Интернет-Сервер по Интегральной Йоге

Мать, "Сказки Всех Времен"


Web-Server for Integral Yoga

Mother, "Tales of All Times."


 

Мать, "Сказки Всех Времен"

(рассказы на все времена)

 

Эти истории были написаны для того, чтобы помочь детям открыть себя и стать на путь добра и красоты.

февраль 1950
Мать

 

ОТ ИЗДАТЕЛЯ

Находясь в Японии (1916-1920), Мать перевела и адаптировала несколько рассказов, написанныхФ.Дж.Гулдом (F.J. Gould) и опубликованных в 1911 году в его сборнике "Благородный путь юности" ("Youth's Noble Path"). В изложении Матери эти истории были впервые опубликованы в 1946 г. под названием "Прекрасные истории" ("Belles Histories") на французском языке. Английский перевод, озаглавленный "Сказки всех времен" ("Tales of All Times"), вышел в свет в 1951 г. При издании в 1978 г. Собрания Сочинений Матери (Moter's Collected Works) этот перевод был переработан и включен во второй том, озаглавленный "Слова минувших лет" ("Words of Long Ago"). В это время были переведены еще пять глав, которые вошли в издание в качестве приложения. Текст настоящего издания идентичен тексту из Собрания Сочинений. Иллюстрации к этой книге, впервые появившиеся в издании 1964 г. "Сказок всех времен", были сделаны одиннадцатилетним учеником Международного Образовательного Центра имени Шри Ауробиндо (Sri Aurobindo International Centre of Education).


СОДЕРЖАНИЕ

Само-контроль
Храбрость
Веселость
Уверенность в себе
Терпение и настойчивость
Простая жизнь
Благоразумие
Искренность
Правильное суждение
Порядок
Созидание и разрушение

Добавление

Дающий
Обретение знания
Скромность
Семья
Сочувствие

 

    Само-контроль

Можно обуздать дикую лошадь, но никто и никогда не набрасывал узду на тигра. Почему это так? Потому что в тигре есть злая, жестокая и необузданная сила, так что мы не можем ожидать от него ничего хорошего и вынуждены убить его, пока он не успел натворить бед.

Но, с другой стороны, проявив немного терпения и затратив небольшие усилия, можно приручить дикую лошадь, какой бы неуправляемой и норовистой она не была бы поначалу. Со временем лошадь учится подчиняться нам и даже любить нас, и в конце концов она сама, по своей воле, открывает рот, чтобы закусить удила.

В человеке тоже есть бунтующие и неуправляемые импульсы, но редко когда они бывают столь же неконтролируемыми, как тигр. Чаще они подобны дикой лошади: им нужна узда, и самая лучшая узда -- это та, которую вы надеваете на себя сами, это само-контроль.

*
* *

Хусейн был внуком Пророка Мухаммеда. Дом его был прекрасен, а кошелек туго набит. Тот, кто обижал его, обижал богатого человека, а грозен гнев богатого.

Однажды раб, несший чашу с кипятком, проходил мимо Хусейна, когда тот обедал. К несчастью, брызги кипятка попали на внука Пророка, который испустил вопль гнева.

Упав на колени, раб не утратил присутствия духа и напомнил стих из Корана:
- Рай для тех, кто обуздывает свой гнев, - воскликнул он.
- Я не гневаюсь, - бросил Хусейн, тронутый этими словами.
- ... и для тех, кто прощает людей, - продолжал раб.
- Я прощаю тебя, - сказал Хусейн.
- ... ибо Аллах любит милосердных, - добавил слуга.
В ходе этого разговора улетучился гнев Хусейна. Обретя было равновесие, он заставил раба подняться и произнес: "Отныне ты свободен. Возьми вот эти четыреста серебряных монет."

Таким путем Хусейн научился обуздывать свой характер, который был столь же великодушным, как и вспыльчивым. Поскольку его характер был ни злым, ни жестоким, то стоило его контролировать.

*
* *

Так что если твои родители или учителя иногда призывают контролировать себя, то это не из-за того, что они думают, что твои прегрешения, будь то маленькие или большие, неисправимы; совсем наоборот, они знают, что твой скорый и пылкий дух подобен молодой чистокровке, которую нужно держать под контролем.

Если бы тебе предложили выбрать, жить ли в убогой лачуге или во дворце, то что бы ты выбрал? Скорее всего, дворец.

Нам рассказывают, что когда Господь Мухаммед посетил Рай, то увидел великолепные дворцы, стоящие на возвышении.
"О, Габриэль", -- спросил Мухаммед сопровождавшего его ангела, -"для кого эти дворцы?". Ангел ответил:
"Для тех, кто контролирует свой гнев и знает, как простить обидчиков."

Да, ум в покое и свободный от обид действительно подобен дворцу, но не таков мстительный и порывистый ум. Наше мышление -- это обитель, которую мы можем, если пожелаем, сделать чистой, сладкой и безмятежной, полной гармонии; но мы также можем ее сделать темной и ужасной берлогой, наполненной печальными звуками и нестройными криками.

*
* *

В небольшом городке на севере Франции я знала одного мальчика, который был искренним по природе, но норовистым и склонным выходить из себя. Однажды я у него спросила:
- Как ты думаешь, что труднее сделать такому сильному мальчику, как ты: как следует врезать обидчику или удержать руку в кармане?
- Удержать руку в кармане, - ответил он.
- А как ты думаешь, что более подобает делать такому храброму мальчику, как ты -- более легкие или более трудные вещи?
- Более трудные вещи, - ответил он после недолгого колебания.
- Что же, тогда постарайся так и поступать впредь.

Через некоторое время этот маленький мальчик пришел ко мне, чтобы рассказать, не без законной гордости, что ему удалось сделать "более трудную вещь". Он рассказал:

"Один из моих приятелей, известный своим плохим характером, ударил меня в момент гнева. Так как он знал, что обычно я не прощаю и даю сдачи, то приготовился защищаться, когда я вспомнил, что ты мне говорила. Это оказалось труднее, чем я думал, но я засунул руку в карман. И как только я это сделал, то почувствовал, что во мне больше нет гнева, а есть лишь жалость по отношению к моему приятелю. Поэтому я убрал от него руки. Это так его удивило, что на мгновение он застыл, широко разинув рот и не произнося ни слова. Затем он схватил мою руку, горячо ее потряс и с чувством произнес: "Теперь ты можешь делать со мной все что хочешь, я твой друг навеки."

Этот мальчик смог обуздать свой гнев как калиф Хусейн.

Но есть также много других чувств, которые нужно контролировать.

*
* *

Арабский поэт Аль Косаи жил в пустыне. Однажды он подошел к прекрасному наба-дереву, и из его веток сделал лук и стрелы.

С наступлением ночи он вышел поохотиться на диких ослов. Вскоре он услышал стук копыт приближающегося стада. Аль Косаи выпустил первую стрелу. Но он с такой силой натянул тетиву лука, что стрела, пронзив тело осла, ударилась о ближайшую скалу. Услышав стук дерева о камень, Аль Косаи подумал, что промахнулся. Поэтому он выстрелил второй раз, и второй раз стрела прошила тела осла и ударилась о камни. Снова Аль Косаи подумал, что промахнулся. Тем же образом он выпустил третью стрелу, затем четвертую и пятую, и всякий раз он слышал один и тот же звук. Когда это случилось в пятый раз, Аль Косаи в ярости сломал свой лук.

*
* *

Однако не следует думать, что мы за тренировки, которые ослабляют характер, лишая его всякой силы и энергии. Когда мы надеваем узду на дикую лошадь, то нисколько не хотим поранить ей рот или выбить зубы. И если мы хотим, чтобы лошадь исправно выполняла свою работу, то мы должны стянуть поводья, чтобы править ею, но не должны натягивать их слишком сильно, ведь иначе лошадь не сможет больше двигаться.

К сожалению, слишком много слабых характеров, которыми можно управлять, как овцами, простым лаем.

Есть рабские и равнодушные натуры, утратившие дух и ставшими более покорными, чем следовало бы.

Абу Отман аль-Хири был известен своим кротким нравом. Однажды его пригласили на пир. Когда он пришел, то хозяин сказал ему: "Ты должен меня извинить, но я не могу принять тебя. Так что ступай, пожалуйста, к себе домой, и пусть Аллах будет к тебе милосердным".

Абу Отман пошел домой. Но не успел он дойти до дома, как его нагнал друг и еще раз пригласил на пир.

Абу Отман дошел с ним до самой двери, но тогда его друг остановился и еще раз попросил прощения. Абу Отман безропотно пошел прочь.

Эта сцена повторилась и третий, и четвертый раз, но в конце концов друг ввел его в свой дом и сказал перед всей компанией:

"Абу Отман, я вел себя так, чтобы проверить твой добрый нрав. я восхищаюсь твоим терпением и кротостью."

"Не хвали меня", -- ответил Абу Отман, -- "ведь у собак есть та же самая добродетель: они прибегают, когда их зовут, и уходят, когда их гонят прочь".

Абу Отман был человеком, а не собакой. И ничего хорошего не было в том, что он добровольно, теряя достоинство и не имея на то серьезной причины, стал посмешищем в глазах своего друга.

Было ли в этом кротком человеке что-то, что он должен был контролировать? Конечно же, да! Он должен был контролировать самую трудную вещь -- слабость своего характера. И именно потому, что он не знал, как контролировать себя, им мог понукать каждый.

*
* *

Юный брахмачарин был способным и знал это. Он хотел иметь все больше талантов, чтобы каждый восхищался им. Поэтому он путешествовал из страны в страну.
У лучника он научился делать стрелы.
Затем он выучился, как строить корабль и управлять им.
В другом месте он научился, как строить дом.
И так он учился самым разнообразным ремеслам.

Он посетил шестнадцать разных стран.

Затем он возвратился домой и гордо заявил: "Найдется ли еще на земле человек столь умелый, как я?".

Господь Будда наблюдал за ним и решил научить его более благородному искусству, чем тот изучал раньше. Приняв облик старого шрамана, он предстал перед молодым человеком с чашей в руке.

- Кто ты?, - спросил брахмачарин.
- Я тот, кто может контролировать собственное тело.
- Что ты имеешь в виду?
- Лучник может поражать мишень, - ответил Будда. Навигатор водит корабль, архитектор проектирует дом, а мудрый человек контролирует себя.
- Каким образом?
- Если его хвалят, то ум его остается неподвижным, если его ругают, то ум его тоже неподвижен. Он любит следовать Верному Закону и живет в мире.
Ты еще дитя, и должен научиться контролировать себя, и если жесткая узда необходима, чтобы контролировать твою природу, то уж не жалуйся.

Норовистый молодой конь, который постепенно учится хорошо себя вести, гораздо более ценен, чем безмятежная деревянная лошадка, которая всегда будет оставаться безмятежной, что бы ты с ней не делал, и на которую ты можешь набросить уздечку лишь ради забавы.

 

    Храбрость

Ты упал в воду. Ты не испугался грозной водной стихии. Ты правильно работаешь руками и ногами, благодаря учителю, который научил тебя плавать. Ты борешься с волнами, и ты побеждаешь. Ты стал смелым.

Ты спишь. "Огонь" -- звук тревоги разбудил тебя. Ты выскакиваешь из кровати и видишь красные языки пламени. Ты не скован смертным ужасом. Ты бежишь через дым, через искры, через пламя, в безопасное место. Это храбрость.

Некоторое время тому назад я посетила начальную школу в Англии. Школьникам было от трех до семи лет. Там были мальчики и девочки, которые занимались вязанием, рисованием и пением.

Учитель сказал мне: "Мы собираемся опробовать пожарную тревогу. Конечно же, огня не будет, но школьники учились быстро вставать и выходить по звуку пожарного сигнала".

Он дунул в свисток. Дети сразу же оставили свои книги, ручки, рукоделия и встали. По второму сигналу они высыпали на свежий воздух. За несколько мгновений класс опустел. Эти маленькие дети были научены встречать лицом к лицу опасность, грозящую пожаром, и быть храбрыми.

Ради кого ты плывешь? Ради самого себя.
Ради кого ты бежишь через пламя? Ради самого себя.
Ради кого дети побороли страх огня? Ради самих себя.

Во всех случаях отвага была проявлена ради спасения самих себя. Плохо ли это? Конечно же, нет. Совершенно правильно заботиться о своей жизни и храбро ее отстаивать. Но есть и большая отвага, отвага, проявляемая ради спасения других.

*
* *

Позволь мне рассказать историю о Мадхаве, как она была записана Бхавабхутой.

Мадхава стоял на коленях снаружи храма, когда услышал крик о помощи.

Он нашел способ, как войти в храм, и заглянул в святилище богини Чамунды.

Жертва была готова к тому, чтобы умереть во славу этой ужасной богини. Это была бедная Малати. Девушка была похищена во время сна. Она была одна наедине со жрецами и жрицами, и жрец уже поднял нож, как Малати подумала о Мадхаве, которого любила:

О, Мадхава! Господин моего сердца,
О, позволь мне после смерти жить в твоей памяти.
Они не убьют того, чья любовь останется в долгом и
нежном воспоминании.

Храбрый Мадхава с криком ворвался в комнату для жертвоприношений и вступил в смертельную схватку со жрецом. Малати спасена.

Ради кого Мадхава проявил храбрость? Сражался ли он ради себя? Да -- но это не единственная причина его отваги. Он сражался также ради других. Он услышал крик о помощи, и это затронуло его сердце.

*
* *

Если вы немного поразмышляете, то вспомните о похожих поступках. Вы наверняка видели мужчину, женщину или ребенка, которым помогало другое человеческое существо, придя на помощь по зову сердца.

Должно быть, вы также читали в газетах или слышали о подобных храбрых действиях. Вы слышали о пожарниках, которые спасали людей из горящих домов; о шахтерах, которые спускались в глубокие шахты, чтобы вызволить своих товарищей, которым грозило затопление, огонь или ядовитый газ; о людях, которые отваживались войти в дома, разрушенные землетрясением, и которые, пренебрегая опасностью быть погребенными под обваливающимися стенами, вытаскивали и выносили из руин беспомощных людей, которые иначе умерли бы; и о жителях, которые ради спасения своего города или своей страны встречались с врагом лицом к лицу и претерпевали голод, жажду, ранения или смерть.

Так что мы видим, какова отвага помогать себе и какова отвага помогать другим.

*
* *

Я поведаю тебе о герое Вибхишане. Он презрел опасность более великую, чем опасность смерти: он не испугался ярости короля и дал ему мудрый совет, тогда как другие не смели и открыть рта.

Королем демонов Ланки был Равана Десять Голов.

Равана выкрал леди Ситу и увез ее от мужа в свой дворец на острове Ланка.

Роскошным был тот дворец и великолепным тот сад, в котором он заточил принцессу Ситу. И все же она была несчастна, и каждый день лила горькие слезы, не зная, увидит ли она когда снова своего Раму.

Славный Рама узнал от своего короля Ханумана, где содержится его жена сита. Он выступил со своим братом, благородным Лакшманом, и собрал великую армию героев, чтобы освободить пленницу.

Когда демон Равана узнал о приближении Рамы, то затрепетал от страха.

Он получил два разных совета. Толпа придворных, роящихся вокруг трона, нашептывала:

"Все хорошо, не бойся, о Равана. Ты побеждал богов и демонов: ты без труда победишь и Раму с его соратниками, обезьянами Ханумана."

Когда эти шумные советчики оставили короля, к нему пришел его брат Вибхишан, преклонил колено и поцеловал его ноги. Затем он поднялся и сел по правую руку от трона.

"О, брат мой", -- сказал он, -- если ты хочешь жить счастливо и удержать трон этого прекрасного города Ланка, то верни прелестную Ситу, ведь она жена другого. Пойди к Раме и попроси прощения, он не отвернется от тебя. Не будь надменным и безрассудным."

Мудрый человек Малаяван, услышав эти слова, остался доволен. Он воскликнул, обращаясь к королю демонов:
"Прими к сердцу слова брата, ведь он вещает истину."
"У вас обоих злые намерения", - ответил король, - "ведь вы приняли сторону моих врагов."

И глаза его десяти голов сверкнули такой яростью, что Малаяван в ужасе бежал из комнаты. Но Вибхишан, храбрый душой, остался.

"Повелитель", - сказал он, - "в сердце каждого человека уживаются мудрость и глупость. Если мудрость пребывает в его сердце, то все идет хорошо; если глупость -- все идет плохо. Я боюсь, что ты приютил глупость в сердце, О брат мой, ведь ты слушаешь тех, кто дает дурной совет. Они не настоящие твои друзья."

Он замолчал и поцеловал ноги короля.

"Негодяй", - взревел Равана. "Ты тоже один из моих врагов. Не давай мне никчемные советы. Поговори лучше с лесным отшельником, а не с тем, кто победил всех врагов, с которыми только сражался."

Говоря это, он пнул ногой своего храброго брата Вибхишана.

Так, с тяжелым сердцем, его брат поднялся и покинул королевский дворец.

Не ведая страха, он искренне говорил с Раваной; и поскольку десяти-головый не слушал, то Вибхишану не оставалось ничего другого, как удалиться.

Действие Вибхишана можно считать физической храбростью, ведь он не устрашился побоев брата; но это была и храбрость ума, ведь он, не колеблясь, произнес те слова, сказать которые не осмеливались другие советники, хотя они были такими же храбрыми физически. Эта храбрость ума называется моральной отвагой.

*
* *

Такой была отвага Моисея, израильского лидера, который требовал от египетского фараона свободы для угнетенного еврейского народа.

Такой была отвага Пророка Мухаммеда, который привил арабам религиозное знание и отказался замолчать, даже когда они грозили ему смертью.

Такой была отвага Благословенного Сиддхартхи, поставил людей Индии на новый благородный путь и не устрашился злых духов, которые напали на него под деревом Бо.

Такой была отвага Христа, который учил людей: "Возлюби ближнего своего" и который не испугался жрецов Иерусалима, запрещавших ему проповедовать, и не устрашился римлян, распявших его.

Итак, мы заметили три вида, три степени отваги:
Физическая храбрость ради себя.
Храбрость ради ближнего, друга, терпящего бедствие, ради родины, которой угрожает опасность.
Наконец, моральная отвага, которая помогает выстоять против несправедливых людей, сколь могущественными они бы ни были, и заставить их внемлить голосу правды и справедливости.

*
* *

Раджа из Алмора, чтобы изгнать захватчиков, вторгнувшихся в его горную страну, набрал новую армию и снабдил каждого воина хорошим мечом.

"Вперед, марш!, - скомандовал Раджа.
Тут же воины с бряцанием обнажили свои мечи и с криком замахали ими.
"Что это такое?", - призвал их к ответу Раджа.
"Повелитель", - ответили они, - "мы хотим подготовиться, чтобы враг не застал нас врасплох."
"Вы мне не нужны, вы нервные и возбудимые типы", - сказал он им. "Ступайте вы все по домам".

Ты заметил, что на Раджу не произвел впечатление весь этот шум и размахивание мечами. Он знал, что настоящей храбрости не требуются ни крики, ни лязг оружия.

*
* *

В следующей истории ты увидишь, как спокойно и вместе с тем храбро вели себя люди, попавшие в кораблекрушение. В конце марта 1910 шотландское судно перевозило пассажиров из Австралии к Мысу Доброй Надежды. На небе не было ни облачка, и море было спокойное и голубое.

Внезапно корабль натолкнулся на риф в шести милях к западу от побережья Австралии.

Тут же вся команда пришла в движение, каждый человек заторопился, как только раздался свисток. Но этот шум возник не из-за смятения и паники.
прозвучала команда: "Всем в шлюпки!"
Пассажиры надели спасательные ремни.
По палубе прошел слепой человек, ведомы слугой.
Все уступали ему дорогу. Он был совсем беспомощный, поэтому его первого посадили в лодку.

За короткое время все были эвакуированы с корабля, и вскоре тот затонул.

На одной из спасательных шлюпок запела женщина. И несмотря на плеск волн, который иногда перекрывал ее голос, гребцы могли слышать припев, который придавал им сил:

Гребите к берегу, моряки,
Гребите к берегу

Наконец, потерпевшие кораблекрушение достигли берега и были гос- теприимно приняты рыбаками. Ни один пассажир не погиб. Таким образом четыреста пятьдесят лю- дей спаслись благодаря своей спокойной отваге.

*
* *

Позволь мне еще немного рассказать об этой тихой отваге, когда полезные и благородные поступки совершаются без показухи или шумихи.

Вдоль одной индийской деревне, насчитывающей пятьсот домов, протекала глубокая река.

Жители этой деревне ничего еще не слышали об учении Сиддхартхи, и Благословленный решил прийти к ним и поговорить о Благородном Пути.

