логотип

 

Перевод: Игорь Горячев, Нина Кучер.

auroananta@yandex.ru

 

 

 

 

Сатпрем

 

Заметки об апокалипсисе

 

Том 10

1990

 

Институт эволюционных исследований

 

 

Encyclopaedia Universalis, т.2

 

Апокалиптический

(литературное)

 

Для современного ума, термин «апокалипсис» связывается с катастрофой мирового масштаба. На самом деле, это транскрипция греческого слова αποκαλυψις, которое означает просто «раскрывающий», «снимающий покровы». Малоупотребительное в просторечном греческом, оно довольно часто появляется в переводе библии Септуагинта, где означает «раскрытие» в материальном смысле, но особенно, в переносном смысле, то есть «открытие» человеческих или божественных тайн.

 

 

Суджате

 

с которой, шаг за шагом,

 мы прошли эти ужасные испытания,

    неся нашу единственную любовь к Матери

и нашу отчаянную волю

    продолжать Их Работу

           до конца.

 

                               *

 

                   открыть

                      ужасную и чудесную

                       Тайну жизни.

 

 

 

 

 

ЯНВАРЬ

 

ХРОНОЛОГИЯ МИРОВЫХ СОБЫТИЙ

 

2 января – СССР: «экстремистские элементы» Азербайджана организуют «дестабилизирующие» действия и требуют свободу передвижения между СССР и Ираном.

 

                    – Испания: танкер произвёл разлив нефти вблизи Тенерифа.

 

                    – Пакистан: в результате железнодорожной катастрофы, поблизости от Сукура,  погибло 285 человек; это самая серьёзная железнодорожная катастрофа в истории страны.

 

3 января – ГДР: в восточном Берлине несколько десятков тысяч человек проводят демонстрации по призыву SED, выступая против возрастания инцидентов с нео-нацистами.

 

4 января – Панама: генерал Норьега сдался американским силам, и его будут судить в США за торговлю наркотиками.

 

8 января – ГДР: работа круглого стола между властью и оппозицией приостановлена, десятки тысяч демонстрантов, особенно в Лейпциге, резко критикуют коммунистических лидеров.

 

14 января – Монголия: на улицах столицы Улан-Батора, несколько десятков тысяч человек проводят демонстрацию против монополии революционной народной Партии.

 

15 января – СССР: антиармянские погромы привели к гибели 34 человек в Баку, столице Азербайджана. Отвечая на призыв о помощи армян, советское правительство послало войска в этот регион.

 

                  – Болгария: национальная Ассамблея отменила статью 1 Конституции о правящей роли коммунистической Партии.

 

16 января – СССР: Армения и Азербайджан практически находятся в состоянии войны: красная Армия вмешивается, чтобы остановить межэтнические столкновения.

 

18 января –  США: американское астрономическое Общество сообщает об открытии гигантской небесной структуры, которая представляет собой такой потрясающий магнит, что она притягивает галактики, которые её окружают, и препятствует расширению вселенной.

 

19 января – Индия: правительство устанавливает контроль над штатом Кашмир.

 

                  – Португалия: чёрное пятно нефти длинной в 20 км угрожает архипелагу Мадера.

 

26 января – ООН: 60 стран подписали соглашение о правах ребёнка.

 

27 января – Югославия: в Косово, ожесточенные столкновения между полицией и коренными албанскими манифестантами привели к гибели, по крайней мере, двенадцати человек.

 

                 – Либерия: сражения между армией и группами мятежников продолжаются на северо-востоке страны. Беженцы продолжают стекаться в Гвинею  и Кот-д’Ивуар.

 

                     – Судан: население юга страны снова находится под угрозой голода, глава военной хунты блокирует транспорт с продовольствием, организованный иностранными посольствами.

 

30 января – Ирак: действия армии на юге страны привели к очень большим жертвам среди гражданского населения.

 

31 января – Ливан: в Бейруте, столкновения солдат генерала Ауна и христианскими милиционерами ливанских вооруженных сил.

 

 

 

 

2 января 1990

 

            Это такая отчаянная битва.

            «My gaping wounds are a thousand and one[1]».

 

*

 

            Возможно, надо достичь необходимой температуры, тогда Всё расплавится.

 

*

 

Вечер

 

            Порой, всё становится таким жестоким, что нам хотелось бы кричать.

            «This world was built by cruelty[2]...». Именно это труднее всего переносить, когда мы касаемся этого.

            Это вызывает телесное желание исчезнуть, но исчезновение не уничтожит этого Ужаса – НАДО, чтобы он исчез. Если только он исчезнет в одном теле, возможно, всё это будет растворено?

            Невозможно желать этого для себя, мы предпочли бы тысячу раз умереть.

            (Две или три ночи назад, я бежал в подземелье и вдруг встретил форму существа, похожего на Карла). (Как если бы он хотел загородить мне проход). (Были такие же обвисшие плечи и эта квадратность тяжёлого животного). (Я должен сказать, что он не выглядел агрессивным: он был просто поставлен там). (Как животное).

            Именно это создаёт смерть.

            Смерть – следствие этого.

 

*

 

            Вот именно, не так ли, это настолько возмутительное, что возникает желание умереть.

 

*

 

            А не надо.

 

*

 

            О, Господи, мы так страдаем.

 

*

 

 

3 января 1990

 

            «Движение птицы».

            Вот, это, возможно, средство.

            Спасибо, Господи.

 

*

 

4 января 1990

           

            (Разлив нефти у берегов Марокко.)

            Я всё больше и больше убеждаюсь, что необходима человеческая катастрофа, потому что они не перестанут плодить детей, они не перестанут опустошать, загрязнять и портить Землю – надо нечто такое, что остановит их. Земля не может больше выносить это варварское отродье. Они – слишком тяжёлое бремя.

 

*

 

            Все их «революции» в Восточной Европе, это революции Жратвы. Они все хотят жрать.

            Я нахожу очень символичным этот их чёрный разлив нефти на берегах Марокко. Животы хотят наполняться. И ничто не остановит их прожорливости, ни океаны, ни Гималаи.

 

*

 

            Нет «средства»! Единственное средство, это идти секунда за секундой, и следующая секунда, не такая как предыдущая.

            Единственная постоянная вещь, это фантастическое – невообразимое – нарастание этой «молнии». И как мы выживаем? Я не знаю.

            P.S. Очевидно, рыба, которая становится амфибией сказала бы: становится всё больше и больше солнца!

 

*

 

6 января 1990

 

Информационный бюллетень ББС

 

                Китай

 

                340 миллионов женщин, способных рожать.

 

*

 

7 января 1990

 

            Это доходит до такой степени, что я спрашиваю себя, не изменится ли атомная структура тела.

 

*

 

            Мир: это совсем больше не эволюционное, это вращается по кругу.

 

*

           

            Молния проходит через тело, как топор.

            Может быть, это «меч Калки»...

            И как раз вечером, Суджата прочитала мне этот отрывок из Шри Ауробиндо, написанный между 1916-1920.

 

 

            «I take it that a closer system of international life is sooner or later inevitable because it is a necessary outcome of modern conditions, of the now much closer relations and interactions of the life of the human race, and the only alternative is increasing trouble, disorder and ultimate chaos. But this inevitable development may take, according to the way and principle we follow, a better or a worse turn. It may come in the form of a mechanical and oppressive system as false and defective as the industrial civilization of Europe which in its inflated and monstrous course brought about the present wreck, or it may come in the form and healthy movement of a sounder shaping force which can be made the basis or at least the starting-point for a still greater and more beneficial human progress. No system indeed  by its own force can bring about the change that humanity really needs; for that can only come by its growth into the firmly realized possibilities  of its own higher nature, and this growth depends on an inner and not an outer change. But outer changes may at least prepare favourable conditions for that more real amelioration, – or on the contrary they may lead to such conditions that the sword of Kalki can alone purify the earth from the burden of an obstinately Asuric humanity. The choice lies with the race itself; for as it sows, so shall it reap the fruit of its Karma».

War and Self-Determination

(«A League of Nations»)

p.634-635

 

(перевод)

 

            «Я полагаю, что более тесная система международной жизни рано или поздно станет неизбежной, потому что это, по необходимости, результат современных условий, теперешних гораздо более тесных отношений и взаимодействий жизни человеческой расы, и единственная альтернатива – это нарастающее беспокойство, беспорядок и окончательный хаос. Но такое неизбежное развитие может принять лучший или худший оборот, согласно тому пути и принципу, которым мы следуем. Оно может проявиться в форме механической и подавляющей системы, такой же фальшивой и несовершенной,  как индустриальная цивилизация Европы, которая в своём самодовольном и чудовищном продвижении вызвала теперешнее крушение, или оно может проявиться в форме и здоровом движении более надёжной формирующей силы, которая может быть сделана фундаментом или, по крайней мере, начальной точкой для еще более великого и благоприятного человеческого прогресса. На самом деле, ни одна система, только лишь с помощью своей собственной силы, не может совершить изменение, в котором человечество, действительно, нуждается; так как это может произойти только посредством его врастания в твёрдо реализованные возможности его собственной более высокой природы, а этот рост зависит от внутреннего, а не от внешнего изменения. Но внешнее изменение может, по крайней мере, подготовить благоприятные условия для этого более реального улучшения, – или же наоборот, они могут привести к таким условиям, что только меч Калки сможет очистить землю от бремени упрямо асурического человечества. Сама раса должна сделать выбор; ибо, что она посеет, такой плод Кармы она и пожнёт».

 

            Война и Само-определение

            («Лига Наций»)

            стр. 634-635

 

*

           

 

8 января 1990

 

            Сгибать колени,

            Вдыхая

            (одновременно).

            Очень важно.

 

*

 

9 января 1990

 

            Видение Суджаты (1973): Мать плачет: I have lost him... I have lost him... [Я его потеряла... я его потеряла...].

            Это потрясает.

            Шестнадцать лет спустя, мы всё ещё не можем постичь всю жестокость того, что произошло.

            И вся эта клевета, которую они набросили на меня перед Матерью, чтобы отделить её от меня и меня от Неё... Это было самое гнусное, что только можно себе вообразить.

            Помимо гестапо, я не знал ничего более отвратительного, чем эти ашрамиты.

 

*

 

            Почему Суджата видит это сейчас?

 

*

                       

Разговор с Суджатой

 

 

Мать плачет: « Я потеряла его»

 

 

            Ну что же, я слушаю тебя.

 

            Это было ближе к утру между 3.40 и 4.15. Я не знаю, что произошло, я не запомнила, что было в начале, но речь шла о том, чтобы пойти к Матери. Были бумаги, вещи, которые надо было решить, мы должны были решить какие-то вопросы с Матерью, чтобы она урегулировала всё это.

 

            «Мы», это кто?

 

            Я говорю «мы» в данный момент, потому что я была там, и вы были там, и были другие люди тоже, как Р., С...

 

            А...!

 

            ... и я не знаю, кто ещё. Вот почему я сказала «мы».

            Вы сидели там, на стуле, и именно мы занимались бумагами, папками, и т.д.; мы разбирали бумаги, чтобы задать минимум вопросов.

            Я обнаружила себя на веранде (я пропускаю то, что произошло на веранде, потому что это не интересно), затем мы поднялись наверх. Там была своего рода прихожая, я думаю, где все находились, были столы, стулья, и вы всё время оставались там спокойным, а мы хлопотали (по поводу бумаг, которые мы не нашли, и т.д.).

Наконец, я не знаю почему, я вошла в другую комнату. И там я увидела Мать. Она сидела в маленьком кресле и была очень худенькая, очень маленькая также, очень худенькая. Я преклонила перед ней колени. Затем, она спросила о ваших новостях: где вы были – я сказала: он рядом. Тогда у Матери появились слёзы на глазах, она начала говорить: «Последний раз, когда он приходил, никто не сказал мне»: «Я потеряла его, я потеряла его». И она заплакала. И сразу же в этот момент, на этот раз вы не ждали, что вас позовут, чтобы идти к Матери, и вы пришли. И затем, вы склонились над Матерью, вы поставили две свои руки на подлокотники кресла, вы склонились над Матерью, пытаясь успокоить её (потому что Мать плакала), я была всё время у её ног, на коленях, на полу, и я заметила, что на вас были только голубые штаны, а торс без одежды. Голый торс и штаны (длинные, не короткие), длинные и голубые.

            Вот, всё, что я увидела.

 

            Ну да, после ухода Матери, я пытался отчаянно через Андре Мориссе, через... как ёё зовут? ту девушку, которая обслуживала её?

 

            Кумуд?

 

            Нет, другая.

 

            Васудха.

 

            Через Васудху. Я пытался через нескольких человек сказать Матери: «Сатпрем здесь». Просто сказать ей это. И они так и не передали это сообщение.  Они не только не передали, словом у меня было видение с Андре Мориссе, того, что он сделал с последней запиской, которую я послал матери. Он ПОДТЁРСЯ этим!

 

            Шшш...

 

            Мне показали это! Я написал на маленькой розовой бумаге, Матери, не так ли, чтобы сказать ей: «Я здесь».

 

            Да.

 

            И я сказал Андре: «Передайте это Матери».

 

            Да. Мы поняли Андре слишком поздно.

 

            И я увидел после, в кабинете, эту розовую бумажку (был запах откуда-то, отвратительный), эта розовая бумажка была там, в кабинете Андре Мориссе.

 

            Шшш...! Шшш...!

 

            «Я потеряла его» – ну да, они все создали преграду, ВСЕ.

 

(молчание)

             

            Они ВСЕ мешали.

            Даже те, кто мог бы помочь, они мешали.

 

            Да, да.

 

            Ох! Я не знаю, почему...

 

            Я не знаю, почему я увидела (это). В самом деле, Мать плакала, и почти рыдала.

 

            Да, ты, должно быть, увидела то, что произошло, так сказать.

 

            Да.

 

            Ах! Они все были жестоки, а.

 

            О, да! Они думали, что они были жестоки с вами, но, фактически, они были жестоки с Матерью.

 

            Я был единственной связью, а! Не было двух, была единственная связь.

 

            Да. Да.

 

            Я был её единственной связью с миром.

            С миром и с работой для мира. Ну вот, они обрезали её.

            ВСЕ.

            Нолини, ... ВСЕ! Они все сделали всё, что надо, чтобы ничего от меня не проникло к ней – не только, чтобы я не мог пройти туда, но чтобы ничего от меня не проникло к ней. Тогда я пошёл в каньоны, я повернулся в направлении комнаты Матери, и я призывал её.

 

(молчание)

 

            И там, я призывал её... напрасно.

            Все. И Пурна и... – все, все, все, они все поставили барьер. Эти мерзавцы.

            Жестоко, а!

 

(молчание)

            Я был единственной нитью, не так ли, которая...

 

            Которая, удерживала её.

 

            Удерживала её.

 

(молчание)

 

            Моя розовая записка Матери, я помню её. Я передал её Андре Мориссе и умолял его (Сатпрем плачет). Я сказал: «Передайте-передайте-ей это»... И затем, в ту же ночь, мне показали, что он сделал с моей розовой запиской.

 

(молчание)

 

            Хорошо, но слушай, всё это такое не радостное. Лучше...

 

            Только я не поняла, почему вы были с голым торсом.

 

            С голым?

 

            То есть на вас не было одежды сверху.

 

            Да, с меня содрали одежду.

 

            Содрали.

            Да, Мать рыдала, в самом деле. Она говорила: «Никто не сказал мне, что он был здесь», и...

 

            «Я потеряла его»...

 

            «I lost him, I lost him»... Она сказала это по-английски, я не знаю... Она говорила по-французски, а эти слова она сказал по-английски, «Я потеряла его». И на этот раз, вы не ждали, пока вас позовут. Потому что Мать закончила, и я была последней...

 

            Но я не раз думал о том, чтобы прорваться через барьер и прийти туда. И затем я сказал себе: это приведёт к тому... Пранаб придёт в ярость, и всё обрушится на Мать.

 

            Ну да.

 

            Я продумывал все возможности – и не было никакой возможности. Потому что он бы использовал всё, чтобы обрушить на Мать и... убить её.

 

            Да. Точно.

            Мы не понимали, что он хотел убить Мать.

 

 

            Ах! Я очень хорошо понимал, что если я сделаю малейшую вещь, именно на неё всё обрушилось бы.

            Это знаменитое 5 мая, я думаю, не так ли, гнев Пранаба, тогда, когда я, в самом деле, совершенно невинно, сказал Матери: «Тебе надо меньше контактировать с теми людьми, которые бросают только свой яд на тебя». Понимаешь, я сказал это невинно. Она сказала мне: «Да, скажи это Пранабу» – потому что она не смела сказать. Тогда, я сказал Пранабу – ты же видела его гнев после этого? Я видел его тоже, не так ли, стоя на одном колене, ПРЕДСТАВЛЯЕШЬ, А! Вот так (Сатпрем резко ударяет по своим коленям) – это ЗВЕРЬ.

 

            Это был, в самом деле, зверь.

 

            И я видел, что всё это обрушилось на Мать, и Мать, белую и безмолвную.

 

            О! да!

 

            Этот день, я запомнил. Вот, я запомнил, этот день.

 

            (молчание)

 

            Кулаком по своему колену, вот так, а! произнося свою гитлеровскую тираду. Он обращался к толпе.

 

            Да. Толпа была там, а!

 

            Да. И это был гитлеровец, этот человек, стоявший там.

 

(долгое молчание)

 

            Всё это было отвратительное. Это было отвратительное. Они все были отвратительны.

            Жестоко отвратительные.

            И после, Мориссе сказал людям: «Приготовьтесь к уходу Матери». Ты помнишь, Прадьот пришёл увидеть меня и сказал мне: «Но Андре Мориссе сказал, что надо приготовиться к уходу Матери»?

 

            Это именно Пранаб сказал так.

 

            Да, да, именно Пранаб сказал это Прадьоту.

 

            Да-да.

 

            «Приготовьтесь к уходу Матери». Тогда Прадьот пошёл увидеть Андре Мориссе, и Андре Мориссе сказал ему: «Ну да, он прав, надо приготовиться». И тогда Прадьот пришёл увидеть меня. И я был потрясён.

 

            Да. Да.

 

            Я запротестовал. Я сказал: «Но это ложь!».

 

            Да.

 

 

            Они ВСЕ хотели её смерти.

 

(молчание)

 

            Но рядом с Матерью, я не видел ни этого Пранаба, ни эту Кумуд, были другие люди немного в отдалении, но рядом с Матерью, рядом с её креслом, где она сидела, не было никого.

 

            Не было никого, потому что она никогда не смогла сказать, если бы там был Пранаб и все эти люди, она никогда бы не сказала: «Я потеряла его!»

            Она не смогла бы сказать.

 

(молчание)

 

И я, в каньонах... я кричал! Я повернулся к комнате (Сатпрем плачет), я кричал! Я представлял себе, что она могла звать меня – она не могла.

 

(молчание)

 

            Но Мать тоже должна была иметь эту боль... Почему я увидела такое? Она плакала, и она рыдала; Она сказала: «Никто мне не сказал, что он был здесь, никто меня не предупредил». Она плакала, и затем она начала рыдать, и она сказала: «Я потеряла его, я потеряла его» – и именно в этот момент вы вошли, вбежали. И склонились над ней, чтобы успокоить её. Я не знаю...

 

(долгое мочание

Сатпрем плачет молча)

 

            Ох!

            Ох! что мы... Сколько жестокости я перенёс в этой жизни.

            И сколько жестокости Она перенесла.

 

(молчание)

 

 

            И этот тип, 18 ноября утром, я был там – ошеломлённый перед этим телом, которое я не... (Сатпрем не может больше говорить) – я не верил! (Плача) И этот тип, который позвал меня, чтобы сделать перевод его сообщения о смерти Матери! «Это тело было не предназначено...» «Переведите это на французский»! Я был там всего пять минут перед этим... перед Ней.

 

            Вы знаете, я сказала, что пропустила то, что произошло на веранде: так вот, это был он, Нолини.

 

            Да.

 

            Он лежал на цементе, и он говорил, что его тело полно боли.

 

            Его тело?

 

            Его тело. Это он сам страдал от боли. Именно это я...

 

            Очевидно!

Эти люди, они поняли, когда было слишком поздно. Они поняли, когда они ушли на другую сторону.

 

            Да.

 

            (молчание)

 

 

            Да, это... это ужас, все это. Это ужас.

 

            Ах! Да! Извините меня, но я рассказываю то, что я увидела. Я могла бы ничего не говорить – но что делать?

 

(молчание)

 

            Да. Этого достаточно.

 

            (молчание)

 

           

            Но я всё время вижу себя в этих каньонах. Как я смотрел, я говорил себе: «Вот точно, направление на её комнату». И затем, я сел, и кричал Матери. Я говорил себе: Она... (Сатпрем плачет и не может говорить) она меня услышит! Она, в конце концов, услышит меня!

 

            Но я помню, что даже семнадцатого вечером, мы сидели, прислонившись к стене в вашей комнате, на веранде, и вы говорили, что Мать, несомненно, собиралась перейти, что это был период, что именно пищу, она прекратила (принимать).

 

            (молчание)

 

 

            Да, я думал: она собирается перестать принимать пищу, всю эту связь со старым видом, и она собирается сделать переход. Но... ты видишь: она не уходила внутрь с того момента, когда они уже приготовились к тому, чтобы опустить её в могилу.

 

            Ах да! Ах да!

 

            И бросить её как... на растерзание... В самом деле, это подлость, то, что они сделали. Они все были согласны…

            Пойдём, надо...

 

*

 

Вечер

 

            Мысль, совершенно ужасная, пришла мне в голову: не имели ли они жестокость сказать Матери: «Сатпрем уехал?» (Но в этой отвратительной ашрамитской манере: «С. покинул Пондичерри» – естественно, я был в Нанданаме).

            Это было бы совершенно ужасной жестокостью.

            И всё же, возможно ли?

            Они были способны на всё. Не имея мужества убить её по-настоящему.

            Это были настоящие убийцы.

 

*

 

 

10 января 1990

 

            (Кашмир) Эти мусульмане, они вторгаются к вам, затем размножаются, как крысы, затем они объявляют: это наша исламская страна, и мы собираемся вести священную войну.

            Между мусульманами и китайцами, я не знаю, кто их них худший бич для человечества.

            Индия окружена и разложена изнутри.

            Надо, чтобы всё это взорвалось, прежде чем станет возможным новый мир.

            Мать сказала: «Вихрь сил над Индией».

            Такова ставка Земли.

 

*

 

            Взрыв близок.

 

*

 

11 января 1990

           

            Это немыслимо ужасное.

 

*

 

Вечер

 

            Присутствуют все трудности смерти без смерти.

 

*

 

 

12 января 1990

 

            Получил первый экземпляр: «Бунта Земли».

            День рождения Вивекананды.

 

*

 

 

13 января 1990

 

            Чувствуешь себя настолько обделённым.

            Мы не знаем, что делать.

            Однако «логически» (!), средство изобретается во время прохождения через это не-знаю-что-делать...?

            Если бы мы знали, что делать, это было бы сделано!

 

*

 

 

15 января 1990

 

            Это ради Тебя

            и это ради любви к Тебе.

            И это последние слова, которые мне хотелось бы записать и произнести.

 

*

 

 

16 января 1990

 

            Тело – это канал.

 

*

 

19 января 1990

 

            Это поистине «Час Бога».

            И секунда Бога.

            Этот горный хребет вот-вот обрушится.

 

*

 

 

Ночь с 21 на 22 января 1990

           

            («Обрывки видения»)

            Сегодня утром, при пробуждении, мне показалось, что я  услышал «война», «будет война» (?)

 

*

 

21 января 1990

 

            Сегодня ночью (с 20 на 21) едва заснув, я оказался в циклоне или в буре, которая производила бешеный, адский грохот. Во сне я встал, чтобы выглянуть в окно, и увидел ствол эвкалипта, накренившийся и согнувшийся от ветра. Особенно этот адский шум. Я спрашивал себя, не упадут ли эти огромные деревья, возвышающиеся над «Концом Земли», на комнату Суджаты. Я проснулся: полное молчание.

            Но в ночь с 29 на 30 декабря, я записал похожий факт в моих «обрывках видений». Это было почти месяц назад. Это повторяется. Вот моя записка: «Сегодня ночью, когда я уже был в постели, я не заметил, как заснул и думал, что бодрствую, и сразу же я оказался поглощённым бурей, бешеный ветер, словно циклон, я спрашивал себя, не упадут ли деревья на дом, и это было таким конкретным, таким физическим, что я думал, будто я ещё бодрствую. Когда я на самом деле проснулся, я был настолько удивлён, обнаружив, что я спал, и что над домом царило полное молчание... Что-то есть в атмосфере (или собирается произойти)? (Это напоминает мне тот яростный ветер, который я видел перед уходом Зии)».

            Я думаю, что вся атмосфера земли находится в циклоне. Когда это проявится...

 

*

 

            Это отчаянная и мучительная битва.

            Это как немощь.

            Значит, эта Материя здесь не хочет принимать это Могущество??

            «Bear and endure» [Терпеть и выносить]??

 

*

 

Вечер

 

            Я  не знаю больше, как я могу продолжать.

            И, однако, надо – надо.

 

*

 

 

24 января 1990

 

            Я нахожусь в состоянии, которое совсем больше не является «жизнью».

            От жизни, остается только боль.

 

*

 

            У меня было забавное видение этой ночью.

 

*

 

Вечер

 

            Есть Ты, и всё больше и больше Ты.

 

*

 

 

25 января 1990

 

            Суджата сказала мне: «Молния Индры была сделана из кости риши».

            Так вот, я полностью пребываю в этом деле, между молнией и моими костями.

 

*

 

            Вот моё «забавное видение», как я записал его в своих «обрывках видений»: «Подвешенный в нагревателе! но я продолжал идти! Плечи немного закруглённые или тяжёлые! Одет в голубое». (Ночь с 23 на 24 января)

 

(моя голова была вместо нагревательного элемента!)

 

            И это правда! Иногда шея на три четверти сдавлена этим вторжением молнии, как если бы позвонки там готовы были вот-вот сломаться или голова отделится от туловища.

            Я держусь только на «ниточке»! или я подвешен на ниточке... Но тогда, вот это «поток»!!

            Если бы я рассказал это людям, они бы сочли меня абсолютно сумасшедшим!

 

*

 

26 января 1990

 

            (Пьер Е., безумный, хочет приехать. Баликурт, доверенные лица). Вихрь разъярённых сил.

 

*

 

Вечер

 

            (Кашмир) Шри Ауробиндо сказал или объявил «a last fierce spasm of the nations[3]»...

            Всё подталкивает к этому или идёт в направлении этого.

 

*

 

28 января 1990

 

            Я хорошо понимаю (то есть тело понимает), что ничто больше не может остановить процесс, кроме несчастного случая, как говорила Мать. Это необратимое.

            Это постоянный и нарастающий «нагреватель», и неукротимый.

            Мир тоже будет «нагреваться» (!)

 

*

 

29 января 1990

 

            Тайна «центрального клапана»...

            Я настолько изнурён.

 

*

 

30 января 1990

 

            Кажется, что можно сознательно (по желанию) воздействовать на этот центральный клапан...

            Это изменило бы многое в сопротивлении этой анатомической системы.

            Это находится «в стадии исследования», как говорила Мать.

 

*

 

            Когда знаешь, где препятствие, это уже три четверти решения. 

 

*

 

            Котагири или Кашмир, это маленькие брызги, или мельчайшие брызги, великой Волны, которая увлекает весь мир.

 

*

 

            Потрясающее «раздувание» плеч, я не знаю, что это означает.

 

*

 

 

31 января 1990

 

            День от дня это всё более ужасное, или более молниеносное – «awesome[4]».

