Internet Server for Integral Yoga


Перевод Горячев Игорь

Ауровиль

2009

 

ЭРИК

 

Драма Любви

 

Характеры

 

Эрик

Свен

Хардикнут

Рагнар

Харальд

Аслуг

Герта

 


 

Сцена: Дворец Эрика в его городе Яра. Горы, Крепость Свена.

 

 

 

 

Действие 1

 

Дворец Эрика

 

 

Сцена 1

 

Эрик, Аслуг, Герта, Харальд, Гюнтар

 

Эрик

 

Эрик Норвежский, первый, кому эти холодные

Изрытые трещинами, зазубренные фьорды,

Глубокие прибежища раздора, наконец, повинуются,

Монарх тысяч Викингов! Да,

Но как долго продлиться эта монархия,

Чей беспокойный трон лишь держится

Стремительностью моего меча?

Жестокая гончая Силы, преследующая

Свою задыхающуюся добычу,

Лишь на короткий великолепный миг жизни

Может уберечь то, что завоевано.

Но если вдруг сломается меч? Иль смерть

Окажется быстрее? Все это королевство, построенное с таким трудом,

Растает как мимолетное облако,

И превратиться в то, чем было раньше, в расселину, раздираемую

Раздором. Я нашел способ, чтобы все соединить, –

Меч воина –  творец единства;

Но где способ, чтобы все спаять? Где? O Тор

И Один, властители северного мира,

У меня есть мудрость и сила; у меня нет лишь

Этой силы; мне бы хотелось ее отыскать. Помогите мне.

Есть ли  какая-нибудь сила, что движет миром,

Неведомая Эрику. Дайте мне какой-нибудь знак.

 

Аслуг (снаружи, поет)

 

Любовь – это обруч богов,

Объединяющий сердца.

Железо ломается, меч

Засыпает в могиле своего хозяина,

Лишь любовь божественна.

Любовь это обруч богов,

Объединяющий сердца.

 

Эрик (поднимаясь со своего трона)

 

Это твой ответ? Фрейя, Небесная Мать,

Я забыл о тебе. Сердце! Вот где есть место;

Для единства есть сладостная субстанция сердца,

А не цепи, что связывают, не железо, не золото,

Не беспомощная мысль, которую знает рассудок.

Но как мне схватить ее? Где? Дайте мне сеть

Чтобы  можно было пленить эту беглянку. Она слишком

Бестелесна для моего железного ума.

 

Аслуг (снаружи, поет)

 

Когда Любовь жаждет Любовь,

Тогда Любовь рождается;

Не золотыми дарами

И не чарами красоты

Любовь не покупается.

Когда Любовь жаждет Любовь

Тогда рождается Любовь.

 

Эрик (зовет)

 

Кто это поет снаружи?

            ( Входящему Харальду)

Харальд, кто поет снаружи?

 

Харальд

 

Две танцовщицы из Готберга. Позвать их?

 

Эрик

 

Зови.

Харальд выходит.

Через беззаботные слова и нечаянные мысли

Боги говорят лучше всего, словно бы случайно,

Даже сам говорящий не знает, что он инструмент,

Но думает, что это его собственный ум управляет его словами.

 

Харальд возвращается с Аслуг и Гертой.

 

Харальд

 

Это они пели, Король Эрик.

 

Эрик

 

Женщины, кто вы? Или какой бог привел вас сюда?

 

Аслуг

 

Бог, который правит всеми людьми, – Необходимость.

 

Эрик

 

Так это  ты пела!

 

Аслуг

 

Моими губами, по крайней мере, воспользовались.

 

Эрик

 

Неужели. И ты знаешь кто?

 

Аслуг

 

Судьба.

Она одна – суфлер нашей сцены,

Все вещи, зримые и не зримые движутся предначертанной им судьбой,

А не сами по себе. Меч Эрика и песня Аслуг,

Музыка и гром – это ритмичные струны

Одной великой арфы. Бесстрастно

Она сокрушает королей и превращает их троны в руины.

Она прокладывает незримые пути; наши шаги

Это ее шаги, наши воли подчинены ее властному взору.

 

Эрик

 

Я думаю, что душа правит всем.

(Поворачиваясь к Герте)

 

А кто ты?

 

Герта

 

Норвежки, изгнанные из Готберга,

Разгневанными шведами, с горькой досадой

В Норвегию мы возвращаемся.

 

Эрик

 

Зачем же вы отправились туда?

 

Герта

 

Из холодной страны, славящейся лишь грабежом

Более мирного населения, слишком дикой,

Слишком грубой, чтобы наслаждаться сладостью песни,

Красотой танца, принуждаемые нуждой,

Мы направились к благородной и культурной расе,

Чьи сердца восприимчивы и свободны от Богов,

И, как говорят, сталь к стали, но цветы к цветам.

 

Эрик

 

По какой же причине они теперь воюют с женщинами?

 

Аслуг

 

Движимые твоей агрессией.

 

Эрик

 

Более благородный выбор возмездия я им дам, хотя и более суровый!

(входящему Гюнтеру)

Гюнтер, ты прибыл с фронта? Какие новости?

 

Гюнтер

 

Свен, Ярл[1] Тронхэйма, поднял свою преступную голову.

В сопровождении отчаянного сброда и объявленных вне закона благородных,

Он движется к Швеции.

 

Эрик

 

Пусть силы Сигурда

Отрежут от Швеции и от его собственной берлоги непокорного,

Бунтующего ярла. Он единственный, кто сейчас оказывает сопротивление,

Главарь смуты, безжалостный, свирепый и неистовый,

Фанатик и осколок прошлого.

Таким людям лучше быстрее отправиться к Богам, чем быть здесь,

Беспокоя землю.

Казнить его, если он будет схвачен.

 

Аслуг

 

Казнить?

 

Герта

 

Тише, молчи.

 

Аслуг

 

Вини мое сердце;

Вспомнившее так некстати то, о чем все забыли,

Что Олаф Торлейксон когда-то правил Норвегией,

И что Свен – его сын.

 

Эрик

 

Оставайтесь со мной,

Если я был источником ваших несчастий,

Позвольте мне быть так же источником вашего благоденствия.

Ваши потери буду щедро вознаграждены.

 

Герта

 

Королевская щедрость искупает многое.

 

Аслуг (тихо себе)

 

Здесь требуется более высокое искупление.

 

Эрик.

 

Я дарю ее вам.

Харальд, приготовь для них комнаты в моем дворце.

Иди, Гюнтар, мы скоро побеседуем; а сейчас отдохни.

Все выходят, кроме Эрика.

 

Любовь! Если бы речь шла об этой  девушке с глазами антилопы

И высоко поднятой головой, так гордо сидящей

На белой, лебединой шее!

Но как тронуть сердца мужчин, грубые и суровые,

Как горы Норвегии, как ее холодные ледники,
Для которых только власть и гордость имеют значение?

Может быть, эта женщина с оленьими глазами пришла сюда,

Чтобы научить меня этому.

 

 

 

Сцена 2

 

Герта, Аслуг.

 

Аслуг.

 

Герта, мы танцуем перед ним сегодня вечером.

Почему не сегодня?

 

Герта

 

Потому что я не хочу

Просто ранить его, действуя слишком поспешно и затем погибнуть.

Я нанесу удар, когда буду абсолютна уверена.

 

Аслуг

 

Приблизиться.

И нанести удар, пока все собрание рукоплещет.

И тогда барды Норвегии до конца времен

Будут воспевать в своих песнях

Танец Аслуг и ее кинжал.

 

Герта

 

Да,

Если мы преуспеем; но кто будет воспевать

Убийц неудачниц? Что если нас ждет поражение?

Пока мы будем спать, брошенные в бесславную могилу,

Свен Норвежский будет обречен до конца своих дней бродить

Среди мертвых снегов и безмолвных лесов,

Без надежды, объявленный вне закона, изгнанный и преследуемый?

 

Аслуг

 

Не будет больше поражений!

Слишком часто и слишком много пришлось нам испить из этой чаши!

 

Герта

 

Человек, которого мы хотим убить…

 

Аслуг

 

Могучий человек!

У него лицо и стать бога, –

Мраморный император с сияющими глазами.

Как может у узурпатора быть такое лицо?

 

Герта

 

Говорят, его отец из рода самого Одина[2].

 

Аслуг

 

Это его выдумка, с тех пор как он захватил трон! Нищий дом,

Одно разбитое суденышко, узкий фьорд и несколько сосен,

Вот все чем он владел – вот откуда

Он родом.

 

Герта

 

Но, несмотря на это, за три коротких лета

Он стал бесспорным властителем

Норвегии, задолго до того как годы наложат свой отпечаток

На его подбородок! Что если он из рода Одина,

И Один за него. Ты не боишься,

Ты, кто видит перст Судьбы даже в полете ласточки,

Если сам Один за него?

 

Аслуг

 

Но Аслуг против.

У него есть сила, железная сила, в его мече сам Тор[3]

Разит врагов своим молотом.

Его голос как песнь победы.

Но одна Судьба решает, когда все сказано,

Не Тор, не Один. Я испытаю свою судьбу.

 

Герта

 

А что если он не просто узурпатор?

Говорят, что на выборах вся Норвегия избрала его королем.

 

Аслуг

 

Разве Олаф Торлейксон не оставил после себя наследников?

Разве трон был пустой?

 

Герта

 

В Тронхейме.

Центр страны и север были свободны выбирать.

 

Аслуг

 

Как мятежники.

 

Герта

 

Там был раздор.

Югу, кичащемуся своим золотом,

Несдержанный на язык Север кричал: «Это Я – Норвегия»

И выдвинув свой железный отказ, поднял в холодные небеса свою,

Подобную суровым северным скалам, непреклонную голову.

Мы выбрали суд меча,

Эту последнюю жестокую апелляцию, – меч был ответом

На наши притязания.

 

Аслуг

 

Кинжал все это отменит.

 

Герта

 

Когда он остер и быстр!

И все же подумай.

Может быть вместо того, чтобы платить за его кровь нашей кровью,
Еще возможен полюбовный мир?

Свен может владеть Тронхеймом, Эрик всем севером.

Верховная власть? Да, она принадлежит ему. Мы сражались за это.

И мы ее потеряли. Пусть она останется там, где лежит.

Подумай об этом прежде, чем мы ударим.

 

Аслуг

 

Что лучше, – жить в нашей бесплодной империи снегов,

Бродить и выживать со стадами северных оленей

Или вместе умереть свободной и несчастной смертью!

 

Герта

 

Мне хотелось испытать твою решимость.

Поэтому я и бросаю на твой ум сомнение.

Будь твердой, когда нанесешь удар. Аслуг, ты видела

Как Эрик смотрел на тебя?

 

Аслуг (безразлично)

 

Я красива.

Мужчины смотрят на меня.

 

Герта

 

Ты не видишь ничего больше?

 

Аслуг (пренебрежительно)

 

Что мне до того, как он смотрит? Он

Лишь препятствие для меня в образе человека.

И ничего больше.

 

Герта

 

Нет, Аслуг, есть кое-что еще. Оставшись с ним наедине,

И усыпив его бдительность, ты внезапно нанесешь удар,

Затем еще, и еще один, быстрые, сильные, торжествующие удары.

 

Аслуг

 

Это слишком низко!

 

Герта

 

Если не усыпить его бдительность, нам будет трудно его убить.

Разве ты не заметила этот пытливый, полный силы взгляд?

Это наш шанс.

Свен должен получить свой трон.

 

Аслуг

 

Значит мне не придется поступиться честью.

Сделай все так, как ты хочешь. У тебя быстрый,

Изобретательный и осмотрительный ум, с которым я не могу сравниться.

Рисковать и действовать всегда было ролью Аслуг.

 

Герта

 

Так ты не отступишь?

 

Аслуг

 

Я не принадлежу земле,

Чтобы связывать свои действия обычными правилами.

Мы ведем свой род от богов,

Избранные  взором Небес.
Я – сестра Свена, дочь Олафа,

Аслуг Норвежская.

 

Герта

 

Тогда это должно быть сделано.

 

Аслуг

 

Герта, я не знаю, какой план у тебя на уме;

Но когда я увижу твой знак, я нанесу удар.

 

Она выходит.

 

Герта (одна)

 

Гордое неистовство! Нетерпящее возражений высокомерие!

Великий, сокрушающий королевство удар – это для нее,

А мне обман и бесчестие.

Это ее самонадеянность и ее великолепие

Сделали Свена ее рабом. Для меня, его возлюбленной, его советчицы,

Преданной ему жены, его уши были холодно глухи.

Но теперь, норвежская львица, твой громкий рев

И гигантский прыжок наконец попали в капкан !