Он сел под большим деревом, которое раскинуло свои ветки над берегом реки, а жители деревни собрались на другом берегу. Затем он начал проповедовать, пытаясь донести до людей свое послание любви и чистоты. И его слова как чудо неслись над водной гладью. И все же жители этой деревни отказывались верить в то, что он им проповедовал и роптали на него.

Лишь один из них пожелал узнать побольше и захотел подойти поближе к Благословленному.

Там не было ни моста, ни переправы. И древняя легенда гласит, что этот человек, сильный в своей отваге, ступил на воду и пошел по ней как по суху. И так он достиг Мастера, поприветствовал его и стал внемлить его словам с великой радостью.

В самом ли деле этот человек перешел реку, как говорится об этом в легенде? Мы не знаем. Но, в любом случае, у него была отвага встать на путь, ведущий к прогрессу. И тогда жители деревни, тронутые этим примером, стали воздавать должное внимание учению Будды; и их умы стали открыты для более благородных мыслей.

*
* *

Есть отвага, которая может тебя заставить перейти реку и есть другая отвага, позволяющая тебе избрать верный путь; но чтобы оставаться на правильном пути, требуется даже бо'льшая отвага, чем вступить на путь.

Послушай притчу о курице и ее цыплятах:

Благословленный Сиддхартха обычно призывал своих учеников делать лучшее, на что они только способны, и затем верить, что это лучшее принесет свои плоды.

"Подобно тому", - говорил он, - "как курица откладывает и насиживает яйца, никогда не мучаясь вопросом 'А смогут ли мои маленькие цыплятки разбить скорлупу своими клювиками и увидеть солнечный свет?', так и вам не следует опасаться: если вы твердо придерживаетесь Благородного Пути, тогда вы также придете к свету."

И это настоящая отвага: идти прямо по пути, не страшась бури, тьмы и страдания и стойко продолжать двигаться всегда вперед, к свету, несмотря ни на что.

*
* *

Давным-давно, много лет тому назад, когда Брахмадетта правил Бенаресом, один из его врагов, король другой страны, натренировал слона для боевых действий.

Была объявлена война. Великолепный слон доставил короля, своего хозяина, прямо под стены Бенареса.

Жители осажденного города лили со стен кипящую воду и бросали камни на нападавших. Поначалу слон отступил пред этим устрашающим градом.

Но человек, тренировавший слона, подбежал к нему и прокричал:
"О слон, ты герой! Действуй как герой и повали ворота на землю!"

Ободренное этими словами, громадное животное понеслось и проломило ворота, устремляя своего короля к победе.

Вот как отвага сметает препятствия и трудности и открывает ворота к победе.

*
* *

И посмотри, как слова одобрения могут одинаково помочь как человеку, так и животному.

Одна хорошая мусульманская книга повествует об этом в истории об Абу Сейде, поэте с храбрым сердцем.

Друзья поэта, узнавшие, что он болен и лежит в лихорадке, пришли однажды навестить его. Его сын встретил их на пороге, широко улыбаясь, потому что больной чувствовал себя лучше.

Они вошли и уселись в его комнате, и были удивлены тем, что он болтал и шутил с ними в своей обычной манере. Потом, поскольку это был жаркий день, он уснул, а вместе с ним уснули и остальные.

Ближе к вечеру они проснулись. Абу Сейд заказал прохладительные напитки для своих гостей и попросил зажечь ладан, чтобы комната наполнилась благоуханием.

Абу Сейд немного помолился, затем поднялся и прочел поэму собственного сочинения:

Не впадай в отчаяние и не печалься, ведь придет радостный час
и унесет он все прочь;
Может дуть знойный самум, но и он переменится в мягкий бриз;
Может возникнуть темная туча, но и она уйдет прочь
и не вызовет наводнение;
Может вспыхнуть огонь, но он будет потушен, и сундуки и шкатулки
останутся целыми;
Боль приходит, но и уходит.
Поэтому будь терпелив, когда наступают невзгоды, ведь Время
творит чудеса;
И из спокойствия Бога грядет надежда на многие благословения.

Гости вернулись к себе восторженными и укрепленными этой прекрасной поэмой надежды. И так получилось, что больной человек укрепил здоровье своих друзей.

Отважный может придать другим отваги, как пламя одной свечи может зажечь другую.

Храбрые мальчики и девочки, читающие эту историю, учатся, как приободрять других и самим быть отважными.

 

    Веселость

Однажды днем, в большом городе в дождливой стране, я увидела семь или восемь автобусов, перевозивших детей. Тем утром их вывезли порезвиться на природе, но плохая погоды вынудила их вернуться домой.

И все же дети пели, смеялись и радостно приветствовали всех прохожих.

Они сохранили свою веселость в эту мрачную погоду. Если кто-то из них начинал грустить, то песни остальных подбадривали его. И людям, проходившим мимо и слышавшим смех ребят, казалось, что небеса на мгновение осветились.

*
* *

Амир был принцем Хорасана и жил на широкую ногу. Когда он выступал с походом на войну, то три сотни верблюдов несли горшки, кастрюли и тарелки с его кухни.

Однажды его захватил в плен калиф Измаил. Но беда не лишает человека чувства голода. Так что когда Амир увидел поблизости своего шеф-повара, то попросил доброго человека приготовить ему еду.

У повара оставался всего лишь один кусок мяса, и он положил его в горшок, стоящий на огне. Затем он отправился на поиски растительности, чтобы придать пикантность тушеному мясу.

Пробегавшая мимо собака учуяла мясо и засунула нос в горшок, стоявший на огне. Почувствовав жар огня, она резко отпрянула назад. Но сделала она это столь неловко, что горшок застрял на ее голове, и в панике она бежала, не сумев избавиться от горшка.

При виде этого Амир разразился хохотом.

"Почему", - поинтересовался стражник, - "ты смеешься, когда у тебя есть все причины печалиться?"

Но Амир показал ему на собаку, улепетывающую из лагеря, и произнес: "Я смеюсь при мысли о том, что понадобилось триста верблюдов, чтобы доставить сюда мою кухню, и теперь оказалось достаточным одной собаки, чтобы унести все прочь!"

Амир получил удовольствие от своей веселости, хотя и не позаботился о том, чтобы передать другим эту бодрость духа. Однако мы должны воздать ему должное за его легко-сердечие. Если он смог шутить в гуще таких затруднений, то разве не в наших силах улыбаться в лицо меньшим неприятностям?

*
* *

В Персии жила одна женщина, которая обычно торговала медом. У нее были очень учтивые манеры, и покупатели вились возле ее прилавка. И один поэт даже сказал, что торгуй она ядом, люди также покупали бы его, как будто это мед.

Один угрюмый неудачник увидел, какую большую выгоду извлекает она из торговли сладостями и решил открыть такую же торговлю.

Так что он установил прилавок, но за рядами горшков с медом лицо его выглядело словно уксус. Всех тех, кто подходил поближе, встречало угрюмое лицо. И так все проходили мимо, оставляя его наедине со своими горшками. "Даже мухи не зарятся на его мед", - сказал поэт. К вечеру этот человек еще не продал ничего. Женщина заметила это и сказала мужу: "Горькое лицо делает мед горьким".

Улыбалась ли эта женщина лишь ради того, что привлечь покупателей? Давайте лучше надеяться, что ее веселость исходила из ее доброй натуры. В этом мире мы не только покупатели и продавцы; мы должны быть друзьями друг другу. Покупавшие мед у этой женщины чувствовали, что она не просто продавец: она неунывающий житель этого мира.

*
* *

В следующей истории я расскажу вам, как радостный дух бьет ключом подобно воде из прекрасного источника. Человек, о котором в ней говорится, не имел ничего общего с торговлей: он был знаменитым и славным Рамой.

Рама сразил десятиголового и двадцатирукого короля демонов Равану. Я уже рассказывала вам начало этой истории. Это была самая грандиозная из всех битв. Были убиты тысячи обезьян и медведей, сражавшихся на стороне Рамы, и повсюду валялись грудой трупы демонов. Их король безжизненно лежал на земле. Но как было трудно повергнуть его! То и дело Рама рубил его головы и руки, но они неизменно отрастали, так что он должен был отрубать их много раз; их было так много, что в конце казалось, что руки и головы дождем падали с небес.

Когда закончилась эта ужасная битва, то были оживлены все убитые обезьяны и медведи, и все выглядело так, как будто великая армия ждет дальнейших приказов.

Славный Рама, который вел себя столь же просто и спокойно и после победы, благодарно взглянул на своих преданных друзей.

Затем Вибхишан, который впоследствии сменил Раму на троне, подогнал повозку, доверху набитую драгоценностями и богатыми одеяниями.

"Послушай, друг мой Вибхишан", - сказал Рама, - "подними повозку высоко в воздух и вывали ее перед воинами".

Король сделал так, как ему советовали, и высоко в воздухе рассыпались сверкающие драгоценности и ярко окрашенные одежды. Обезьяны и медведи повалились друг на друга, ринувшись хватать падавшие богатства. Это была потешная возня.

И от всего сердца рассмеялся Рама и его жена, леди Сита, и его брат Лакшман смеялся вместе с ними.

Отважным знаком этот смех. Нет ничего более сердечного, чем хорошее и милое веселье. И слово "сердечное" имеет то же происхождение, что и слово "отвага". В трудные времена бодрость, исходящая от сердечного духа, поистине предстает отвагой.

Конечно, не обязательно всегда смеяться; но живость, беззаботность, добрый юмор всегда к месту. И как они помогают! С помощью них мать наполняет дом счастьем для своих детей; сиделка ускоряет выздоровление больных; господин облегчает задачу своих слуг; рабочий вдохновляет своих товарищей; путешественник помогает своим компаньонам в их трудном пути; гражданин вселяет надежду в сердца соотечественников.

И разве есть что-нибудь, что вы, счастливые мальчики и девочки, не можете исполнить с бодростью духа?

 

    Уверенность в себе

Среди арабов Хатим Таи снискал добрую репутацию старца, щедрого на подарки и милостыню.

- Встречал ли ты когда-нибудь кого-то лучше себя?, - однажды спросили его друзья.
- Да, - ответил Хатим Таи.
- Кто же это был?
- Однажды я пожертвовал сорок верблюдов и закатил пир на весь мир, чтобы всякий, кто пожелает, мог прийти на него. Затем я отправился в путь с несколькими гонцами, чтобы оповестить всех повсюду. По дороге нам встретился дровосек, уже нарубивший вязанку хвороста. Этим способом он зарабатывал себе на пропитание. Видя, что он беден, я спросил его, почему он не приходит на пиры, устраиваемые Хатимом Таи. "Тому, кто сам зарабатывает себе на жизнь", - ответил он, - "не нужно подарков Хатима Таи".

Почему же Хатим Таи заявил, что дровосек лучше него?

Потому что считал, что благороднее работать и самому обеспечивать себя, чем получать подарки от других, не затрачивая при этом усилий и не жертвуя ничем. Он считал, что это расхолаживает человека и мешает ему полагаться на самого себя.

Конечно, совершенно естественно, когда друзья дарят друг другу подарки; хорошо, когда сильные руки приходят на помощь бедным и нуждающимся; но здоровый человек должен работать своими руками, а не протягивать их для милостыни. Но, конечно, это не касается тех, кто полностью посвятил себя созерцательной жизни и поиску мудрости.

*
* *

Хотя поведение дровосека и было благородным, но оно было менее благородным, чем поведение персидского принца, чью историю я сейчас вам поведаю.

Он жил в древние времена и звали его Гуштап.

Гуштап был очень раздосадован тем, что отец не считает его наследником престола, так что он покинул родные края и отправился на Запад. Оставшись один, он осознал, что отныне он сам должен зарабатывать себе на жизнь. Поэтому он пошел к повелителю той страны и сказал ему:

"Я умелый писец и был бы счастлив служить тебе."

Ему сказали подождать несколько дней, потому что в тот момент писец не был нужен. Но Гуштап слишком спешил, чтобы ждать, поэтому пошел к погонщикам верблюдов попросить у них работы. Им не был нужен новый помощник; однако, видя крайнюю его нужду, они дали ему поесть.

Затем Гуштап постучал в дверь кузнеца и предложил ему свои услуги.

"Хорошо", - ответил кузнец, - "помоги мне расплющить вот этот кусок железа". И он вложил молот в руки Гуштапа.

Принц обладал громадной силой. Он поднял молот и опустил его на наковальню. Наковальня рассыпалась на куски с первого удара. Кузнец пришел в ярость и прогнал принца прочь.

И так Гуштап снова стал скитаться в большой нужде.

Куда бы он ни обращался, нигде он не мог найти для себя дела.

Наконец на поле он повстречал крестьянина, который сжалился над ним, дал ему пищи и приютил.

Однажды дошла весть, что дочь короля Рума была на выданьи, и что все молодые люди королевской крови приглашались на званный пир. Гуштап решил пойти туда и сел за стол вместе с остальными. Принцесса Китабан увидела его, полюбила и вручила ему букет роз в знак своей благосклонности.

Король же невзлюбил Гуштапа за его бедность. Он не дал благословения своей дочери, и когда те поженились наперекор его воли, прогнал их из дворца. Поэтому суженые отправились в гущу леса и построили себе хижину недалеко от реки.

Гуштап был отличным охотником. Каждый день он переправлялся на лодке на другой берег, подстреливал лося или дикого осла, отдавал половину добычи лодочнику, а остальное приносил домой своей жене.

Однажды лодочник перевез к Гуштапу молодого человека по имени Мабрин.

"Мой господин", - промолвил Мабрин, - "я хочу жениться на второй дочери короля, сестре твоей жены, но для этого я должен убить свирепого волка, опустошающего королевские земли. И я не знаю, как сделать это".

"Я сделаю это за тебя", - ответил охотник Гуштап.

Он отправился в пустыню, и когда нашел волка, подстрелил его двумя стрелами, а затем отрезал его голову своим охотничьим ножом.

Король пришел посмотреть на мертвого зверя, и на радостях выдал свою вторую дочь за Мабрина.

Некоторое время спустя лодочник перевез к Гуштапу другого молодого человека по имени Ахрун. Ахрун хотел жениться на третьей дочери короля, но сначала должен был убить дракона. Гуштап пообещал, что справится и с этой трудной задачей.

Он взял несколько ножей и связал их в шар с ощетинившимися острыми кромками. Затем он отправился на поиски и нашел огнедышащего дракона. Ловко увертываясь от когтей чудища, он вонзил множество стрел в его тело. Затем Гуштап нацепил свой колючий шар на конец пики и вонзил его в глотку чудовища. Дракон сомкнул челюсти и повалился на землю. Затем принц добил его мечом.

Так Ахрун женился на третьей дочери короля.

Вы не будете удивлены, услышав, что по прошествии некоторого времени такой доблестный принц стал персидским шахом, сменив на троне своего отца. И именно во времена правления Гуштапа святой пророк Зердашт, или Зороастр, привил персам веру в Ормазда, господа света и солнца, и огня и праведности и справедливости.

*
* *

Однако, вы видели, что Гуштап не сразу нашел свое место в мире.

Он безуспешно перепробовал несколько занятий, и поначалу даже нажил себе немало врагов, как например, того доброго кузнеца.

Однако, наконец, он обрел свое настоящее пристанище в жизни и помогал другим, пока не пришло его время занят трон и мудро править государством. И именно потому что этот принц помогал другим, он был лучше того дровосека, который работал только для себя. Гуштап был лучше и великодушного Хатума Таи, ведь он не просто раздаривал свои несметные богатства, а делился силой своих рук и даже рисковал своей жизнью ради других.

Никто не достоин большего почтения, чем тот, кто, полагаясь на самого себя, может не только удовлетворить все свои нужды, но и увеличить благосостояние всех людей вокруг себя.

Почитай отца, инженера или дровосека, писателя или рабочего, торговца, кузнеца или геолога, который, делая свое дело, каким бы оно ни было, зарабатывает на хорошую жизнь и увеличивает благосостояние своего семейства.

Почитай рабочего, который, преследуя как собственные интересы, так и интересы своих товарищей, объединяется с ними, чтобы организовать кооперативные лавки или мастерские, или организовать профсоюзы, которые позволили бы каждому отстаивать свои права, вливая свой слабый голос в мощный глас коллектива.

Эти рабочие союзы учат каждого рабочего полагаться на собственную силу и помогать друг другу.

Также и ты, школьник, учишься обогащать свой ум, сосредоточиваясь на задаче, которую ставят перед тобой твои учителя. И поднимаясь по ступенькам знания, учись и ты помогать своим друзьям, если они менее подготовлены или менее умелые, чем ты сам.

Это только в сказках достаточно лишь произнести заклинание или потереть волшебную лампу или взмахнуть волшебной палочкой, чтобы появился джин и понес тебя по воздуху, выстроил дворец в мановение ока или вызывал как будто бы из-под земли целую армию всадников и боевых слонов.

Но личное усилие приносит еще бо'льшие чудеса: благодаря ему земля рождает богатый урожай, приручаются дикие животные, прокладываются тоннели через горы, возводятся дамбы и мосты, строятся города, отправляются в плавание корабли и запускаются ракеты; коротко говоря, это увеличивает общее благосостояние и обеспечение.

Благодаря личному усилию человек становится более благородным, более справедливым, более добрым: это настоящий прогресс.

 

    Терпение и настойчивость

Люди Пунджаба сочинили примерно такую песню:

Не всегда птица поет в саду,
И не всегда сад в цвету;
Не всегда господствует счастья,
И друзья не всегда вместе.

Из этой песни можно сделать вывод, что мы не можем надеяться всегда быть счастливыми и что лучше всего учиться быть терпеливыми. Ведь в нашей жизни всегда выпадают дни, которые позволяют нам учиться великому терпению.

Ты хочешь увидеться с каким-то очень занятым человеком и попросить его о чем-то. Ты идешь в его дом. Там уже есть несколько визитеров, и ты вынужден долгое время просиживать в ожидании, пока он не примет тебя. Возможно, ты ждешь несколько часов. Ты терпелив.

В следующий раз ты идешь к какому-то человеку, но не застаешь его дома. На следующий день ты снова идешь к нему, но дверь по-прежнему заперта. Ты приходишь в третий раз, но он болен и не может увидеться с тобой. Через несколько дней ты снова навещаешь этого человека. И если уже что-то другое препятствует встрече с ним, то ты не обескуражен и возобновляешь свои попытки, пока, наконец, не увидишь его. Такое терпение называется настойчивостью.

Настойчивость -- это активное терпение, терпение в действии.

*
* *

Однажды знаменитый мореплаватель Христофор Колумб отправился в путешествие, чтобы исследовать неизведанные морские просторы.

Он был настойчив в своем стремлении открыть новые земли и не повернул назад, несмотря на ропот своей команды; несмотря на задержки и трудности он не сдался, пока не достиг первых американских островов. Так он открыл Новый Мир.

О чем он просил свою команду? Он просил их только быть терпеливыми, чтобы они просто положились на него и безропотно позволили бы вести их. Но что требовалось ему самому, чтобы достичь цели? Ему требовалось проявить выдержку и несгибаемую волю, что мы называем настойчивостью.

*
* *

Прославленный гончар Бернард Палисси хотел открыть забытый секрет древнего глазированного фарфора, переливающегося всеми цветами радуги.

Долгие месяцы и годы он неустанно проводил свои эксперименты. Долгое время его попытки оставались безрезультатными. Он посвятил своим поискам все, что имел; дни и ночи напролет он сидел возле печи, нескончаемо пробуя различные варианты приготовления и обжига глины. И не только никто не оказывал ему помощи и поддержки, но его родственники и друзья прозвали его сумасшедшим, и даже жена упрекала его за то, что он делал.

Несколько раз он был вынужден приостанавливать свои эксперименты из-за нехватки материалов, но коль скоро все необходимое оказывалось под руками, он возобновлял их с обновленной отвагой. Наконец, как-то не осталось уже даже дров, чтобы затопить печку; и, несмотря, на вопли и угрозы своих домочадцев, он побросал в огонь всю мебель, до самой последней щепочки. И когда уже все было сожжено, он открыл печь и увидел, что она наполнено ярко-глазированным фарфором, что сразу же сделало его знаменитым и на что он пожертвовал столь много лет непрестанных поисков. Что утратили его друзья и его жена, из-за чего они не могли дождаться того часа, когда придет его успех, и потому постоянно беспокоили его и усложняли его задачу? Просто терпение. И что это была за вещь, которую он сам никогда не утрачивал, которая никогда не подводила его и которая позволила ему преодолеть все трудности и насмешки и, в конце концов, выйти победителем? Это была как раз настойчивость, самая могущественная сила.

Ничто в мире не может противостоять настойчивости. И даже величайшие вещи всегда являются результатом маленьких, но неустанных усилий.

Громадные валуны полностью разрушаются от каких-то маленьких капелек воды, когда эти капельки падают на одно и то же место.