            За несколько дней до этого «забавного видения» «нагревателя», я увидел нечто (это продолжалось секунду, но было ясным), нечто такое, что я не могу себе объяснить. Вот что я записал в своих «обрывках видений»: «Ночь с 18 на 19 января. Я вижу (сверху) словно кровельный жёлоб, в котором течёт огонь золотисто-жёлтого цвета.

            «Я так же слышал музыку (сразу перед тем, я думаю, как увидел этот поток пламени или этот жёлоб пламени)».

            Я спрашиваю себя сейчас, не является ли этот «жёлоб» пламени моим «центральным шлюзом»? Это проходит как твёрдый огонь (или молния). (Но это, возможно, также общий символ огня, который течёт через мир и всё раздробляет!)

 

*

 

            «Логически», всё это «тело» должно было распасться – это не создано для такой материи, как наша. Или же что?

            Или это только Ложь, которая распадётся?

 

*

 

Вечер

 

            (500 грузовиков китайского оружия для Непала). Пора уже, чтобы эта человеческая земная система была вычищена или вытеснена.

            Но, видимо, надо, чтобы «следующий шаг» был гарантирован.

 

*

 

            The Hindu, 31 января

 

ПАКИСТАН И ИЗРАИЛЬ – ГЛАВНЫЕ БЕНЕФИЦИАРЫ

 

                Пакистан, вместе с Израилем и Египтом, продолжают оставаться главными бенефициарами бюджета американской военной помощи. В новом бюджете, на 4,2 миллиарда долларов субсидий, предоставленных по Закону Контроля Экспортных поставок вооружения, Израиль получает львиную долю в 230 миллионов. В то время как, согласно информированным источникам, общая американская военная помощь Пакистану будет, вероятно, около 240 миллионов (почти равная помощи в прошлом году), так как Пакистан ожидает дополнительные фонды, происходящие от других программ военной помощи. В дополнение этой военной помощи, Исламабад получит также экономическую помощь, и полная сумма американской помощи возрастёт примерно до 600 миллионов долларов, почти столько же, как в 1990 году, в то время как Индия получила от США в том же самом году только 110 миллионов долларов.

 

*

 

 

ФЕВРАЛЬ

 

ХРОНОЛОГИЯ МИРОВЫХ СОБЫТИЙ

 

4 февраля – Египет: восемь израильских туристов были убиты исламистскими экстремистами.

 

6 февраля – Новая Зеландия: во время церемоний, посвящённых 150 годовщине страны, несколько сотен манифестантов-майори выразили протест против визита королевы Елизаветы и потребовали возврата земель.

 

8 февраля – Полинезия: острова Самоа опустошены циклоном Офа.

 

11 февраля – Южная Африка: глава Африканского Национального Конгресса (ANC), Нельсон Мандела, освобождён после 27 лет тюремного заключения.

 

12 февраля – СССР: чрезвычайное положение объявлено в Душанбе, столице Таджикистана, вслед за ожесточёнными столкновениями, которые привели к гибели 5 человек.

 

                    – Южная Африка: в Натале, кровавые инциденты; десятки убитых.

 

13 февраля – Индия: аэробус А-320 потерпел крушение в окрестностях Бангалора, 92 человека погибли.

 

14 февраля – США: два спутника, предназначенных для испытания лазерного оружия для «звёздных войн» были запущены с помощью ракеты Delta.

 

15 февраля – Европа: Франция, Италия, Швейцария и ФРГ понесли серьёзный ущерб после проливных дождей, которые спровоцировали наводнения; 22 человека найдены погибшими.

 

16 февраля – Пакистан: после десяти лет исследований, французский археолог объявил об обнаружении впечатляющей сети подачи воды города Мохенджо-Даро, существовавшей более 4000 лет назад, самую древнюю и самую совершенную из когда-либо обнаруженных.

 

21 февраля – Пакистан/Франция: президент Франсуа Миттеран, во время своего визита в Исламабад, объявил о том, что Франция разрешила продажу ядерной электростанции Пакистану.

 

24 февраля – СССР: во время первых свободных выборов, со времён войны, в Литве, сторонники независимости получили большинство мест в Парламенте.

 

25 февраля – СССР: 100 000 человек прошли по Москве, требуя ускорения реформ.

 

27 февраля – Европа: новый ураган, обрушившийся на северо-западную Европу, привел к гибели более 60 человек.

 

28 февраля – Бенин: президент, генерал Матьё Кереку, принял либерализацию марксистко-ленинского режима, установленного в 1972 году.

 

 

1 февраля 1990

 

            Я сидел на краю своей кровати, одетый в голубое, и я объяснял Суджате в её сне (она записала это при пробуждении):

            1.2.90Полюса изменились (объясняя мне это изменение).

            (Речь могла бы идти об изменении мира).

            (Или о перевороте мировой ситуации).

            (Или о моей собственной работе).

            Я не знаю почему, я подумал о маленьких песочных часах, которые переворачивают: «time is up» [время настало].

 

*

 

 

4 февраля 1990

 

            На протяжении восьми дней, уже третий раз я вижу своё повешение. Первый раз был очень реальным, и я соединил руки, прежде чем взойти на эшафот (эшафот или виселицу, я не знаю) (мои руки были очень белые, почти сияющие, то, что больше всего меня поразило в этом видении). Второй раз был этот нагреватель  (!) и третий, сегодня ночью, с голубым шнуром... Странно. И я очень любил того, кто собирался повесить меня на этом голубом шнуре! И как если бы именно я сам завязал шнур себе на шее!!

            Вероятно, первое из этих видений – это воспоминание из прошлых жизней, в то время как два других – это «видения работы».

 

*

 

Вечер

 

            Тело больше не знает, как переносить это механическое расплющивание.

            Именно на эту «фиксированность материи» сетовала Мать. Что делать? Как делать? Это мучительное.

 

*

 

Ночь с 4 на 5 февраля 1990

 

            В третий раз сегодня ночью, я оказался в ужасном урагане: яростная сила. Я чувствовал, что дом вот-вот рухнет мне на голову. Это продолжалось долго. Я кричал, кажется, говорит Суджата, но я не слышал Суджату. Это третий раз (первый: в ночь с 29 на 30 декабря, затем в ночь с 20 на 21 января). Это именно земля в урагане.

            В другой момент сегодня ночью, я находился в машине, очень мощной (управляемой, я не знаю кем, я подозреваю, что это был Шри Ауробиндо) и очень быстрой, которая совершала поворот или вираж с большим мастерством. Это была поразительная точность и «правильность». Затем мы выехали на прямую дорогу. Впечатление, что это было в Индии (не в сельской местности, но возможно в городе).

            Мы подходим к повороту...

 

*

 

Вечер

 

            Я всё лучше и лучше понимаю, что необходима долгая подготовка, микроскопическая подготовка для того, чтобы эти тысячи и тысячи мускульных жил, сухожилий, нервов, и т.д., имеющие мгновенную, точную и автоматическую реакцию, при проходе этой Молнии, не вставали бы на дыбы с той или с другой стороны позвоночника, иначе всё может сломаться в долю секунды.

            Вот почему Шри Ауробиндо говорил «до последнего атома».

            Да, это та «чёрная лошадь, прицепленная к фюзеляжу сверхзвукового самолёта» thunderbolt [молния]. Именно это не должно больше вставать на дыбы, а позволить проходить через себя этой «thunderbolt»... сверхзвуковой!

            Насколько скрупулёзно это «новое сознание» показывает вам вещи!

            Сегодня после полудня, я стоял на протяжении часа, как столб молнии – но это сумасшедшая концентрация каждую долю секунды.

            Важность медленного выдыхания, очень медленного, плавного.

            (Пьер Е.) Мы склоняемся на крики этого ребёнка, и мы воспринимаем яд сил, которые завладели этим ребёнком. Это очень печально. Мы не можем помочь.

 

*

 

 

6 февраля 1990

 

            Ментальная активность – это функция совершенно анормальная для тела, и она приводит тело в беспорядок. Мы живём в этой ментальной атмосфере, как в естественном воздухе, но это яд для тела. Эта пагубная и путаная активность будет заменена ясным автоматизмом, очевидным и несомненным в тот момент, когда это необходимо. Мы больше не стремимся знать: это здесь и мы делаем это. А то, что бесполезно, оно и неизвестно – и не делается.

            Этот разум, который мы так превозносим, представляет собой преходящий инструмент.

            Лишь в безмолвии, разворачивается эта великая Волна, и каждая вещь находится на своём месте в каждый момент времени.

            То есть, каждая вещь находится в Реальности и её реальность под туманом Лжи, которая окутывает всё, искажает всё и деформирует всё. Тогда всё становится точным, до самых микроскопических деталей.

            Но именно коллективная атмосфера представляет собой постоянную трудность.

 

*

 

            The Hindu, 6 февраля

 

ЭРШАД: АРМИИ ИЗ СЕМИ ДИВИЗИЙ БУДЕТ ДОСТАТОЧНО

 

                Дакка, 5 февраля

 

                «Нам нужно семь дивизий, чтобы защитить себя, а мы имеем только шесть. Со своей водной сетью и естественными препятствиями, Бангладеш не так легко доступен для армий захватчиков. Между тем, у нас есть намерение создать дополнительную дивизию, которая полностью обеспечит наши минимальные нужды в обороне», заявил президент, генерал-лейтенант Х.М. Ершад в недавней беседе с «Gulf News», в Дубаи.

                Что касается отношений с зарубежными странами, генерал-лейтенант Эршад сказал, что его страна находится в очень тесном сотрудничестве с Пакистаном в сфере обороны[5], но что большая часть оборудования поставляется Китаем, где также обучаются армейские офицеры.

 

*

 

            Они все готовы наброситься на Индию, с китайским и американскими «союзниками» позади и своими внушительными армиями.

            «The partition must go and will go[6]», сказал Шри Ауробиндо в 1947.

 

 

*

 

 

 

7 февраля 1990

 

            Могущество, котороё всё может разрушить...

            Для тела, это хуже, чем землетрясение, потому что это продолжительное. На крайнем пределе. Нет, это не на «крайнем пределе», потому что предел постоянно превосходится. Очевидно, надо, чтобы пределы башни были превзойдены.

            Всё, что требуется от человеческого инструмента – это терпеть и выносить, всё остальное – именно Они делают это, и дают это, и позволяют это.

            Очевидно, я «в конце», но Они удерживают вас по ту сторону конца.

 

*

 

Разговор с Суджатой

 

Старый стул, лиана

и обрушивающаяся стена

 

            Сегодня 7?

 

            7, да.

 

            7 февраля.

 

            У меня было очень загадочное видение, но очень точное. Это, несомненно, вещи Нового Сознания. Ты мне скажешь, что ты чувствуешь, это очень загадочное, но очень точное.

            Я был где-то, я не знаю, немного на высоте, видимо, я не видел себя. Я не видел себя, но я хотел спуститься на землю, поставить ногу на землю, и я был, вероятно, не так уж высоко, и подо мной был стул. Это происходило на открытом месте, но был стул, деревянный стул с прямой спинкой, совсем такой, какие мы обычно видим где-нибудь в кабинетах, ты знаешь, из дерева, с  прямой спинкой, и чтобы спуститься оттуда, где я находился, я не знаю, я говорю тебе, я не видел себя, я хотел поставить ногу на этот стул, потому что, в противном случае, там был пол и надо было поставить ногу куда-то, не так ли, чтобы не упасть на пол. И вот, в тот момент, когда я поставил ногу на этот стул, я вдруг почувствовал-понял, что там был почти оторванный кусок, и что всё вот-вот развалится. Словом, я не упал, мне удалось, с этого стула спуститься на пол. И затем, я сказал кому-то, кто был там: надо, в самом деле, склеить этот стул. Тогда, этот человек (я не знаю, кто это был), сделал вид, как бы говоря, нет-нет: он не хотел этого делать.

 

            О! Он не хотел склеить?

 

            Да, он не хотел клеить, нет, я не знаю. Но, словом, как если бы он говорил нет, это происходило без слов. Затем в видении, сразу же после, я направился в угол этого места, чтобы взять кусок лианы и прикрепить этот... вероятно, потому что я не видел самого действия, не так ли: моя нога пыталась встать на этот стул... я видел только материальные факты, и затем у этого типа был такой вид, что он не хотел, и следующая вещь, которую я увидел, что я ищу, пытаюсь взять кусок лианы, чтобы скрепить этот стул – я полагаю, потому что я видел только это, я пытался взять кусок лианы. Затем, я потащил небольшой кусок лианы, и в этот момент, когда я тащил свой маленький кусок лианы, как если бы вся огромная ветка обрушилась. Я был очень удивлён, увидев это... я думал, что это маленький кусок лианы, и затем увидел, что это большая ветка «creeper» или лианы обрушилась на землю. И тогда, сразу же, кто-то рядом со мной (я не знаю, кто) потянул за то, что осталось от этой лианы, от которой, к моему удивлению, отвалилась большая ветка, он потянул изо всех сил и весь ствол дерева, который находился в стене, он вытащил его, из этой стены.

 

            О! Была стена?

 

            Там была стена, кирпичная, он вытащил буквально ствол дерева, и тогда, это образовало огромную дыру в стене, и я с удивлением разглядывал эту дыру, огромный ствол был вырван из стены, и затем это здание, эта стена (это были кирпичи), я увидел всё это и сказал: «Это вот-вот рухнет», была огромная дыра, с этим вырванным стволом дерева. Эта лиана была плотно зажата в стене, и кто-то с огромной силой вытащил всё, и ствол вышел из стены и сломал стену, и тогда, я с удивлением увидел, было здание или я не знаю, что, дом, словом это было кирпичное, и всё собиралось вот-вот рухнуть.

 

(долгое молчание) 

           

            Это очень любопытная последовательность.

 

            Ах, да! Чувствуется, что это вещь, которую мне хотели показать очень ясно, которая имеет очень ясный смысл. Но это немного загадочное. Я хотел как-то починить этот стул, я пошёл поискать маленький кусок лианы, и затем, когда я потянул этот маленький кусок, обрушилась огромная ветка, я был совершенно ошеломлён. И после, кто-то, кого я не видел, потянул за то, что осталось, и тогда этот огромный ствол, который был в стене, был вырван из стены, и вырвал стену: огромная дыра, и затем это место, это здание, я не знаю, здание это или дом, или что, были только кирпичи, всё это готово было вот-вот обрушиться. Но была огромная дыра.

 

(молчание)

 

            Это тебе что-нибудь говорит?

 

            Конец, может быть, но именно начало остаётся очень загадочным для меня. Вы хотели поставить вашу ногу на что-то, и затем это был стул. Это были вы, вы, или кто-то другой, не вы?

 

            Да, этого, я не знаю, потому что я не видел всего. Такое возможно, ты понимаешь, в такого рода видении, мы – кто?

 

            Потому что там, когда вы сказали, что вы пошли искать кусок лианы...

 

            Да, здесь, это был работник.

 

            Вот, это были вы, работник, понятно.

 

            Да, совершенно.

 

            Но именно в первый раз, кто хотел встать на этот стул, чей шаг это был, и чья была эта нога?

 

            У тебя нет никакого впечатления?

 

            Мне кажется – я могу сказать вам моё впечатление, но это, возможно, «guesswork» [предположение], что это была, на самом деле, Мать, которая хотела поставить свою ногу.

 

            Да.

 

            И затем, очевидно, материя, дерево, это материя, так сказать, и это было неустойчивое, тогда в этот момент пришёл работник, который... тот, кто был там, не так ли, представляющий любого человека, который отказался делать что бы то ни было. И в этот момент вы были там, работник, который собирался сделать что-то, и после, когда вы сделали что-то, вы потянули (это действие было сделано, действие, когда вы потянули), когда это действие было сделано, тогда было это чрезвычайное Могущество, которое завершило его...

 

            Выдернуло это, да.

 

(молчание)

 

             И здесь, очевидно, мы видим, что всё обрушивается.

 

            Что всё...?

 

            Всё рушится, обрушивается.

 

            Обрушивается, да.

 

            ...всё обрушивается. Это земное здание, это всё, не так ли?

 

            Ну, я не знаю, моя Милая. Что касается меня, я могу сказать тебе ощущение, которое было у меня, я много размышлял над этим, я сказал себе: «Но что всё это такое?» Потому что, это, очевидно, видения другого сознания, и которые показывают вам с ясностью, но способом, в самом деле, загадочным – у меня было много таких загадочных видений. Но, которые приходят от Божественного, это Новое Сознание и это именно Божественное показывает вам, или заставляет вас действовать. Но у меня было отчасти впечатление, но я не знаю, после долгого размышления сегодня утром об этом видении, я сказал себе: «Но что это за стул?»

            Что это за стул? Так вот, я не знаю, я передаю тебе своё впечатление, у меня впечатление, что речь идёт о Кашмире.

 

            Ох!

 

            Видишь ли, есть бюрократия или власть имущие, или кто? Кто хотел бы починить это сидение, ты понимаешь, подклеить немного для того, чтобы это держалось. Сиденье – это их старая ложь, их старая ложь разделения Индии, поэтому они хотели бы подклеить немного, сделать ещё один маленький «Ташкент» или ещё одну маленькую «Шимлу», или ещё, я не знаю что, чтобы исправить ситуацию. Поэтому, я пошёл искать лиану, и затем огромная ветка упала и после, потянули всё и стена была взломана.

 

            Ох, только её часть вырвана.

 

            У меня впечатление, что именно само разделение обрушивается. Вот такое впечатление.

 

            Ох! Ох!

 

            Пусть на этот раз Божественное не позволит... мы собираемся немного подклеить, мы собираемся сделать «Shimla agreement» [договор в Шимле], или мы сделаем «Ташкент», или какую-нибудь маленькую штуку, чтобы склеить это, но на этот раз не будет так... Вот такое у меня было впечатление, моя Милая.

 

            Да, несомненно, потому что именно это вам показали...

 

            После этого, мне пришло настойчиво то, что сказал Шри Ауробиндо, я, впрочем, говорил тебе это сегодня утром: «Разделение должно уйти и уйдёт». А когда Шри Ауробиндо говорит вещи, это не... Именно эта мысль мне пришла.

 

            О! И это обычный стул?

 

            Ну, это был стул правительства Индии или бюрократов, или тех, кто... в этом совершенно открытом месте, это выглядело, ты знаешь как «furniture» [мебель], которую мы видим кабинетах администрации Индии, ты знаешь, какие они бывают, эти стулья.

 

            Да, немного расшатанные.

 

            А также настолько неудобные, насколько возможно. Это потому что у них нет желания работать (смеётся).

            Я не знаю, моя Милая, но у меня вот такое впечатление. Потому что сначала, когда я вытащил... потому что в моих движениях было много силы, не так ли, я без силы, и в то же время у меня много силы, в моих движениях. Поэтому, я потянул этот кусок лианы, (смеясь), вероятно энергично, как работник сделал бы это, и затем я увидел эту огромную ветку, которая обрушилась, к моему удивлению и после, кто-то или кто, или что, я не знаю, потянул и тогда, весь ствол дерева вышел из стены и обрушил, выломал огромную дыру в стене, и затем я увидел все эти кирпичи, которые собирались вот-вот обрушиться. Я смотрел на это с удивлением. (Смеясь) Потому что я хотел взять маленький кусок лианы...

 

            (Смеясь) Чтобы починить стул.

 

            ...чтобы починить стул. Ну что ж, вот! Это интерпретация.

 

            Но правильная.

 

            Я не знаю. Но, если мы предоставим  правительству, не так ли, если мы предоставим индийцам, скажем, даже не правительству, самим индийцам, они будут пытаться исступленно чинить эту штуку, тогда три года спустя, четыре года спустя, снова  люди будут убивать друг друга и затем китайцы здесь, и затем... они бесконечно будут продолжать пытаться починить.

 

            Непал, Пакистан, Бангладеш... все!

 

            Они все здесь, готовые наброситься на Индию с американцами позади и с китайцами позади. Поэтому Индия полностью... Бангладеш, Непал, Тибет, Пакистан, они все готовы наброситься на Индию, а Индия, чего она хочет: она хочет устроить маленький «Ташкент», чтобы урегулировать вещи, не так ли.

 

            Так как мы любезные.

 

             Да, так как мы любезные. Это болезнь Индии: так как мы любезные и, в самом деле, они очень любезные (Суджата смеётся). Этот придурок Неру и все эти придурки, которые одну за другой упускали возможности...  им принесли весь Пакистан на блюдечке, пожалуйста, вы этого хотите, берите, можете взять, это было в 65 или нет?

 

            Нет, даже раньше, 47- 48.

 

           

... Даже раньше, в 48. Вы хотите, Пакистан здесь, мы отдадим вам его: «Нет-нет-нет». И затем, после в 65: «Нет-нет-нет мы, главным образом, собираемся сделать Ташкент» и затем, после, это было... в 68?

 

            После, нет, после это было в 71.

 

            После, в 71: «Нет-нет-нет, мы хотим только»... и сейчас они с Бангладеш, тысячи беженцев, которые приходят, чтобы творить всевозможные безобразия, и затем этот «Эршад», который говорит: «У нас полно китайского оружия, остерегайтесь, а! он говорит это в Индии! Непальцы получают 500 грузовиков китайского оружия! Что это, как не гниение, нарыв, не так ли, гангрена, которой Индия, такая любезная, позволила распространиться?

 

            И из Бангладеш и Пакистана, и других мест, беженцы продолжают прибывать.

 

 

            И к тому же, они продолжают проникать, потому что это «мусульмане», они плодят по десятку детей каждый, которые делают... которые все готовы делать «Джихад».

            Тогда, если мы предоставим Индию самой себе, она бесконечно продолжит чинить свой старый стул, клеить старый стул.

 

            Но тогда, кто отказался делать это?

 

            Я не знаю, там был какой-то тип, который, кажется, сказал... это не то, чтобы он отказался, но он, кажется, качал головой, показывая «нет»...

 

            Он не хотел больше клеить?

            Да, да, то есть, на этот раз Божественная Сила, которая...

 

            Ах! Я уверен, что Шри Ауробиндо не хочет больше всего этого. Его выступление, выступление Шри Ауробиндо, его заявление по радио в 47 году, настолько чудесно точное, не так ли: «Если Индия примет это разделение, таким образом, она будет постоянно ослаблена, и будет существовать риск иностранного вторжения», Он сказал всё, не так ли. И поэтому постепенно, как Он сказал, Шри Ауробиндо сказал: «The partition must go», тогда нам дали первую возможность в Индии, затем вторую, затем третью, и каждый раз, они говорили нет-нет-нет, мы добрые индийцы, мы не хотим... Ужасный менталитет.

 

            Потому что, именно Неру принял – Ганди, который принял это разделение. Тогда, это же отец страны...

 

            Отец нации.

 

            Отец нации... тогда, мы хорошие ребята, мы следуем тому, что наш отец сказал нам.

 

             И в результате что, а. Сорок лет спустя, они вот в такой ситуации, они окружены китайцами, мусульманами, американцами позади, и к тому же, эти люди также имеют бомбы, а! тогда... Они собираются чинить ещё и на этот раз? Неужели Божественное позволит, чтобы это было починено?

 

            Я думаю, что Божественное не хочет больше всего этого.

 

            Ах, нет! Но Индия – это символ, не надо заблуждаться. Это символ всего остального мира, но именно здесь, центр циклона или центр водоворота всех сил, не так ли... именно здесь душа Земли, тогда именно здесь и все враги души Земли. Так вот, есть американцы, есть мусульмане, есть китайцы. Вот, эта троица, «асурическая» троица, вместе. И они готовы наброситься на Индию.

 

(пауза)

            Я наткнулась сегодня на то, что Шри Ауробиндо написал в 1900.

 

            Да.

 

            И мы сейчас в 1990.

 

            Да.

 

            (Суджата читает):

           

«At the turn of the century»

 

           

            «The last century of the second millennium after Christ has begun. Of the twenty centuries it seems the most full of incalculable possibilities and to open the widest doors on destiny. The mind of humanity feels, it is conscious of a voice of a distant advancing ocean and a sound as of the wings of a mighty archangel flying towards the world. But whether to empty the vials of the wrath of God or to declare a new gospel of peace upon earth and goodwill unto men is as yet dark to our understanding[7]».

Повтори последнюю фразу: «But whether to empty the vials...» Ах, да! Хм, ну вот, пробирки (смеётся) «гнева Бога», я думаю, гнева Бога осталось ждать недолго, потому что, в самом деле... всё это человечество очень мало человеческое.

Очень...?

            Очень мало человеческое...

            Ах да...!

            И всё же, именно позавчера у меня было то видение, о котором я тебе рассказал, об этом повороте.

            Да. Да, да.

 

            Это тоже было видение Нового Сознания. Я находился в машине, в машине очень мощной, как Мерседес или Ролс, или я не знаю, я находился внутри, сзади, машина была очень мощная и кто-то вёл её на большой скорости, я не знаю, кто, но думаю, что Шри Ауробиндо. И затем, был этот вираж, этот поворот, как если бы поворот был обозначен маленьким тротуаром, но это не был, на самом деле, тротуар, как на Западе, он просто ограничивал. И этот Мерседес или Ролс, эта мощная машина вошла в этот поворот с филигранной точностью, с мастерством, не так ли, вошла в поворот, почти касаясь всего этого... филигранно, в сантиметре, от всего этого бордюра дороги, и хоп! Она вышла после на прямую линию. С мастерством, потому что на такой мощной машине, пройти вдоль, лишь в сантиметре, не касаясь... я видел весь поворот, я сидел сзади, я наблюдал.

            Поворот. Так вот, здесь, я не знаю, индивидуальное это, или нет, я думаю, что нет больше ничего индивидуального, не так ли, есть поворот и который был сделан с мастерством! Это потрясающий шофёр! (смеётся) Я наблюдал с некоторым изумлением, я сидел сзади в машине, слева, я не видел никого ни справа от себя, ни впереди, я не видел никого, я наблюдал всё это, я ощущал мощь машины, конечно, и я видел этот поворот, который был сделан мастерски. Ты знаешь, и она прошла вдоль всего в нескольких миллиметрах, но точно следовала всему  изгибу и затем, хоп... после была прямая дорога.

 

            Но... вы сказали, что это была дорога не как на Западе.

 

            Да, я не смог бы сказать точно, что я увидел после, это не казалось мне асфальтовой дорогой, я не мог бы сказать, что это было, это не походило на асфальтовую дорогу, не такая дорога, как мы видим её, сделанную, действительно в... но, что особенно отметило моё сознание, вот этот поворот, сделанный с... сначала мощь этой машины, она давала ощущение Ролс (Ройса) или Мерседеса, мощной машины... и затем, мастерство водителя, шофёра. После я сказал себе: «Вот, это Шри Ауробиндо».

 

            Но, я вижу, что это приходит очень быстро.

 

            Это видение поворота, было два дня назад.

 

            Да.

 

            Когда это было? Я скажу тебе точно, так как я записал. Потому что мне показалось, это что-то означает.

 

            Ну да, конечно.

 

            Ах, да! Это было в ночь с 4 на 5 февраля. Значит, это было 5 февраля, и в ту же ночь, 5 февраля, в начале ночи, я оказался в этом потрясающем урагане. Я говорил себе: «Но крыша дома обрушится на нашу голову».

 

            И затем вы пошли, чтобы...

 

            И затем, я пошёл всё закрыть, я закрыл все двери здесь, окна, я пошёл в твою комнату, я проверил, чтобы всё было закрыто. Это было в ту ночь, с 4 на 5 февраля. И затем утром я увидел этот поворот, сначала ураган и затем поворот. Ну, словом, это были два видения, совсем отдельных.

 

            Но, всё же, неделю назад, почти неделю назад, у вас была также эта вещь о... вы говорили: война, будет война.

