Интернет Сервер по Интегральной Йоге

 

 

 

 

 

Шри Ауробиндо

Стихотворения и поэмы

Переводы Анны Чуриковой

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Санкт-Петербург 2019

 

 

 

Reminiscence

 

My soul arose at dawn and, listening, heard

One voice abroad, a solitary bird,

A song not master of its note, a cry

That persevered into eternity.

My soul leaned out into the dawn to hear

In the world’s solitude its winged compeer

And, hearkening what the Angel had to say,

Saw lustre in midnight and a secret day

Was opened to it. It beheld the stars

Born from a thought and knew how being prepares.

Then I remembered how I woke from sleep

And made the skies, built earth, formed ocean deep.

 

Reference: # 5 in "Les poemes de Sri Aurobindo" (bilingual edition)

also in "Collected Poems and Plays, vol 1" - 124

"Short Poems" written between 1895-1908

 

Воспоминание

 

   Душа, услышь, в рассветный глядя небосвод,

   Как где-то птица одинокая поет,

   Не властный над мелодией своей

   Голос, что сохранится в вечности.

   Проснись, сливаясь в утренней заре

   С крылатым братом в мировой игре,

   И слушая, что Ангел говорит,

   Увидишь свет, что в полночи горит,

   И тайный день. Сиянье тысяч звезд,

   Рожденных мыслью, и творенья рост.

   И вспомню, как однажды, сон стряхнув,

   Я создал небо, землю, моря глубину.

 

 

 

A Tree

 

A tree beside the sandy river-beach

Holds up its topmost boughs

Like fingers towards the skies they cannot reach,

Earth-bound, heaven-amorous.

 

This is the soul of man. Body and brain

Hungry for earth our heavenly flight detain.

 

Reference: # 6 in "Les poemes de Sri Aurobindo" (bilingual edition)

also in "Collected Poems and Plays, vol 1" - 128

 

Дуб

 

   Дуб на песчаном берегу реки

   Простерся ввысь своей широкой кроной,

   В недостижимое направив две руки

   Влюбленный в небо, но землей плененный.

 

   Так и душа человека. Разум и жизнь,

   Цепляясь за землю, нас не пускают ввысь.

 

 

 

 

Revelation

 

Someone leaping from the rocks

Past me ran with wind-blown locks

Like a startled bright surmise

Visible to mortal eyes, --

Just a cheek of frightened rose

That with sudden beauty glows,

Just a footstep like the wind

And a hurried glance behind.

And then nothing, -- as a thought

Escapes the mind ere it is caught.

Someone of the heavenly rout

From behind the veil ran out.

 

Reference: # 8 in "Les poemes de Sri Aurobindo" (bilingual edition)

also in "Collected Poems and Plays, vol 1" - 131

 

Откровение

 

   Кто-то, спрыгнувший со скал,

   Мимо ветром пробежал,

   Быстрый пламенный указ,

   Видимый для смертных глаз,

   Робко вспыхнувший цветок,

   Чуть раскрывший лепесток,

   Ветра вздох, укромный взгляд,

   Спешно брошенный назад.

   И затем исчез - как мысли,

   Что сквозь разум пронеслись.

   Кто-то из небесной дали

   Выпрыгнул из-за вуали.

 

 

 

The Sea at Night

 

The grey sea creeps half-visible, half-hushed,

And grasps with its innumerable hands

These silent walls. I see beyond a rough

Glimmering infinity, I feel the wash

And hear the sibilation of the waves

That whisper to each other as they push

To shoreward side by side, --long lines and dim

Of movement flecked with quivering spots of foam,

The quiet welter of a shifting world.

 

Reference: # 9 in "Les poemes de Sri Aurobindo" (bilingual edition)

also in "Collected Poems and Plays, vol 1" - 135

 

Море ночью

 

Серое море шумит незримо, чуть слышимо,

Касаясь с плеском ладонями рук бесчисленных

Молчащих стен. Я видел за шорохом

Мерцание вечности, я слышал, как шепчутся

Под свист ветра волны, плашмя ложащиеся,

Что стелются друг за другом, набегающие

На берег от края до края - длинная смутная линия

Пространства, покрытого сетью барашков пенящихся -

Спокойное действие, странный мир движущийся.

 

 

 

A Child's Imagination

 

O thou golden image,

Miniature of bliss,

Speaking sweetly, speaking meetly!

 

Every word deserves a kiss.

 

Strange, remote and splendid

Childhood's fancy pure

Thrills to thoughts we cannot fathom,

Quick felicities obscure.

 

When the eyes grown solemn

Laughter fades away,

Nature of her mighty childhood

Recollects the Titan play;

 

Woodlands touched by sunlight

Where the elves abode,

Giant meetings,Titan greetings,

Fancies of a youthful God.

 

These are coming on thee

In thy secret thought;

God remembers in thy bosom

All the wonders that He wrought.

 

Reference: # 10 in "Les poemes de Sri Aurobindo" (bilingual edition)

also in "Collected Poems and Plays, vol 1" - 134

 

Детское воображение

 

   Крошечное счастье

   С обликом златым,

   Поцелуй ты каждым словом

   Звонким заслужил своим.

 

   Мир далекий, странный

   Детской грезы чист,

   Трепет мыслей, нам неясных

   Смутно он в себе хранит.

 

   Люди вырастают -

   Смех угас, затих,

   Мать - Природа в грозном детстве

   Возродит Титанов в них,

 

   Солнце над поляной,

   Эльфов хоровод,

   Встреча джиннов, великанов

   Юный Бог, в тебе живет.

 

   Вот что происходит

   В тайне грез твоих,

   Бог в твоем сердечке помнит

   Радость всех чудес Своих.

 

 

 

Life and Death

 

Life, death, - death, life; the words have led for ages

Our thought and consciousness and firmly seemed

Two opposites; but now long-hidden pages

Are opened, liberating truths undreamed.

Life only is, or death is life disguised, -

Life a short death until by Life we are surprised.

 

Reference: # 14 in "Les poemes de Sri Aurobindo" (bilingual edition)

also in "Collected Poems and Plays, vol 1" - 141

 

Жизнь и Смерть

 

   Жизнь, Смерть - Смерть, Жизнь; веками вы вели

   Сознание и мысль, и в точности казались

   Врагами; но две истины слились,

   Раскрыв теперь невиданные дали.

   Есть только жизнь, иль смерть - ее обман,

   Жизнь - маленькая смерть, пока нам Жизни свет не дан.

 

 

 

God

 

Thou who pervadest all the worlds below,

Yet sitst above,

Master of all who work and rule and know,

Servant of Love!

 

Thou who disdainest not the worm to be

Nor even the clod,

Therefore we know by that humility

That thou art God

 

Reference: # 17 in "Les poemes de Sri Aurobindo" (bilingual edition)

also in "Collected Poems and Plays, vol 1" - 143

 

Бог

 

   Ты, кто собой все миры внизу заполняет

   Сам же - свыше сидит,

   Мастер всего, что живет, трудится, знает -

   Слуга Любви.

 

   Не видел ни червь твоего презрения,

   Ни глины комок,

   И знаем, глядя на это смирение -

   Ты есть Бог.

 

 

 

The Fear of Death

 

Death wanders through our lives at will, sweet Death

Is busy with each intake of our breath.

Why do you fear her? Lo, her laughing face

All rosy with the light of jocund grace !

A kind and lovely maiden culling flowers

In a sweet garden fresh with vernal showers,

This is the thing you fear, young portress bright

Who opens to our souls the worlds of light.

Is it because the twisted stem must feel

Pain when the tenderest hands its glory steal?

Is it because the flowerless stalk droops dull

And ghastly now that was so beautiful ?

Or is it the opening portal's horrid jar

That shakes you, feeble souls of courage bare?

Death is but changing of our robes to wait

In wedding garments at the Eternal's gate.

 

Reference: # 18 in "Les poemes de Sri Aurobindo" (bilingual edition)

also in "Collected Poems and Plays, vol 1" - 144

 

Страх смерти

 

   Нежная Смерть путешествует с нами, рядом живет,

   Каждый наш вздох подойти ее ближе зовет.

   Почему ты боишься? Cмотри, ее радостный вид

   Все наслаждение юности светлой хранит!

   Добрая чистая дева цветы срезает

   В ярком саду, что весенний дождь омывает,

   Ее ты боишься, ту, что служанкой одета,

   Открывает нашему взору миры света.

   Не потому ли, что стебель боль ощущает,

   Когда его славу нежные руки срезают?

   И, без цветка оставшись, плачет напрасно

   Страшное ныне, то, что было прекрасным?

   Или раскрытая пасть ужасной двери

   Пугает вас, души, лишенные мужества верить?

   Смерть - это только возможность сменить наряд

   В брачных покоях около Вечных врат.

 

 

 

To weep because a glorious sun...

 

To weep because a glorious sun has set

Which the next morn shall gild the east again;

To mourn that mighty strengths must yield to fate

Which by that force a double strength attain;

To shrink from pain without whose friendly strife

Joy could not be, to make a terror of death

Who smiling beckons us to farther life,

And is a bridge for the persistent breath;

Despair and anguish and the tragic grief

Of dry set eyes, or such disastrous tears

As rend the heart, though meant for its relief,

And all man's ghastly company of fears

Are born of folly that believes the span

Of life the limit of immortal man.

 

Reference: # 21 in "Les poemes de Sri Aurobindo" (bilingual edition)

also in "More Poems" - 18

 

Грустить о лучезарной гаснущей заре,

 

   Грустить о лучезарной гаснущей заре,

   Что на востоке утром снова засияет;

   О грозной силе, покорившейся судьбе,

   Что в той борьбе двойную силу обретает;

   Бояться боли, друга, чей приход -

   Предвестник радости; страшиться смерти тленной,

   Что, улыбаясь, к новой жизни нас зовет,

   И, взяв последний, дарит первый вздох блаженный;

   Страданием, отчаяньем, печалью

   Бессонных глаз, измученных тоской,

   Слезами, что не успокоив, истощают,

   И ужасающей нас призраков толпой

   Обязаны мы вере: краткий век -

   Все, чем владеешь ты, бессмертный человек.