Простая песчинка не представляет собой ничего величественного, но масса песчинок образует дюны и сдерживает океан.

И когда ты будешь учить географию, то узнаешь, как скопление моллюсков на морском дне постепенно формировало горы, которые затем образовали великолепные острова и архипелаги.

Не думаешь ли ты, что и твои маленькие, повторяющиеся усилия могли бы привести к великолепным результатам?

*
* *

Знаменитый мудрец Шанкара, чье имя принесло славу жителям острова Малабар и который жил примерно 1200 лет назад, с детства мечтал стать саньясином.

Хотя его мать и приветствовала благородство его помыслов, но долгое время она не позволяла ему посвятить себя этому образу жизни.

Однажды они отправились купаться на реку. Шанкара нырнул и почувствовал, что его за ногу ухватил крокодил. Смерть казалась неминуемой. Но даже в то ужасное мгновение храбрый мальчик думал лишь о своем великом деле и крикнул своей матери: "Со мной все кончено! Крокодил тащит меня на дно. Позволь мне хотя бы умереть саньясином!"

"Да, да, мой сын", -- зарыдала в отчаянии его мать.

Шанкара ощутил такую радость, что нашел в себе силы вырвать ногу и быстренько выбраться на берег.

С того момента он провел годы в учении. Шанкара стал гуру и оставался верным своей великой работе, проповедуя свою философию до самого конца своей чудесной жизни.

*
* *

Все, кто любят Индию, знают прекрасную поэму Махабхарату.

Она была написана на санскрите много веков тому назад. До недавних пор ни один европеец не мог прочесть ее, если не знал санскрита, а это было редко. Нужен был перевод на один из европейских языков.

Бабу Пратап Чандра Рей решил посвятить себя этой работе. В своей стране он нашел ученого друга, Кишори Мохан Гангулу, который мог переводит с санскрита на английский язык; и так, часть за частью, началась публикация Махабхараты.

В течение двенадцати лет Пратап Чандра Рей работал над этой задачей, которую он поставил перед собой. Все свои средства он направил на публикацию книги. И когда никаких средств уже не осталось, он начал ездить по всей Индии и просить помощи у всех, кто мог бы оказать ее. Он получал помощь от принцев и крестьян, от ученых людей и простого люда, от друзей из Европы и Америки.

В ходе одной из своих поездок он подхватил лихорадку, от которой и умер. В течении болезни все его помыслы были обращены на завершение своей работы. И даже когда он с трудом уже мог говорить, он завещал своей жене:

"Эта книга должна быть закончена. Не трать деньги на мои похороны, если они нужны для печати. Живи как можно проще, чтобы сохранить деньги для Махабхараты."

Он умер, полный любви к Индии и к ее великой поэме.

Его вдова, Сундари Бала Рей, преданно исполнила его великое желание. Год спустя переводчик закончил свою работу, и одиннадцать томов Махабхараты предстали перед европейской публикой, которая теперь узнала Махабхарату и стала восхищаться восемнадцатью Парвасами блестящей эпической поэмы. И, читая ее, они прониклись уважением к великому мастерству и мудрости глубочайших мыслителей и поэтов древней Индии.

Таковы плоды, рождаемые усилиями тех, кто подобно Пратапу Чандра Рею и многим другим хорошим людям, знает, как проявлять упорство.

И вы, бравые ребятишки, разве вы не присоединитесь к великой армии мужчин и женщин, которые никогда не устают делать добро и никогда не бросают начатое дело, пока не закончат его?

В этом необъятном мире нет недостатка в благородной работе, и нет недостатка в хороших людях, способных сделать ее; но часто не хватает именно настойчивости, единственно с которым можно довести дело до конца.

 

    Простая жизнь

Пророк Мухаммед, посвятивший свою жизнь просвещению арабского народа, нисколько не заботился о богатстве.

Как-то он спал на жестком мате, а когда проснулся, то на спине его остались отпечатки узлов и нитей его постели.

Один приятель сказал ему: "О, Посланник Аллаха! Эта постель слишком жестка для тебя; если ты попросил бы меня, то я с радостью приготовил бы тебе более мягкую, и ты смог бы гораздо лучше отдохнуть."

Пророк ответил: "Мягкая постель не для меня. Мне есть что делать в мире. Когда моему телу нужен отдых, я даю ему этот отдых, но лишь как всадник, который на некоторое время привязывает свою лошадь в тени деревьев, чтобы уберечь ее от палящего солнца, и вскоре оседлывает ее вновь."

"Мне есть что делать в мире", -- сказал Пророк. Вот почему его благородная жизнь была простой. Веря в свою миссию, он хотел направить на путь истинный весь арабский народ. Он не заботился о роскоши: сердце его было наполнено возвышенными помыслами.

*
* *

Следующая арабская история показывает, что для здоровой души простая жизнь приносит больше счастья, чем любая другая. Мейсан была дочерью племени Кальб; первые годы своей жизни она провела под тентами в пустыне.

И вот ее выдали замуж за калифа Муавиаха, но хотя он был богат и имел много рабов, она не была счастлива с ним. И несмотря на всю роскошь, разум ее не находил покоя. Часто, оставаясь одна, она тих напевала стихи, которые сама и сочинила:

Коричневые одежды из верблюжьей шерсти милее моему глазу,
чем одеяния королевы.
Тенты в пустыне милее моему сердцу,
чем роскошные палаты дворца.
Жеребята, резвящиеся на просторе, милее мне,
чем мулы, согнувшиеся 0 под весом сокровищ.
Лай сторожевой собаки, чуящей приближение незнакомца, милее мне,
чем медные фанфары дворцовой стражи.

Эту песню услышал калиф и прогнал ее из дворца. Так поэтесса возвратилась в родное племя и была рада тому, что не видела больше роскошных палат, которые принесли ей так много печали.

*
* *

Во всех странах многие люди начинают понимать, что лучше вести простую жизнь, чем жизнь расточительности, тщеславия и показухи.

Появляется все больше и больше мужчин и женщин, которые, хотя и могут позволить купить себе дорогие вещи, но чувствуют, что их деньгам можно найти лучшее применение. Они предпочитают здоровую диету вместо изобильной пищи, и обставляют свои дома простой, добротной мебелью вместо мебели громоздкой, вычурной и бесполезной, ставящейся только напоказ.

Во все века лучшие и самые энергичные служители земного прогресса знали, как вести спокойную и умеренную жизнь, чтобы поддерживать тело в добром здравии и иметь возможность принимать более деятельное участие в работе на общее благо. Их пример всегда будет служить укором для тех, кто копит несметные сокровища и становится рабом несчетного количества слуг, одеяний и мебели.

Вы не можете навалить кучу земли без того, чтобы не сделать ямку в земле; точно также часто роскошь одних отражает бедность многих других. В мире много прекрасных, великих и полезных вещей, которые должны быть сделаны теми, кто не растрачивает свое время, деньги и мысли на пустое времяпровождение.

*
* *

Святой Франциск был приверженцем Благой Жизни. Он учил не для того, чтобы зарабатывать деньги. Жизнь его была простой, и величайшей радостью для него было вдохновлять людей своим примером и своими проповедями. И он был удовлетворен любой пищей, которую ему давали.

Как-то, проходя через город со своим спутником, Братом Массео, они решили разделиться: Массео пошел по одной улице, а Франциск -- по другой. Массео был высоким и статным, тогда как святой Франциск был невзрачным коротышкой. Люди щедро одарили Массео, тогда как Франциск собрал очень мало.

Встретившись за воротами города, они уселись у большого камня на берегу прозрачного ручья, который тек неподалеку, и сложили вместе милостыню, которую получили.

"О, Брат Массео", -- вскричал на радостях Святой Франциск, -- "мы не заслужили такого пиршества".

"Воистину", -- ответил Массео, -- "но какое же здесь пиршество, в этих нескольких кусках хлеба? У нас нет ни ножа, ни посуды, ни скатерти, ни слуг."

"Разве это не пиршество", -- ответил святой, -- "иметь хороший хлеб на хорошем столе, когда голоден, и свежую воду из родника, когда хочется пить?"

Сказанное не означает, что бедные люди всегда должны мириться со своей жалкой долей. Но, в любом случае, это показывает, как удовлетворенность, исходящая от благородной жизни и бодрого духа, свойственная прекрасным душам, может возмещать отсутствие материальных благ и внешних богатств.

*
* *

Несомненно одно: простая жизнь никогда не причиняет никому вреда, чего нельзя сказать о роскошной жизни со множеством излишеств. Чаще всего те вещи, которые бесполезны для человека, могут принести ему вред.

Во время правления знаменитого Акбара жил в Агре святой дзен по имени Банараси Дас. Император вызвал святого во дворец и сказал ему:
-- Проси, чего хочешь, и твое желание будет исполнено, потому что ты ведешь святую жизнь.
-- Парабрахман дает мне больше, чем я мог бы пожелать, -- ответил святой.
-- Но все же, попроси, -- настаивал Акбар.
-- Тогда, Государь, прошу больше не звать меня во дворец, потому что хотел бы посвятить свою жизнь божественной работе.
-- Пусть будет так, -- молвил Акбар, -- но в свою очередь я хотел бы попросить тебя.
-- Проси, Государь.
-- Дай мне добрый совет.
Банараси Дас немного подумал и произнес:
-- Следи, чтобы пища твоя была чистой и простой, и особенно заботься по вечерам о своей еде и питье.
-- Никогда не забуду твоего совета, -- пообещал Император.

Этот совет поистине был хорош, ведь здоровая еда и питье делают здоровым тело, делают его пригодным для того, чтобы служить храмом чистого разума и жизни.

И так уж случилось, что как раз тот день, в который святой посетил Императора, был днем поста. И поэтому Акбар мог принять пищу лишь спустя несколько часов после полуночи. Дворцовые повара еще с вечера приготовили блюда и держали их на тарелках и золота и серебра, дожидаясь окончания поста.

Было еще темно, когда Акбар велел им принести пищу.

Несмотря на некоторое нетерпение, он внезапно вспомнил слова Банараси Даса: "Заботься о своей еде и питье". Поэтому он тщательно проверил поставленную перед ним пищу и обнаружил в ней множество коричневых муравьев. Несмотря на все меры предосторожности, эти муравьи прокрались в кухню и испортили императорскую еду.

Акбар отослал блюда, и этот случай глубоко врезался ему в память, показывая, какой ценный совет он получил.

Ведь вы понимаете, что Банараси Дас предупреждал Акбара не просто о коричневых муравьях, а обо всем в его питании, что могло бы нехорошо отразиться на здоровье его ума и тела.

Многие болезни приходят от нездоровой пищи. Тот, кто умышленно продает вредные продукты, подвергает опасности жизни своих сограждан. А вредные продукты -- это не только подпорченные или фальсифицированные, а всякие, которые могут так или иначе причинить вред.

*
* *

Эта история не говорит нам о том, что Акбар обнаружил коричневых муравьев и в своем питье, и все же Банараси Дас советовал заботиться и о питье. Ведь есть такие напитки, которые на вид кажутся светлыми, на вкус -- приятными и бодрящими, но на самом деле они весьма опасны для человека. Бо'льшая часть таких напитков содержит алкоголь.

Пророк Мухаммед учил, что грешно пить вино и играть в карты; поэтому все, почитающие слова Корана, воздерживаются от вина и карточных игр.

Но, с другой стороны, во всем мире найдется немало добрых людей, которые не видят ничего зазорного в том, чтобы употреблять алкоголь. Мы уважаем их мнение. Но эти же люди не могут утверждать, что следует и всем употреблять алкоголь.

Затем, есть люди, которые считают, что будет неправильным употреблять напитки типа пива, содержащие весьма малое количество алкоголя, и напротив, есть другие люди, считающие, что это хорошо; но все же никто не может утверждать, что будет неправильным вообще не употреблять горячительных напитков. Также весьма спорным является вопрос, полезно или нет употреблять алкоголь, но никому не придет в голову заявить, что вредно не делать это. И, в любом случае, любой человек согласится, что дешевле не принимать алкоголь.

В любой стране есть общества трезвенников, члены которых обязуются не употреблять алкоголь. И в некоторых городах даже запрещено продавать алкоголь.

Но в других местах употребление алкоголя, ранее неизвестного жителям, широко распространено. Например, в Индии, где много веков царствовало воздержание от употребления горячительных напитков, введение алкоголя оказалось ужаснее любого демона из древних легенд. Ведь ужасный раксаша мог навредить только телу, тогда как алкоголь может убить даже мысли и разрушить характер. Прежде всего, он вредит телу. Он вредит детям родителей, употребляющих алкоголь сверх всякой меры. Он вредит рассудку человека и порабощает тех, кто должен был бы служить человечеству. Ведь каждый из нас должен служить человечеству; и если своей едой или питьем мы ослабляем свой ум или тело, значит, мы -плохие слуги, неспособные выполнить свою задачу.

Что случится с солдатом, оружие которого сломалось, что случится с моряком, корабль которого потерял мачты, что случится со всадником, лошадь которого хромает на одну ногу? И что будет человек делать, если утратит свои самые драгоценные способности?

Он опустится даже ниже животного, ведь животное, по крайней мере, избегает есть и пить то, что может навредить ему.

Римский поэт Виргилий любил жить на природе. Он восхищался мощными волами, которые тянули плуг и оставляли в земле глубокую борозду, где всходил будущий урожай. Сильным было тело вола, мощными были его мускулы и тяжела была его работа.

И Виргилий добавляет: "Вино и излишние пиршества неизвестны ему. Он пасется на лугу, утоляет жажду в реке и кристальных ручьях; и ничто не тревожит его мирную дремоту."

Быть умеренным означает быть сильным.

Вы будете обижены, если кто-то скажет вам: "Будь слабым".

Умеренность увеличивает силу сильных и сохраняет силу слабых.

Помните слова Банараси Даса:

Следи за своей пищей
Следи за своим питьем

 

    Благоразумие

"Хороший выстрел", -- раздался возглас после того, как юный индиец выпустил стрелу и поразил мишень.
"Да", -- откликнулся кто-то, -- "но сейчас светлым-светло. Лучник видит свою цель. Он не так умел, как Дасаратха."

-- А что может делать этот Дасаратха?
-- Он сабдабхеди.
-- Что это значит?
-- Он стреляет на звук.
-- Как это?
-- Он может стрелять в темноте. По ночам он выходит в джунгли и прислушивается, а когда по звуку шагов или хлопанью крыльев определит, какая ему попалась добыча, то выпускает стрелу и поражает цель так же точно, как если бы был ясный день.

Так распространялась молва о Дасаратхе, принце из города Айодхья.

Он гордился своим мастерством сабдабхеди, и ему нравилось, когда люди хвалили его. В сумерках он выезжал на своей колеснице и забирался в самую чащу, устраивая засаду. Он мог слышать поступь буйвола или слона, идущих на водопой, легкие шаги оленя или грозное приближение тигра.

Однажды ночью, когда Дасаратха лежал в зарослях кустарника, прислушиваясь к шелесту листвы и журчанию воды, он внезапно услышал, что что-то движется по берегу озера. Дасаратха не мог видеть ничего во тьме, но разве не был он сабдабхеди? Звука шагов было достаточно для него: наверняка это был слон. Он выпустил стрелу. Внезапно раздался крик, который заставил его вскочить.

"Помогите! Помогите! Кто-то подстрелил меня!"

Лук выпал из рук Дасаратхи; он застыл от ужаса, и все поплыло у него перед глазами. Что же он наделал? Ранил человека вместо зверя? Он ринулся к озеру, продираясь сквозь джунгли. На берегу, в луже собственной крови лежал юноша, весь растрепанный, держа в руке кувшин, который только что наполнял.

"О, господин", -- простонал он, -- "это Вы выпустили роковую стрелу? Какое зло я Вам причинил, что вы так жестоко расправились со мною? Я сын отшельников. Мои престарелые родители слепы; я ухаживал за ними и снабжал их всем необходимым. Я пошел за водой для них, а теперь кто же обслужит их? Дойдите по этой тропе до хижины и расскажите им, что со мной случилось. Но сначала вытащите эту стрелу из моей груди, потому что она причиняет мне неимоверную боль."

Дасаратха вытащил стрелу из раны. Юноша испустил последний вздох и умер.

Принц наполнил кувшин и направился по пути, который указал ему умирающей юноша. Когда он приблизился к хижине, отец юноши окликнул его:

"Сын мой, почему тебя так долго не было? Ты купался в озере? Мы уже начали бояться, не случилось ли что с тобой. Но почему ты не отвечаешь?"

Дрожащим голосом Дасаратха произнес:

"Я не ваш сын, о святой отшельник. Я кшатрий, и до сих пор гордился своим искусством стрельбы из лука. Этой ночью, сидя в засаде, я услышал хруст и подумал, что это слон пробирается к водопою. Я выстрелил. О, горе! Я подстрелил вашего сына. О, скажи, как искупить мне свою вину."

Престарелые родители заплакали и запричитали. Они попросили принца привести их к тому месту, где лежал их сын, их единственный сын. Они пропели священные гимны над его телом и, согласно похоронному обряду, окропили его водой. Затем отшельник молвил:

"Послушай, Дасаратха! По твоей вине мы пролили слезы над нашим умершим сыном. Когда-нибудь ты тоже зарыдаешь над любимым своим сыном. Пройдет немало лет, но кара настигнет тебя."

Они развели погребальный костер, чтобы сжечь тело, а затем сами бросились в пламя и сгорели.

Шло время. Дасаратха стал королем Айодхьи и женился над возлюбленной Кауселье. И сыном его был знаменитый Рама.

Раму в городе любили все, кроме королевы Кейкайи, второй жены короля, и ее служанки. Две эти женщины плели интриги против благородного Рамы, из-за чего он был сослан в изгнание на четырнадцать лет.

И Дасаратха оплакивал своего сына, как те престарелые родители оплакивали в джунглях своего сына, умершего в полночь на берегу озера.

Дасаратха так гордился своим мастерством, что утратил благоразумие и совсем не думал об опасности ранить кого-либо во тьме. Для него было бы лучше натягивать тетиву лука лишь при солнечном свете, чем так безрассудно полагаться на свое искусство сабдабхеди. Он не хотел причинить кому-либо вреда, но утратил предусмотрительность.

*
* *

Торговец из города Бенарес как-то пожалел двух грифов, жалких и несчастных. Он перенес их в сухое место, разжег огонь и накормил их мясом из погребального костра, на котором люди сожгли мертвый скот.

Когда кончился сезон дождей, грифы, окрепшие и поздоровевшие, улетели в горы.

Но в знак признательности торговцу из Бенареса они решили собрать в округе всю одежду, которую только могли найти, и подарить ее их любезному другу. Они летали от дома к дому, от деревни к деревни, срывая все белье, сохнущее на свежем воздухе, и приносили его к дому торговца.

Он ценил их доброе намерение, но никак не использовал и не продавал краденные вещи; он просто их бережно складывал.

Однако повсюду уже были расставлены ловушки на двух грифов, и вскоре один из них попался. Он предстал перед королем, который спросил его:
-- Почему ты грабишь моих подданных?
-- Однажды торговец спас нам с братом жизнь; чтобы отплатить ему за это, мы решили собрать для него одежду, -- ответила птица.

Затем настала очередь торговца предстать перед королем и держать ответ.

"Государь", -- сказал он, -- "грифы действительно принесли мне много одежд, но я бережно все сохранил и готов вернуть их своим владельцам."

Король простил грифов, ведь они действовали из благодарности, хотя и без разбора; и благодаря своему благоразумию торговец также был помилован.

*
* *

У японцев есть один наглядный способ, с помощью которого они выражают свое представление о благоразумии.

В одном из храмов у них стоит статуя медитирующего Будды, сидящего в позе лотоса. Перед ним три обезьянки, одна из которых закрывает лапками свои глаза, другая -- уши, а третья закрывает свой рот. Что это значит? Своим жестом первая обезьянка говорит:
"Я не вижу зло и глупость."

Вторая говорит:
"Я не слышу зло и глупость."

Третья:
"Я не разговариваю со злом и глупостью."

Точно также мудрый человек благоразумен в том, на что он смотрит, что он слушает и что он говорит.

Он учитывает последствия, думает о завтрашнем дне, и если не знает пути, то спрашивает.

 

    Искренность

Как-то лев, волк и лиса отправились вместе на охоту. Они убили осла, газель и зайца.

Осматривая добычу, лев спросил волка:

"Скажи мне, любезный друг волк, как следует нам разделить все это."

"Нет необходимости", -- ответил волк, -- "делить все эти туши. Ты возьмешь осла, лиса возьмет зайца, а я удовлетворюсь газелью."

Лев взревел, услышав такой совет, и одним ударом своей когтистой лапы снес волку голову. Затем он спросил у лисы:

"А что ты, мой дорогой друг, думаешь по этому поводу?"