 

            Ах, да! Так вот, это то, что я услышал сразу же перед своим пробуждением. Но ты знаешь, я сильно сомневаюсь в этом случае, я не причисляю это... я не уверен, что это видение Нового Сознания. Но просто, прямо перед пробуждением, несколько дней назад, я услышал: «Война, будет война».

 

            Но ещё раньше, 19 - 20, у вас было ещё это...

 

            Да, был ещё один ураган.

 

            Получается, три подряд.

 

            Да. Я видел три урагана с конца декабря прошлого года. Начало января, конец декабря, это третий ураган, который я вижу – который я вижу: в котором я нахожусь. И потом этот поворот, и затем сегодня утром, эту загадочную вещь.

 

            Кирпичи.

            Это были кирпичи. Я был настолько поражён, увидев эту дыру в... эта огромная дыра в стене, когда я поднял глаза вот так... Это очень материальное, как видение, и затем я сказал себе: «Но всё вот-вот обрушится» (смеётся), я видел, что всё шаталось, что собиралось... Затем, моё видение остановилось здесь. Это производило впечатление дома, здания, или чего-то такого, я не знаю. Но я видел, что всё было на грани обрушения.

            И затем, когда это начинает обрушиваться, это обрушивается очень быстро!

 

            Да, тогда в этот момент видение прервалось, чтобы не получить кирпичами по голове! (Смеётся)

            Но вот, что касается меня, я чувствую, в моём теле, это становится таким ужасным. Я говорю: это становится таким ужасным.

 

            Вы знаете, вы были такой белый, я не знаю, как...

 

            Я функционирую с другой энергией, не так ли, но моя спина разодрана и я совершенно... я не нахожусь в живом состоянии.

            Вот, моя Милая, хорошо, посмотрим. Я не хочу больше говорить, потому что моя спина полна этого.

 

(пауза)

           

            Мне хотелось бы сделать совсем прозаический комментарий.

            Ваше видение, кажется, связано с тем, что происходит в Кашмире, в этот момент, видите...

 

            Я не знаю, но, действительно, нельзя позволить подобной ситуации продолжаться, это невозможно, не так ли. Они собираются сделать ещё один маленький договор и затем, через год, два или шесть месяцев, будет ещё несколько миллионов мусульман с американским или китайским оружием на несколько миллионов долларов и... невозможно допустить подобную ситуацию.

 

            Надо что-то более радикальное, чем всё это.

 

            И это символ всей Земли – в самом деле, не надо заблуждаться.

            Что касается радикального, я знаю только одну вещь, это именно то, что это Могущество хочет делать, потому что я знаю это, судя по своей спине, что оно хочет делать, и что оно... и что оно имеет высочайшую волю делать что-то. Вот это, я знаю, и тогда рассудком, я говорю себе всё больше и больше, но ничего нельзя сделать, нельзя ничего сделать... на этой земле, пока эта человеческая раса, такая, как она есть, продолжает размножаться, расхищать, пожирать... это невозможно. Это невозможно. Тогда, ты можешь взять Индию как символ, не так ли, мы видим, что происходит в Тибете, в Бангладеш, в Кашмире, и это невозможно. Или, тогда, это отвратительное саморазрушение...  пока не останется ничего совсем... пока не останется больше ничего от Земли.

 

            Да, это именно сама планета Земля, которая...

 

            Да, которую сожрали, загадили и... нельзя допустить этого. Нельзя допустить, чтобы Индия продолжала вот так, это невозможно. С «гундами» [бандитами], которые размножаются всё больше и больше, всё больше и больше, всё больше и больше... И вместо своих богов, они имеют телевизор, и затем они хотят «dowry» [приданое] для своих женщин, и затем... что это за человечество?

 

            Это больше не человечество.

 

            Совсем.

 

            Это не люди, это двуногие, вот и всё. Как вороны на двух лапах.

 

            Тогда, судя по тому, что происходит в моём теле, я говорю: Высочайшее, в самом деле, хочет чего-то и оно хочет этого  «relentlessly and fiercely» [непреклонно и неистово], потому что я уверяю тебя, что это «неистовое», почти дикое, то, что происходит. Тогда, что же Оно хочет? Оно, несомненно, не хочет, чтобы всё оставалось вот так. И индивидуум, который воспринимает это в своей спине, это не... что может значить господин такой-то? Что это означает? Это, может быть, только труба, как говорила Мать, труба, чтобы заставить войти что-то... почти молнию внутрь.

 

            Но какую молнию, а?

 

            Ох, да! ох да, какую молнию. Это не может, это не может продолжаться вот так. Моё тело говорит себе: «Я не могу, как я могу выносить продолжать жить вот так?». И это как если бы Земля говорила: «Я не могу, как я могу продолжать жить вот так?»

 

            Именно тело Земли говорит это.

 

            Да, как я могу продолжать жить вот так, с этим размножением дьяволов. «Gifts of God» [Дары Бога], как говорит папа, драгоценные «gifts of God». (Суджата смеётся) Это отвратительное, в самом деле, отвратительное.

 

            Это идиоты, похоже, что они...

 

            О, моя Милая, это больше, чем идиоты, они ужасно вредоносные!

 

            Да, вредоносные.

           

            Это «дары Бога», а маленькие тюлени, рыбы и остальное, это не маленькие дары Бога, это создано для того, что эти «дары Бога» могли жрать всё. И вот, вместо Матери, они выбрали «Мать Терезу», а! сначала...

 

            Символически, правда!

 

            Да, совершенно.

 

            Как вместо Шри Ауробиндо, они избрали своего Ганди и Неру.

 

            Да. Конечно.

 

            Тогда, что вы хотите...

 

            Всё это должно закончиться где-то, это необходимо.

            Это необходимо. Потому что, каждый проходящий день, это... это становится всё более непоправимым.

 

            Да.

 

            Ты видишь, я причиняю себе боль, говоря вот так.

 

            Да, извините меня.

 

            Но нет, моя милая. Мы все знаем, что это вот так.

 

            Эта прекрасная Земля, как мы предаём её. Мы опустошаем её. Это... И Шри Ауробиндо и Мать, они так любили эту Землю. Конечно, они хотят сделать что-то.

           

            Ну да, именно это я чувствую. Это не то, что они хотят сделать, они делают это. Вот это, моё... не моё убеждение, я говорю тебе, моё тело там, как стержень громоотвода, чтобы воспринимать невозможную молнию и которое разрывается в этом. Они делают, Они в процессе делания.

 

            Они в процессе делания.

 

            Они не позволят починить старый стул – этот стул бюрократов, мировых!

 

            Да. И Шри Ауробиндо и Мать будут здесь, не так ли?

 

            Они будут здесь.

 

            Они будут здесь.

 

            Ма.

 

*

 

 

10 февраля 1990

 

            Мне хотелось бы плакать больше от отчаяния, чем от боли.

 

 

*

 

 

Ночь с 10 на 11 февраля 1990

 

            Х. рассказывает мне своё видение: я был в месте, довольно зелёном (как лужайка) и была ямка или ложбина, в которой я находился. Затем, он видит, что я глубоко порезал ногу (правую) «трубой» или «заземлением» (говорит Х.), которая выходила из этой ямы. Однако, не было крови, вытекающей из моей ноги, но она была глубоко разрезана или проткнута «словно остриём пики». Он пошёл искать меркурохром.

            Заземление... Нога = тело.

            Нельзя быть более точным.

            Это очень утешительно знать (через других), что это идёт «в землю».

            Он добр, этот брат, он идёт искать меркурохром.

 

*

 

            Indian Express, 11 февраля.

 

НАСЕЛЕНИЕ ИНДИИ МОЖЕТ УТРОИТЬСЯ

 

                Вашингтон, 10 февраля.

               

                Население Индии, несмотря на интенсивные программы планирования семьи в стране, может «удвоиться или утроиться» в последующие сорок лет, что означало бы обрушение её экономики. Именно такое предупреждение даёт аналитическая ячейка «World-watch Institute», которая располагается в Вашингтоне.

                В своём последнем докладе, «Состояние Мира в 1990», эта организация, занимающая лидирующее место среди исследовательских организаций, считает, что помимо Индии, Эфиопии, Нигерии, большое число других стран также, должны будут столкнуться с бременем слишком избыточного населения.

                Она основывает свой анализ на проекции роста мирового населения до 8 миллиардов в 2030 году, на миллиард меньше, чем оценки ООН. Эта цифра подразумевает, что население Индии и других стран удвоится или утроится.

                Исследователи института утверждают, что если не принять самые решительные меры для снижения уровня рождаемости, эти страны столкнутся с продовольственным, энергетическим и другими видами дефицита в 21 веке, так же как с деградацией почв.

                «Или эти страны быстро перейдут к менее многочисленным семьям, или уровень смертности, голод и плохое питание затормозят рост населения», заявил в пятницу Лестер Р. Браун, президент Института, представляя этот доклад во время пресс-конференции в Вашингтоне.

 

*

 

 

12 февраля 1990

 

            Это изменение в организации самой нашей материи. То есть новая Материя. Старое тело вовлекается в своего рода, молниеподобный циклотрон и раздробляется в нём.

            Это не старая материя, которая собирается стать «более податливой», как после хорошей гимнастики (!)

            Это довольно ужасно переносить, но надо терпеть и выносить до наступления «критической точки».

            Таков вывод, к которому я прихожу сегодня вечером к концу операции.

            Есть только эта МОЛЬБА к Тебе, достаточно абсолютная и тотальная, чтобы пройти через это.

 

*

 

            У меня было забавное видение сегодня ночью (с 11 на 12). Я не очень хорошо понимаю. (Это, скорее, «слышание»).

             Я услышал «музыку бури» или «которая создаёт бурю». Была «последняя нота», которая производила большую низвергающуюся волну. Затем я увидел себя, бегущего с чрезвычайной скоростью, в ночи, по большому пустому бульвару. (Обычно, я бегаю в тёмном подземелье). (Это был большой бульвар, несомненно, такой же широкий, как Елисейские Поля). Мои ноги едва касались земли, так быстро я бежал.

            Это была словно музыка большого концерта.

            (Несколько ночей назад, я тоже слышал музыку...)

 

*

 

            Но то, что земная материя может выносить подобное, это что-то значит – что-то очень неизвестное, но, несомненно, очень потрясающее.

            Я жду фактов.

 

*

 

15 февраля 1990

 

            Когда изменение наступит, это не будут маленькие кусочки здесь или там, но будет сделано всё сразу, с божественной виртуозностью. А этим недочеловекам останется только Умолкнуть – этим шулерам.

 

*

 

Ночь с 16 на 17 февраля 1990

 

            Едва заснув вчера вечером, я оказался посреди треска и грохота авиационных пулемётов, как если  бы военные самолёты стреляли из пулемётов над моей головой. Пулемётные очереди. Я не знаю, что было целью (по-видимому, это был «Конец Земли», но это может быть и Индия). Во сне, я побежал, чтобы положить свою голову на камин перед фотографией Шри Ауробиндо и я проснулся

            Земная атмосфера полна насилия, конфликтов, войн... Были также эти три урагана.

            Всё больше и больше, всё лучше и лучше, во всех деталях, я вижу демоническое влияние всей земной, «человеческой» системы.

            Именно поэтому пришёл «Пурна Аватар»: чтобы открыть физическую дверь в этой отвратительной тюрьме.

            Увидеть и понять тотальную зловредность земной системы – это великая сила действия – но кто может вынести это? Они хотят маленьких утешений.

            Будда, Христос и другие аватары приходили, чтобы открыть психологические врата, чтобы помочь нам пройти через века, пока мы не придём к грубости факта.

 

*

 

 

18 февраля 1990

 

            Мы не знаем, до какой степени ОНИ здесь.

 

*

 

            Indian Express, 18 февраля

 

                Значительно возросло число пакистанских женщин, умирающих от беременности или от родов, шесть на тысячу рождений. Между тем население Пакистана удвоилось за последние двадцать лет, достигая цифры 100 миллионов; показатель плодовитости (6,8 детей на женщину), по сравнению с показателем плодовитости большей части других развивающихся стран, едва ли снизился за двадцать лет.

 

*

 

19 февраля 1990

 

            Битва, такая отчаянная, с этой адской и мучительной судорогой, каждодневной.

            Где рычаг?

            Есть ли точка, центр сопротивления, который надо растворить – или что?

            «Терпеть и выносить»?

            О! Мать сказала так хорошо: я не прошу избавить меня от моей боли, я прошу избавить меня от моего неведения.

            Это тотальное неведение.

 

*

 

            Зачем записывать эти вещи, всегда те же самые?

 

*

 

Вечер

           

            Я бы никогда не поверил, что это может быть таким отвратительным.

            Бесчисленное раздирание.

            Как продолжать всё, оставаясь в той же материи?

 

*

 

            Сегодня ночью (18-19) я увидел гигантскую бетонную плиту, на поверхности (вытащенную из земли).

            Мне кажется, я видел также группы людей? Или это были солдаты, или же рабочие, которые помогали вытащить эту плиту? Что это, «foundation stone[8]»?

 

*

 

            Это можно делать только ради освобождения Земли.

 

*

 

            Если это пытка для меня, каково же это было для Матери? А для Шри Ауробиндо?

 

*

 

            Мы невежественны по-необходимости, если бы мы «знали», новый вид был бы уже сделан.

 

*

 

            Но, не правда ли, это – Высочайшее Солнце, Высочайшая Жизнь, и именно ложное тело чувствует, что это «отвратительное»……! Вот так.

            Это отвратительное для смерти.

 

*

 

            Indian Express, 19 февраля

 

ПАКИСТАН ИМЕЕТ ШЕСТЬ АТОМНЫХ БОМБ

 

                Согласно пакистанским журналистам, которые цитируют американские издания, западные разведывательные службы сообщили о том, что Пакистан обладает шестью атомными бомбами, равными по мощности одной из бомб, сброшенных на Хиросиму, и готовится производить ещё более мощные.

                Пакистан провёл испытания своей первой атомной бомбы примерно полтора года назад и пытается сейчас построить реактор для производства плутония, необходимого для создания других бомб,  утверждает «Nawai Waqt», цитируя «US News and World Reports».

                Говорят, что бомбы, сделанные с плутонием, по размеру меньше, чем бомбы, сделанные с ураном, и их, таким образом, легче использовать. Говорят также, что Пакистан начал строительство нового ядерного центра неподалёку от Голва.

                Стратегическая обстановка в Южной Азии в девяностые годы, согласно военным аналитикам, будет всё больше и больше определяться позицией, занимаемой Пакистаном, обладающим ядерным оружием.

                Несколько месяцев назад, сообщалось, что Пакистан обладает атомной бомбой и собирается, вероятно, испытывать её, без сомнения в Китае. Бомба была описана как готовая к доставке и могла быть транспортирована бомбардировщиками F-16.

                F-16 оборудованы «подвесками для внешней транспортировки», необходимыми для транспортировки бомбы, хотя США уверяют, что электрические системы для приведения бомбы в действие, не были поставлены.

                Мы полагаем, что Пакистан, продолжая дальше свои разработки, начал производить модификации F-16, чтобы сделать его пригодным для сбрасывания атомных бомб.

                В середине прошлого года сообщалось, что Пакистан сделал «огромный прорыв» в деле обогащения урана, применив новый метод, базирующийся на «жидкой системе» и был в состоянии производить до шести ядерных бомб с 70-80 кг обогащенного урана.

                Эксперты американских разведывательных служб полагают, что Пакистан был бы способен устроить небольшой ядерный взрыв в конце 1983 года, если Китай передал бы Пакистану планы своих собственных атомных бомб и достаточно обогащенного урана, чтобы сделать две бомбы.

                На протяжении последних двух лет, пакистанские учёные производят обогащённый уран на заводе Кахута и имеют сейчас его «достаточно для нескольких бомб», согласно докладу.

                Ядерная способность Пакистана достигла зрелости и той стадии, где она может превзойти фазу производства вооружений к расщеплению ядра для термоядерных устройств.

                Говорят, также, что профессор Абдул Кади Кхан, пакистанский учёный, утверждает, что они могут создать водородную бомбу. К этому, согласно экспертам, не следует относиться легкомысленно, потому что обогащённого до 90%  урана достаточно чтобы «запустить» водородную бомбу, и что Пакистан обзавёлся заводом для производства тритиума, благодаря Западной Германии.

                Эксперты полагают, что Пакистан может сохранять двусмысленное положение, и создавать запасы вооружения, даже не проводя никаких испытаний, потому что вооружение на уране, обогащается так называемым пушечно-трубным методом и не нуждаются в испытаниях.

                Доклады дают понять, что у Пакистана было намерение испытать урановую бомбу, обогащённую согласно методу имплозии, на базе четвёртого атомного испытания Китая.

Приобретение за границей металла  бериллия, кабелей и коммутаторов типа имплозии подтвердили, что пакистанские учёные разработали метод имплозии:

Эксперты говорят, что Пакистан продолжает оба пути к бомбе: урановый и плутониевый. В то время как завод обогащения Kahuta занимается ураном 235, атомная электростанция в Карачи (KANUPP), как оказывается, является главным производителем плутония 239.

                Согласно этим отчетам, успех Пакистана в ядерной области обязан многим китайской помощи и вопреки отрицаниям Пекина, эта поддержка ядерной пакистанской программы, кажется, продолжается.

                Китайско-пакистанские отношения развивались с начала 1960-тых годов и стали столь тесными, что чертежи ракетных двигателей и баллистических ракет были предоставлены заводу Хавлин рядом с Вахом.

                Также пакистанские руководители часто пытались принизить образ Индии в качестве великой державы в Южной Азии, пытаясь вовлечь Китай в дела региона.

                Более того, появились сообщения о сотрудничестве Пакистана и Ирана в области ядерной энергетики. Год назад сообщалось, что обе исламские страны строят тайный ядерный центр в Вазвине в Иране.

*

 

            И этот гнусный Миттеран собирается продавать атомные станции Пакистану – где Франция?

            Бизнес есть бизнес, будь то Англия, США, Германия, или весь мир.

 

*

 

Ночь с 21 на 22 февраля 1990

 

Непостижимое видение

 

            Видел огромное углубление в земле, гораздо больше, чем очень большой бассейн. В глубине, кажется, была труба, но вода не поступала или поступала совсем понемногу. Затем я увидел, что образовывалось другое углубление внутри этого большого углубления, более глубокое и более узкое. Здесь, кто-то показывал мне источник, который выходил на уровне земли. Мне кажется (но это не ясно), что этот кто-то устанавливал связь между сексуальным центром и этим другим углублением. Затем я увидел рабочего, вооруженного ломом, который разбивал или передвигал большой блок черноватого гранита внутри этого углубления или в стенке этого углубления: это было как коричневая глина, слегка поблёскивающая или «влажная», и рабочий извлекал этот блок гранита оттуда.

            Факты, возможно, объяснят мне, что это означает.

 

*

 

 

 

23 февраля 1990

 

            Я спрашиваю себя всё больше и больше, не идёт ли речь о формировании другой материи или превращении этой в другую материю, под воздействием этого раздавливания.

 

*

 

            Это не общая «башня» (если можно так сказать): каждая из этих миллиардов клеток заключена в свою особенную башню. Именно это делает трудность такой «раздавливающей».

 

*

 

24 февраля 1990

 

            Ужасное-ужасное.

            Мы проходим через раздавливание смерти, словно из базальта, секунда за секундой, полностью живым... я не знаю как.

 

*

 

            Да, это словно проходить через гранитную могилу  своим собственным физическим телом.

            Я, возможно, переживаю возрождение из мёртвых.

 

*

 

25 февраля 1990

 

            Я не посмел записывать это (потому что я не мог в это поверить, в самом деле, и место было таким тёмным), но в ночь с 22 на 23 января, я увидел Мать. Всё было очень тёмным в этой комнате, но, мне показалось, что это было в «Конце Земли» (возможно в прихожей), и сама Мать была в какой-то полутени, кроме белого света над головой. Она приблизилась ко мне, села в кресло, затем взяла мои руки, как когда-то, и Она сказала мне (слова были кристально ясными): «Ты мой милый сын». Тогда я словно зарыдал в сердце, и это меня разбудило.

            Я не могу поверить в это.

            Из-за объективности, я записываю, но...

            Когда речь идёт обо «мне», я не могу поверить, что было что-то хорошее, мне кажется, что всё плохое.

            Когда я расплавлюсь в Ней, всё будет хорошо – совсем.

 

*

 

            (Очевидно, место работы находится в большой темноте).

            (Но это, возможно, также означает, что Мать входит в эту темноту...) Всё было таким тёмным, что я не видел, в самом деле, где я был.

 

*

 

Вечер

 

            Это становится почти невыносимым.

 

*

 

 

26 февраля 1990

 

Indian Express, 26 февраля

 

Бейкер призывает к масштабной помощи в пользу Пакистана.

 

Вашингтон, 25 февраля

 

                Госсекретарь США, Джеймс Бейкер, призвал к масштабной помощи Пакистану, заявив, что это помогло бы поддержать незрелую демократию в этом регионе и способствовать экономическому развитию.

                «Для Пакистана, мы требуем 573 миллиона долларов для полной двухсторонней помощи, чтобы поддержать незрелую демократию, способствовать его экономическому развитию и помочь его военной модернизации. Мы приветствует постоянную и всеобщую поддержку Пакистаном афганского народа в его борьбе за самоопределение», заявил Бейкер в написанном тексте, включённом в доклады Комитета по иностранным отношениям Сената.

                Он также заявил, что США сыграли ключевую роль в достижении выхода Советского Союза из Афганистана.

 

*

 

            Вашингтон, 26 февраля

 

                Население мира составляет приблизительно около 5,3 миллиардов человек, число, которое согласно ООН, может возрасти до 14 миллиардов, прежде чем стабилизируется в следующем веке. Комиссия заявила, что фактическое население может удвоиться в течение 39 лет  и достичь 27 миллиардов к концу 21 века, если показатели рождаемости и смертности сохранятся на том же уровне, как сейчас.

                Чтобы остановить демографический рост в районе 9 или 10 миллиардов, надо чтобы 75% пар использовали противозачаточные средства.

 

*

 

 

Ночь с 27 на 28 февраля 1990

 

            Ещё одно непостижимое видение.

            Я увидел себя в своего рода каменном колодце (из гранита), который был наполнен до краёв, но достаточно широком, потому что я плавал внутри на спине с наслаждением, поворачиваясь по кругу, словно вокруг одной центральной точки или центральной оси, находящейся в  ногах. Понятия не имею, что это означает.

            Это очень далеко от практических, физиологических фактов.

 

*

 

            Веды говорят о «колодцах мёда под скалой»... Пока это скорее колодцы боли.

 

*

 

            Но если это «колодцы мёда» и я это вижу, возможно, это недалеко??

            Пока, мы полностью в «скале».

 

*

 

            Очевидно, главный страж Тюрьмы, это боль. Это сама противоположность Божественного. И именно её мы встречаем на каждом шагу и каждое мгновение.

 

*

 

 

 

Март

 

ХРОНОЛОГИЯ МИРОВЫХ СОБЫТИЙ

 

1 марта – Индия: партия прежнего премьер-министра Раджива Ганди потерпела поражение на местных выборах в нескольких штатах.

 

2 марта – ЮАР: Нельсон Мандела избран вице-президентом АНС.

 

6 марта – CCCР: Высший совет узаконивает частную собственность. В Тбилиси, толпа молодёжи сбросила статую Ленина на одной из центральных площадей.

 

8 марта – Франция: спуск в Ла-Рошели корабля «Богиня демократии», который, находясь в международных водах, будет передавать радиопередачи в направлении Китая. Пекин выступил против этой инициативы.

 

9 марта – Эфиопия: правительство предприняло впечатляющие экономические и политические реформы; гигантские портреты Маркса, Энгельса и Ленина были убраны без церемоний.

 

10 марта – Гаити: генерал Проспер Аврил ушёл в отставку и улетел во Флориду, по крайней мере, 20 человек были убиты в ходе демонстраций против военного режима.

 

11 марта – СССР: Литва официально провозгласила о своём стремлении к независимости.

 

14 марта – Ливия: завод Рабта, подозреваемый в том, что он изготовлял боевые отравляющие вещества, разрушен пожаром.

 

16 марта – СССР: Михаил Горбачёв, провозглашённый вчера президентом Советского Союза, объявил о радикальных реформах.

 

18 марта – ГДР: первые всеобщие свободные выборы закончились победой христианско-демократической Партии. Этот результат рассматривается как референдум в пользу быстрого воссоединения с ФРГ.

 

19 марта – Ирак: страна,  разрушенная войной с Ираном, накопила общий долг почти в 70 миллиардов долларов, который она оказалась неспособной выплачивать.

 

                    – США: согласно официальному сообщению НАСА, атмосфере над северным полюсом, похоже, в свою очередь, угрожает исчезновение озонового слоя.

 

20 марта –  Румыния: в Трансильвании, в результате ожесточённых столкновений между румынскими националистами и коренными венграми (мадьярами) погибло шесть человек.

 

21 марта – Намибия: после 75 лет оккупации ЮАР и 23 лет партизанской войны, прежняя немецкая колония добилась международного суверенитета.

 

                     – Китай: новый бюджет характеризуется ростом бюджета на оборону на 15%.

 

24 марта – Шри Ланка: последний контингент индийских сил «поддержания мира» покинул страну. Миссия индийской армии, начавшейся в июле 1987 года, также подошла к концу.

 

28 марта – Великобритания: в аэропорту Хитроу, американские и британские специалисты уничтожили подпольную сеть поставки ядерных компонентов в Ирак.

 

 

 

3 марта 1990

 

            Я понимаю всё больше и больше, и всё лучше и лучше, через что прошли Шри Ауробиндо и Мать.

 

*

 

            Мы не проходим через «барьер» сразу «в целом», мы проходим через тысячи и миллионы его фибр.

 

*

 

4 марта 1990

 

            Надо бороться против отчаяния, такого тёмного.

            Это, в самом деле, «дверь без ключа».

            Тук-тук-тук... Тук-тук-тук... Тук-тук-тук...

 

*

 

            Это не так, что сопротивление уменьшается со временем, с терпением, с выносливостью – оно возрастает.

            Возможно, надо дойти до высочайшего Сопротивления, которое призывает Высочайшую Силу или Высочайшую Милость.

            Мир – это  всё.

            Это опрокинется для всего мира.

 

*

 

            Тогда, по видимости, с каждым днём это ухудшается – в моей спине и в мире (!)

 

*

 

5 марта 1990

 

            Есть феномен, который повторяется достаточно часто, но который я никак не могу объяснить себе. Обычно, это происходит в конце (или ближе к концу) «операции».

            Посреди этого расплющивания молнии, вдруг, без видимой «причины», нисходит огромная МАССА, почти обжигающая (но не «обжигающая» в нашей физической манере), потрясающей плотности, более обширная, чем тело, и когда эта плотная Масса достигает уровня плеч и нисходит, все тело раздувается, как если бы оно отделялось от своего раздираемого и сопротивляющегося скелета, и тогда эта плотная Масса нисходит, раздувает всё, нет больше этого привычного «расплющивания», но это такой плотности – можно было бы сказать безумной – что в теле всё в неизвестности, как в чрезвычайной опасности, через которую надо пройти, не дыша, без дрожи, чтобы ничего не протестовало или не сопротивлялось, потому что всё может взорваться в мгновение ока. Тогда нет больше этого привычного раздирания-расплющивания (и это потрясающее облегчение), но это «лёгкая» плотность (дерзну сказать), как воздух, потому что это прокатывается и проходит, но «воздух»... который мог бы всё заставить взорваться. И это почти обжигающее, как охватывающая вас солнечная Масса (но не имеющая ничего общего с нашими градусами по Цельсию!)

            Я не знаю, что это такое. Но тело отделяется от своей твёрдой и судорожно сжавшейся анатомии, и словно раздувается, сильно раздувается этой воздушной плотностью (как никакая материя) или этим плотным воздухом, сверх-плотным.