 

 

 

I have a hundred lives...

 

I have a hundred lives before me yet

To grasp thee in, O Spirit ethereal,

Be sure I will with heart insatiate

Pursue thee like a hunter through them all.

 

Thou yet shalt turn back on the eternal way

And with awakened vision watch me come

Smiling a little at errors past and lay

Thy eager hand in mine, its proper home.

 

Meanwhile made happy by thy happiness

I shall approach thee in things and people dear,

And in thy spirit’s motions half-possess,

Loving what thou hast loved, shall feel thee near,

 

Until I lay my hands on thee indeed

Somewhere among the stars, as ‘twas decreed.

 

Reference: # 22 in "Les poemes de Sri Aurobindo" (bilingual edition)

 

also in "More Poems" - 19

Sonnets - early period

written before 1914

 

Сотни жизней

 

   Все сотни жизней, что на свете жил,

   Тебя достичь, о Чистый Дух, стремился,

   Верь, сердца моего огромный пыл

   Погоней бы вовек не утомился.

 

   Ты обернешься на пути своем

   По вечным трактам, друга узнавая,

   Смеясь, не вспоминая о былом,

   Мою ладонь в своей руке сжимая.

 

   Счастливый тем, что радует тебя,

   Твой образ я узнаю в лицах близких,

   Приду, любимое тобой любя,

   К тебе душой, в движении и в мыслях.

 

   Пока навеки не обнимемся с тобой,

   Средь звезд, там, где указано судьбой.

 

 

The Mother of Dreams

 

The Mother commented that poem on December 25, 1950

 

Goddess supreme, Mother of Dream, by thy ivory doors when thou standest,

Who are they then that come down unto men in thy visions that troop, group upon group, down the path of the shadows slanting?

Dream after dream, they flash and they gleam with the flame of the stars still around them;

Shadows at thy side in a darkness ride where the wild fires dance, stars glow and glance and the random meteor glistens;

There are voices that cry to their kin who reply; voices sweet, at the heart they beat and ravish the soul as it listens.

 

What then are these lands and these golden sands and these seas more radiant than earth can imagine?

Who are those that pace by the purple waves that race to the cliff-bound floor of thy jasper shore under skies in which mystery muses,

Lapped in moonlight not of our night or plunged in sunshine that is not diurnal?

Who are they coming thy Oceans roaming with sails whose strands are not made by hands, an unearthly wind advances?

Why do they join in a mystic line with those on the sands linking hands in strange and stately dances?

 

Thou in the air, with a flame in thy hair, the whirl of thy wonders watching,

Holdest the night in thy ancient right, Mother divine, hyacinthine, with a girdle of beauty defended.

Sworded with fire, attracting desire, thy tenebrous kingdom thou keepest,

Starry-sweet, with the moon at thy feet, now hidden now seen the clouds between in the gloom and the drift of thy tresses.

Only to those whom thy fancy chose, O thou heart-free, is it given to see thy witchcraft and feel thy caresses.

 

Open the gate where thy children wait in their world of a beauty undarkened.

High-throned on a cloud, victorious, proud I have espied Maghavan ride when the armies of wind are behind him;

Food has been given for my tasting from heaven and fruit of immortal sweetness;

I have drunk wine of the kingdoms divine and have healed the change of music strange from a lyre which our hands cannot master,

Doors have swung wide in the chambers of pride where the Gods reside and the Apsaras dance in their circles faster and faster.

 

For thou art she whom we first can see when we pass the bounds of the mortal;

There at the gates of the heavenly states thou hast planted thy wand enchanted over the head of the Yogin waving.

From thee are the dream and the shadows that seem and the fugitive lights that delude us;

Thine is the shade in which visions are made; sped by thy hands from celestial lands come the souls that rejoice for ever.

Into thy dream-worlds we pass or look in thy magic glass, then beyond thee we climb out of Space and Time to the peak of divine endeavour.

 

1908-1909

(in Alipur jail)

 

Sri Aurobindo

 

Reference: # 2 in "Les poemes de Sri Aurobindo" (bilingual edition)

also in "Collected Poems and Plays" - 121

all published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry

diffusion by SABDA

 

Мать Мечты

 

   Божество с высоты, Мать Мечты, дверями твоими, когда в них стоишь ты,

   Кто те, что в путь к людям идут, в группах грез, что ты строишь, одну за другою, спускаясь вниз по дороге теней скользящих?

   Мечты за мечтами, пылают огнями, сиянием звезд, вокруг них тихо молчащих;

   Тень за тобою, всадник над тьмою, вспышки света трепещут, звезды яркие блещут, и метеоры, случайно сгорая, мерцают;

   Голоса взывают к братьям, что отвечают, сладко звучат, в сердце стучат, и душу приводят в восторг, что им внимает.

 

   Где же страны такие, пески золотые, и моря лучезарнее, чем земля могла бы представить?

   Кто шагает там по пурпурным волнам, и к подножию мчатся утеса из яшмы, под небесами, в которых загадка мечтает,

   В лунный свет погруженная, не ночью рожденный, и в сияние солнца, что не день излучает?

   Кто идет, приближаясь, в Океанах скитаясь, мачты под парусами креплены не руками, и неземной ветер их раздувает?

   И зачем встать хотят в таинственный ряд с теми, что на песках, в руке рука, в странном и величественном танце?

 

   Ты в небесах, огонь в волосах, кружение вихря своих чудес наблюдаешь,

   С незапамятной мощью владеешь ночью, Мать божественная, гиацинтовая, защищенная поясом красоты величавой.

   Полыхая мечом, желанье влечешь, сохраняя свое тенистое ты королевство,

   Звездный нежный восторг с луною у ног, скрыт и виден глазами, меж облаками, в темной загадке кос твоих расплетенных.

   Тем, кого лишь, играя, твой каприз избирает, о свободная в сердце, видеть дается мастерство колдовское твое, и чувствовать ласки.

 

   Распахни же двери, за которыми дети твои ждут в мире красы неомраченной.

   На облачном троне, в победной короне, гордым станом приметен, Махагаван едет, и я видел, как армии ветра за ним шагают.

 

   Я испробовал яства из небесного царства, и плоды дивные сладости бессмертной;

   В его доме вино божеством мне дано, и залечены раны музыкой странной, лиры, что наши руки держать не могут,

   Вот распахнуты входы в славные своды, боги в них пребывают, и Апсары танцуют, в хороводах кружась все быстрее и быстрее.

 

   У ворот чудесных государств небесных жезл волшебный свой над головой Йогина ты простерла, его осеняя.

   От тебя все мечты, тень, что чудится - ты, и огни, что нас мерцанием беглым обманут;

   Все виденья в сени твоей рождены, твои руки вели из небесной земли сюда души, что радуются вечно.

   В твой мир мечты мы входим, или в волшебное зеркало смотрим, затем выше тебя поднимаемся прочь из Пространства и Времени, к пику божественных устремлений.

 

 

 

Invitation

 

With the wind and the weather beating around me

Up to the hill and moorland I go

Who will come with me? Who will climb with me?

Wade through the brook and tramp through the snow?

Not in the petty circle of cities

Cramped by your doors and your walls I dwell;

Over me God is blue in the welkin,

Against me the wind and the storm rebel.

I sport with solitude here in my regions,

Of misadventures have made me a friend.

Who would live largely? Who would live freely?

Here to the wind-swept uplands ascend.

I am the Lord of tempest and mountain,

I am the Spirit of freedom and pride.

Stark must he be and a kinsman to danger

Who shares my kingdom and walks by my side.

 

1909

"Collected Poems and Plays, vol 1" стр. 121

Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry diffusion by SABDA

 

Приглашение

 

С ветром и непогодой готовый к бою,

Вверх по горам, через болота иду,

Кто пойдет со мной, кто решится со мною

Пробираясь в тумане, ступать по снегу и льду.

Не в городском смешном маленьком круге

Стиснутый стенами, жить я пожелал,

Выше меня бог в голубой лазури,

Против меня ветер и шторм восстал.

Одинокая радость борьбы в мое царство входит,

И беда, обращаясь другом, зовет на простор,

Кто захочет жить чище, захочет жить на свободе,

Здесь, омытая ветром, восходит страна гор.

Я - король бури и горной высокой кручи,

Я  - друг свободы и гордости и неземной

Должен силой владеть и быть братом беды неминучей

Кто разделит царство мое и пойдет со мной.

 

 

 

The Dream Boat

 

Who was it that came to me in a boat made of dream-fire,

With his flame brow and his sun-gold body?

Melted was the silence into a sweet secret murmur,

"Do you come now? Is the heart's fire ready?"

 

Hidden in the recesses of the heart something shuddered,

It recalled all that the life's joy cherished,

Imaged the felicity it must leave lost forever,

And the boat passed and the gold god vanished.

 

Now within the hollowness of the world's breast inhabits -

For the love died and the old joy ended -

Void of a felicity that has fled, gone for ever,

And the gold god and the dream boat come not.

 

1930, revised 1942

 

Sri Aurobindo

 

Reference: # 148 in "Les poemes de Sri Aurobindo" (bilingual edition)

also in "Collected poems and Plays, volume 2t" - 366

all published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry

diffusion by SABDA

 

Лодка Мечты

 

Кто был тот, кто приплыл ко мне в лодке, сотканной в пламени грезы,

С огневым челом, с золотисто-солнечным телом,

Тишину превратив в таинственный мягкий ропот:

"Ты пойдешь сейчас? Готов ли огонь сердца?"

 

Скрытое в тайниках сердечных, вздрогнуло что-то,

Призывая все, что радость жизни хранила,

И представило счастье, покинутое навеки,

И ушла лодка, и бог золотой скрылся.

 

Теперь в пустоте мировой груди обитаю -

Ведь любовь умерла, и прежняя радость угасла -

Лишенны блаженства, что, померкнув, остыло,

И бог золотой, и лодка мечты не вернутся.