"О, господин", -- ответила лиса, отвесив глубокий поклон, -- "все очень просто. Возьми осла на завтрак, газель пойдет на ужин, а зайцем перекусишь днем."

"Очень хорошо", -- заключил лев, с удовольствием забирая себе всю добычу. "А кто научил тебя такой мудрости и справедливости?"

"Волк", -- лукаво ответила лиса.

Почему так ответила лиса? Сказала ли она то, что думала на самом деле? О, конечно же, нет! Было ли у нее искреннее желание порадовать льва? Тоже нет. Лиса говорила так, потому что была очень испугана, и мы можем учесть это. Но, тем не менее, мы должны признать, что слова лисы не были искренними -- просто лукавыми. И если лев принял их за чистую монету, то это из-за того, что он любил мясо, а не истину.

*
* *

Мусульманский писатель Абу Абас повествует нам о славе царя Соломона, правившем в Иерусалиме, священном городе евреев.

В его тронной палате насчитывалось шестьсот мест, половину из которых занимали мудрецы, а другую -- джины, которые помогали Соломону своей магической силой.

Во время заседания Совета по одному слову царя в воздух поднималась стая птиц, чтобы заслонить от света всех шестисот людей, сидящих в креслах. И по его приказу каждое утро и каждый вечер поднимался ветер невиданной силы, поднимал весь дворец и мгновенно переносил его на другое место. Таким образом Соломон мог править самыми удаленными уголками своего царства.

Помимо прочего, Соломон сотворил чудесный трон, о котором только можно было бы мечтать. Его трон был создан таким образом, что никто не смел сказать неправду в присутствии царя.

Трон был сделан из слоновой кости, инкрустирован жемчугом, изумрудами и рубинами; по его углам стояли четыре финиковые пальмы, на которых, как финики, висели изумруды и рубины. Верхушки двух пальм украшали золотые павлины, а двух других -- золотые грифы. С каждой стороны трона сидело по золотому льву между двумя жемчужными колонами. И золотая виноградная лоза с рубиновыми плодами обвивала стволы деревьев.

Израильские старейшины сидели по правую руку от царя, и кресла их были золотыми; джины сидели по левую руку, а кресла их были серебряными.

Когда царь вершил правосудие, к нему допускался и простой люд. И всякий раз, когда кто-нибудь давал свои показания, то отклонись он хоть на чуточку от истины, как сразу же происходило нечто невиданное. Внезапно все поворачивалось вокруг своей оси: трон, на котором восседал царь, львы, финиковые деревья, павлины и грифы. Затем львы выпускали свои когти, стуча по полу хвостами; грифы и павлины взмахивали своими крыльями.

При виде этого свидетель млел в ужасе и не смел больше солгать ни на чуть-чуть.

Несомненно, это было очень удобно и значительно облегчало задачу царя. Но страх -- это всегда скверная штука, которая плохо согласуется с истиной.

Даже если в каком-то случае, как в рассказе Абу Абаса, страх и заставляет человека говорить правду, то он еще не делает его правдивым; ведь в другой раз тот же страх может заставить человека быть неискренним, как была неискренней лиса в предыдущей истории. И чаще всего так и происходит.

Искреннему человеку не нужно чудес Соломона, чтобы говорить правду. Трон истины пребывает в его собственном сердце, и искренность его души не может вдохновить его ни на что, кроме правдивых слов. Он говорит правду не из-за того, что боится учителя, господина или судьи, а потому что истина характерна для честного человека, это отпечаток его натуры.

Любовь к истине заставляет такого человека встречать лицом к лицу все опасности. Он говорит то, что следует, не взирая на то, что произойдет с ним.

*
* *

Богатый и всемогущий царь Вишвамитра, желавший еще большего почтения, решил практиковать тапасью (аскетизм), чтобы перейти из своей касты кшатриев в высочайшую касту, касту браминов.

Он делал все, что по его мнению было необходимо, и по внешним признакам вел простую и строгую жизнь, чтобы каждый мог сказать: "Царь заслужил того, чтобы быть брамином."

Но брамин Васиштха так не думал, потому что знал, что Вишвамитра действует из тщеславия; отречение царя не было искренним. И поэтому он отказался обращаться с ним, как с брамином.

В ярости царь предал смерти сотню детей из семейства Васиштхи. Но, несмотря на все горе, Васиштха упорствовал в своем отказе говорить то, что не считал истинным.

Поэтому царь решил убить и этого правдивого человека. Однажды ночью он пробрался к хижине Васиштхи со злым намерением.

Когда он приблизился к двери, то услышал, что брамин разговаривает со своей женой, а так как речь в том разговоре шла о нем самом, то остановился и прислушался. Мудрыми и ясными, полными прощения к нему были те слова, которые он услышал. Это затронуло сердце царя. Полный раскаяния, он бросил свое оружие, вошел в хижину и склонился к ногам отшельника.

"Брахмарши", -- любяще приветствовал его Васиштха, когда увидел, в каком состоянии находится царь.

"Почему прежде ты не признавал моей тапасьи?", -- смиренно спросил Вишвамитра.

"Потому что", -- ответил Васиштха, -- "ты претендовал на звание брамина во имя высокомерной силы, но теперь, когда ты раскаиваешься, ты подходишь к настоящему духу брамина."

Васиштха знал, как бесстрастно говорить правду. И он также говорил без затаенной обиды.

*
* *

Разве не благородно говорить правду, даже если в этом есть некоторая опасность?

Кроме того, очень часто вещи оборачиваются к лучшему для тех, кто презреет опасность, хотя на первый взгляд может показаться иначе. Успех лжи торжествует недолго, тогда как в большинстве случаев разумнее всего быть искренним.

Однажды поутру дельфийский император восседал на троне, принимая почести от тех, кого он считал стоящими. Когда церемония уже подходила к концу, император заметил, что один человек, которого он позвал, молодой человек по имени Сэйд Ахмед, еще не выразил своего почтения.

Император спустился с трона и уселся в переносное кресло, в котором его переносили по необъятному дворцу.

И как раз в это время второпях явился молодой человек.

"Твой сын опоздал", -- сказал император отцу Сэйда, который был его другом.
"Почему?", -- спросил император, строго посмотрев на молодого человека.
"Господин", -- искренне ответил Сэйд, -- "это потому что я проспал."

Дворцовая прислуга с изумлением уставилась на молодого человека. Как посмел он так бесстыдно вести себя с императором, не мог что ли придумать лучшего оправдания? Как бестактно с его стороны!

Но император, после секундного раздумья, почувствовал расположение к молодому человеку из-за его искренности; и он подарил ему жемчужное ожерелье и с почтеньем поцеловал его в лоб.

Таким было вознаграждение Сэйда Ахмеда, который любил правду и говорил ее всем, принцам и крестьянам.

*
* *

Совершенно ясно, чтобы всегда без труда говорить правду, лучше всего поступать так, чтобы не было нужно скрывать что-либо. А для этого в каждом своем повседневном действии мы должны помнить, что находимся в присутствии Божественного. Для честности в речи также требуется честность в действиях; и искренний человек -- это тот, который избегает всякой лжи в том что он говорит, и всякого лицемерия в том, что он делает.

В Амрохе изготавливается специальный вид керамики, известных как кагазская керамика; это особая керамика, декорированная серебряными узорами. Посуда из этой керамики очень мила, но она столь легка и хрупка, что ломается при малейшем ударе. Хотя она и выглядит довольно прочной и вполне пригодной для использования, но годится лишь на то, чтобы служить украшением.

Многим людям нравится кагазская керамика. Она прекрасно выглядит; но если ты попытаешься устроить ей какое-нибудь испытание, то убедишься, что на нее можно лишь смотреть. Не полагайся на нее ни в чем, она не выдержит любой нагрузки. Один брамин послал своего сына в Бенарес, чтобы он учился под руководством пандита.

Через двенадцать лет молодой человек вернулся в родной город, и множество людей поспешили повидаться с ним, думая, что он стал очень образованным человеком. они раскрыли перед ним книгу, написанную на санскрите, и попросили: "Объясни нам это учение, почтенный пандит".

Молодой человек уставился в книгу. По правде говоря, он не понял там ни одного слова. В Бенаресе он не выучил ничего, кроме алфавита. И к тому же там буквы были очень крупно написаны на доске, так чтобы они постепенно укладывались в его голове.

Поэтому он молчал над раскрытой книгой, а глаза его наполнялись слезами.

"О, пандит", -- заметили гости, -- "нечто затронуло твое сердце. Расскажите нам, что ты прочел в книге."

"Буквы", -- наконец вымолвил молодой человек, -- были большими в Бенаресе, а здесь они такие маленькие!"

Разве не похож этот пандит на ту керамику?

*
* *

Логово волка располагалось среди скал на берегу реки Ганг. И вот во время таяния снегов вода стала постепенно подниматься. Она поднялась так высоко, что окружила логово волка со всех сторон. Наконец настал день, когда он не мог уже выбраться оттуда в поисках добычи.

"Ну, хорошо", -- сказал он себе, когда увидел, что не осталось никакой еды, -- "сегодня будет святой день, в честь чего я и объявляю пост."

Он уселся на край скалы и принял торжественный вид, чтобы отметить святой день своим постом.

Но не успел он удобно расположиться, как дикая коза, прыгая с камня на камень, достигла того места, где восседал волк, полный святых помыслов.

"Ого!", -- воскликнул он, увидев козу. "Здесь есть чем поживиться." Он прыгнул на козу, но промахнулся; он прыгнул второй раз, и опять безрезультатно. Наконец коза убежала тем же путем, прыгая с камня на камень.

"Ну, ладно!", -- заключил волк, снова приняв священную позу, -"я не буду таким нечестивым, чтобы есть мясо в святой день. Нет, нет -- никакого мяса в день поста!"

Что вы думаете о волке, его святых помыслах и его отношении к святому дню? Вы смеетесь над его плутовством. Но как много людей, чья искренность такая же, кто украшает себя изящными сентиментами, потому что это служит их интересам, и изображают из себя маленьких святош, поскольку не могут дать волю своему нраву. Но несмотря на всю их хитрость, считаешь ли ты, что это трюкачество может выстоять долгое время перед тем, кто правдив и справедлив?

*
* *

Обезьяны и демоны из армии Ханумана боролись на стороне Господа Рамы и его брата Лакшмана против десятиголового демона Раваны.

Слабея под ударами воинов, атакующих его со всех сторон, Равана применил свою магическую силу.

Внезапно, по волшебству, возникло множество двойников Рамы и Лакшмана, воющих на стороне демонов. Это была лишь ложная и обманчивая видимость, но обезьяны и медведи, приняв их за настоящих людей, в замешательстве остановились: ведь как же они могли продолжать биться против Рамы и Лакшмана, своих возлюбленных вождей? Видя это смятение, демон Равана зловеще улыбнулся. Рама тоже улыбнулся: какое удовольствие он получит, разрушив такую ложь, разоблачив трюкачество, завоевав победу во имя истины! Он натянул тетиву своего могущественного лука и выстрелил. Стрела просвистела через все обманчивые тени, которые тут же распались. Наконец-то армия Ханумана могла ясно видеть, и обезьяны и медведи возобновили битву с прежней отвагой.

Точно также, всякое честное слово, сказанное искренним человеком, подобно стреле, которая может разрушить много лжи и лицемерия.

*
* *

В южной Индии есть легенда, которая рассказывает о принце, Жасминовом Короле, один только смех которого наполнял земли на многие лиги вокруг душистым ароматом жасмина. Но для этого смех его должен был исходить из радостной и спонтанной веселости его сердца. Ничто не получалось, если он пытался смеяться без истинного веселья. Когда дух его был полон радости, смех его журчал как душистый ручей.

Такой смех приходил только от искренности.

Столы дворца Дарьядханы ломились от богатых сосудов из золота и серебра, украшенных рубинами, изумрудами и алмазами, переливающими всеми цветами радуги. Господь Кришна был зван этот пир, но не пришел. Вместо этого той ночью он пошел в дом бедного шудры, который также пригласил его. Еда была простой, посуда -- самой обыкновенной. И все же Кришна предпочел явиться сюда, потому что кушанья, которыми шудра угощал его, были полны искренной любви, тогда как роскошное пиршество короля Дарьядханы было устроено только ради показухи.

Также рассказывается, что славный Рама однажды сел за стол очень скромной женщины, муж которой был охотником. Все, что она могла поставить перед знаменитым героем -- это несколько фруктов, потому что больше у нее ничего не было. Но она сделала самое лучше, что только могла, и с таким добрым сердцем, что Рама был тронут этим и пожелал, чтобы память об этом даре искренней души никогда не была бы стерта, и вот почему об этом случае вспоминают спустя так много веков.

Джелал был знаменитым мудрым учителем. Как-то два турка, хотевшие послушать его учение, пришли к нему с подношением. Поскольку они были бедны, то дар их был весьма скромным -- пригоршня чечевицы. Некоторые ученики мудреца с усмешкой взглянули на это подношение. Но Джелал сказал им:

"Как-то Пророку Мухаммеду потребовалось много богатств, чтобы довести до конца одно из своих начинаний. поэтому он попросил своих последователей дать ему то, что им не жалко. Одни принесли половину своих сокровищ, другие -- треть. Абу Бакар отдал все свое состояние. Так Мухаммед получил изрядное количество животных и оружия. Затем пришла бедная женщина, которая в свою очередь поднесла Пророку три финика и пшеничную лепешку; это было все, что она имела. Многие улыбнулись, увидев это, но Пророк рассказал им, что имел видение, в котором ангелы положили на одну чашу весов финики и хлеб бедной женщины, а на другую -- все остальные дары. И весы были уравновешены, поскольку дар от чистого сердца столь же ценен, как дорогие подарки.

Услышав это, два турка обрадовались, и уже никто больше не смеялся над пригоршней чечевицы.

*
* *

Один бедный человек из низшей касты охотился весь день, чтобы прокормить свою семью, но не смог ничего поймать. С наступлением темноты он все еще был в лесу, один, голодный и изнуренный своими напрасными усилиями. в надежде найти гнездо он взобрался на дерево бел, служившее местом моления и жертвоприношения великому Шиве. но он не обнаружил там гнезда. Он подумал о своей жене и детях, ждущих его с добычей, и зарыдал.

Слезы жалости и сострадания, говорит легенда, очень тяжелы. Они гораздо драгоценнее слез, проливаемых от собственной боли.

Слезы охотника пали на листву дерева бел и пригнули ее к камню жертвоприношения, стоящего под самым деревом. В этот момент змея укусила бедного человека, и он умер. Духи немедленно подхватили его душу и доставили ее к дому богов. Так душа человека предстала перед великим Шивой.

"Здесь не место для души этого человека", -- закричали в один голос обитатели небес. "Ведь он из низшей касты, он не знал святых законов, он ел нечистую пищу и не воздавал обычного воздаяния богам."

Но Шива ответил им: "Он преподнес мне листву дерева бел и, прежде всего, он дал мне искренние слезы. Для настоящих сердец нет деления на касты." И Шива принял его на своих небесах.

*
* *

Все эти истории показывают, что во все времена и во всех странах, как люди, так и боги, воздавали должное искренности; они любили честность и правдивость во всех вещах.

Человек, живущий во лжи, является врагом человечества.

Все человеческие науки -- философия, астрономия, математика, химия, физика -- ищут истину. Но истина необходима как в больших, так и в малых вещах.

Маленькие детишки, не ждите, когда вы вырастите, чтобы учиться быть правдивым: этому никогда не рано учиться; и никогда не рано приобрести привычку быть правдивым.

Иногда людям очень трудно говорить правду, даже если они хотят этого, ведь чтобы делать это, нужно прежде всего найти и познать истину, а это не всегда легко.

У короля из Бенареса было четыре сына. Каждый из них попросил возничего своего отца:
-- Хочу увидеть дерево Кимсука.
-- Я покажу тебе, -- сказал возничий и взял с собой сначала самого старшего.

В джунглях он показал принцу Кимсуку. В это время года на деревьях не было еще ни почек, ни листьев, ни цветов. Поэтому принц увидел только ствол темного дерева.

Через несколько недель второй принц побывал в лесу и тоже увидел Кимсуку. Теперь дерево было покрыто листвой.

Еще немного погодя настала очередь третьего брата; он увидел, что дерево усеяно розовыми цветами.

Наконец, четвертый брат увидел Кимсуку. На дереве висели спелые фрукты.

Однажды, когда все четыре брата были вместе, кто-то спросил их: "Как выглядит дерево Кимсука?"

Самый старший ответил: "Один голый ствол."
Второй брат: "Похоже на распустившееся банановое дерево."
Третий: "Как красно-розовый букет."
И четвертый: "Как акация, согнувшаяся под тяжестью плодов."

Чтобы разрешить этот спор, они отправились к своему отцу. Когда король услышал, как братья один за другим описали Кимсуку, он улыбнулся и сказал: "Все вы правы, только забыли, что дерево выглядит по-разному в зависимости от времени года."

Каждый из них описывал то, что видел сам, и не ведал о том, что знали другие.

Точно также, чаще всего, люди знают только часть истины, и их ошибка кроется как раз в том, что они принимают эту часть за всю истину.

Таких ошибок было бы гораздо меньше, если бы люди с самого раннего возраста учились так любить истину, что всегда стремились бы познать все больше и больше.

*
* *

Однажды король Кумаона -- страны, располагавшейся в Гималайских горах, охотился на холме Алмора, на котором в то время рос густой лес.

Вдруг из гущи леса выскочил заяц, и король начал преследовать его. Но заяц внезапно превратился в тигра и вскоре исчез из поля зрения.

Ошеломленный увиденным, король собрал во дворце мудрецов и спросил их, что это могло бы значить. "Это значит", -- ответили они, -"что в том месте, где исчез тигр, нужно построить город. Ведь тигры избегают только тех мест, где люди скапливаются в больших количествах."

Поэтому рабочим было приказано строить там город. Они сначала вбили в землю огромный железный штырь, чтобы проверить, насколько надежный там грунт. И случилось так, что как раз в этот момент произошел небольшой подземный толчок.

"Стойте!", -- закричали мудрецы, -- "штырь наткнулся на тело Сешанаги, громадного змея, живущего под землей. Здесь нельзя строить город."

И, действительно, как рассказывает легенда, когда железный штырь вытащили из земли, он был красным от крови Сешанаги.

"Какая досада!", -- вскричал король, -- "но раз уж мы решили строить здесь город, то будем строить."

Мудрецы были разгневаны этим и предрекали страшные бедствия для города и скорый конец его жителям.

Но почва в том месте была очень плодородной и воды было в изобилии. И в течении шестисот лет стоял на том месте город Алмора, и окрестные поля давали богатый урожай.

Так, несмотря на всю свою мудрость, мудрецы ошиблись в своих предсказаниях. Несомненно, они были искрении и думали, что изрекают истину, но очень часто люди именно так и ошибаются, принимая за реальность простой предрассудок.

Маленькие дети, мир полон предрассудков, и самое лучшее для человека -- это всегда стремиться открыть все бо'льшую истину и оставаться честным в мыслях, поступках и словах;ведь избегая обманывать других, мы постепенно учимся обманывать все меньше самих себя.

 

    Правильное суждение

Выбери любую прямую палочку и погрузи ее наполовину в воду: палочка покажется согнутой посередине. Но это иллюзия, и если ты подумаешь, что палочка действительно погнулась, то будешь неправ. Вытащи палочку, и ты увидишь, что что на самом деле она все еще прямая.

С другой стороны, если действительно погнутую палочку особым образом погрузить в воду, то она будет казаться прямой.

Люди часто напоминают такие палочки. Если взглянуть на них под определенным углом, то можешь и не заметить их прямоту; и иногда они также могут принять обманчивую видимость и казаться прямыми, тогда как они лгут. Вот почему ты должен как можно меньше полагаться на видимость и никогда не судить ни о ком легко.

Один нищенствующий монах странствовал по Индии и просил милостыню. На лугу он наткнулся на барана. Разъяренное животное готово было наброситься на него, и для этого баран отступил несколько назад и наклонил голову.

"Ах!", -- воскликнул монах, -- "какое доброе и разумное животное. Он распознал мое достоинство и склонился предо иною в почтении."

И как раз в этот момент баран бросился вперед и сбил с ног добродетельного человека.

Так что случается, что иногда слишком почтительно и доверительно судишь о тех, кто не заслуживает этого. Ведь иногда встречаются люди, подобные волку из сказки Лафонтена -- волку, которого овца приняла за пастуха, поскольку волк надел пастушью накидку; также встречаются люди, подобные ослу, который надел львиную шкуру и принял устрашающий вид.

*
* *

Но если можно ошибиться, доверившись видимости, то все же, чаще всего, происходит обратное, когда поддаешься соблазну сделать поспешное и нелицеприятное суждение о других.