            Это настолько поразительное ощущение тела, которое отделяется от своего скелета и наполняется «чем-то» текучим, но которое могло бы всё заставить взорваться.

            Я борюсь с неадекватными словами.

 

*

 

            Когда это приходит, всё останавливается в теле, оно задерживает своё дыхание, как если бы находилось на краю Неизвестного. (Можно было бы сказать, как если бы вдруг оно могло бы «превратиться» в другую вещь, как молоко, которое сворачивается!)

            Сегодня вечером, этот «феномен» был особенно мощным.

 

*

 

6 марта 1990

 

            Сегодня это было мучительное расплющивание.

            Как если бы все кости и суставы нагромождались друга на друга, чтобы сотворить единый блок неистового сопротивления.

            Тогда, это раздирающее.

            И Молния такая же неистовая, как и Сопротивление –  что делать?

            Каждый раз, это всё больше с обеих сторон...

 

*

 

            Любопытная вещь. Сегодня ночью, Суджата встретила бенгальца (я его знаю), который стал губернатором Раджастана. Человек очень проницательный и культурный. Его зовут Чаттопадхья. И этот человек сказал Суджате, что он должен поехать в Непал, в некое горное место, которое он не знал, и он спрашивал Суджату, не знает ли она это место. Суджата не знала. И я был там, присутствовал при их разговоре, и я сразу же ответил, очень «естественно»: о! но это вот та гора и надо пройти там-то (я сказал название места и горы, как если бы я их очень хорошо знал!)

            Внезапно, я вспомнил, что несколько лет назад, очень часто я возвращался в одно и то же место, которое, для меня (в моём уме), располагалось в Бутане или в Непале[9]. И это место было своего рода монастырь, как укреплённый замок, который нависал над глубоким и очень отвесным ущельем...

            У меня, должно быть, была жизнь там.

            Суджата сказала мне, что я ответил «совершенно естественно» этому Чаттопадхья: о! но это вот там.

 

*

 

 

 

7 марта 1990

 

            Я нашёл дату, когда я видел эту гору, сминающуюся под потрясающим безмолвным давлением (это была словно горная цепь перед моей комнатой в «Конце Земли»), и я знал, что в конце этого расплющивания, будет «землетрясение». Это было в ночь с 24 на 25 августа 1980.

            И Суджата обратила моё внимание на то, что именно 25 августа 1986 эти Массы начали нисходить (четыре года!...)

            25 августа... совпадение?

 

*

 

            То, что я не записал в своём видении 1980 (настолько ясном, как будто это было вчера), что был кто-то одетый в белое, словно на холме или на хребте, гораздо ниже «Конца Земли» или под «Концом Земли», кто также смотрел на это расплющивание. Я совсем не знаю, кто был этот «кто-то». Что касается меня, я был, как обычно, на лужайке перед своей комнатой.

            Когда я думаю об этом, мне кажется, что у меня было своего рода беспокойство по поводу этого существа, одетого в белое, потому что он бы очень низко и близко от этого расплющивания.

            Но это означает, что кто-то другой также осознавал феномен, так как он наблюдал его.

 

*

 

8 марта 1990

 

            Именно эта текучесть, более твёрдая, чем свайный молот, удивительна.

            Это размалывает вас, ничего не ломая (до настоящего времени!)

            Но оно раздирающее.

            Вот уже скоро четыре года, как я нахожусь в этих расплющивающих и всё время возрастающих Массах... Это вызов всем нашим физическим законам.

 

*

 

 

9 марта 1990

 

            Из всех отречений, самое трудное, я думаю, это отвергнуть печаль.

            Это то, что сильнее всего привязывает нас к старой человечности.

            Она прячется за дверьми, и она может оставаться там века... чтобы наброситься на вас при первом дуновении.

            Каждый раз, когда она поднимается, я говорю: хорошо, Господи, однажды это будет другая система – а пока надо иметь мужество идти туда.

            На несколько ступеней ниже печали, Враг показывает свои те же самые когти, более обнажённые: это боль, жестокость и смерть.

            Тогда, лучше не создавать себе «сентиментальные» иллюзии.

            Вся эта система захвачена Врагом, с несколькими милыми улыбками и кратковременными порывами.

            Надо идти до телесного корня.

            Ключ  находится в теле, я все больше и больше убеждаюсь в этом – физически убеждаюсь.

            Он там, где отрицание сильнее всего.

 

*

 

10 марта 1990

 

            Заставить низойти этот крик в Материю.

            Боль, это уже этот крик.

 

*

 

            Я знаю только один крик тела: Ты.

 

*

 

11 марта 1990

           

            Как только дверь души открывается во мне, это рыдание – почему?

            Словно, вдруг, в этой тюрьме: свободный воздух, любовь, широта.

            Ты.

 

*

 

            Снова эти «трубопроводные» истории (!) Сегодня ночью, с 10 на 11, я оказался в месте, похожем на ванную комнату, и кто-то показывал мне, погруженную в землю трубу, довольно большую (примерно 20 сантиметров  в диаметре), как водопроводная труба. Внутри трубы был словно «клапан». Я опустил свою ногу или свою ступню в трубу, поставил её на этот «клапан» и клапан сдвинулся или погрузился под тяжестью моей ступни  – и вода потекла из неё наружу!

            Я полагаю, что «вода» – это символ новой Жизни.

            Она выходила из земли (или из глубины этой «трубы») под давлением моей «ступни».

 

*

 

12 марта 1990

 

            Это расплющивание, такое молниеподобное, что... несомненно, что-то зашевелится в Земле.

            Или в человеческом виде.

            Все старые законы будут потрясены.

 

*

 

13 марта 1990

 

            Иногда мы мечтаем о том, чтобы собрать сущность жизни, Красоту и слёзы жизни, в нескольких словах, которые кричат сквозь века.

            Я мог бы быть поэтом или музыкантом, или чайкой.

            Я предлагаю своё тело тайне будущего, где этот крик воплотится.

 

*

 

            Этот глупый аббат, который комментирует «Бунт Земли»: «нет, спасение не «физическое», оно метафизическое».

И он, это – мета-рыба? или что? корнишон, погруженный в святую воду?

            Они держатся за неё, за смерть, это их заработок.

            Папы предыдущих видов никогда не упускали утверждать, что «спасение» было мета-скорпионом, мета-крысой или мета... ядерное, и, однако, физическое продолжает существовать в самых разнообразных видах!

            Но надо много мужества, чтобы заставить войти будущее физическое в теперешнее физическое.

            Это гораздо труднее, чем умереть.

            Шри Ауробиндо делал это на протяжении сорока лет...

            И Мать...

            «Он привлёк энергии, которые преобразуют Эпоху», сказано в Савитри.

            Мы находимся там.

 

*

 

15 марта 1990

 

            Мучительное и без ощутимого исхода.

            У меня впечатление, что я нахожусь в самой Жестокости.

            (Это время мусульман).

            Китайцы не так уж далеко позади.

            И немцы готовы сотворить супер-монстра, если им позволят.

            Что касается американцев, они продают оружие всяким дьяволам – бизнес есть бизнес.

            Впрочем, весь мир состоит из бизнеса.

            Надо срочно сотворить Новое существо, прежде чем на земле останутся только звери.

 

*

 

 

16 марта 1990

 

            Мы становимся почти безумными поневоле, говоря себе: что делать, что делать, что делать – что делать, как делать?

            Есть ли другой способ действовать? Какой?

            Шри Ауробиндо говорил: «Физическое сопротивление может быть таким, что предпочтёт отбросить свою собственную субстанцию». Я не предпочитаю! От всего своего сердца и всей своей боли я хотел бы продолжать, до последнего дыхания, но как делать? что делать?

            Если бы это было сопротивление тотальное, общее, я мог бы упорно настаивать, выносить, но именно эта адская судорога между шеей и лопаткой блокирует или отклоняет в сторону Могущество, и тогда вся спина корчится и раздирается. Вся мука собралась в одной точке, именно это адское и без выхода – я не вижу выхода. Что делать, чтобы помешать этой судороге?

            Я испробовал тысячи способов за эти годы, и нет никакого способа.

 

*

            Прошлой ночью, от 100 до 200 человек (200 говорят мои домашние) пришли на холм прямо под «Концом Земли», к Юго-Востоку от «Конца Земли», они срубили все деревья и выкопали место для своей хижины. (200 хижин = 1000 человек...)

            Всё ускоряется.

            Вот, что я увидел десять дней назад (это было в ночь с 6 на 7 марта) и записал в моих «обрывках видений»: «В полной ночи, «Конец Земли» атакуют гунды (бандиты), и это были одни мальчишки! лет двенадцати (колония снизу размножается и ведет себя всё «грубее» или «по-зверски» всё больше и больше). Прилив поднимается неумолимо. Это «спокойный сценарий» – и мировой. В пятидесяти метрах ниже нас. Нет нужды далеко ходить, чтобы увидеть состояние мира. Я сказал это в книге: островок Красоты никогда не выживет в окружении Варваров – Тибет не больше, чем Афины, или «Конец Земли». Время поджимает».

            Единственная надежда, это то, что происходит в этом теле (и в каких-то неизвестных телах, будем надеяться).

 

*

 

18 марта 1990

 

            Это Могущество – высочайшая тайна.

            Или тайна Высочайшего.

 

*

 

            (Если я думаю об этом глупом аббате, то именно «метафизическое» становится физическим!)

 

*

 

19 марта 1990

 

            Эта такая отчаянная непроходимость.

            Что возьмёт верх над этой механикой?

            Это ме-ха-ни-ческое и до бесконечности.

            Необходимо изменение в самой структуре...

            Надо, чтобы физический факт изменился! говорила Мать.

 

*

 

            Я думаю, в конце концов, что это, в самом деле, вопрос атомной структуры, то есть самой организации этой материи.

            Надо достичь точки, где это Могущество сможет изменить порядок атомов – оно может сделать это, у меня нет никакого сомнения в этом, но надо достичь точки, где субъект опыта может перенести эту операцию, не взорвавшись преждевременно.

            Или всё же будет момент, когда надо будет, чтобы это «взорвалось»?

            Шри Ауробиндо говорил о «новом принципе материи» – он знал, что он говорил.

            Я всё больше и больше убеждаюсь, что это единственное решение.

            Надо достичь необходимой «дозы».

 

*

 

            Очевидно, это означает много механического сопротивления, то есть много боли.

 

*

 

Вечер

 

            Никогда не был в подобной дыре боли.

            Тело как судно, потерпевшее кораблекрушение, раздираемое о скалы.

            Как бы то ни было, мы идём к Тебе, Земля и весь экипаж.

 

*

           

 

21 марта 1990

 

            Сегодня ночью я снова оказался в концентрационном лагере! – 45 лет спустя! и после всего этого очищения молнией! (вот уже год или два, или, возможно, больше, это не приходило ко мне).

            Значит, есть отпечатки неизгладимые, как наши механические рефлексы – это записано как на египетском барельефе Египта и со времён, теряющихся во тьме прошлых династий. Именно вся система должна РАСПЛАВИТЬСЯ.

            Есть единый концентрационный лагерь и всё является частью этого лагеря.

            Но это означает поколебать сами фундаментальные основы Земли (или жизни на Земле)...

            Возможно, это и есть, Новая Эра.

            У меня нет сомнения, что если хотя бы одна точка земного лагеря  – одна единственная точка – поддастся, то всё поддастся.

            Это всё единое.

            Точно, «grim foundation stone[10]».

            Мало помалу, мы постигаем огромность задачи.

            Если это безумное, мне, действительно, хотелось бы  такого безумия.

 

*

 

            О, Ма, пусть я отдам Тебе эту точку  здесь, чисто и просто.

            Иначе, что значит одна точка?

 

*

 

            Очевидно, что человеческая точка (или рептилия, рыба или птица, или что угодно) содержит все составные элементы земной материи (и любой галактики). Достаточно одной точки.

            Психология, философии и религии или наша наука – это просто разные покровы, наброшенные на эту точку материи.

 

*

 

Вечер

 

            Цель эволюции: найти – обнажить – Божественную Реальность Материи под этой животной и смертельной коркой.

            Это именно то, «божественная раса» Ведических Риш.

            Страдающая и сопротивляющаяся корка.

            «Разрушаться вперёд» обретает всё более и более конкретный смысл... и раздирающий.

            У меня впечатление, что материя не останется такой, какая она есть.

            Иначе что? Смерти и смерти, которые повторяются, потопы и вселенные, которые повторяются, династии без конца, которые карабкаются к своему распаду – и никогда, ни одного человека в конце?

            «This time something will be done[11]», сказал Шри Ауробиндо.

 

*

 

23 марта 1990

 

            Надо собрать в кулак всё своё мужество.

 

*

 

Вечер

 

            Сегодня ночью я увидел свою шею в красных тисках.

            Я взялся за дело не так как надо?

            Я не знаю, как взяться за это!

            Нет способа.

            Красные тиски, это точно и конкретно выражает ситуацию. Надо терпеть и выносить, вот и всё.

            Молния прокладывает себе путь.

            Борозда боли открывает новые дыхательные пути. Фактически, есть две борозды, параллельные позвоночнику, начиная от затылка до низа (то, что Клод называет «великие меридианы»). Эти две борозды соединяются наверху в точке, которую я называю «центральный клапан» (вероятно «аджна-чакра»), которая находится прямо в центре на перпендикуляре на уровне лба между глаз. «Источник» располагается выше головы и проходит через верхушку черепа. Внизу, эти борозды следуют примерно той же самой траектории, как и седалищные нервы, что заставляло меня думать, в начале, что у меня был «ишиас» (или ревматические боли в шее!) Завершение борозд – под ногами.

            Не существует способа «взяться за это»: надо позволить сделать эту брешь.

 

*

 

            (Я вспоминаю, что Мать говорила о «летучей мыши,  посаженной на её шею» – flying fox [крылан]).

 

*

 

24 марта 1990

 

            Вся эта тьма хочет оставаться в своей тьме безболезненно.

            Именно это необходимо схватывать каждое утро.

            Для животной материи, свет, означает боль; сознание, означает боль. Воспринимать, значит страдать.

            Это основной печальный факт.

            Тогда надо прорубаться внутри.

 

*

            Мы получаем некоторую выгоду от определённого животного круга, который является чем-то вроде «приспособленного» или приобретённого страдания, которое болезненно превратилось в «способ жизни», но как только мы хотим выйти из этого круга, хоть на миллиметр, мы сразу же обнаруживаем, из чего сделана система. Именно сам фундамент должен измениться.

            Я полностью нахожусь в этом.

            Неудивительно, что это представляет собой неисчислимое раздирание.

 

*

 

25 марта 1990

 

(17 часов, в спокойной Долине)

           

            Похоже, что вся наша Материя, та, которую мы касаемся, видим, переживаем и ощущаем, это коагулированная боль. Фиксированность Материи и есть эта коагуляция – сама противоположность Божественной Радости. (Учёные говорят о «глюонах», но это, скорее, болезнероны!)

            Это рас-коагулируется только в смерти.

            И надо рас-коагулироваться, оставаясь живым (с помощью молнии).

            Я не знаю, что останется от тела в конце...

            Свободные атомы! которые будут держаться вместе Божественной Радостью.

            Тогда земное Несчастье растворится.

 

*

 

Вечер

 

            (Румыния и венгерские евреи) Они освобождаются от диктатора, и они обнаруживают тот же самый Ужас в самих себе.

 

*

 

            Когда я «думаю» об этом, тело имеет потрясающую веру.

            Это означает, что Божественное здесь.

            Значит...

 

*

 

            Indian Express, 25 марта

 

ЕЩЁ СЕМЬ ДНЕЙ

 

Скорпион

(24 октября-22 ноября)

 

                Ваши две главные планеты, энергичный Марс и упрямый Плутон, готовятся к тому, чтобы образовывать конфигурацию вызова. Когда они достигнут этого положения, это будет как необратимая сила, натолкнувшаяся на незыблемый предмет, поэтому будьте готовы. Но главным образом, это время для независимости, чтобы вступить на новую дорогу.

 

*

 

            Иногда астрологи говорят справедливые вещи!

 

*

 

26 марта 1990

 

            Есть моменты в конце «операции», где ощущаешь себя словно в конце жизни.

 

*

           

27 марта 1990

 

            Любопытно, тело больше не верит ни во что, ни в жизнь, ни в смерть, ни в сердце, которое трепещет, ни в свои головокружения, ни в эту раздувающуюся трубу в своём затылке, ни даже в свои позвонки – оно даже не стремится больше принять «Saridon», когда боль слишком сильная. Можно было бы даже сказать, что оно не верит больше в свои боли, если не считать того, что они причиняют боль, ни в свой нарастающий износ. Оно не верит больше ни во что. Оно идёт прогуляться, как обычно, и если бы оно умерло, возможно, оно бы сказало: пора пойти прогуляться (!). Оно верит только в «это», как тюлень на своей льдине «верит» только в солнечный воздух, и он знает (смутно, но упрямо), что «это» придёт спасти его однажды. Вот и всё.

            Любопытно, вся наша физическая и физиологическая жизнь становится конкретной иллюзией – это конкретное, это причиняет боль, это изнуряющее и чёрное, но это как былая иллюзия, которая настаивает. Это кошмар, с «этим», которое тайно освещает и поддерживает его.

            Я даже перестал пить коньяк, потому что я знаю, что это не поддерживает, на самом деле, но лишь доставляет мне удовольствие. Ничего не поддерживает, ни помогает, кроме «этого»...   где-то в глубине, очень глубоко, и позади моих костей или моих органов.

            Физически, практически, помогает только сон – без сна, думаю, я не выдержал бы. Без сомнения, Они кладут бальзам на эту Ложь, когда я сплю – или же Они просто возвращают меня в истинное состояние.

            Вчера вечером, я был как человек, готовый умереть, настолько это было болезненно, и затем я продолжил, как обычно, хотя и со стонами.

 

*

 

            Когда я слышу звук ОМ, тогда я знаю, что это, это живое. Всё остальное...

            Тогда мне хочется разрыдаться, как потерянному ребёнку.

 

*

 

            Когда я размышляю над этим, это так, словно телесное сознание не зависит от нашего физического сознания и, возможно, даже не зависит от нашего физического состояния.

            Может быть, именно новое сознание тела сейчас формируется?

            Тот, кого я называю «работник», это, вероятно тот, кто строит новое тело, медленно и на ощупь, и болезненно?

            Я ничего не знаю, на самом деле.

 

*

 

Ночь с 28 на 29 марта 1990

 

            Сегодня ночью я услышал: «Месяц май будет очень долгим».

 

*

 

29 марта 1990

 

            Эти дозы не прекращают возрастать, это безумное!

            Есть только три возможных выхода: смерть, изменение материи, или крушение физической иллюзии.

            Или же, тело всё больше и больше будет способно дышать тем, что есть там, как амфибия, которая проходит в новое Солнце.

            Но может ли это продолжаться без изменения этой материи? или взрывания.

 

*

 

            «Физическая иллюзия», это, возможно, рыба, которая «думает», что плёнку воды над ней невозможно преодолеть.

            Я не знаю, как я держусь на ногах.

            Тело не знает, как оно живёт.

            Секунда за секундой, это тайна.

 

*

 

            У нас расцвёл первый бутон «Божественной Любви[12]».

 

*

 

Ночь с 29 на 30 марта 1990

 

            На протяжении всего первого сна (время, когда я вижу, обычно, вещи мира), я слышал потрясающий треск, как если бы гигантское здание или сооружение обрушивалось, разлетаясь на кусочки (я не видел это здание), и этот треск вызвал или произвёл суматоху в огромной толпе людей, словно их тряхнуло волной – вот, это было очень ясно, словно я был в этой толпе (тем не менее, я видел её немного сверху). Человеческое море, потрясённое этим волнением.

            Если бы я попытался передать ощущение этой толпы, я бы сказал: паника. Или «awe» [ужас].

            Что это за «здание»? Здание финансов? Человеческое здание?

 

*

 

 

30 марта 1990

 

            Когда мы копаем яму, эти выкопанные десять сантиметров уже достигнуты, их не надо копать заново, мы идём дальше или ещё глубже, но здесь, ничего «не достигнуто», десять сантиметров так и не выкапываются, это то же самое сопротивление или та же самая боль в первых десяти сантиметрах позвоночника, которая была десять месяцев назад или два года назад, или я не знаю сколько.

            Это будет продолжаться и продолжаться.

            Это кошмар.

            Я, в самом деле, думаю, что это земной кошмар... полный безумных и жестоких голосов.

            Меч Калки задерживается – но Он знает лучше.

 

*

 

            Они всё время кричат о своей «демократии» – этой великолепной панацеи для мировой гнили.

 

*

 

31 марта 1990

 

            Это расплющивание, такое невозможное.

            Нужно сверхчеловеческое усилие, чтобы стоять прямо.

            Тело изнуряется.

 

*

 

            Сегодня утром, прямо перед пробуждением, я увидел  склон холма, опалённый огнём (не обожжённый, но опалённый).

            Сначала я подумал, что это были люди, которые развели костёр, как они это делают здесь обычно, затем я спросил себя, не было ли это одним из тех чрезвычайно быстрых (в мгновение ока) образов нового сознания, чтобы показать вам «ситуацию» – Веды всегда говорят  о «Hill of the being[13]», не «мой» ли это холм, опалённый... Агни?

            Это был очень красивый рыжеватый цвет, как осенние листья в заходящем солнце.

 

*

 

 

 

Апрель

 

ХРОНОЛОГИЯ МИРОВЫХ СОБЫТИЙ

 

2 апреля – Ирак: президент Саддам Хусейн признался в первый раз, что его страна обладает бинарным химическим оружием. Он угрожает применить его против Израиля в случае, если тот начнёт наступление.

 

6 апреля – Непал: в Катманду, силы правопорядка убили, по крайней мере, 22 человека, которые выступали за установление многопартийности и демократии.

 

                – СССР: в Вильнюс, в столицу Литвы, были посланы солдаты.

 

8 апреля – Венгрия: демократический Форум одержал победу на выборах в законодательное собрание.

 

                    – СССР: исламские государства призывают правительство помешать иммиграции советских евреев в Израиль.

 

9 апреля – Непал: король Бирендра уступил требованиям оппозиции о введении многопартийности.

 

              – Космос: американский спутник Cobe, запущенный в ноябре прошлого года, подтвердил с высокой точностью присутствие теплового излучения, возникшего во время рождения Вселенной 15 млрд. лет назад.

 

11 апреля – Великобритания: британские таможенники задержали «самую большую пушку в мире», предназначенную для Багдада.

 

12 апреля – Индия: столкновения на индо-пакистанской границе; шесть погибших.

 

13 апреля – Танзания: на юге страны, 250 000 человек пострадали от очень сильных наводнений.

 

20 апреля – Алжир: несколько десятков тысяч манифестантов провели демонстрацию в Алжире по призыву исламского Фронта спасения (FIS).

 

24 апреля – США: возвращаясь к своему заявлению от 17 апреля, президент Джордж Буш решил ничего не предпринимать против Кремля в ответ на блокаду Литвы.

 

                  – США: космический челнок Дискавери несёт в своем отсеке космический телескоп Hubble, способный дать изображения космоса, которые невозможно получить на земле.

                        – Эфиопия: новый голод угрожает нескольким миллионам человек.

 

25 апреля – Космос: астрофизики обнаружили вторую звезду, окружённую кольцом материи, которая могла быть солнечной системой в процессе формирования.

 

26 апреля – Китай: землетрясение силой в 6,9 баллов по шкале Рихтера; более ста человек погибли в районе Цинхай.

 

 

 

Ночь с 31 марта на 1 апреля 1990

 

            Я находился на самом верху очень высокого здания на сваях. Глядя сверху (вероятно с террасы), я видел вертикальную стену из серого цемента (нигде никаких окон, кажется, как крепостная стена) и море необычайного голубого сапфира с очень большими голубыми «бурунами», которые, казалось, проходили даже под домом.

            Голубой сапфир Новой Жизни...

            «Дом» был, возможно, метров двадцать в высоту.

            Это не было штормовое море, совсем нет, но с большими, могучими бурунами, как на Диком Берегу (я не видел даже пены).

 

*

 

            «Стержень из железа» (говорит Суджата) между моей шеей и лопаткой.

            Что делать?

            Господи, я в таком тупике, скажи мне, что делать?

 

*

 

            Можно ли оставаться в стенах, уважая эти стены?

            Или можно ли выйти из стен, уважая стены?

            Ambulando solvitur.

            День за днём, делать сколько можно (я говорю это, потому что я должен был остановить работу сегодня после полудня, так как этот «железный стержень» становился... «болезненным» – точно, сила враждебных голосов: «ты станешь немощным, это будет непоправимым, ты не сможешь больше ничего делать...» Был ли я прав, что прекратил или нет?)

 

*

 

 

 

2 апреля 1990

 

            Это фан-тас-ти-ческое Могущество могло бы всё разнести на кусочки, а мы ещё стоим на ногах... (раздираемые, но невредимые).

            (Движение птицы).

            Не тот ли это болид, который я видел сегодня утром, прямо перед пробуждением...?

            Это, в самом деле, дыхательная молния.

            Сердце сильно тянуло сегодня.

 

*

 

            Несомненно, это другой тип жизни.

 

*

 

            Вот, что я записал, проснувшись, в моих «обрывках видений»:

            «Маленький гоночный автомобиль в форме веретена перед гаражом (по направлению к выходу). Мне кажется, на конце веретена, позади, было ярко красное пятно, которое я видел. Можно  было бы сказать, маленький болид. Я был удивлён – изумлён».  (Проснувшись, я даже спросил, кому он принадлежал.).

            Если я хорошо помню, цвет самого корпуса болида был серебристый (но мягкий, ничего металлического).

            У меня было даже своего рода впечатление, что корпус болида был сделан из маленьких створок, которые позволяли проходить воздуху или свету. Я не видел колёс.

 

*

 

Вечер

 

            Что интересно, именно само тело говорит или отдаёт себе отчёт: но это же другая форма жизни!

            Только оно не знает, как приспособить свою старую систему к этой молниеподобной жизни (!)

 

*

 

            Для него, нет никакого сомнения, что это та Жизнь. Но оно не знает, как переносить её.

 

*

 

3 апреля 1990

 

            Мы обжигаем свой холм. Это совершенно точно.

            Я не знаю, как можно оставаться в человеческой форме.

            Это механический панцирь.

            «Bear and endure», в самом деле, не остаётся делать ничего другого.

 

*

 

4 апреля 1990

 

            80 лет назад, Шри Ауробиндо прибыл в Пондичерри.

 

*

 

 

5 апреля 1990

           

            Иногда, вместо этих мощных, молниеподобных ударов, это поток твёрдого огня, который течёт в спине до самого низа. (Особенно со вчерашнего дня или несколько дней).

            (Это, может быть, тот, «опалённый холм»...)

 

*

 

6 апреля 1990

 

            И снова «железный стержень» здесь и там, ещё более неистовый.

            Этой Стене миллионы лет и она заставляет вас это почувствовать.

            Я не знаю, есть ли Победа в этом, но есть способность людей не сдаваться своей Судьбе.

 

*

 

            Дни всё более и более ужасные.

            И особенно эти отвратительные и подлые террористы, которые расстреливают или взрывают автобусы с женщинами и детьми... Люди, не имеющие даже достоинства животных.

            Бесчисленные маленькие нацисты.

            До каких пор?

            И до каких пределов?

            Это – гнусное человечество.

            Единственный возможный конец – это изменение вида. До этих пор, это будет всё более и более гнусное (и раздирающее в моей спине).

 

*

 

7 апреля 1990

 

            Странное чередование столба молнии, совершенно прямолинейной сверху донизу, тело настолько наполнено, что готово лопнуть, совершенно вертикальное, затем массивное расплющивание, которое катится как поток огня через плечи и тело.