 

 

 

Soul in the Ignorance

 

Soul in the Ignorance, wake from its stupor.

Flake of the world-fire, spark of Divinity,

Lift up thy mind and thy heart into glory.

Sun in the darkness, recover thy lustre.

 

One, universal, ensphering creation,

Wheeling no more with inconscient Nature,

Feel thyself God-born, know thyself deathless.

Timeless return to thy immortal existence.

 

1930, revised 1942

 

Sri Aurobindo

 

Reference: # 147 in "Les poemes de Sri Aurobindo" (bilingual edition)

also in "Collected Poems and Plays, volume 2" - 367

all published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry

diffusion by SABDA

 

Душа в неведении

 

Душа в Неведении, из забытья выйди.

Язык мирового пламени, Божественности искра,

Возвысь в сияние разум, и свое сердце.

Солнце во тьме, верни свою славу.

 

Единая, универсальная, объемлющая творение,

Природы бессознательной более не разделяя кружения,

Почувствуй себя рожденной Богом, узнай себя бессмертной.

Безвременная, вернись к своему вечному существованию.

 

 

 

Renewal

 

When the heart tires and the throb stills recalling

Things that were once and again can be never,

When the bow falls and the drawn string is broken,

Hands that were clasped, yet for ever are parted,

 

When the soul passes to new births and bodies,

Lands never seen and meetings with new faces,

Is the bow raised and the fall’n arrow fitted,

Acts that were vain rewedded to the Fate-curve?

 

To the lives sundered can Time bring rejoining,

Love that was slain be reborn with the body?

In the mind null, from the heart’s chords rejected,

Lost to the sense, but the spirit remembers!

 

1930, revised 1942

 

Sri Aurobindo

 

Reference: # 152 in "Les poemes de Sri Aurobindo" (bilingual edition)

also in "Collected Poems and Plays, volume 2" - 370

and "Collected Poems" - 565

all published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry

diffusion by SABDA

 

Обновление

 

   Когда сердце устало, и пульс затих, призывая

   То, что было когда-то, но уже не вернется,

   Когда лук опущен, и тетива порвалась,

   И руки, что сомкнуты были, разбиты навеки,

 

   Когда в новом теле душа, рождаясь, приходит,

   К землям неведомым, новые лица встречая,

   Поднят ли лук, заряжен стрелой, что упала,

   Напрасное взято ли вновь судьбою в объятья?

 

   Разлученным может Время дать новую встречу,

   Любовь погибшая быть возрожденной с телом?

   То, что стерто из разума, в струнах сердца затихло,

   Чувством утеряно - Дух хранит неизменный!

 

 

 

Nirvana

 

All is abolished but the mute Alone.

The mind from thought released, the heart from grief,

Grow inexistent now beyond belief;

There is no I, no Nature, known-unknown.

 

The city, a shadow picture without tone,

Floats, quivers unreal; forms without relief

Flow, a cinema's vacant shapes; like a reef

Foundering in shoreless gulfs the world is done.

 

Only the illimitable Permanent

Is here. A Peace stupendous, featureless, still.

Replaces all, - what once was I, in It

A silent unnamed emptiness content

Either to fade in the Unknowable

Or thrill with the luminous seas of the Infinite.

 

1933-1934

 

Sri Aurobindo

 

Reference: # 37 in "Les poemes de Sri Aurobindo" (bilingual edition)

also in "Collected Poems and Plays, volume 2" - 298

all published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry

diffusion by SABDA

 

Нирвана

 

Все вдруг сейчас в Небытие собралось

Ум мыслей, сердце же печалей лишено,

И есть теперь немое лишь Одно,

Меня здесь и Природы не осталось.

И город незаполненною тенью

Плывет, дрожит, лишенный очертаний,

Как бы в кино, чредою форм метаний,

В безбрежных океанах из забвенья.

 

Неограниченное Постоянство,

И мир спокойный и лишенный черт

Вместо всего. И пустота содержит

Меня в себе и все пространство

И все сейчас угаснет в Неизвестном,

Иль затрепещет в Бесконечном море светлом.

 

 

 

Musa Spiritus

 

O Word concealed in the upper fire,

Thou who hast lingered through centuries,

Descend from thy rapt white desire,

Plunging through gold eternities.

 

Into the gulfs of our nature leap,

Voice of the spaces, call of the Light!

Break the seals of Matter's sleep,

Break the trance of the unseen height.

 

In the uncertain glow of human mind,

Its waste of unharmonied thronging thoughts,

Carve thy epic mountain-lined

Crowded with deep prophetic grots.

 

Let thy hue-winged lyrics hover like birds

Over the swirl of the heart's sea.

Touch into sight with thy fire-words

The blind indwelling deity.

 

O Muse of the Silence, the wideness make

In the unplumbed stillness that hears thy voice,

In the vast mute heavens of the spirit awake

Where thy eagles of Power flame and rejoice.

 

Out, out with the mind and its candles flares,

Light, light the suns that never die.

For my ear the cry of the seraph stars

And the forms of the Gods for my naked eye!

 

Let the little troubled life-god within

Cast his veils from the still soul,

His tiger-stripes of virtue and sin,

His clamour and glamour and thole and dole;

 

All make tranquil, all make free.

Let my heart-beats measure the footsteps of God

As He comes from His timeless infinity

To build in their rapture His burning abode.

 

Weave from my life His poem of days,

His calm pure dawns and His noons of force.

My acts for the grooves of His chariot-race,

My thoughts for the tramp of His great steeds' course!

 

31-7-1935

 

Sri Aurobindo

 

Reference: # 54 in "Les poemes de Sri Aurobindo" (bilingual edition)

also in "Poems Past and Present" - 1

and "Collected Poems" - 589-590

all published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry

diffusion by SABDA

 

Дух-Муза

 

   О Слово, спрятанное в высшем пламени,

   Ты, что пребывало там столетиями,

   Спустись из белого трепетного желания,

   Пронзив собою золотые вечности.

 

   В бездны нашей природы прыжком вступи,

   Голос пространств, и к Свету призыв!

   Разбей печати Материи, что спит,

   Разбей экстаз рассеянной высоты.

 

   В неуверенный блеск человеческого ума,

   Нестройных мыслей бросовую толчею,

   Эпических строк внеси горний размах,

   Пророческих голосов глубину твою.

 

   Над вихрями моря сердечного дай воспарить

   Стихам твоим птицами цветнокрылыми.

   Дотронься словами огня, и заставь прозреть

   Невидящее божество, внутри скрытое.

 

   О Муза молчания, дай широту

   Тишине открытой, что слушает голос твой

   Небесам широким, где пробужден дух,

   Где орлы Могущества в радости ждут огневой.

 

   Прочь, прочь разум и свечи его,

   Зажги, зажги солнца, что не умрут

   Для моих ушей - крик херувимов-звезд,

   Сами боги раскрытия глаз моих ждут!

 

   Пусть внутри тревожный маленький жизненный бог

   Уберет свой занавес с молчаливой души,

   Добродетели и греха полосатый покров,

   Свои свары и чары, печали и мятежи;

 

   Все успокой, сделай свободным все,

   Сердце, ритмом ударов измерь, как шагает Бог,

   Из безвременной бесконечности он идет,

   В их восторженном трепете выстроить свой чертог.

 

   Сделай всю мою жизнь поэмой Его дней,

   Чистых мирных рассветов, дней, исполненных сил,

   Мои мысли - дорогой для быстрых его коней,

   Мои действия - колеей его колесниц.

 

 

 

God’s labour

 

I have gathered my dreams in a silver air

Between the gold and the blue

And wrapped them softly and left them there,

My jewelled dreams of you.

 

I had hoped to build a rainbow bridge

Marrying the soil to the sky

And sow in this dancing planet midge

The moods of infinity.

 

But too bright were our heavens, too far away,

Too frail their ethereal stuff;

Too splendid and sudden our light could not stay;

The roots were not deep enough.

 

He who would bring the heavens here

Must descend himself into clay

And the burden of earthly nature bear

And tread the dolorous way.

Coercing my godhead I have come down

Here, on a sordid earth,

Ignorant, labouring, human grown

Twixt the gates of death and birth.

 

I have been digging deep and long

Mid a horror of filth and mire

A bed for the golden river’s song,

A home for the deathless fire.

 

I have laboured and suffered in Matter’s night 

To bring the fire to man;

But the hate of hell and human spite

Are my meed since the world began.

 

For man’s mind is the dupe of his animal self;

Hoping its lusts to win,

He harbours within him a grisly Elf

Enamoured of sorrow and sin.

 

The grey Elf shudders from heaven’s flame

And from all things glad and pure;

Only by pleasure and passion and pain

His drama can endure.

 

All around is darkness and strife;

For the lamps that men call suns

Are but halfway gleams on this stumbling life

Cast by the Undying Ones.

 

Man lights his little torches of hope

That lead to a failing edge;

A fragment of Truth is his widest scope,

An inn his pilgrimage.

 

The Truth of truths men fear and deny,

The Light of lights they refuse;

To ignorant gods they lift their cry

Or a demon altar choose.

 

All that was found must again be sought,

Each enemy slain revives,

Each battle for ever is fought and refought

Through vistas of fruitless lives.

 

My gaping wounds are a thousand and one

And the Titan kings assail,

But I cannot rest till my task is done

And wrought the eternal will.

 

How they mock and sneer, both devils and men!

"Thy hope is Chimera’s head

Painting the sky with its fiery stain;

Thou shalt fall and thy work lie dead.

 

"Who art thou that babblest of heavenly ease

And joy and golden room

To us who are waifs on inconscient seas

And bound to life’s iron doom?

 

"This earth is ours, a field of Night

For our petty flickering fires.

How shall it brook the scared Light

Or suffer a god’s desires?

 

"Come, let us slay him and end his course!

Then shall our hearts have release

From the burden and call of his glory and force

And the curb of his wide white peace."

 

But the god is there in my mortal breast

Who wrestles with error and fate

And tramples a road through mire and waste

For the nameless Immaculate.