Шах Персии, Измаил Сефеви, только что покорил страну Хорассан и вернулся в свою столицу.

Проезжая миом дома поэта Хатифи, он решил наведать его. Ему так не терпелось увидеть знаменитого человека, что не стал проезжать до ворот, а перелез через ограду, уцепившись за ветку растущего в саду дерева.

Что бы ты подумал, если кто-нибудь внезапно так к тебе нагрянул? Скорее всего, ты принял бы этого человека за вора и постарался бы выпроводить его за ворота.

Хатифи не судил по видимости или следуя первому побуждению. Он оказал радушный прием странному визитеру. И после этого он написал несколько поэм о тех подвигах, о которых так спешил поведать ему шах.

*
* *

Вообще, легче всего видеть ошибки и прегрешения других; у каждого свои недостатки, которым его ближние придают больше внимания, чем следовало бы. Однако лучше видеть в каждом человеке самое лучшее, что в нем есть, чтобы не судить о нем несправедливо. "Если твой друг кривой на один глаз", -- говорит пословица, -- "смотри на его здоровый глаз."

Твой друг может казаться неловким и неуклюжим, но это не мешает ему быть самым прилежным учеником в классе.

И твой учитель, который кажется тебе строгим и суровым, скорее всего, хочет тебе только добра и любит тебя.

Друг, который иногда кажется тебе таким скучным или угрюмым, может, в конце концов, быть самым лучшим твоим другом.

И как много людей, которые кажутся испорченными и сурово наказываются, несут глубоко в своем сердце нечто, что никто не способен воспринять.

Здоровенный волк наводил ужас в лесах и полях близ города Губбио, так что люди даже не смели выходить за ворота города. Чудовище без разбора убивало людей и животных.

Наконец Святой Франциск решил встретиться со свирепым созданием. Он вышел из города, сопровождаемый на расстоянии толпою мужчин и женщин. Когда он подошел к лесу, оттуда внезапно выпрыгнул волк, широко оскалив свои зубы. Но Франциск спокойно подал знак, и волк, как ягненок, мирно лег к его ногам.

"Братец Волк", -- обратился к нему Святой Франциск, -- "ты причинил много вреда этой земле и заслужил смертную кару. Все люди ненавидят тебя. Но я с радостью примирил бы тебя с моими друзьями из Губбио."

Волк склонил голову к земле и завилял хвостом.

"Братец Волк", -- продолжал Франциск, -- "обещаю тебе, что если ты будешь жить в мире с этими людьми, то они будут милостливы к тебе и каждый день будут приносить тебе пищу. Так что обещаешь ли ты больше не разбойничать?"

Затем волк склонил голову еще ниже и вложил свою правую лапу в руку святого. Так они заключили мирный договор.

После этого Франциск привел волка на рыночную площадь Губбио и повторил перед собравшимися жителями то, что он только что сказал волку; и еще раз волк вложил свою лапу в руку святого как знак заверения хорошо вести себя в будущем.

Волк прожил в городе два года и никому не причинил вреда. Ежедневно жители города приносили ему пищу, и все они скорбели, когда волк умер.

Каким бы плохим ни казался волк, в нем на самом деле было нечто, что никто не замечал, пока святой не назвал его братом. Несомненно, в этой легенде волк выглядит большим злодеем, которого так ненавидят люди. Но даже в том, кто выглядит совсем безнадежным, все еще остаются семена добра, которые могут дать всходы при малейшей любви.

Все столяры-краснодеревщики хорошо знают, что нет такой доски, какой бы прогнившей она ни была, в которой не нашлось бы прочных волокон. Плохой рабочий выбросит такую доску по неведению, но хороший рабочий возьмет ее, удалит все прогрызанное червями и тщательно выстругает остальное. И из сучковатых ветвей и стволов настоящий художник может создать волнующие сердце образы.

*
* *

В мрачных землях Гвианы, столь пагубных для европейцев, была построена каторжная тюрьма. Как-то конвоир, переправлявший очередную партию заключенных в Кайенне, оступился под ударом накатившей волны и упал в море.

Во время отлива почти вся вода уходит из гавани, так что никакой корабль не может зайти туда и высадить пассажиров. Но во время прилива гавань наводняется чрезвычайно сильными течениями, приносящими множество акул, которых полным-полно на побережье.

Конвоир, упавший в воду, оказался в очень опасном положении, ведь он едва ли умел плавать. Каждую секунду он подвергался риску быть схваченным одной из прожорливых тварей. Внезапно один из заключенных, движимый только самыми благородными чувствами, бросился в воду. Он смог подхватить конвоира и, приложив немалые усилия, вытащить его из воды.

Спаситель был преступником, и обычно все, кто видел его в арестантской робе с позорными буквами и цифрами, заменявшими теперь его имя, с презрением отворачивались от него, думая, что он не стоит ни одного взгляда или слова сострадания. И все же их суждение было совершенно несправедливым, ведь в том заключенном было сострадание. Несмотря на все его прегрешения, в сердце его жило благородство: он был готов пожертвовать собой ради спасения того самого человека, который по своим обязанностям не должен был проявлять к нему никакой жалости.

*
* *

Есть и другая история о каторжниках, которая показывает, как можно порой ошибиться, если поверхностно судить о людях. Двое освобожденных каторжников были наняты золотоискателем из Верхней Марони. Ежегодно он вверял им намытый золотой песок, чтобы они доставили его на ближайший золотой рынок, находившийся в тридцати днях путешествия на каноэ вниз по реке.

Как-то два бывших каторжника решили бежать.

Ведь после того, как кончился их срок заключения, они все еще не могли свободно вернуться домой, а должны были оставаться в каторжной колонии и обычно до конца своей жизни. Гвиана -- это дикая и необжитая страна, полная непроходимых лесов и болот, где бывшие каторжники постоянно подвергаются опасности умереть от лихорадки или от голода, и поэтому большинство из них пытается бежать при первой же возможности.

Поскольку у тех двух каторжников было каноэ, то они решили бежать в датскую колонию на другом берегу реки.

Но сначала они бережно спрятали золото, принадлежавшее их нанимателю и послали ему письмо с указанием того места, где они укрыли его собственность.

"Ты всегда был добр к нам", -- написали они, -- "и хотя мы решили бежать, но нам совестно отнимать у тебя то, что ты доверил нам."

Когда-то эти два человека были осуждены за воровство. Они могли бы забрать себе то золото, и оно пригодилось бы им, но нечто в них было честным и прямым. Для тех, кто судил об этих каторжанах только по их прошлому, они были просто подлыми и никчемными преступниками; но ради того человека, который проявил о них заботу и доверился им, они, несмотря ни на что, проявили себя с самой лучшей стороны.

Маленькие дети, давайте будем осмотрительными и милосердными в наших мыслях; будем осторожны, чтобы не судить о людях слишком поспешно; и давайте даже будем избегать того, чтобы вообще судить о людях, если этого можно избежать.

 

    Порядок

Древние индусы имели весьма поэтическое представление об устройстве мира и порядке на земле.

Земля, населяемая людьми, назывались у них Джамбу Двипа и была окружена морем соли. Затем следовало кольцо земли и море молока. Другое кольцо земли и море масла. Снова земля и море творога. Еще земля и море вина. Снова земля, и за ней море сахара. И еще земля и, наконец, седьмое и последнее кольцо чистой воды: сладкое, самое сладкое из всех морей!

Если вы взгляните на карту мира, наподобие тех, которые висят в школах, то не найдете там ни моря сахара, ни моря молока, ни чего-либо подобного. И индусы также не думали, что эти моря на самом деле существуют, но для них это было естественным способом выражениях их глубокого представления о строении мира.

Древняя легенда гласит, что все в мире сотворено по определенному порядку; что земля станет местом, пригодным для спокойной и умиротворенной жизни лишь тогда, когда каждая вещь найдет положенное ей место. Действительно, как же можно наслаждаться даже такими превосходными вещами, как соль, молоко, масло, вино, сахар, вода, если вместо того, чтобы держать их порознь упорядоченным образом, все они смешаны самым ужасным образом, который только можно вообразить?

*
* *

Все человеческие религия, используя самые разные образы, учат этому закону порядка.

Библейская Книга Бытия также повествует на свой лад о мировом порядке.В начале был хаос, то есть беспорядок и тьма. И сначала Бог бросил свет на этот беспорядок, подобно тому, как человек включает лампу, когда входит в темное и грязное подземелье.

Затем Библия рассказывает, как день за днем по определенному порядку появлялись из этого хаоса разные вещи, пока, наконец, не возник человек.

И величие человека состоит в том, чтобы открыть везде порядок и установить его.

Астроном смотрит на небесные светила и делает карту звездного неба; он изучает траектории небесных тел и дает им имена; он рассчитывает движение планет вокруг солнца и предсказывает то время, когда луна, проходя между землей и солнцем, вызывает то, что мы называем солнечным затмением. Ведь наука астрономия основывается на знании определенного порядка.

Арифметика тоже является наукой о порядке. Даже самый маленький малыш получает удовольствия от повторения чисел в правильном порядке. Он скоро обнаруживает, что нет никакого смысла в перечислении: один, пять, три, десять, два, когда он считает пальчики на своей руке. Правильно считать так: один, два, три, четыре, пять; и вся математика основана на этом.

А если не было бы порядка, то что стало бы с такой прекрасной вещью, как музыка? Есть семь нот: до, ре, ми, фа,соль, ля,си. Если ты будешь проигрывать эти ноты одну за другой, будет все правильно, но если ты издашь их все разом и смешаешь все звуки, то получится ужасный шум. Из этих нот может быть составлена гармоничная мелодия, только если проигрывать их в определенном порядке. Например, до, ми, соль, до, взятые вместе, образуют то, что называется "аккорд". Вся музыкальная наука основывается на этом порядке.

И можно показать, что порядок является основой также всякой другой науки и искусства.

*
* *

Но разве не необходим порядок вообще во всем?

Если ты пойдешь в какой-нибудь дом и обнаружишь, что вся мебель там разбросана и перевернута вверх тормашками, и вдобавок ко всему, еще и покрыта толстым слоем пыли, то ты воскликнешь: "Какая грязь и беспорядок!" Ведь грязь сама по себе означает беспорядок. Пыли не должно быть на мебели.

Точно также, чернила должны быть в чернильнице, а не на твоих пальцах или на коврике.

Все чисто, когда каждая вещь находится на своем месте. И все твои школьные учебники, твоя одежда и игрушки должны находиться на своих местах. Иначе книги твои быстро порвутся, если будут валяться где попало; одежда испачкается, а игрушки пропадут. Это причинит тебя много неприятностей и понадобится немало времени, чтобы отыскать нужную вещь в этом бардаке. Тогда как очень удобно, когда вещи находятся на своих местах.

Жизнь и работа людей, даже благосостояние и процветание наций -все это основывается на том же принципе порядка. И вот почему одно из основных занятий правительства страны состоит в том, чтобы поддерживать порядок. Начиная с императора, короля или президента и кончая рядовым полицейским или милиционером, каждый должен вносить свой вклад в это дело. И все жители, чем бы они не занимались, также должны принимать участие в поддержании порядка; ведь так каждый человек может вносить свой вклад в организацию сильной и процветающей нации.

Подумай о серьезных последствиях, к которым может привести малейший беспорядок.

Посмотри, как нарушается заведенный порядок в доме, когда всего лишь часы сбиваются с хода и начинают отставать или нестись с сумасшедшей скоростью. И если их нельзя починить, тогда лучше всего их выбросить. В гостиной старого фермерского дома стояли антикварные дедушкины часы, которые исправно ходили в течение более чем полтораста лет. И каждое утро, на рассвете, когда фермер спускался вниз, то первым делом он смотрел на часы, чтобы убедиться, что они идут правильно. И вот, однажды утром, когда он по обыкновению спускался в гостиную, часы заговорили:

"Более полутора веков", -- сказали часы, -- "мы работаем без перерыва и храним точное время. Теперь мы устали тикать, разве не заслужили мы отдыха?"

"Твоя жалоба несправедлива, мои дорогие часы", -- ответил находчивый фермер, -- "ведь ты забываешь, что отдыхаешь каждую секунду, прежде чем двинуть стрелку дальше."

После недолгого раздумья часы стали работать как обычно.

Дети, о чем говорит эта история? Что в обычной работе усталость и отдых уравновешивают друг друга, и что регулярность позволяет избежать страданий и усилий.

*
* *

Как здорово обычная упорядоченность увеличивает силу любой вещи! И разве не самыми мощными являются машины, в которых каждая деталь, каждый зубец точно соответствуют своему назначению? И в такой машине даже малюсенький винтик не менее ценен, чем громадных маховик.

Точно также, даже даже маленький ребенок, который тщательно выполняет возложенную на него задачу, вносит свой ценный вклад в порядок в своей школе, в своем доме, в своем маленьком мире, вложенном в большой мир.

Поначалу придется приложить некоторые усилия, чтобы навести порядок. Ничему нельзя научиться без усилия; нелегко, например, научиться плавать, грести, делать гимнастические упражнения; но успех приходит постепенно. Точно также, спустя некоторое время, мы приучаемся делать что-либо как обычно, без малейшей трудности. И все больше и больше беспорядок кажется нам неприятным и нежелательным.

Когда ты учился ходить, то часто спотыкался, падал, ударялся, кричал и плакал. Теперь ты ходишь, не придавая этому значения, и умеешь быстро бегать. Что же, движения при ходьбе являются великолепным примером упорядоченной работы твоих нервов, мышц и всех твоих органов.

Так порядок в конце концов становится привычкой.

и, прежде всего, не думай, что порядок, регулярность, пунктуальность обязательно должны решать тебя обычной радости и счастья. совсем не обязательно делать озабоченное лицо, точно выполняя свою задачу.

И чтобы доказать это, расскажу тебе одну смешную историю.

Послушай рассказ о пунктуальности, которую не следует копировать.

Одна арабская госпожа имела слугу. Как-то она послала его к соседям принести немного горящих углей, чтобы разжечь очаг.

Слуга встретил караван, направлявшийся в Египет. Он разговорился с погонщиками и решил следовать с ними. И так он пропадал целый год.

Вернувшись назад, он пошел в дом соседей и взял у них немного углей. Но, неся угли, он несколько поторопился, споткнулся и упал. Еле тлевшие угли погасли. Тогда он воскликнул: "Ну зачем я поторопился!"

 

    Созидание и разрушение

Дети, все вы знаете, что такое строить и разрушать.
С оружием в руках воин идет разрушать.
Строители чертят план, роют фундамент, и умелые руки мастерят фермерский дом для крестьян или дворец для принца.

Лучше строить, чем разрушать, и все же иногда необходимо разрушение.

А вы, дети, имеющие сильные руки и головы, разве вы всегда только строите? И никогда не разрушаете? А если разрушаете, то что разрушаете?

Послушайте в этой связи одно индийское предание:

Новорожденный младенец лежал в роще. Ты мог бы подумать, что ему уготована смерть, ведь мать положила его здесь, а сама ушла. Но так уж получилось, что медовые капли упали с прекрасный цветов дерева Иллупэй и насытили младенца, пока его не нашла одна добрая женщина, проходившая мимо рощи к месту поклонения великому Шиве.

При виде младенца сердце ее наполнилось жалостью; она подняла его и принесла к своему мужу, который с радостью его принял, потому что у них не было своих детей.

Чета приняла неизвестного ребенка из лесной рощи. Но очень скоро соседи начали насмехаться над ними, упрекая их в том, что они усыновили ребенка без рода и племени. Поэтому, боясь разгневать соседей, они положили его в гамак, подвешенный в сени деревьев, и доверили ребенка семье изгнанников.

Спустя несколько лет окрепший и выросший малыш попрощался с теми, кто приютил его, и отправился в дорогу. Прошагав несколько часов подряд, мальчик уселся отдохнуть в тени пальмового дерева. И случилось так, что и дерево оказало ему гостеприимство и проявило свою любовь, как та женщина, которая подобрала его в роще. И хотя кажется невероятным, что дерево с таким высоким стволом может давать большую тень в течение всего дня, но легенда говорит нам о том, что прохладная тень сохранялась над мальчиком все время, пока он спал.

*
* *

Почему же так происходило?

Почему судьба улыбалась этому младенцу с самого его рождения и почему пальмовое дерево приютило его и защитило от палящих лучей солнца? Из-за предначертанности его жизни. Мальчику суждено было стать благородным Тируваллуваром, знаменитым тамильским поэтом и автором сладких стихов Курала.

Есть такие вещи и существа, которые должны быть защищены, потому что они несут некое послание миру.

Давайте возрадуемся тому, чтобы иметь сильные руки, способные объять своей силой все прекрасное, доброе, истинное, и защитить все это ото зла и смерти.

А для этого нам нужно иногда бороться и разрушать.

*
* *

Тируваллуар, принесший золотые слова людям, умел также бороться и убивать. Он уничтожил демона из Каверипакама.

В Каверипакаме жил фермер, имевший тысячу голов скота и обширные поля, на которых вызревали тучные хлеба. Но один демон наводил ужас в этой местности; он вырывал из почвы хлебные злаки, убивал скот и людей. И сердце людей из Каверипакама трепетало от страха.

"Я дам дом, землю и деньги тому герою, который избавит нас от этого демона", -- заявил богатый фермер.

Но герой так и не появился, и фермер спросил мудрецов, живших в горах, что ему делать. "Сходи к Тируваллувару", -- такой совет он получил.

Поэтому фермер пошел к молодому поэту и попросил его о помощи. тогда Тируваллувар посыпал пеплом ладонь своей руки и написал на ней несколько священных букв, затем произнес несколько мантр и развеял пепел по ветру. И сила букв и мантр пала на демона, так что он умер. Это наполнило радостью людей из Каверипакама.

Позднее, когда Тируваллувар пришел в город Мадура, множество людей высыпало на площадь, чтобы послушать строчки из его прекрасной поэмы, и они были очарованы стихами, сочиненными ребенком, найденных в роще иллупэйевых деревьев:

Трудно найти в этом мире
Большее благо, чем доброта

Но на скамье, стоящей рядом с заводью, в которой плавно покачивались цветы лотоса, сидели в ряд несколько ученых поэтов.

Эти люди вовсе не собирались давать место на этой скамье поэту низшего происхождения, и поэтому они старались поставить его в тупик своими вопросами и поймать на какой-нибудь ошибке. Наконец они сказали: "О, пария, положи свою поэму на эту скамью, и мы узнаем, действительно ли она превосходна, ведь скамья не потерпит ничего, кроме Курала."

Тируваллувар положил свое сочинение рядом с поэтами, и легенда говорит, что скамья внезапно прогнулась, ведь она могла выдержать только вес поэмы Курала. Так что горделивые и ревностные поэты из города Мадура попадали один за другим в воду! Да, все сорок девять завистливых людей оказались в воде среди лотосов. Они вылезли оттуда насквозь промокшими и пристыженными. И с того дня все, кто знают тамильский язык, узнали настоящую цену Курала.

*
* *

Дети, огорчает ли вас тот факт, что демон из Каверипакама был уничтожен? И жалко ли вам сорок девять плохих поэтов из Мадура, попадавших в воду?

В том мире есть как добро, так и зло; и нам следует лелеять и защищать только добро и бороться лишь со злом.

Все мудрые люди, подобные благородному поэту Тируваллувару, знают это и способны делать это. И чем мудрее они, тем лучше они это делают. Но даже маленькие дети, еще не очень мудрые и сильные, могут подражать им в этом, наращивая свою доблесть.

Расскажу вам, как Авваи, сестра Тируваллувара, последовала примеру своего брата.

Однажды, когда она сидела на земле на узкой улочке города Урара, мимо нее проходили три человека: король и два поэта.

Когда к ней приблизился король, то в знак своего уважения она убрала с дороги одну ногу.

Когда подошел первый поэт, то из уважения и к нему она подтянула к себе и вторую ногу.

Но когда с ней поравнялся второй поэт, то она внезапно вытянула обе ноги, преграждая ему дорогу.

Такое поведение кажется грубым, и Авваи хорошо знала, что делала, потому что второй поэт много о себе мнил, тогда как не имел никакого таланта.

Поэт возмутился таким к себе отношением и спросил ее, почему она так сделала. Авваи ответила: "Тогда сочини мне двустишье, в котором слово "ум" встречалось бы трижды!"

Видя, что вокруг него собрались люди, поэт решил блеснуть своим умением, но как он ни старался, не смог использовать заданное слово более двух раз.

"Но что тогда тебе делать", -- рассмеялась Авваи, -- "с твоим последним умом, которому не нашлось места в твоих строчках?" Так она посрамила этого напыщенного человека.