            Это довольно ужасающее.

            Но у меня впечатление, что это движется в нужном  направлении.

            (Когда присутствует этот «поток», похоже, что все становится мягким, как варёный хрящ!)

 

*

 

Вечер

 

            Решительно, Будда сделал только половину работы: то, что он обнаружил наверху, надо было заставить низойти в кости.

            Именно Шри Ауробиндо сделал это.

            Это дело долгое и требующее терпения.

 

*

 

8 апреля 1990

 

            Расплющивание молнии и огня на протяжении семидесяти минут, стоя... о! Господи...

            Ни жизни, ни смерти не существует.

            Новое Солнце пробивает себе дорогу.

            И оно сокрушит наши стены.

 

*

 

            Жизнь и смерть = старый вид.

            Если бы жизнь существовала, я был бы мёртв. Если бы смерть существовала, я всё же жив.

            Это не жизнь, и не смерть. Это ДРУГАЯ ВЕЩЬ.

            Это Новое Солнце Божественной Жизни.

            И Новая Земля Шри Ауробиндо и Матери.

            Божественные вещи уже происходят.

            Впечатление, что я как «первая» амфибия на Земле (!)

 

*

 

            Я рассказал Л. о «жизни без смерти», и люди воображают, что это та же самая жизнь без смерти – но это совсем не так!

            Их жизнь – это та же самая смерть.

 

*

 

Ночь с 7 на 8 апреля 1990

 

            Новое Сознание совершенно грубое и без всякого стыда в своих «объяснениях» (или скорее демонстрациях). Мне стыдно записывать это, но всё же это значительный факт... Во сне, я у меня начался неудержимый понос и весь мой кишечник опустошился. Я сказал себе: о! какой ужас! все мои простыни запачканы (пусть меня извинят). Я, таким образом, поднял свои одеяла (во сне), чтобы посмотреть на причинённый ущерб (!) и с изумлением обнаружил, что из меня вышла чистая вода! И была только капля крови.

            Проснувшись, я спросил себя. Не означает ли это «очищение физического организма»? полное очищение от всего этого подсознательного ужаса. Это чистое: вода.

            Но я не знаю, что это за «капля крови»? Последняя капля прежних витальных сил?

            Мы не смеем поверить в это. Но, словом, это то, что я увидел.

 

*

 

9 апреля 1990

 

Утро

 

            Всё время те же враждебные голоса... (что ты о себе воображаешь?!)

            Я могу сомневаться, что я когда-нибудь стану новой Амфибией, но я не могу сомневаться, что этот кислород здесь существует, и если он существует, я не могу сомневаться, что однажды люди заметят его и быстро помчатся на новую Землю. Вот.

            В начале, это был хаос боли; теперь, всё же, есть каналы циркуляции.

 

*

 

            Это Солнце само сформирует свой новый вид, автоматически и безупречно, как старое солнце сформировало маленьких ящериц.

            Мы, словно в океане, где полно акул. (Они должны иметь папский закон против аборта).

 

*

 

 

 

Вечер

 

            Уже несколько дней, ещё одна судорога сформировалась слева, почти симметрично с первой.

 

*

 

            В глубине тело никогда не забывало тот Нектар, который оно пило шесть или семь лет назад, но всё остальное болезненное.

            Вероятно, эта «Молния» тоже является этим Нектаром, но который должен проходить через этот панцирь Лжи.

            Это всегда та же самая вещь – нет ничего другого – но она проходит через различные слои. И бесчисленные деформирующие среды. Это чистое только в центре материи или в возвышенной вечности – необходимо соединение обоих.

            Тогда это будет неисчислимый Нектар.

 

*

 

13 апреля 1990

 

Разговор с Суджатой

 

Мать заботится о Сатпреме

 

 

            Так вот, как я вам уже говорила, ночью, я ворочалась и ворочалась всё время: тело искало прохлады. И затем я встала рано, я закончила свой маленький завтрак, ещё не было и четырёх с половиной часов! Тогда я сказала: ещё слишком рано, чтобы начинать день! (смеясь) я снова легла в постель – и затем плюх! Исчезла! (Смеётся) Наконец, было пять тридцать, когда я открыла глаза. Значит в это время, у меня был сон.

            Обычно,  я всегда забываю начало, оно остаётся очень неясным, и именно последняя часть остаётся яркой.

 

            Да. Да.

 

            В первой части, были вы и я, я не знаю, где мы были, что мы делали, входили-выходили, то есть мы ходили туда-сюда, речь шла о каких-то вещах, бумагах, книгах и тому подобное? Я совершенно забыла.

            Затем, в какой-то момент, пришли П. и Р.. П. пришёл, к тому же, с газетами или чем-то таким, я не знаю. Далее, вы исчезли, то есть вы не были больше с нами, вы ушли куда-то в другое место. Р. была всё время здесь, но она не говорила много, она немного суетилась. И я сказала П.: теперь вы можете прочитать мне (было что-то, что он должен был прочитать). Он взял в руки бумаги (бумагу или газету, или журнал, я не знаю), и затем он только начал, когда я сказала: «Смотри-ка, уже десять часов, мне нужно уходить»! (Смеётся) Я запомнила это.

            Затем, я вышла из комнаты, где я была, и  оказалась в коридоре, наверху. Р. была со мной, она шла со мной, а П. остался там, где он был.

            Я думала, что это был час, когда Мать должна была прийти; вот почему я пошла туда.

            Вы знаете, там, где заканчивается коридор, есть ход направо в большую комнату.

 

            Ты говоришь об Ашраме?

 

            Да, коридор наверху.

 

            Да.

 

            Не слева, будуар Матери, другая комната, через которую мы поднимались к Матери.

 

            Да.

 

            Хорошо. Придя туда, что я вижу? – Мать! Мать была там. Вы помните? Прямо рядом с большой дверью, мы входили налево, там был стол.

 

            Да.

 

            С вазами, и т.д.

 

            Да.

 

            И рядом с ним, прислонившись к нему, рядом с дверью, сидела Мать, вот так, колени согнуты, прислонившись...

 

            На столе?

 

            Нет! На полу..

 

            На полу.

 

            Да, любопытно, я вижу Мать, почти всегда сидящую на полу.

 

            Да, это, не так ли... Это точно так, да.

 

            Она сидела там, вот так. И я сказала себе: «О! Мать уже спустилась!» или «Мать уже здесь!», что-то такое. И вы знаете, что Мать делала?

 

            Нет.

 

            Она заботилась о вас. Мать сидела, значит, вот так, и передняя часть стола выступала: вы прислонились спереди к столу.

 

            К столу?

 

            К столу.

 

            Стоя? Сидя?

 

            Нет-нет, вы сидели. Если я хорошо помню, вы сидели, скрестив ноги. И в глубокой медитации. И именно Мать заботилась о том, чтобы вас не беспокоили в вашей медитации. Сама Мать была совершенно пробуждена, молодая, она улыбалась, смеялась. И после она сказала мне: «Ты хочешь помочь мне?» Я не знала, что она имеет в виду, тогда она объяснила мне после, что должны были принести какие-то вещи, и что я должна была передать их ей, чтобы она расставила их. Вероятно в холодильнике или где-то. Вы же знаете, она хранила (смеётся) всякого рода вещи в своём  холодильнике, Мать!

           

(Смеётся) Да, да.

 

            Не только пищу, фрукты, но много цветов, много кремов, много... Бог знает! (смеётся) всё то, что она клала внутрь! Я не знала! Но я увидела всё это, во всяком случае! Тогда она сказала мне, что должны принести вещи, и я должна передать их ей, а она разложит их. Вот.

 

            Предметы, которые она должна была разложить в...?

 

            Да.

 

            И я сидел, и она присматривала за мной?

 

            Она присматривала за вами.

 

            Я был такой, как сейчас или моложе?

 

            Я не могу сказать о лице; вы знаете, когда мы в медитации, лицо без возраста. Но, всё же, вы были в голубом.

 

            Ах! Я был в голубом, это важно.

 

            Вы были в голубом.

 

            Да, точно.

 

            Мать, я не совсем помню, это не слишком запомнилось. Думаю, что это было небесно-голубое, не тёмно-синее, как у вас, но небесно-голубое, оно сверкало всё время немного, и было смешанно с белым, мне кажется.

 

            Нет, важно то, что я был в голубом. Вот, это моя рабочая одежда, если можно так сказать.

 

            И любопытно, вы были в медитации, и Мать присматривала, но как если бы дело касалось работы; это не было так, что вы были просто в медитации-медитации.

 

             Да.

 

            Но, как если бы вы делали работу, если можно так сказать.

 

            Ах! Да!

 

            Вот такое впечатление осталось – скорее ощущение.

 

            Да, конечно.

            Она присматривает за мной, пока я делаю работу – она может, потому что это... это опасное.

            Да, ну вот, это хорошо! Это хорошо! Я знаю это, что Они присматривают, не так ли, но вот, внешнее сознание, оно совсем ничего не знает! – (смеясь) но хорошо услышать это! (Суджата и Сатпрем смеются)

 

            Вот.

            Я не совсем поняла роль П. и Р.

 

            Ты знаешь, там, в этих мирах, мы передвигаемся очень быстро... Мы, фактически, находимся во многих местах одновременно, не так ли; но мы переходим очень быстро от одной вещи к другой, нет расстояния, ни...

 

            Ни перехода, особенно. 

 

            Ни перехода. Мы переходим, так же как мы проходим из одной комнаты в другую.

 

            Да.

 

            Нет, я думаю, что нет никакой связи, и то, что тебе хотели показать, что Мать присматривала за мной.

            О! да, Она может! (Суджата смеётся) Но я не сомневаюсь в этом, я знаю, но... внешне, словно находишься совсем один, и в темноте. Внутренне и в глубине, мы знаем. Но внешне, ох, ты здесь и... в долю секунды, это доля секунды.

            Хорошо...

 

            Но также, очень часто, когда я вижу Мать вот так, в Ашраме немало людей. Я вижу одного, другого...

 

            Да.

 

            Но здесь не было никого. Комната была совершенно пустая. Мать сидела рядом с дверью, и вы прислонились к столу, там. Это всё, никого больше.

 

            Да, я думаю, что это так располагается, в твоём уме, в твоём внутреннем сознании – я хотел сказать «внешнем»!

 

            Ну да, это...

 

            В твоём сознании, это находится в Ашраме, или в местах, которые тебе знакомы, не так ли.

 

            Да.

 

            Но вот, это... Важно, что ты увидела её, сидящей на земле, именно таково её состояние сейчас: Она на земле и сидит! (Сатпрем с силой ударяет по земле)

 

            Да, сидя.

 

            Она не в небесах! И я в голубом: вот, что важно – и, кроме того, Она присматривает.

Хорошо, моя Милая, ну что ж...

 

            Но к тому же, пока мы говорим об этом: Мать разговаривала, и она разговаривала очень естественно, совсем не шёпотом, но то, что происходило там, казалось, вовсе не затрагивало ваше состояние.

            Вот, это всё!

 

*

 

 

 

Ночь с 13 на 14 апреля 1990

 

(Индиийский Новый год)

 

Посреди ночи, я проснулся от сильного шума ветра бури или урагана и, в то же время, от ощущения, что я замёрз. Я встал и...  увидел, что все стёкла большого восточного проёма выбиты, расколоты и тысячи осколков стекла рассыпаны на ковре моей комнаты, и эта буря бушует снаружи. Пришла Суджата, и я сказал ей быть осторожной, чтобы не поранить ноги об эти осколки, которые усыпали мою комнату. (Дождя не было: ничего, кроме разбушевавшегося ветра).

            Обычно, ветер не разбивает стёкол – это был ветер?... Взрыв?

 

*

 

Вечер

 

            Никогда-никогда я не переносил подобную Молнию. Кажется невозможным, чтобы эта материя осталась такой, какая она есть.

 

*

 

            Возможно, мы близки к «взрыву». Всё мне говорит об этом.

 

*

 

14 апреля 1990

 

Разговор с Суджатой

 

Разбитые стёкла

 

            Так значит, у нас Вайсакха!

 

            Это Новый год.

 

            Это Новый год, да – бенгальский. Тамильский тоже! 14 апреля.

 

            Так вот, послушай, я кое-что увидел сегодня ночью. Но это очень краткое и я не знаю, что это означает. Я проснулся посреди ночи, я услышал шум разбушевавшегося ветра, и очень замёрз. Я встал; ты видишь, этот большой оконный проём, здесь?

 

            Да, да.

 

            Все стёкла были выбиты, тысячи осколков стекла на полу, и потом этот ветер, дующий снаружи. Затем, пришла ты в тот момент, я сказал тебе: «Осторожно, не порань ноги обо все эти осколки на полу».

            Все стёкла были выбиты, стёкла большого проёма, здесь, с Востока.

            Никакого дождя, ничего, но ветер ураганный, то есть, ветер очень, очень... Именно это меня разбудило, этот шум ветра, и, кроме того, я замёрз.

           

            Посреди ночи? Вот так?

 

            Посреди ночи, да. Именно шум и холод меня разбудили.

 

            То есть, от сознания более глубокого, вы перешли к сознанию более поверхностному, материальному.

 

            Более материальному, и затем я встал, чтобы...

 

            Но встали, встали?

 

            Да, во сне.

 

            Ах! Во сне.

 

            Потому что я замёрз; особенно, потому что замёрз, не так ли, и затем, был этот шум. Обычно – в этом году, я несколько раз слышал ураганы, но это происходило над «Концом Земли», или же... словом, это было снаружи. Но здесь, все мои окна были... все стёкла разбиты – не разбиты: выбиты. И на полу, осколки стекла повсюду.

 

            И это была ваша комната?

 

            Это была моя комната, вот, не в другом месте: это была моя комната.

 

            И так как осколки были внутри, это означает, что стёкла были выбиты...

 

            Когда ты пришла, я сказал тебе: «Осторожно! Ты можешь поранить ноги».

 

            Это означает, что они были выбиты снаружи.

 

            Да, снаружи. И я полагаю, этой бурей, или этим ураганом, этим ураганным ветром – я полагаю, хотя я ничего не знаю.

            Да, у меня совсем не было ощущения, что были люди, которые атаковали дом – совсем ничего. Впрочем, любопытно, у меня было впечатление, когда я смотрел на все эти разбитые окна, что снаружи был свет. Потому что, я видел очень ясно, не так ли, если бы снаружи была ночь, я не мог бы видеть вот так.

 

            Это не был свет луны?

 

            Возможно. Во всяком случае, я видел ясно снаружи, и я видел все эти выбитые стёкла, как пробоины, если хочешь.

 

            О!

 

            Однако, очевидно я был настолько потрясён, увидев все эти разбитые стёкла, но у меня не было ощущения ветра в комнате.

 

            Только холод?

 

            Сначала, я услышал этот шум ветра, урагана.

 

            Да, да.

 

            Но, было холодно... И когда, я увидел всё это, если бы эта буря и ветер ворвались внутрь, я бы почувствовал... (Сатпрем смеётся) меня хлестал бы ветер, не так ли! А здесь, у меня не было... Я, очевидно, был настолько поражён, увидев все эти разбитые окна, что не обращал внимания ни на что другое, но я не чувствовал входящего ветра, я, главным образом, смотрел на все эти осколки стёкол на полу. А ты, ты пришла, ты пришла посмотреть, думаю, что я не звал тебя, думаю, ты просто пришла.

 

            Вероятно, я услышала шум тоже.

 

            Вероятно, ты тоже услышала шум. И я сказал тебе: «Осторожно, не поранься».

 

            Любопытно.

 

            Да, это любопытно. Все эти ураганы, которые я мог видеть, это всегда было снаружи моей комнаты, или над «Концом Земли», или... Словом, это не входило.

            И это не было место в тонком мире: это была моя комната, как она есть физически.

 

            Да, потому что вы говорите об этом проёме.

 

            Да, этот проём был весь продырявлен и, кроме того, особенно, все эти осколки стекла на ковре!

 

            Любопытно. Что это может означать?

 

            Ну, не знаю!

           

            (молчание)

 

            Ураган, обычно, или буря, она не разбивает стёкла! Она, может сорвать крышу, возможно, но не разбивает стёкла, всё же.

 

            Это любопытно, да. Странно.

 

            Да, я не знаю, что это.

 

            Вы не пришли ни к какому заключению?

 

            Ни к какому! Я был немного ошеломлён (Сатпрем хохочет)

 

            Нет, я имею в виду сегодня утром.

 

            Нет, я не вижу, какое может быть заключение, потому что... Если бы это не вошло в мою комнату, я сказал бы: ах, хорошо! что ж, ещё один асурический или демонический ветер должен подуть где-то на Индию или в мире. Но здесь (смеясь), он дул в мою комнату! Он разбил стёкла моей комнаты!

            То, что происходит здесь – очень могущественное, вот, нет сомнения, не так ли, потрясающе могущественное.

 

            Вот почему, я заметила, что окна были вдавлены внутрь, это не была внутренняя сила, которая разбила...

 

            Нет-нет, о нет, это снаружи.

 

            Снаружи, да. Потому что  то, что происходит в комнате, очень сильное, вы понимаете.

 

            Да, но это очень сильное... Я собирался сказать тебе: к счастью, мы скрыты и неизвестны миру, не так ли! Но мы не скрыты от асурических сил, они знают очень хорошо.

 

            Нет, моя идея была такова: эта Сила, такая сильная в комнате, не она ли разбила эти стёкла?

 

            Нет-нет, совсем нет. Нет: она скорее сломает голову кому-нибудь (Сатпрем и Суджата хохочут)! Она скорее заставит немного затрястись страны, чем...

 

            Любопытно, недавно, мы слышали, что во многих местах, происходят землетрясения – ещё одно в Японии.

 

            Да, но, словом, всё это, это ничего не решает.

 

            Но, это должно означать что-то.

 

            К счастью, Мать присматривает за мной, как ты это увидела, потому что я тебя уверяю, надо быть хорошо защищённым!

            Вот, я ничего не знаю. Возможно, события нам скажут... каким-то образом, я надеюсь, не слишком потрясающим для нас! (смеётся)

 

            (пауза)

 

            Да, мне хотелось бы добавить одну фразу к тому, что я сказал только что. Пока я принимал свою ванну, я сказал себе, но всё же, ветер не разбивает стёкла вот так; только взрыв может сделать это.

 

            Ну да, да.

 

            Ветер не разбил бы окна вот так. Впрочем, как только я встал, и увидел эти выбитые стёкла, я не почувствовал какого-то неистового входящего ветра, не так ли. Очевидно, мы осознаём то, что видим. Выходит, я видел эти окна, и ничто другое не было важно; но у меня не было ощущения неистового ветра, входящего в комнату. Мне было холодно.

 

            Но всё-таки, у вас было сомнение, потому что вы сказали: «Но всё же, ветер мог снести крышу, но не разбить стёкла».

 

            Вообще-то, взрывы делают такое.

            Вот, это все. Посмотрим... скажут ли нам обстоятельства что-то.

 

            (Хохочет) Которые взрываются!

 

            (Хохочет) Которые взрываются!

            Вот моя Милая.

 

*

 

15 апреля 1990

 

            Я сражаюсь с железным законом, который признаёт только свой железный закон.

 

*

 

 

Вечер

 

            Если это зашевелится в Кашмире и произойдёт «взрыв», каждый будет сводить счёты со своими соседями по всему миру.

            Это будет неисчислимая война.

 

*

 

16 апреля 1990

 

            Это агония. Все кости раздавлены этим твёрдым Огнём.

            Это красное Солнце.

 

*

 

            Что собирается произойти на Земле?

            Это агония Смерти.

 

*

 

Вечер

 

            (P.S. Чудесно то, что мы продолжаем ходить, стоять на ногах и вести себя, как «нормальный» человек!)

            Почему они меня так щедро одарили?

 

*

 

 

17 апреля 1990

 

(Письмо Клоду Брюну)

 

Брат,

            Мы чувствуем твою усталость и твою борьбу. Я не знаю, существуют ли кратчайшие пути на этом трудном пути, кроме как отдавать всё свое сердце и своё тело Матери – этому, Будущему. И принимать всё как часть процесса.

            Мы не можем приблизиться к «этому», не откопав, непременно, и не обнажив эту отвратительную Ложь, которой мы все даём приют. Нет «маленьких» и «великих», «жалких» или менее «жалких» – мы все в одной и той же отвратительной бане, и надо всё это очищать.

            Значит, это хороший знак, если можно так сказать. Как только мы приближаемся к нему, это вылазит со всех сторон с разнообразными когтями. Хорошо. Так вот, это Тебе, это для Тебя – и ни для кого другого. И шаг за шагом мы идём.

            Но особенно это: никогда не позволять захватывать себя видимостям – это лишь видимости. И на этом пути тебя в высшей степени ведут. Если мы понимаем и знаем, что это процесс, становится легче принять его, волну за волной: мы не сердимся на бурю и не падаем духом: мы проходим через неё.

            И, к тому же, надо быть очень мягким и терпеливым со своим телом, этим бедолагой, которое, в самом деле, испытывает боль.

            Повторять Мантру, и затем всё отдавать Матери: это Тебе, это для Тебя, Тебе, для Тебя.

 

[...] я люблю вас

Сатпрем

 

            P.S. Ты понимаешь, мы работаем ради Земли – ради Божественной Работы на земле. Не ради себя.

 

*

 

19 апреля 1990

 

            К концу «операции», я нахожусь словно на крайнем пределе жизни, то есть не остаётся или почти не остаётся больше старой энергии, и если бы не было другого, я рухнул бы на пол, как старая тряпка.

            Вероятно, это почти полное истощение является частью полного прохода другой Энергии – но... мы находимся совершенно на краю старой системы, и это всё имеет вид приближающейся смерти. Это меня не беспокоит.

            Мы, очевидно, более живые в старой манере. Но другая манера...

            Другая манера поддерживает меня, без всякого сомнения, но она изнашивает и истощает старую систему.

            То есть, тело находится за пределами тех физических законов, которые мы знаем, ещё не зная свою новую физическую систему. Это между смертью и другой Жизнью.

            Тот «болид», который я видел, возможно, и есть тот новый «транспорт», который подготавливается?...

            Я увидел вчера свою фотографию, которая меня странно взволновала (сделанная Суджатой несколько месяцев назад). У меня вид, как будто я смотрю очень далеко и словно в конце жизни. Я предлагаю белую розу Матери.

 

*

 

            Существа, имеющую единственную нужду: дышать божественным воздухом...

 

*

 

20 апреля 1990

 

             Всё больше и больше присутствует также материальная растерянность, как если бы я не знал больше своего пути в обыденной материи.

            То есть, всё больше и больше мной движет Энергия и Сознание, которые в фантастической степени превосходят весь мой старый механизм. Как если бы старый Панар модели 1923 года вдруг приобрёл энергию болида из будущего 2000 года и неизвестного водителя. Это трудно для старых поршней и системы труб, и для мозговых извилин.

              У меня нет сомнений, кто этот водитель, но очевидно на глазах у меня повязка. Я не знаю, имел бы «Ягуар» модели 1990 года какое-нибудь преимущество, так как им движет тот же самый принцип энергии или та же система, что и старым Панаром – возможно, он сопротивлялся бы ещё больше и с большой силой.

            Когда мы чувствуем себя совершенно лишёнными всего, мы более пригодны. Если бы моему телу было тридцать лет, у меня была бы также витальность тридцатилетнего, и она бы в высшей степени скрежетала бы зубами, возможно, даже находила бы, что это для неё неприемлемо. Я говорил себе, что нахожусь «в процессе умирания»! И это правда, мы постоянно в процессе умирания!

 

*

 

            Нет, мозг не будет водителем будущего вида.

 

*

 

            The Hindu, 20 апреля

БРОСКАЯ ОДЕЖДА ПРИВОДИТ К СМЕРТИ.

 

Чикаго, 19 апреля

 

                Вот новый городской феномен в Америке: дети, которые воруют – а иногда убивают – других детей из-за кроссовок, солнечных очков или спортивных курток последней моды.

                Не далее, как в Чикаго, четверо молодых людей были убиты за время, чуть больше года, во время жестоких столкновений из-за разноцветных и атласных курток с логотипами спортивных команд на спине.

                В морозный день этой зимой, мальчик одиннадцати лет был вынужден отдать свои кроссовки, стоимостью 61 доллар четырём юнцам, затем пройти несколько кварталов до дома босиком – один из примерно двадцати случаев, которые происходят каждый месяц, по сведениям полиции.

                «Детей, которые пытаются сохранить свои куртки, избивают или убивают», заявил начальник полиции. «Это предрасположенность духа очень холодного и бессердечного».

                Для борьбы с этой проблемой, школы Балтимора и Майями, а за ними и Лос-Анджелес возвращаются к старой идее: дресс-код. Некоторые школы требуют даже униформу, традиционно ассоциирующуюся с частными школами.

 

*

 

            What is the frame of their T.V.? [Какова предрасположенность духа их телевидения?]

 

*

 

Вечер

 

            Сопротивление такое мучительное, и мы не знаем, что делать. Я не знаю, что сказать этим мускулам, этим сухожилиям, этим позвонкам. Я ничего не знаю, я не вижу решения.

            Мы лишь животное в боли.

 

*

 

Ночь

 

            Механически «проблема» сводится к следующему: как выносить эту тяжесть, не сжимаясь или не напрягая свои мускулы?! Смог бы какой-нибудь атлет поднять тяжесть, не напрягая мускулы?

            Естественно, это тысячи вещей, которые раздираются – и как сделать так, чтобы они не раздирались?

            Надо бы иметь текучие мускулы и текучее тело!

            Мы в тюрьме с тысячами решёток.

            «My gaping wounds are a thousand and one», сказал Шри Ауробиндо. Я не знаю ничего более конкретного и точного, чем Шри Ауробиндо – и они говорят, что это «поэзия»!

            «The world was built by cruelty...».

            Было бы лучше ни о чём больше не говорить.

            Выносить, если мы можем.

            Условия таковы, и нечего их обсуждать.

 

*

 

            P.S. Я узнаю, сегодня, 20 апреля, что вчера, то есть в этот день, была годовщина этого ужасного Гитлера. Тогда моё тело почувствовало (не зная этого), что эти силы ещё активны. Весь день это была боль, полная когтей.

 

*

 

21 апреля 1990

 

            (Пенджаб, Ассам, Утар Прадеш, Дели...)

            Похоже, Индия стала страной террористов и поджигателей...

            Ситуация земли (и особенно Индии) настолько отчаянная (или приводящая в отчаяние), что можно делать отчаянное усилие.

 

*

 

           

Вечер

 

            Снова эти потрясающие прокатывания плотного огня через плечи и спину (после этой прямой молнии, от которой всё трещит). Значит, похоже, что вся эта жёсткая структура меняет состав. Это одновременно ужасное и чудесное. Но это было почти в конце «операции» – это продолжалось более четверти часа и я должен был остановиться, потому что должны были прийти Х-Y, чтобы пропылесосить.

            (Однако, тело не ощущает на самом деле, что это «ужасное», оно ощущает, что это неизвестный феномен на земле и неизвестный телам, «awesome», Высочайшее). Это словно, первый раз «чего-то».

 

*

 

            Во время своей прогулки в «спокойной долине», я думал о Шри Ауробиндо: «Мощное усиление элементов, которые должны выйти из эволюции». («Конец стадии эволюции отмечен мощным усилением элементов, которые должны выйти из эволюции»). И я сказал себе: посмотрим, теперь, это было бы... какой же процент этого типа человечества?... Просто страшно говорить об этом.

 

*

 

 

           

22 апреля 1990

 

            Вот то, что я почувствовал 20 апреля.

 

            The Hindu, 22 апреля

 

БАНДЫ НЕО-НАЦИСТОВ СОВЕРШАЮТ АКТЫ НАСИЛИЯ В БЕРЛИНЕ.