 

A voice cried, "Go where none have gone!

Dig deeper, deeper yet

Till thou reach the grim foundation stone

And knock at the keyless gate."

 

I saw that a falsehood was planted deep

At the very root of things

Where the grey Sphinx guards God’s riddle sleep

On the Dragon’s outspread wings.

 

I left the surface gods of mind

And life’s unsatisfied seas

And plunged through the body’s alleys blind

To the nether mysteries.

 

I have delved through the dumb Earth’s dreadful heart

And heard her black mass’ bell.

I have seen the source whence her agonies part

And the inner reason of hell.

 

Above me the dragon murmurs moan

And the goblin voices flit;

I have pierced the Void where Thought was born,

I have walked in the bottomless pit.

 

On a desperate stair my feet have trod

Armoured with boundless peace,

Bringing the fires of the splendour of God

Into the human abyss.

 

He who I am was with me still;

All veils are breaking now.

I have heard His voice and borne His will

on my vast untroubled brow.

 

The gulf twixt the depths and the heights is bridged

And the golden waters pour

Down the sapphire mountain rainbow-ridged

And glimmer from shore to shore.

 

Heaven’s fire is lit in the breast of the earth

And the undying suns here burn;

Through a wonder cleft in the bounds of birth

The incarnate spirits yearn

 

Like flames to the kingdoms of Truth and Bliss:

Down a gold-red stair-way wend

The radiant children of Paradise

Clarioning darkness’s end.

 

A little more and the new life’s doors

Shall be carved in silver light

With its aureate roof and mosaic floors

In a great world bare and bright.

 

I shall leave my dreams in their argent air,

For in a raiment of gold and blue

There shall move on the earth embodied and fair

The living truth of you.

 

31-7-1935

 

Sri Aurobindo

 

Reference: # 55 in "Les poemes de Sri Aurobindo" (bilingual edition)

also in "Poems Past and Present" - 5

and "Collected Poems" - 99-102

all published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry

diffusion by SABDA

 

Труд Бога

 

Я собрал мои сны в туманной дали

В чистом золоте и синеве,

И, одев их нежно, оставил там - 

Золотые сны о тебе.

 

Я хотел построить радужный мост,

Венчая небо с землей,

И посеять в крошечном мире меж звезд

Вечности настрой.

 

Но далек был наш яркий небесный свод,

И вечные вещи - хрупки,

Внезапный, роскошный, не выстоял свет,

Чьи корни неглубоки.

 

Тот, кто хочет сюда небеса призвать,

Должен сам в эту грязь шагнуть,

И ношу земной природы принять,

И вступить на печальный путь.

 

Божество заставил я вниз сойти,

Чтобы вместе с нечистой Землей

Сквозь неведенья труд человеком расти

Между смертью и новой зарей.

 

Через ужасы грязи, кошмарную топь

Глубоко и долго копаю

Ложе для русла реки золотой,

Что огнем потечет, мерцая.

 

Я, страдая, шел сквозь Материи ночь,

Чтобы дать человеку огонь,

Но ненависть Ада, людская злость -

Мне награда с начала времен.

 

Ведь звериное я человеческий ум

Заставляет в свой верить успех,

Внутри него прячется серый эльф,

Влюбленный в печаль и грех.

 

Серый эльф страшится: небесный огонь

Может чистым и радостным быть,

Лишь удовольствие, страсть и боль

Могут драму его продлить.

 

Трудно сквозь битву во тьме идти,

Ведь огонь, что мы Солнцем зовем,

Лишь свеча, озарившая полпути,

Зажженная Вечным Днем.

 

Человек зажигает надежды свет,

Что, чадя, погружает во мрак

Широчайший охват его - правды фрагмент,

Самый длинный поход - в кабак.

 

Свет Светов всегда отвергает он,

Правду Правды не признает,

К безразличным богам свой возносит стон

Или демонов в храм зовет.

 

Все, что найдено, нужно опять искать,

Мертвый враг, оживая, встает,

В битвах выигранных снова побеждать

Через жизней бесплодный черед.

 

Рваных ран моих тысяча и одна,

И титаны наносят удар,

Но, пока Твоя воля не выполнена,

Мне отдых не будет дан.

 

Как смеются и дьявол и человек:

"Твоя вера - химера, бред,

Ты умрешь, и твой труд не свершится вовек,

Только на небе вспыхнет след.

 

Что болтаешь ты там о небесных вещах,

И о радости неземной

Нам, скитальцам в Неведенья странных морях,

Сжатых жизни железной пятой?

 

Это наша Земля, поле ночи и сна,

Наших мелких, дрожащих огней,

Как к небесному свету привыкнет она, 

Натиск Бога как выдержать ей?

 

Убьем его, и положим конец

Зову славы, что словно путы,

Грузу силы, обузе для наших сердец,

Миру белой его чистоты."

 

Но Всевышний - здесь, в моей смертной груди,

Он бьется с ошибкой, судьбой,

Помогает сквозь грязь и болото идти

По пути своей Чистотой.

 

Голос крикнул: "Дальше, дальше иди,

Глубже, глубже копай еще,

Черный камень в основаньи найди,

В ворота стучись без ключей.

 

Я видел: Зло спряталось в глубине,

Серый сфинкс там мрачно хранил

Тайну Бога у самого корня вещей,

Меж простертых драконьих крыл.

 

Я прошел мимо внешних ума богов,

И жаждущих жизни морей,

Через тело, сплетенье его тупиков

К тайне низших мистерий.

 

В бедном сердце мрачной сырой Земли

Черной мессы ее слышал звон,

Видел то, из чего все страдания шли,

Внутренний Ада резон.

 

Надо мной шепотки драконов неслись,

И гоблинские голоса,

Я пронзил Пустоту, где рождалась Мысль,

И в пещере гулял без дна.

 

По ступеням отчаянья ноги мои

Шли, обутые в вечный покой,

И огонь наслаждения Бога несли

В человеческий сумрак глухой.

 

Тот, кто есть я, спокоен внутри,

Все оковы сейчас ломая,

Я узнал его волю и выполнил зов,

Безмятежным взглядом сияя.

 

Мост между бездной и высью готов -

Льется река золотая

Меж сапфирно-радужных берегов

От края до края мерцая.

 

На Земле посеян огонь небес,

Солнца вечные здесь горят,

Сквозь волшебную щель в рожденья предел

Воплощенные духи спешат.

 

Славя огненно Истину и Красоту,

Красной лестницей и золотой

Лучезарные дети рая идут,

Возвещая победу над тьмой.

 

По-другому жизнь теперь уберем,

Двери сделаем из серебра

И по мозаичному полу пойдем

В новый мир красоты и добра.

 

Я оставлю свой сон в туманной дали -

Здесь, в золотой синеве,

Живая, пройдет по дорогам Земли

Истина о тебе.

 

 

 

The Blue Bird

 

I am the bird of God in His blue;

Divinely high and clear

I sing the notes of the sweet and the true

For the god's and the seraph's ear.

 

I rise like a fire from the mortal's earth

Into a griefless sky

And drop in the suffering soil of his birth

Fire-seeds of ecstasy.

 

My pinions soar beyond Time and Space

Into unfading Light;

I bring the bliss of the Eternal's face

And the boon of the Spirit's sight.

 

I measure the worlds with my ruby eyes;

I have perched on Wisdom's tree

Thronged with the blossoms of Paradise

By the streams of Eternity.

 

Nothing is hid from my burning heart;

My mind is shoreless and still;

My song is rapture's mystic art,

My flight immortal will.

 

11-11-1935

 

Sri Aurobindo

 

Reference: # 57 in "Les poemes de Sri Aurobindo" (bilingual edition)

also in "Poems Past and Present" - 4

and "Collected Poems" - 104

all published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry

diffusion by SABDA

 

Синяя птица

 

Я птица Бога в его вышине,

Божественна и чиста

Та песнь, что пою я в синем небе

Ангелам и богам.

 

Взмываю огнем со смертной земли

В беспечальные небеса,

И сею оттуда в страдающий мир

Пламенные семена.

 

За Космос и Время на крыльях умчу

Прямо в немеркнущий Свет,

И Вечного красоту несу

И виденья Духа привет.

 

Я с Мудрости плодами знаком,

Миры оценю на глазок,

Цветение Рая было моим

И Вечности бурный поток.

 

Все сердце горячее знает мое,

Мой ум бескраен и тих,

В полет запустило меня божество

А песнь моя - мистика стих.

 

 

 

The Divine Worker

 

I face earth's happenings with an equal soul;

In all are heard Thy steps: Thy unseen feet

Tread Destiny's pathways in my front. Life's whole

Tremendous theorem is Thou complete.

 

 

No danger can perturb my spirit's calm:

My acts are Thine; I do Thy works and pass;

Failure is cradled on Thy deathless arm,

Victory is Thy passage mirrored in Fortune's glass.

 

In this rude combat with the fate of man

Thy smile within my heart makes all my strength;

Thy force in me labours at its grandiose plan,

Indifferent to the Time-snake's crawling length.

 

No power can slay my soul; it lives in Thee.

Thy presence is my immortality.

 

20-9-1939

 

Sri Aurobindo

 

Reference: # 108 in "Les poemes de Sri Aurobindo" (bilingual edition)

also in "Last Poems" - 24

all published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry

diffusion by SABDA

 

Божественный работник

 

События все с ровностью встречаю,

Во всем мне слышатся шаги Твои,

Дорогой вечности передо мной ступаешь,

Жизнь - уравнение, чей корень - Ты.

 

Опасность не смутит спокойный дух мой,

Труд сделан где - не задержусь и дня

Мне поражение  дано Твоей рукою,

К победе та же длань ведет меня.

 

В сраженьи с судьбою человека

В Твоей улыбке силы все мои,

Мне безразлилчно время, что от века

Мешает грандиозным планам, и

 

Уйти нельзя душе в небытие,

Твое присутствие - бессмертие мое.

 

 

 

Who

 

In the blue of the sky, in the green of the forest,

Whose is the hand that has painted the glow?