Она – горящая головешка, способная отправить душу моего мужа

На погребальный костер.

Убери причину и огонь угаснет;

Тогда мы будем мирно жить в Тронхейме,

Пока Эрик не умрет, так как однажды он должен умереть

В битве или от мятежного меча,

Оставив незанятым свободное место;

Тогда для других мужей солнце взойдет еще раз.

Все время она твердит о Судьбе; разве она не видит,

Что этот человек рожден под торжествующими звездами,

Что боги качали его колыбель? Он должен прожить

Свой срок, пройти через свое сильное непреодолимое время,

Но все слишком великие вещи скоро заканчиваются,

А затем – переворот, смерть,

И наступит наше позднее лето, когда закончится холодная весна.

 

 

Сцена 3

 

Эрик, Аслуг

 

Эрик

 

Подойди ближе.

 

Аслуг

 

Ты посылал за мной?

 

Эрик

 

Подойди ближе.

Кто ты?

 

Аслуг

 

Ты это знаешь.

 

Эрик

 

В самом деле?

 

Аслуг (себе)

 

Он подозревает?

(вслух)

Я танцовщица.

Меня зовут Аслуг. Ты это знаешь.

 

Эрик

 

В каких местах Один сотворил твои, пленительные, сладостные глаза

И благородную осанку, и твой гордый взгляд?

Ты танцуешь, – да; ты знаешь искусство и песни,

Естественное выражение твоей души,

Исходит с твоих губ, течет, парит и вновь возвращается

Как дикая птица, что вьется вокруг своего гнезда.

Этому искусству учатся принцессы Швеции

И те норвежские девушки, которых воспитывают как шведок.

 

Аслуг

 

Может быть, мое рождение и прошлое

Было благороднее, чем моя сегодняшняя судьба.

 

Эрик

 

Зачем ты пришла ко мне?

 

Аслуг (себе)

 

Неужели Смерть предупреждает его

Об опасности? Или он чувствует надвигающийся удар.

Герта могла бы подумать над этим.

 

Эрик

 

Зачем ты искала

Эрика Норвежского? Что привело тебя сюда,

Эту красоту, пленительную как твоя песня,

При взгляде на которую любой мужчина способен потерять душу?

 

Аслуг

 

Я танцовщица. Моя песня и мое лицо

Это мой дорогой товар;

Я принесла его сюда, чтобы получать выгоду

На самом богатом из рынков.

 

Эрик

 

Неужели?

Тогда я покупаю их у тебя, Аслуг, и твое тело тоже!

 

Аслуг

 

Оставь меня! Или ты хочешь наложить свои руки на смерть.

(вырывается)

Еще не вся Норвегия продалась тебе в рабство.

 

Эрик

 

Танцовщицы так не говорят!

 

Аслуг (себе)

 

Что это? Засада? Со мною нет кинжала.

Он раскроет мой замысел? Или заставит меня его раскрыть?

 

Эрик

 

Если Норвегия еще не стала моей рабыней,

То ты ею уже стала. Помни, кто ты такая – или кем хочешь казаться.

 

Аслуг (себе)

 

Я попала в его западню

Он хитер, ужасен. Я понимаю

Куда он клонит, и невольно восхищаюсь

Мраморным тираном.

 

Эрик

 

Лучше играй свою роль или оставь ее.

Если ты в действительности благороднее, чем представляешься,

Назови свое высокое имя и доверься мне. Если же ты танцовщица,

Я покупаю тебя, твое лицо, твою песню, твой танец,

И твое тело.

Я готов воспользоваться любым способом, чтобы обладать тобой

И колеблюсь не более, чем море колеблется, чтобы поглотить то,

Что в него попадает.

 

 Аслуг

 

Король, ты произносишь слова,

На которые мне не хочется отвечать.

 

Эрик

 

Или даже понимать их?

Ты враг, который под маской

Проник в мой дворец, чтобы разузнать и разрушить мои планы.

 

Аслуг

 

Что если это и в самом деле так?

 

Эрик

 

Ты слишком легко, тогда,

Куешь для себя цепи и долгое заключение в темнице,

Слишком безрассудно делаешь эту божественную, великолепную

Ставку, себя саму, – это тело – творение небес,

Это прекрасное лицо, в котором вся красота и страсть земли.

 

Аслуг

 

Что ты можешь сделать со мной?

Я не думаю, что боюсь смерти.

 

Эрик

 

О пусть смерть не коснется той, кто, если бы небеса были справедливы,

Гуляла бы по земле бессмертной! Разве ты не видишь более великой опасности?

 

Аслуг

 

Чем смерть? Ничего такого, чего бы я боялась и чего бы пыталась избежать.

 

Эрик

 

Разве ты не видишь, что благодаря своему выбору ты

Попадаешь в клетку и становишься заложницей настроения льва?

Разве ты не видишь голод в его глазах,

Не чувствуешь на своем лице дыхание его страсти?

 

Аслуг (встревоженно)

 

Я пришла сюда не шпионить.

 

Эрик

 

Зачем же ты пришла тогда?

 

Аслуг

 

Петь, танцевать и зарабатывать.

 

Эрик

 

Тогда зарабатывай с избытком.

Аслуг, теперь ты знаешь, почему я так смотрел

На тебя, почему я оставил тебя в своем доме.

Какая судьба привела сюда твои шаги?

Ты, ты нашла пути к моей страсти!

Ты думаешь, что сможешь убежать

Из логовища твоего врага

Так же легко как дикая пчела улетает от цветка?

Маска? Разве не может скрываться под маской твоя великолепная душа?

Все же если твое лицо и твоя речь выражают

Более благородную истину о тебе, чем твоя профессия,

Признай это открыто, и проси моего милосердия.

 

Аслуг (гневно)

 

Твоего милосердия!

(сдерживает себя)

Я танцовщица.

Я пришла сюда зарабатывать.

 

Эрик

 

Ты упряма и горда.

Попробуй выбрать еще раз.

 

Аслуг (после паузы)

 

Мне нечего выбирать.

 

Эрик

 

Стоит ли продолжать напрасно биться в этих сетях?

Если у тебя характер львицы,

Ты думаешь, что можешь играть с Эриком? Это я

Играю с тобой. Ты в моей власти,

Так же несомненно, как если бы я держал тебя на своих коленях.

Как ты избежишь теперь моего страстного желания?

Я очарован твоими золотыми волосами,

Твоим белоснежным телом, твоими глазами антилопы,

Твоей шеей, которая, кажется, так легко несет

На себе небеса. Твоя песня, твоя речь,

Грациозное движение твоих прекрасных членов,

Когда ты идешь иль танцуешь, беспечная гордость,

Что волнуется в каждом твоем жесте и звуке твоего голоса,

Обрели надо мной улыбчивую, сладостную власть.

Я не привык уступать ничьей власти,

Но застигать врасплох, командовать и принуждать.

Поэтому я задержу тебя. Пленница и враг,

Или танцовщица и продажное имущество, выбирай.

Ты взволнована? Тебе нечего ответить?

 

Аслуг

 

Меня волнуют твои резкие слова,

Поэтому я  не могла ответить тебе.

(отворачиваясь в сторону)

Как он мог почувствовать приближение своей смерти? Или он бог

И знает сердца людей? Это ужасное

Железное давление.

 

Эрик

 

Каков был твой замысел?

Шпионить или убить? Я думаю, ты способна

Дерзнуть даже на это.

 

Аслуг (себе)

 

Но если действовать быстро,

Это еще можно сделать.

Отвлечь его на час,

На несколько минут и нанести удар!

 

Эрик

 

Так что ты выбираешь!

 

Аслуг (поворачиваясь к нему)

 

Король,

Я смеялась сейчас. Не думая ни о чем подобном, я пришла сюда

С открытым сердцем, чтобы увидеть короля,

Стою перед тобой без страха,

И смеюсь над твоими мыслями, немного удивленная,

Не имея никакой враждебной цели, невинная,

Без всяких вероломных мыслей и кровавых планов,

Которыми наполнено твое неистовое подозрение.

Такова судьба тех, кто возвысился

Слишком внезапно, с помощью обмана или насилия.

Они подозревают сердца всех людей и в каждом слове

Видят скрывающееся там еще более ужасное насилие

Или тонкий обман, и ожидают своего падения

Внезапного и жестокого, каким было и их возвышение.

Я танцовщица и ничего больше.

 

Эрик

 

Так ты танцовщица и ничего больше?

Ну что же, надень тогда вот это ожерелье и покорись, –

Но не думай, что это вся твоя цена.

            Аслуг швыряет ожерелье на землю.

Ты не очень-то нежна!

 

Аслуг (с гневом)

 

Не так завоевывают сердце женщины.

 

Эрик

 

Я обращаюсь с тобой так, как делают все мужчины,

Очарованные тем образом, в который ты себя облекла.

Или это не так? Ты будешь отрицать это сейчас

И надеешься заработать улыбкой прощение?

Ты все еще норвежская танцовщица

Или скрывающаяся за маской, высокая, благородная душа?

 

Аслуг (внезапно)

 

Я танцовщица, Король Эрик. Смотри,

Я беру твое ожерелье.

 

Эрик.

 

Возьми его; и все же будь свободна

Решать, будет ли это цена за тебя или мой подарок.

Не ложный выбор я заставляю тебя сделать,

Но тот единственный, который свяжет нас обоих. Я даю тебе время.

Подумай и пусть разум в тебе победит,

Не извращенное, хотя и пылкое, мужество, должно править.

У тебя есть только один путь спасти себя.

Признай свое предательство, Аслуг, доверься своему Королю.

 

Он выходит, Аслуг, после некоторого молчания,

Снимает ожерелье со своей шеи, с восхищением рассматривает его
 и бросает на стул.

 

Аслуг

 

Оно слишком похоже на капли королевской крови.

            После паузы она берет его снова.

Ожерелье? Нет, моя цепь!

Или ты окажешься смертным приговором для бога?

            (вновь надевает ожерелье на шею)

Герта, Герта, сюда!

(Герте, когда та входит)

О, моя советчица, ты уже здесь?

 

Герта

 

Я слышала твой зов.

 

Аслуг

 

Да, я звала. Зачем? Смотри, Герта, смотри,

С какой роскошью Эрик Норвежский покупает свою смерть!

 

Герта

 

Он подарил это тебе? Оно стоит целого королевства.

 

Аслуг

 

Целого королевства! Королевства того, кто обречен на смерть!

Вот цена, чтобы избавить народ от бога!

О, Герта, что делать богам на земле,

Что способна вынести лишь вес человека?

Не сорвется ли она со своего основания,

Если Эрик будет ее топтать слишком долго?

 

Герта

 

Сестра Свена,

Я вижу какой-то новый блеск в твоих глазах и на твоем лице.

Что он сказал тебе?

 

Аслуг

 

Что сказал Эрик Аслуг, сестре короля Свена?!

Он назначил цену королевства! Королевства Свена! А что достанется ему,

Моему мраморному императору, моему богу, который любит,

Этому смертному Одину? Что останется ему?

Или против своей воли ему

Придется вернуться на свой лучезарный трон?

 

Герта

 

Твой ум в смятении. Я не привыкла видеть тебя такой.

 

Аслуг

 

Я не изменилась и сейчас, и мое сердце не смущено:

Но эти мысли поднялись сами собою.

 

Герта

 

Значит, он тебя любит?

 

Аслуг

 

Он любит и подозревает.

 

Герта

 

Что, Аслуг?

 

Аслуг

 

Кто мы такие и что мы намерены сделать.

 

Герта

 

Но если он подозревает!

 

Аслуг

 

Это не важно,

Если мы окажемся быстрее.

 

Герта

 

А если у нас ничего не выйдет!

Я не хочу, чтобы Свен проливал бесполезные слезы,

Если я напрасно погибну. Я убью и сама умру.

Он будет помнить, что владеет короной,

Благодаря нашей великой жертве и мысль,

Что это было необходимо, смягчит его горе или ему будет легче его перенести,

Этот благородный долг, который живой отдает достойно ушедшему в иной мир.

            (после некоторого размышления)

Дитя, ты должна потакать ему, ты должна согласиться.

 

Аслуг

 

На что?

 

Герта

 

На все.

 

Аслуг

 

Ты хорошо обдумала весь тот позор,

Что мне советуешь?

 

Герта

 

Да.

Я не прошу тебя покориться ему на самом деле, но сделать вид, что ты покорилась.

Даже, я жена Свена, сделала бы то же самое;

Но если ты произносишь эти слова, значит, на самом деле, ты не любишь,

Ценя пустую, внешнюю чистоту

Выше жизни и короны твоего брата.