 

Берлин, 21 апреля

 

                Банды неонацистов распоясались вчера в Восточном Берлине, в день 101 годовщины дня рождения Гитлера, разбивая витрины магазинов, набрасываясь на иностранцев в поездах и метро и рисуя «свастику» на улицах города.

                Согласно Агентству немецкой прессы, по меньшей мере, десять человек были ранены. Акция выражала протест против решения Восточной Германии не позволять республиканцам, которые вне закона в стране, оспаривать местные выборы, прошедшие 6 мая прошлого года. Полиция утверждает, что большое число вандалов приехали вчера вечером из Западного Берлина.

                В восточном Берлине, очевидцы и полиция сообщили, что несколько сотен подростков с бритыми головами, «скинхеды», орали нацистские лозунги, такие как «Хайль Гитлер», и атаковали прохожих на Александр-платц, главной площади города.

                Член Красного Креста заявил, что, по крайней мере, десять человек получили сильные удары по голове, нанесённые подростками, вооруженными бейсбольными битами и колотыми бутылками.

                Одной из первых целей этих подростков было кафе для гомосексуалистов, расположенном на этом месте. Они, также, взрывали петарды и кричали « Давить турков и красных».

                Силы правопорядка из 600 восточно-германских полицейских с собаками разогнали толпу и задержали тридцать молодых людей.

 

*

 

            Этот Ужас всё время там – повсюду там.

 

*

 

Вечер

 

            Физический закон – это закон Лжи, смерти и жестокости – мы можем пройти через него (то есть, Высочайшее даёт вам средство или силу пройти через него), но мы взваливаем на себя всю боль, всю смерть и всю жестокость – всю систему – без смягчения, полностью. Есть единственный Сезам: Ты.

            Мы сделаны из этого физического ужаса и надо пройти через него полностью, интегрально и до конца. Это невозможно, но «Высочайшее» позволит вам сделать это, если вы готовы всё выносить и встречать лицом к лицу.

            Мы проходим не через «иллюзию», мы проходим через беспощадное и свирепое Железо.

            Чудо, именно оно даёт вам силу и терпение пройти через это вопреки всем «законам».

            Есть единственный ключ: Ты.

            Это «суд божий».

            Если мы достигнем конца, весь этот Ужас взорвётся. Такова моя вера.

 

*

 

24 апреля 1990

 

            Сорок четыре года назад, в этот день, я встретил Шри Ауробиндо и Мать.

            Это был настоящий день рождения моей жизни.

 

*

 

26 апреля 1990

 

            Тело никогда не было в подобном землетрясении молнии и огня – раздавливающем, скручивающим, сгибающем, тянущем, сбивающем вас как масло, словно в вулканической конвульсии. Это ужасающее.

            Эта адская судорога, как рана, которая причиняет боль с каждым дыханием.

            Я не знаю – я не знаю больше ничего, как в конце мира, где всё поглощено «чем-то» Высочайшим.

            Тело переживает апокалипсис.

            В этом невозможно жить, а я живу. (С трудом).

 

*

 

            Что-то, несомненно, собирается произойти на Земле.

            Я сказал бы: конец Железной Эры.

            Моё тело переживает этот конец. (Или я не знаю, может быть, это Новое.)

            Когда смотришь с одной стороны, говоришь: приходит конец; когда смотришь с другой стороны, говоришь: Новое приходит.

 

*

 

Ночь с 26 на 27 апреля 1990

 

            Я хочу всё же записать это видение, которое, по моему мнению, содержит больше смысла, чем кажется.

            Я был в туннеле или подземном помещении, освещённом розово-оранжевым (светло-розовым) светом.

            Определённо, это был туннель такой же большой, как туннель метро в Париже, но освещённый. Мне, кажется, я слышал, очень большую грузовую машину или танкетку, которая шла мне навстречу, и я боялся, что меня раздавят (вот, это совершенно образ моего страха!) Я видел углубление в стене туннеля (это был туннель в земле или в глине, я не знаю, и именно земля имела этот светло-розовый цвет), и я хотел укрыться в этом углублении, чтобы не быть раздавленным, и я заметил, что там была лестница, ведущая наружу – я вскарабкался по этой лестнице, у которой я насчитал двадцать одну перекладину (значит высоко), чтобы выбраться наружу в какое-то общественное место, совершенно тёмное. Туннель освещался сам собой.

            До сих пор, я всё время бежал в подземельях, совершенно тёмных.

            Значит, существует большой канал циркуляции в Материи – новая циркуляция. И я нахожусь внутри (с каким-то страхом!)

            Двадцать одна перекладина под землёй, что-то происходит.

 

*

 

28 апреля 1990

 

            Вертикальная молния на протяжении сорока пяти минут (без сгибания). Но, у меня такая масса железок в спине...

            В какой-то момент, впечатление, что молния «проходит» лучше, а после... ох!

            Мы отдаём себе отчёт в операции.

            В конце концов, если это немного входит в землю.

 

*

 

29 апреля 1990

 

Разговор с Суджатой

 

Мать ставит ноги в грязный пруд

 

            Так вот, вы знаете, сегодня ночью, у меня был длинный-длинный сон.

 

            Да, что же ты видела?

 

            Ну, я не буду всё вам рассказывать, потому что, мне кажется, что во второй половине нет ничего интересного. Это было в первой части – которая осталась для меня ясной, впрочем.

            Сначала, я не знаю: это происходило во дворе Баликурта, вероятно, я дошла до своей комнаты, и увидела вас (думаю, что это были вы), вы глядели на небо. И было полно сверкающих звёзд. Я осталась с вами, и у меня было впечатление, что там было ещё два и или три других человека также, но я не запомнила, кто это был. Вы смотрели и вы говорили: «Эта звезда, она очень интересная». Тогда я посмотрела, я не поняла точно, о какой звезде вы говорили. Затем, проследив за вашим взглядом, я спросила вас: «Те, которые формируют своего рода ромб»? Потому что там была своего рода формация звёзд (четыре звезды, мне кажется), которые образовывали не квадрат, но нечто вроде ромба. И, в самом деле, такие сияющие, [там была] звезда, которая сильно сияла. И мы смотрели. И как только вы заставили меня заметить, мы перенеслись с вашей стороны: с вашей стороны, рядом с «Божественной Любовью» – вы помните? в саду.

            После, это не был уже больше Баликурт, ничего больше. Но «Божественная Любовь» осталась.

 

            Это не было больше в Пондичерри?

 

            Не думаю. Я не могу вам сказать, потому что окружающая обстановка была совсем другая. Единственная вещь, которая осталась – это «Божественная Любовь».

            И эта «Божественная Любовь», как если бы она была высоко, вся окружённая травой, и она возвышалась, словно стояла на пригорке – который был размером с вашу комнату.

 

            Пригорок?

 

            Да.

 

            О! Это великолепно!

 

            Но было много травы, всё покрывающей, с этим деревом там. Я думаю, что мы смотрели на север, если мне не изменяет память. И позади нас (значит, к югу) была равнина; но я не могу сказать, была ли она обработанной или что, я не очень хорошо помню. Потому что мы, мы смотрели вперёд. И впереди, это было с Матерью. Мать находилась там, вы были там, я была там, и мне кажется, что были ещё два или три человека. И впереди, фактически, должен был бы быть сад и ваша комната – но совсем нет, был большой пруд, полный воды, очень большой, вы знаете, размером, несомненно, с акр. Шириной, во всю ширину нашей земли, от одного чайного поля до другого, а в длину он был больше (потому что я совсем не видела другого конца), но это был пруд.

 

            Скорее, озеро.

 

            Озеро, если угодно.

            Так вот, мы смотрели на всё это, потому что Мать должна была расположиться где-то (предполагалось, что люди придут увидеть её), чтобы люди могли увидеть Её. И Мать, таким образом, должна была расположиться немного выше, по сравнению с другими.
            Я не знаю почему, именно слева от нас люди должны были встать, чтобы увидеть Мать – слева от нас, то есть, на краю озера.

 

            Да.

 

            Так вот, мы искали место, где должна была расположиться Мать. У меня было впечатление, в какой-то момент, что Павитра-да тоже был там, но я не могу вам сказать.

            Это, главным образом, Мать смотрела, как она должна была разместиться, чтобы её все могли видеть!

           

О! «как она должна разместиться»?

 

            Да, чтобы все могли её видеть. И затем, вдруг, что мы видим: Мать спускается, она идёт совсем близко от пруда. И здесь, пруд, озеро, не было прямым, оно было немного изогнутое; и к тому же, вода этого озера не была такой уж чистой (вот почему, я думаю, я называю его прудом).

 

            Да, пруд, да.

 

            Потому что вода не была такой уж чистой; видимо, его не чистили уже долгое время. Затем Мать приблизилась, и это была грязь. Я сказала: «Но… что Мать делает?!» Тогда, Мать нашла место – вы видите, все были здесь, и она спустилась сюда. Это было немного вот так...

 

            С ямами и...

 

            Да, вот так. И вот, она подошла к одному месту,  взглянула, и она вошла туда!

 

            В пруд.

 

            Да. Она вошла туда, по колено... Я сказала: «Но что Мать делает?! А если там глубоко...» Не так ли, я боялась, что Мать полностью погрузится внутрь – но нет, это было по колено. Она вошла совсем немного, и вновь вышла на берег.

 

            Она снова вышла?

 

            Она снова вышла.

            Вот, это [всё].

           

            Там были люди? Люди должны были прийти или что?

 

            Да, это была словно своего рода «rehearsal» [репетиция], если хотите, чтобы подготовиться для... прежде, чем люди придут, знать, где они будут размещаться, и т.д. Но мы, мы были с Матерью, мы составляли часть её «team» [команды] (смеясь), дерзну сказать! Поэтому, она сделала это перед нами, чтобы мы видели.

 

            Она разместилась, в конце концов, в грязном пруде.

 

            Я не знаю, почему она спустилась туда, потому что лучшее место, чтобы её было видно, было под деревом «Божественная Любовь», которое находилось на возвышении, не так ли, но она, я не знаю, по какой причине, она спустилась, она вошла в воду, и, к счастью, вода не доходила больше чем до...

 

            (Хохочет) Я думаю, что Мать может быть достаточно великой, чтобы не утонуть!

 

            (Смеясь) А я, я, в самом деле, думала, что она может утонуть! Я говорила себе: «Но что Мать делает?!» У меня был страх! Я была вот так, сердце сжалось!

 

(молчание)

 

            Что касается меня, я сказал бы спонтанно: как ты хочешь, чтобы Мать стала видимой людям – только вот так, шлёпая по грязи, пока всё это барахтается в грязи!

           

Единственное, что я могу сказать, что во всём этом пруду вода не была чистая, но она нашла совсем маленькое место, где вода была чистой: туда, куда она низошла и вновь поднялась, на этом совсем маленьком участке вода была чистой. В других местах, она была зеленоватой, вы знаете.

            Я не знаю, мой милый, люди барахтаются, да, но...

 

(молчание)

           

            Я думаю, это означает необходимость того, чтобы всё это грязное озеро было очищено. И поставив ноги внутрь, она, возможно, начала очищать его.

 

                (молчание)

 

            Но мне тоже приходило это в голову, когда мы находились на этом возвышении под «Божественной Любовью», увидев этот пруд и зеленоватую поверхность, я сказала: «Надо, чтобы это было чистым, надо очистить это».

 

            Этот пруд?

 

            Этот пруд, надо очистить его.

 

            Да, ну да, точно. Ну конечно, это точно то, что Мать показала и хотела сделать, она пошла поставить свои ноги внутрь. Это означает, что надо, чтобы это было очищено, и, может быть, тот факт, что она ставит ноги внутрь, означает, что это будет очищено.

 

            Что касается меня, я не знаю, как мы должны очищать его.

 

            Достаточно того, что Она ставит свои ноги внутрь. Если Мать пришла, чтобы поставить свои ноги в земное кишение...

 

(молчание)

           

            Божественная Любовь, зелёные кущи и Красота, это гораздо позднее! Надо сначала, чтобы... Надо, чтобы это было очищено. И Она, я говорю тебе, именно это действие, вероятно, она сделала: она хочет сначала это очистить. Она не пошла, чтобы расположиться под «Божественной Любовью»: она пошла, чтобы стать ногами в грязь!

            Как она была одета?

 

            Я не запомнила. Обычно, я хорошо помню, но здесь, у меня не осталось никакого воспоминания о цвете одежды.

 

            Я был там; что на мне было?

 

            Совсем не помню.

 

            Совсем не помнишь.

 

            Ничего не помню по поводу одежды. Но о чём я себя спрашиваю, раз мы (горстка людей), оказались с Матерью, рядом с этой «Божественной Любовью»: не означает ли это, что определённое число людей находится всё же в будущем?

 

            Ах, ну да! Несомненно!

 

            И что очищение, это для...?

 

            Но речь идёт о том, что Мать располагалась таким образом, чтобы стать видимой.

 

            Да, да.

 

            Хорошо, но, как ты хочешь, чтобы она стала видимой, пока вся эта грязь здесь.

 

            То есть, видимой, как обычно.

 

            Материально, на земле, как обычно.

 

            Как обычно. Да, материально и...

           

            Мы можем быть в будущем, не так ли, но есть то, что есть здесь; есть этот грязный пруд: ну что ж, надо очистить его. Это главная забота. До колен – колено, это подсознательное. Так вот, всё земное подсознательное находится в отвратительной грязи.

            Твоё видение прекратилось здесь?

 

            Нет, после произошла другая вещь, но...

 

            Да, мы переходим очень легко от одной вещи к другой.

 

            Но именно эти две вещи я связала.

 

            Формация звёзд: звёзды, это новое творение, это очевидно. И «Божественная Любовь», это Будущее, это очевидно.

            Но есть это большое озеро, этот пруд... Именно он – главный факт твоего видения: она собирается поставить свои ноги в этот пруд.  И если она действительно ставит ноги внутрь, это означает, что это будет очищено. Сам факт, что она ставит свои ноги туда – что она может поставить свои ноги туда.

 

            Ах! да... Ох! но не означает ли это, что как раз один уголок материи этой воды был уже очищен, поэтому, она может поставить [свои ноги].

 

            Это возможно. Да, возможно, ты коснулась чего-то.

 

            Ах!

 

            Да, конечно, надо, чтобы что-то в земной материи позволило ей поставить ногу.

 

            Да.

 

            Вот, это всегда было с самого начала моим впечатлением, или моим... моим пониманием, что пока мы не дадим... Я говорил когда-то, семь лет назад, я говорил: надо приготовить место для высадки Матери.

 

            Ах! Да, да...

 

            Необходимо место, где Она могла бы высадиться. Надо, чтобы было место, где Она смогла бы поставить ногу. Вот уже семь лет всё моё... (я не знаю, как назвать это?) моё усилие в том, чтобы было такое место, где Она сможет поставить ногу.

 

            Не только  сможет поставить ногу, но чтобы она могла идти. Она сделала несколько шагов, вы знаете, это был уголок, как отсюда досюда, значит, она прошла всё это, прежде чем вышла.

 

            В пруду.

 

            В пруду, да.

 

            То есть пять метров – шесть метров?

 

            Я не знаю, это не было пять-шесть метров, отсюда до...

 

            Да, четыре метра.

 

            Да, она прошла, по крайней мере, три метра.

 

            Но это, всё мне... (словом есть много вещей, которые я не говорю никому), но всё, что я могу увидеть и понять, показывает мне, что Они имеют ногу на земле. Но необходимо стечение обстоятельств, которых мы не знаем. Но Они имеют ногу на земле – на земле, в материи. Это то, что я видел не раз. И что эта молния, как я говорю, именно она делает... Мы, как земной посредник, не так ли, который делает это, делает так, что Это входит в животную человеческую материю – в земную материю. Это может войти где-то. Но если это входит где-то, это означает, что Они ставят ногу на землю где-то. И это именно то, чего Божественное хочет. Оно не собирается милостиво низойти посреди стада обезьян (хотя, может, обезьяны не показались бы Ему такими отвратительными), посреди этого стада зверей. Оно не собирается милостиво прийти.

            Я помню, семь лет назад, у меня было очень простое видение. Потому что, с самого начала, я говорил себе: но надо, чтобы Мать пришла, Мать собирается прийти! И вот, однажды, Она пришла, это было в месте, которое  напоминало Playground, если хочешь, была толпа людей в полной темноте! Был виден только первый ряд этой человеческой толпы, кусочек сари, ты знаешь a long shawl [длинная шаль] зеленоватого цвета, где было совсем тусклое отражение как... даже не свет. Тогда я сказал: «Мать, но ты придёшь?» она сказала мне: «Смотри». И затем, она показал мне эту толпу в полной темноте. Тогда, зачем это... Надо, чтобы был уголок... возможный уголок.

 

            Но вы знаете, что я чувствую?

            Вдруг, мне кажется, что... вы говорите всегда об «уголке материи».

 

            Да.

 

            А я думаю – так как вода, это жизнь; тогда я спрашиваю себя, не является ли это прежней жизнью, уголок которой, совсем маленький уголок был очищен...

 

            Да, эта сторона... Ах! Да!

 

            И это прежняя жизнь.

 

            Да,  я могу сказать это.

 

            Таким образом, новая жизнь может начаться.

           

            Да, конечно, Но вся работа новой жизни, если можно так сказать – я не могу сказать, что она будет сделана, потому что я чувствую себя как... у меня нет больше совсем «жизни» в моём теле – но это достигнуто. То, что не достигнуто, это кости, материя, в самом деле, материя: несознание, которое под ногами. Именно это работа; именно ради этого, я говорю всегда о материи. Новая Жизнь, я могу сказать, что она воспринимается, что она переносится, она переживается – я живу только ею. Вот, я могу сказать, что это сделано. Но это будет сделано тотально, полностью или по-настоящему, лишь, когда сама материя, то есть физическая структура, кости, не так ли, будут способны... я не знаю, переносить эту Жизнь терпимым, нормальным образом. Для моей материи, это агония и боль, не так ли.

 

(молчание)

 

            Новая жизнь, ну да, она вошла. Но то, что не сделано, это изменение самой материи. Изменение чисто физическое. Надо сначала, чтобы Жизнь вошла, Новая Жизнь. И надо, чтобы материя могла выносить её. Хорошо, но это лишь первый шаг. После надо, как говорила Мать: чтобы физический факт изменился, то есть эта смертная, несчастная, и жёсткая материя, могла стать чем-то. Ну вот, именно этого я не знаю, и именно это моя каждодневная боль и агония. Как это можно изменить? Я представления не имею. Эта Молния может сделать то, что она хочет, но она не может... она не может заставить взорваться свой человеческий инструмент. Надо, чтобы мало помалу, маленькими дозами, она позволила ему достичь окончательной дозы, где это изменится, ты понимаешь?

            Но чтобы перенести последнюю дозу без... (Сатпрем смеётся)

 

            Вы говорите, что уже раздавлены!

 

            Ну да, нас раздавливает, моя Милая.

            Новая Жизнь, если хочешь, поставила ногу на землю, то есть в материю.

 

            Но она шла! Она не только  поставила ногу, но она сделала несколько шагов!

 

            Да, да, но, сколько её шагов, я не знаю этого, ты понимаешь.

 

            Да.

 

            Но я знаю, что... если взять меня в качестве подопытного образца: я знаю, что я иду, и я стою на ногах, несмотря на это невозможное раздавливание. Значит, если я иду, если человеческое животное идёт в этих условиях, это означает, что Мать... Она может идти тоже.

            Но тогда, конечно, с точки зрения земной жизни, сначала именно эту человеческую грязь надо вычистить.

            Но эта Новая Жизнь, она дьявольски или божественно вошла в землю, не правда ли. Люди не знают этого, не так ли, но я знаю, как бы то ни было, и может быть, я надеюсь, другие знают это. Только, надо выносить её! Это совершенно невыносимое.

            Это невыносимое, потому что мы сделаны из смерти. А это, это бессмертное. Тогда как смерть может выносить Высочайшее Бессмертное? Оно требует от неё разрушиться, полностью оставаясь на ногах. Так вот, это то, что происходит: мы разрушаемся, и я всё же остаюсь на ногах – с трудом.

            Итак, на земле, надо, чтобы вся эта грязь была вычищена и обнадёживающий факт, что Она ставит ноги внутрь: именно это Действие, она совершает.

 

(молчание) 

 

            Все видения, которые у меня были, которые я не рассказывал, о которых я не говорю, были обнадёживающими; только, это такое непрочное, не так ли. Чувствуешь себя, в самом деле, как... висящим на ниточке: мы держимся за ниточку.

 

(молчание)

 

            Но «обнадёживающие», я хочу сказать, не так ли (что касается меня, я всегда рассматриваю себя в качестве подопытного образца, а не как индивидуума): если нам показывают эти вещи, или нам дают, или какой-то человеческий образец заставляют переживать эти вещи, это означает, что Будущее открыто. Только, для образца, в его сегодняшнем положении, и я не знаю, что будет  через десять минут, это шаткое.

            Я говорю тебе, каждый день, доза возрастает. Это ужасное. Это невыносимое.

            «Ужасное», это не то слово – хотя да, это действительно ужасное, но нет «ужаса», только...

 

            Вы говорить «awesome».

 

            Это «awesome» – совершенно «awesome». Этого вполне достаточно, чтобы вас разнести на кусочки, и поэтому... – чтобы вас разрушить. Но это вся смерть, которой мы являемся... Мы сфабрикованы, мы сделаны из смерти, не так ли. И именно эта бессмертная и высочайшая жизнь входит внутрь; тогда, естественно, она разрушает смерть. Но её нельзя разрушить одним ударом, потому что этот добрый малый сломается от этого. Тогда, вероятно, есть божественная доза... которая возрастает, которая устремляется вниз до точки, где – ну, это тайна. Но в каждую секунду, когда мы переживаем это, у нас впечатление, что мы находимся в точке, где. И всё время, каждую секунду, впечатление, что мы в точке, где. То есть, что мы на крайнем пределе – чего? Я не знаю, чего.

 

(молчание)

 

            Они стоят ногами на земле. Фактически, Они управляют. Они Хозяева ситуации. По-видимости, всё наоборот, но это потому, что Они позволяют это, в своём Сострадании, вероятно, для того, чтобы попытаться спасти максимум вещей, чтобы был минимум ущерба. И затем, необходим хотя бы один или несколько образцов, чтобы был сделан окончательный, решительный шаг, ну вот, Божественное не может вам дать последнюю дозу, вот так, сразу. Потому что, мы разлетелись бы на атомы.

 

(молчание)

 

            Это один и тот же феномен в индивидууме и на земле. Шри Ауробиндо говорил всегда: «Конец стадии эволюции обозначен мощным подъёмом всего того, что должно выйти из эволюции». Ну вот, это подъём, ты видишь, это бурлит на земле. Но то же самое в моём теле, не так ли: именно вся смерть в моём теле РАЗ-ДАВ-ЛИВАЕТСЯ!

 

            (молчание)

 

            Именно все это сейчас.... Именно смерть сейчас выходит из эволюции. Именно вся эта система, существовавшая миллионы лет, сейчас распадается. Тогда, то, что шаткое, это последние шаги, это шаткое, когда последние старые куски, последние куски смерти, последние куски ужаса... И, в то же время, хоп! приходит Новое. Новое не может низойти вниз сразу, потому что тогда, всё взорвётся. Вот и всё. Но это идёт вместе.

            Это, как я говорил сам себе на днях, если посмотреть на всё с одной стороны, говоришь: приходит конец. Для меня, конец моего тела, конец моей жизни и для земли, конец всего этого; и затем если ты смотришь с другой стороны, говоришь: «Новое приходит». И именно потому, что Новое приходит, приходит конец, ты понимаешь?

            Именно так понимает моё тело. С одной стороны оно видит очень хорошо: конец близок, не так ли, всё это, это раздавливается, и затем, в то же время, словно... в то же время, это своего рода постоянное возрождение Нового, которое проникает в то самое время, когда другое распадается.

            Хорошо, во всяком случае… – я говорю слишком много. Во всяком случае, если Она ставит ноги в этот пруд, он возможно... забурлит!

             Надо, чтобы вся эта грязь вышла. Надо, чтобы это было очищено, это невозможное. Нельзя иметь новую жизнь на земле, пока... Надо, чтобы эти вещи были низвергнуты в момент, когда всё это, как говорит Шри Ауробиндо, должно выйти из эволюции. Но тогда то, что будет выходить, это будет радикальное. Именно Смерть будет выходить; весь этот ужас будет выходить; именно вся эта отвратительная вещь, которая продолжается тысячи лет – или миллионы.

 

(молчание)

 

            То есть очищение сейчас будет более быстрым?

 

            Но оно должно идти всё быстрее и быстрее –  именно это я чувствую в своём теле. Всё это бурление – это бурлит: это кипящий котёл повсюду, на этой земле! мы хорошо видим, что вещи низвергаются. Они кажутся такими смешными марионетками, все эти президенты, произносящие речи: «Мы собираемся сделать это в 92 году, а это в 94, и, кроме того, такое-то объединение и такое-то...» (Сатпрем смеётся) Они смешны, не так ли, эти маленькие комичные марионетки.

            Достаточно сделать: фьють! вот так, и затем это будет кончено! Да, это то, о чём говорила Мать: «В конце, это ничто, одного дуновения будет достаточно». Но надо достичь момента, когда это будет возможно без тотального разрушения. И символически, без того, чтобы подопытный образец разлетелся на атомы.

            Это опасный момент, момент, когда приближаешься к концу, не так ли, где последние атомы смерти позволят Новому установиться тотально. И тогда, что произойдёт, я представления не имею! (Сатпрем и Суджата хохочут) Я предпочёл бы лучше не знать этого!

 

            (Смеясь) «The Supramental will speak for itself», не так ли?

 

            «Супраментальное объяснит себя само», сказал Шри Ауробиндо. Ну что ж, оно, дьявольски, объяснит себя само – или божественно.

            Но надо идти... Это не может быть быстрым, это не может. Но, словом, мы видим... внешне, мы видим, что вещи приобрели ускорение или стремительность, что я чувствую всё больше и больше в своём теле, когда говорю себе... Я же говорю тебе, я не знаю, как я выживаю.

            Хорошо, слушай, я слишком много говорю.

 

            Вы спрашивали меня только что об одеждах?

 

            Да.

 

            Единственное, что я могу сказать, что Мать была не в сари: на ней было платье. Она была в платье. Это всё, что я...

 

            Да, это всегда вот так, как я... как я ощущаю её: в великом платье.

 

            Вот, мой милый, я заняла слишком много вашего времени.

 

            Нет, то есть разговоры меня слишком волнуют.

 

            Да и к тому же это утомляет.

 

            Это меня волнует. Хорошо, что ж, вся земля взволнована! (смеётся)

 

(пауза)

 

            Что ты хочешь сказать?

 

            Мне хотелось бы сказать, что я всегда вижу Мать очень деятельную и молодую, в своих движениях она... Это совсем не та Мать, сидящая в своём кресле, совсем нет, никогда – всегда деятельная.

 

            Ну да.

 

            И у неё нет возраста, не так ли.

 

            Да.

 

            И юная – «юная», не означает ребёнок!

            Что касается ребёнка, вы знаете, вот уже почти две недели – я вам рассказывала когда-то о солнце, когда солнце поднимается. В прошлом году я думаю, я рассказывала вам, что это было немного китайское или что-то такое.

 

            Да.

 

            Ну вот, уже почти две недели, когда восходит солнце, у меня впечатление, что это Мать. Мать, когда она была совсем юной, вы знаете, щёки немного надутые, со взглядом! (смеётся)! вот таким! точно Шакти!

 

            Да.

 

            Но Шакти в ребёнке – и вот, таким вот образом я вижу солнце  уже две недели. Это любопытно. Я вижу каждый день.

 

(молчание)

 

            Я тоже, я чувствую: мы одновременно в конце, и в Новом. Именно это невероятно ужасно выносить, потому что конец, он постоянно здесь (я говорю о своём теле), и Новое, оно здесь, ужасно. Ужасно, потому что, я говорю тебе, это невыносимое для Смерти.

 

(молчание)

 

            Мы всё больше и больше в точке, где... В точке где, это всё, что я могу сказать, моя Милая.

 

(долгое молчание)

 

*

 

30 апреля 1990

 

            The Hindu, 30 апреля

 

НАРКОТИКИ И АВТОМАТЫ КАЛАШНИКОВА В ПАКИСТАНЕ

 

Большое количество героина создало больше социально-политическое разложение. Согласно ежемесячному изданию «Herald»: «Неудача Пакистана и США достичь серьезного мирного урегулирования в Афганистане, быстро превращает пограничный район между Пакистаном и Афганистаном в рынок героина и гашиша, самый большой и наиболее доступный миру. Если Афганистан распадётся в безудержном конфликте его военачальников, Пакистан и США могут готовиться к потоку дешёвого героина, который будет невозможно сдержать».

            Он добавляет: «Если мирное урегулирование не будет достигнуто быстро, Афганистан станет центром терроризма и мировой торговли наркотиками, и конфликт охватит весь регион». Это то, что утверждает профессор Хидаят Амин Арсала, который оставил свои дела в мировом Банке в Вашингтоне, чтобы стать министром финансов во временном правительстве партизанской войны. Его страхи разделяют в Пакистане.

            [...] официальные лица говорят, что культура наркотиков и автомата Калашникова охватило Пакистан. В 1980х годах Пакистан не знал зависимости от героина. Сейчас, по оценкам, до двух миллионов человек находятся в полной зависимости от героина. Начальники полиции утверждают, что пограничная провинция насчитывает более полумиллиона автоматов Калашникова, что позволяет наркомафии содержать целые армии.

 

*

 

            Наркомафии, против которых американцы поднимаются с добродетельным «негодованием», оплачиваются американским оружием...

            Это «гуманитарная помощь» недоразвитым «демократиям».

 

*

 

 

 

 

МАЙ

 

ХРОНОЛОГИЯ МИРОВЫХ СОБЫТИЙ

 

1 мая – Бирма: Amnesty International обвиняет правительство в том, что то открыло 19 центров пыток, чтобы обезглавить оппозицию.

 

4 мая – СССР: Латышский парламент проголосовал за независимость.

 

5 мая  – Италия: землетрясение в районе Потензы: два человека погибли, 19 ранены.

 

9 мая – Франция: в Карпентрах вскрыты 34 еврейских погребения, и тело одного человека проткнуто насквозь.      

 

          – Индия: тропический циклон привёл к гибели более 450 человек в штате Андхра-Прадеш.

 

10 мая – Алжир: тысячи человек проводят демонстрацию в Алжире за демократию и терпимость, и против радикальных исламистов.

 

12 мая – СССР: президенты Эстонии, Латвии и Литвы собрались в Таллине на первый за полвека балтийский саммит, чтобы возродить Совет балтийских Государств, созданный в 1934 году, когда эти республики были независимы.

 

            – ФРГ: в Мюнхене, несколько предметов, принадлежащих Адольфу Гитлеру и высокопоставленным нацистам были проданы с аукциона; смокинг Гитлера ушёл за 100 000 немецких марок.

 

13 мая – Израиль: два еврейских кладбища в Хайфе были осквернены неизвестными.

 

14 мая – Франция: 32 могилы были осквернены в еврейском квадрате кладбища Клиши-су-Буа. В Париже, 200 000 человек проводят демонстрацию против расизма и антисемитизма.

 

18 мая – ФРГ/ГДР: представители двух стран подписали договор, учреждающий денежное, экономическое и социальное объединение.

 

20 мая – Румыния: Фронт национального спасения и Ион Илиеску выиграли первые свободные выборы за 50 лет.

 

22 мая – Индия: мятежи в Кашмире и Пенджабе, сотни погибших.

 

24 мая – СССР: план экономических реформ президента Михаила Горбачёва вызвал недовольство верховного Совета.

 

                – Судан: 31 человек погиб во время землетрясения на юге страны.

 

26 мая – Пакистан: в ходе операций по поддержанию порядка и этнических столкновений, более 70 человек было убито в Карачи и Хайдарабаде, в двух главных городах провинции Синд.

 

27 мая – Бирма: оппозиция выиграла выборы в законодательное собрание, организованные находящимися у власти военными.

 

29 мая – СССР: несмотря на противодействие президента Михаила Горбачёва, Борис Ельцин, лидер радикального крыла, был избран президентом Парламента Российской Федерации.

 

            – Перу: землетрясение на севере страны привело к гибели более ста человек.

 

30 мая – Европа: землетрясение на обширной территории от Анкары до Варшавы, и от Ленинграда до Югославии; в Румынии девять человек погибло и 186 ранены.

 

 

 

 

1 мая 1990

 

            The Hindu, 1 мая.

               

ПАКИСТАН УВЕЛИЧИВАЕТ СВОЙ ВОЕННЫЙ БЮДЖЕТ

 

Исламабад, 30 апреля

 

                Пакистан увеличил свой военный бюджет более чем на 11,6%, заявили сегодня пакистанские журналисты.

                Они процитировали высокопоставленные источники в министерстве обороны, которые сказали, что правительство Бхутто выделило вооруженным силам дополнительно четыре миллиарда рупий, чтобы удовлетворить нужды на оборону страны.

                Никакой информации о том, как будут использованы эти деньги, не даётся.

 

*

 

            Откуда приходят все эти деньги?

 

*

 

 

 

2 мая 1990

 

            Присутствует эта адская, раздирающая непроходимость между шеей и правой лопаткой, но я говорю себе, что другое «лучшее» тело имело бы другого рода непроходимость, в другом месте, это Материя, которая проявляет свое сопротивление тем или иным способом, здесь или там.

            Именно вся Материя должна изменить структуру.

            Возможно ли это?

            Это моя единственная надежда.

            Значит, остаётся только позволить себя месить и раздирать, пока мы не достигнем «конца».

 

*

 

            В конечном счёте, я думаю, что «сильные и упорные места», это вся физическая материя такая, как мы её знаем.

            Необходимо нисхождение Великого Солнца, полное и всецелое. Ну что ж...

            Мне показывали несколько лет назад: именно весь «гроб» должен пройти через  великий красный Огонь (я думал, что это был «маяк» или «красный глаз»!).

            Это кажется немного фантастическим...

            Я должен сказать, что больше ничто не удивляет меня. Иначе, я бы уже давно умер от удивления (!)

            Я готов ко всему – честно.

            Мне хотелось бы позволить Им сделать то, что Они хотят. Вот и всё. Служить этому Изменению, о котором так кричит, почти вопит Земля.

 

*

 

3 мая 1990

 

            Я нахожусь полностью в жестокости – ночью и днём.

            Я знаю все лучше и лучше, ради чего я сражаюсь.

            «Существует тысяча способов бегства, говорила Мать, и есть только один способ, чтобы остаться: это иметь мужество и ещё раз мужество».

            Надо много мужества, чтобы не быть затопленным печалью. Так легко быть распятым или бросать бомбы, с той или с другой стороны этой гибельной границы.

            Но идти до дна, без слёз и без ненависти… с мечом любви ради Красоты Земли и божественной Реальности.

            Тогда эта «молния» – это Твой меч любви, который приходит, чтобы раздирать и пронзать эту темноту и эту Ложь.

            Надо, чтобы человеческая материя согласилась пройти через границу, вместо того, чтобы быть с той или с другой стороны (или перелететь через неё).

 

*

 

            Я спрашиваю себя, может быть, эта двадцать одна перекладина под землёй является туннелем, который пересекает «границу»?

 

*

 

Вечер

 

            Этот ураган вертикальной, властной, неумолимой молнии (по-английски я бы сказал relentless), словно мощные удары проходят через тело с каждым дыханием.

            Это такое невыносимое, и мы переносим... я не знаю, как.

            Это величайшая трудность.

 

*

 

            Мне вспоминается сейчас, когда-то давно, ночью, я видел большую фаянсовую трубу, которая уходила под землю, и через эту трубу стекала сверху жидкость или «что-то» оранжевого цвета. Видимо, «труба» – это был я, потому что «кто-то» (мой высший двойник, я думаю) говорил мне (с какой-то бесцеремонностью!): «Ничего, если это немного запачкает одежду». (Одежда = тело).

            Должна быть связь между этой трубой, через которую проходит это оранжевое «что-то» и этим туннелем, который я видел недавно, розово-оранжевого цвета...

            Иногда трудно сложить вместе куски этой новой странной географии.

            Может быть, тело, эта «труба», устанавливает соединение или связь между этим оранжевым «чем-то», которое нисходит сверху и этим туннелем с двадцатью одной перекладиной под землёй?... Это та самая «молния».

            Во всяком случае, туннель устанавливается и циркулирует под землёй.

            Одежда немного «запачкана».

 

*

 

            P.S. Я совершенно несправедлив по отношение к своему двойнику: «Ничего, если это немного запачкает одежду», это означает: «Не беспокойся, если это немного скручивает и раздирает немного». Это та самая чудесная Заботливость, даже если она выглядит немного бесцеремонной. «Не беспокойся, это будет, всё же».

 

*

 

            Если бы мы поставили одно за другим эти различные видения с самого начала, получилось бы что-то вроде фресок, как в Фивах! Для египтологов будущего.

            Но, возможно, тогда всё будет ясно!

            Веды тоже представляют собой своего рода фреску... до-египетскую.

            Нужен Эрже[14] новой географии, со смыслом одновременно точным и юмористическим!

 

*

 

4 мая 1990

 

            Это такое фантастическое! Фантастическая скачка верхом.

            Мы скачем верхом на молнии.

            (Или, скорее, молния скачает верхом на нас).

 

*

 

            Мне вспоминается это видение... 1949! Выезд из средневековой крепости на спине той потрясающей белой лошади – но это именно белая лошадь проходит через моё тело (или мою спину)! и тело как на лошади, скачущей галопом, подскакивает и движение, совершенно как на лошади!

            Это первое видение моей жизни!

            Конное землетрясение!

 

*

 

5 мая 1990

 

            Да, Ма, пусть это будет год Твоей Победы. Год освобождения Земли от всего этого Несчастья и этого Ужаса.

 

*

 

6 мая 1990

 

            Это битва такая неистовая.

            Можно было бы кричать.

 

*

 

Вечер

 

            Похоже, что всё Отрицание Земли собралось в этих костях.

            И эта Молния толчёт-толчёт-толчёт-раздавливает-раздавливает-раздавливает... раздирает.

            И иногда не знаешь больше, то ли хочется кричать против Молнии, то ли против этого неистового сопротивления – мы переживаем и то, и другое. Надо проходить через Стену в своём собственном теле.

            Это борьба без пощады.

            И это милость, я знаю  об этом.

            Это смерть или это Жизнь.

            (Фактически,  смерть и Жизнь вместе).

            Этот Бретонец чувствует себя на конце её «буксирного троса».

 

*

 

8 мая 1990

 

            Как только я оказываюсь на ногах, в три секунды тело до краёв наполняется этой молнией, с головы до ног, время, чтобы сделать два или три дыхания. Затем, начинается беспощадное «расплющивание», чтобы заставить войти молнию, несмотря на переполненность – и она входит с каждым вдохом, мы не можем остановить её (каждый выдох немного спрессовывает её в направлении низа). Но «естественная» тенденция старого тела, когда оно наполнено до краёв, это уменьшить «поступление», уменьшить вдох этой молнии, и оно скручивается, расплющивается, сжимается здесь или там – оно едва переводит дух... Но именно такое противоречие необходимо! Надо углублять вдох, заставить войти ещё больше молнии, чтобы преодолеть сжатие или различные расплющивания здесь и там. Именно это трудно. Это всё равно, что пытаться наполнить бутылку, которая уже полная, но это не вода, это молния! И что может остановить молнию или дыхание!

            То, что страдает более всего, это, очевидно, «горлышко» бутылки (шея и плечи), именно там сжатие, давление, сильнее всего. Следовало бы пройти через «дно» бутылки – дно, это под ногами, или снизу ног. Фактически, молния проходит через «дно», потому что ничто не может остановить её, но она должна проходить через сдавливание или сопротивление всё более и более сильное в теле, и она наращивает интенсивность и объём, чтобы пройти через это сопротивление, всё более и более неистовое...

                Но важный факт, физически важный, что надо дышать (вдыхать) настолько глубоко, насколько возможно, только это может преодолеть расплющивания, сжатия, и различные скручивания. Чтобы прекратить свои раздирающие скачки, рыба на песке хочет остановить этот непригодный для дыхания воздух, который расплющивает её, но именно такое противоречие надо создать.

            В нашей старой системе, когда лёгкие наполнены до отказа, просто выдыхаешь воздух, но здесь следует «выдыхать» эту молнию через конец ног (дерзну сказать!). Есть «дно» или «нечто», что мешает или блокирует, или тормозит проход этой молнии – и именно в этом заключается всё раздирающее и расплющивающее несчастье. Ей приходится проходить через возрастающее сопротивление, и она возрастает пропорционально!

            Я спрашиваю себя: что представляет собой это «дно»? Бесчисленное дно?

            Но любопытно, что единственный способ преодолеть расплющивание или раздирание, это вдыхать ещё больше молнии. Если мы начинаем задыхаться или блокировать молнию, тогда это становиться совершенно раздирающим и расплющивающим, или же молния отбрасывается вверх и всё тело поднимается в потрясающем обратном потоке (это своего рода облегчение, но мы замечаем после, что всё тело раздирается с этим подъёмом снизу).

            Мы являемся, в самом деле, физически, ТРУБОЙ для прохода этой молнии. Если труба суживается или начинает «задыхаться», она лопается.

            Возможно «дно» находится со всех сторон трубы и в каждом миллиметре трубы (!)

            Когда труба сможет позволить проходить этой молнии без препятствий, «как мы дышим», тогда будет достигнуто новое дыхание и, возможно, начало нового вида – это свободное дыхание сформирует всё остальное и произведёт все необходимые физические изменения. (Но что я знаю?!)

            Надо бы сначала, чтобы рыба смогла дышать свободным кислородом; после, будут осуществлены все необходимые изменения.

 

*

 

            То, чего я не знаю, оставит ли эта Молния эту материю такой, какая она есть. С этой возрастающей плотностью или с этим возрастающим расплющиванием, не расплавится ли она со всех сторон (!)?

 

*

 

            Именно вся земля подскакивает на песке Новой Жизни.

 

*

 

Вечер

 

            Но, когда образуется эта железная судорога, можно было бы закричать от отчаяния. Мы не знаем больше, что делать.

 Именно здесь говоришь себе: эта материя не может оставаться такой, какая она есть.

            Вот уже годы я нахожусь в этом «вопросе».

 

*

 

            Я всего лишь своего рода животное, которое страдает на неизвестном пляже.

            Но я знаю, что это пляж завтрашнего дня.

            И я знаю, что эта боль является Милостью.

 

*

 

9 мая 1990

 

            Встретил Л-С.

 

*

 

 

11 мая 1990

 

            Сегодня ночью (с 10 на 11), в начале ночи, я никак не мог заснуть и я думал, что нахожусь полностью в бодрствующем состоянии, когда я оказался в циклоне, как если бы я жил на берегу моря, и бушевал шторм. Это было настолько реальное, настолько конкретное, что я думал, будто полностью бодрствую, и я призывал Мать, потому что стены дома могли вот-вот обрушиться на меня под натиском волн. Затем я понял, что, вероятно, сплю, но ни на одну секунду у меня не было впечатление, что я «проснулся»!

            «Циклоны» в атмосфере... С начала года.

 

*

 

            Это такая неугасимая нужда в теле, каждую секунду, как если бы оно искало «это», это дыхание – нужда, словно самой жизни. Нет «мысли» внутри, ни даже «чувства»: это телесная НУЖДА, как нужда воды, воздуха, и каждую секунду она здесь. Да, это как другая жизнь, которая устанавливается в теле. И каждую секунду, неважно когда, неважно где, как если бы оно на ощупь стремилось к «этому» и если бы его лишили этого, оно бы рухнуло замертво.

            Это вероятно основа нового вида.

 

*

 

            Раньше, были всякого рода «духовные сантименты», которые смешивались с «этим» – сейчас, это просто так, как мы дышим. Это сама мантра, совсем живая.

            Единственная «проблема», вот эта неподдающаяся, костная материя.

 

*

 

            Всё же, я думаю об этом, мой «двойник» сказал «одежда» – одежда, это то, что покрывает что-то... а если это «что-то» – подлинное физическое существо...? Будущее существо.

 

*

 

            Этот оранжевый поток, возможно, для того, чтобы заставить расплавиться ложную материю?

 

*

 

Вечер

 

11 мая

 

ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ ББС

 

                КАРПАНТРА

 

                Еврейское кладбище осквернено и варварски разрушено французскими нео-нацистами...

 

*

 

12 мая 1990

 

            Когда я испытываю боль, я говорю: это Твоя Милость, которая пытается пройти через эту ужасную ЛОЖЬ.

 

*

 

14 мая 1990

 

            Никогда я не был в подобном расплющивании.

            Господи...

 

*

 

            Как продолжать с подобным скелетом? Это сама Тюрьма. Всё остальное адаптируется.

            Точно то, «каменное основание», эти кости, это полное Несознание.

            Сама основа смерти.

            Всё организовано на этом. Это ось нашей «жизни».

            И надо, чтобы эта ось изменилась...

 

*

 

            Сегодня восемь лет, я вхожу в девятый год…

 

 

*

 

 

Вечер

 

            КЛИШИ

            Ещё одно еврейское кладбище в окрестностях Парижа осквернено... и красные свастики нарисованы на могилах.

            О! Господи, о! Мать, я рад быть расплющенным, если это расплющит всё это.

            Это знаки конца.

            У нас есть веские причины, чтобы заставить проходить их Молнию через эту Материю.

 

*

 

Ночь с 14 на 15 мая 1990

 

            Я думаю, что это имеет смысл, но я не очень хорошо представляю, какой. Это, очевидно, видение нового сознания (очень краткое, просто образ). Я находился на склоне маленького холма, кажется (но я не видел, что было перед моими глазами, это было словно в саду, склон спуска или что, я не знаю). Это была почва или оранжево-розовая глина, и я наблюдал полное обрушение этой почвы, как если бы она была изрыта дождём, и ниже был совсем одинокий холмик из почвы или глины от этого обрушения или этой эрозии. Я ясно видел ручей, куда вся эта глина стекала, и я говорил (будучи хорошим «работником», которого я знаю!) или я наблюдал: смотри-ка, надо бы поднять всю эту обрушивающуюся землю. (Это казалось довольно абсурдным «кому-то», кто был рядом со мной и кого я не видел). Я думаю, также, что видел дерево, посаженное на склоне холма посреди этой оранжевой земли.

            На этот раз, это не был «туннель» такого цвета, но снаружи: обрушение или размыв, как в результате сильного дождя.

            Это даёт мне впечатление или ощущение очень «ведическое», но я не знаю чего.

            Мне представляется это очень позитивным: как работа, которая делается. («Дождь», который размыл это, кажется мне, во всяком случае, «водами сверху»).

            Я не могу оценить размеры всего этого, потому что я не видел точно того, что было у меня перед глазами. Водомоина была ясной, как узкий проход в каньоне.

            Холмик из обрушившейся земли был совсем ещё тестообразный, как влажная тёмно-оранжевая глина. Это было ниже меня (я видел это с уровня более высокого, рядом с водомоиной).

            Что любопытно, мои реакции – это всегда реакции работника отсюда, который наблюдает вещи другой стороны со своей привычкой или своими реакциями и своими ощущения отсюда. Чисто работник со своей «логикой» работника.

            Это материальное сознание или материя, которая смотрит на вещи материи для того, чтобы делать. Это всегда что-то, которое делает или которое там, чтобы делать.

            Возможно, это место, где «другая сторона» и «эта» смешиваются. Пористое отверстие в нашей могиле.

            (Похоже на то, как когда я видел этот «шатающийся стул» – Кашмир – и о котором я говорил, что «надо починить его», что было абсурдно, и я пошёл искать кусок лианы, чтобы связать этот стул!)[15].

 

*

 

Вечер

 

            Я отказываюсь говорить.

 

*

 

17 мая 1990

 

            The Hindu, 17 мая

 

Бордо, Франция

               

                Французский профессор истории и географии одного из лицеев была избита и получила угрозы убийством по телефону после того, как она обсудила со своими учениками антисемитские выступления, произошедшие недавно во Франции, как сообщает её семья. Она была госпитализирована с серьёзными ушибами и в состоянии шока, после того как два человека появились у неё дома в городе Руане на юго-западе в прошлый понедельник и избили её до потери сознания. Она посвятила один урок гражданских обязанностей, дискуссии об осквернении еврейских могил в городе Карпантра, на Юге.

 

*

 

            Франция нуждается в изгнании бесов – и вся Земля.

            Возможно, этот «туннель из розовой глины» подготавливает земное изгнание бесов.

 

*

           

           

            The Hindu, 19 мая

 

ОСКВЕРНЕНЫ ЕВРЕЙСКИЕ НАДГРОБНЫЕ КАМНИ

 

Квебек, 18 мая

 

                Красные и чёрные свастики и надписи, полные ненависти, были нарисованы на тридцати надгробных камнях на еврейском кладбище в Квебеке, заявила полиция в этот четверг.

                Осквернение кладбища Сейнт-Фой, в окрестностях Квебека, произошло поздним вечером в среду или скорее рано утром в четверг, и стало целью расследования.

                Этот акт антисемитизма, который последовал за серией подобных инцидентов во Франции и в Израиле, шокировал небольшое еврейское сообщество Квебека, насчитывающее примерно тридцать семей.

                «Я не могу понять, зачем кто-то сделал это», заявил представитель еврейского сообщества. «Мы никому не мешаем».

 

*

 

 

 

Ночь с 18 на 19 мая 1990

 

            Символическое видение о коррупции Раджива Ганди.

            Р.Г. был своего рода лавочником или торговцем вина, и я спустился в его погреб или подвал. Там были бутылки иностранных вин. Мне хотелось взять одну из этих бутылок, когда я заметил, что она была наполовину пуста. Я взял другую, и та, тоже была наполовину пустая. Затем мне захотелось наполнить полупустую бутылку из другой бутылки, и я с удивлением заметил, что две бутылки вместе точно (совершенно точно, с точностью до миллиметра) составляли одну полную бутылку. Там была также маленькая тарелка, с чем-то жирным, где плавали косточки от фруктов.

            Я полагаю, что эти бутылки = «кувшины вина» и что два вместе составляют один целый или один банковский счёт. Погреб или подвал = банк.

            Затем, сразу же или во второй части того же видения: я вошёл в своего рода собрание, которое было в полной темноте, кроме Р.Г., которого я видел ясно, сидящим за маленьким столом и как президента этого «собрания». В одно и то же время вместе со мной, ещё три человека вошли в это собрание. Эти трое были  в полной темноте, и я  видел только их золотые (или золотистые) колье, которые очень сверкали в этой темноте, и было так забавно видеть эти три «колье», которые передвигались одновременно, что и их носители (которых я не видел). Были ли это «колье» или позолоченные «этикетки» (как на горлышке бутылки, три головы, которые были этими ночными персонажами), но это сильно сверкало. Эти три персонажа с «золотым горлышком» или с «золотым колье» уселись на длинную скамейку, которая оказалась прямо перед маленьким столом Р.Г. Я уселся сбоку от них, слева от них. Но в центре этой длинной скамейки, прямо перед Р.Г. сидел один человек, который повернулся спиной к Р. (то есть, который смотрел на собрание) и который читал, полностью развернув перед глазами абсолютно чёрную газету, из чёрной бумаги. (Я полагаю, что это гнусности Р.Г.) И Р.Г сказал: «Мне всё

равно, что ко мне повернулись спиной», но он энергично протестовал (кажется) против присутствия этих трёх персонажей с золотыми «колье» или позолоченными «этикетками». (Во всяком случае, это было «видно» во всей этой темноте).

 

*

 

20 мая 1990

 

             Для Л-С: будь что будет.

 

*

 

Indian Express, 21 мая

 

ВОЗРОЖДЕНИЕ НАЦИСТОВ В ВОСТОЧНОЙ ГЕРМАНИИ.

 

Берлин, 20 мая

 

               

                Неонацистские страсти разыгрались в Восточной Германии, стране, где недавно имела место демократическая революция.

                Последний по времени инцидент – это осквернение могилы знаменитого драматурга Бертольда Брехта (1898-1956).

                В тот же день, на прошлой неделе, когда еврейский мировой Конгресс открылся в Берлине, вандалы написали «Judensäue» («еврейские свиньи» по-немецки) на его каменном надгробии и «Евреи, вон» на стене поблизости.

                Видимо, мёртвые беспокоят живых в демократической германской республике. Не все мёртвые, только евреи, русские солдаты, которые погибли здесь во время Второй Мировой Войны, и люди демократического движения, имена которых хорошо известны.

                Недавно, неонацисты обезглавили статую поэта рабочих, Эриха Вейнера (1890-1953) в центре Магдебурга.

                Сначала, это неонацистские инциденты, устраиваемые небольшими группами парней с крашенным волосами, рассматривались как мальчишеские глупости, а сейчас уже сотни неонацистов устраивают стычки с полицией на улицах Берлина.

                «Нас будет ещё больше завтра», таково их послание. «Сегодня Германия, завтра весь мир».

 

*

 

 

23 мая 1990

 

            Есть только один закон,

            Закон Высочайшего.

            Есть Твой закон,

            Вопреки всему.

 

*

 

            Именно это мы постигаем в теле всеми средствами.

            «Но, в конце концов, есть предел», говорит физическое (предел боли, предел изнурения, предел расплющивания). – Нет, нет предела, говорит Высочайшая Мощь, и я доказываю тебе это.

            Это либо моё доказательство, либо доказательство смерти.

 

*

 

            Это за пределами жизни и смерти.

            Всё критическое.

            Это мутация мира.

 

*

 

26 мая 1990

 

            Те, кто пытался на протяжении веков или тысячелетий, должно быть упирались или разбивали себе голову об Это Железное Препятствие.

            Значит?

            Молния бьёт туда, отскакивает, отступает, раздирает спину, затем снова бьёт и снова отскакивает, и снова отступает, и снова раздирает – с каждым дыханием, бесконечно...

            Именно этого хочет Высочайшее.

 

*

 

            Копаем ли мы хотя бы на миллиметр за день?

            Остаётся только идти, пока мы можем – пока Они хотят.

            Это единственная надежда этого безнадёжного вида и этой агонизирующей Земли.

 

*

 

            Господин Ле Пен заявил, что газовые камеры нацистов были «деталью Истории».

            Сколько «деталей» им понадобится ещё?

            Я предпочёл бы лучше выкопать миллиметр напрасно, чем жить в компании Ле Пена.

            Впрочем, это не «напрасно», это ради Красоты Земли и Любви Матери.

 

*

 

 

Вечер

 

            Мы постоянно в тупике и всё же, надо идти.

            Если бы Они сказали мне «делать вот так», это было бы так просто...

            Именно это постоянное впечатление или внушение, что я не делаю «так, как надо», является моим мучением.

            Я в постоянном вопросе.

 

*

 

27 мая 1990

 

            Конечно, Они не могут ничего «сказать» в этом конном молниеподобном землетрясении! Это ритмический баланс миллионов микроскопических элементов тела (мускулы, сухожилия, фибры, нервы, суставы, позвонки... и т.д.) Надо найти баланс, ритм,  и только тело может найти его постепенно через миллионы маленьких, микроскопических «неприятных» и немного раздирающих опытов.

            Тогда это лучше «понимается».

            Надо, в самом деле, быть как всадник на молниеподобной лошади – создавать тело.

            Но тело, это миллиарды вещей, которые идут вместе.

 

*

 

            Они сказали мне главное: «стоять на лошади», «это всё единое», и «завинтить рот», и также: «ничего, если это немного запачкает одежду».

            Я бы добавил: если мы блокируем Молнию, задыхаясь или как-то ещё, она становится расплющивающей и опасной.

            В общем, в конце пятидесяти, пятидесяти пяти минут или часа, тело начинает находить что «этого достаточно».

            В конце концов, мы делаем, как можем (!)

 

*

 

            Это безумное, эта Мощь. Они, в самом деле, хотят чего-то радикального – и ничего, ничего, ничего общего со всем тем, что мы знаем материально и духовно. Потрясающее Новое.

            Это новое Божественное и новая Материя.

 

*

 

28 мая 1990

 

            Я много молюсь, чтобы этот Пакистан разрушился – эти мусульмане мне кажутся самыми явными «реинкарнациями» или продолжателями гитлеровской силы.

            (Фактически, нацистские реинкарнации бесчисленны). (Я видел это даже в Ашраме!)

            «Молиться», то есть, своего рода активное, материальное волеизъявление (со времён Зии).

            Возможно, вся человеческая система должна разрушиться, чтобы уступить место другой вещи.

            Надо, чтобы «другая вещь» была готова.

 

*

 

 

 

Ночь с 27 на 28 мая 1990

 

            Суджата видит статую Будды в своей ванной комнате (!)

 

*

 

Разговор с Суджатой

 

Статуя Будды в ванной комнате Суджаты

           

 

            Это ради тебя, я хотел бы, чтобы ты повторила мне просто начало того, что ты видела сегодня ночью, и что ты рассказала мне сегодня утром, только начало.

 

            Ах, да! Я была в своей ванной комнате, и затем я снова вернулась.

 

            Да, ну да, расскажи мне.

 

            То, что я увидела в своей ванной комнате?

 

            Расскажи то, что ты увидела, как это произошло.

 

            Я оказалась в своей ванной комнате, вроде бы она была моей, но она была немного тёмной. Я не знаю, что я делала, расчёсывала свои волосы или что, и я заметила стол, деревянный, который был придвинут к стене, затем я повернулась туда, чтобы взять что-то, я думаю. И я заметила, что там были три изображения-скульптуры, и насколько я помню, это был Будда, это был Будда. По крайней мере, та, что в центре, мне кажется, точно. Я не так хорошо видела две другие, и образ в центре, кажется, был выше, чем две другие. Лицо, очень красивое, вы знаете, выражение. Я заметила, также, нечто вроде деревянной коробки, тщательно отделанной, очень красивая тоже, очень красивая.

 

            На этом столе?

 

            На том же столе, перед этими изображениями. (Смеясь) Я обнаружила, что стол бы загромождён, так что я сказала себе: надо бы убрать некоторые вещи оттуда, чтобы освободить место, и затем вот, это вот так, очень красивое, оно оставило во мне вот такое впечатление.

 

            Какого цвета это было?

 

            Какого цвета? Скульптура? Скульптуры?

 

            Скульптура Будды, в центре.

 

            Все три  были одинакового цвета, у меня сложилось впечатление, что они  каменные, это была каменная скульптура, не из гранита, но... как я вам говорю, было темно, я не могу вам описать. Не из мрамора. И затем, да, стол был вполне обычный, деревянный, ничего особенного, но это были предметы, которые, кажется, не были предназначены для ванных комнат.

 

            Да, действительно. Как получилось, что образ Будды оказался в твоей ванной комнате? Ванная комната, это физическое место тела, не так ли. Именно это я нахожу...

 

            Странным?

 

            Удивительным.

 

            О!

            И затем, когда я вышла оттуда, вдруг, я осознала, что это был сон, и я сказала себе: «О! Надо рассказать об этом Думу». Потому что я не понимала, точно, я сказала себе: «Но это очень странное», для меня это не имело смысла, не так ли...

 

(молчание)

 

            Ма...

 

            Это вам что-то говорит?

 

            Тот факт, что это находится в месте физического тела.

 

            Не означает ли это, что я была частью жизни Будды физически, в другой жизни, физической?

 

            Это возможно, но то, что он находится там сейчас, вот что я нахожу любопытным. Вполне возможно, что ты участвовала в жизни Будды. Это вполне возможно, я ничего не знаю об этом. Это меня не удивило бы. Но то, что она находится там сейчас, в этой ванной комнате, в физическом месте и сейчас, это кажется мне... это типично вот эти образы Нового Сознания, которые ... которые мы совершенно можем не понимать, но которые очевидно имеют смысл. Почему? И даже твоё физическое сознание сейчас говорит: «О! этот стол загромождён, надо бы навести там порядок немного». Это совершенно как в Новом Сознании, это настолько физическое, что мы видим это глазами нынешнего физического сознания. Но это означает что-то. Но когда я вижу эти вещи... когда у меня эти видения Нового Сознания, именно моё материальное сознание сейчас, смотрит, снаружи, не так ли, самое материальное, которое смотрит на эти вещи с другой стороны, и говорит себе: «Но это любопытно, это должно было бы быть вот так, это не должно быть вот так». Это материальное сознание. Тогда, почему ты видишь это в своей ванной комнате? Сейчас. Именно это меня...

 

            Puzzle [озадачивает]?

 

            Да, это любопытно. У меня нет никаких комментариев, но мне хотелось, действительно, понять то, что ты увидела.

 

            Я не знаю кто: кем были эти два других образа?

            Я не рассмотрела. Но тот, что в центре, был...

           

             Да, то, что должно быть увидено, увидено ясно, а то, что не было... остальное тёмное, вот и всё, мы не видим его.

 

            Это тоже, я не особенно его рассматривала, я брала что-то и в этот момент взглянула, и я не стала разглядывать.

 

            Да.

           

Вы  знаете, иногда, мы проходим и затем что-то остаётся в глазах, и после  говоришь себе: «О!»

 

            Это любопытно. Но я помню то видение Ж.Кл., пять или шесть лет назад, или больше, я не знаю, который ходил к – как зовут торговца скобяными товарами, в Котагири, тот, который продаёт всякие вещи для строительства?

 

            Кумаран Наир?

 

            Кумаран Наир, он ходил к Кумарану Наиру, и затем он обнаружил кувшин, большой кувшин, которому, я не знаю сколько, две тысячи лет или три тысячи лет, и он принёс мне его, и внутри кувшина был Будда, был тот Будда, с головой внизу и ногами в воздухе.

 

            О-о!

           

            И Будда, цвета, мне кажется, он сказал мне «amber», янтарь. Как янтарь.

 

            То есть немного желтоватый.

 

            Нет, немного красноватый. И в кувшине, там был Будда, с головой внизу и ногами в воздухе. В перевёрнутой позе.

 

            О! и наша Людмила, она тоже, она увидела Будду, не так ли?

 

            Да.

            Я не знаю, моя Милая, но, во всяком случаем, я нахожу это поразительным. Это поразительно, потому что это было в ванной комнате. Будь это в другом месте, мы могли бы думать что угодно, но там, это было настолько... как объект, находящийся там и с твоим материальным сознанием, хорошо, ты расчёсывала волосы или чистила зубы, и ты говорила себе: «Но, в конце концов, это загромождено, что эта вещь делает здесь?» Вот, что я нахожу поразительным. Вот, больше сказать нечего, ты знаешь. Но, мне хочется записать этот факт, потому что я нахожу его удивительным.

 

            Вот. Сегодня 28 мая?

 

            28 мая, да. Ма, но я так болен. Ма... Ма...

 

(молчание)

           

            Тогда почему я сразу же поняла, что это был сон?

 

            Было нечто, что поразило тебя, и чтобы сказать тебе: да, надо запомнить это и пойти рассказать Думу! Пойти рассказать об этом Сатпрему! (Смеётся) Ты видишь, есть нечто такое, что отпечаталось в твоём сознании. Точно, это не является чем-то неважным. Я очень жалею, что на протяжении первых лет, когда я делал эту йогу, я видел много  вещей, которые не записывал, потому что я не понимал хорошо или это казалось мне странным, и затем месяцы или годы спустя, я говорил: но, слушай, я видел что-то похожее. Пройдя через несколько подобных опытов, я начинал говорить себе: но надо записывать даже то, что я не понимаю.

 

            Фактически, только в 84, мы начали записывать, во всяком случае.

 

             Да. Но что касается меня, на самом деле, я начал записывать эти вещи гораздо позднее.

 

            В 83. Некоторые вещи вы...

 

            Я начал, но потому что... я записывал то, что казалось мне очевидным. Но те странные вещи, которые не казались мне очевидными, я не записывал.

 

            Да.

 

            Мы видим вещи, которые не соответствуют нынешним фактам, тогда говоришь себе: «Это странное». Как когда я увидел Соню Ганди хозяйкой дома, когда ещё Индира была там, я не записал: не знаю, записал ли я, думаю, что я так и не записал это видение. Потому что, не без основания, я находил это странным. Этот огромный индийский дворец, и затем иностранные туристы, множество иностранных туристов, которые проходят как посетители и кладут одну вещь себе в карман, другую вещь себе в карман, все драгоценные вещи, они их все клали в свои карманы. В то время как Соня Ганди спокойно смотрела на это. Она, как предполагалось, была хозяйкой дома. Все эти иностранные туристы, засовывали все богатства Индии себе в карманы. Это был большой индийский дворец. Я так и не записал, потому что... Соня Ганди, я говорил себе в ту пору, ведь была не только Индира жива, но был Санджай...

 

            Санджай уже ушёл, я думаю.

 

            Он уже ушёл? Но Индира, во всяком случае, была там?

 

            Да, она была там.

 

            Я совсем не понимал, поэтому, вероятно, и не записал. Это были вещи, которые, во всяком случае, не соответствовали фактическим реальностям. Тогда, говоришь себе, это странное, так сказать, это фантастическое... и после замечаем, что это совсем не было фантастическим.

 

            Это был «hint» [намёк] на вещи, которые должны прийти.

 

            Не «hint» (Суджата смеётся), это было ясное видение вещей, это совсем не был «hint». Она была там и смотрела на всех этих иностранных туристов, которые расхищали сокровища Индии. Спокойно, она стояла там, смотрела на них, ничего не говоря.

 

            (Смеясь) Она не помогала им?

 

            Она не помогала им, то есть, вероятно, это должно было идти на швейцарский банковский счёт! (смеётся)

 

(пауза)

 

            Я размышляю. Я никогда ничего не записываю, не так ли, я рассказываю вам и затем кончено, я забываю и т.д. Но недавно, вы заставили меня перечитать моё видение, как вы карабкались по вершинам гор.

 

            С вершины на вершину. Как в Гималаях, да.

 

            Да. Я не знаю, где это было, но это было «ice-capped» [покрыто снегом].

 

            Да, это было восхождение

.

 Восхождение. И тогда, вдруг мне вспомнилось это стихотворение Шри Ауробиндо. Вы знаете, где Он говорит: «Hill after hill was climbed» [Вершина за вершиной была покорена]. Вы помните его?

 

            Нет.

 

            .... и «behold the last tremendous brow» [Смотри, последняя головокружительная вершина]. Я не повторю вам всё стихотворение, только два, три [слова] вот так, и затем: «one step and all is sky and God[16] [один шаг, и всё есть только небо и Бог]... «The last tremendous brow», это было, в самом деле, так.

 

            Это было в 83. Это было начало.

 

            И я увидела это  в самом начале 83.

 

            Да.

 

            Интересно, я не вижу великих вещей сейчас.

 

            Сейчас, я не знаю, есть ли что-нибудь, что надо видеть, ты понимаешь. Есть, в самом деле, то, что надо переносить и делать или чем становиться, или воплощать, или материализовывать, довольно отчаянно.

 

*

 

            Никогда не имел такой расплющивающей боли, как сегодня.

            Они знают. Они ведут.

 

*

 

 

 

30 мая 1990

 

            Сегодня утром, сразу же, едва я встал перед камином, сокрушительные удары были такими неистовыми, властными, неумолимыми, что к концу пяти минут, мне захотелось упасть в обморок.

            Я держался полчаса.

            Тело всё меньше и меньше знает, как переносить это.

            Нас пробивают насквозь, как топором.

 

*

 

            Мне вспоминаются Веды, говорящие об Агни:

 

            «The flaming rays of thy might rush ahead on

every side violently[17]» (I.97)

 

            Они говорят действительно «violently».

 

*

 

            Как делать, чтобы не изгибаться в разные стороны?

            Это течёт, но оно такое твёрдое, как удар топора.

 

*

 

            Это Высочайшее, и оно имеет цель, и его цель не искалечить вас, следовательно, остаётся только переносить его «цель», пока мы можем.

 

*

 

            (Сердце также имеет трудности, с 23 мая).

            Я иду, но я не знаю, как я держусь на ногах.

 

*

 

            Если трудность такая грандиозная, значит и цель должна быть такой же грандиозной.

 

*

 

            Если мы хотим выйти из царства смерти, надо, в самом деле, согласиться пройти через все пределы.

            Нам бы хотелось, чтобы освобождение было земным.

 

*

 

Вечер

 

            Много землетрясений.

            Нет тридцати шести материй, есть одна.

 

*

 

 

Ночь с 30 на 31 мая 1990

 

            Посреди ночи, во время глубокого сна, когда мы видим вещи довольно «высокие», у меня было видение (которое скорее было «слышанием»!). Это было в месте «словно» Площадка для Игра Ашрама. Мать закончила свои «Беседы» в среду, и она задавала вопросы тем, кто был там, или она просила их задавать вопросы, как она обычно это делала. Тогда эта толпа, которая была там (я ничего не видел, я только слышал) вступила в бурную дискуссию или начала вопить, была даже целая группа людей, которые протестовали или скандировали лозунги! К концу этой суматохи, Мать взяла слово и сказала, голосом очень спокойным, но бесспорным или неопровержимым: «Хорошо, дети мои, ясно, что вы не готовы пройти в другую вещь». И это положило окончательную точку всему.

            Это было настолько ясно, и тон был такой «особенный», что я встал посреди ночи, чтобы записать это.

            Я спрашиваю себя, не обращалась ли Мать к своему человеческому творению?

            (Суматоха на «Площадке для Игр» могла бы располагаться в Парламенте Индии, но я ничего не видел, я только слышал – впрочем, все парламенты мира довольно похожи друг на друга).

            У меня было впечатление чего-то серьёзного. Как последняя точка.

 

*

31 мая 1990

 

            Массы Молнии, твёрдые, раздавливающие, которые нагромождаются одна на другую без отката. Тело, как колонна.

            На протяжении пятидесяти пяти минут.

            «Суд божий» каждую секунду.

            Невыразимое.

            Как проход в другую физическую природу.

 

*

 

            (Мне вспоминается одно замечание Матери: «Если бы люди узнали, в каком состоянии находится моё тело, они сказали бы, что оно совершенно сошло с ума».)

            Это такое сумасшедшее!

 

*

 

Разговор с Суджатой

 

Мать говорит: «Хорошо, дети мои...»

 

            Сегодня последний день месяца мая?

 

            Да, 31 мая.

            Сегодня ночью, я не могу сказать, что я видел что-то, потому что я совсем ничего не видел, но я слышал. Это скорее слышание, чем видение.

            Это происходило словно на Площадке для Игр (ты знаешь, в  ту эпоху, когда Мать проводила свои «Беседы» по средам); но я не могу сказать, что это была Площадка для Игр, потому что я не видел ничего, это было только слышно. В конце этих «Бесед», ты знаешь, Мать задавала иногда вопросы, или просила людей задавать вопросы. Так вот, это был как раз такой момент. Она, таким образом, задала вопросы. И там была толпа – которую я не видел – которая, якобы, отвечала Матери, и тогда возникла дискуссия, крик, суматоха, протесты, люди даже начали скандировать лозунги, словом, вот такая атмосфера – как Индийский Парламент, если хочешь! (смеётся).

            Тогда в конце, Мать сказала следующее (я встал посреди ночи, чтобы это записать), она сказала это, тоном, очень спокойным, но неоспоримым: «Хорошо, дети мои, ясно, что вы не готовы перейти в Другую Вещь». И это было как последняя точка.

            Вот, это всё.

            Но это было сказано тоном таким спокойным, и таким... Ты знаешь, как королева или императрица, или Мать, а, которая говорит, и после обсуждать больше нечего. Вот так. И это было, как последняя точка: «Хорошо, дети мои, ясно, что вы не готовы перейти в Другую Вещь».

 

            Уф!

 

            Тогда, в час ночи я встал, чтобы записать это.

 

(молчание)

 

            Я не могу сказать, что это были люди из Ашрама, или... я не видел ничего.

            Но, у меня ощущение, потому что это было увидено в сознании достаточно высоком, не так ли, вот так, прямо посреди ночи – и к тому же, это была Мать, это не было... У меня отчасти впечатление, что Она обращалась к своему человеческому творению. Но этого я не знаю. В самом деле, такое впечатление, что это не был «Ашрам», ты понимаешь.

 

            Да. Не ограничено Ашрамом.

 

            Не ограничено Ашрамом. Ашрам мог быть внутри, не так ли...

 

            Конечно.

 

            ... и, несомненно, Ашрам был внутри, но...

            Но.

            Это встряхнуло что-то в моём сознании до такой степени, что мне захотелось не забыть эту фразу и записать её ясно. Я говорю тебе, в час ночи я пошёл, чтобы взять клочок бумаги и свою ручку, чтобы записать.

 

            (молчание)

 

            Это повеление.

 

            Я не знаю, это совершенно... Это было очень спокойное, но неоспоримое. Как если бы Она констатировала, Она поставила последнюю точку, я не могу сказать ничего другого: «Хорошо, дети мои, ясно, что вы не готовы перейти в Другую Вещь». И поэтому, не о чем больше говорить.

 

            Да.

 

            И Она сказала: «мои дети».

 

(молчание)

 

            Вот. Я думаю, что, в самом деле, нечего добавить, моя Милая.

 

            Да, это факт.

 

            Да, это факт.

 

            Спасибо, что... что рассказали.

            Она дала последний шанс, не так ли...

 

            Ах! Ну вот, 17 лет назад, Она дала шанс!

 

            Ну да, она продолжала давать, но сейчас, это... сделано.

 

            Да, здесь, это, как если бы это было... вот.

 

            Она сказала конец чему-то, и вот, вот так.

 

            В моём сознании, это как последняя точка: «Вот, ясно, что...»

            Словом, нечего добавить, ты понимаешь, это... Нечего добавить.

 

(молчание)

 

            И все эти землетрясения, с...

 

            Нечего добавить, моя Милая.

 

*

 

 

ИЮНЬ

 

ХРОНОЛОГИЯ МИРОВЫХ СОБЫТИЙ

 

2 июня – Индия: правительство отводит войска от приграничной индо-пакистанской зоны, чтобы добиться некоторого снижения напряжённости между двумя странами, спровоцированной Кашмирским кризисом.

 

3 июня – Китай: несмотря на запугивание, студенты проводят манифестацию в студенческом городке Пекинского университета, посвящённую годовщине побоища на площади Тянь-Ан-Мин.

 

5 июня – Либерия: войска мятежников Чарльза Тэйлора атакуют международный аэропорт столицы Монровии.

 

9 июня – СССР: столкновения между киргизами и узбеками привели к гибели более ста человек; президент Узбекистана, Ислам Каримов, просит помощи у советского правительства, чтобы избежать конфликта между этими двумя республиками.

 

                 – США: гигантский танкер «Мега Борг» взорвался и загорелся в Мексиканском заливе, угрожая побережьям разливом нефти.

 

                 – Перу: новое землетрясение на севере страны привело к девяти погибшим и раненым.

 

10 июня – Израиль: еврейское кладбище на Элеонской горе, расположенное в Восточном Иерусалиме, было осквернено неизвестными; более 70 могильных плит были расколоты.

 

12 июня – Алжир: исламский Фронт спасения (FIS) выиграл местные выборы.

 

13 июня – Румыния: полиция вмешалась на Университетской площади, занятой почти два месяца протестующими.

 

14 июня – Нигер: столкновения армии и групп кочевников-туарегов в ночь с 6 на 7 мая во время атаки супрефектуры Чин-Табараден, привели к гибели сотен людей.

 

                   – Китай: шведский исследовательский институт по обороне обнаружил, что Китай провёл ядерные испытания мощностью от 40 до 50 килотонн; с 1988 года Китай прервал свои эксперименты по экономическим причинам.

 

15 июня –  Румыния: шахтёры, призванные на помощь президентом Ионом Илиеску, восстановили порядок и террор в Бухаресте.

 

16 июня – Китай: наводнения в провинции Хунан привели к гибели более ста человек и уничтожили 16000 жилищ.

 

17 июня – Шри Ланка: правительство объявило «тотальную войну» тамильским сепаратистам, которые возобновили свои атаки вопреки договору о прекращении огня.

 

19 июня – Суринам: ожесточённые бои развернулись в окрестностях Моенго, окруженного армией.

 

20 июня – СССР: Грузия и Узбекистан утверждают свой суверенитет по отношению к центральной власти Москвы.

 

21 июня – Иран: сильное землетрясение на северо-западе страны, недалеко от Каспийского моря; около 40 000 погибших и 50 000 раненых.

 

26 июня – Замбия: правительство ввело комендантский час после ожесточённых бунтов, приведших примерно к двум десяткам жертв.

 

27 июня – Никарагуа: штаб Контры сложил оружие, официально положив конец конфликту, бушевавшему девять лет и приведшему к гибели 50 000 человек.

 

28 июня – Шри Ланка: 355 000 беженцев спасаются бегством от сражений между армией и мятежниками.

 

 

1 июня 1990

 

            Теперь, я ясно вижу механизм (по крайней мере, я так думаю): тело, телесная механика постоянно хочет отбросить вверх этот излишек молнии, которая наполняет его с каждым дыханием. Уже, через одно или два дыхания (вдоха), оно полное, набито до отказа. И именно это движение отбрасывания скручивает и раздирает тело (плечи поднимаются, лопатки искривляются, формируются судороги и всё раздирается). Тогда, единственный способ, это нагромождать одно дыхание (или вдох) молнии на другое, заставить опускаться или проталкивать вниз предыдущее дыхание следующим дыханием – именно это очень трудно выдерживать, потому что эта Молния нагромождается всё больше и больше «внизу» у препятствия, которое она трамбует (под ногами или внизу тела) и мы как «бомба» молнии или как цилиндр с ацетиленом, слишком наполненный, это становится своего рода «ужасной» твёрдостью, и надо, всё же, с каждым дыханием, заставлять нисходить, силой проталкивать вниз ещё больше этой расплющивающей молнии. И именно здесь это, кажется, становится опасным, потому что давление такое плотное, такое сильное, такое твёрдое, что малейшее движение отбрасывания, со всей её умноженной силой, могло бы всё взорвать или, во всяком случае, разорвать плечи, лопатки, шею и т.д. – и если это отбросилось бы в голову, можно было бы взорваться как бутылка с газом! Надо суметь оставаться как столб, который становится всё более и более плотным, компактным или молниеподобным и следует (я так полагаю) копать или пробивать насквозь, или подрывать препятствие внизу – до тех пор, пока это не выйдет «на другую сторону». Естественно, это должно пройти через препятствие, несмотря ни на что, так как ничто не может остановить эту Молнию, но то, что фильтруется через препятствие, недостаточно для того, чтобы всё текло естественно, как мы дышим – и это будет нагромождаться до тех пор, пока препятствие не будет полностью пробито. Это проход в Стене Огня.

            Шри Ауробиндо хорошо сказал: «Это более текучее, чем газ, и более твёрдое, чем алмаз». Это точное определение. Что касается меня, я говорю «молния», потому что молния текучая (!), но она может вполне расколоть стену.

            Но правду говоря, я не очень хорошо знаю, находится ли «препятствие» «внизу», или в каждом миллиметре всего тела – возможно, это неисчислимая Стена.

            (Атомная стена?)

 

*

 

            Веды говорят о «твёрдом сознании, как столб». Я думаю, понимаю, что это означает, и это совсем не то, что люди думают! Это «сознание» – это молния!

            Возможно, «плодородная гора» закончит тем, что «раскроется надвое»! (по крайней мере, это не на тысячи кусочков!)

 

*

 

Вечер

 

            Я провёл всё время после полудня, делая противоположное тому, что я говорил сегодня утром. Тело провело своё время, скручиваясь и раздираясь этой адской судорогой, которая автоматически образуется с каждым дыханием. Это раздирающее и отчаянное. Мы не знаем, что делать. Думаешь, что знаешь, и ничего не знаешь. Думаешь, что ухватил метод, а он обманывает ваши ожидания.

            Это продлится столько, сколько нужно.

            Я думаю, что совершенно не прав, что веду эти записи. Но я не знаю.

            Если есть путь, способ, нам хотелось бы оставить его другим, чтобы облегчить их задачу. Или это иллюзия?

 

*

 

            Тело не может ни понять, ни согласиться, чтобы это божественное Могущество не было сильнее, чем эти глупые автоматизмы, и оно страдает, оно страдает... и оно не знает, что делать.

            Похоже, что его единственный «способ», это страдать – но это глупо! Именно Ложь страдает.

            Это как пловец, который не может поверить, что единственный способ, это пойти ко дну.

            Тогда, я борюсь, чтобы дышать этим новым воздухом, несмотря на всё то, что хочет заставить меня пойти ко дну.

            Может быть, я достигну берега Матери?

 

*

 

3 июня 1990

 

             Раньше было солнце в теле, тело расцветало и продвигалось к свету, теперь же, похоже, это полная тьма, без ответа, базальтовая, как тюрьма без света и без выхода, и, тем не менее, это то же самое тело – разве нет?

            Нам трудно поверить, что это то же самое тело.

            Похоже, что эти чёрные, базальтовые и немые стены, это то же самое тело – или то, что осталось от него.

            Где, тогда, эти солнечные прерии прежнего тела?

            Есть нечто, совершенно непостижимое.

            Я не вижу, что эти чёрные стены когда-нибудь смогут измениться – они могут разрушиться, вот и всё. То есть смерть, ещё раз.

            Но где она, моя солнечная прерия?

            Нетрансформируемый остаток, который уйдёт в ящик, и другая вещь, которая уйдёт в атмосферу?

            Это не кажется мне земным решением.

            Всё безмолвное, как могила, кроме того, что я продолжаю стонать от своей боли. Нет подбадривающих голосов.

            Можно только стучать и стучать в эти стены, пока мы можем.

 

*

 

            Всё же, что-то говорит мне, что эти стены должны уступить место другой вещи.

            Это последняя тайна.

            Надо иметь достаточно мужества, терпения или выносливости, чтобы переживать эту тайну.

            Именно последний конец самый трудный.

            Это долгий конец.

 

*

 

В спокойной долине.

 

            Надо постоянно утверждать Закон красоты и радости, и любви против закона смерти и боли. Вот и всё.

            Божественный Закон против животного и тысячелетнего закона.

            Это животное представляет собой временное обстоятельство, чтобы достичь божественного тела.

            Это спасение Земли.

 

*

 

Вечер

 

            Это дыра боли.

            Мы никогда бы не захотели делать это для себя.

 

*

 

4 июня 1990

 

(Письмо Клоду Брюну)

 

Брат,

            Мать дала тебе тело для того, чтобы оно служило чему-то. Это полный идиотизм собираться разлагаться в ящике.

            Твоё тело, твоё материальное сознание, имеет всевозможные прекрасные качества, чтобы делать Работу – и, прежде всего, ты любишь Мать. Тогда призывай Её. