямство.

 

Но я не знаю, что делать. Кажется, ничто не способно покорить это. Я не знаю, что делать.

 

Это так. Единственный способ, это…. Лучше, если ты не будешь слушать, но если ты все же слушаешь, то единственный ответ - "мне наплевать, мне наплевать на то, что ты говоришь, мне все равно". Постоянно. "Ты станешь дураком" – наплевать. "Ты испортишь всю свою работу" – наплевать… на все его упрямые аргументы тот же ответ - наплевать.

Если переживаешь на опыте, что все делает Божественное, тогда с непоколебимой верой говоришь: "Все твои аргументы не стоят ничего, радость быть с Божественным, сознавать Божественное – превосходит все", она превосходит творение, превосходит жизнь, превосходит счастье и успех - превосходит все…(Мать поднимает палец)  - ТО.

Это все. Тогда все хорошо. И все заканчивается.

Как будто это выгоняет на белый свет все самое худшее в природе и приводит в непосредственный контакт с силой...

 

Да!

 

… для того, чтобы покончить с этим.

Кроме того, оно, кажется, атакует то, что имеет в нас добрую волю.

Спустя некоторое время, это становиться абсолютно чудесным, но ты проходишь через некоторые трудные моменты.

 

Да. Да, бывают моменты, когда с удивлением думаешь, не будет ли все выметено прочь.

 

(Мать смеется) Это абсурд! Абсурд. Выметено будет только сопротивление.

Но….

 

(Мать погружается, улыбаясь)

 

   Я все больше и больше чувствую, что есть только один способ…(смех). Забавная картина: выругать ум, просто выругать ум – замолчи! Это единственный способ.

Ты бранишь ум… (Мать как бы дает легкий шлепок уму) – замолчи!

 

(молчание)

 

Подсознание содержит память о всех предыдущих пралайях, и память именно об этом всегда создает впечатление, что все движется к растворению, крушению.

Но если взглянуть на вещи в истинном свете, то возможно только более прекрасное проявление. Теон говорил мне, что это седьмая и последняя манифестация. Шри Ауробиндо (я рассказала ему о том, что сказал Теон), Шри Ауробиндо согласился, поскольку промолвил: "В этот раз мы увидим Сверхразумную трансформацию". Но для того, чтобы достичь Суперразума, ум должен ЗАТКНУТЬСЯ! У меня всегда перед глазами картина – ребенок, сидящий на голове у ума - играющий на его голове!…(Мать изображает ребенка, бьющего ножкой). Если бы я сейчас могла рисовать, это было бы действительно забавно. Ум, этот гигантский Земной ум… (Мать раздувает щеки), который считает себя таким важным и необходимым, и … ребенок, сидящий и играющий у него на голове! Смешно.

Ах, малыш, у нас нет веры! В один момент вера есть….

Мы говорим: "Хотим божественной жизни", но мы ее боимся! В тот момент, когда страх исчезает и мы искренни… все действительно меняется.

Мы говорим: "От этой жизни мы больше ничего не хотим", но…(смех) что-то в нас цепляется за нее.

 

Да!

 

Это смешно.

Мы цепляемся за свои старые идеи, свои старые… за этот старый мир, который обречен на вымирание – мы боимся!

В то время, когда божественное дитя играет, сидя на голове ума!…   

Хотелось бы нарисовать такую картинку - это просто замечательно!

Мы настолько глупы, что даже говорим…(Мать изображает оскорбленное достоинство) что Божественное ошибается: "Ты не должно так поступать"! Это смешно, малыш.

 

(молчание)

 

  Самый лучший способ излечиться от этого (я имею в виду самый легкий) – "то, что Ты пожелаешь; то, что Ты пожелаешь" – со всей искренностью. Со всей искренностью. И потом… потом приходит понимание. Потом понимаешь. Но понимаешь не ментально, не здесь… (Мать касается головы).

То, что Ты пожелаешь!

 

(молчание)

 

Поэтому, я могу видеть в людях сопротивление, я вижу (они ничего не говорят, но думают об этом), я вижу это в их ментальной атмосфере…(жестом описывает круг): пустая болтовня старой женщины.

Такова ситуация.

О…!

                         

 

 

 

13 апреля 1972

 

(Беседа с Суджатой. С этого момента ни одна магнитофонная запись, сделанная  в комнате Матери ее служанкой, не попадет в руки Сатпрема. Далее следует то, что по памяти было записано Суджатой. Вначале она прочитала Матери письмо от одного из школьников; Суджата пыталась построить мост между Матерью и  людьми, которые по настоящему любили ее, но не имели к ней доступа)

 

   "Милая Мать.

Кажется, ты не встречаешься теперь со всеми в дни рождения. Это из-за отсутствия времени или по какой-то оккультной причине? Люди говорят, что ежедневные встречи с большим количеством людей утомляют тебя, но если причина в этом, возможно, те двадцать человек, приходящие в свой день рождения за твоими Благословениями, займут времени меньше, чем по человеку в день! Кроме того, это единственный день, раз в году, когда мы можем встретиться с тобой, чтобы получить Благословения и побыть рядом. Конечно, никто не хочет беспокоить тебя и я тоже, конечно.

 Но мне интересно знать причину этого нового распорядка. Надеюсь, я не слишком дерзок, написав Вам это".

                                                                               Подпись: V.

Суджата. Им нужно тебя видеть, им нужна твоя помощь, это для всех трудный период.

 

   Моя помощь всегда с теми, кто в ней нуждается, и только эго мешает получить ее. Понимает ли V. разницу между эго и психическим существом? Эго – преграда. Эго было необходимо для формирования человечества, но сейчас мы готовим дорогу для сверхчеловечества – сверхчеловечества! Работа эго завершилось – оно хорошо сделало свою работу и теперь должно исчезнуть. И психическое существо – представитель Божественного в человеке, останется и прейдет в следующий вид. Поэтому, нам нужно научиться собирать все свое существо вокруг психического. Те, кто хочет перейти в сверхчеловечество, должны избавиться от эго и сконцентрироваться вокруг психического существа.

Но осознает ли он разницу между эго и психическим? Это очень искусный мошенник!…

 

 

 

15 апреля 1972

 

(Позавчера у Матери были проблемы с сердцем)

 

Итак?… У тебя что-то есть?

 

Как ты? (смех)

 

Я… (смех) все хорошо. Одна трудность за другой. Вчера произошло то, что я называю "сменой правления" для сердца, поэтому… это трудный момент. Но сейчас все хорошо.

В тот день, когда я видела играющего ребенка (я все еще вижу его), на макушке ОГРОМНОЙ ментальной головы, бьющего по ней ножкой – это был супраментал. Но как мы собираемся назвать это существо…?  Мы не должны называть его "сверхчеловеком", это не "сверхчеловек", это - супраментал. Потому что, понимаешь, переход от животного к человеку ясен для нас; переход от человека к супраментальному существу осуществляется (или нет), с помощью сверхчеловека - возможно, есть несколько человек (они существуют), кто в действительности совершит переход, но на деле, это работает не так. Сначала должно быть рождено супраментальное существо.[50]

Сейчас это становится все более и более ясно. В тот день я видела маленькое существо (символического ребенка), сидящего на большой ментальной голове – это был супраментал, что символизировало его независимость от ума, так сказать.

Вещи проясняются. Но мы находимся прямо в середине переходного периода, в наиболее трудное время.

Достигнет ли кто-нибудь подобного состояния, по крайней мере, подобного, или, во всяком случае, предшествующего супраментальному? Кажется, это то, что происходит сейчас. И поэтому, ты более не на этой стороне и пока не на той, ты… (Мать изображает подвешенное состояние). Довольно опасное состояние.

Очевидно, что все, кто родился сейчас и находится здесь, призваны принять в этом участие, они были подготовлены к этому предыдущими жизнями. С точки зрения глобального знания было бы интересно знать, что происходит и как происходит. Но с индивидуальной точки зрения, это не очень приятно(!), трудный период – ты уже не этой стороне, но пока еще не той – посередине. Вот где мы находимся.

 

Действительно, для перехода в супраментальное существо нет необходимости проходить через надразум….                                                                                               

 

Я не поняла.

 

Я имею в виду, что для контакта, или достижения СУПРА-ментального существа или сознания, нет необходимости проходить через надментальное существо.

 

Что ты называешь "надментальным существом"?

 

То, что Шри Ауробиндо называл "надразумом".

 

О, нет. Нет.

 

Я понимаю. Нет необходимости.

 

Надразумом Шри Ауробиндо называл область богов.

 

Поэтому нет необходимости проходить через это.

 

О, нет, область богов… стоит в стороне. Я не думаю, что их слишком беспокоят земные проблемы. Только иногда эти боги наслаждаются, вмешиваясь в земные дела. Но у них нет ничего общего с движением трансформации.

 

Да, совершенно верно.

 

Они бессмертны - не так ли? Они свободны (в большей степени они и бессмертны, и свободны). Они принимают участие в развитии Земли только из любопытства, для них это своего рода развлечение!

 

Да.

 

Они, возможно, помогли человечеству понять, что есть нечто по ту сторону земной жизни.

В этом была их польза.

Одно время (смех), я была очень близка со всеми этими существами. Они проявляли во мне то, что им нравилось и наслаждались этим! И я тоже наслаждалась! Мне было интересно, но я никогда не рассматривала это как необходимость.

 

Итак, другими словами, новое существо, которое ты видела, было супраментальным ребенком!

 

(смех) Да. Но я думаю, этот ребенок – ребенок лишь символический…. Я не знаю, появится ли он подобно ребенку и затем вырастет – не имею представления. Есть некоторые вещи, которых я еще не знаю – множество.

Но прошлой ночью произошло следующее: посреди ночи сердце перешло от старого правления Природы к Божественному правлению, поэтому, в какой-то момент… было тяжело. Но это сопровождалось… необычным ощущением, ощущением, что… психическое существо близко. Оно управляло существом долгое, долгое время, психическое переняло власть давным-давно, вот почему было возможно удалить ум и витал.

Фактически, я хотела рассказать тебе (не знаю, рассказывала ли я),[51] в первый раз по приезду в Тлемсен, (не помню год), в первый день, когда я прибыла в Тлемсен, Теон приехал встретить меня и сказал… (тогда я не поняла, но теперь понимаю), он сказал: "Теперь ты наедине со мной – ты не боишься?" И я ответила… (я была абсолютно спокойна и сознательна)… помню, мы гуляли по его огромному поместью, мы шли о направлению к дому и я сказала ему (Мать поднимает указательный палец): "Мною правит психическое существо – я ничего не боюсь". Ну… (Мать изображает, как Теон дернулся, будто обжегшись).

Я достигла психического сознания прямо перед отъездом в Тлемсен. И там оно стало еще сильнее.

Я не знаю, записано ли это где-нибудь….

 

Да, однажды ты рассказывала об этом.

 

О, я рассказывала тебе об этом разговоре?

 

Да, Мать, ты говорила о нём.

 

Это поразило меня и я никогда об этом не забывала. Мое психическое существо было там: "Я осознаю психическое существо, оно защищает меня, я ничего не боюсь…". Может быть, это не в точности те слова, я не знаю, но общий смысл ответа был такой.

 

(долгое молчание)

 

У тебя что-то есть?

 

Я ощущаю в себе изменение.

 

Ах! Какое?

 

Не знаю. В последний раз ты говорила о "сопротивлении" (подсознания) и в тот вечер я почувствовал что-то вроде света милости.

 

Да.

 

И затем мне стало легче.

 

Ах! Да….

 

И сейчас ощущение, (не знаю, может это иллюзия), но впечатление, что нечто действительно изменилось, как будто… пришла Милость и распутала во мне узел.

 

Да.

 

Я чувствую, что-то изменилось….

 

Верно. Это верно, но я не была уверена, что ты полностью сознавал это.

 

О, я сознавал! Я чувствовал… ты знаешь, я всегда боюсь обмануться.

 

Нет, нет, это ум в тебе, малыш - дай ему подзатыльник!

 

Я ясно ощущаю, что… это СДЕЛАЛА Милость.

 

Да, правильно, это сделать может только Милость.

 

Да, Мать, да!

 

Точное значение моего видения: переход не будет осуществлен методом ума, это сделает ребенок, сидящий на нём и играющий, я до сих пор вижу это.

 

Да, я пережил на опыте, насколько это реально, что все совершает Милость.

 

Да, да.

 

Все что мы можем делать – призывать милость, это все.

 

Да, звать, быть восприимчивым, стремящимся получить ответ.

Я очень сильно ощутила это вчера. Я прошла через трудные моменты: боль в теле, нерегулярное сердцебиение (то останавливается, то бьется вновь), как вдруг, прямо в то же мгновение, существо просто… (Мать открывает руки): "То, что Ты пожелаешь, то, что Ты пожелаешь". И течение нескольких часов все снова пришло в порядок. Как это было сделано? Я не знаю, только… (Мать открывает руки).

И для всего, всего, при любых проблемах, делай так… (Мать открывает руки) – "То, что Ты пожелаешь, то, что Ты пожелаешь..".

Я знаю, я говорю "пожелаешь", но это не видение, не желание Божественного, это… его способ существования. Определенный способ существования, следующие друг за другом способы существования. Мы всегда думаем о "сознательной воле", но это не так, это Его способ существования. Способ существования Его сознания. Он спроецировал Свое сознание в творение – это Его способ существования. И меняется именно Его способ существования.

Тогда понимаешь, что в уме нет необходимости, меняется именно способ существования.

Понимаешь?

 

(медитация)

 

 

 

19 апреля 1972

 

Как насчет твоего "изменения" правления?

 

Оно продолжается.

 

(молчание)

 

Кажется, сознательная воля хочет принять на себя более важную роль. Это делает жизнь… более эффективной, очевидно, но и более трудной.

 

В каком смысле более трудной?

 

Ну, обычно, мы пассивно предоставляем Природе приводить вещи в порядок, когда что-то идет не так – это исчезает полностью. Сейчас это работа сознания, а больше не…. Понимаешь, ум… (смех)…(это продолжается, супраментал все еще сидит на нем), в течение многих лет на ум оказывалось воздействие, чтобы он не вмешивался не в свои дела и позволил Природе заботиться о всех повреждениях; но теперь природе сказано: "Успокойся, высшее сознание все устроит". Но это означает, что сознание должно быть ПОСТОЯННО бдительным.

Постоянно бдительным.

Отношение сознания к Божественному должно быть таким – удобно устроиться в Божественном – я могла бы даже сказать, быть поглощенным Божественным – "То, что Ты пожелаешь; то, что Ты пожелаешь; то, что Ты пожелаешь; то, что Ты пожелаешь…. Можно сказать, это хорошо, как "фундаментальное отношение". Но, когда вдруг, что-то в теле идет неправильно и ты не знаешь, почему (о, в большинстве случаев это по внешней причине, подобно беспорядку, приходящему извне), и тогда не знаешь, что делать, больше не ум решает – что делать, в то время, как сознание остается…(руки Матери открыты вверх). Тогда ты не знаешь, что делать и поэтому ничего не делаешь….