 

Аслуг

 

Ты знаешь способ, чтобы склонить мою волю.

 

Герта

 

Дай ему свободу, но не разрешение на его любовь.

Так как, когда он решит тебя обнять, мы нанесем удар.

 

Аслуг

 

Но, Герта, если волнующееся, страстное сердце

Предаст мою волю и перевернет твои планы?

Нет ли опасности в этом, Герта?

 

Герта

 

До сих пор

Я не слышала подобных слов от Аслуг, сестры Свена.

Но если ты боишься этого!

 

Аслуг

 

Нет, я согласна.

Не вини меня снова за себялюбие

И недостаток любви.

Она выходит

 

Герта (одна)

 

Свен тогда сможет править!

(со смехом)

Я почти забыла о Судьбе между

Смеющимися, бдительными, и непобедимыми богами.

 

 

Сцена 4

 

Эрик, Аслуг.

 

Эрик

 

Говорят, что анархия любви тревожит

Даже богов и потрясает каменные натуры,

Бессмертные сердца тают в восторге

И душевных муках. И все же, О, Один, я буду

Монархом спокойной царственности внутри,

Мои мысли и страсть мне покорны. Но я слышу ее шаги.

(обращается к входящей Аслуг)

Ты пришла? Ты решила? Ты сделала свой выбор?

 

Аслуг

 

Я выбираю, если есть какой-то выбор,

Правду.

 

Эрик

 

Так кто же ты?

 

Аслуг

 

Я Аслуг, сейчас я танцовщица.

 

Эрик

 

А после? Ты так ничего не поняла?

 

Аслуг

 

Что я должна понять?

 

Эрик

 

То, что я сделаю с тобой. Этот земной рай

В котором ты живешь, не будет больше принадлежать тебе;

Он существует для того, чтобы тешить мою, а не твою радость,

И создан только для удовлетворения моего огромного желания.

Ты это понимаешь?

 

Аслуг (бледная и обеспокоенная)

 

Ты все еще испытываешь меня.

 

Эрик

 

Я вижу ты дрожишь.

 

Аслуг

 

Нелегко сердцу женщины

Простереться в такой абсолютной

Покорности.

 

Эрик

 

Твое сердце! Неужели твое сердце сдается.

(берет ее руки в свои)

О, несравнимое ни с чем очарование,

Приютившее сильного бессмертного гостя!

Если бы человек мог чувствовать сердце другого так же явно,

Формы, члены, субстанцию этой души!

Этого, этого мы все просим и хотим; все остальное мы пытаемся схватить

Так напрасно! Стенами отделены от нас сердца других:

(Он касается ее глаз и тела, пока говорит.)

Если бы барьеры жизни между нашими душами были сломаны,

Люди были бы свободны и наша земля превратилась бы в рай,

И нам не нужны были бы боги.

 

Аслуг (быстро)

 

Мое сердце?

Покупай его подороже, так как оно продается.

 

Эрик

 

Неужели!

 

Аслуг

 

Любовью. Я не имела в виду ничего больше.

 

Эрик

 

Любовью?

Ты произносишь так легко это великое слово.

Если бы ты знала эту самую могущественную вещь на земле

И произнесла бы ее, разве не заставили бы твои губы

Любого мужчину отдать целые миры за то,

Чтобы услышать его хотя бы раз?

Слова – это просто призраки, если они ничего не говорят сердцу.

 

Аслуг

 

Я даю свою согласие.

 

Эрик

 

Тогда сегодня ночью. Ты дрожишь?

 

Аслуг

 

Моя кровь волнуется. Я не дрожу.

 

Эрик

 

Ты слышала меня.

 

Аслуг

 

Нет, не сегодня ночью. Ты слишком быстр. Слишком внезапен.

 

Эрик

 

У тебя есть время, чтобы посоветоваться

С твоим меньшим товарищем, более мудрым, чем ты сама?

Лучше бы ты выбрала непорочность и совет своей
Искренней души, а не была бы орудием коварства других.

 

Аслуг

 

Какое коварство в том, кто отдает все за неравную цену?

Ты даришь твои кровавые рубины, а я свою жизнь.

 

Эрик

 

Значит, ты еще не выбрала, чтобы понять.

Твоя душа более правдива, Аслуг, чем твои слова:

Твои губы соглашаются, но твои глаза все еще бросают мне вызов.

 

Аслуг

 

Потому что я продаю себя, но все же сохраняю свою гордость?

 

Эрик

 

Ты не удержишь ничего, что я решу забрать.

Я предвкушаю тиранию, которой буду наслаждаться

И силой навяжу единство; я силой

Покорю богиню, которой ты являешься. Но я знаю

Какая душа таиться в тебе, хотя ты все еще

Пренебрегаешь моей душою. Я все еще сдерживаю свою силу,

Хотя она голодна как лев перед прыжком,

И даю тебе время еще раз; не трать его впустую.

Будь осторожна, не провоцируй слишком долго неистового бога;

Страшись его пламени вокруг тебя.

Он выходит.

 

Аслуг (одна)

 

Один и Фрейя, это вы расставили свои сети! Но смотрите,

Я еще не выбросила кинжал из своего сердца,

Но крепко держу его. Как странен этот взгляд и звук его голоса

Эти знаки воплощенного могущества,

Что волнуют не только нервы,

Но, кажется, касаются души глубоко внутри!

Это была волна мгновения; ибо она прошла,

Высокая цель в моей душе еще жива

И не покорившись, все же совершится.

 

 

 

Действие 2

 

Комната в доме Эрика.

 

Сцена 1

 

Герта, Аслуг.

 

Герта

 

Взгляни Аслуг, каким роковым блеском

Сверкает это лезвие.

 

Аслуг

 

О, Герта, преследовал ли тебя чей-нибудь взгляд,

Или смущающее прикосновение,

Принуждая все время вспоминать об этом?

 

Герта

 

Так действуют боги.

 

Аслуг

 

Мраморная статуя столь великолепно сложенная,

Даже если бы искусный творец не вложил в нее дыхание,

Было бы больно ее сломать. А эта статуя дышит!

Из этих глаз взирает разум,

Заявляющий свои права на всех нас; у этого мрамора есть сердце,

А в сердце есть любовь. Сломать ее и бросить

Это великолепное творенье Бога в грязь!

Но почему эти мысли меня преследуют? Или я –

Нет, это не имеет значения; это просто жалость,

Это физическое восхищение.

О, он слишком велик, слишком прекрасен

Для удара кинжала. Кинжал отвернется,

Его острие отклонится; оно само откажется

От такого убийства.

 

Герта

 

Аслуг, это любовь.

 

Аслуг (гневно)

 

Что ты сказала?

 

Герта

 

Когда он положит свою неторопливую руку

На твои волосы – Аслуг, с любовью, –

Сможешь ли ты тогда нанести удар?

 

Аслуг

 

Что заставляет меня дрожать? Разве я училась

Жалеть и трепетать? Это, в самом деле, что-то новое

В роду Олафа. Дайте мне знание, о боги.

Что означают эти непривычные настроения,
Что вы посылаете в мою грудь? Они неуместны здесь.

 

Эрик входит и рассматривает их. Герта,

видя его, поднимается, чтобы уйти.

 

Эрик

 

А ты другая танцовщица, которая пришла

Из Швеции к Королю Эрику!

 

Герта

 

У него глаза,

Что смотрят прямо в душу. Что означают его слова?

Но они обычны. Позволь мне оставить тебя, Аслуг.

 

Она выходит.

 

Аслуг

 

Я думала, что буду здесь свободна от твоего преследования.

 

Эрик

 

Зачем тебе быть где-то свободной от меня?

Я полон гнева против тебя и себя.

Подойди ко мне ближе.

 

Аслуг (себе)

 

Это тоже странно – я боюсь!

Чего? Чего? Или я уже не Аслуг?

 

Эрик

 

Ты колдунья или заговорщица?

Но ты и то, и другое. Ты пришла сюда, чтобы захватить мой трон и сердце.

И я буду обращаться с тобой, ужасное очарование,

Как со своим врагом.

 

Аслуг

 

Не прикасайся!

 

Эрик

 

Я не дам тебе больше пощады; неси свой рок.

 

Аслуг

 

Мой рок в моих руках, а не в твоих.

 

Эрик (с внезапным бешенством)

 

Ты ошибаешься

И ты всегда ошибалась. Ты смеешь воображать,

Что мне, тому, кому всего лишь за три года покорилась

Вся Норвегия, более неспокойная, чем ее шторма,

Может сопротивляться сила женщины,

Какая бы неистовая, проворная и храбрая она не была?

 

Аслуг

 

Я видела твою силу. Но я храню свою, незримую.

 

Эрик

 

А я твою слабость. Нечто, чего ты все же боишься.

 

Аслуг

 

Совсем ничего.

 

Эрик

 

Да, хотя твои глаза бросают мне вызов,

Но твое лицо меняет цвет и твои члены выдают тебя.

Не все львиноподобно и мужественно

Там внутри.

 

Он приближается к ней.

 

Аслуг

 

Не прикасайся ко мне!

 

Эрик

 

Неужели это то, чего ты боишься?

Почему ты боишься этого? Или это трепещет твое собственное

Сердце? Аслуг, это твое сердце?

 

Он вдруг обнимает и целует ее. Аслуг поражена и озадачена.

 

Аслуг

 

О боги! Я люблю! О, отпусти меня!

 

Эрик

 

Ты схвачена,

Какова бы ни была твоя цель, ты моя,

Аслуг, твоя сладостная, неистовая душа,

Что предназначена мне звездами, захвачена врасплох!

Покорись с любовью, о, Аслуг, своей судьбе,

Судьбе любви, пусть ненависть умрет. Не ставь

Бесполезный занавес позорного отказа

Меж нашими страстными желаниями, не раздумывая соверши

Прыжок любви через бездну ненависти,

Не принуждай свою душу к гневу. Оставь маски и сомнения

Более низменным сердцам. Пусть между нами

Будет благородная ясность.

 

Аслуг

 

Дай мне подумать немного!

Твои руки, твои губы мешают мне.

 

Эрик

 

Не думай! Лишь чувствуй,

Лишь люби!

 

Аслуг

 

О, Эрик, король, захватчик, завоеватель!

О, похититель царств людских сердец! О,

Ты единственный монарх!

 

Эрик

 

Так ты покорилась, наконец,

О, женщина, беспокоящая своей страстью задумчивые звезды?

Душа Аслуг, ты моя наконец?

 

Аслуг (опускаясь на стул)

 

Я не могу думать. Я совсем растеряна. Мое сердце

Жаждет вечности в объятиях.

 

Эрик

 

Будешь ли ты мне вечно отказывать в том, на что я претендую

О, Аслуг? Ты в самом деле моя теперь?

 

Аслуг

 

Что я делаю? Что я говорю? Я люблю!

(после молчания, прислушиваясь к чувствам в себе)

Но что-то там таилось в моей груди?

 

Эрик (наблюдая за ней)

 

Я не беру разделенное царство, корону,

Рассеченную на двое. У тебя есть цель в сердце,

Которая неизвестна мне, но одному лишь богу. Я вижу, ты любишь, наконец;

Но я знаю и человеческое сердце,

Там часто сталкиваются противоположные страсти

И предательские неожиданности. Я не доверяю

Слишком внезапной перемене, но если ты можешь успокоиться,

Тогда покорись со всей страстью и я навеки заключу тебя

В свои объятия. Подумай и скажи. Ты полностью моя теперь?

 

Аслуг

 

Я не знаю больше, принадлежу ли я себе теперь.

Мир плывет вокруг меня, и изменились звезды на небесах.

Цель! У меня была цель. У меня был брат

Был! Но что я теперь? О, боги,

Как вы безжалостно набросились на меня? Оставь меня, Король,

Нехорошо доверять слишком торопливому сердцу.

Кровь успокоиться и мы поговорим снова

Как души, встретившиеся в небесах без масок.

 

Эрик

 

Я не оставлю тебя, ибо ты подобна зловещей бездне, которую

Мне еще не удалось пересечь.

 

Аслуг

 

И все же это было бы лучше всего,

Ибо слишком многое было между нами недавно

И слишком мало осталось теперь. Оставь меня, Король, дай мне время

Бороться с собой и спокойно узнать

В этой странной битве, которую мне навязали боги,

Что во мне должно остаться жить

И что должно умолкнуть навеки.

 

Эрик

 

Что-то еще сопротивляется.

Я не оставлю тебя, пока я не узнаю это и не приручу.

Ибо, Аслуг, ты завоевана.

 

Аслуг

 

Король, ты мудр

В войне и в совете, но не знаешь сердца женщин.