Ты думаешь, что грубость доставляла ей удовольствие? Конечно же, нет. Но она считала, что высокомерие не заслуживает почтительного отношения. Она знала, что заслуживает уважения, а что -- нет.

"Хорошие люди", -- говорила она, -- "стремятся к добру, как лебедя тянет на озеро, в котором распускается лотос. Но испорченные люди ищут плохого, как стервятник, привлеченный запахом, бросается на падаль."

*
* *

Так что, храбрые ребятишки, с каким злом вы должны учиться сражаться? Что человек должен одолеть или разрушить?

Все, что угрожает его жизни и препятствует его прогрессу, все, что ослабляет и разрушает его, все, что делает его несчастным.

Пусть человек укрощает мощь водной стихии, строя мосты через стремительные течения и возводя дамбы вдоль наводняющихся рек.
Пусть человек строит прочные корабли, способные выстоять в грозный шторм.
Пусть человек осушает пагубные болота, в дымке которых прячется демон лихорадки.
Пусть человек воюет с диким зверьем, если оно угрожает ему.
Пусть человек готовит умелых докторов, справляющимися с болями и болезнями.
Пусть человек стремится побороть нищету, причину голода, заставляющую горевать так много матерей из-за того, что их детям нечего есть.
Пусть человек устраняет злобу, зависть, несправедливость, делающие жизнь такой мизерной.

*
* *

А что человек должен лелеять и защищать? Все то, что дает ему жизнь и делает его лучше, сильнее и счастливее.

Пусть человек охраняет жизнь каждого приходящего в мир ребенка, ведь жизнь его драгоценна.
Пусть человек ухаживает за деревьями, приносящими ему плоды, и выращивает цветы себе на радость.
Пусть человек строит просторные, светлые и прочные дома.
Пусть человек заботится о сохранении храмов, статуй, картин, ваз, вышивки, как и прекрасных песен и поэм, и всего того, что прекрасно.

Но, прежде всего, пусть люди растят любящие сердца и головы, наполненные самыми добрыми помыслами, и руки, творящие великие дела.


  ДОБАВЛЕНИЕ

Рассказы, не вошедшие в предыдущее издание
--------------------------------------------------------------------------------------

      Дающий

Рантидева, бывший раньше королем, стал отшельником и поселился в лесу. Он раздал бедным все свои богатства и стал жить простой жизнью в уединенности джунглей. Он и его семья обходились только самым необходимым для жизни.

Как-то после двухдневного поста он собрался наконец-то поесть и поставил перед собой чашку риса с молоком и сахаром.

И как раз в этот момент к хижине подошел бедный брамин и поросил еды. Рантидева отдал ему половину риса. Затем пришел шудра, умоляя о помощи, и Рантидева подал ему половину от того, что осталось.

Затем он услышал лай собаки; бедное животное выло от голода. Рантидева бросил собаке весь оставшийся рис. После этого подошел пария, который тоже попросил помощи. Рантидева отдал ему последнее молоко и сахар, а сам продолжил свой пост.

Тогда явились четыре бога и сказали ему: "Это нам, Рантидева, отдал ты свою пищу, ведь это мы принимали вид брамина, шудры, собаки и бедного изгнанника. Ты был добр ко всем нам, и мы награждаем тебя за твои добрые помыслы."

Доброе сердце считает всех людей и даже животных членами одной семьи, одного человечества.

*
* *

Разве не встречаем мы ежедневно людей, которые знают меньше, чем мы? В наших силах рассказать им о вещах, которые могут быть полезны при приготовлении пищи, изготовлении одежды, о том, что может пригодиться в работе или на отдыхе. Это наш долг -- делиться с ними знанием, как мы должны делиться хлебом с голодающими.

Невежественный человек вредит как себе, так и окружающим его людям, подобно тому, как в одной истории плохой игрок на флейте заставил страдать брамина. Ты слышал когда-нибудь эту историю?

Однажды один брамин гулял по лесу, когда вдруг услышал голос, доносившийся из пайпалового дерева. Этот голос приказывал ему не купаться, не совершать ежедневных молений, не есть и не гулять.

Поэтому брамин взмолился: "Кто ты, кто запрещает мне делать эти вещи, хотя в них нет ни малейшего вреда?"

Голос ответил: "Я Брахман-Ракшаса. В своей последней жизни я был брамином, искусным по части музыки, но не хотел ни с кем делиться свои мастерством. Я держал свои знания при себе. И теперь я приговорен быть Брахманом-Ракшасой и каждый день слушать одного дудочника, который так скверно играет, что невозможно передать. Это ужасно. Как часто мне хотелось выйти из дерева, вырвать у него инструмент и показать, как надо играть, где ставить пальцы и как дуть. Но это невозможно, и я вынужден слушать эти чудовищные звуки..."

Не буду рассказывать, что произошло дальше, сообщу лишь, что, к счастью, был найден способ, как вызволить брамина из его заточения. Но ты видишь, сколь несчастными мы можем быть из-за скверной работы, скверного искусства, скверной музыки окружающих нас людей.

*
* *

Если человек голоден, то что ему надо дать? Пищу. Если человека мучит жажда, то что ему требуется? Вода. Если человек невежественен, то что ему может помочь? Знание.

Это благо -- давать хлеб голодающим, воду -- жаждущим, знание -невежественным.

Пять сыновей Панды, пять благородных Пандав, жили во дворце, который на первый взгляд казался прекрасным и удобным. Но дворец этот был построен врагом, Пурочаной, который сделал пол, потолок и стены из горючего материала; он собирался как-нибудь ночью поджечь дворец, пока Пандавы спали, чтобы разом покончить со всеми пятью принцами, которых он ненавидел.

Таким было его злодейство. С этой подлой целью он использовал все свое мастерство в строительстве и умение устраивать козни.

Однажды во дворец пришел один умелец. Он сказал по секрету принцам: "Один из ваших друзей послал меня к вам. Я горняк. Скажите, как вам помочь. Я точно знаю, что ваш враг, Пурочана замыслил спалить вас заживо в этом доме."

Тогда старший Пандава попросил горняка: "Направь свое мастерство горняка, добрый человек, на то, чтобы прорыть подземный тоннель, чтобы в случае опасности мы могли бы выбраться из дворца."

Горняк начал рыть с самого центра дворца. Пандавы держали доски наготове, чтобы укрыть ими дыру в полу как только приближался Пурочана. Так обманщик сам был обманут.

Наконец принцу сообщили, что тоннель готов. Он вел от дворца к одному милому местечку в лесу.

И вот как-то ночью принцы сами подожгли дворец и со своей матерью Кунти бежали по подземному тоннелю. Тоннель был темным, но вполне надежным. Когда один из братьев, сильный Бхима, заметил, что другие от него отстают, он посадил мать себе на плечи, двух братьев взял под мышки, а двое других прицепились к его ногам. И со всей этой ношей он понесся как ветер, прочь от смертельного огня.

План Пурочаны был сорван благодаря умению горняка. Горняк не удовлетворился просто тем, что добывал подземные богатства только для себя; он старался и для других. Он помогал другим своим знанием; он делился своей наукой.

*
* *

Даже величайшие люди на земле не знают всего. Мы должны учиться друг у друга, человек у человека, нация у нации, одна часть мира у другой; каждая нация, каждый человек должен быть доволен тем, чтобы учить тому, что он знает.

Люди с Запада приносят на Восток свои знания в области наук, технологии, экономики и т.д.

И с незапамятных времен люди с Востока распространяли на Запад свое философское и этическое знание. Так Индия предоставила другим странам свое знание, содержащееся в Ведах, и учение Будды, равно как и знание из других священных писаний.

Даже дети могут распространять знания. Один ребенок может обучить другого азбуке. Один ребенок может научить другого простейшим арифметическим действиям, показать, где Север или Юг, научить, как завязывать шнурки, играть в игру, сеять семена и так далее.

Все мы можем давать что-то другим. И святая книга учит: "Благословеннее давать, чем получать."

 

    Обретение знания

Великий риши Бхригу, сияющий в своем великолепии, сидел на вершине горы Кайлас, и Бхарадвадья вопрошал его:
"Кто сотворил мир?
Сколь пространны небеса?
Как возникла вода? А огонь? А ветер? А земля?
Что такое жизнь?
Что такое добро?
Что за пределами мира?"

И так далее. Совсем нелегкими были вопросы и великим должен быть риши, который смог бы ответить на них!

Но ум Бхарадвадьи был умом человека, который всегда спрашивает и спрашивает, никогда не удовлетворяясь достигнутым.

И больше всего вопросов задает ребенок, ему всегда интересно знать "Что это такое? Из чего оно сделано? Как работает машина? Почему сверкает молния? Из-за чего бывают приливы? Откуда берется золото? А уголь? А железо? Как печатаются книги?..." И еще множество вопросов.

Как дети, так и взрослые задают вопросы. Они также отвечают. Когда мы что-то знаем, то можем ответить на вопрос. Мы можем учить, мы можем распространять знание.

Что будем мы учить? Будем ли мы пытаться выучить все, что происходило во все века? Будем ли мы пытаться узнать смысл каждого слова?

В поэме Махабхарата использовались такие слова для названия стрел, выпущенных братьями Пандавами и другими воинами: сара, ишу, саяка, патри, канда, вишикха, нарача, вишатха, прушатка, бхалла, томара, ишика, силимукха, аньялика. Конечно же, нам не нужно запоминать все эти названия. И есть еще масса других слов, которые нам незачем учить.

Когда речь заходит о новостях, то мы сразу же думаем о кораблекрушениях, убийствах, грабежах, скандалах, судебных процессах, войнах, пожарах, концертах, свадьбах, похоронах и еще о тысяче других вещей, о которых мы читаем и почти сразу же забываем.

Мы открываем Коран и в оглавлении этой священной книги встречаем слово "Новости" и тут же начинаем думать о кораблекрушениях, убийствах... но стоп!

Пророк Мухаммед не был легкомысленным человеком, получающим удовольствие от чтения об ужасных событиях, и не был он болтуном, который не учит ничему благородному. Давайте прочтем начало главы "Новости":

Во имя Аллаха, Сострадающего, Милосердного.
О чем они там разговаривают?
О больших новостях.
Они обсуждают их?
Нет, но они хотят знать.
Конечно, они узнают.
Не сделали ли мы землю как кровать?
И горы как навесы для тента?
И созданы вы разве не в парах?
И не сделали ли мы сон для вашего отдыха?
И сделали ночь для покрова?
И день, чтобы зарабатывать хлеб?
И построили над вами семь небес?
И зажгли там пылающий свет?
И сделали дождь, льющийся с небес
Чтоб повсюду всходили злаки и травы
И сады стояли в цвету?

Так Пророк зажег надежду в сердцах и умах людей и заставил их думать о великих вещах, о том, что всегда прекрасно и что показывает человеку, сколь благородной может быть жизнь.

Так что, согласитесь, что есть слова и некоторые новости, которые не стоит слушать и повторять. Но, с другой стороны, есть вещи, которые стоит слушать и повторять, хотя может потребоваться много времени и усилий, чтобы отыскать их.

Сила человека заключена в его мыслях. Уста и руки человека, столь умелые, находятся на службе у его разума, который все решает и направляет их.

И со времен первого появления человека на земле сколь значительным явилось покорение им Природы!

Мы можем почерпнуть это из истории о Раме, который переправился через море.

Когда Рама достиг берегов Индии и узнал, что драгоценная его жена Сита была похищена и находится теперь в заточении на острове Цейлон, он приготовился пересечь океан. Необъятной была его армия, но состояла она из одних лишь обезьян и медведей. Как же пересечь им бурные воды?

Ум Рамы был глубоким, проницательность -- острой, а сердце его было полно отваги.

Прежде всего он нежно поговорил с Океаном и попросил его: "Великое Море, умоляю тебя, пропусти мою армию." Но, прождав три дня, он так и не получил ответа.

Тогда Рама позвал своего брата: "Дорогой Лакшман, принеси мне мой лук и стрелы. Я попросту растратил свои слова, разговаривая с океаном, как человек понапрасну тратит семена, сажая их в песок."

Рама, божественный герой, выстрелил в пучину вод, и стрела причинила жгучую боль Океану, и страх овладел всеми рыбами. Тогда дух Океана принял форму брамина, склонившегося перед Господом с золотой чашей, полной драгоценных камней в знак подношения.

Океан похлопал по лотосоподобным стопам Рамы и произнес: "Прости меня, Великий Господь. Я горжусь своим родством с воздухом, землей и огнем. Они тяжелы и медлительны и так привыкли к силе, что не отвечают на зов Господа. Никто прежде тебя не мог заставить меня подчиниться своей воли. В тебе я вижу своего господина. Делай то, что тебе хочется."

Улыбнулся тогда Господь Рама: "Поведай мне", -- сказал он, -"как переправиться моей армии через пучину твоих вод."

"Мои воды", -- ответило море, -- "могут вынести на своих плечах камни, которые побросают твои солдаты, и так будет построен мост между Индией и островом Ланка."

Рама повернулся к своей армии: "Пусть будет мост", -- сказал он. "Слава Раме", -- закричали воины.

Они выкорчевывали деревья, вырывали камни и даже большие утесы и несли их двум мастерам, Нале и Нилу. И Нала с Нилой скрепляли деревья с камнями, чтобы все прочно держалось на поверхности моря. Затем армия перешла на тот берег.

Рама восседал на вершине одной горы и наблюдал, как бесчисленные войска переходят через мост.

Как Рама заставил подчиниться себе дух Океана, точно так же и человеческая мысль, слава человечества, покоряет моря и все остальное. Человек управляет ветром, заставляя его натягивать паруса судов и вращать крылья мельницы. Человек покоряет лед и снег, ведь отважные путешественники побывали уже на Северном и Южном полюсе и взбирались на высочайшие горы. Человек покоряет животное царство, ведь повсюду он может расправиться с животными, которые могут ему угрожать: львы, тигры, волки, змеи и даже акулы. Хотя человек обладает меньшей властью над морем, но его сила очень чувствуется на суше. И человек не только избавился от животных, угрожавших ему, но и сохранял и разводил полезных для себя животных: это бык, лошадь, овца, слон и т.д.

Но все эти вещи покоряются благодаря рукам человека и его орудиям. А руки и орудия служат его мышлению.

Человек покоряет при помощи знания. И он покоряет само знание: он все спрашивает и спрашивает и усердствует в это до тех пор, пока действительно не узнает.

Некоторые люди, о ком рассказывает история, известны как завоеватели: Александр Македонский, покоривший Западную Азию и Египет; Юлий Цезарь, покоривший Францию и Англию; император Бабер, покоривший Север Индии; Наполеон, ставший на время господином Европы.

Но сеть и другие пути стать завоевателем.

Ты тоже можешь быть завоевателем. В мире есть вещи, которые требуется знать и учить. Спрашивай, ищи, учи и завоевывай. Тогда ты сможешь назвать себя завоевателем.

 

    Скромность

Кто стучится в дверь японского дома?

Эти искусный художник, умеющий составлять прекрасные букеты цветов.
Хозяин дома принес корзину с цветами, ножницы, нож, маленькую пилочку и красивую вазу.

"Господин", -- потупился художник, -- "я не могу сделать достойный букет для такой великолепной вазы."
"Уверен, что можете", -- вежливо ответил хозяин, покидая комнату.

Оставшись один, художник принялся за работу, обрезая, поворачивая и переставляя цветы, пока прекрасный букет не заполнил собою вазу -любо-дорого посмотреть.

Тут в комнату вошел хозяин со своим другом. Художник отошел в сторону и пробормотал: "Мой букет неудачен, давайте его уберем." "Нет", -- ответил хозяин, -- "букет хорош."

На столе, рядом с вазой художник оставил ножницы. Этим он хотел сказать, что если есть в букете какой-нибудь изъян, то любой может взять ножницы и отрезать то, что ему не нравится.

Художник проделал прекрасную работу, но он и не думал превозносить свои заслуги. Он допускал, что могли быть ошибки. Он скромный.

Возможно, художник на самом деле думал, что его работа заслуживает похвалы. Не могу сказать, что он думал. Но, в любом случае, он не хвалил себя, и его поведение отрадно.

С другой стороны, мы смеемся над тщеславными людьми.
Таким тщеславным человеком был Сулейман, халиф Дамаска.

Как-то в пятницу, приняв горячую ванну, он разоделся в зеленые одежды, нацепил зеленый тюрбан, сел в зеленую колесницу, и даже ковры в колеснице были зелеными. И любуясь собой в зеркале, он произнес: "Пророк Мухаммед был апостолом, Али Бакр был преданным служителем истины, Омар мог отличать истинное от ложного, Отман был скромным, Али был храбрым, Муавиях был милосердным, Язид был терпеливым, Абдул Малик был хорошим правителем, Валид -- искусным мастером, а я вот молодой и красивый."

Те цветы в вазе были искусно подобраны и радовали глаз. Но оценить работу и похвалить ее можем лишь мы, для кого это сделано, а не сам художник.

Сулейман действительно был красив. Верно, что нет ничего плохого в том, что он знал это, но мы смеемся над его тщеславием, когда он любуется собой в зеркале и говорит себе, что его внешность делает его выше правдивого Омара или терпеливого Язида.

*
* *

Еще нелепее тщеславие человека, который думает, что земля мала для его славы, и поэтому он должен воспарить в заоблачные выси.

Вот вам история.

Персидский шах по имени Кей Каус много воевал и одержал множество побед. Он так разбогател, захватывая богатство поверженого врага, что выстроил два дворца в горах Эльбруса; в дворцовых палатах было так много золота и серебра, что блеск металла затмевал солнечный свет.

Кей Кауса прямо распирало от невиданной гордыни; он думал, что был самым великим правителем на земле.

Иблис, злой дух, видя это чудовищное самомнение шаха, решил над ним подшутить. Он послал во дворец демона, переодетого слугой, преподнести шаху великолепный букет цветов.

Слуга склонился в глубочайшем поклоне и поцеловал землю у ног шаха. После это он молвил: "Государь, ни один король в мире не может сравниться с тобой. И все же еще остается одно царство, неподвластное тебе, это царство высшего мира, королевство солнца, луны, планет и всех звезд. Поднимись на небо, о шах." "Но как мне подняться без крыльев?" -- недоуменно спросил шах. "Твои мудрецы помогут тебе, Государь."

Поэтому Кей Каус спросил своих астрологов, как ему подняться на небо, и те разработали невиданный план.

Сначала они сколотили квадратную деревянную клеть; в каждом углу клети они закрепили по шесту, на каждый из которых повесили по куску козьего мяса. Затем к каждому углу они привязали по соколу.

В клеть поставили трон шаха, а сбоку прицепили кувшин вина. Шах уселся на трон.

Соколы, видя над собой добычу, захлопали крыльями и на глазах изумленной толпы взмыли ввысь, унося за собой клеть вместе с троном и восседавшим на нем шахом. Соколы поднимались все выше и выше, все ближе и ближе к луне, пока не утомились и перестали махать крыльями. Тогда и клеть, и трон вместе с шахом и кувшином вина с грохотом упали в пустынную местность Китая. К счастью, шах не разбился, но сильно намял себе бока и, голодный и несчастный стал дожидаться пока его подданные его не разыщут и доставят во дворец.

Теперь и сам шах увидел, каким глупым и тщеславным он был. Он решил больше "не прыгать выше своей головы". И шах принялся трудиться над своим царством и правил так справедливо, что все люди гордились им.

Вот как с шаха была сбита спесь, благодаря чему он стал заниматься полезными земными делами.

*
* *

Иногда мы чувствуем презрение к тем людям, которые не только чрезмерно восхищаются собой, но еще и безудержно хвастливы. Никто не любит хвастунов, даже хвастунам не нравятся хвастуны.

Мы не удивимся, услышав, что Равана, лютый враг Рамы, похитивший его жену Ситу, был хвастуном; это совершенно естественно для такого чудовища.

В последней великой битве между Рамой и демоном из Ланки победоносный господь стоял в своей колеснице лицом к лицу с королем демонов, также находящимся в своей колеснице. Это было сражение "один на один". Замерли все армии, наблюдая за ходом поединка.

Своим устрашающим голосом Равана, король демонов, произнес: "Сегодня, Рама, кончится эта война, если ты только не спасешься бегством с поля боя. Сегодня, несчастный, ты умрешь. Ведь ты будешь сражаться с великим Раваной."

Рама спокойно улыбнулся. Он знал, что гибель Равана была близка и сказал: "Да, я слышал о твоем могуществе, о Равана, а теперь хочу увидеть то, о чем я слышал. Прошу тебя только вспомнить, что в этом мире есть три типа людей, напоминающие три типа деревьев: дерево дхак, манговое дерево и хлебное дерево. Дерево дхак лишь цветет. Оно напоминает человека, который только говорит. У мангового дерева бывают цветы и фрукты. Оно похоже на человека, который говорит и действует. Хлебное дерево приносит только плоды. Оно как человек, который не говорит, а действует."