Определенно, существует нечто, что должно быть выучено.

 

Но если сознание развернуто вверх, не происходит ли Вторжение или Действие автоматически?

 

Вероятно.

 

Так должно быть.

 

Я постоянно это переживаю. Но…. Как у тебя дела?

 

Я не знаю. Думаю, лучше.   

 

Да. Ты хочешь, чтобы я посмотрела?

 

(Мать, держа руки Сатпрема, закрывает глаза)

 

Намного лучше.

 

(Мать, улыбаясь и держа руки Сатпрема,

погружается внутрь до конца беседы)

 

 

 

22 апреля 1972

 

(Мать, молча, дает несколько цветов Сатпрему. Затем она смотрит…на что? Она выглядит очень усталой. Сатпрем

 сообщает ей, что переезжает в новый дом "Нанданам",

на окраине Пондишерри. Мать уходит… на 40 минут)

 

 

 

26 апреля 1972

 

(Мать вручает Сатпрему письмо)

 

Это то, что я отослала Индире. Можешь прочитать его мне, я даже не помню, что там.

 

"Индия займет свое истинное место в мире

только тогда, когда она интегрально станет

посланником Божественной Жизни"[52]

 

Это по какому случаю?

 

Она написала мне очень хорошее письмо, чтобы выразить свою благодарность, и она спросила, нет ли у меня чего-либо, что я хотела бы сказать ей. Это мой ответ.

Кажется, она всерьез говорит о духовной миссии Индии.

Она беспокоится по поводу Америки. Она хочет послать в Америку людей, чтобы попытаться создать там гармоничную атмосферу.

Посмотрим.

 

Но не опасней ли Китай?

 

Я так не считаю.

Я видела материальную помощь, приходящую из США – постоянно. Но этот президент груб[53] - он стоит на пути. Нового президента не будет до ноября. В стране нужно что-то сделать, чтобы помешать ему (потому что он кандидат), чтобы он не был переизбран.

 

Фактически, он фаворит.

 

Он не нравится людям.

 

Да, но его поддерживает Большой бизнес.

 

Да, совершенно верно.

Он НЕ ДОЛЖЕН быть переизбран, и нет никакого смысла встречаться с ним (инициатива Индиры). Он не должен. Этого НЕ ДОЛЖНО случиться.[54]

Сознание должно поддержать, помочь, осветить и дать силу всем, кто не хочет его.

 

(молчание)

 

А как дела у тебя?

 

… Что сказать? Физически, все еще трудно, но тело, я думаю, поняло (Мать открывает руки). Тело поняло, но есть еще некоторые старые привычки, некие полусознательные реакции. Это мешает. Мне кажется, если бы тело поняло по настоящему, оно должно было бы стать моложе, не "моложе", а сознательнее. Вместо того, чтобы основываться на подсознании, как все остальные, оно должно основываться на сознании и оно начинает это делать. Оно хочет этого, оно борется. Но есть еще… привычки. В конце концов, именно подсознание должно быть трансформировано. Не осталось почти никаких спонтанных реакций исходящих из подсознания, почти никаких, несколько… все еще слишком много.

Как даршан? Где ты был?

 

Я не пришел.

 

О, ты не приходил?

 

Нет, Мать, я не приходил. Суджата была.

 

Суджата. Это было хорошо, Мать.

 

Я не сильно была согнута?

 

Суджата. Нет, Мать, ты выглядела лучше, чем в последние несколько раз.

 

Ах! Лучше?

 

Суджата. Да, лучше.

 

Я старалась.

 

Суджата. Так же ты намного больше ходила и долго стояла.

 

Где ты была?

 

Суджата. Как обычно, Мать, у себя дома, внизу.

 

Ах, там; да я была там (с помощью внутреннего видения).

 

Суджата. Да, Мать!

 

Тело стало более сознательным – сознание проникает в него. Но…

У меня сильное предчувствие (я имею в виду тело), у тела предчувствие, что если я дотяну до ста лет, оно станет моложе. Не более молодым, а более способным проявлять Силу. Я не чувствую слабости, но некоторые вещи затягиваются.

Подсознание полно глупых страхов, болезненных внушений и в нем нет доверия (хотя я не уверена, что это недостатки тела, и есть чувство, что некоторые люди, по крайне мере один человек, я не знаю, кто, посылает катастрофические внушения).[55]Тело борется за то, чтобы принимать внушения только от Божественного, но тяга к старому еще сохраняется.

Когда бы я ни жаловалась и не протестовала, мне "говориться" (это приходит так), мне говориться, что вещи приходят оттуда и отсюда… (жесты в четырех направлениях), для того, чтобы я на них воздействовала, для того, чтобы То воздействовало на мир. Это не имеет ничего общего с мыслью, это не мысль, это (голова) в полном молчании; это там (жест над головой), и затем, будто…(Мать жестом показывает нечто, поднимающееся снизу и предлагающее себя)… из подсознания. И вся работа, которая делается, делается не только для этого тела, тело делает ее для тех, кто восприимчив. Когда мне не надо говорить – все хорошо. Потому что…(Мать поворачивает голову в сторону ванной комнаты) тело живет в хороших условиях. О нем очень хорошо заботятся.

 

(молчание)

 

Как там обстоят дела?[56]

 

Мне нужно привыкнуть к этому…. Для меня очень трудно согласовать внутреннее сознание с материальной жизнью. Материальная жизнь для меня – ужасная ноша, все материальное такое тяжелое, такое инертное…. Для меня это трудно. Кажется, я не могу примирить эти две вещи.

 

О!… Ты ходил на спектакль "Золотоискатель"?[57]

 

Да, Мать.

 

И как, хорошо?

 

Хм… они делали это с большой любовью, большой любовью. Но их интерпретация была…. Не знаю, она показалась мне немного злой.

 

Злой?

 

Не знаю, там показаны аспекты, которые я даже не узнал.

 

(Мать смеется) Ну, ну! Это забавно.

 

Понимаешь, в книге я пытался создать свет из боли, и… ну, в том, что они показали одну боль, не слишком много света.[58] Они превратили ее в нечто мелодраматическое.

 

О!

 

Тем не менее, атмосфера была хорошая, удивительно хорошая. Но удивительно, кое-что я просто не узнал.

 

(Мать, молча, пристально смотрит)

 

Странно, книга мне очень понравилась. Когда я читала ее, единственный образ, который остался – первобытный лес с огромными деревьями и ты, сражающийся, прорубающийся сквозь деревья - я это вижу все время. (Мать снова глядит перед собой) Почему…? Это осталось в сознании. Я все еще вижу тебя с топором, рубящим огромные ветви, чтобы расчистить проход. Странно. Это что-то символизирует? У тебя есть в книге эта сцена?

 

Не совсем так, но я пережил нечто подобное[59] – это одновременно

и символ, и правда.

 

Странно. Когда я думаю о твоей книге, я вижу этот образ. Так же я помню… ты описывал смерть своего друга?

 

Да.

 

Это сильно меня поразило. Это – и огромные деревья. Но деревья, это нечто большее, чем жизнь, это символ; и ты, рубящий ветви большим топором – огромные ветви, такие большие, как и деревья – чтобы расчистить проход. Странно.

 

Ну, я полагаю, я до сих пор прорубаюсь сквозь них!

 

(Мать смеется) Да, точно! Это правда.

 

Материальная жизнь, это…. Я не знаю, может это идет из прошлых жизней, но я нахожу ее невыносимой!

 

О!… В каком смысле невыносимой? У тебя какие-то трудности?

 

Нет, ничего, мелкие затруднения, не стоит даже о них говорить, но, тем не менее, это кажется ношей. Знаешь, я, кажется, не могу внедрить ни капли сознания в материальную жизнь, есть своего рода пропасть между ними. Я чувствую себя хорошо, только когда прекращаю всякую деятельность и сажусь. Тогда все прекрасно. Но как только я касаюсь материальных вещей… это ужасно. Между Материей и внутренней жизнью нет моста, СОВСЕМ нет – бездна.

 

(молчание)

 

Сейчас Нирод читал мне свою переписку со Шри Ауробиндо, кажется, то же самое было со Шри Ауробиндо. Из того, что он пишет, следует, (ты увидишь, когда прочитаешь) всё и всегда делала я. Он пишет: "Мать говорит, Мать делает, Мать…". Я имею в виду всё, что связано с организацией Ашрама: контакты с людьми и тому подобное – кажется, всё делалось совершенно естественно и все время через меня. Но какой юмор! О, знаешь, я никогда не читала столь замечательного!… У него был такой взгляд на вещи… экстраординарный – экстраординарный! Но, кажется, внешний мир был чем-то абсурдным для него.

 

Да.

 

Абсурдным.

 

Абсурдным. Да. Я достиг точки, когда единственная материальная жизнь, которую я смог бы терпеть, это жизнь саньясина в хижине - обнаженного саньясина, потому что одежда тоже помеха!

 

О!… (улыбается).

 

Понимаешь, все кажется ужасным…. Я просто не могу внедрить туда никакого сознания.

 

(Мать продолжает улыбаться)

 

О, это так интересно. Так интересно. Я с детства всегда пыталась, так сказать, достичь абсолютной ровности – ничего раздражающего, ничего приятного. С детства. Я помню сознание, борющееся за… (это имел в виду Шри Ауробиндо) за равное отношение ко всему. Интересно! Это заставило меня понять, почему он сказал, что я – именно тот, кто мог бы попытаться совершить переход от человеческого сознания, к супраментальному. Он это сказал. Он сказал мне, и сказал об этом здесь (в письмах к Нироду). Теперь я понимаю почему….

 

(молчание)

 

Да, я понимаю. Ну и…?

 

Я чувствую, что чем дальше иду, тем становлюсь хуже.

 

О, нет! Совсем нет!

 

Но я чувствую, что я отвратителен!

 

(Мать нежно смеется) Это, мое дитя, может быть мое…. Мое тело именно в таком состоянии! (смех). Возможно, причина в этом!

Более того, оно чувствует себя ужасным и смешным. Страшно и смешно. Первое, что делает сознание – давит. Даже сверхчеловечество смехотворно и ужасно для Надразума, (Мать поправляется) для Супраментала, (слово супраментал мне не очень нравится и я понимаю, почему Шри Ауробиндо использовал его, он не хотел говорить "сверхчеловек", это вовсе не сверхчеловек). Между супраментальным существом и человеком, гораздо большая разница, чем между человеком и шимпанзе.

 

О, да!

 

Но это не внешняя разница, это разница в сознании. Я могу чувствовать это, я так живо ощущаю это! Когда я очень спокойна, это приходит прямо оттуда, и даже самое высокое, и интеллектуальное человеческое сознание в сравнении с этим – смехотворно.

 

Да.

 

Ужасно.

 

Да, Мать. Я не знаю, нахожусь ли я в контакте с "этим", но когда я нахожусь в покое, я чувствую нечто такое полное, такое сильное….

 

Да, да, это оно.

 

Мне легко.

 

Да.

 

Ощущаешь, это – ОНО. Но потом, когда это покидаешь, чтобы вернуться в Материю… ужасно.

 

(Мать смеется)

 

Потому что "то" не проникает сюда.…

 

То не проникает, но…. Чтобы быть точным, можно сказать, что оно проникает с трудом, но все же проникает. По этой причине жизнь кажется ужасной. Лично я, я чувствую, что жизнь откровенно смехотворна, нелепа. Нелепа.

 

(молчание)

 

Необходимо быть полностью убежденным в этом, прежде, чем можно ожидать получение этого Сознания. Ты знаешь, о чем я все время говорю? Это хороший знак, не очень приятный, но добрый знак.

Но конечно, в лучшем случае, в самом лучшем, мы – переходные существа. И переходные существа…. Но сознание внутреннего существа, становиться более сильным – понимаешь? Более сильным, чем сознание материального существа. Поэтому; материальное существо может быть разрушено, но внутреннее сознание остается сильным. Именно об этом сознании мы можем сказать: "Это я".

 

Да.

 

Вот. Именно ЭТО важно.

Важно. Что касается меня, цель этого тела – Воля, Приказ Господа, поэтому я могу делать столько работы по подготовке, сколько возможно, но это совсем не Цель. Понимаешь, мы не знаем, у нас нет ни малейшего представления о том, что такое супраментальная жизнь. Поэтому, мы не знаем, сможет ли это… (Мать щипает кожу своей руки) измениться достаточно, для того, чтобы приспособиться или нет, и по правде говоря, это не беспокоит меня, эта проблема не занимает меня слишком сильно; проблема, которой я занята – создание супраментального сознания, которое обретет форму существа. Именно это сознание должно стать существом. Вот что важно. Что касается остального – мы увидим (это все равно, что беспокоится по поводу смены одежды). Но оно воистину должно стать ТЕМ – понимаешь? И для того, чтобы сделать это, все сознание, содержащееся в клетках, должно собрать, сформировать и организовать себя в независимое, сознательное существо – сознание в клетках должно собраться и сформироваться в существо, способное осознавать Материю так же, как и Супраментал. Суть в этом. Это то, что делается. Как далеко мы сможем уйти? Я не знаю.

Понимаешь?

 

Да, Мать, я очень хорошо понимаю.

 

Насколько далеко мы уйдем, я не знаю. Я чувствую, что если это продлится до моего столетия, то есть, еще шесть лет, многое будет закончено – многое. Что-то важное и решающее будет завершено. Я не говорю, что тело может трансформироваться… я не вижу таких знаков, но сознание – физическое, материальное сознание становится… "супраментализированным".

Эта работа прогрессирует. И это важно. Ты тоже должен быть в состоянии, тебе предназначено сделать эту работу, поэтому ты испытываешь отвращение. Но вместо того, чтобы пребывать в отвращении, ты должен пребывать, идентифицироваться с сознанием, в котором ты находишься, сидя в покое. Понимаешь? Это важно. Важно.

 

(Сатпрем кладет голову на колени Матери.

Подходит Суджата)

 

Я начинаю понимать, почему Шри Ауробиндо всегда говорил, что именно женщина смогла бы построить мост между двумя видами (Мать треплет Суджату по щеке). Я начинаю понимать. Однажды, я объясню. Я начинаю понимать. Шри Ауробиндо привык говорить, что женщина сможет построить мост между старым миром и супраментальным. Теперь я понимаю.

 

 Да, я тоже понимаю.

 

Тогда все хорошо. Мы должны быть терпеливы.

 

(Мать давит указательным пальцем на грудь Суджаты)

 

Ты запомнишь, что я сказала?

 

 

 

29 апреля 1972

 

Как дела?

 

Не знаю,  так себе.

 

Ничего особенного?

 

Нет, Мать ничего особенного, а у тебя?