Тебя тревожит тайна, которую моя душа,

Трепеща, скрывает даже от самой себя. И все же,

Если ты, в самом деле, мудр, ты не станешь

Касаться слишком грубой и неосторожной рукой

Того ужасного бога, который заставляет мой дух страшиться

Своей собственной слабости.

 

Эрик

 

Но есть ли мудрость в самой тебе?

Я бы не взял тебя своим советником.

 

Аслуг

 

И все же будь осторожен,

Есть бездна между моим сердцем и моей волей,

Но мост над ней еще не переброшен.

 

Эрик

 

Сломай свою волю, если

Ты не хочешь, чтобы я сломал ее для тебя.

Та, прежняя Аслуг, снова поднимается в тебе сейчас против этой новой.

 

Аслуг

 

Это поднимается, поднимается. Пусть это поднимается. Оставь мне

Мою свободу.

 

Эрик

 

Нет, Аслуг, ибо свободная ты будешь

Бродить подобно львице среди своих страстей.

 

Аслуг (с жестом)

 

Делай тогда то, О, Король то, что

Приказывает тебе Судьба.

 

Эрик

 

Я властитель своей Судьбы.

 

Аслуг

 

Как могут властвовать судьбой те, кто не властен над собой!

 

Эрик

 

Так ты еще танцовщица, Аслуг?

 

Аслуг

 

Я танцовщица, которая, все же, нашла тебя, Эрик.

 

Эрик

 

Ну что же, возможно это самый быстрый путь.

Пусть тогда моя танцовщица танцует для меня

Сегодня вечером в моих палатах. Я увижу тогда,

Что означает ее танец и раскрою его тайну.

 

Аслуг

 

Если ты требуешь этого, тогда этого требует Судьба.

 

Эрик

 

Твой бог становится мрачным и он, похоже,

Угрожает! Ибо после могу ли я потребовать

Все то, что могут пожелать от женщины

Душа и тело мужчины?

 

Аслуг

 

Если позволит твоя Судьба.

Твоя любовь, кажется, не в дружбе с уважением.

 

Эрик

 

Этого слова не существует между нами.

Оно сгорает в слишком большом огне.

Ты все еще настаиваешь на уважении? Даже после того как ты лежала

На моей груди, ты требуешь к себе уважения?

Ведь ты всего лишь танцовщица, как ты говоришь.

Аслуг, не позволяй темным богам одержать над тобой победу.

Отбрось свою гордость и взамен возьми правду и любовь.

 

Аслуг (мрачно)

 

Я танцовщица, и ничего больше.

 

Эрик

 

Ненависть, сокрушающая любовь, поднимается в твоем сердце.

Но я вырву ее, насильно

И безжалостно.

 

Он подходит к ней, и она полусьеживается,

 полусопротивляется.

 

(страстно сжимая  ее в своих объятиях)

 

Вот так, слившись со мной

Ты будешь жить до конца Времен. Сегодня ночью!

 

Он выходит.

 

Аслуг

 

Как это случилось? Что нашло на меня

И захватило полностью? О разорванное, обезумевшее сердце,

Остановись хотя б на миг, позволь

Богоподобному уму сделать свою работу?

Разве мир может измениться в одно мгновение? Разве способна

Ненависть вдруг стать любовью? Нет, это не любовь.

Я все еще держу кинжал внутри моего сердца.

О, как он ужасен, прекрасен и стремителен!

Он не из рода смертных. Но все же, молчи, молчи,

Оставь мой ум в покое. О мраморное, сияющее лицо!

О, ты Один, ты Тор на земле!

Неужели есть сила в поцелуе, в прикосновении губ,

Способная изменить мир? Да, есть вино

Что сводит людей с ума; возможно, я пригубила его?

Быть его рабыней, знать только его волю!

Аслуг и Эрик! Аслуг, сестра Свена, кто был однажды королем,

А теперь вынужден спать на холодном снегу

Вместе с северными оленями.

И кто теперь займет его место? Эрик и Аслуг.

Эрик, который предаст его смерти, едва он будет схвачен.

Аслуг, жена тирана и захватчика,

Которая, благодаря убийству собственного брата будет жить в безопасности

В своих владениях. Жена! Наложница

Рабыня Эрика, – вот на что претендует его гордость.

Что это нашло на меня? О, небесные силы!

Я отдала себя, трон и жизнь своего брата,

Мою гордость, цель, надежду и власть, и оставила

Себе только позор. Сегодня ночью! Что случиться тогда сегодня ночью?

Я танцую перед ним, – я, царственное дитя Олафа,

Становлюсь танцовщицей этого самозванца Эрика!

Что еще случится сегодня ночью? Ты хочешь, король Эрик, сделать своей добычей

Аслуг норвежскую! О, благодарю тебя, небо,

Что ты вернуло мне разум.

Это была его коварная и бешеная осада

И что-то во мне поддалось и предало. Обман?

О, красота богоподобных сияющих глаз!

О, лицо, несущее на себе божественность небес!

Нет, я заставлю это замолчать, заставлю замолчать.

Помогите мне, о боги, вопреки моему собственному сердцу.

Внезапно я нанесу удар, я не буду ждать.

Это все обман, – и его великолепие и его могущество,

Его ужасная красота, его неотразимый ум.

Мне будет очень трудно нанести удар!

Но я ударю. Свен ударит, Норвегия ударит,

Моя честь ударит, о боги, ибо вся его жизнь

Причиняет нам боль каждое мгновение.

 

(входящей Герте)

 

Герта, сегодня вечером я нанесу удар.

 

Герта

 

Почему, что случилось?

 

Аслуг

 

Этого ты не узнаешь.

Сегодня вечером я нанесу удар.

 

Она выходит

 

Герта

 

Нетрудно узнать

Что ей движет. Я должна действовать немедленно,

Или слишком внезапно может наступить трагическое завершение.

О, Боги, не кровь, но мир, не смерть, но жизнь пусть царствуют

И безмятежная радость.

 

 

 

Сцена 2

 

Эрик, Герта

 

Эрик

 

Я послал за тобой, чтобы узнать твое имя и происхождение.

 

Герта

 

Мое имя Герта, а мое происхождение слишком низкое,

Чтобы говорить о нем в присутствии властителя Норвегии.

 

Эрик

 

И все же скажи о нем.

 

Герта

 

Крестьянин из Тронхейма и служанка

Были моими родителями.

 

Эрик

 

А из какого рода

Твои красота, ум и грация?

 

Герта

 

Боги иногда чудесным образом переворачивают

Привычный закон Природы и принуждают

Материю душою. Как еще можно было б догадаться

Что боги вообще существуют?

 

Эрик

 

Кто воспитывал тебя?

 

Герта

 

Танцовщица из Готберга, развлекающая

Ярла Норвегии, которой еще ребенком

Я была отдана в обучение. Песни и танцы

Я переняла у нее;

 

Эрик

 

Их имена? Рабыни? И ярла?

 

Герта

 

Олаф Норвежский, который был тогда ярлом Тронхейма,

И Тиордис, которую он любил.

 

Эрик

 

Ты знаешь Свена,

Мятежника?

 

Герта

 

Да, знаю.

 

Эрик

 

И может быть любишь его?

 

Герта

 

Себя намного больше.

 

Эрик

 

В самом деле? Он человек

Вероломный, грубый и жестокий, не так ли?

 

Герта (с движением)

 

Я бы не говорила о королях и могущественной знати:

Эти вещи превосходят мое положение.

 

Эрик

 

А, так значит ты его любишь!

Ты не хочешь его обвинять.

 

Герта

 

Ты ошибаешься, Король.

Он не способен победить и не собирается сдаваться,

Своими действиями он лишь ослабляет Норвегию. В этом я его виню.

 

Эрик

 

Так ты тоже понимаешь это. Твой отец крестьянин

Воспитал на редкость мудрого политика из своего ребенка!

Ты смущена?

 

Герта

 

Я то, что Боги

Сделали из меня. Но я понимаю, наконец, куда ты клонишь;

Ты думаешь, что я выдаю себя за кого-то другого.

 

Эрик

 

Такие мысли

Мне приходили в голову.

 

Герта

 

Король Эрик, ты хочешь услышать правду?

 

Эрик

 

Я страстно желаю этого, если это будет правда.

 

Герта

 

Не выдавай меня тогда Аслуг.

 

Эрик

 

Это справедливое требование.

Она ничего не узнает.

 

Герта

 

Что если я пришла к тебе, О, Король,

Для другой цели, не для того, чтобы петь и танцевать,

И все же, как твой друг, желая, по крайней мере, добра

И мира для Норвегии?

 

Эрик

 

Говори все откровенно и прямо.

 

Герта

 

Если бы я показала тебе, как завоевать Свена

Без единого удара, мог бы ты тогда удовлетворить

Мою страстную просьбу.

 

Эрик

 

Я многое отдал бы за это.

 

Герта

 

Правда?

 

Эрик

 

Если таким образом я смогу его завоевать и твое желание

Это нечто такое, что я могу тебе дать, не причиняя вреда
Норвегии или себе.

 

Герта

 

Оно такое.

 

Эрик

 

Говори тогда,

Требуй.

 

Герта

 

Я еще не закончила. Кроме того,

Если я отведу опасность, которая

Нависла над твоей головой, не должна ли тогда моя награда быть

Более щедрой.

 

Эрик

 

Более щедрой? Каковы же твои условия, тогда.

 

Герта

 

Если я отдам в твои руки твоих непримиримых врагов,

О которых ты не знаешь, примешь ли ты тогда мою цену,

Не складывая разные долги в один счет?

 

Эрик

 

Ты что-то еще хочешь попросить? Ты слишком расчетлива

Для торговца.

 

Герта

 

Дать Норвегии необходимый мир,

Власть и безопасность твоим друзьям. Не будут ли эти мои требования

Слишком чрезмерными?

 

Эрик

 

Я исполню их.

 

Герта

 

Это все. Не просит больше тот, кто имеет достаточно.

Трижды я просила и трижды Эрик согласился дать,

И пусть никогда у тебя не будет больше недругов

В Норвегии.

 

Эрик

 

Говори.

 

Герта

 

Твои враги здесь,

Не танцовщицы мы, но Герта, жена Свена,

И Аслуг, дочь Олафа Торлейксона,

Его сестра.

 

Эрик

 

Это хорошо.

 

Герта

 

Опасность таится

В руке Аслуг и в том кинжале, который она намеревается

Вонзить тебе в сердце. Сегодня вечером.

 

Эрик

 

А Свен?

 

Герта

 

Пошли меня к нему с предупреждением,

Что Аслуг в твоих руках; так ее жизнью

Ты купишь его капитуляцию, а затем завоюешь и его любовь

Своей королевской щедростью и доверием.

 

Эрик

 

Свободно и откровенно ты говорила, Королева

Из Тронхейма: теперь так же свободно проси.

 

Герта

 

Жизнь Свена; его свободу так же,

Которая будет подчинена тебе.

 

Эрик

 

Они твои.

 

Герта

 

И жизнь Аслуг,

И прощение, но не ее свободу.

 

Эрик

 

Я даю их тебе.

 

Герта

 

И, наконец, прощение для себя, о, Король,

За мое предательство и мой заговор.

 

Эрик

 

И это также я даю тебе.

 

Герта

 

Мне больше нечего просить.

 

Эрик

 

Ты закончила?

Позволь мне тогда теперь отправить тебя в тюрьму.

 

Герта

 

В тюрьму! Ты не собираешься посылать меня к Свену?

 

Эрик

 

Нет. Дать свободу такой проницательной,

Опасной голове? Кто знает, какие опасные планы

Могут прийти тебе на ум! Отдать Свену

Этому свирепому, великолепному воину, твой острый ум

Чтоб ты направляла его меч?

А что если он не сдаться, и отвергнет мир?

Разве не скажешь ты ему тогда, что жизнь Аслуг в безопасности здесь?

В тюрьму!

 

Герта

 

Ты обещал, Король!

 

Эрик

 

Я держу

Свои обещания тебе, Герта, жена Свена.
Для Свена ты попросила жизни и свободы,

Для Аслуг жизнь и прощения, для себя же

Только прощения. Я могу быть хитроумным тоже.

Герта, ты моя рабыня и пленница.

 

Герта (после паузы, смеясь)

 

Я понимаю. Я удовлетворена. Я вижу,

Что Норвегия в твоем лице обрела столь же острый ум, как и твой победоносный меч.

Свободная или пленница, позволь мне отдать должное

Эрику, моему королю и королю Свена.

 

Эрик

 

Так ты довольна?

 

Герта

 

Это лицо и благородная осанка не могут лгать.

Я довольна и чувствую себя в безопасности с тобой,

Как под защитой своего собственного мужа.