Рассмеялся демон, услышав эти мудрые слова. Но вскоре его хвастливый язык умолк навсегда.

*
* *

Ты уже слышал о великом Соломоне, правившем Израилем много веков назад. В Библии, как и в других книгах, есть много историй, которые рассказывают нам о его доблести и величии. Расскажу тебе одну из этих историй.

Царь Соломон был очень богат. У него был великолепный трон, все тарелки царя были золотыми, а уж серебро в его дворце было столь же обычным, как камни в городе Иерусалиме. Торговцы постоянно приносили ему золото, серебро, слоновую кость, павлинов, мулов и другие богатства. Царь Соломон построил великолепный храм в честь Бога его отцов и всей нации. Но еще до строительства храма, пока строевой лес для него рос в виде кедровых деревьев в горах, Соломон увидел сон, в котором Бог предстал перед ним и сказал: "Проси все, что пожелаешь."

Соломон ответил: "Мой отец Давид был справедливым и правдивым человеком, а теперь я унаследовал его трон. Велика лежащая предо мною работа. Я чувствую себя маленьким ребенком. Я не знаю, как выйти или войти... Я даже не знаю, как править народом, царем которого я являюсь. Поэтому хочу знания, чтобы отличать добро от зла."

И Бог ответил: "Поскольку ты не попросил меня ни долгой жизни, ни богатств, а захотел знания и сердца, умеющего отличать справедливость от несправедливости, то дарую я тебе этот мудрый разум, так что никто не сможет превзойти тебя в понимании; и долгая жизнь и богатства тоже станут твоими."

Ты заметил, сколь скромными были слова царя: "Я всего лишь маленький ребенок."

Разочаровались ли мы в Соломоне из-за того, что он так смиренно говорил о себе?

Напротив, это настоящая радость видеть величие скромным.

*
* *

Поведаю тебе о скромности Пророка Мухаммеда. Рассказывают, что Пророк Ислама всегда хотел править ослом, тогда как гордые люди соглашались лишь на лошадь. И иногда Пророк приглашал кого-нибудь тоже сесть на осла. Он приговаривал: "Я сажусь за еду как слуга и ем как слуга, ведь поистине я и есть слуга."

Вот вторая история. Как-то собралось так много людей, что не было места сесть. Поэтому Пророк сел, подогнув под себя ноги.

Там был и один араб из пустыни, который знал, что Мухаммед был великим лидером, а поэтому он удивился, почему Пророк не сидит так, как подобает господину сидеть на троне.

"Разве так сидят?", -- усмехнулся он.

"Поистине", -- ответил Мухаммед, -- "Аллах сделал меня покорным слугой, а не надменным царем."

А вот третья история. Мухаммед вел серьезный разговор с вождем племенем кваришей, когда слепой человек по имени Абдулла, не зная о том, что кто-то был с Пророком, внезапно прервал разговор и попросил прочесть несколько стихов из Корана.

Мухаммед очень грубо его одернул и попросил помолчать. Но потом он раскаялся, что был столь груб, и очень смиренно попросил прощения. И с этого времени Пророк относился к Абдулле с большим почтением и даже даровал ему почетный пост.

*
* *

После всех этих историй о царе и пророке я поведаю тебе о знаменитом ученом, англичанине Исаке Ньютоне.

Ньютон родился в 1642 году и умер в 1727. В ходе своей долгой жизни он изучал Природу; он открыл закон всемирного тяготения, объяснил явление морских приливов, изучал, как и почему луч света разбивается на семь цветов, проходя через призму, и сделал еще множество вещей. Все изумлялись мудрости этого человека, который был столь искусен в разгадке чудес Природы. Как-то одна леди очень уж восторгалась его ученостью, на что Ньютон ответил: "Увы! Я всего лишь маленький мальчик, собирающий красивые ракушки на берегу безмерного моря истины."

Ты понимаешь, что под морем истины подразумевались законы Природы, лишь малая част которых известна ученым мужам. Маленький мальчик собирает ракушки на морском берегу, но сколь же безмерно само море! И сколь безмерна вселенная по сравнению с нашими мелкими помыслами!

Не разочаровались же мы в Ньютоне из-за того, что он сравнил себя с маленьким мальчиком? Конечно же, нет. Мы почитаем его за его скромность.

*
* *

Как-то, много лет тому назад, одна великая певица, завоевавшая мировую репутацию за свой чудесный голос и выдающийся талант, была приглашена на один званный вечер. И одна маленькая девочка с прекрасным голосом попросила спеть для гостей. Партия, которую она собиралась исполнить, была рассчитана на два голоса, на пение дуэтом. Девочка собиралась вести ведущую партию, но никто не соглашался ей аккомпанировать. Все собравшиеся считали, что будет ниже их достоинства подпевать ребенку. Повисла пауза; никто не хотел играть вторую роль.

Тогда знаменита певица предложила: "Давайте я спою вторым голосом."

Она так и сделала. Они запели дуэтом; голос маленькой девочки был высоким и чистым, ему мягко подпевал голос знаменитой певицы, составляя чудесную гармонию.

Благородным было сердце скромной певицы, которая пожелала послужить ребенку.

*
* *

В 1844 г. санскритскому колледжу в Калькутте потребовался учитель грамматики, и это пост был предложен Ишвару Чандре Видьясагару. В то время он зарабатывал 50 рупий в месяц, а новый пост сулил ему 90 рупий. Но он считал, что его друг Тарквачаспати был более лучшем учителем, чем он сам, и сказал об этом. Поэтому было решено, что его друг займет этот пост. Видьясагар был очень счастлив. Он выехал из Калькутты, чтобы найти своего друга и сообщить ему радостную весть.

Тарквачаспати был поражен благородной скромностью ученого мужа и воскликнул: "Ты не человек, Видьясагар, ты бог в человеческом обличьи!"

*
* *

Вот вам история о самодовольном жуке-светлячке.

Человек взглянул на слепящее солнце и воскликнул: "Как светло!"
"Как и все остальное, что мы освещаем", -- откликнулся чей-то голос.
Человек огляделся вокруг себя и увидел жука-светлячка в тени кустов.
-- Это ты сказал?
-- Да, - ответил жук. Я сказал, что мы с солнцем светим заодно.
-- Ты и солнце, действительно! -- рассмеялся человек.
- Да, солнце, луна, звезды и я, -- самодовольно настаивал светлячок.

*
* *

Как-то в Италии на гору взбирались четыре человека. Все четверо были монахами: Святой Франциск вел трех своих собратьев по ордену. Склон горы был покрыт лесом, а на вершине находилась ровная площадка, где Святой Франциск хотел помолиться в надежде обрести новое видение вещей божественных. Святой был широко известен и почитаем как знатными лордами, так и простым людом.

День выдался жарким, а путь был крутым. Франциск устал идти пешком. Тогда один из монахов пошел к жившему поблизости крестьянину и попросил его одолжить своего осла для Святого Франциска.

Крестьянин с готовностью согласился; святой оседлал осла. монахи пошли по бокам, а крестьянин следовал за ними сзади.

"Скажи мне", -- спросил крестьянин, -- "ты ли Брат Франциск?"
"Да", -- получил он ответ.
"Тогда", -- продолжал крестьянин, -- "будь таким же добродетельным, как люди о тебе думают, так чтобы они могли хранить веру в тебя."

Услышав это, Святой Франциск вовсе не был огорчен, ведь он принимал добрые советы ото всех, будь это принц или же бедный крестьянин. Он слез с осла, преклонился перед сельским жителем и поблагодарил его за добрый совет.

 

    Семья

Один путешественник из Марокко заметил, что по вечерам, когда объединялись стада овец и стада ягнят, пасшиеся весь день раздельно, то животные нетерпеливо бегали туда-сюда, как будто ища чего-то. Действительно, каждая овца разыскивала своего ягненка, а каждый ягненок искал свою мать.

У обезьяны тоже есть свои детеныши, но ее любовь бьет как фонтан, давая напиться не только ее собственным детям, а разливаясь на всех. Она может принять других обезьянок как своих детей. И не только это, она может также принять щенков и котят, считая их своими детьми. И когда у нее есть пища, она щедро делится ею со всеми, кого она приняла как своих детей.

Птица-самка высиживает свои яйца, а самец летает в поисках пищи для нее и ее потомства.

Гориллы в Африке живут со своим потомством как настоящая семья. Шимпанзе делают то же самое, а самец строит гнездо на дереве, чтобы приютить самку и ее детенышей, а также он бдит в ночи, чтобы при случае защитить свою семью от рыскающих леопардов.

Если даже животные могут выказывать привязанность к своим детям, то не удивительно, что даже первобытные люди образуют группы или семьи, состоящие из мужчины, женщины и детей.

Когда мать начинает любить своего ребенка? С момента его рождения.

Когда ребенок начинает любить мать? Не в то же время. Сначала он должен научиться чувствовать, думать и действовать. Затем он учится любить свою мать и своего отца.

Нам рассказывают о семнадцатимесячной девочке, которая выбежала встречать своего отца, отсутствовавшего несколько дней, и тут же расцеловала его всего и отдала ему все свои игрушки.

Люди всегда рады получать подарки. Из мусульманской истории мы узнаем, как халиф Мамун подарил своей супруге расшитый золотом ковер, на который она высыпала груду жемчуга; и даже после того, как каждая придворная дама взяла по жемчужине, на ковре еще оставалась сверкающая кучка драгоценных камней.

А что мать дает своему ребенку? Она дает ему доброе здравие, справное тело, силу речи и силу любить все праведное.

Ведь если мать не будет заботиться о своем ребенке, тогда здоровье его расстроится, язык его не будет произносить добрые слова, и ребенок не научится правильно себя вести и хорошо мыслить. И разве все эти дары не ценнее расшитого золотом ковра и кучи жемчуга?

Мать, которая щедро дает ребенку все это, чувствует, что ее собственная жизнь заключена в ее сыне или ее дочери. И как сердце ее полно радости, когда с ее ребенком все хорошо, так же оно полно печали, когда он болен или умер. Прислушаемся к голосу матери в одной тамильской песни:

Он живет в моем сердце; куда он ушел?
О, сынок мой, о мой сынок!
Кто забрал у меня мое богатство?
О, сынок мой, о мой сынок!
Нежным голосом он называл меня Аммой
О, сынок мой, о мой сынок!
Никогда не видела я такого милого лица
О, сынок мой, о мой сынок!
Он играл у меня на коленях моих
О, сынок мой, о мой сынок!
Отец с восторгом подбрасывал его
О, сынок мой, о мой сынок!
На бровях его был знак доброй фортуны
О, сынок мой, о мой сынок!
О, недобрый глаз посмотрел на него!
О, сынок мой, о мой сынок!
Оставайся, дитя мое, или позволь мне уйти с тобой
О, сынок мой, о мой сынок!
Вернись, вернись, не оставляй меня одну.
О, сынок мой, о мой сынок!

Доброе сердце отца тоже живет в его ребенке и страдает, если ребенок умирает.

Как мучительно страдал Мухаммед, когда потерял единственного своего сына Ибрагима.Древние книги говорят, что ребенок умер в возрасте пятнадцати-шестнадцати месяцев.

Но есть очень известная пьеса "Хасан и Хусейн", в которой Ибрагим выглядит старше. В этой пьесе Азраэль, Ангел Смерти, пришел в дом Мухаммеда и потребовал его сына.

"Заклинаю тебя", -- взмолился Мухаммед в глубоком горе, -- "позволь ему остаться со мной до утра."

Так что ангел немного подождал. И как раз тогда из школы донесся голос маленького мальчика, читавшего слова из Корана: "Я ищу прибежища в моем Аллахе. Во имя Аллаха все-милостливого, о, душа твоя, которая должна упокоиться, пусть вернется она к Господу удовлетворенной, да минует она слуг моих и насладиться моим раем."

Сколь сладким для ушей Мухаммеда был голос его сына!

Как сладки для родителей голоса мальчиков и девочек, повторяющих их уроки! Не буду описывать вам то, что дальше произошло с Ибрагимом. Хочу только передать, как нежно мать Мария следила за сыном, как ласково сестра Фатима разговаривала с ним, как Хусейн, внук Пророка, положил голову ребенка на свои колени и как рыдал его отец, когда Ибрагима больше не стало.

*
* *

Любят ли родители только смышленых и красивых детей? Нет, их руки объемлют их всех.

Однажды я зашла в одну сельскую лавку. Отец, сапожник, прибивал подметку к старому башмаку. Мать убиралась на кухне. Они прервали свою работу, чтобы поговорить со мною об их сыне. Бедный мальчик был почти немым. Я не могла разобрать ни слова, но его родители понимали смысл издаваемых им звуков. Малыш был настолько неразвит, что не мог даже сам одеваться и есть. Родители были вынуждены присматривать за ним весь день, чтобы он не поранил чем-нибудь себя или других детей. Они делали это в течение семи-восьми лет, и они любили его несмотря ни на что.

В Рамаяне один поэт так описывал любовь отца к своим детям: "У отца есть несколько детей, и у каждого из них свой характер и темперамент. Один студент, другой учитель, третий солдат или умелый рабочий или монах. Отец испытывает одинаковую привязанность ко всем ним. И не беда, если кто-то из сыновей учится с большим трудом, ведь если он посвящает свои помыслы и дела своему отцу, тогда именно этого сына отец любит как собственную душу."

Глаз любящей матери смотрит глубже других глаз. Она всегда разглядит дарования и умения своего сына там, где другие не видят ничего.

Так королева Каусалья, мать Рамы, увидела все великолепие ее сына. Однажды он полностью преобразился в ее глазах. Еще мгновение назад он был маленьким ребенком, а тут вдруг десятки тысяч звезд засверкали в волосах ее сына, солнце и луна засияли на его руках и ногах, а вокруг него собрались высочайшие горы, реки, океаны, земли и все силы Природы.

Сложив свои руки в молитве, королева не проронила ни слова. С закрытыми глазами она преклонилась пред стопами своего сына, пока он снова не принял облик маленького ребенка.

Мы видели, что родительская любовь есть в зачаточной форме и у животных, что отец и мать любят свое дитя с момента его рождения, что они любят его как здорового, так и больного, как смышленого, так и отсталого, и что проницательный взгляд матери распознает все хорошие качества ее сына.

Семья -- это нечто очень драгоценное для человечества. Это настоящий дом человека. Ведь ни дерево, ни камень, ни полотняный тент, ни мрамор дворца еще не составляют дом; семья держится на любви старых и малых, которая объединяет всех, как заботливая курица собирает под крыльями своих цыплят.

*
* *

Один благочестивый мусульманин обычно каждый день целовал ступни своей матери, прежде чем присоединиться к свои компаньонам.

Однажды он пришел к ним довольно поздно, и они спросили его, почему он так задержался.

"Засиделся я", -- ответил он, -- "в Райских садах, так как слышал, что Рай лежит у ног Матери."

В книге Аль-Мустатрада также написано, что когда Моисей разговаривал с Богом, то Всевышний произнес 3500 слов. В конце разговора Моисей попросил: "О, мой Господь, научи, как вести мне себя."

И Бог ответил: "Будь добр к матери своей."

Эти слова были повторены семь раз, и Моисей заверил Господа, что запомнит их.

Затем Бог добавил: "Еще одно, Моисей. Когда мать твоя счастлива с тобой, то я тоже счастлив, а если она гневается на тебя, то и я во гневе."

Любовь матери и отца к ребенку выражается в сладких словах.

Одна арабская женщина ласкала своего ребенка и приговаривала: "Люблю его так, как скупой любит свои деньги."

Но если родительская любовь направлена к ребенку, то разве любовь ребенка не будет направлена к своим родителям?

Разве не возвращаем мы любовь за любовь?

Во всем мире не счесть сыновей и дочерей, которые окружают заботой своих родителей и помогают им. Потребуется книга толще всех книг индийских поэтов, вместе взятых, чтобы описать всю любовь детей к их родителям.

Приведу сейчас только один из этих бесчисленных примеров. Это история из античной Греции.

Престарелый царь Эдип был слепым. Он прогневал богов и теперь должен был вести жизнь странника, скитаясь от селения к селению, от города к городу. Сердечный люд делился с ним пищей и кровом, но никто не мог вернуть ему зрение. А кто сопровождал царя в его странствиях? Кто же, как не дочь его Антигона. Она вела царя по дорогам, она умоляла всех встречных проявить жалость к нему. Она доносила послания царя.

Когда Антигона оставляла его хоть на момент, престарелый Эдип печалился. Велика же была его радость, когда Антигона возвращалась; и когда она снова касалась его руки, царь говорил:

У меня есть все,
Что дорого мне; случись мне теперь умереть
Я не буду несчастен, пока ты со мной.

Наконец боги смилостливились над ним. Царь почувствовал, что приходит время ему умереть, но отправится он в сияющую обитель Богов. Он направил стопы свои в одну долину, окруженную высокими скалами. Там он принял ванну и облачился в прекрасные одежды. Послышался удар грома, и престарелый Эдип исчез во мгновение ока. Антигона оплакивала его уход:

О, с ним полюбила я даже невзгоды:
Все нелюбимое стало любимым,
Когда был он рядом со мной.

Остаток дней своих Эдип действительно провел в нищете, но он страдал бы несравненно больше, если бы не окружала его любовь его дочери.

*
* *

Мы говорили о любви родителей к своим детям и о любви детей к своим родителям. Если кто-то спросит тебя, сколько человек составляют семью, то что ты ответишь?

Однажды я спросила об этом одного ребенка, который ответил: "Два". Он имел в виду мужа и жену.

Я спросила другого ребенка, который ответил "три", думая об отце, матери и их ребенке.

И все же мы видим, что чаще всего в семье больше трех человек. Например, могут быть четверо: мать, отец и двое ребятишек. Тогда возникает новая привязанность, любовь брата и сестры. Брат и сестра смотрят друг на друга не так, как взирают они на родителей, снизу-вверх, или как родители смотрят на них, сверху-вниз. Брат и сестра примерно одного возраста и находятся приблизительно на одном уровне, так сказать. И так братская любовь добавляет новый самоцвет в общее благосостояние семьи.

*
* *

Когда Рама вернулся в город Айодхья со своей новобрачной Ситой, глаза которой подобны лотосу, то брат Лакшман разделял его радость. Были поставлены шатры для развлечений, вдоль улиц были посажены манговые и банановые деревья, а также бетельные пальмы. Базары пестрели цветами и тканями; флаги развевались на ветру; били барабаны; сладко играла всевозможная музыка. Люди восклицали: "Рама! Рама!", и сердце Рамы было наполнено счастьем.

Счастлив был и брат его Лакшман, ведь брат разделяет радость брата.

Но вот настал день, когда небо жизни заволокли тучи, и больше не было слышно музыки. Престарелый царь Айодхьи обнародовал ужасный указ, повелевавший Раме уйти в изгнание на четырнадцать лет.

Когда Лакшман услышал об этом жестоком распоряжении, тело его потрясла печаль, а глаза его наполнились слезами; он побежал к Раме и припал к его стопам, потому что в тот момент не мог произнести ни слова.

"Брат", -- молвил благородный Рама, -- "не позволяй печалиться своей душе. В конце концов все будет хорошо. Ты не можешь пойти со мной. Ты должен оставаться в Айодхье, чтобы помочь отцу нашему и всем остальным людям."

"Нет", -- отвечал Лакшман, -- "нет, брат мой, не так. Я предан только тебе. Говорю тебе со всем сердцем, что последую за тобой куда угодно."

Тогда Рама крепко обнял своего брата, приподнял его и сказал: "Иди попрощайся с матерью, а затем мы вместе отправимся в изгнание."

И Лакшман засиял от радости.

Братья и сестры защищают друг друга.

На празднике Бхаратридвитья женщины из индийских семей мажут лбы своих братьев пудрой сандалового дерева, дают им конфеты и, по возможности, дарят им что-нибудь из одежды. Таким образом они надеются предотвратить приход Ямы, Бога Смерти. И они распевают:

На чело брата моего я поставила метку,
И дверь Ямы заперла на засов.

Конечно же, защищает и благословляет не сандалово дерево, а любовь брата и сестры друг к другу.

*
* *

Но можно расширить пределы семьи и включить в нее дорогих бабушек и дедушек, дядей и тетей и кузенов и кузин.

Можно расширять семью еще дальше.

Я имею в виду не тех мужчин и женщин, которые той же крови, что и остальные члены семьи, но которые помогают по дому, моя его, убирая, готовя еду и делая еще тысячи работ. Я имею в виду слуг. Они тоже составляют часть семьи. В античном Риме, когда патриций говорил о своей семье, то он причислял к ней не только жену и детей, но и своих слуг.

Позволь мне пересказать тебе одну сцену из пьесы "Хасан и Хусейн", которая так восхищала персов.

Благородный Хусейн был готов начать свое последнее сражение на поле брани Карбала в Вавилоне. Все его товарищи уже были убиты, и он знал, что и ему уготована смерть. Он стоял один, как одинокое пальма, растущая в оазисе. Женщины из его семьи уже оплакивали погибших, а также самого Хусейна, смерть которого была неотвратима.

Один за другим он попрощался со всеми, со своей женой Уммой Лейлой, сестрой Зайнаб, другой своей сестрой Кулсум и дочерью Шуканьей.

Тут престарелый негр приблизился к великому вождю. "Господин", -сказал он, -- "мое сердце сжимается при мысли, что я потеряю тебя. Я очень стар и мне незачем больше жить. Прошу лишь об одном: умоляю, прости меня за все мои грехи."

Хусейн, бесстрашный воин в железной кольчуге, который через несколько часов будет предан мученической смерти на поле Курбалы, мягко посмотрел на престарелого негра и произнес: "Да, ты долго служил нам. Ты трудился в доме моей матери. Ты молотил зерно. Как часто ты качал меня на своих руках! Твое лицо черное, но сердце у тебя чистое и белое. Сегодня я покину тебя. Не счесть благодарностей, которые я должен тебе принести. Прошу тебя забыть все мои прегрешения, которые я необдумано допускал по отношению к тебе."

*
* *

Но мы все еще не определили, сколь широк круг семьи. Разве другие служащие, как двуногие, так и четвероногие, не приносят радость в дом? Разве птицы не ублажают нас своим щебетаньем и пением? Разве не домашние животные играют в наших комнатах и трудятся для нас на фермах? Следует ли и животных, одомашненных помощников, причислять к членам семьи?

Весь мир знает, что индийцы дружат с животными, живущими на их земле. Но не только индийцы испытывают нежные чувства к братьям нашим меньшим. На Севере, где море покрывается толстым слоем льда, и земля почти всегда сокрыта под снегом, живет народ, называемый эскимосами.

Однажды в этих землях белый или полярный медведь спас жизнь трех человек. Эти люди упали в воду, но ухватились за плывущего медведя и тот вынес их на берег. Они были очень признательны ему и захотели отплатить добром.

"Благодарю вас", -- ответил медведь, -- "сейчас мне ничего не нужно. Но если когда-нибудь вы будете охотиться с другими людьми и поймаете меня, то попросите их сохранить мне жизнь. Вы узнаете меня по плешивой голове."

Сказав это, он прыгнул в воду и уплыл.

Следующей зимой эскимосы из этого племени увидели во льдах белого медведя и устроили за ним погоню. Среди охотников были и те три человека, которым спас жизнь медведь с плешивой головой. Они узнали этого медведя и уговорили своих соплеменников отпустить его. Более того, они приготовили много еды и разложили ее перед ним на льду. Медведь уплел все с большим аппетитом и повалился на лед спать; ни один человек не причинил ему вреда, и дети играли вокруг него безо всякой боязни. Когда медведь проснулся, то спустился к морю, нырнул и уплыл. Эскимосы больше никогда его не видели, но они всегда вспоминали своего друга медведя.

*
* *

Так что в нашем представлении семья включает в себя отца, мать, ребенка, брата, сестру, бабушек и дедушек, слуг и животных, помогающих человеку.

Конечно, в каждой стране мира семьи придерживаются разных традиций и обычаев. Вам будет интересно услышать от путешественников или прочесть в книгах или узнать от учителей о семейных обычаях Японии, Китая, Персии, Египта, Европы и Америки. И вы обнаружите много различий. Но всегда любовь правит сердцами, и искренняя привязанность является законом. Может случиться, что члены одной семьи не любят друг друга, но тогда это не настоящая семья.

*
* *

Ранганада и его отец

В 1831 г. двенадцатилетний мальчик постучался в дверь дома окружного судьи Читтура. Мальчик был сыном одного фермера, которого посадили в тюрьму за неуплату аренды за землю. Фермер арендовал государственную землю, но урожай в тот год не удался, и по закону фермер должен был сесть в тюрьму.

Пока отец был в заключении, пришло время его дня рождения, и мать разрыдалась, потому что главы семьи не было дома. Вот почему сын его Рангананда побежал в Читтур и постучался в дверь судьи.

Судья выслушал мальчика и сказал: "Я не могу освободить на время твоего отца, пока не внесен за него денежный залог, гарантирующий, что он вернется в тюрьму."

"У нас нет денег", -- ответил мальчик, -- "но я сам буду залогом и останусь в тюрьме до возвращения моего отца."

Сердце судьи было тронуто этим. Он подписал ордер на освобождение отца. С быстротой лани помчался Рангананда в тюрьму. Счастливые отец с сыном отправились домой и прибыли туда еще к ночи этого дня.

Рангананда стал впоследствии известен как Рангананда Шастра. Он мог говорить на пятнадцати языках.

*
* *

Белый слон (предание)

Стадо из 80000 слонов скиталось по гималайским джунглям, ведомое большим белым зверем, которого они горды были признавать своим королем.

Мать короля была слепой.
И даже если стадо забиралось в самые дальние уголки джунглей, но белый слон всегда помнил о своей матери и посылал ей фрукты.

Увы! Посыльные сами съедали все фрукты, и милые подарки никогда не доходили до слепой матери. Когда обман этот раскрылся, король решил покинуть стадо и самому заботиться о своей матери. Он привел ее в пещеру горы Чандорана, возле озера, и там они стали жить в мире.

Однажды один человек из Бенареса заблудился в джунглях и в отчаянии блуждал семь дней.

Король-слон склонился на передние лапы и пригласил этого человека взобраться к нему на спину; затем он вывел его на дорогу, ведущую в Бенарес.

Увы, сердце этого человека было испорченным. Он рассказал королю Бенареса, какого прекрасного белого слона можно найти в пещере Чандораны, и король послал его во главе множества охотников поймать королевское животное. Охотники увидели слона возле озера. Они окружили его, и он не сопротивлялся; они повели его в Бенарес.

Бедная мать сильно опечалилась, когда сын ее не вернулся. "Ах", -- вздохнула она, -- "ладановое дерево все еще растет, растет и трава и папортник, лилии и голубые колокольчики, но где же ты, сын мой?"

Белый слон был помещен в стойло, украшенное цветами, и король сам приходил, чтобы покормить животное. Но слон ничего не ел.

"Моей матери нет со мной", -- говорил он.
"Ну иди, иди", -- подзывал король Бенареса, -- "поешь и будем друзьями."
-- Ах, бедная слепая горюет в пещере Чандорана.
-- Кого ты имеешь в виду? -- спросил король.
-- Моя мать горюет по мне.

Поэтому король приказал освободить слона, и громадное животное понеслось прочь из города в джунгли; слон набрал воды из озера, поспешил в пещеру и окатил мать холодной водой.

Она воскликнула: "Ну вот уже и дождь пошел, а сына моего еще нет со мной!"
"Мама", -- проговорил слон, -- "это я, твой сын. Король отпустил меня домой."
И они были счастливы вместе.

Потом мать умерла, а затем, в свое время, умер и белый слон. Король поставил ему надгробный памятник, и ежегодно со всех уголков Индии собираются люди на Праздник Слона.

 

    Сочувствие

Когда печаль сопровождает печаль?

Когда одно сердце печалится, а другое сочувствует ему.

Дарьядхана, знаменитый воин, пал на поле сражения в Курукшетре, и все друзья его были так опечалены, когда пал он и умер, что казалось, что расстроилась вся Природа. Безголовые твари, многорукие и многоногие, исполняли свои жуткие танцы по всей земле; в озерах и колодцах вода обратилась в кровь; реки повернули вспять; женщины стали выглядеть как мужчины, а мужчины -- как женщины.

Здесь поэт показывает нам, как страдание одного существа широко распространяется по всему миру. Было сочувствие между поверженым королем и тысячью живых существ.

Проявляется ли это сочувствие лишь в печали? Нет, оно показывается, как в страдании, так и в радости.

Послушай историю об олене Нандия, который был сердечен к своим родителям как во времена мира и согласия, так и во время тьмы и тяжких испытаний.

Король Косалы часто охотился в лесу, в котором Нандия в мире и взаимной любви жил со своими родителями. Выезжая на охоту, король мчался по открыты просторам своей страны и собирал множество людей, которые должны были помогать ему в охоте; поэтому масса людей отрывалось на время от своей работы, и эти люди роптали из-за потерь, которые они вынуждены были нести.

Поэтому подданные короля разбили небольшой парк с ограждениями, воротами и прудом посередине и отправились в джунгли, чтобы загнать в парк оленей, так чтобы дичь всегда была под рукой короля, и ему не требовалось бы для охоты так много загонщиков.

Нандия пасся со своими родителями в небольшой чаще, когда увидел, что к ним приближаются люди, вооруженные дубинками. "Оставайтесь здесь", -- сказал он родителям, -- "я выйду один и встречу этих людей."

Он вышел из чащи один, и люди, думая, что в чаще больше никого нет, забрали только его и пошли дальше.

Теперь все олени, кроме престарелых родителей Нандии, были собраны в парке. Король был удовлетворен, и время от времени он отстреливал из стада одного из оленей. Однако очередь Нандии не наступала еще долгое время.

Когда наконец настала его очередь, Нандия спокойно встал перед королем, не пытаясь даже бежать.

Король так был поражен необычным поведением оленя, что не стал стрелять и опустил лук.
-- Стреляй, король, -- сказал Нандия.
-- Не могу. В тебе есть достоинство, о олень. Я дарую тебе жизнь.
-- Не освободишь ли ты, о король, остальных оленей из этого парка?
-- Да.
-- И не проявишь ли ты, о король, свою благосклонность и к птицам и рыбам?
-- Да.

Согласно древнему преданью этот олень был Господом Буддой; оно говорил с королем и научил его Закону Сострадания ко всем живым существам. И затем король послал глашатая, который проскакал через всю страну и объявил о том, что отныне сам король защищает оленей, птиц и рыб.

Ты легко согласишься с тем, что Нандия был прав, защищая своих родителей. Также хорошо помогать брату или сестре. Но в следующей истории ты увидишь, как один благородный араб говорил о другом человеке как о своем брате, хотя на самом деле они не были братьями по крови.

Как-то один караван пересекал пустыню, и запасы воды быстро подошли к концу. Путешественники были вынуждены дозировать воду, чтобы каждому досталась хотя бы маленькая, но равная порция.

Чтобы отмерять воду, оно взяли чашку и положили в нее камень. Затем они лили воды до тех пор, пока она не покрывала камень. Это была норма каждого человека.

Но только вожди каравана могли получить эту норму.

В первый раз, когда стали делить воду этим образом, Каб-ибн-Мамах уже собрался было принять свою чашу, как поймал на себе горящий взгляд человека из племени намир, безмолвно умолявшего дать ему напиться. Каб сказал человеку, делившему воду: "Отдай мою долю брату и показал на человека из племени намир.

Человек быстро выпил. Каб остался без воды.

На следующий день снова подошло время делить воду.

Еще раз человек из племени намир посмотрел с горящим от жажды взором. И снова Каб отдал свою порцию "брату", как он его называл.

Но когда караван собрался двинуться дальше, у Каба не оставалось уже больше сил, чтобы даже взобраться на верблюда.

Он остался лежать на песке.

Другие люди не могли здесь больше задерживаться, чтобы не умереть от жажды. Они накрыли его одеялами, чтобы защитить от хищных птиц, и оставили умирать.

*
* *

Ты заметил, что когда чувствуется печаль, то скорее она чувствуется сердцем кого-то близкого. Когда пал Дарьядхана, опечалилась вся Природа. Когда опасность угрожала родителям Нандии, он вышел, чтобы защитить их. Когда человек из племени намир смотрел с жаждой в своих глазах, благородный араб тут же отдал ему свою воду.

Печаль быстро следует за печалью, а радость сопровождает радость.
И когда симпатия запаздывает, мы не ценим ее так высоко.

Знаменитый поэт Фирдауси написал историю персидских царей и прочел ее султану Махмуду; султан был восхищен ею и некоторое время был очень благосклонен к поэту. Фирдауси работал над своей поэмой Шах-Намах в течение тридцати лет, и султан обещал выплатить ему 60 000 золотых монет.

Но Фирдауси не возлюбил визирь султана. Этот человек убедил своего господина, что казна почти пуста и поэтому разумнее дать поэту серебро вместо золота. Махмуд внял этому совету и послал Фирдауси 60 000 серебряных монет.

Фирдауси был в бане, когда ему принесли вознаграждение от султана. Он так разозлился на жадность султана, что даже не посмотрел на подарок. Он отдал 20 000 монет посыльному, 20 000 -- владельцу бань, а оставшиеся 20 000 -- продавцу пива, который случайно оказался рядом.

Султану доложили об этой выходке, и он приказал схватить поэта и предать его смерти, бросив под ноги разъяренным слонам. Фирдауси предупредили об этом: и он бежал в отдаленный город; в конце концов он осел в городе Тус, там, где он родился.

Вскоре султан раскаялся, что так скандально обошелся с поэтом и захотел вернуть его расположение. С этой целью он снарядил в Тус своего посланника, передав с ним множество подарков: 60 000 золотых монет, шелка, парча, бархат...

Увы! Подарки запоздали.

В тот момент, когда посланник султана въезжал в одни ворота города, ведя за собой караван верблюдов, груженных ценными подарками, из других ворот вышла похоронная процессия, неся поэта к месту его успокоения.

*
* *

"Наш император справедливый человек", -- говорили китайцы, -"ведь он всегда готов прислушаться к чаяниям бедных."

Но настал день, когда ухо Императора перестало слышать. Он внезапно оглох. Он больше не мог слышать пения птиц, шума ветра или голоса людей.

Загоревал Император, а все придворные, которых он встречал на совете, объяснялись с ним при помощи знаков и писали ему утешительные слова, умоляя его не печалиться так сильно."

"Не думайте", -- сказал он им, -- что я горюю из-за себя или какой-либо неприятности, которую эта немощность может причинить мне. Я печалюсь из-за того, что не могу больше слышать мольбы бедствующих."

Воцарилось молчание, потому что никто не знал, как утешить Императора.

"А", -- внезапно воскликнул он, -- "нашел способ. Прикажите моим людям не носить красную одежду, если им не нужна моя помощь. Поэтому всякий раз, когда я увижу человека, одетого в красное, я буду знать, что он взывает ко мне; мое глухое ухо услышит эту мольбу и я позабочусь о том, чтобы помощь была предоставлена нуждающимся."

Добросердечный Император не перестал делать добро, даже оглохнув. Он тут же придумал новый способ, как выявлять нуждающихся. Найти нуждающихся -- ведь благородный человек не ждет, пока страждущий сам придет к нему, он сам старается его найти.

*
* *

Несколько индийцев основали общество "Дев Самай", чтобы делать добрые дела. В их ежемесячном журнале описываются такие события:

Из Пешавара: Две леди обучали языку хинду женщин и детей два часа в день. Несколько человек ухаживали за больными дома и в больнице, присматривали за коровами и убирали с дороги осколки стекла.

Из Моги: Две леди обучали девочек языку хинду. Люди подкармливали животных и сажали деревья. Один человек из общества "Самай" давал бесплатные уроки бедным рабочим.

Из Фероджепоры:

Восемь леди ухаживали за больными. Мальчики взялись помогать старым и покалеченным коровам, вести слепых и сажать деревья. Другой человек общества нашел на дороге пострадавшего в автокатастрофе. Он доставил его в больницу. Еще один член общества ходил по деревням и учил людей из низшего сословия, как поддерживать чистоту на должном уровне.

Из Сиалкота:

Одна вдова посетила другую вдову, потерявшую своего единственного сына, почитала ей и сказала несколько одобряющих слов.

Ты заметил, что в некоторых из этих случаев доброта принимала форму обучения. Сердце учителя движимо сочувствием: другому человеку требуется знание, и учитель готов поделиться им. И знание, подобно хлебу или воде или одежде, есть дар, который может передаваться от человека к человеку.

*
* *

Господь Рама был силен и искусен в охоте, и столь же сильным и умелым он был в искусстве обучения. Когда Рама отправлялся на охоту в джунгли, он брал с собой одного из своих братьев. Когда Рама устраивал привал и садился есть, то брат садился рядом и ел вместе с ним. Когда Рама приходил для учения в дом своего Гуру, то разучивал четыре Веды так, как другие могли бы разучивать игру или песню. Наполнив свою голову Ведами и Пуранами, Рама не имел желания держать священные слова в тайне своего сердца. Он передавал их своему брату.

Как доброта любит делиться добрым знанием, так же она любит делиться добрыми новостями. Например, сколь велика была радость Ханумана, когда он мог передать радость свою другим. Послушай:

Благородный Бхарата, брат Господа Рамы, ждал четырнадцать лет, пока Рама был в изгнании. Рама, великолепный, странствовал по лесу и познал перипетии войны. Но Бхарата не знал судьбы своего брата. На исходе четырнадцатого года он томился в печали, боясь, что больше никогда не увидит лица Рамы, ведь от него не было никаких вестей.
Оставался последний день изгнания.
Бхарата сидел на священной траве, волосы его были заплетены в косу, тело его было тонким, и он вздыхал про себя: "О, Рама, Рама, Рагхупати!"

Затем пред ним предстал обезьяний царь Хануман, благородный Хануман, столь предано служивший Раме во многих войнах.

Он принес хорошие вести, и был так счастлив донести их, что глаза его были полны слез, а сердце его было объято радостью из-за того, что он может преобразить в радость печаль Бхараты. Он сказал:

"Тот, о ком ты печалишься день и ночь, вернулся целый и невредимым. Он поверг в битве своего врага и услышал, как боги слагают гимны в его честь, и теперь Господь на полпути домой с Ситой и своим братом."

Бхарата больше не вспоминал о своей печали.
-- Кто ты, принесшие мне столь благие вести?
-- Я Хануман, сын Ветра, и хотя я и обезьяна, но служу я Рагхупати, Раме."

Бхарата обнял Ханумана.
"Расскажи еще что-нибудь", -- попросил он, -- "да, поведай мне все." И Хануман рассказал ему все и был рад сверх всяких слов донести благие вести и увидеть, как жизнь возвращается на изможденное лицо Бхараты.

*
* *

Проявляет ли человеческое сердце сочувствие лишь к человеческим существам? Нет, оно также печалится от печали животных и радуется их радости.

Люди встречали презрением одну женщину. Они называли ее грешницей.

Как-то эта грешница увидела собаку с высунувшимся от жажды языком. Животное было при смерти. Бедное создание безмолвно умоляло дать ему воду.

Грешница поспешила к ближайшему колодцу; она набрала воды и напоила собаку, и так животное было спасено.

Люди изменили о ней свое мнение.
"Господь", -- сказали они, -- "простил грехи этой женщины."

Она могла быть грешницей, но поняла смысл человеческого добра.

*
* *

И еще история:

Один человек пришел к Пророку Мухаммеду и показал ему гнездо с птенцами, завернутое в платочек.

"Я нашел этих птичек, мой Господин", -- сказал он, -- "когда проходил по лесу. Я услышал щебетанье птенцов, взглянул на дерево и обнаружил там гнездо."

"Положи гнездо на землю", -- велел Пророк.

Тут же к гнезду бросилась птица и уселась на его край, восторгаясь тому, что нашла своих малышей.

"Верни гнездо на место", -- приказал Мухаммед. И добавил: "Будь добр к животным. Оседлывай их лишь тогда, когда они достаточно сильны, чтобы вести тебя. Если они утомились, слезай с них. Дай им попить, когда испытываешь жажду."

В исламе есть предание, что однажды небесные ангелы спросили Бога:
-- О, Бог, есть ли в мире что-либо тверже камня?
-- Да, - ответил Бог, - железо сильнее, ведь оно рушит скалы.
-- Есть ли что-то сильнее железа?
-- Да, огонь, потому что он плавит железо.
-- А есть ли что-то сильнее огня?
-- Вода, ведь она гасит огонь.
-- А есть ли что-то сильнее воды?
-- Ветер, потому что он движит волнами.
-- А есть ли что-либо еще более сильное?
-- Да, доброе сердце, которое тайно раздает милостыню, не позволяя левой руке знать то, что делает правая.

Не так, что сегодня раздача милостыни является главным способом быть добрым. Конечно, мы можем помочь нашим близким, даря подарки от чистого сердца. Но эта история говорит, что независимо от способа проявления, сила добра является величайшей силой в мире для завоевания дружбы и любви других.

Страдание вызывает страдание других, а радость вызывает радость.

Такова великолепная природа сочувствия.

1968


Оглавление сервера по Интегральной Йоге

1999 май 05 ср