 

(молчание, Мать сидит, глядя перед собой)

 

Больше осознается то, что должно быть уничтожено, а не то, что строится.

 

Да, это так – да, я очень хорошо это сознаю.

 

Да, что должно быть уничтожено, но интереснее сознавать то, что строится.

 

Но, Мать, когда на каждом шагу тебя заставляют смотреть в лицо разным вещам, которые не очень… от которых хочется избавиться.  

 

Но это здесь, внизу (жест в направлении земли).

Ты должен смотреть вверх.

 

(молчание)

 

Но это строится вопреки всякому сопротивлению?

 

К счастью! К счастью – потому что те, кто должен помогать, не помогают. Слава Богу, это происходит вопреки всему!

 

(молчание)

 

Это будто спрашивать: сильнее ли Божественное сознание темного, маленького человеческого сознания.

 

(Мать погружается внутрь)

 

 

 

 

 

Май

 

 

 

4 мая 1972

 

(Встреча Матери с Суджатой)

 

Странное ощущение…. С прошлой ночи у меня осталось необычное впечатление, что Божественное стало… (как сформулировать?) это подобно золотой Силе, давящей вниз как …(жест давления на Землю). Только те, кто своим устремлением смог достичь Божественного источника, избегнут катастрофы.

В Мадрасе произошел инцидент – одна из наших лучших машин попала в серьезную аварию. Только те, кто имеет стремление, искреннее и безусловное стремление к Божественному, только они избегнут – они восстанут в золотой славе.

Чрезвычайно интересно.[60]

 

 

 

6 мая 1972

 

(Мать в созерцании)

 

Что ты видишь?

 

(молчание)

 

Я думаю, я тебе уже говорила… некая золотая сила давит вниз…

(жест); она не имеет никакой материальной субстанции и, тем не- менее, ощущение ужасной тяжести…

 

Да, да.

 

… она давит на материю, чтобы заставить ее, вынудить ее, ВНУТ-РЕННЕ повернуться к Божественному – не внешний (Мать указывает вверх), а внутренний поворот к Божественному. С виду, в итоге, кажется, будет неизбежная катастрофа. Но вместе с ощущением неизбежной катастрофы приходит решение ситуаций и событий, которое выглядит чудесным.

Как будто крайности заостряются – хорошее становится лучше, плохое - хуже. Подобно этому. И огромная Сила давит на мир.

Таково мое впечатление.

 

Да, это сильно ощущается.

 

Да, это так же осязаемо, как… (Мать как бы щупает пальцами воздух). И даже в жизненных обстоятельствах многие, незначительные в других случаях вещи, обостряются – острые ситуации, острые разногласия, острая дурная воля и в то же время необычные чудеса. Необыкновенные. Люди, находящиеся на грани смерти – спасаются, неразрешимые ситуации – распутываются.

То же для людей.

Те, кто знает, как повернуться к …(как сказать?), кто искренне взывает к Божественному, кто чувствует, что это единственное спасение, единственный выход, и кто искренне предлагает себя, тогда… (жест взрыва изнутри), в течение нескольких минут это превращается в чудо, в самых незначительных вещах: нет большого или малого, важного или неважного – все одно и то же.

Вся шкала ценностей изменилась.

Как будто меняется видение мира.

 

(молчание)

 

Это дает представление об изменении, привнесенном в мир супраментальным Нисхождением. Вещи, раньше ничего не значащие, становятся совершенно категоричными. Малейшая ошибка становится категоричной в своих последствиях, в то время как даже малая искренность, малое устремление, приносит чудесные результаты. В людях лучше выявляются их качества. Даже материально, малейшая ошибка имеет огромные последствия, тогда как малейшая искренность устремления приводит к необыкновенным результатам. Все качества усиливаются, выделяются все больше.

 

Мать, ты говоришь об ошибках? Не знаю, возможно, я заблуждаюсь, но мне все больше и больше кажется, что ошибка не реальна. Это не так работает. Они только средства, так сказать. Да - средства, расширяющие границы нашего стремления.

 

Да, совершенно верно.

 

Они причиняют боль. Ошибки, по сути, являются болью, которая есть средство пробуждения устремления в более глубоких уголках нашего существа.

 

Да, совершенно верно.

В общем и целом всё… всё предназначено для того, чтобы вести мир к сознательному восхождению. Это сознание, эволюционирующее в направлении Божественного. И совершенно верно, что то, что мы воспринимаем как ошибки, происходит из обычных человеческих представлений – целиком и полностью.

 

Единственная ошибка, если она вообще существует, это нежелание чего-то другого. Но когда ты начинаешь желать чего-то другого…

 

Ну, это не ошибка, это откровенная глупость!

 

Да, точно, глупость. Но мне кажется, что когда начинаешь хотеть чего-то еще, каждая ошибка, всё, служит цели.

 

Да, да, совершенно верно. Действительно, это очень просто: все творение не должно хотеть ничего, кроме Божественного, не хотеть ничего, кроме проявления Божественного; все действия (включая так называемые ошибки) являются средством неизбежного проявления Божественного - но не Божественного, как его обычно представляет человек, с различными ограничениями, а ТОТАЛЬНОСТИ гигантской Силы и Света.

Поистине, Могущество находится ВНУТРИ мира, новая огромная сила, которая пришла в мир, для того чтобы проявить Божественное Всемогущество и сделать его "явленным", так сказать.

Благодаря внимательному наблюдению, я пришла к заключению: я увидела, что то, что мы называем "Супраментал", за отсутствием лучшего слова, в действительности делает творение более восприимчивым к высшей Силе, которую мы называем "Божественной", потому что мы… (она божественна в сравнении с тем, чем являемся мы, но…) это нечто…(жест нисхождения и давления) что сделает материю более восприимчивой и отвечающей Силе. Как это объяснить…? В настоящее время все, что мы не видим и не воспринимаем – не реально для нас (я имею в виду, человеческих существ в целом). Мы говорим, что какая-то вещь конкретна, а другая нет. Но эта Сила, это Могущество, которое НЕ МАТЕРИАЛЬНО, становится более конкретным и эффективным на Земле, чем земные, материальные вещи. Вот.

Так будут защищаться супраментальные существа. По своей наружности они будут не материальными, а НАДМАТЕ-РИАЛЬНЫМИ, их могущество будет более великим, чем материальное. День за днем, час за часом, это становится все более и более истинным. Ощущение, что когда эта сила направляется тем, что мы называем "Божественное", она имеет ВЛАСТЬ, реальную власть – власть над Материей, понимаешь? Она может устроить МАТЕРИАЛЬНЫЙ несчастный случай, или спасти тебя в совершенно материальном несчастном случае, она может аннулировать последствия абсолютно материального события – она сильнее, чем материя. Это совершенно новый и непостижимый факт, но это …(жест волнения в атмосфере), это создает подобие паники в обычном человеческом сознании.

Кажется, что… вещи более не то, чем они были. Это действительно нечто новое – вещи БОЛЬШЕ НЕ те, чем они являлись.

Весь наш здравый смысл, человеческая логика, наш практический смысл – разрушаются, заканчиваются!

Больше неэффективны. Больше нереальны. Они больше неуместны.

Действительно, новый мир.

 

(молчание)

 

Любые попытки приспособиться к новой Силе, создают в этом теле трудности, беспорядки, болезни. Как вспышка, приходит ощущение, что если быть полностью восприимчивой - станешь могущественной. Таково ощущение. Я чувствую это все больше и больше, что если все сознание, наиболее материальное сознание – наиболее материальное – было бы восприимчиво к этой новой Силе… оно могло бы стать мо-гу-щес-твен-ным.

 

(Мать закрывает глаза)

 

Но есть одно необходимое условие: власть эго должна закончиться. Эго теперь – препятствие. Эго должно быть замещено Божественным сознанием – тем, что я называю Божественным сознанием. Шри Ауробиндо называл это "Супраменталом", поэтому можно называть это супраменталом, во избежание путаницы, потому что как только говоришь "Божественное", люди начинают думать о "Боге" и это портит все. Это не так. Это нисхождение супраментального мира… (Мать медленно опускает кулаки), который не просто воображение …(Мать указывает вверх) – это АБСОЛЮТНО материальная Сила. Но (улыбаясь), не нуждающаяся ни в каких материальных средствах.

Мир, который пытается родиться в этом мире.

 

(молчание)

 

В нескольких случаях мое тело ощущало некое беспокойство, дискомфорт, и нечто, не голос, но то, что стало голосом в моем сознании, сказало: "Почему ты боишься? Это новое сознание". Это произошло несколько раз. Тогда я поняла.

 

(молчание)

 

Понимаешь, то, что говорит обычный, человеческий здравый смысл: "Это невозможно, этого прежде никогда не было" – именно это сейчас заканчивается. Этот идиотизм заканчивается. Это стало глупостью. Сейчас мы могли бы сказать: это возможно ПОТОМУ, что этого никогда не было прежде. Это новый мир и новое сознание, новое сознание и новая Сила, это возможно, это есть и это будет проявляться все больше и больше, ПОТОМУ ЧТО это новый мир, потому что его никогда не было прежде.

Он будет, потому что прежде его никогда не было. 

 

(молчание)

 

Это прекрасно: он будет, потому что его не было прежде – ПОТОМУ ЧТО его не было прежде.

 

(Мать смотрит, будто желая что-то сказать,

затем уходит в медитацию)

 

Это активно – в тебе тоже. Оно не материально и, однако, более конкретно, чем Материя!

 

Да, почти сокрушающе.

 

Да, сокрушающе…. О, это…

То, что невосприимчиво – чувствует свое крушение, а то, что восприимчиво - чувствует необычное расширение.

 

Да. Но, что необычно, они вместе!

 

Да, оба вместе.

 

Чувствуешь такое расширение, будто раздуваешься, но в то же время ощущение, что разрушаешься….

 

Да, но разрушение ощущает то, что сопротивляется, что невосприимчиво. Нужно только открыться. Затем это становится подобно… мо-гу-щес-тву. Это сопротивляются наши вековые привычки и дают это ощущение, но как только есть возможность открыться… Чувствуешь, что становишься больше, больше, больше… Замечательно.

 

 

 

7 мая 1972

 

(Встреча Матери с Суджатой)

 

Сила, о которой я говорила вчера, становится все более и более активной (жест давления). Ее действие становится повелительным.

Сокрушающим.

 

 

 

13 мая 1972

 

(Темой этого дня стала беседа от 2го апреля с N., U. и архитектором Ауровилля. Мать пыталась внести хоть какую-то гармонию в их отношения. Запись этой беседы, которая не была возвращена Сатпрему, начала бродить по Ашраму в разных искаженных вариантах. Инициатива Сатпрема, направленная на возвращение записи, с целью сохранения достоверных слов матери, была отклонена по типично ашрамовской причине – сплетни; каждая группировка использовала слова Матери для того, чтобы одолеть другую. Нам так же неизвестна судьба остальных подобных записей)

 

Они отдали тебе текст? Он был немного подправлен. Ты его видел? Все в порядке?

 

Да, Мать, конечно. Это для "Ауровилльской газеты"?

 

Полная неразбериха... не спрашивай меня… (Мать поворачивается в направлении ванной комнаты).

 

Да, Мать, да.

 

Но я думала о том, что было бы хорошо использовать для "Бюллетеня".

 

О, да, Мать, это другое. Мы это сохранили и опубликуем в следующем "Бюллетене".

 

Это о чем? Я не помню.

 

Ты сказала: "Ты на Земле здесь и сейчас находишься потому, что однажды сам выбрал это, ты этого не помнишь, но я знаю; вот почему ты здесь…".

 

Да, я чувствую, на Земле такие люди найдутся ВЕЗДЕ. Смысл был в том, чтобы некоторые люди, прочитав это, вдруг почувствовали – это их судьба.

 

(молчание)

 

Есть вопросы?

 

Ты как-то говорила о золотом Давлении, которое все усиливается и усиливается…

 

Да, да.

 

… и возможно, несет вероятность катастрофы. Ты думала о всеобщей угрозе?

 

Америка творит ужасные вещи. Они заминировали Хайфон.[61]

Никто и никогда не смел заходить так далеко.

 

Да, впечатление, что весь этот гнойник должен прорваться - это осиное гнездо должно взорваться.

 

 (после молчания) Но как выразить словами? Есть вещи, которые были чудом в прошлом, но более не будут такими. Две возможности вместе.

Не знаю, является ли этому причиной переходный период, или же Супраментальная воля фактически вызывает категоричные последствия… .

То же самое с телом; малейшая вещь вызывает последствия совершенно непропорциональные - и в хорошем, и в плохом. Исчезает привычный жизненный "нейтралитет".

 

(молчание)

 

Индивидуальному существу (Матери) непонятно, как могут сосуществовать две крайности, индивид ощущается как полное ничтожество… вещь, не обладающая никакой силой, никакой волей решать что-либо, но одновременно…(Мать медленно опускает кулаки) через эту индивидуальность вершится такое ГИГАНТСКОЕ ДЕЙСТВИЕ! И знаешь, совершенно неожиданно. Коллективное и индивидуальное действие, которое кажется абсолютно чудесным, потому что оно – всемогуще… (тот же жест). И две эти крайности существуют ОДНОВРЕМЕННО.

Я еще никогда не ощущала себя таким Ничтожеством – полное ничтожество. Ничто. Я более ничто. Но в то же время присутствует видение, восприятие непреодолимой силы…(Мать опускает кулаки). Как будто индивидуальность должна перестать существовать, прежде чем она станет настоящим инструментом.

Да, так же часто я чувствую полную пустоту.

Да, пустоту. Полную пустоту. Но затем, в то же самое время (почти в то же время, иногда одновременно) воспринимаешь силу, так мощно действующую через эту пустоту. И в коллективном масштабе, ты знаешь, одержанные победы, разрушение определенных вещей… невероятно. Невероятно!

 

(молчание)

 

И то же с телом. Тело как будто каждую минуту может умереть, но каждую минуту чудесно спасается . Это невероятно. Невероятно!

И постоянное восприятие мировых событий, будто все, все было переплетено…(Мать сплетает пальцы рук). Можно сказать: одна, единственная Воля, проявляющаяся в бесчисленных действиях.

 

(Мать погружается внутрь, ладони открыты)

.

 

 

17 мая 1972

 

Как дела?

Как ты? Ты на днях не чувствовал недомогания?

Странно… к счастью, к счастью, к счастью, одно происходит после другого, одно за другим, меняется каждая телесная функция… (как сказать?)… "изменение правления". Естественно работавшие функции, то есть в соответствии с законами природы, вдруг - бах! перестали работать! Они остановились. Затем… что-то… что я называю Божественным, (возможно, Шри Ауробиндо называл это супраменталом, я не знаю)… нечто, что явно имеет отношение к материи, к этому проявлению и к реализации завтрашнего дня (не знаю, как это назвать)… поэтому, когда все поставлено с ног на голову и я чувствую себя действительно ужасно, тогда "Это" соглашается вмешаться.