 

Эрик (улыбаясь)

 

Неужели,

С твоими мудрыми советами, с твоим острым и смелым умом

Я бы чувствовал себя в безопасности тоже.

 

Герта

 

Король Эрик, не думай обо мне, как о враге.

То, чего ты желаешь, я желаю еще больше.

 

Эрик

 

Тогда держись за это; пусть Аслуг ничего не подозревает.

Я знаю, как поступить с ней, с тобой и со Свеном.

Ничего не бойся, Герта; иди.

 

Герта выходит.

 

О, Фрейя, Божественная Королева,

Ты помогаешь мне, как помогали Один и Тор.

Я сделаю единой мою Норвегию.

 

Занавес

 

 

 

Акт 3

 

Внутренние покои Эрика

 

Сцена 1

 

Эрик, Харальд

 

Эрик

 

На рассвете приготовьтесь к выступлению.

Я не вернусь назад без головы Свена

Или же возьму его живым. Пошлите ко мне

Аслуг, танцовщицу.

 

Харальд выходит.

 

Зная себя, я снова обрел власть над собой.

Пусть этот сильный ангел Любви, этот неистовый

И великолепный гость, владеет моим сердцем

Безраздельно, но не вторгается в мой мозг,

Пусть не расколет мою душу властным смятением,

Играя своими многоцветными созвучиями, не превратит

Многостороннюю музыку человеческой натуры

В одну единственную, безумную ноту.

Сила в характере, мудрость в уме,

Любовь в сердце завершают троицу

Великолепной человечности. Здесь был огромный недостаток, –

Та сияющая холодность, которой я был.

Это было пустое место, которое я не мог заполнить.

Тело бога, лишенное души,

Великий план незакончен и мои деяния

Могучие и жестокие, перед которыми преклоняются,

Но которые канут во тьму, лишенные бессмертия, что длиться сквозь

Эпохи. О, это слово, которое они произнесли – в нем истина!

Это Любовь, Любовь заполнит бездну Времени.

Благодаря Любви, мы обретаем наше родство со звездами

И все просторы небес. Совершенный, высокий образ Бога

Живет в каждой душе, которую он сотворил,

Отраженный в природе человека.

Аслуг входит.

О, ты пришла, наконец! Не жди от меня милости больше.

Что ты таишь в своей груди?

 

Аслуг

 

Лишь сердце.

 

Эрик

 

Благородное сердце, хотя и своенравное. Отдай его мне,

Аслуг, эту чудесную тайну рассветов,

Сердце сладости, поселившееся в груди Аслуг,

Освобожденное от бунта и покорное любви.

 

Аслуг

 

Зачем ты послал за мной и заставил прийти?

Есть в тебя хоть немного сострадания ко мне

И к себе?

 

Эрик

 

Я воин, тот,

Кто не знает милосердия. Может быть, ты меня этому научишь?

Я узнал, Аслуг, благодаря своей душе и Жизни,

Великое, мудрое и безжалостное спокойствие богов,

И обнаружил в своей силе гордые, стремительные удары, которые они наносят

Всему тому, что сопротивляется их абсолютной поступи,

Подобно молоту Тора, обрушивая их на бесформенный мир.

Его воля выковывается в ужасном горне,

Его дороги прорубаются божественным насилием.

Но существует ли более великий и мягкий путь?

Ты его знаешь? Ты поведешь меня туда? Своими быстрыми, торжествующими

Шагами ты раскроешь передо мной его сокровища?

 

Аслуг

 

Я не знаю, кто вдохновляет твою речь; словно ты  пытаешься что-то узнать.

 

Эрик

 

Мой ум сегодня полон нуждами Норвегии.

Аслуг, она принимает твой облик.

 

Аслуг

 

Мой облик! О, разве что

Сегодня вечером я стану Норвегией?

 

Эрик

 

Ты знаешь Свена?

 

Аслуг

 

Я знала и помню.

 

Эрик

 

Да, Свен, – душа

Великолепная и яростная, неистовая и великая,

Шторм, играющий ветрами океан, а не человек.

Неужели это он должен покорить Норвегию? Или сможет сделать ее единой?

Но Один дал эту работу мне. Я пришел

В эту смертную форму, чтобы сделать работу Одина.

 

Аслуг

 

Вот так обожествляются желания и амбиции!

 

Эрик

 

Если бы можно было сразить вот это смертное тело, тогда

Свен мог бы даже править, – не умея управлять собой, он все же властвовал бы

Над всей Норвегией! Аслуг, способна ли ты управлять собой?

Это так трудно для великих и страстных сердец.

 

Аслуг

 

Тогда Свен должен умереть, чтобы Эрик все же мог править!

Неужели у богов нет других путей?

 

Эрик

 

Смертельные дуэли – это наследственная вражда королей.

 

Аслуг

 

Да, это так.

 

Она нащупывает свой кинжал.

 

Эрик

 

Аслуг, ты чувствуешь свое сердце?

Неуправляемое, оно подчиняется неистовым побуждениям,

И мечется то так, то эдак; кипящее отчаяние,

Оно грезит, что способно помочь миру. Что делать,

Аслуг, с непокорным благородным сердцем?

Может быть, опутать его цепями любви,

И вырвать из его сокровищницы боль и гнев

И привязать его к его собственной высокой страсти?

Как великолепно оно будет биться под абсолютным управлением

И сладостно освобожденное от самого себя

Этими золотыми узами.

 

Аслуг

 

Но если в нем еще живут и другие побуждения?

Что если они однажды взбунтуются?

 

Эрик

 

Они утихнут;

Они не будут молить и вопрошать; они станут доверять.

 

Аслуг

 

Не может быть, чтобы он читал мое сердце!

Боги играют со мной в его речах.

 

Эрик

 

Ты знаешь, почему я позвал тебя?

 

Аслуг

 

Я знаю, почему я здесь.

 

Эрик

 

Немногие знают, Аслуг, зачем они приходят сюда,

Так как это тайна небес. Садись рядом со мной,

Поближе к моему сердцу. Отбрось сомнения! Иди сюда.

Я не схвачу тебя за руки.

 

Аслуг

 

Они еще свободны.

(в сторону)

Неужели это боги принуждают меня так быстро нанести удар?

Мое сердце катится в пылающую бездну.

Если бы ты правил с любовью, разве ты не должен был

Щадить своих врагов?

 

Эрик

 

Когда они сдаются. Так каков твой выбор?

Если у тебя есть еще какая-то защита против меня

Используй ее быстро, прежде чем я схвачу эти беспокойные руки,

И твое еще более беспокойное сердце,

Пытающееся убежать от блаженства.

 

Аслуг поднимается дрожа.

 

Аслуг

 

Ты хочешь, чтобы я танцевала перед тобой сегодня вечером,

О, Король?

 

Эрик

 

Такова была моя воля. Не хочешь ли исполнить свой танец сейчас? Танцуй, пока

Ты еще владеешь своими членами.

 

Аслуг

 

Я танцую

Танец Тиордис с кинжалом, которому была обучена

Герта в Тронхейме, а от нее его узнала я.

 

Эрик (улыбаясь)

 

Аслуг, моя танцовщица, в тебе и в твоем танце

Есть бесстрашие, но слишком мало хитрости.

 

Аслуг (отходя на некоторое расстояние)

 

Что пользы биться дальше в сетях?

Напрасная агония! Он видит и он знает!

Я внезапно нанесу ему удар.

Неужели чувства способны обрести

Такую власть над волей, что могут помешать ей

Исполнить это богоподобное деяние.

Если б я не страшилась своего необузданного сердца, я бы покорилась ему

И убаюкала его подозрение этим смертельным подарком.

Моя кровь смыла бы весь позор его объятий.

Так поступила бы та, кто следует велению своей спокойной воли,

А не сгорает в огне пылающего сердца.

 

Эрик

 

Хватит играть напрасно с этой смертельной игрушкой?

Танцуй сейчас же!

 

Аслуг

 

Мои члены отказывают мне.

 

Эрик

 

Они не имеют права.

 

Аслуг

 

О, боги, я не знала себя до сих пор,

Пока не была брошена в это горнило. Ирония Одина

Породила меня из семени Олафа! Я влюблена

В цепи и в рабство, и мое сердце жаждет

Трепеща, как дикая птица в клетке,

Сурового обращения тирана.

 

Эрик

 

Так ты будешь танцевать? Или ждешь,

Когда трепещущие восторгом движения твоих членов запомнят

Радость моих объятий,

Чтобы я превратил танец твоего тела в грезы любви?

Но это будет тогда, когда Норвегия будет моей,

И Свен будет схвачен. Завтра на рассвете я выступаю.

Час битвы уже назначен. Я привезу назад

Меч Свена, чтобы сделать его игрушкой в твоем танце, Аслуг. 

Он больше подходит для него, чем этот кинжал.

 

Аслуг

 

Судьба все еще подталкивает меня в его речи. Сам Эрик взывает

К моей слабости, чтобы убить Эрика. Да,

Но он подозревает, он знает. И все же я нанесу удар,

И все же я растопчу свое бунтующее сердце,

А потом я убью себя и покончу разом

С горем, любовью и позором.

 

Эрик

 

Где ожерелье,

Что я подарил тебе, Аслуг? Мне бы хотелось видеть

Как оно вздымается рубинами страсти

На твоей белоснежной груди, подобно волнам на море

Когда ты танцуешь. Танцуй,

Сплетая своими ногами меру моей жизни и любви,

А я из твоего танца сплету удар,

Который завоюет Свена.

 

Аслуг

 

Ожерелье? Я принесу его.

Рубины страсти! И все же кровавые капли смерти!

 

Она выходит.

 

Эрик

 

Сила, способная нанести удар ушла из ее руки

И живет лишь в ее упрямой мысли.

Она думает, что сможет сделать это. Ну что же, пусть попробует!

 

Он ложится и притворяется спящим. Аслуг возвращается.

 

Аслуг

 

Сейчас я могла бы убить его! Но если он вдруг откроет глаза,

Ужасая красотой своего взора.

Нет, он не знал об опасности! Все то, что он говорил

Было лишь игрою мысли и чистой случайностью, –

Или это было сказано Судьбою? Может быть, это его последний сон?

Могу ли я коснуться его лишь один раз с любовью,

Кого я должна убить как та, кто ненавидит, –

Никто не узнает об этом, только смерть и я? Не ненависть,

О, Эрик, но суровую необходимость,

Навязывают боги нашим жизням, – два пламени

Встречаются, чтобы погасить друг друга.

Один лишь раз, Эрик! Затем

Лишь самое жестокое остается.

Зачем я его коснулась? У меня кружится голова!

Мои силы покидает меня. О, ты, великолепный бог,

Зачем ты стал врагом Аслуг и Свена?

Мы так легко могли бы полюбить друг друга. Но смерть

Теперь вмешалась и требует тебя из моих рук –

И только это оставляет мне, убить тебя

И умереть с тобой, вот наше единственное супружество. Смерть!

Чья смерть? Эрика или Свена? Ибо одного из них я должна убить.

Ужасная необходимость выбора! Его дыхание

Спокойно и счастливо,

Его глаза закрыты и сон подобен сну Одина в небесах.

Если ударить, то сейчас;

Ибо Время все еще таит в себе грозную опасность

От этой маленькой решимости, которую я в себе храню.

Жизнь или смерть Свена зависит от такой малости.

Жизнь или смерть Свена и такой легкий удар!

И все же так невозможно поднять руку!

Подождать еще чуть-чуть?

Созерцать еще несколько мгновений эти закрытые веки,

Это спокойное лицо и представить себе, что все

По другому! Но мгновения – это мысли судьбы,

Наблюдающие за нами. Я медлю, и этим убиваю брата,

И обрекаю себя саму на жизнь рабыни и наложницы!

Я не должна думать о нем! Молчи, О, Ум, О, глаза, закройтесь!

Освободите бездумную руку, чтобы она свершила свою жестокую работу.

 

Она дважды поднимает кинжал и дважды

Опускает его, затем бросает его на землю, падает

На колени у ног Эрика.

 

Эрик Норвежский, живи и делай что хочешь

С Аслуг, сестрой Свена и дочерью Олафа,

Аслуг из Тронхейма! Ибо ее мысль теперь

Стала шлюхой, ее сердце наложницей,

А ее рука – убийцей собственного брата.

 

Эрик

 

Так ты сломалась,

Наконец то!

 

Аслуг

 

Ах, я сломана своею слабостью

И порочной природой. Не щади меня, о, Король,

Ибо лишь унижение и низость известны

Тирании. Но не несправедливое милосердие!

Я не заслуживаю его и согласна на все.