 

When the winds were asleep in the womb of the ether,

Who was it roused them and bade them to blow?

 

He is lost in the heart, in the cavern of Nature,

He is found in the brain where He builds up the thought:

In the pattern and bloom of the flowers He is woven,

In the luminous net of the stars He is caught.

 

In the strength of a man, in the beauty of woman,

In the laugh of a boy, in the blush of a girl;

The hand that sent Jupiter spinning through heaven,

Spends all its cunning to fashion a curl.

 

There are His works and His veils and His shadows;

But where is He then? by what name is He known?

Is He Brahma or Vishnu? a man or a woman?

Bodies or bodiless? twin or alone?

 

We have love for a boy who is dark and resplendent,

A woman is lord of us, naked and fierce.

We have seen Him a-muse on the snow of the mountains,

We have watched Him at work in the heart of the spheres.

 

We will tell the whole world of His ways and His cunning;

He has rapture of torture and passion and pain;

He delights in our sorrow and drives us to weeping,

Then lures with His joy and His beauty again.

 

All music is only the sound of His laughter,

All beauty the smile of His passionate bliss;

Our lives are His heart-beats, our rapture the bridal

Of Radha and Krishna, our love is their kiss.

 

He is strength that is loud in the blare of the trumpets,

And He rides in the car and He strikes in the spears;

He slays without stint and is full of compassion;

He wars for the world and its ultimate years.

 

In the sweep of the worlds, in the surge of the ages,

Ineffable, mighty, majestic and pure,

Beyond the last pinnacle seized by the thinker

He is throned in His seats that for ever endure.

 

The Master of man and his infinite Lover,

He is close to our hearts, had we vision to see;

We are blind with our pride and the pomp of our passions,

We are bound in our thoughts where we hold ourselves free.

 

It is He in the sun who is ageless and deathless,

And into the midnight His shadow is thrown;

When darkness was blind and engulfed within darkness,

He was seated within it immense and alone.

 

"Collected Poems" - 41

 

Кто

 

   В синей выси небес, в яркой зелени леса,

   Чья рука отразила в картине незримую суть,

   Когда ветры не двигались, спящие в чреве эфира,

   Кто позвал их оттуда, заставив их дуть?

 

   Он затерян в сердце, в тайной пещере Природы,

   Он находится в мозге, где он выстроил мысль,

   В очертаньи цветка, в тонкий венчик искусно вплетенный,

   И захвачен сияющей сетью в звездную высь.

 

   В грозной силе мужчин, в чуткой прелести женщин,

   В звонком смехе мальчишки, в девчушки румяных щеках;

   Та рука, что пустила Юпитер кружиться в пространстве,

   Все искусство свое вложила в изгиб завитка.

 

   Мы лишь видим работу его, и загадки, и тени,

   Но какое имя Его, и где же есть Он?

   Брахма Он или Вишну, женщина или мужчина,

   Бестелесный иль в теле, один или вдвоем?

 

   Тот, кто нами любим - лишь мальчишка темный, влекущий,

   И нагая свирепая женщина - наш властелин,

   В основани сфер, в небесах, виден он за работой,

   В размышленьи - на пиках заснеженных горных вершин.

 

   Весь мир нам являет Его кружными путями,

   И восторг Его - также мучение, боль или страсть,

   Наслаждаясь страданьем, он нас наделяет слезами,

   Привлекая затем красотой и счастьем опять.

 

   Вся наша музыка - только звук Его смеха,

   И улыбку восторга его мы зовем красотой,

   Наша жизнь - Его сердца удар, счастье - венчанье

   Радхи и Кришны, любовь наша - их поцелуй.

 

 

   Его сила играет в звонком пении горнов,

   Он сидит в колеснице, и Он поднимает копье,

   Убивает без счета, и все ж сострадания полон,

   Он в сраженьи за землю, за вечные годы ее.

 

   И в прибое эпох, и в широких потоках пространства,

 

   Несказанно волшебный, мощный своей чистотой,

   За последней вершиной, куда светлый разум взобрался,

   Он на троне сидит, наблюдая за вечной игрой.

 

   Господин человека, его бесконечный Любовник,

   Если б видели мы, как Он близок нашим сердцам;

   Мы слепы в нашей гордости, в праздной гульбе нашей страсти,

   Мы рабы нашей мысли, себя в ней равняя царям.

 

   Это Он, слитый с солнцем, безвременен и бессмертен,

   И полночною мглою тенистого мрака храним,

   Когда тьма притаилась, слепая, укрытая тьмою,

   Он внутри нее пребывал, безмерный, один.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Cosmic Consciousness

I have wrapped the wide world in my wider self
And Time and Space my spirit’s seeing are.
I am the god and demon, ghost and elf,
I am the wind’s speed and the blazing star.

All Nature is the nursling of my care,
I am the struggle and the eternal rest;
The world’s joy thrilling runs through me, I bear
The sorrow of millions in my lonely breast.

I have learned a close identity with all,
Yet am by nothing bound that I become;
Carrying in me the universe’s call
I mount to my imperishable home.

I pass beyond Time and life on measureless wings,
Yet still am one with born and unborn things.

in SABCL vol. 5 "Collected Poems, The Complete Poetical Work" - page 144
published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry
diffusion by SABDA

Космическое сознание

Весь мир я широчайшим я объял,
Пространство, Время - то, что зрит мой дух.
Бог, демон, призрак, эльф - все это я,
Я превратился в ветер и звезду.

Природа вся - грудной ребенок мой,
Вся радость мира мчит через меня,
Я битва, но и вечный я покой,
Страданья всех выносит грудь моя.

Я научился тождеству со всеми,
Не связанный всем тем, чем становлюсь,
Неся в себе огромный зов вселенной,
В свой дом нетленный высший поднимусь.

На крыльях я лечу за Время, жизнь,
С рожденным, нерожденным всем един.

 

 

 

 

 

The Inconscient

Out of a seeming void and dark-winged sleep
Of dim inconscient infinity
A Power arose from the insentient deep,
A flame-whirl of magician Energy.

Some huge somnambulist Intelligence
Devising without thought process and plan
Arrayed the burning stars’ magnificence,
The living bodies of beasts and the brain of man.

What stark Necessity or ordered Chance
Became alive to know the cosmic whole?
What magic of numbers, what mechanic dance
Developed consciousness, assumed a soul?

The darkness was the Omnipotent’s abode,
Hood of omniscience, a blind mask of God.

in SABCL vol. 5 "Collected Poems, The Complete Poetical Work" - page 145
published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry
diffusion by SABDA


Несознательное

Из сна и кажущейся пустоты
Несознающей смутной бесконечности
Могущество пришло из глубины,
Вихрь огненной магической Энергии.

Обширный Интеллект сомнамбулический,
Процесс и план без мысли оформляя,
Построил звезд пылающих величие,
И мозг возник, и плоть зверей живая.

Что за Необходимость или Шанс,
Ожив, стремятся целый космос знать?
Цифр магия, механистичный танец
Смогли сознаньем и душою стать?

Тьма - это лишь обитель Всемогущего
Всезнания, и маска Бога сущего.

 

 

 

 

Life-Unity

I housed within my heart the life of things,
All hearts athrob in the world I felt as mine;
I shared the joy that in creation sings
And drank its sorrow like a poignant wine.

I have felt the anger in another’s breast,
All passions poured through my world-self their waves;
One love I shared in a million bosoms expressed.
I am the beast man slays, the beast he saves.

I spread life’s burning wings of rapture and pain;
Black fire and gold fire strove towards one bliss:
I rose by them towards a supernal plane
Of power and love and deathless ecstasies.

A deep spiritual calm no touch can sway
Upholds the mystery of this Passion-play.

in SABCL vol. 5 "Collected Poems, The Complete Poetical Work" - page 146
published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry
diffusion by SABDA



Единство Жизни

Я в сердце жизни всех вещей вместил,
Любое сердце знаю, как свое,
Я радость всех творений разделил,
И пил страданья горькое вино.

Почувствовал я гнев в чужой груди,
Все страсти через я мое лились,
Любовь я с миллионами делил,
Я зверь убитый, зверь, кого спасли.

Я крылья счастья, боли простираю;
Ведут к блаженству черный огнь, златой:
Посредством их я в высший план взбираюсь,
Где мощь, экстаз бессмертный и любовь.

Покой духовный, что не поколеблен,
Мистерией игры Страстей поддержан.

 

 

 

The Golden Light

Thy golden Light came down into my brain
And the grey rooms of mind sun-touched became
A bright reply to Wisdom’s occult plane,
A calm illumination and a flame.

Thy golden Light came down into my throat,
And all my speech is now a tune divine,
A paean song of Thee my single note;
My words are drunk with the Immortal’s wine.

Thy golden Light came down into my heart
Smiting my life with Thy eternity;
Now has it grown a temple where Thou art
And all its passions point towards only Thee.

Thy golden Light came down into my feet;
My earth is now Thy playfield and Thy seat.

in SABCL vol. 5 "Collected Poems, The Complete Poetical Work" - page 146
published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry
diffusion by SABDA


Золотой Свет

Твой свет златой в мой разум опустился,
И мозг, затронут солнечным лучом,
В план Мудрости оккультной превратился,
И в озаренья тихого огонь.

Свет золотой спустился в мою глотку,
И речи в божий звук превращены,
И гимн Тебе - моя одна лишь нота,
Мои слова Бессмертием пьяны.

Свет золотой спустился в сердце прямо,
Жизнь ударяя вечностью Твоей;
Витальность теперь стала Твоим храмом,
Направлена вся страсть ее к Тебе.

И в ноги свет твой золотой пришел.
Земля - твоя площадка и твой трон.

 

 

 

 

The Infinite Adventure

On the waters of a nameless Infinite
My skiff is launched; I have left the human shore.
All fades behind me and I see before
The unknown abyss and one pale pointing light.
An unseen Hand controls my rudder. Night
Walls up the sea in a black corridor, —
An inconscient Hunger’s lion plaint and roar
Or the ocean sleep of a dead Eremite.