Переход не очень приятен. Это все.

 

(Мать подает несколько цветов Суджате)

 

Вот… мое дитя.

Вместе с острыми болями и невозможностью принимать пищу, и тому подобное….

Очевидно, кто-то должен сделать это. Когда Шри Ауробиндо уходил, он сказал, что только я смогу это сделать. Я сказала… хорошо. Поэтому, я делаю работу не из амбиций, я просто согласилась и все. Я так страдаю, возможно, из-за глупости своего тела. Если бы оно было более восприимчивым, более… (Мать открывает руки) да, более восприимчивым, было бы меньше трения. Я вижу, ясно вижу, что боль, конфликты, неспособность, все это продукт нашей глупости. В этом нет никаких сомнений. Мы должны считать виноватыми лишь самих себя. Каждый раз, КАЖДЫЙ РАЗ и в любых обстоятельствах, каждый раз, когда мы принимаем правильное отношение, то есть вот так (Мать открывает руки): пусть исполнится Твоя воля – честно, искренне, интегрально - тогда все прекрасно.

Поэтому, это целиком о полностью наш недостаток, мы должны винить только себя. И все наши жалобы – детство. О, лично я не жалуюсь, но… внезапно, я больше не могу ничего делать.

Вот.

Как ты, скажешь что-нибудь?

 

Нет, ничего, Мать.

 

С тобой ничего не случилось?… Я надеялась, что это хоть как-то поможет тебе!

 Ничего не произошло?

 

Нет.

 

Ну… не беспокойся.

Все еще слишком ментально.

 

(молчание)

 

Поэтому, если хочешь, мы можем войти в молчание. Ни о чем не хочешь спросить? Есть новости?

 

Ты сказала, что всё ещё слишком ментально… ты имеешь в виду?…

 

Понимаешь, это значит, что вместо того, чтобы все воспринимать напрямую, без обдумывания, мысли входят и мешают процессу, они ограничивают восприимчивость и мешают. Суть в этом. Я вижу это по себе; я с таким трудом боролась с этим, чтобы… Потребность понимать вещи, потребность искать объяснения, это только возврат, возврат к старым привычным движениям. Мы должны согласиться стать безумцами настолько, насколько это необходимо. Что касается лично меня, как только я соглашаюсь стать сумасшедшей – блаженство. Но старые привычки еще возвращаются.

Самой главной реализацией для человека является понимание, понимание вещей. Для Суперразума реализация означает Могущество… (Мать простирает руки в жесте безграничной власти) творческую Силу.

Но, естественно, было бы гибельно, если бы человеческие интеллектуальные способности, ментальные способности, обрели контроль над этой силой – это было бы страшно! Это принесло бы ужасные опустошения. Поэтому необходимо прежде со всем смирением согласиться стать безумцем, чем стать способным овладеть этим.

 

(молчание)

 

Но я должна сказать, что ты все время находился в моем сознании, а там находятся очень немногие… (Мать считает по пальцам) возможно, двое или трое. Остальные… о… далеко, очень далеко… а ты присутствовал постоянно, вот почему я надеялась, что ты почувствуешь изменения. Ты все время был в моем сознании.

 

Я видел тебя прошлой ночью.

 

Ах! Видел! Ну и…?

 

Я не знаю, я посмотрел на тебя и …(как сказать?) вначале я был немного испуган, затем, не знаю, все смешалось и я потерял сознание в своего рода глубоком сне. Было ощущение, что ты улыбалась.

 

(улыбаясь) Но это очень хорошо! То, что ты называешь своим сознанием, это твоё интеллектуальное сознание.

 

Впоследствии, мне было очень трудно выйти из так называемого сна. Чтобы из него выйти, мне пришлось приложить большие усилия.

 

Но почему ты хотел из него выйти?!

 

Я полагал, что пришло время просыпаться.

 

(Мать смеется) Это не имеет значения.

 

(Мать уходит в созерцание до конца беседы и открывает глаза

только в тот момент, когда часы бьют одиннадцать)

 

Сколько времени?

 

Одиннадцать часов, Мать.

 

Понимаешь, когда я уходила, я сказала себе: я выйду из медитации (не "медитации", но, всяком случае…) я буду говорить в одиннадцать часов!… (смех), вот почему я спросила тебя – сколько времени. Интересно!

Когда становишься простой, как дитя… все идет хорошо.

Но не надо бояться. Не надо бояться болезней, бояться сойти с ума, ни… даже…смерти – нужно быть… (жест, спокойный и широкий как океан).

Если бы только можно было…(время от времени, это бывает у меня, оно приходит, оно рядом), ощутить улыбающееся доверие. Но чтобы достичь его, сознание должно стать таким же обширным, как и само творение. Таким же обширным, как творение, в тотальном доверии…. В конце концов, все сводится к этому (можно сказать по-детски): Он знает лучше, чем мы, что должно быть сделано.

Вот так. Он лучше, чем мы, знает – что должно быть сделано.

Это мой метод. Я нахожу его самым легким; могут быть и другие (я уверена, что они есть), но для меня этот самый легкий. Когда что-то полно страха и упорствует: "Он лучше знает, чем ты, что необходимо". Все.

(держа руки Сатпрема) Если бы мы могли улыбаться, было бы намного легче.

 

(Сатпрем кладет голову на колени Матери)

 

До свидания, мой малыш. Воистину, (это не просто слова) я всегда с тобой. Это факт. Знаешь, как бы ощутимый факт… (Мать щупает воздух пальцами). Это реорганизовало мое окружение самым необычным образом. Тело пытается быть несуществующим настолько, насколько возможно, просто позволяя Этому проходить через себя, Оно постоянно течет сквозь тело, как… (жест) просто позволить телу быть точкой концентрации и распространения, подобно… (жест, изображающий нечто, текущее сквозь тело). Таким гибким, таким безличным, таким…(как определить), без какой-либо личной воли. Позволить проходить этому неискаженным, как передатчик, без какой либо личной воли.

Неискаженным, не уменьшенным….

 

(Сатпрем собирается уходить,

Суджата приближается к Матери)

 

Суджата. Знаешь, Мать, вчера утром у меня был необычный сон…. Во сне я увидела Сад Сатпрема. Я гуляла по улице, и проходя мимо его сада, мельком взглянула на дерево Поклонения, покрытое цветами поклонения. Я наполнилась такой радостью. Затем, немного дальше, за деревом, я увидела другое растение – "Ум", оно было очень высоким….

 

(Мать кивает)

 

Затем, я посмотрела внимательно и на ветвях дерева (кокосового или пальмового дерева) увидела птицу, она была в основном белой. Птица, очень похожая на голубя, но с очень длинным хвостом и золотым кругом на груди.

 

О!…

 

Она сидела на ветке, голова у ней была маленькой… не совсем оранжевой, а немного похожей на цвет одежды саньясина, (знаешь, как цвет земли).

 

(Мать указывает на Сатпрема) Это был он.

 

Суджата. (улыбаясь) Он, Мать?! Я не знаю.

 

Да, говорю тебе, это был он (смех). Это хорошо.

 

 

 

19 мая 1972

 

(По случайному стечению обстоятельств, эта беседа с Суджатой состоялась ровно за год до последней встречи Матери и Сатпрема 19 мая 1973 года. В те дни распечатки некоторых записей, сделанных в комнате Матери, были выставлены на всеобщее обозрение в витрине книжного магазина "Sabda".

 Суджата выражает свое удивление.)

 

Суджата. Как это стало возможно, Мать? В течение многих лет мы хранили твои записи и никто ничего не знал, а сейчас они на всеобщем обозрении и более того, в некорректной форме.

 

Они не слушают меня.

 

Суджата. Но Мать, как они попали туда?

 

Ашрам больше мне не принадлежит.

 

Суджата. (ошеломленно) Я очень обеспокоена. Ашрам принадлежит Матери….

 

О, мое дитя, это перестало быть правдой много лет тому назад. С тех пор, как я перестала выходить, люди думают, что Мать больше ни за чем не следит, она не знает, что происходит…. Нам нужно основать новый Ашрам, возможно, с ядром из десяти человек, но даже тогда….

 

 

 

20 мая 1972

 

Ты утомлена?

 

Я… это продолжается….

 

(Мать погружается внутрь, с трудом поднимается

на поверхность, затем обратно погружается)

 

 

 

24 мая 1972

 

Ты… (Мать держит руки Сатпрема). Не знаю, осведомлен ли ты об этом, но ты подключен к работе по трансформации, как… (Мать показывает жестом, как тянет его в кильватере)… будто она тебе навязана.

 

(молчание)

 

Но эта работа происходит по ту сторону слов.

 

Да… уже в течение какого-то времени я очень сильно ощущаю твое присутствие.

 

Ах!… Что касается меня, там я всегда ощущаю твое присутствие, как будто ты цепляешься за меня, поэтому, каждый раз, когда что-то выполняется, это естественно переходит к тебе.

(смех) Цепляешься, как ребенок.

 

Да, я действительно чувствую, что это единственное решение.

 

(долгая, улыбающаяся тишина, Мать держит руки Сатпрема)

 

АБСОЛЮТНО, абсолютно всё зависит только от Божественной воли. Если он решил, что мы будем трансформированы – мы будем трансформированы. Сама я бессильна; нет никакого "я", оно не существует! (указывая на свое тело) Что касается тех, кто держится за меня – это то же, что держаться за Божественное, потому что… (Мать тонко улыбается). В конце концов, все, что происходит, происходит по Его воле.

 

(Удерживая руки Сатпрема, Мать уходит в созерцание

 на 40 минут. В этот день была реализация.)

 

Мое дитя….

 

(Мать широко открывает глаза)

 

 

 

26 мая 1972

 

(Следующий текст был зачитан вслух Матери)

 

  "Каждое клеточное ядро содержит в своих хромосомах план всего организма…. Хромосомный аппарат любой из клеток представляет всю "полноту" человека и "локального" органа, которому она принадлежит. Клеточная организация лучше всего сравнима с идеальной организацией человеческого сообщества, в котором каждый член осознает все сообщество и одновременно свою собственную, разумную, личную функцию внутри сообщества".

                                                            Вернер Шупбах.

 

 

27 мая 1972

 

(Мать задержалась)

 

   Есть конкретные доказательства (не всегда подходящие), что супраментальное время не такое, как физическое…. Иногда несколько секунд кажутся бесконечными, тогда как в следующий раз несколько часов пролетают мгновенно. И так реально. В результате: я опаздываю, я всегда опаздываю.

Но что я могу сделать? Я не знаю.

 

(молчание)

 

Сознание действительно меняется, не более глубокое сознание, (которое становится все чище и чище), но сознание, которое можно назвать "практическим", находится в процессе изменения и совершенно поразительным образом.

Я ем, и вдруг все присутствующее исчезает, и спустя долгое время я понимаю, что я… (Мать изображает подвешенное состояние)… с ложкой в руке...! Не очень практично (смех).

 

Но в течение того времени, когда ты внезапно уходишь…

 

О, это очень интересно, но я не "ухожу", я не ухожу, понимаешь, я вовсе не в трансе, совсем нет, я полностью пробуждена и ПОЛНОСТЬЮ активна. Я вижу, я делаю, я слушаю людей, я … все время. Но я забываю, просто забываю о материальной жизни. Затем кто-нибудь входит и вызывает меня назад.

Я не выхожу из материальной жизни, но она кажется другой.

 

(молчание)

 

Спросишь что-нибудь?

 

Нет, Мать.

 

Или скажешь?

 

Нет, Мать…. Я сейчас пересматривал "Саньясина", книгу, которую я написал несколько лет назад, и надо сказать, что те опыты наверху кажутся теперь такими бледными.

 

Ах!

 

Почти похожие на сон…

 

Да.

 

… в сравнении с тем, что происходит сейчас.

 

Верно!

Действительно, я думаю, что меняется физический мир. Люди, вероятно, заметят это через несколько сотен лет, так как потребуется много времени, чтобы это стало видимым для обычного сознания. Но на ощупь он ощущается, как другая структура (Мать щупает пальцами воздух).

Время от времени, что-то говорит мне: "Не говори, не говори!". И я храню молчание, иначе люди, окружающие меня, скажут, что я схожу с ума.

 

!!!

(долгое молчание)

 

Ты говоришь, что меняется не способ, которым видишь физический мир, а само качество материи.

 

Да, да. Это совсем не мой способ видения, вовсе нет… я не знаю… но это необыкновенно. Понимаешь, в одно и то же время (выражаясь языком прошлого), одновременно, КОНКРЕТНОЕ переживание гигантской Силы и полного бессилия.

Старые методы, которые еще вчера были могущественны и интенсивны, кажутся несуществующими. Однако, вместе с этим, когда приходит эта Сила, я ощущаю конкретно (у меня есть доказательства, факты), что простое выражение воли или даже просто видение чего-то являются … всемогущими. Материально. Некоторые люди встают со смертного одра и возвращаются к жизни, другие, здоровые – бах!… внезапно умирают, до такой степени – понимаешь? Ситуации, казавшиеся безвыходными, находят чудесное разрешение – люди называют это чудом. Для меня это не чудо, это очень просто… (Мать опускает палец) и НЕОСПОРИМО. Неоспоримое и новое для мира. Это больше не прежний метод; не ментальная концентрация, не ментальное видение, ничего подобного (Мать опускает палец) – факт.

Факт.

Я сама все еще слишком привязана к … (мыслям людей). Слава богу (Мать проводит рукой по лбу), ум заставили уйти! Ах, знаешь, я… какое-то необыкновенное блаженство. Но с обычной, поверхностной точки зрения, я, кажется, становлюсь совершенно слабоумной.

 

!!!

 

Хорошо, что возле меня есть кто-то, кто знает, что существует нечто другое (кроме того, что они думают).

 

О, действительно! (смех) Действительно существует "что-то еще"!

 

Я ощущаю такое могущество, знаешь… когда я отдыхаю, я не сплю, я сознательно вхожу в супраментальную активность и … о, малыш!… я вижу себя, делающей все с такой невероятной силой! И больше нет никакого… понимаешь, когда я говорю, я вынуждена использовать "я", но это не соответствует ничему, это… это Сознание, сознание. Сознание, которое знает и обладает властью. Да, СОЗНАНИЕ, не личность, а сознание – сознание, которое знает и действует. И которое использует это… (Мать указывает на свое тело), чтобы сохранялся контакт с людьми.

Да, это больше не личность. Знаешь, иногда (смех), я чувствую себя марионеткой (жестом показывает), цель которой сделать возможным контакт с людьми. Но физическая сила подобна (жест раскачивания)… я чувствую себя очень сильной, очень сильной и почти не существующей. Две крайности – вместе, понимаешь… должно быть, я в самом деле глупо выгляжу.