 

Эрик

 

Аслуг!

 

Аслуг

 

Нет, я отказываюсь от своего имени и происхождения.

Я не та, кто жила когда-то в Тронхейме: у той бы

Не дрогнула рука, та убила бы, даже если бы любила.

Не называй меня больше Аслуг.

 

Эрик

 

Сестра Свена, ты знаешь, что я люблю тебя.

Дочь Олафа, разве ты не хочешь

Сесть рядом со мной на норвежском троне!

 

Аслуг

 

Молчи!

Или ты хочешь навеки осквернить то место

Где сидел Олаф. Если бы я нанесла удар и убила,

Я бы заслужила больше, чем королевский трон;

Не такая как я должна носить диадему королевы Норвегии,

Слабое существо с рукой, такой же немощной

И нерешительной, как и ее рабское, чувственное сердце,

Чье охваченное страстью тело обрело власть над ее высоким

Намерением. Лучше исполни свою волю тирана.

Король, если ты пощадишь меня, я все равно тебя убью.

 

Эрик

 

Не отвергай свое сердце, но всмотрись в него мужественно

И пусть его выбор будет абсолютным для твоей души.

Следуй его выбору, и ты обнаружишь

Что сердце снова бьется быстрее; ибо абсолютна и бескомпромиссна во всем,

Ты должна быть, покоряясь или убивая,

О, сладостный, неистовый дух, застигнутый врасплох своими богами.

Покорись, отбросив ощущения позора.

 

Аслуг

 

Что я еще могу тебе отдать? Что можешь еще ты требовать?

Я лежу перед тобой, простершись, сдавшаяся.

 

Эрик

 

Отбрось от себя

Эту горечь самоунижения. Увидь,

Что у тебя есть только радость принадлежать мне.

Ты дрожишь?

 

Аслуг

 

Да, от позора, горя и любви.

Ты – моя Судьба и я в твоей власти.

 

Эрик

 

И неужели этой Судьбе не следует тебя пощадить?

 

Аслуг

 

Пощади Свена. Я в твоих руках.

 

Эрик

 

Это твое условие? Я твой господин

И господин Свена и решаю убить его или пощадить.

 

Аслуг

 

Нет, это мольба. Я лежу перед тобой,

Моя голова у твоих ног, моя жизнь в твоих руках.

В моем сердце роскошь падения.

 

Эрик

 

Поднимись, Аслуг, и покорись своему господину.

 

Аслуг

 

Какова тогда будет твоя воля?

 

Эрик

 

Вот первое.

Возьми свой кинжал, Аслуг, и танцуй свое танец

Тиордис с кинжалом. Смотри, ты совсем близко от меня;

Я не буду защищаться, если ты нанесешь удар.

То, что выбрала твоя страсть, пусть подтвердит твое свободное сердце;

Моя жизнь и царство дважды в твоих руках

И я возьму их лишь как дар от тебя.

 

Аслуг

 

Они уже твои; но я подчиняюсь.

Она танцует и затем кладет кинжал к его ногам

Эрик, мой Король и Король Норвегии, моя жизнь

Не принадлежит мне больше, но тебе, и ты решаешь

Сохранить ее или погубить.

 

Эрик

 

Жизнь Свена в моих руках. Ты отдаешь ее мне вместе с этим кинжалом.

 

Аслуг

 

Она твоя, чтобы ее спасти.

 

Эрик

 

И Норвегию

Ты отдаешь, и навсегда отрываешь ее

От рода Олафа.

 

Аслуг

 

То, что ты берешь, я отдаю.

 

Эрик

 

И, наконец, ты сама осталась беззащитной

Против моей страстной, сильной, всепоглощающей любви.

Ты видишь я не оставляю тебе ничего.

 

Аслуг (слабо)

 

Я твоя.

Делай со мной все, что хочешь.

 

Эрик

 

Потому что ты беззащитна.

 

Аслуг

 

Я беззащитна. Мои боги привели меня сюда

И отдали меня в твои ужасные руки.

 

Эрик

 

Ты согласна, наконец, что это они вдохнули

Этот замысел в твой ум, чтобы пленить твою душу

Ее собственной ненавистью и привести тебя к твоему господину, –

Как прекрасную пленницу и рабыню?

Твой кинжал не сможет больше коснуться моего сердца,

Хотя оно будет беззащитнее, чем ветер перед солнцем. 

Судьба и твоя любовь были моими товарищами в твоем сердце.

Разве ты не видишь в этом знак Одина для тебя?

 

Аслуг

 

Я знаю это теперь.

Я узнаю свою судьбу моим простершимся сердцем

И спокойно надену свои цепи,

И никогда не буду больше пытаться их сломать.

 

Эрик

 

Отдай мне бремя своей судьбы

И сокровище твоих членов и бесценной жизни.

Я позабочусь об этом золотом даре.

Ибо с тобой он был не в безопасности. А теперь покорись

Радостно, наконец. Отдай свое тело и свою душу,

Аслуг, своему возлюбленному и своему властелину.

 

Аслуг

 

Они не могут сопротивляться твоей воле.

 

Эрик

 

Но мне будет принадлежать сама суть твоего сдавшеегося сердце,

А не только твое тело. Отдай мне свое сердце.

Распахни его тайные палаты, дай мне ключи от них.

 

Аслуг

 

О, Эрик, разве мое сердце тебе уже не принадлежит,

И мое тело, моя душа уже не в твоей власти,

Свободные? Я радуюсь, что Бог сыграл

С моей трагедией эту великую комедию

И поймал меня в западню твоего восторга.

 

Эрик

 

О, Аслуг, единственная под звездными небесами! Ты пришла сюда

Чтобы спасти для нас нашу тайную надежду на радость,

Что была изгнана старой смутой. Однажды, несомненно,

Любовь спасет от смерти этот Мир.

Как ты спасла Свена, помогла Норвегии. Аслуг, смотри,

Фрейя вон в той нише покровительствует этому месту

И фимиам горит для нее. Не Тор для тебя,

Но Фрейя.

 

Аслуг

 

Только ты для меня! Нет  других богов.

 

Эрик

 

Аслуг, у тебя кольцо на руке:

Перед Фрейей отдай его мне и вместо него надень

Это кольцо наших древних норвежских мистерий.

Оно привяжет тебя к нашей радости,

Возлюбленная, пока продолжаются эти незаконченные миры.

Тогда если твой дух заблудится где-то вдалеке от своего дома,

Фрейя найдет свою рабыню и приведет ее назад,

Даже через миллионы лет.

 

Аслуг

 

И миллионы жизней.

 

 

Сцена 2

 

Аслуг

 

Мир изменился для меня за одну ночь.

О, несомненно, несомненно, все будет хорошо,

Ибо теперь царствует Любовь.

 

Эрик (входя)

 

Аслуг, час наступает

Когда я должен тебя покинуть. Бледный рассвет озаряет

Тусклым светом наши покои и эти первые редкие звуки

Предвещают восход солнца, грядет новый день.

 

Аслуг

 

Эрик, значит ты идешь воевать со Свеном,

Моим братом?

 

Эрик

 

Что чувствует твое сердце?

 

Аслуг

 

Что Свен будет жить.

 

Эрик

 

Ты знаешь, что ему не грозит преднамеренное убийство.

Никто не посмеет поднять свой меч и коснуться головы, которую любит Аслуг.

И все же если какой-то злой случай пересечется с судьбою,

И ему не смогут помещать Один и моя воля,

Или в битве его погубит его великолепное безрассудство,

Ты не будешь обвинять меня в его смерти,

Аслуг?

 

Аслуг

 

Судьба властвует над всем, и я знаю теперь, что Судьба

Это мистическая Воля мира,

Который любит и трудится.

 

Эрик

 

Именно потому, что он любит и трудится

Наши сердца, наши воли принимаются в расчет и часто исполняются.

Аслуг, эти несколько дней любовью и доверием

Наполни свое сердце и свой ум.

Я привезу тебе твою радость,

Потому что я иду с милосердием и любовью.

 

Он обнимает ее и уходит.

 

Аслуг

 

Свен будет жить. Сердце, ум одерживают верх,

А не железные боги, с их бездушными, неизменными законами.

 

 

Действие 4

 

Сцена 1

 

Крепость Свена в горах…

Свен, Хардикнут, Рагнар с воинами.

 

Свен

 

В битву, в битву до самого конца, пока не утомятся боги.

Среди всех этих тающих остатков прошлого

Желает ли кто-нибудь отдохнуть от доблести, отказаться

От безрассудной свободы?

 

Хардикнут

 

Никто здесь не колеблется.

 

Свен

 

Пусть уйдет невредимым тот, кто хочет.

 

Хардикнут

 

Куда ему идти? Навстречу мечу Эрика,

Незнающему пощады? Если бы наши сердца были столь низки,

Что недостойно ожидая поражения,

Решили бы служить не попранному праву,

Но удобному случаю и выгоде,

То сам Эрик внушил бы им доблесть.

 

Свен

 

Я не говорю о тебе,

Мой верный товарищ. Все же я мог бы простить того,

Кто пал бы духом. Ибо этот удар был сокрушителен! Если бы

Король Эрик был не у себя в Яре,

Я был бы почти уверен, что  в нашем поражении повинна его рука,

Его удар, подобный молнии, безмолвный, прямой,

Неотразимый.

 

Хардикнут

 

Сигурд, возможно, нанес удар,

Но направлял его мозг Эрика.

 

Свен

 

Предатель Сигурд! Молодой Эрик тоже несет вину

За смерть Олафа, но он действовал как воин,

Мстя за убийство Ярислава и Хэйкона,

И Судьба убивала через Эрика, не Эрик. Но этот, воспользовавшись доверием,

Устроил нам смертельную засаду, когда мятежные моря,

Ликуя, низвергли царственную голову,

Которой они когда-то подчинялись, – этот когда-нибудь

Столкнется с холодным приговором моего меча.

 

(вошедшему Рагнару)

 

Ну что, Рагнар, конец близок,

Последний штурм, трубы смерти?

 

Рагнар

 

Лучше мир,

Если ты так решишь, Свен. Посланник прибыл

Из армии Эрика.

 

Свен

 

Впусти его, Рагнар.

 

Рагнар выходит.

 

Он ведет себя как победитель? Когда его королевство трясло,

Его положение колебалось, тогда он вел себя не так,

И использовал лишь меч в качестве своего посланника.

(Гюнтару, который входит, сопровождаемый Рагнаром)

Ярл Гюнтар, добро пожаловать, – ты был бы более желанен здесь,

Если бы остался верен нам.

 

Гюнтар

 

Рагнар, Свен и Хардикнут,

Мятежные ярлы, я прибыл от Короля Норвегии

С миром, не с угрозой.

 

Свен

 

Где, тогда, все это время

Скрывался за вашими спинами Северянин?

 

Гюнтар

 

Ты в его ужасной тени и

Эрик взял тебя в железное кольцо в твоей горной берлоге.

 

Свен (пренебрежительно)

 

Я услышу, наконец, его слова.

 

Гюнтар

 

Эрик, Король, сын Ярислава,

Свену, Ярлу Тронхейма. «Я знаю

Те причины и горестные потери, которые заставляют тебя продолжать борьбу

Против моей монархии. Ты знаешь мои,

Заставившие меня подняться против твоего отца, – смерть Хэйкона,

Брат моей матери был убит бесславно

И Ярислав погиб в результате тайного заговора.

Избранный нашими ярлами, я занял его трон.

Но ты, бунтуя против древних законов нашей страны

Предпочел меч в качестве арбитра.

Уважай тогда суд своего выбора

И его решение. Почему ты выбираешь смерть

В своей мрачной крепости в горах, обдуваемых ветрами?

Пусть ярлство Тронхейма будет твоим,

И почести, богатство, положение, если ты примешь

Предложение твоих снисходительных богов. Посмотри

О, Свен, на раны твоей страны, пойми, наконец, в чем твое

И наше благо, продолжи род твоего отца».

Я ожидаю твоего ответа.

 

Свен

 

Я возвращаю ему

Его милосердие. Пусть он побережет

Его для себя. Оно понадобиться ему позднее.

 

Гюнтар

 

Ты говоришь высокомерно.

Откуда тебе ждать помощи? На что надеяться? На какого тайного бога?

 

Свен

 

Снега мои друзья, а если они меня подведут,

Объятья смерти достаточно широки для Свена,

Но не покорное подчинение.

 

Гюнтар

 

Ради тех, кого ты любишь,

Ради своей жены и сестры, сложи оружие.

 

Рагнар

 

Ты не мудр.

Об этом лучше было не говорить.

 

Свен

 

Кажется,

Твое развлечение в том, чтобы оскорблять род королей.

Но почему это я удивляюсь, если торжествующая грязь

Воображает, что чистые небеса состоят из той же субстанции?

И все же есть еще люди, которые надеются купить лояльность

Свена, запугать его смертью

И подкупить безопасностью сына Олафа.

Ты думаешь, я сдамся этому выскочке,

Этому удачливому авантюристу, мальчишке,

Которому благоволят ироничные боги? С тех пор,

Как из-за предательства Сигурда

И счастливой судьбы Эрика, Олаф пал в жестокой битве

Среди узких фьордов,

Я думал, его дети заставили убедиться мир

В своем великом происхождении. Люди говорили:

«Даже у их женщины слишком великие души, чтобы просить

О милосердии, даже у самих богов». Видимо его судьба

В самом деле сильна, если он заставляет наш род

Выслушивать от него такие слова! Иди и передай своему Королю,

Что наш древний род отвергает его дары.

Между нами не может быть никаких иных отношений, лишь ненависть и кровь.

Я сдеру с него кожу на золотом кресте

И сделаю из его женщин домашних рабынь,

Если одержу победу. Разве ему нечем больше заняться

Кроме как заниматься пустой болтовней и торговаться из-за короны Норвегии?

Есть сильные, гордые и ужасные

Пути Королей, полные величия и могущества.

Сила – вот право Короля, полученное им от богов.

Силой, а не взятками и уловками

Основываются империи! Но твой господин был рожден

От ярлов торгашей, которые жили лишь расчетливой наживой.

Как он сможет изобразить царственный полет

Или научиться прыжку Короля на свою добычу?

 

Гюнтар

 

Свен Олафсон, ты подписываешь себе смертный приговор.

Где твоя жена и сестра? Ты это знаешь?

 

Хардикнут

 

Слишком далеко от Эрика.

 

Гюнтар

 

Ты уверен в этом, Ярл?

 

Свен

 

Что означает твой вопрос?

 

Гюнтар

 

То, что боги сильны, и ты напрасно их презираешь.

Из Швеции, они перенесли в опасные руки Эрика

Герту и Аслуг, и те неистовые слова, которые ты произносишь

Вдохновлены враждебными, гибельными Силами.

 

Свен

 

Ты лжешь – они в безопасности, у шведов.

 

Гюнтар

 

Я прощаю твоему смятению оскорбительное слово.

Ярл Свен, разве ты не видишь, что ужасные боги

Избрали самого могучего человека на земле, чтобы осуществить их волю?

И разве их воля не в том, чтобы Норвегия была единой

И великой? Сможешь ли ты сделать эту работу?

Посмотри на Норвегию, как она покорилась этому юноше,
Эта необъезженная лошадь, которую не смог приручить даже сам Олаф,

Как она покорно подчиняется его молодой руке.

Ты увидишь, как он одним небрежным жестом

Овладеет Швецией. А когда Швеция будет покорена,

Ты думаешь, что корабли, собравшиеся в Северных морях

Так и останутся у берега? Британия будет потрясена, Ирландия

Будет громко возносить молитвы,

Чтобы эта буря обрушилась бы лучше

На земли Галлии? Скифия наденет наше ярмо,

Замерзшие воды Волги вынесут наш марш,

Пока розовые фантазии молодого бога

Не повлекут его любовно к итальянским радостям

И он не устремиться в более солнечные страны или высокий

Торжествующий ум не поведет его в восточный Рим, чтобы править там.

Ты – всего лишь камешек на его пути?

Подумай и измени свой неистовый ответ.

 

Хардикнут

 

Не верь им, Свен, не дай им смутить твой разум?

Можно ли верить Ярлу Гюнтару, который воображает

Что Ярислав произвел на свет бога!

 

Свен

 

Гюнтар,

У меня есть моя удача, у тебя мой ответ. Иди.

 

Гюнтар

 

Я сожалею, Свен, о твоей безрассудной и упрямой душе.

 

Он выходит.

 

Свен

 

Аслуг презирала бы мою капитуляцию, даже в таком положении

И даже ради нее. Он совершенно лишил мужества мою волю,

Изощренный тиран! О, неужели это правда,

И моя Судьба забрела в лагерь Эрика,

Моя душа стала его пленником. Друзья, готовьте

Отпор; он молния, которая сначала ударяет,

А угрожает лишь потом. Это

Решающая битва.

 

Хардикнут

 

На суровых скалах

Мы бросим вызов Королю Эрику и его богам.

 

 

Сцена 2

 

Свен

 

Быстрее, быстрее в высокие снега, где вечная

Зима, возможно, единственная стихия во вселенной

Имеет достаточно мужества, чтобы защитить от Эрика

Его врагов. О малый остаток воинов, оставшийся

От многих героев, сохраните себя для Судьбы.

Вы, может быть, еще понадобитесь ей, когда она обнаружит, что человек,

Которого она все время возвышает, слишком велик, в конце концов,

Даже для нее.

 

Хардикнут

 

Рагнар, иди с ним,

А я останусь здесь, чтобы задержать погоню

Или вовремя предупредить. Не бойся обо мне…

Иди, Рагнар, оставь меня; я устал, наконец.

 

Все выходят за исключением Хардикнута.

 

Здесь тогда ты настигнешь меня в этих снегах! О если бы моя смерть

Могла бы еще убедить перемениться негодующие Небеса …

 

(сцена не завершена)

 

 

 

Действие 5

 

Эрик, Гюнтар, Свен, Аслуг, Герта

 

Эрик

 

Не только одной любовью, но силой и любовью.

Этот человек должен смирить свою свирепость перед свирепостью,

Лишиться последнего, что у него осталось, – своей гордости,

И осознать себя как прах. Ибо он не поймет ни моей мягкости,

Ни моего снисхождения,

Этих непривычных движений моей души,

Но будет презирать и думать, что моя утвердившаяся сила

Превратилась в страх. Ударь в гонг,

Харальд. Моими звездами управляет тот,

Кто не знает над собою власти. Один, что за игру,

Ты ведешь с миром, игру падения и возвышения,

Смерти, рождения, величия, крушения? Может быть

Придет время, когда имя Эрика будет забыто! Да,

Но сохранятся летописи, архивы.

Перед троном в каком-то более высоком мире,

Барды с бессмертными устами и юными глазами

Спустя века поют о славном прошлом

И их слушают Дети Бессмертного. Где-то,

В этом гигантском мире, где наша Земля

Всего лишь пылинка, Вечная Память равно хранит

Все наши великие и ничтожные дела,

Для нее плач крестьянина над умершим,

Так же трагичен, как и падение короля. Некоторые скажут,

Простой случай поставил Эрика здесь, Свена там,

Аслуг между ними. О, вы, всевидящие боги,

Я вижу себя и знаю, что это, хотя и завуалированное,

Бессмертие думает во мне,

Все организует и направляет меня.

Приветствую вас, властители Норвегии!

Так как вы все властители здесь, не я один,

Мозг единства моей страны

И вашего собственного единства. Свен, потрясающий наши судьбы

Наконец, в руках Норвегии. И что Норвегия сделает со Свеном,

Одним из ее самых могучих сыновей?

 

Гюнтар

 

Если он сможет покориться

Тогда, Эрик, пусть он живет. Мы не можем терпеть

Эту смуту все время.

 

Эрик

 

Норвегия не может терпеть.

Значит, он должен покориться. Приведите его сюда.

Посмотрим, можно ли согнуть это крепкое железо,

Сможет ли этот грубый материал вынести огонь. Свен Олафсон,

Ты уже осознал свое положение? Ты

Смирился перед своим богами или мы должны

Рассмотреть теперь твой приговор?

 

Свен

 

Я вижу

Свое ужасное несчастье. Я вижу себя

И знаю, что я более велик. Исполняй свою волю,

Так как то, что сын Ярислава прикажет,

Сын Олафа вынесет!

 

Эрик

 

Так ты не покоришься?

 

Свен

 

Мой отец не учил меня этому слову.

 

Эрик

 

Может быть я научу?

Ты не забыл, Свен, свои  безрассудные слова.

Или они предназначались только для свободных снегов,

И здесь ты откажешься от них?

 

Свен

 

Сын Ярислава, они остаются в силе.

Я распял бы тебя на кресте

И содрал бы с тебя кожу живьем.

 

Эрик

 

Это мы оставим для тебя.

А как насчет твоей жены и сестры, Свен?

 

Свен

 

Увы!

 

Эрик

 

Я думаю, твой отец тоже не учил тебя этому слову,

Но я научил тебя. Так как ты еще любишь, –

Ни один человек, заявляющий, что он не имеет себе равных,

Свен, не может позволить себе любить, – в противном случае ты

В моей власти, неизбежно.

Полубогом должен быть тот,

Кто способен противостоять гневу Тора, воле Одина

И не сломаться при этом. Такими людьми боги восторгаются,

Возвышая их или сокрушая; и такие люди восторгаются богами,

Поднимаясь или падая. Но ты всегда был только человеком

И теперь не можешь быть ничем иным.

Ты хвастаешься своим родом,

Своей силой? Ты сильнее, как ты говоришь,

Чем твои несчастья. А хватит ли у тебя силы, Свен, вынести

Несчастье твоей жены и сестры?

Может ли вся надменная гордость твоего рода

Или сила твоего сердца отменить мою волю,

В чьих сильных руках они находятся? Свен Олафсон,

Боги более могучи, чем твой род и твоя кровь,

Боги более могучи, чем твое заносчивое сердце.

Они не могут позволить одному ожесточенному человеку

Своим эгоизмом, своей гордостью и своими страстями

Противостоять судьбе всей страны. Смотри и испытай

Свою силу.

 

По его знаку вводят Аслуг и Герту.

 

У тебя нет силы,

Ибо ты, твоя жена и сестра, – те, кто был когда-то

Моими упрямыми соперниками – лишь рабы Эрика. Значит Судьба,

Норвегия, чьим любимцем и братом я вырос,

Разгневалась и отдала тебя в мои руки.

Я хочу, чтобы ты остался жив и покорился. Они покорились,

Но ты не слышишь голос мудрости. Судьба и любовь,

Объединились против тебя, Свен Олафсон, покорись мне,

Встань рядом со мной и раздели трон своего отца.

 

Свен (помолчав)

 

Да, ты жесток и хитроумен! Пусть они скажут

Что мне выбрать – долг или мое сердце,

Их или Достоинство.

 

Эрик

 

О, ограниченное, упрямое сердце!

Если бы ты поступал так ради своей страны или из-за

Идеала, пред которым преклоняются люди, 

Тогда это была бы, в самом деле,

Благородная слепота, но ты служишь своей гордости.

Сможешь ли ты перенести мой приговор для них, Свен?

Аслуг и Герта, посмотрите на вашего брата и господина,

Этого могучего пленника, когда-то короля, а ныне падшего,

И беспомощного в моих руках. Я желаю спасти

Его могущество, его род, его царственное сердце;

Но он вместо этого предпочитает крест, предпочитает

Ваш позор – твой брат, Аслуг, – Герта,

Твой супруг соглашается на величайших позор для вас обоих,

Только для того, чтобы в веках осталась вот эта фраза:

«Свен, все же, был упрямым до конца». Это для него значит все.

Он не ценит волю Норвегии,

Он не ценит ваше достоинство и вашу любовь.

Это не по-королевски и не подобает сыну Олафа!

Поговорите с ним, может быть, вы сможете убедить его?

Отойдите с ним в сторону и нацельтесь на его сердце.

Герта, моя подданная, Аслуг, моя рабыня,

Спасите, если он захочет, эту жизнь. Помни, Свен,

Если дети Олафа станут рабами и наденут венец позора,

Это именно ты принудишь их к этому.

 

Свен

 

Вот где нам пришлось встретиться, –

Разве снега Норвегии не были достаточно хороши для тебя,

Дочь Олафа?

 

Аслуг

 

Они высоки, но холодны.

 

Герта

 

Почему ты не говоришь с Гертой, Свен, мой господин?

 

Свен

 

Герта, увы, это твой извращенный, коварный ум

Привел нас сюда.

 

Герта

 

Боги используют инструменты,

Не спрашивая их согласия. О, Свен, прими богов

И их решение.

 

Аслуг

 

Должны ли мы жить всегда холодными?

О, брат, выбрось снега из своего сердца.

Пусть там наступит лето.

 

Герта

 

Покорись, мой муж, этому солнцу.

Нет позора, когда ты сдаешься богам.

 

Аслуг

 

Или богу, пусть даже он живет на земле

И его тело смертно.

 

Свен

 

Я помню когда-то другую Аслуг,

Чьи речи были полны другого величия. Можно ли найти

Среди их сладостных и высоких гармоний слово или

Аргументы, которые могли бы оправдать твое падение,

О, нет, не для меня, но для той, перед кем я преклонялся,

Моя сестра?

 

Аслуг

 

Какие аргументы?

Я не ищу никаких аргументов, кроме своего сердца

Не нуждаюсь ни в каком оправдании за то, чем я горжусь.

Брат, разве мы не были всегда едины? Странно,

Что я должна тебя убеждать.

 

Свен

 

О, ты знала.

Значит я пал, значит, моя сила ушла

И там где однажды жило великолепие бога,

Здесь, здесь, теперь эта пустота. О, непостоянное сердце,

Ты была моей Судьбой, моим мужеством, и, в конце концов,

Ты ушла к моему врагу,

Забрав мою Судьбу, мое мужество.

Я не хочу ничего больше слышать

От тебя. Ты предашь все то, что у меня осталось.

Пока даже Свен не останется Свену,

Но только тень труса.

 

Герта

 

Послушай меня, Свен.

 

Свен

 

А, Герта, что ты хочешь сказать мне?

 

Герта

 

Спаси меня, мой господин, от моего собственного наказания,

Забыв мои провинности.

 

Свен

 

Увы! Твоя любовь,

Хотя и была велика ко мне,

Но никогда не была мудрой! Должна ли

Она требовать такого огромного вознаграждения?

 

Аслуг

 

У тебя есть ты сам. Ты просишь моей чести.

Это убедит тебя? У меня нет ничего больше.

 

Свен

 

О, ты одолела, наконец, мою силу.

Только ты, и только так ты могла победить.

Король, ты победил. Не тебе я сдаюсь,

Но те, кого я любил – твои союзники. Их пощади

Но вместо этого обрушь на меня свой гнев, провозгласи

Свой приговор, – хотя покориться – это достаточный

Приговор для Свена Норвежского.

 

Эрик

 

Отрекись от своего бунта тогда,

Прими мои дары. Прими мою милость.

 

Свен

 

Принять твою милость…

Пусть весь мир слышит, что сын Олафа отрекся

От своего рода и величия. Я принимаю – принимаю! -

Дары короля Эрика, милость короля Эрика. О, эта пытка!

О, нет, дух Олафа поднимается

Во мне. Пусть даже ты их жестоко казнишь,

Я не сдаюсь. Возьми, возьми назад свое милосердие.

 

Эрик

 

Я забираю его. Чего ты хочешь взамен?

 

Свен

 

Делай с ними и со мной что хочешь. Я кончил!

 

Эрик

 

Ты бросаешь свою кость в этой игре, слабый и неистовый человек!

Но я брошу свою и выиграю.

 

Свен

 

Я готов вынести самое худшее.

 

Эрик

 

Не думаю.

Ты воображаешь, что я помогу тебе умереть.

Что я позволю слепой могиле запечатать твои глаза

И не видеть все то, что я сделаю с ними. Знай же, Свен,

Что я более жесток! Ты будешь жить и увидишь

На них мое отмщение. Аслуг, иди и возвращайся,

Одевшись так же как в ту ночь, пусть при тебе

Будет твой кинжал, и твое кольцо.

 

Свен

 

Что ты собираешься сделать с ней? Боже! Что ты хочешь сделать?

О, зачем я увидел и принял назад любовь

В сердце, которое закрылось для всего

Кроме смерти и величия?

 

Эрик

 

Я заставлю их делать то,

На что ты не сможешь смотреть,

А если сможешь, тогда живи с этой жестокостью,

Так как ты не умрешь. У меня есть способы для этого.

Ты думаешь найти убежище в могиле

И чтобы они несли твое наказание за тебя,

И надеешься так сохранить свое сердце. Это трусливая мысль,

Не достойное бегство для Свена.

Снова входит Аслуг

Аслуг и Герта,

Мои рабыни, сбросьте свои одежды.

 

Свен

 

Что я должен увидеть?

 

Эрик

 

Как танцовщицы эти женщины пришли ко мне,

Как танцовщиц я их держу здесь. Ты увидишь

Аслуг Норвежскую за своим ремеслом – танцевать

Для меня и моих приближенных. Это только начало,

Дальше я приберег кое-что еще, если твое настроение не изменится.

 

Свен

 

Ты знаешь как пытать.

 

Эрик

 

И сломать.

Ты видишь, Свен. Следует ли мне приказать танцевать?

Будет ли это бесславным концом дома Олафа?

 

Свен

 

Дочь Олафа, неужели ты подчинишься?

 

Аслуг

 

Да, так как ты не любишь меня, мой брат Свен,

Кому еще мне подчиниться, чтобы спасти того, кого я люблю?

Но если бы ты еще меня любил, в моем танце не было бы нужды.

 

Эрик

 

Танцуй.

 

Свен

 

Нет, остановись, Аслуг. С каких пор ты просишь меня любить

Тебя, а не свое величие, как мне, на самом деле, подобает,

Чтобы спасти дом Олафа от этого позора, –

Чья предательская слабость работает для него и для тебя?

 

Эрик

 

Танцуй, не мешкай снова – так как промедление теперь

Смерти подобно.

 

Свен

 

Король, я сдаюсь, я принимаю твои дары.

Наследник нищего Ярла, я склоняю свою голову

Даже для твоей милости. Я сын Олафа,

И все же сдаюсь – помню это имя, произношу это слово.

Я буду верен своему собственному позору.

 

Эрик.

 

О, не страшись, Ярл. Я могу быть великим снова.

Сдаешься ли ты без условий.

 

Свен

 

Нет.

Пусть их избавят от позора – я сдаюсь, но

Моя честь имеет цену – и она мала.

 

Эрик

 

Это будет дано. И ничего больше?

 

Свен

 

Об одном молю:

Дай мне темницу глубокую достаточно, О, Король,

Чтобы спрятать мое лицо от всех этих глаз.

 

Эрик

 

Поклянись тогда,

Что какую бы тюрьму я тебе не назначил, будь она широка

Или узка, ты будешь присматривать за ее состоянием, за ее границами

И даже там исполнять мою волю.

 

Свен (с жестом )

 

И в этом  я тоже клянусь!

Пусть Тор и Один будут свидетелями моей клятвы.

 

Эрик

 

Четыре тюрьмы я назначаю тебе сын Олафа.

Твой дворец в Тронхейме, крыша Олафа,

Твой дом в Наре, при дворе Эрика – в твоей стране,

Которой ты сдался, Норвегии, – и наконец

Быть командующим моей армии, когда я решу завоевать мир.

 

Свен (в удивлении и сомнении)

 

Ты захватил меня врасплох, Эрик,  клятвой

И перехитрил.

 

Эрик

 

Герта, твой господин

Возвращается к тебе невредимым – видишь, ты была в безопасности,

Как в доме у своего мужа.

Берите себе сокровища Олафа и Тронхейма; сидите

Вторые по величине в этой стране, у нашего трона.

 

Свен

 

Эрик, остановись! Достаточно даров! Разве я не сдался?

 

Эрик

 

Это правда. Так как следующий дар

Я делаю самому себе. Не смотри на эту руку

Что я сжимаю в своей, хотя и саму прекрасную

Руку, сотворенную Богом. Взгляни вот на это кольцо.

Ты узнаешь его.

 

Свен

 

Это кольцо Фрейи, которое носила 

Аслуг на руке. Та, кто однажды наденет его,

Будет сидеть на троне Норвегии.

 

Эрик

 

Аслуг, займи трон своего отца,

Что был предназначен для тебя всегда с самого начала.

Не удивляйся, что в этих одеждах танцовщицы

Я сажаю ее здесь – ибо они подчеркивают ее красоту

Больше чем королевский пурпур. Не думай, Свен,

Что твоя сестра опозорена или совершила предательство, придя ко мне,

Чтобы пролить мою кровь и свою и вернуть тебе твою корону, –

Неистовая и могучая цель, – такую

Способны лелеять только могучие сердца; и она сдалась, наконец, 

Своему благородному сердцу

Потому что такова была воля Одина.

 

Свен

 

Так вот зачем они пришли к тебе.

Аслуг, ты искала трон для меня, но нашла свой собственный.

Но я не завидую тебе – так как твое великое сердце

Заслуживает это. Только теперь Эрик, ты победил, окончательно.

 

Эрик

 

Я не мог опозорить твою сестру, Свен,

Что означало бы позор моей жены, это была

Лишь хитрость и ничего больше, чтобы испытать твое сердце.

Ты видишь, твой бунт

Привел бы лишь к гибели рода Олафа,

Который должен был снова править в Норвегии.

 

Свен

 

Эрик, за твои дары –

Они не причиняют мне боли теперь – бери взамен все, что пожелаешь;

Ибо я твой, ты нашел способ

Спасти от меня свое будущее. Я даже

Готов оберегать его всем своим сердцем.

 

Эрик

 

Свен, я также хочу попросить у тебя кое-что.

 

Свен

 

Пусть твои просьбы будут тогда достаточно

Трудны, если ты хочешь, чтобы я их исполнил.

 

Эрик

 

Свен, прости и возлюби

Твоего товарища Хардикнута, за то, что он

Совершил столь великодушное предательство, чтобы спасти тебя.

Ведь это нельзя назвать предательством.

 

Свен

 

Твоя просьба удовлетворена, Король.

Мое сердце начало понимать его действия

И простило его.

 

Эрик

 

Прости, Свен,

И Сигурда, твоего врага, как я помиловал прежде

Убийцу моего отца. И это самое трудное.

 

Свен

 

Этот помилован, но не прощен. Пусть он не попадается

Слишком часто мне на глаза.

 

Эрик

 

Боги победили.

Пусть теперь это крепкое объятие завершит

Нашу окончившуюся вражду,

Брат Аслуг.

 

Свен

 

Муж моей сестры,

Ты принимаешь нашу кровь и она облагородит тебя

И приведет к величайшим победам – и эта твоя нынешняя победа

Самая великая. Ты вел себя со мной как Король,

Теперь ты мне как брат. Ты достоин своего трона.

 

Эрик

 

Отдохни, брат, от своих испытаний, трудов и войн,

Пока мне не понадобиться твой меч, который по силе сравним с моим,

Чтобы сокрушать наших врагов.

Аслуг, ну, что ты думаешь?

Всем ли ты довольна, все ли хорошо было сделано.

 

Аслуг

 

Ты все еще деспот по своей природе

И поэтому я люблю тебя больше всего, ибо тогда я узнаю

Своего завоевателя. О, разве ты можешь сделать что-то неправильно?

Ибо в каждом твоем действии и слове я вижу,

Что боги вдохновляют тебя.

 

Эрик

 

О, ты изменила меня своими звездными глазами,

Дочь Олафа, и сделала человеком то,

Что прежде было только высотой и железом,

Все мои корни действия, милосердия, величия и дерзания

Таятся теперь в твоей груди, О, очарование,

О, благородное чудо! Из твоей груди моя сила

Течет ко мне. Могуча, в самом деле, любовь

Как ты пела, однажды, Аслуг, о золотом обруче,

Более могучем и стремительном, чем меч воина.

Помнишь ли ты, сейчас, что ты собиралась сделать,

Когда пришла из Готберга?

 

Аслуг (удивляясь)

 

С тех пор прошло лишь десять дней.

 

Она поворачивается со смехом и обнимает Эрика.

 

Эрик

 

Боги сказали свое слово и приложили свою руку.

Они запечатывают наши глаза и ведут нас, но, в конце концов

Наши души вспоминают, когда действие окончено.

Это было предопределено судьбой. Аслуг, Теперь для нас,

Мир начинается снова, – наш мир, возлюбленная.

Ибо еще раз, – с тех пор как зажглись звезды,

Мы играем игру игр по воле Одина:

Встречаемся и расстаемся, расстаемся и встречаемся

Во веки веков.

Занавес.



[1] Один из высших титулов в иерархии в средневековой Скандинавии, первоначально означавший доверенное лицо короля, облечённое властью. К началу XIV века вышел из употребления. Английское слово earl того же происхождения, первоначально имело то же значение, но с течением времени обладатели титула были лишены власти. В настоящее время этот титул обычно переводится на русский язык как граф.
Прим. Перев.

[2] Верховный бог в пантеоне скандинавских богов.
Прим.перев.

[3] Старший сын Одина в скандинавском пантеоне богов. Бог грома и войны Тор, могучий рыжебородый богатырь. Во всем мире нет никого равного ему по силе, как нет на земле человека, который бы смог перечислить все его подвиги. Он покровительствует крестьянам-хлебопашцам и зорко охраняет их дома и поля от нападений злобных великанов Гримтурсенов.
Прим. Перев.