I feel the greatness of the Power I seek
Surround me; below me are its giant deeps,
Beyond, the invisible height no soul has trod.
I shall be merged in the Lonely and Unique
And wake into a sudden blaze of God,
The marvel and rapture of the Apocalypse.

in SABCL vol. 5 "Collected Poems, The Complete Poetical Work" - page 147
published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry
diffusion by SABDA

Бесконечное Приключение

На воды Бездны, имени которой нет,
Мой челн направлен, брег людской оставив,
Сиянье вижу я, что сзади угасает,
И бездну впереди, где луч один - весь свет.

И руль невидимая мой ведет Рука;
Ночь предо мною черным коридором,
И несознательный рычит и плачет Голод,
Иль океана сон отшельника.

Я чувствую, как Мощь, что я ищу,
Меня своей громадой окружила,
За нею высь, куда душа не заходила,
Я буду Одиноким поглощен.

Я пробужден во вспышке Бога буду,
И в Апокалипсиса трепете и чуде.

 

 

 

 

 

 

 

The Hidden Plan

However long Night’s hour, I will not dream
That the small ego and the person’s mask
Are all that God reveals in our life-scheme,
The last result of Nature’s cosmic task.

A greater Presence in her bosom works;
Long it prepares its far epiphany:
Even in the stone and beast the godhead lurks,
A bright Persona of eternity.

It shall burst out from the limit traced by Mind
And make a witness of the prescient heart;
It shall reveal even in this inert blind
Nature, long veiled in each inconscient part,

Fulfilling the occult magnificent plan,
The world-wide and immortal spirit in man.

in SABCL vol. 5 "Collected Poems, The Complete Poetical Work" - page 143
published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry
diffusion by SABDA

Скрытый план

Хоть длинен Ночи час, я не считаю,
Что личность-маска, маленькое эго -
Все, что Бог в жизни-схеме раскрывает,
Природы в космосе итог последний.

Присутствие в груди ее работает;
Крещение готовит в бесконечности:
Бог прячется и в камне, и в животном,
То Личность яркая, что смотрит в вечность.

Прорвется за предел, Умом введенный,
И сделает свидетеля из сердца,
Раскроет и в инертной, ослепленной
Природе, скрытой несознанья дверцей,

Верша оккультный план великолепный,
Бессмертный дух широкий в человеке.

 

 

 

 

 

The Pilgrim of the Night

I made an assignation with the Night;
In the abyss was fixed our rendezvous:
In my breast carrying God’s deathless light
I came her dark and dangerous heart to woo.

I left the glory of the illumined Mind
And the calm rapture of the divinised soul
And travelled through a vastness dim and blind
To the grey shore where her ignorant waters roll.

I walk by the chill wave through the dull slime
And still that weary journeying knows no end;
Lost is the lustrous godhead beyond Time,
There comes no voice of the celestial Friend.

And yet I know my footprints’ track shall be
A pathway towards Immortality.


in SABCL vol. 5 "Collected Poems, The Complete Poetical Work" - page 144
published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry
diffusion by SABDA


Странник в Ночи

Я назначил темной Ночи свиданье любви,
В бездне встрече нашей намечено было быть:
Бессмертного Бога свет ощущая в крови,
Я пошел ее темное страшное сердце кадрить.

Озаренного Разума славу оставил я,
И спокойный восторг обожествленной души,
Там, где воды в неведеньи катит свои она,
Путешествовал через смутно-слепую ширь.

Ледяная вода и унылая грязь без дорог,
И усталое странствие то не знает конца;
За Временем потерян сияющий бог,
Туда не приходят небесных Друзей голоса.

И все же я знаю, цепочка следов моих будет
Дорогой к бессмертию, что открыта людям.



 

The Witness Spirit

I dwell in the spirit’s calm nothing can move
And watch the actions of Thy vast world-force,
Its mighty wings that through infinity move
And the Time-gallopings of the deathless Horse.

This mute stupendous Energy that whirls
The stars and nebulae in its long train,
Like a huge Serpent through my being curls
With its diamond hood of joy and fangs of pain.

It rises from the dim inconscient deep
Upcoiling through the minds and hearts of men,
Then touches on some height of luminous sleep
The bliss and splendour of the eternal plane.

All this I bear in me, untouched and still,
Assenting to Thy all-wise inscrutable will.


in SABCL vol. 5 "Collected Poems, The Complete Poetical Work" - page 143
published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry
diffusion by SABDA

Дух-Свидетель

Я весь в покое духа неподвижном,
За действиями силы наблюдаю
Твоей. Ее крыла чрез вечность движут,
Бессмертно Время мимо пробегает.

Огромная Энергия, что кружит
Свой шлейф, а в нем - туманности и звезды,
Чрез существо змеей громадной движет,
В чьем капюшоне - радости алмазы.

Встает из подсознательных глубин,
Чрез ум людской и сердце извиваясь,
Затем в сияньи сна его вершин
На вечном плане благости касаясь.

Все я несу в себе, неприкасаемо,
Согласный с волею Твоей непроницаемой.

 

 

 

 

Bliss of Identity

All Nature is taught in radiant ways to move,
All beings are in myself embraced.
O fiery boundless Heart of joy and love,
How art thou beating in a mortal’s breast!

It is Thy rapture flaming through my nerves
And all my cells and atoms thrill with Thee;
My body Thy vessel is and only serves
As a living wine-cup of Thy ecstasy.

I am a centre of Thy golden light
And I its vast and vague circumference;
Thou art my soul great, luminous and white
And Thine my mind and will and glowing sense.

Thy spirit’s infinite breath I feel in me;
My life is a throb of Thy eternity.


in SABCL vol. 5 "Collected Poems, The Complete Poetical Work" - page 142
published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry
diffusion by SABDA


Блаженство Тождества


Природа двигаться в лучах умеет светлых,
Существ я всех держу в объятиях моих,
О безграничное любви и счастья сердце,
Как громко бьешься в смертной ты груди!

И твой восторг пылает в моих нервах,
И клетки, атомы трепещут от Тебя,
И служит Твой сосуд лишь, это тело,
Твоих экстазов чашею вина.

Я света твоего источник золотой,
И я - его туманная окружность,
Ты стал моей великою душой,
Твои мой ум и воля, пламя чувства.

Дыханье духа твоего во мне бежит,
И в вечности Твоей - вся моя жизнь.

 

 

 

The Ways of the Spirit [1]

What points ascending Nature to her goal?
’Tis not man’s lame transcribing intellect
With its carved figures rigid and erect
But the far subtle vision of his soul.

His instruments have served his weakness well
But they must change to tread the paths of Fire
That lead through his calm self immeasurable
To the last rapture’s incandescent spire.

The spirit keeps for him its ample ways,
A sense that takes the world into our being,
A close illumined touch and intimate seeing,
Wide Thought that is a god’s ensphering gaze,

A tranquil heart in sympathy with all,
A will wide-winging, armed, imperial.


in SABCL vol. 5 "Collected Poems, The Complete Poetical Work" - page 139
published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry
diffusion by SABDA


Пути Духа [1]

Природе, вверх идущей, цели как достичь?
Не через грубый интеллект людской,
Не через ряд его фигур прямой,
Но через тонкий, дальний взгляд души.

И алгебра ума, и схема чувства,
И символизм без крыльев и глубин,
Искусно внешним мощь руководить -
Круг устремлений интеллекта узких.

Дух для него хранит свой путь широкий,
И чувство, что весь мир в нас принимает,
Касанье света, взгляд, что раскрывает,
То Мысль большая, бога взор глубокий.

Спокойно сердце, благосклонное ко всем,
И воля, что, обширна, видит все.

 

 

 

Electron

The electron on which forms and worlds are built,
Leaped into being, a particle of God.
A spark from the eternal Energy spilt,
It is the Infinite’s blind minute abode.

In that small flaming chariot Shiva rides.
The One devised innumerably to be;
His oneness in invisible forms he hides,
Time’s tiny temples to eternity.

Atom and molecule in their unseen plan
Buttress an edifice of strange onenesses,
Crystal and plant, insect and beast and man, —
Man on whom the World-Unity shall seize,

Widening his soul-spark to an epiphany
Of the timeless vastness of Infinity.


in SABCL vol. 5 "Collected Poems, The Complete Poetical Work" - page 141
published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry
diffusion by SABDA

Электрон

К нам электрон, строитель формы мира,
Запрыгнул в жизнь, частица Божества.
Он вечной Силы отколовшаяся искра,
В нем может вся Бескрайность пребывать.

В той крошке-колеснице Шива скачет.
Один, что разделен на бесконечность,
В невидимом свое единство прячет,
В мельчайшем храме времени для вечности.

В незримом плане атом и молекула -
Поддержка странного сооруженья,
Единство мира охвативший человек,
И зверь, кристалл, букашка и растенье,

В прозрение растет огонь души,
И в без конца безвременную ширь.

 

 

 

 

The Yogi on the Whirlpool

On a dire whirlpool in the hurrying river,
A life-stilled statue naked, bronze, severe,
He kept the posture of a deathless seer
Unshaken by the mad water’s leap and shiver.
Thought could not think in him, ;flesh could not quiver;
The feet of Time could not adventure here;
Only some unknown Power nude and austere,
Only a Silence mighty to deliver.

His spirit world-wide and companionless,
Seated above the torrent of the days
On the deep eddy that our being forms,
Silent sustained the huge creation’s stress,
Unchanged supporting Nature’s rounds and norms,
Immobile background of the cosmic race.


in SABCL vol. 5 "Collected Poems, The Complete Poetical Work" - page 140
published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry
diffusion by SABDA


Йог в водовороте

Стоит в водовороте он ужасном,
Молчит в нем жизнь, он - статуя нагая,
Провидца вечного осанку сохраняет,
Вода вокруг безумствует напрасно.

Плоть не трепещет, мысль не размышляет,
И Времени нога здесь не ступала,
Лишь Мощь свою суровость обнажала,
Безмолвие здесь, что освобождает.