Но там…(Мать вытягивает руки вверх, затем разводит их, как бы охватывая универсум)… там все озарено, ясно, широко, могуче…. Физически тоже. Я существую ФИЗИЧЕСКИ, вот что удивительно! Прежде я привыкла уходить во внутренние состояния существа (я знаю их все, я все их пережила, у меня была сознательная жизнь), но все это, все это закончилось. Полностью закончилось… (улыбаясь), как будто физический мир раздвоился.[62] Естественно, с обычной точки зрения, я все еще старуха, сидящая в кресле и неспособная передвигаться. Хотя иногда я чувствую, что если бы вдруг, я встала, я смогла бы довольно хорошо ходить. Но что-то говорит мне: "Терпение, терпение, терпение…", поэтому я жду.

И существует настоятельная идея (жест, показывающий удары молотом), что если я достигну, если мое тело сможет дожить до ста лет, оно снова станет молодым. Очень настоятельная, но исходит не от меня. Это как…(тот же жест), чтобы я оставалась терпеливой (хотя я не нетерпелива). Терпение.

До столетия осталось шесть лет?

 

Да, шесть лет, не так уж и много.

 

Но способности тела изменятся ПРЕЖДЕ, чем его внешний облик, внешность изменится потом. Я не знаю, это никогда не приходит как картинка.

То, что действительно имеет значение – как сознание сможет использовать тело. Не то, чтобы я снова стала молодой, не "молодой", это другой вид способности, которая появится и использует это тело. Трансформирует ли она его, или использует для другой цели, я не знаю… не знаю. Достаточно необычно. Только когда здесь ты, я могу говорить об этих вещах, как будто необходимо кому-то знать – иначе я не могу думать об этом… (Мать открывает руки).

Иногда, я провожу в созерцании часы, работая очень и очень активно. Иногда, несколько минут… несколько минут молчания и созерцания… длятся часами. И кажутся подобными нескольким минутам. Вот как это происходит.

 

(молчание)

 

А ты?

 

У меня все в порядке, Мать.

 

О, мое дитя…(Мать берет руки Сатпрема).

 

Ты переполняешь меня.

 

Нечто… (Мать склоняется к Сатпрему), нечто во мне берет тебя моими руками и очень, очень нежно охватывает тебя.

 

(созерцание)

 

 

 

29 мая 1972

 

(Мать встречается с Суджатой. В этот день, 34 года назад, Суджата решила остаться с Матерью. Ей было двенадцать с половиной лет, она была самой юной ученицей Ашрама. В первый раз она посетила Пондишерри, когда ей было девять лет.

Суджата подает Матери цветущую ветку "Служения".

Это станет последним двадцать девятым мая).

 

Суджата. Это с твоего дерева.

 

(Мать долго держит цветы, затем отдает обратно Суджате)

 

Я кое-что вложила туда. Для тебя и Сатпрема. 

 

 

 

31 мая 1972

 

(Мать долгое время находится в концентрации. Она часто спрашивала Сатпрема, есть ли у него "вопросы", но, по правде говоря, Сатпрем никогда не приходил к Матери, чтобы "задавать вопросы". Скорее он хотел стереть себя насколько возможно и позволить ее переживанию течь свободно, чтобы оно выразило себя так, как хотела этого Мать, или оставаться спокойным, если это предпочитала Мать. Он не хотел, чтобы ум перемалывал мысли, с тысячами своих вопросов, чтобы он не омрачал атмосферу и не оказывал давление на Мать. Вопросы казались бессмысленными, если не поднимались спонтанно, выпрыгивая изнутри, потому что в этом случае, они отвечали чему-то В Матери. На самом деле, Сатпрем хотел быть своего рода катализатором, для того, что происходило в ней. Глядя на то, как она задыхается, ему было не до вопросов).

 

Итак, что у тебя?

 

Ничего.

 

(удерживая руки Сатпрема) Что ты хочешь сказать?

 

Действительно, ничего, Мать…. Я хочу, чтобы открылись все уголки моего существа – я хочу этого.

 

Почему - скажи мне, почему я все время вижу твой образ (он необычно устойчив), когда я видела тебя в последний раз, в доме правительства.[63]Я приехала встретиться с новым губернатором, а ты сидел в комнате… на веранде… там была скамейка, длинная скамья, и ты сидел там, и когда я выходила, я увидела тебя сидящим на фоне неба. Это было на балконе или на веранде, я не помню… это возвращается вновь и вновь, и вновь…. Почему?

Ты это помнишь?

 

Нет, Мать (= я не хочу помнить)

 

Почему это так поразило меня?… Ты был не один, там были другие люди, возможно, двое или трое, я не знаю. Я не помню, кто это был или как они выглядели – я видела только тебя. И я была….

Действительно, это был мой последний визит в дом правительства. Ты был еще там, а губернатор уже уехал – я имею ввиду Барона.

Почему?

Ты не помнишь своих ощущений?

 

Нет, Мать.

 

Почему это возвращается ко мне?

Это было как предвидение того места, которое ты займешь в моей жизни.

Все остальное было как в дымке, неотчетливое, несуществующее – но ты…. Я до сих пор вижу это так, будто это было вчера. А ты сидел… сидел на этой… Ты был в довольно насмешливом настроении.[64]

 

Я был совершенно глуп.

 

Что?

 

В то время, я был довольно глуп, сейчас немного меньше.

 

(Мать смеется)

 

Благодаря тебе.

 

(молчание)

 

Насмешливым…, я так не думаю, Мать. В действительности, я никогда не был насмешливым типом.

 

Нет, не насмешливым….

 

Скорее, я был подозрительным.

 

Да, да! Так. Точно.

Своим видом ты как будто говорил: "Что это ещё за птица?"

 

Ах, Мать, какой милостью было встретить тебя!…

 

(Мать берет руки Сатпрема)

 

Я ЗНАЮ.

(после молчания) О, малыш… всё вместе, знаешь, это невероятно: удивительная сила, просто чувствуешь, что делаешь так…(Мать соединяет кулаки) и дело сделано… и в то же время, ты ничего не знаешь и ничего не понимаешь…. Моя память ушла. Больше ничего нет, ничего…(Мать жестом показывает пустоту). Некоторые решения проходят через сознание, но как только они выражены или осуществлены, они уходят. Я не помню ничего, ничего, ничего, за исключением…(Мать в воздухе как бы поймала точку) одно из тысячи. Но почему?

 

(молчание)

 

Говорить, слушать. Странный опыт. Все ежедневные занятия, самые обычные вещи – пробуждение, отход ко сну, принятие ванны, "попытка" поесть (довольно тщетная), являются…. Звучит смешно, но это сопровождаются чувством, что они могут быть причиной смерти (нет ничего, что не является причиной смерти, то есть, покидания тела), и однако, в то же время, в то же самое время – ощущение бессмертия. Почти… почти неописуемо…. Две противоположности вместе. Не "противоположности", а … (они являются противоположностями только на нашем языке).

 

(молчание, затем Мать улыбается, будто сделав открытие)

 

Ах!… Ах!… Понимаешь… о, послушай, это звучит как абсурд, но я тебе скажу. Это сознание здесь как бы сознает Божественное решение; как будто нет ни одного пустяка, который не может быть причиной для оставления тела, если Божественное решило, что тело должно уйти, и не существует ни одного момента, когда ты не можешь ощущать бессмертие, если Божественное решило, что ты должен ощущать бессмертие. ОДНО И ТО ЖЕ. Ты понимаешь, о чем я говорю? ОДНА И ТА ЖЕ ВЕЩЬ.

Например: взять образ – тебя, сидящего на скамейке и пристально смотрящего на меня, как бы говоря: "Что это ещё за птица!", потому что я посещала дом правительства (обычно я довольно часто приходила туда во времена Барона, но прекратила это после его отъезда) поэтому я пришла, а ты, кажется, говорил: "Что это ещё за птица", да, будто ты думал: "Как коротка человеческая память", или что-то подобное[65] – во всяком случае, ты был не слишком дружелюбен! (смех) По крайней мере, у меня такое впечатление, но почему это повторяется?…Видишь ли, это посещение, этот случай был отправной точкой, отправной точкой для великого совместного действия. Вместе. Великого действия вместе. Почему эти мелочи имели место тогда, когда формировалась судьба?

Можно сказать, что они были доказательством того, что видимость – это иллюзия.

 

Да, да.

 

ВСЯ, вся видимость – иллюзия…. Есть нечто, что для меня становится все более конкретным и могущественным - Воля Господа. Эта сознательная воля не похожа на нашу, это что-то подобное…(Мать опускает раскинутые руки). Невыразимо. Это не похоже ни на что, известное нам. Это ужасная воля - ужасная, понимаешь, в том смысле, что все видимости, все противоречия, вся человеческая воля являются нулем: только ЭТО (тот же самый жест). Это - ТО, которое я ощущаю проходящим сквозь меня, как будто купаюсь в этом. Точно. Нет ничего… здесь ничего нет (Мать касается своего лба), он пуст, пуст, совершенно пуст – пустота. Пустота. Я не думаю. Нет никакого "я" … это почти похоже на пустую скорлупу, однако наполненную огромной силой… (Мать простирает руки в широком могущественном жесте).

 

(долгое молчание)

 

Супраментальное сознание должно быть пытается принять правление над этим…. Это (тело) похоже просто на скорлупу.

Скорлупа… будет ли она в состоянии измениться? Я не знаю.

 

(молчание)

 

Постоянное ощущение (тот же жест).

 

(молчание)

 

(улыбаясь) Это чрезвычайно интересно.

 

(молчание)

  

Как будто сверхчеловеческая Сила пыталась проявиться через тысячи невозможностей… это (тело) сделано из тысяч невозможностей. И сверхчеловеческая Сила пытается… оказывает давление, для того чтобы проявиться. Чем все закончится? Я не знаю.

 

(молчание)

 

И тот памятный день, когда я увидела тебя, сидящего на фоне неба… как будто место, которое ты собираешься занять в этом творении, было предопределено именно В ТОТ ОПРЕДЕЛЕННЫЙ МОМЕНТ. Поистине… Воистину, это необыкновенно интересно.

И то же самое происходит со всем, абсолютно со всем.

Есть МОМЕНТЫ, когда вещи решаются.

 

(медитация, пробили часы)

 

Время больше не существует…

 

(Мать кивает головой)

 

Как будто иное время вошло в наше.

 

 

 

 

 

Июнь

 

 

 

3 июня 1972

 

Постоянно, постоянно есть то, что я хотела бы, чтоб ты знал, но у меня нет возможности рассказать тебе об этом. Ты знаешь, обычная память ушла, поэтому, если это приходит – оно приходит; если не приходит… оно просто потеряно.

Действительно, фантастика…

 

(молчание)

 

Как будто я хожу по очень тонкой и узкой грани: с одной стороны слабоумие, с другой – гениальность! Так я прогрессирую…(жест колебания на грани).

От чего это зависит? Я не имею никакого представления. Прежние методы устарели, новые еще не установлены. Хотя иногда, внезапно, они приходят: в течение нескольких минут ослепительный поток света, нечто чудесное, ощущение власти над всем миром. В следующую минуту всё уходит.

И так день и ночь.

Иногда, без видимой причины, я ощущаю такой ужасный дискомфорт, я чувствую, что это должно привести к смерти, но затем… что-то говорит: "Не беспокойся". Как будто Шри Ауробиндо наблюдал за мной – не беспокойся, не беспокойся… поэтому я… (Мать открывает руки). Спустя короткое время – всё ушло, все необъяснимо ушло.

 

(молчание)

 

Я больше не могу есть - о, это так трудно! Так трудно. Еда, действительно, самое трудное из всего. На самом деле у меня нет никакого отвращения к пище, ничего подобного, просто я не могу положить ее в рот. Я все еще могу пить… иногда. Там ничего нет, ничего…(указывает на свой лоб) пусто, пусто, совершенно пусто… и когда я остаюсь в таком состоянии… (Мать погружается в созерцание)

 

 

 

4 июня 1972

 

(Мать встречается с Суджатой)

 

… ты знаешь, люди так развращены, что удались Милость хотя бы на час, все бы - бабах! (жестом изображает взрыв).

 

 

 

7 июня 1972

 

Что ты принес?… Какие ощущения?

 

Ну…, я думаю, я теперь лучше ощущаю твое присутствие.

 

Ах!…

 

Фактически, я чувствую, что только это может приводить вещи в порядок.

 

Это присутствие Господа, проходящее через меня – через то, что люди называют "мной". Скопление клеток, которое… (смех) которое приняло эту форму довольно давно!

 

Да, но эта форма очень….

 

Эта форма…. Это самое странное, ты знаешь, это (клеточное) сознание дает впечатление чего-то, пытающегося стать текучим. Нечто, очевидно, пытается заставить проявить себя… другое. Быть другим. Но как?…

(молчание)

 

 Телу хорошо, только когда оно осознает Божественную силу, действующую… (жест нисхождения сквозь тело) в другом случае.…

Любая концентрация на самом теле причиняет странный дискомфорт, дискомфорт, прекращающийся только тогда, когда оно осознает Силу – Силу, работающую…(тот же жест нисхождения через Мать), Силу, работающую, когда "ТО" приходит и протекает через него. Тогда… я не могу сказать, что уходят "старые методы", это совсем не так, это… что-то.

(улыбаясь) Есть фраза, которая пришла ко мне на английском:

                       the joy of nothingness (радость несуществования)

 

(молчание)

 

У тебя нет никаких вопросов?

 

Лично я привык обращаться к Шри Ауробиндо или Силе… к конкретной Силе – к Нему, к Господу, … я не знаю. Но был совсем другой эффект, когда я начал обращаться к тебе как к личности.

 

Ах!

 

Но с тех пор, как я по настоящему обратился к тебе как к личности, я ощутил более решительное действие, происходящее во мне.

 

Вполне возможно. Только личность… это не человеческая личность.

 

Нет, конечно, нет.

 

Это супраментальная личность. Нечто, чего пока не понимают клетки, но они знают, они чувствуют. Они ощущают, что их как будто насильно засунули в новый мир. Это давит теперь постоянно…(жест давления и нисхождения). Вопреки видимой слабости (которая иллюзорна), здесь присутствует огромная Сила.

 

Да, конечно.

 

С виду, эта Сила кажется чрезмерной для тела, но когда тело остается ОЧЕНЬ спокойным… (Мать открывает руки) и несуществующим, насколько возможно, тогда все идет хорошо.

Тогда чувствуешь…(жест чего-то, протекающего сквозь тело).

Но эта Сила… потрясающая!

 

О, да! Да, действительно, всего несколько капель уже кажутся подавляющими.

 

Подавляющими.

 

И мгновенно эффективными.

 

(Мать, держа Сатпрема за руки, уходит в созерцание на 40 минут)

 

 

 

10 июня 1972

 

(Мать снимает с запястья гирлянду "Терпение",

чтобы отдать Суджате)

 

Ты хочешь терпения?

 

Суджата. Это очень полезно, Мать.

 

(к Сатпрему) Что ты чувствовал?

 

Когда, Мать?

 

Все время, мой мальчик.

 

Ну… я все более и более ощущаю твое присутствие.

 

Ах! Верно. Но… Помощь становится все более и более точной, более и более сознательной, но…. Я должна сказать, что это ОЧЕНЬ трудно.

 

Да.

 

Но это не имеет значения. Раз мы согласились это делать – давай делать. Жаловаться бессмысленно. Но Могущество, огромная Сила, только… это похоже на издевательство: каждая мелочь увеличивается несоразмерно, даже физически (Мать указывает на свое тело), это так необычно. Меня укусило насекомое туда, где все полностью закрыто (Мать касается ноги), москит не может туда добраться. И… я не знаю… мне сказали, что здесь нет никаких блох и клопов.

 

Но есть еще муравьи, Мать!

 

Они кусаются?

 

Да, кусаются, некоторые виды.

 

А-а-а! Тогда это оно. Здесь ЕСТЬ муравьи. О… некоторые виды муравьев кусаются!

 

Да, да, Мать! Я узнал об этом здесь, я сам об этом не знал.

 

Но и я тоже (смех). А, так вот оно что! Ну, спасибо (смех)!

 

(молчание)

 

Мне было бы интересно услышать твои наблюдения.

 

Я не могу быть достаточно сознательным. Наблюдения самые общие. Я очень сильно ощущаю твое присутствие, и как только я хотя бы немного взываю – ты сразу здесь, Помощь здесь.

 

Да, определенно.

 

Когда я вспоминаю, как было хотя бы год или два назад, я естественно, могу видеть, могу понимать, как велика Сила теперь.

 

Да, разница есть.

 

Да, огромная. Она осязаема… и я должен добавить, что иногда она приходит даже без моего зова.

 

Да, да.

 

Действительно, это обрушивается… не знаю… как водопад.

 

Да, да. Нужно быть абсолютно восприимчивым. Малейшая активность возвращает к старому способу… не знаю. Для меня это теперь… (Мать открывает руки).

Когда я подобна этому – время пролетает. Время больше не существует,[66]но когда старый способ возвращается, несколько минут кажутся бесконечностью. Что-то действительно происходит… новый вид времени.

 

Ты как-то говорила, что уходишь внутрь не так как раньше, когда ты удалялась для внутренней работы, ты говорила, что не входишь в транс, ты просто…

 

Ухожу внутрь.

 

… уходишь внутрь, и добавила: "Физическое  будто раздваивается".

 

 (Мать остается в концентрации долгое время,

затем, с улыбкой, выходит)

 

Я помню (не знаю точно, когда это было, ночью или… но это происходило, когда я была одна и в покое), я помню, как говорила тебе: "Видишь, это СУПРАМЕНТАЛ". "Это ОН, я знаю, ЭТО Супраментал" - я говорила это тебе, но когда попыталась вспомнить, чтобы сохранить это в обычном сознании (не в "обычном", а промежуточном сознании, подобном – Мать изображает мост – сознании, в котором я нахожусь все время). Это испарилось. Когда я неактивна, как сейчас, это кристально ясно – ОН.

 

(Мать погружается)

 

 

 

14 июня 1972

 

(Эта беседа касается серьезной и преданной женщины, реставратора картин в Лувре, в Париже. Она писала Сатпрему, имея в виду письмо, полученное ею в 1946 году от Андре Гиде, когда тот путешествовал по Египту, на пути в Индию: "Я убедилась, что пока Бога не существует, и мы должны его достичь". И она добавила: "Таким образом, от одной частичной истины к другой, мы прогрессируем в направлении ИСТИНЫ, которой подчинится всё существо. Только тогда начинается Истинная Жизнь, поскольку мы, наконец, обнаружили, глубоко внутри, что сердце всегда находилось в поиске, само не ведая об этом".

Она спрашивает Мать: "Не лучше ли жить в Ашраме, чтобы более эффективно помогать в Работе?")

 

Я действительно думаю, что она должна остаться во Франции.

Приезд сюда принесет трудности.

Ты читал, что Шри Ауробиндо сказал об Ашраме? Он говорит, что Ашрам несет в себе все трудности, которые должны быть разрешены, поэтому, спустя некоторое время после приезда, люди погружаются в трудности, вместо того, чтобы найти помощь. Для нее намного лучше оставаться там, где она есть.

Но ты можешь заверить ее, что я очень хорошо ее ЧУВСТВУЮ, что я с ней, моя помощь, очень сознательная, с ней. 

 

 

 

17 июня 1972

 

(Мать дает Суджате и Сатпрему гирлянды "Терпения".)

 

Нужно много, много, много этого.

 

Да.

 

Признаки все яснее, но какое нужно ТЕРПЕНИЕ.

Малейшее неверное движение провоцирует ужасный дискомфорт. Любой пустяк.

Жизнь сносна, только когда…(Мать открывает руки).

Тело, само тело, чувствует себя как ребенок в руках Господа. Но если оставить это отношение хотя бы на несколько секунд – мгновенный распад, похожий на смерть. Вот так.

Ночью, в самые короткие часы, с 8.30ти вечера до 6ти утра, я не сплю, но…(жест необъятности и молчания).

Тогда все прекрасно.

 

(молчание)

Как ты? Что скажешь?

 

Мне хотелось бы, чтоб открылись все уголки моего существа.

 

Мой мальчик, терпение, терпение и терпение.

 

(Мать погружается, держа руки Сатпрема)

 

Ты чувствуешь?

 

Да, Мать.

 

Когда я вхожу в это состояние, выходить из него так трудно.

 

 

*

*    *

 

 

(Когда Сатпрем собирается уходить, Мать дает ему

 записку, только что написанную по-английски)

 

"Шри Ауробиндо является эманацией Всевышнего, сошедшего на Землю, чтобы объявить о манифестации новой расы и нового мира – Супраментального.

Давайте готовить себя к этому со всей искренностью и пылом".

 

 

 

18 июня 1972

 

(Мать встречается с Суджатой, потерявшей своего старшего

брата, и успокаивает ее. Этот фрагмент был записан по памяти)

 

То, что должно быть сделано для каждого – делается.

Наше сознание ограничено…(жестом показывает что-то микроскопичное) оно видит лишь небольшую часть. Божественное сознание… (жест): оно видит.

То, что должно быть сделано для каждого – делается.

Если кто-то отдался Божественному и доверяет Ему - Божественное заботится о нем. И… (как объяснить?) например: все, что должно быть сделано, делается для тебя каждую минуту, и если ты, в свою очередь, просишь Божественное позаботиться о чем-то – это тоже делается. Делается наилучшим образом, но так, как это видит Божественное.

Нужно находиться в состоянии мира. В мире абсолютного доверия.

Мир обладает властью аннулировать препятствия.

 

 

 

21 июня 1972

 

(Сатпрем читает Матери несколько фрагментов из "Записок на Пути" к следующему "Бюллетеню". К концу чтения второго фрагмента Мать кажется отстраненной. Внезапно она стонет и закрывает лицо руками. Мы молимся…)

 

 

 

23 июня 1972

 

(Мать подает Суджате записку, написанную для Ауровилля)

 

   "Иисус является одной из форм, которую приняло Божественное, чтобы войти в контакт с Землей. Но есть и будут многие другие. Дети Ауровилля должны заменить исключительность одной из религий широкой верой Знания".

 

 

 

24 июня 1972

 

(Мать после болезни. Она слушает Сатпрема, читающего беседу от 6 мая 1972 года для следующего "Бюллетеня".

"Золотая сила, давящая на Землю…. Абсолютно материальная сила, но не нуждающаяся ни в каких материальных средствах…. Мир, пытающийся родиться в этом мире.")

 

Ты это очень хорошо написал, намного лучше, чем сказала я!

 

(несколько изумленно) Но это точная запись того, что ты сказала, Мать.

 

(Мать смеется, но остается при своем мнении)

 

Это очень хорошо в таком виде.

 

Но это в точности то, что ты сказала! Я просто добавил несколько запятых и двоеточий, и все (смех), и параграфы. И это все!

 

Я это переживаю все более и более ясно, и отчетливо.

 

(молчание)

 

(Сатпрем предлагает Матери цветок "Супраментальный свет

в подсознании". Мать держит его перед собой)

 

Хочешь что-нибудь спросить?

 

Я думаю, хочет Суджата.

 

Хорошо.

 

Суджата. Мать, ты как-то говорила мне, что для того, кто со всей искренностью отдался Божественному, для них то, что должно быть сделано – делается.

 

Да, да.

 

Суджата. И продолжила: "Если такой человек просит для других, это тоже делается".

 

Да, но не совсем так.

Все, что в том человеке невосприимчиво – искажает Действие.

Например: возьмем кого-нибудь, кто болеет и ВЕРИТ в реальность болезни – эффект Действия будет уменьшен пропорционально его ошибочной вере.

Это трудно объяснить.

Но о чем ты хочешь спросить?

 

Суджата. (с озорной улыбкой) Мать, я хочу знать, если я, например, обращусь к Шри Ауробиндо, чтобы ты была здорова – это поможет тебе?

 

Но Мать ЗДОРОВА!

Например: вчера после обеда, меня рвало, но я была не больна, я не знаю, как это объяснить…. Должен измениться способ принятия пищи. Я имею в виду, это случилось, чтобы заставить меня понять отношение, которое должно быть при принятии пищи. Но я была не больна, это выглядело так КАК БУДТО я была больна. Это предназначалось для того, чтобы я поняла отношение во время еды. Это был как бы предметный урок – я поняла. Если бы меня не вырвало, я бы не уделила этому никакого внимания.

Это очень сложно, мое дитя.

Поэтому люди, окружающие меня, должны вести себя определенным образом по отношению ко мне, соблюдать определенную осторожность и для того, чтобы так поступать, они должны думать и верить в определенные вещи, иначе они  не смогут вести себя так. Так, совершенно естественно, происходит все. (поворачиваясь к Сатпрему) Не знаю, понимаешь ли ты?

 

Да, понимаю.

 

Все организовано, вплоть до малейших деталей, но не заранее спланировано, как мы обычно думаем, а просто Сила ДАВИТ и получает требуемый результат. Можно почти сказать: любыми средствами, любыми необходимыми средствами. Сила давит на Землю и заставляет делать людей самые невероятные вещи, которые кажутся нам наихудшими или наилучшими, именно для того, чтобы достичь необходимого результата.

Это так и все больше усугубляется.

Все наши представления о добре и зле….

Мы должны продолжать реагировать на вещи, и, определенно, наши реакции основаны на "добре" и "зле", на человеческой концепции добра и зла (это не в точности человеческая концепция, а приближение Гармонии).

 

(Мать погружается и возвращается,

 двигая рукой, как будто волны проходят сквозь её пальцы)

 

Вибрации… вибрации, передающие Божественное без искажения. Это то, что необходимо. И в зависимости от обстоятельств, или людей, оно принимает одну или другую форму – понимаешь?

 

Да, Мать, понимаю!

 

Все, что мы говорим, мы говорим старым способом.

 

(молчание)

Действие очевидно…. Это исчезает власть эго, все быстрее и быстрее. При тотальном принятии не нужно даже понимать. Мы всегда хотим понять старым ментальным способом – НЕТ НИКАКОЙ НЕОБХОДИМОСТИ ПОНИМАТЬ. Принятие, подобно… (Мать открывает руки). Под этим Давлением остатки старой власти, власти эго, должны исчезнуть, они будут замещены этим… (руки открыты): восприимчивость и подчинение (не подчинение, потому что нет никакой необходимости понимать). Быть побуждаемой исключительно Божественным. Вместо эго. Стираются последние следы эго и … (руки открыты) замещаются… (тот же жест).

Я постоянно чувствую (возможно, 50 раз в день), что я малое дитя (изображает ребенка), спеленатое и подбрасываемое Божественными силами… (смех). Именно так.

Все еще есть… это еще не совсем прозрачно и естественно, все еще остаются прежние вещи, старое правление эго телом, которое создает трение и скрежетание, в другом же случае - просто как ребенок.

Как дитя.

 

 

 

28 июня 1972

 

(Вначале Мать слушает несколько писем Шри Ауробиндо к Нироду и в частности, следующее письмо, которое привлекает ее внимание и забавляет)

 

Нирод. "Почему бы не написать что-нибудь о Суперразуме, который люди считают трудным для понимания?"

 

Шри Ауробиндо. "Что за польза? Сколько человек сможет понять? Кроме того, настоящее дело - опустить Суперразум вниз и установить, а не объяснять его. Если он установится, он объяснит себя сам, если нет – нет никакой пользы в объяснениях. Я кое-что говорил о нем в своих прошлых работах, чтобы прояснить это, но без какого-либо успеха. Поэтому, зачем повторять попытку?"

                                  8октября 1935 года "О себе" т.26 стр.164.

 

 

*

*    *

 

 Нирод. "Что мы за ученики для такого Мастера! Хотелось бы, чтобы вы имели материал получше."

 

Шри Ауробиндо. "Что касается учеников, я согласен! - да, но был бы этот лучший материал, предположив, что он существует, типичным для человечества? Работа с несколькими исключительными типами вряд ли бы решила проблему. И согласились бы они следовать моей тропе? – это другой вопрос. И еще один вопрос – даже если они подвергнутся испытанию, сможет ли обычное человечество открыться?"

                         3 августа 1935 года "О себе" т.26 стр. 178-179.

 

 

*

*    *

 

 

Странно, это приходит вспышками. Внезапные вспышки, в которых все становится ясным, Суперразум - очевиден. И тело видит, видит, что будет делаться. В следующую минуту – пфф!…(жест опускающейся завесы) снова все завуалировано.

Это похоже на два разных способа существования по отношению к Божественному – оба являются отношениями с Божественным; один из них старый способ, другой новый. Понимаешь, прежде, когда бы не приходила трудность, я немедленно сворачивалась в Божественном, и она уходила прочь. Но теперь это больше не так, взаимоотношения с Божественным находятся на совершенно другом основании.

Поэтому, действительно… (Мать жестом показывает, что не знает).

Мое прибежище, пожизненное прибежище, которое помогало мне пройти сквозь все, кажется ушло. Теперь… это больше не так. Теперь это так же должно быть превзойдено (Мать качает головой и поднимает руку, как бы спрашивая: но как?).

 

(Мать погружается)

 

 

 

 

Июль

 

 

 

 

1 июля 1972

 

Тебе хочется терпения?

 

(Мать подает Сатпрему гирлянду "Терпения")

 

Да, кажется, оно необходимо.

 

Что бы ты хотел мне сказать?

 

Нашла ли ты новое отношение?

 

Я не знаю.

Я больше не та же самая личность, я не знаю.

Все, абсолютно все реакции – новые. Но я не нашла…. Единственное впечатление, впечатление, что ЦЕПЛЯЕШЬСЯ за Божественное каждую минуту. Это единственный выход.

Так функционирует тело.

Опыт тела говорит, что без Божественного оно бы… распалось.

И все.

Фактически, у него нарастает чувство несуществования – отсутствие отдельной индивидуальности... (Мать касается кожи рук).

Но оно хорошо знает, что это переходное сознание - каким будет окончательное сознание? Я не знаю.

 

(молчание)

 

Например, тело просит Божественное: "Дай мне сознания". И получает своего рода ответ (без слов): "Не сейчас, а то ты не захочешь больше жить отделенным". Что-то подобное. Если бы тело насладилось полным сознанием Божественного, оно бы не захотело больше отдельного сознания.

Очевидно, что должен быть сделан большой прогресс.

 

(молчание)

 

Нет вопросов?

Мне не хочется говорить.

 

Да, Мать.

 

То, что осталось от персонального сознания, кажется таким глупым!… Но когда я так… (жест неподвижности в Господе), тогда все замечательно.

 

(Мать погружается)

 

 

 

5 июля 1972

 

 Я больше едва ли могу есть. Не знаю… я не могу глотать.

 

Но проникает ли энергия в тело?

 

Я не знаю. Я не ощущаю слабости. Но я не "ощущаю" и энергии, проникающей в тело…(молчание) не знаю….

Ты ничего не хочешь спросить?

 

Если бы кто-то захотел открыть КАЖДУЮ часть своего существа твоему Свету - такое возможно?

 

Конечно, возможно!

 

(Мать погружается)

 

 

 

8 июля 1972

 

Какие вопросы?

 

Мне всегда интересно, что ты делаешь, когда погружаешься, как сейчас?

 

(после молчания) Это не всегда то же самое.

 

(молчание)

 

Тело пытается находиться только под Божественным Влиянием.

Оно поглощено только этим.

Наиболее внешней формой является мантра: тело спонтанно повторяет мантру, но это только самая внешняя форма.

Оно пытается. Оно пытается… (Мать открывает руки).

Оно стремится и старается не получать ничего, кроме Божественной Силы.

Пища все еще камень преткновения. Тело знает, что оно должно есть, но оно не голодно, просто пища кажется…. Оно просто ест по привычке и необходимости.

Ему требуется очень немного, хотя….

 

 

12 июля 1972

 

Я всегда опаздываю!… Я думаю, мы должны назначить на 10.30 (вместо десяти).

 

Хорошо, если ты говоришь 10.30, это означает в 11.(смех).

 

Да, да! (Мать слегка ударяет Сатпрема по плечу).

Что ты сказал?

 

Ну, я сказал, что Мать не слишком много говорит.

 

(молчание)

 

Раньше ты говорила с большей готовностью.

 

Да.

 

(долгое молчание)

 

Ощущение, что я стала другим человеком.

Не только это: я вхожу в ДРУГОЙ мир, другой способ существования… который может быть назван опасным способом существования (в терминах обычного сознания). Как будто…. Опасным, но чудесным – как это выразить?

Во первых, телесное подсознание находится в процессе изменения, и это долгий, трудный и болезненный процесс… но так же и чудесный. Ощущение…(Мать показывает, будто находится на острие). Все больше и больше тело ощущает, что спасти может только вера – знание пока невозможно, поэтому может спасти только вера…

Но "вера может спасти", это все еще старый способ говорить. Как это выразить?… Ощущение, что отношение между тем, что мы называем "жизнью" и тем, что мы называем "смертью", становится все более и более другим – да, другим (Мать качает головой), совершенно другим.

Смерть не то чтобы исчезает (смерть, как мы ее видим, как мы ее знаем, и в отношении жизни, как мы ее знаем): это совсем не то. Изменяются ОБЕ… во что-то, что мы пока не знаем, которое кажется одновременно чрезвычайно опасным и абсолютно чудесным. Опасным: малейшая ошибка приводит к катастрофическим последствиям. И чудесным. Это сознание, истинное сознание бессмертия – не "бессмертия", как мы его знаем, а нечто другое. Нечто другое.

Естественная тенденция – хотеть, чтобы определенные вещи были истинными (те, которые мы считаем благоприятными), а другие исчезли, но это не то. Это не так. ВСЁ по-другому.

По-другому.

Время от времени, на какой-то момент, (краткий миг) – чудо. Но в следующую же минуту ощущение… опасного неизвестного. Вот. Так я провожу время.

 

(молчание)

 

Подсознание полно, о, полно страхов, беспокойств….

Это отвратительное место (жест поднятия снизу).

 

(молчание)

 

Тело даже не верит в собственную веру! Оно чувствует, что его вера не настоящая, оно не доверяет своей собственной вере.

Жизнь… была более простой с этой верой, которая преобладала над всем остальным, но теперь…(жест полного краха).

 

 

 

15 июля 1972

 

У тебя есть что-нибудь?

 

Нет, ничего особенного, за исключением трудностей.

 

Никаких вопросов?

 

Тяжело.

 

(молчание)

 

У меня есть для тебя кое-что… (Мать перебирает предметы на столе), это было в конверте.

     

"Нельзя путать религиозное учение с духовным. Религиозное учение принадлежит прошлому и останавливает прогресс, духовное учение - учение будущего. Оно освещает сознание и подготавливает его для будущей реализации.

   Духовное учение находится над религией и стремится к полной истине. Оно учит нас, как войти в прямой контакт с Божественным".

 

Это для леди, приехавшей неизвестно откуда и желающей преподавать в приходской школе. Поэтому мой ответ ей – это письмо.

 

Есть так же послание, которое ты дала для всеиндийского радио к 15 августа.

 

"Послание Шри Ауробиндо - это

 солнечный свет, излучающийся в будущее".

 

А для даршана (к 15 августа) у тебя есть послание?

 

(после молчания) Я могла бы сказать:

"Послание Шри Ауробиндо излучает свет в будущее,

подобно бессмертному солнцу"

 

(молчание)

 

У тебя ничего нет?

 

Прошлый раз ты говорила о разнице между жизнью и смертью. Другими словами, жизнь больше не то, чем она была, а смерть не…

 

Да.

 

(Мать жестом прекращает дискуссию)

 

Мне хотелось бы ЖИТЬ как… я не знаю.

 

(Мать погружается на долгое время, затем возвращается)

 

"Послание Шри Ауробиндо - это бессмертный

 солнечный свет, излучающийся в будущее"[67] 

 

Это хорошо, намного лучше.

 

(Мать вновь погружается до конца беседы)

 

 

 

19 июля 1972

 

Как ты?

 

Неважно.

 

Почему?

 

Не знаю.

 

Что не так, тело или голова?

 

Нет, это скорее внутри.

 

О! Тогда все Должно быть хорошо. Внутри мы мастера, мы хотим быть здоровыми – мы здоровы, только оно… (Мать указывает на тело) не совсем подчиняется.

 

 (долгое молчание, Мать держит руку Сатпрема)

 

Подсознание, это сплошная масса пораженчества. Это продолжает подниматься на поверхность. Поэтому нам АБСОЛЮТНО необходимо изменить и очистить подсознание, чтобы смогла придти новая раса. Мы должны очистить подсознание. Это грязь. Оно полно пораженческих реакций и первая реакция – всегда пораженческая. Оно абсолютно отвратительно, малыш, я видела это, я работаю там… отвратительное место. Мы должны… должны быть категоричными и решительными, знаешь. Это НЕОБХОДИМО изменить.

Это мерзость.

И оно продолжает подниматься на поверхность… (жестом показывает, как что-то поднимается).

 

(молчание)

 

Эта грязь сдерживает фантастическую энергию.

 

(Мать подает Суджате цветок)

 

Вот. Хочешь гирлянду?

Мы должны… (к Сатпрему). У тебя есть способность… (Мать опускает кулаки вниз). Пораженчество принадлежит подсознанию – оно ДОЛЖНО измениться, должно. Пораженчество – антибожественно.

 

(молчание)

 

Есть только один способ: хотеть того, чего хочет Высочайшее Сознание – какими бы ни были последствия в терминах наших маленьких, глупых концепций.

Вот так… (Мать открывает руки): хотеть то, что Ты пожелаешь.

 

Есть ли у меня отношения с этим Высочайшим Сознанием?

 

О, мое дитя! Это происходит, безусловно! У тебя есть отношения и даже сознательные; не просто отношения, а сознательные.

 

(молчание)

 

В своей жизни я прошел сквозь страшные вещи…

 

Да, и так каждый.

 

Да, но я думаю, у меня была… мне досталось.

 

Ты не думаешь, что мне так же досталось?

 

О, конечно, я думаю….

 

Ну и?

 

Но у меня… (даже когда я тебя не знал, когда я не знал об Ашраме) у меня было ощущение, что существует что-то позади меня.

 

Да.

 

Нечто, что мне помогает.

 

Конечно! Конечно, это было! Конечно, это было: ТО. Лично я называю это Высочайшим сознанием, потому что не хочу говорить слово Бог.

 

Ах, нет!

 

Оно полно… само слово полно обмана. Это не то… это…. Мы являемся, мы – Божественное, которое забыло само себя. И наша задача, наша задача – восстановить связь, называй это как угодно, это не имеет значения. Это Совершенство, которым мы должны стать и всё.

Совершенство, Могущество, Знание, которым мы должны стать, и всё. Называй это как хочешь, для меня это не имеет значения. Это стремление, которым мы должны обладать. Мы должны выйти из этой грязи, этой глупости, этого несознания, этого отвратительного пораженчества, которые давят нас, потому что мы позволяем себя давить.

И мы боимся, мы боимся за эту жизнь… (Мать касается кожи на руке), как будто это что-то драгоценное, потому что мы хотим оставаться сознательными. Но давайте объединимся с Высочайшим Сознанием и мы будем оставаться сознательными вечно. Это ТО. Я могла бы выразить это так: мы объединяем наше сознание с тем, что тленно и боимся погибнуть![68]Я говорю: давайте объединим наше сознание с Вечным Сознанием и мы будем наслаждаться вечным сознанием.

Каким глупым можно быть!

 

(молчание)

 

Но, понимаешь, когда ты здесь, я могу выражать эти вещи, потому что твоя  атмосфера благоприятна для их выражения.

Мы должны… мы должны поставить это на службу Божественному – всегда. Всегда. С верой, абсолютной верой: чтобы не случилось, это то, чего хочет Божественное. Божественное – я говорю Божественное, потому что знаю, что подразумеваю под этим словом. Я подразумеваю высочайшее Знание, высочайшую Красоту, высочайшее Добро, высочайшую Волю – всё… всё, что должно быть проявлено, для того чтобы выразить… то, что должно быть выражено.

 

(долгое молчание)

 

Мир, как он есть, нам отвратителен. И у нас есть ВЛАСТЬ изменить его. Но мы настолько глупы, что не можем заставить себя отречься от нашей маленькой глупой личности… чтобы позволить развернуться Чуду.

И все это накоплено в подсознании: всё, что мы отвергли, находится там. И теперь это должно быть приведено в контакт с трансформирующей Силой… для того, чтобы несознание закончилось.

 

 (Мать погружается на полчаса)

 

Мое дитя….

 

*

*    *

 

(Следующий вопрос был предметом нескольких бесед в прошлом году и, к несчастью, поднялся вновь. Он касался продажи моих книг за границей и последующего перевода иностранной валюты, к чему я дерзко и неблагоразумно привлек внимание. Но реальная проблема заключалась в том, что определенные люди прямо и открыто обкрадывали Мать. Мои книги, фактически, были только маленькой частью более широкого мошенничества, то же происходило и с книгами Шри Ауробиндо. Я, как Дон Кихот, опрометчиво бросился в бой, итог которого был предопределен. Можно вспомнить, что глава "SABDA", книжной фирмы, брат человека, пытавшегося присвоить Ауровилль. В действительности, я мерялся силами с хорошо организованной мафией. Но я еще не знал об этом. Этот эпизод приведен здесь только потому, что он символичен.)

 

Нет вопросов?

 

У меня практическая проблема, Мать, но может быть уже слишком поздно?

 

Сколько времени?

 

10 минут одиннадцатого.

 

Нет, в чем дело?

 

О, эта проблема действительно беспокоит меня. Это по поводу моих книг во "Всеиндийской Прессе".

 

Тогда, малыш, ты должен обсудить это с Андрэ.[69]

 

 Да, я уже говорил это Андрэ. Я не знаю, что они делают с моими книгами. Понимаешь, они не дают мне никакого отчета и не говорят ничего о том, что они делают. Я не знаю, что они делают с моими книгами в Европе, в частности, в Швейцарии. Они вообще не информируют меня и я ничего не контролирую. Я написал письмо М. (директору "Всеиндийской Прессы"). Хорошее, вежливое письмо, в котором я попросил дать мне полную информацию о том, что они делают с моими книгами – он не ответил. Поэтому, я подумал, что нужно что-то написать М., и что именно ты должна сделать это.

 

Это не М., это …. (Мать пытается вспомнить имя).

 

SABDA?

 

Да.

 

Я набросал короткую записку и Андрэ одобрил ее. Могу я прочитать ее тебе?

 

Что там?

 

Я написал: "Всеиндийской Прессе".

 

Нет, ты должен написать SABDA.

 

Хорошо. (Сатпрем читает): "Книги Сатпрема не будут переводиться, печататься, не будут предметом каких-либо соглашений без его формального согласия…

 

Это очевидно. Самоочевидно!

 

Да. Самоочевидно, но….

"… Годовые отчеты о продажах должны посылаться ему в конце каждого года, а также отчет с начала и до сегодняшнего дня".

Другими словами: в таком-то и таком-то году мы продали столько-то экземпляров, в таком-то и таком-то столько, чтобы я знал, сколько штук они продают.

 

Очень хорошо.

 

Я уже просил, но они не ответили. Поэтому единственным решением будет, если ты сама пошлешь им…

 

Да, ты прав. Но я отправлю это через Андрэ.

 

Хорошо. Если ты это подпишешь, я отдам Андрэ. Итак, я должен написать SABDA, вместо "Всеиндийская Пресса"?

 

Просто, внизу, добавь SABDA.

 

Я просто хочу, чтобы меня информировали! Они творят что хотят, не говоря мне.

 

(Мать погружается)

 

 

 

22 июля 1972

 

У меня для тебя кое-что есть.

 

(Мать что-то ищет на столе и подает Сатпрему

записку, написанную на английском)

 

"Человек – творение вчерашнего дня.

Шри Ауробиндо пришел объявить

 о творении завтрашнего дня"

 

Это все?

 

Я написала на французском и это звучало так:

"Творение завтрашнего дня, появление супраментального существа". Потому что, если я не скажу "супраментальное существо", они, вероятно, назовут его "сверхчеловеком". Появление супраментального существа.

Мы находимся прямо посередине. Уже не это, но еще не то – время, наиболее….

 

(короткое молчание)

 

 

*

*    *

 

 

(Таким образом, я отправил на "Всеиндийское Радио" и в SABDA записку, подписанную Матерью. Как и ожидалось, реакция была мгновенной: меня обвинили в жажде наживы. Мать хорошо знала это осиное гнездо, которое я собрался потревожить и за день до этого написала мне письмо, которое я не понял, и в котором она попыталась донести до меня, что нужно идти вверх, к другому сознанию, а не бороться с прохвостами. Следующая беседа  - самое грустное воспоминание за все 17 лет моих встреч с Матерью. Так больно было видеть ее усталость, однако мне нужно было бороться, чтобы сорвать маску с этой лжи, как будто она не знала о ней! Но мы пишем историю и поэтому попытаемся дать отчет настолько точно, насколько возможно, и описать персонажи, какими они были на самом деле.)

 

Что я тебе написала?

 

Ты написала несправедливые вещи.

 

Несправедливые?

 

Да.

 

Это меня удивляет…. Это написала не я. Поэтому я удивлена. Что было несправедливым?

 

Ты сказала, что мое действие было искажающим.

 

Нет, конечно, я это не говорила.

 

Но я понял так…. Позже ты написала (во втором письме), что ты мне доверяла….

 

Да, конечно!

 

Но если ты мне доверяешь, ты должна защищать меня и помогать мне.

 

Защищать тебя?

 

И помогать мне.

 

Защищать от кого?

 

Фактически, я не хотел сегодня утром приходить и видеться с тобой. Я пришел, потому что настояла Суджата. Она сказала, что если я уеду, то здесь останутся худшие элементы и они…  не помогут тебе. Я пришел сюда из чувства долга.

 

Ты так рассержен?

 

Да, Мать. Я пришел этим утром из чувства долга, потому что думаю….

 

Ты совсем не любишь меня?

 

Но, Мать, не в этом суть. Это практический вопрос.

 

Практический?

 

Да.

 

Практические вопросы полностью запутаны.

 

Но в этом то и дело, Мать. Если ты доверяешь определенным людям, ты должна верить их словам и не поддаваться, не слушать людей, обманывающих тебя.

 

Но я не знаю, что ты имеешь в виду, потому что… (Мать берется руками за голову). Я больше ничего не понимаю.

 

Да, Мать, я знаю, ты больше не понимаешь этих материальных вопросов. Я несколько раз объяснял тебе ситуацию. Я говорил тебе, что просил у SABDA кое-какую информацию….

 

Они не предоставили ее тебе?

 

Конечно, нет.

 

Но я написала им, что они обязаны давать ее тебе.

 

Да, после чего М. (директор "Всеиндийской Прессы") написал тебе письмо и ты ответила: "Я очень удовлетворена Вашей работой". В результате, он говорит себе: "Прекрасно, я буду действовать, как и прежде".

 

Нет, я сказала ему, что он должен…. Андрэ не говорил тебе?

 

Но именно это сказал мне Андрэ! Андрэ сказал: "Мать сказала М., что удовлетворена его работой". Поэтому все прекрасно.

 

Но это переходит все границы!

 

Действительно, Мать!… В сущности, я навеки с тобой, в этом нет никаких сомнений. Но когда имеешь дело с материей, нужно использовать материальные законы, какой бы истиной ты не обладал. Как только дело касается материи, я вижу фальшь, я борюсь против фальши и прошу твоей помощи в этой борьбе…. В противном случае, нужно оставить всякое действие.

 

Но я знаю эту фальшь! Я говорила с М. и это меня сбивает с толку, есть что-то, что я не понимаю. Потому что я не только говорила М., что он неправильно поступает, но так же, что он должен делать. Из-за этого я совершенно сбита с толку…. Кто?…

Где-то, что-то… подозрительное.

 

Точно, Мать, эти люди достаточно искусны в запутывании всего. В этом их главная сила – они везде  создают неразбериху.

 

Но я ни в малейшей степени не верю М.! Я не верю ни одному его слову! Я сказала ему…. Но они так исказили мои слова…. Нет, я на самом деле сбита с толку. Я отправила письмо не только М., но так же и… как его имя?

 

В. из (SABDA).

 

Да, В. и он сказал, что я совершенно права. Так в чем же неразбериха?[70]

 

Да.

 

(молчание)

 

Я написала тебе….

Ты прочитаешь, что там…? По правде говоря (я не хотела этого говорить), но, по правде говоря, пришел Шри Ауробиндо и сказал, чтобы я это написала тебе. Должно быть, малыш, для этого была какая-то причина.

 

Да. Вот что ты сказала: "Индивидуальное существо, какими качествами оно бы не обладало, лишь точка в универсуме…".

Определенно, это так!

 

Да, дальше….

 

"Оно начинает существовать по-настоящему, только когда его сознание станет универсальным, благодаря союзу с Божественным"…

 

Совершенно верно.

 

"Воистину, мы начинаем существовать только тогда, когда позволим Божественному действовать через нас…"

 

Абсолютно верно.

 

"… без какого-либо невежества, искажающего Его Действие".

 

Совершенно верно.

 

Да. Поэтому, когда я это получил, я понял так, что это я искажаю Его Действие.

 

Нет, мое дитя!

 

Тогда что это значит, Мать?

 

Не это имелось в виду. Это означает… это было так ясно, когда он мне это сказал!… Этот вопрос ни в коей мере не является индивидуальным, это был вопрос видения целого – вещи не такие, какими они кажутся, позади есть… (Мать держит голову руками). Я больше ничего не знаю, малыш. Я знаю, что когда это пришло, это только подразумевало, что тебе не нужно обращать внимание на ошибки людей, потому что… вещи должны видеться с точки зрения целого, изнутри Целого. Вот так. Я чувствую, что это последняя стадия, которая втолкнет тебя в Видение, видение Целого, о котором я упоминала. Когда я писала это тебе, я чувствовала, что ты готов к этому и тебе просто нужно было сказать, чтобы ты дал свое внешнее согласие. Когда мне сказали, что ты недоволен (моим письмом), я была озадачена – я не поняла. Как так?… Напротив, было чувство, что тебе пришла пора подняться над всеми человеческими концепциями и взглянуть на все творение и все обстоятельства – ВСЕ, изнутри Великого взгляда, всеобъемлющего Божественного взгляда. У меня было такое впечатление.

 

Да. Но что делать тогда? Может нужно удалиться в это Сознание, попытаться достигнуть его, а материальному миру позволить разворачиваться так, как он хочет, с его лгунами и обманщиками, или….

 

Это то, что я сейчас делаю.

 

Но должен ли и я делать тоже? Значит ли это, что я просто должен уступить этой лжи?

 

Какой лжи? Я знаю, что сказала М. и В.: я им сказала (особенно М.), что они не должны так себя вести, вот что я им сказала. Я сказала, что все, что касается твоих книг, не должно решаться без консультации сначала с тобой…. Поэтому, я вообще ничего не понимаю.

 

Да.

 

Есть нечто, что я не могу в этом понять. Я сказала им совершенно ясно. Что сказал тебе Андрэ? Он тебе говорил это?

 

Нет, Мать.

 

Но Андрэ честен, он говорит правду.

 

Естественно, он не с обманщиками! Ни я, ни Андрэ не принадлежим к лгунам.

 

Тогда, возможно, он не понял? Хочешь, позовем Андрэ и тогда, вместе, мы увидим.

 

Конечно, это хорошо - позвать Андрэ, Мать, но это все останется на словах. Им было сказано от твоего имени – Андрэ сказал от твоего имени, что они должны отчитаться - но они не делают ничего! Они даже пальцем не пошевелили. Они не подчиняются твоим приказам. Они ничего не присылали тебе сегодня?

 

Нет ничего.

 

И что касается книг Шри Ауробиндо – тут они тоже нагло врут тебе. Они даже пальцем не пошевелили, они просто ничего не делают. Они вообще не информируют о своих действиях, мне хотелось бы знать – что они СКРЫВАЮТ?… До тех пор, пока это происходит на уровне слов, это абсолютно неэффективно. Мне интересно, что нужно, чтобы заставить их двигаться?

 

(молчание)

 

Во всяком случае, я знаю, что письмо, которое я написала тебе, действительно было письмом Шри Ауробиндо, настаивающем на необходимости достичь Сознания, и он сказал, что ты готов. Он сказал мне это.

 

В таком случае, я должен отойти от деятельности?

 

Что ты подразумеваешь под "отойти от деятельности"?

 

Ну, позволить всему идти своим чередом. Прекратить любые действия. Действительно, прекратить что-либо делать, пока сознание не достигнет того состояния.

 

Нет….

 

Просто запереться, уехать в Гималаи и там остаться.

 

"Действие"… можно действовать на разных планах.

Может быть, если… (Мать поддерживает голову руками).

 

Я тебя утомляю, Мать, я действительно сожалею об этом.                  

 

Понимаешь, "действовать" в более высоких регионах. Шри Ауробиндо настаивал, он сказал, что ты готов достичь сверхчеловеческого сознания – не "сверхчеловеческого", а супраментального, супраментального сознания. Он хотел дать тебе именно это. Он хотел… он настаивал, что главным твоим занятием должно быть ЭТО, ты должен концентрироваться на этом, потому что у тебя есть способности. Число людей, способных к этому, ОЧЕНЬ мало, поэтому, крайне важно, чтобы те, кто может делать это – делали. Я так вижу вещи.

 

Я понимаю.

 

Как я понимаю их и как написала об этом тебе….

 

Да, я понимаю, что ты имеешь в виду.

 

… Вся деятельность, проистекающая из другого сознания, старого человеческого сознания, каким бы озаренным оно не было, в настоящий момент должна быть оставлена в стороне, чтобы позволить ему войти в то Сознание. Это все. Это все, что я сказала.

 

Да, я понял это.

 

Я сказала тем людям то, что знала, я сказала, что они не правы и должны изменить свои методы. Что еще я могла сделать?

 

Да.

 

(молчание)

 

О чем ты их спросил?

 

Послушай, Мать, если я не должен вмешиваться в эти вопросы (которые действительно меня беспокоят), не хотела бы ты, чтобы Суджата следила за ними и присутствовала завтра, когда М. придет встретиться с тобой? В присутствии Суджаты ты сможешь дать свои инструкции М. и она будет контролировать их исполнение. И я больше не буду беспокоиться.

 

Понимаешь, что меня беспокоит, я не даю инструкции лично М., я даю их через Андрэ. Возможно, он не понимает?

 

Но если М. придет к тебе и здесь будет Суджата, ты дашь инструкции, и Суджата будет контролировать их выполнение. Если ты только не предпочтешь, чтобы пришли все трое – Суджата, Андрэ и М..

 

….(Мать берется руками за голову)

 

Мать, я сожалею, я вынужден делать грязную работу. Но это должно быть установлено раз и навсегда, и не только в отношении меня, но так же и для работ Шри Ауробиндо…. Андрэ ничего не говорит, но он так же обеспокоен, как и я. Его беспокоит эта ситуация, поскольку он видит, как они безнаказанно обманывают.

 

Так Андрэ ничего не говорил? 

 

Но Мать, "говорить" недостаточно! Если они к тебе придут – Андрэ, М., и скажем, Суджата, и ты дашь свои инструкции, тогда он будет вынужден делать то, что ты скажешь. И все закончится.[71]

 

Но какие инструкции, в отношении чего?

 

В отношении отчета, который они должны давать тебе по поводу того, что они делают с книгами Шри Ауробиндо и Сатпрема.

 

Они никак не отчитываются?

 

Но я не говорю о финансовых отчетах! Я имею в виду: что они ДЕЛАЮТ, сколько экземпляров продают…?

 

О-о-о-о!

 

Я совсем не спрашиваю о деньгах, я спрашиваю, сколько экземпляров они продают в Индии и за границей. Ничего другого.

 

О-о-о!

 

Я прошу об этом не ради денег,[72]а чтобы точно знать, контролировать - что они делают. Они должны говорить тебе: мы продали столько-то книг Шри Ауробиндо в Швейцарии, столько-то в Германии.

 

Я знаю, они этого не делают.

 

Это способ контролировать то, что они делают.

 

Ах!

 

И того же я хочу для своих книг - не денег.

 

О, тогда здесь путаница, потому что из того, что сказал мне Андрэ, я поняла, что речь идет о деньгах.

 

Ну, кто беспокоится о деньгах, Мать! Никто не беспокоится, кроме них.

 

О!… Тогда Андрэ сам не понял, или я не поняла то, что он сказал.

 

(В этот момент помощница Матери вышла из ванной комнаты,

чтобы вступиться за М., говоря, что тот отдает

все деньги Матери. Их мафия проникла во все уголки)

 

Это совсем не вопрос денег, вовсе нет – как будто Андрэ или я интересуемся деньгами! Мы не ставим их ни во что. Нас заботит лишь то, что они ДЕЛАЮТ.

 

Но, конечно! Они должны давать точный отчет, по крайней мере, мне.

 

Именно! Но они скорее умрут, чем сделают это.

 

Я вижу это – ах, я понимаю! Теперь я поняла.

 

Именно поэтому они так болезненно реагируют, когда я прошу информацию, потому что они чувствуют, что кто-то начинает раскрывать их планы.

 

О!… Но знаешь, мне так трудно говорить….

 

Да, Мать, знаю,  мне отвратительно впутывать тебя в это…

 

… Потому что, если я не буду говорить при М., это будет глупо выглядеть.

 

(молчание)

 

Послушай, ты окажешь мне услугу?

 

Конечно, Мать, я хочу только триумфа Истины.

 

Пойди, отыщи Андрэ и приведи его сюда.

 

(Сатпрем идет за Андрэ. Они возвращаются вместе)

 

Ах! (к Андрэ). Что ты скажешь теперь? Я больше ничего не понимаю!

 

(Андрэ смеется)

 

Андрэ. Сатпрему хочется знать, что происходит с его книгами….

 

Да, и он прав.

 

Андрэ. Да. И к тому же, было бы хорошо, если бы мы могли знать – если бы кто-нибудь в Ашраме мог знать – что в точности М. делает с книгами Шри Ауробиндо.

 

Да, именно.

 

Андрэ. Факт состоит в том, что никто ничего не знает. Они печатают книги, SABDA пытается продавать их там и тут, у них превосходные методы по продвижению товара, но мы не имеем никакого представления, что они делают. Мы не знаем, что происходит. Даже доходит…. Скажу даже больше, Мать, в течение последних двух лет, у меня даже не было возможности просмотреть исправления сделанные на негативах, я имею в виду офсетные копии юбилейного издания Шри Ауробиндо.

 

Были исправления?

 

Андрэ. Да, были. Я знаю, что были, потому что М. говорил мне. Я попросил у него список…