Как мир, широкий, дух без компаньона,
Он восседает выше дней потока,
И над теченьем бытия глубоким
Творенья стресс выносит непреклонно.

Природных норм поддержка и опора,
За космосом, что мчит вперед упорно.

 

 

 

 

 

The Indwelling Universal

I contain the wide world in my soul’s embrace:
In me Arcturus and Belphegor burn.
To whatsoever living form I turn
I see my own body with another face.

All eyes that look on me are my sole eyes;
The one heart that beats within all breasts is mine.
The world’s happiness flows through me like wine,
Its million sorrows are my agonies.

Yet all its acts are only waves that pass
Upon my surface; inly for ever still,
Unborn I sit, timeless, intangible:
All things are shadows in my tranquil glass.

My vast transcendence holds the cosmic whirl;
I am hid in it as in the sea a pearl.


in SABCL vol. 5 "Collected Poems, The Complete Poetical Work" - page 142
published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry
diffusion by SABDA


Постоянное Универсальное

Содержит мир душа моя в объятьях,
Во мне горят Арктур и Бельфегор,
Я становлюсь любой живою формой,
В другом себя всегда могу видать я.

Глаза, что смотрят на меня - мои;
И сердце, что в любой груди - мое,
Во мне все счастье мира - как вино,
И мир боль - мои агонии.

Но действия подобны все волне,
Поверхностной; но, умиротворенный,
Внутри я недоступен, нерожденный,
Все вещи - в зеркале чреда теней.

Я трансцендентно космос содержу,
Как жемчуг, в моря глубине лежу.

 

 

 

The Kingdom Within

There is a kingdom of the spirit’s ease.
It is not in this helpless swirl of thought,
Foam from the world-sea or spray whispers caught,
With which we build mind’s shifting symmetries,
Nor in life’s stuff of passionate unease,
Nor the heart’s unsure emotions frailly wrought
Nor trivial clipped sense-joys soon brought to nought,
Nor in this body’s solid transiences.

Wider behind than the vast universe
Our spirit scans the drama and the stir,
A peace, a light, an ecstasy, a power
Waiting at the end of blindness and the curse
That veils it from its ignorant minister
The grandeur of its free eternal hour.

in SABCL vol. 5 "Collected Poems, The Complete Poetical Work" - page 140
published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry
diffusion by SABDA

Царство Внутри

Есть царствие духовного покоя.
Не мысли это вихрь неумелый,
Не моря мира пойманная пена,
Та, из которой ум свой замок строит.

Не страсти жизни это беспокойство,
И не сердечная эмоций хрупкость,
Не мелкая пустая радость чувства,
Не тел физических ломаться свойство.

Стоит, вселенной шире, позади,
Наш дух, пронзая взглядом спешку, драму,
Он - мир и свет, могущество, экстаз,
И ждет конца проклятья, слепоты,
Что от невежды прячет панораму
Величия в свободный светлый час.

 

 

 

 

 

 

 

 

Now I have borne

Now I have borne Thy presence and Thy light,
Eternity assumes me and I am
A vastness of tranquillity and flame,
My heart a deep Atlantic of delight.

My life is a moving moment of Thy might
Carrying Thy vision’s sacred oriflamme
Inscribed with the white glory of Thy name
In the unborn silence of the Infinite.

My body is a jar of radiant peace,
The days a line across my timelessness,
My mind is made a voiceless breadth of Thee,
A lyre of muteness and a luminous sea;

Yet in each cell I feel Thy fire embrace,
A brazier of the seven ecstasies.

in SABCL vol. 5 "Collected Poems, The Complete Poetical Work" - page 141
published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry
diffusion by SABDA

Я испытал

Твое присутствие и свет я испытал,
И вечностью теперь допущен я,
Теперь я - ширь покоя и огня,
А в сердце - наслажденья океан.

Момент движенья мощи - моя жизнь,
Несет божественную орифламму,
Что имени хранит святую славу
Средь бесконечной белой тишины.

И тело - радостный кувшин для мира,
Как линия в безвременьи - все дни,
Ум - тишь твоей безгласной широты,
Как море светлое, молчанья лира.

Огонь горит твой в каждой клетке ровный,
Твоих экстазов чувствую жаровню.

 

 

 

 

 

Discoveries of Science

I saw the electric stream on which is run
The world turned motes and spark-whirls of a Light,
A Fire of which the nebula and sun
Are glints and flame-drops, scattered, eremite;

And veiled by viewless Light worked other Powers,
An Air of movement endless, unbegun,
Expanding and contracting in Time’s hours
And the intangible ether of the One.

The surface finds, the screen-phenomenon,
Are Nature’s offered ransom, while behind
Her occult mysteries lie safe, unknown,
From the crude handling of the empiric Mind.

Our truths discovered are but dust and trace
Of the eternal Energy in her race.


in SABCL vol. 5 "Collected Poems, The Complete Poetical Work" - page 138
published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry
diffusion by SABDA

Открытия Науки

Я видел электрический поток,
В нем мир пылинок, Света искр бежал,
Туманностей родитель тот Огонь,
Он их как искры, вспышки разбросал;

Работали Могущества другие,
То без конца, начал движений Ветр,
Он сжал, расширил Времени часы, и
Эфира Одного незримый Свет.

Поверхность ищем, видимость экрана,
Природы выкуп, ну а позади
Оккультная мистерия, сохранна,
Ей эмпиризмом Ум не навредит.

Все наши истины - лишь след и грязь
Энергии, что мимо пронеслась.

 

 

 

 

The Infinitesimal Infinite

Out of a still immensity we came.
These million universes were to it
The poor light-bubbles of a trivial game,
A fragile glimmer in the Infinite.

It could not find its soul in all that Vast:
It drew itself into a little speck
Infinitesimal, ignobly cast
Out of earth’s mud and slime strangely awake, —

A tiny plasm upon a casual globe
In the small system of a dwarflike sun,
A little life wearing the flesh for robe,
A little mind winged through wide space to run.

It lived, it knew, it saw its self sublime,
Deathless, outmeasuring Space, outlasting Time.

in SABCL vol. 5 "Collected Poems, The Complete Poetical Work" - page 138
published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry
diffusion by SABDA



Мельчайшее Бесконечное

Мы все - из Необъятности спокойной,
И миллион вселенных для нее -
Игрушки для забавы тривиальной,
Чье в Бесконечном хрупко бытие.

Там огонек души ее не сыскан:
Втянулся он в мельчайшее пятно,
И, небольшой, теперь закинут низко
В слизь пробужденную грязи земной, -

На шарике случайном крошка плазмы,
И звездный карлик там вблизи горит,
Жизнь маленькая носит плоть, как платье,
Крылатый ум по космосу летит.

Он видел я высокое, он жил,
За Время и Пространство выходил.

 

 

 

Man the Mediator

A dumb Inconscient drew life’s stumbling maze,
A night of all things, packed and infinite:
It made our consciousness a torch that plays
Between the Abyss and a supernal Light.

Our mind was framed a lens of segment sight
Piecing out inch by inch the world’s huge mass,
And reason a small hard theodolite
Measuring unreally the measureless ways.

Yet is the dark Inconscient whence came all
The self-same Power that shines on high unwon:
Our Night shall be a sky purpureal,
Our torch transmute to a vast godhead’s sun.

Rooted in mire heavenward man’s nature grows, —
His soul the dim bud of God’s flaming rose.

in SABCL vol. 5 "Collected Poems, The Complete Poetical Work" - page 137
published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry
diffusion by SABDA

Человек-посредник

Жизнь - лабиринт, что создан в Несознаньи,
В ночи вещей, что сбиты без конца:
Как факел, наше создано сознанье
Меж Бездной, Светочем, что высится.

Наш ум - это сегмента взгляда линза,
Пронзающего мир за дюймом дюйм,
Рассудок маленьким теодолитом
Все меряет неизмеримый путь.

Но Несознанье, всех вещей источник -
Могущество, что в вышине горит,
Пурпурным небом станет темень Ночи,
Наш факел чудо в солнце превратит.

Растет природа человека к небесам,
Душа его - лишь почка розы Божества.

 

 

 

 

 

Evolution [2]

All is not finished in the unseen decree;
A Mind beyond our mind demands our ken,
A life of unimagined harmony
Awaits, concealed, the grasp of unborn men.

The crude beginnings of the lifeless earth,
The mindless stirrings of the plant and tree
Prepared our thought; thought for a godlike birth
Broadens the mould of our mortality.

A might no human will nor force can gain,
A knowledge seated in eternity,
A bliss beyond our struggle and our pain
Are the high pinnacles of our destiny.

O Thou who climb’dst to mind from the dull stone,
Face now the miracled summits still unwon.


in SABCL vol. 5 "Collected Poems, The Complete Poetical Work" - page 137
published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry
diffusion by SABDA


Эволюция [2]

Все не закончено в незримом плане;
К Уму за нашим мы должны расти,
Жизнь, полная невиданных гармоний
Ждет, нерожденный чтоб ее схватил.

Начала грубые земли без жизни
И дерево, растенье без ума
Мысль подготовили; для бога мысли
Расширят нашей смертности размах.

Могущество, людских пределов больше,
И знание, что в вечности живет,
Блаженство позади борьбы и боли -
Вершины, к коим жребий нас ведет.

О ты, к уму поднявшийся из глины,
Увидь пока незримые вершины.

 

 

 

The Call of the Impossible

A godhead moves us to unrealised things.
Asleep in the wide folds of destiny,
A world guarded by Silence’ rustling wings
Shelters their fine impossibility:

But parting quiver the caerulean gates;
Strange splendours look into our dreaming eyes;
We bear proud deities and magnificent fates;
Faces and hands come near from Paradise.

What shines above, waits darkling here in us:
Bliss unattained our future’s birthright is,
Beauty of our dim souls grows amorous,
We are the heirs of infinite widenesses.

The impossible is our mask of things to be,
Mortal the door to immortality.

in SABCL vol. 5 "Collected Poems, The Complete Poetical Work" - page 136
published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry
diffusion by SABDA

Зов Невозможного

Нас движет бог к тем неосуществленным
Вещам, что в кольцах силы рока спят,
В мирах, что дремлют под крылом безмолвным,
Их невозможности от нас хранят:

Но вот открылись врата голубые;
Великолепие на нас глядит;
Мы боги, мы судьбою велики, и
На нас из Рая лик взглянуть спешит.

Что светит свыше, ждет в нас затаенно,
Для счастия рожден по праву ты,
Для наших душ краса, в нее влюбленных,
Мы - дети бесконечной широты.

Что невозможно - сбудется, мы верим,
И смертное - к бессмертию лишь двери.

 

 

 

 

 

Evolution [1]

I passed into a lucent still abode
And saw as in a mirror crystalline
An ancient Force ascending serpentine
The unhasting spirals of the aeonic road.
Earth was a cradle for the arriving god
And man but a half-dark half-luminous sign
Of the transition of the veiled Divine
From Matter’s sleep and the tormented load

Of ignorant life and death to the Spirit’s light.
Mind liberated swam Light’s ocean vast,
And life escaped from its grey tortured line;
I saw Matter illumining its parent Night.
The soul could feel into infinity cast
Timeless God-bliss the heart incarnadine.


in SABCL vol. 5 "Collected Poems, The Complete Poetical Work" - page 136
published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry
diffusion by SABDA

Эволюция

Придя в спокойно-светлое жилище,
В прозрачном зеркале я увидал
Питона древней Силы восходящей,
Пути веков неспешную спираль.

Земля была для бога колыбелью,
А человек - лишь полутемный знак
Прохода к Богу, скрытому вуалью
От тяготы Материи и сна

Невежественной жизни к Духа свету.
Ум, покоривший света океан,
И жизнь, что серой линии избегла,
Материю, как свет в ночи видал.

И в бесконечность брошена, душа
Почувствует блаженство Божества.

 

 

 

 

 

 

The Call of the Impossible

A godhead moves us to unrealised things.
Asleep in the wide folds of destiny,
A world guarded by Silence’ rustling wings
Shelters their fine impossibility:

But parting quiver the caerulean gates;
Strange splendours look into our dreaming eyes;
We bear proud deities and magnificent fates;
Faces and hands come near from Paradise.

What shines above, waits darkling here in us:
Bliss unattained our future’s birthright is,
Beauty of our dim souls grows amorous,
We are the heirs of infinite widenesses.

The impossible is our mask of things to be,
Mortal the door to immortality.

in SABCL vol. 5 "Collected Poems, The Complete Poetical Work" - page 136
published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry
diffusion by SABDA

Зов Невозможного

Нас движет бог к тем неосуществленным
Вещам, что в кольцах силы рока спят,
В мирах, что дремлют под крылом безмолвным,
Их невозможности от нас хранят:

Но вот открылись врата голубые;
Великолепие на нас глядит;
Мы боги, мы судьбою велики, и
На нас из Рая лик взглянуть спешит.

Что светит свыше, ждет в нас затаенно,
Для счастия рожден по праву ты,
Для наших душ краса, в нее влюбленных,
Мы - дети бесконечной широты.

Что невозможно - сбудется, мы верим,
И смертное - к бессмертию лишь двери.

 

 

 

 

 

Evolution [1]

I passed into a lucent still abode
And saw as in a mirror crystalline
An ancient Force ascending serpentine
The unhasting spirals of the aeonic road.
Earth was a cradle for the arriving god
And man but a half-dark half-luminous sign
Of the transition of the veiled Divine
From Matter’s sleep and the tormented load

Of ignorant life and death to the Spirit’s light.
Mind liberated swam Light’s ocean vast,
And life escaped from its grey tortured line;
I saw Matter illumining its parent Night.
The soul could feel into infinity cast
Timeless God-bliss the heart incarnadine.


in SABCL vol. 5 "Collected Poems, The Complete Poetical Work" - page 136
published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry
diffusion by SABDA

Эволюция [1]

Придя в спокойно-светлое жилище,
В прозрачном зеркале я увидал
Питона древней Силы восходящей,
Пути веков неспешную спираль.

Земля была для бога колыбелью,
А человек - лишь полутемный знак
Прохода к Богу, скрытому вуалью
От тяготы Материи и сна

Невежественной жизни к Духа свету.
Ум, покоривший света океан,
И жизнь, что серой линии избегла,
Материю, как свет в ночи видал.

И в бесконечность брошена, душа
Почувствует блаженство Божества.

 

 

 

 

 

 

The Silver Call

There is a godhead of unrealised things
To which Time’s splendid gains are hoarded dross;
A cry seems near, a rustle of silver wings
Calling to heavenly joy by earthly loss.

All eye has seen and all the ear has heard
Is a pale illusion by some greater voice
And mightier vision; no sweet sound or word,
No passion of hues that make the heart rejoice

Can equal those diviner ecstasies.
A Mind beyond our mind has sole the ken
Of those yet unimagined harmonies,
The fate and privilege of unborn men.

As rain-thrashed mire the marvel of the rose,
Earth waits that distant marvel to disclose.


in SABCL vol. 5 "Collected Poems, The Complete Poetical Work" - page 135
published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry
diffusion by SABDA

Серебряный зов

Есть бог чудес, пока еще сокрытых,
Ему удачи Времени - лишь хлам,
Вот ближе крик, серебряные крылья
Зовут чрез боль потерь к святым вещам.

Лишь бледная иллюзия великих
Ушей и глаз - что слышал, видел ты,
И никакие звуки, краски, блики,
Страсть радующей сердце красоты

С экстазом Бога не могли б сравниться.
Лишь только Ум за нашим одарен
Гармонией такой, что вечно длится -
Судьбою тех людей, кто не рожден.

Чтоб роза выросла, дождь должен лить,
Так грязь Земли должна свой сон открыть.

 

 

 

 

Contrasts

What opposites are here! A trivial life
Specks the huge dream of Death called Matter; intense
In its struggle of weakness towards omnipotence,
A thinking mind starts from the unthinking strife

In the order of the electric elements.
Immortal life breathed in that monstrous death,
A mystery of Knowledge wore as sheath
Matter’s mute nescience. Its enveloped sense

Or dumb somnambulist will obscurely reigns
Driving the atoms in their cosmic course
Whose huge unhearing movement serves perforce
The works of a strange blind omniscience.

The world’s deep contrasts are but figures spun
Draping the unanimity of the One.

in SABCL vol. 5 "Collected Poems, The Complete Poetical Work" - page 135
published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry
diffusion by SABDA

Контрасты

Противоречья здесь! В обычной жизни,
Что испещрила Смерти сон собой,
И занялась со слабостью борьбой,
Ум, мысль зачаты в прении без мысли.

Где элемент в закон вписаться может,
Жизнь в смерти вечная вздохнуть смогла,
Мистерия сознания легла
В незнание материи, как в ножны.

Ведет без знанья чувство поневоле
Все атомы космической кривой,
И служит силе знания слепой
Сознание сомнамбул тех глухое.

Контрасты мира - образы послушные,
Таящие Одно единодушное.

 

 

 

 

 

Man the Thinking Animal

A trifling unit in a boundless plan
Amidst the enormous insignificance
Of the unpeopled cosmos’ fire-whirl dance,
Earth, as by accident, engendered man,

A creature of his own grey ignorance,
A mind half shadow and half gleam, a breath
That wrestles, captive in a world of death,
To live some lame brief years. Yet his advance,

Attempt of a divinity within,
A consciousness in the inconscient Night,
To realise its own supernal Light,
Confronts the ruthless forces of the Unseen.

Aspiring to godhead from insensible clay
He travels slow-footed towards the eternal day.

in SABCL vol. 5 "Collected Poems, The Complete Poetical Work" - page 134
published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry
diffusion by SABDA

Человек, мыслящее животное

Узлом пустячным в плане бесконечном,
Среди громадности, что ничего не значит,
Огня вихрь в космосе бесчеловечном,
Землей случайно человек был зачат.

Творенье своего незнанья серого,
Ум полутемный, а его дыханье,
Что борется, как пленник в мире смерти,
Так кратко и увечно. Но дерзанье,

Попытка быть божественным внутри,
Сознание там, где все Ночью было,
Свет, что, зажжен, для высшего горит,
Поправ жестокую Невидимого силу,

Стремясь к богам из глины нечувствительной,
Он в вечный день проследует медлительно.



 

 

 

The Other Earths


An irised multitude of hills and seas
And glint of brooks in the green wilderness,
And trackless stars, and miracled symphonies
Of hues that float in ethers shadowless,

A dance of fire-flies in the fretted gloom,
In a pale midnight the moon's silver flare,
Fire-importunities of scarlet bloom
And bright suddenness of wings in a gomden air,

Strange bird and animal forms like memories cast
On the rapt silence of unearthly woods,
Calm faces of the gods on backgrounds vast
Bringing the marvel of the infinitudes,

Though glimmering veils of wonder and delight
World after world bursts on the awakened sight.



in SABCL vol. 5 "Collected Poems, The Complete Poetical Work" - page 133
published by Sri Aurobindo Ashram - Pondicherry
diffusion by SABDA

 

Другие Земли

Сверкание ручьев в зеленых дебрях,
И много радужных холмов, морей,
Путь светлых звезд, симфонии чудесные
Оттенков, что плывут в эфире без теней,

И танец мотыльков в размытой тени
В полночной бледности серебряной луны,
Назойливость пурпурного цветения,
Внезапность ярких крыльев в высях золотых,

И странных птиц, зверей воспоминанья,
И неземные тихие леса,
Лик бога на обширном заднем плане,
Что бесконечности приносит чудеса.

Через вуаль чудес, сияньем озаренную,
За миром мир для взгляда пробужденного.


Начальная страница

Интернет Сервер по Интегральйной Йоге на сайте http://integral-yoga.narod.ru/

2019 апр 14 вс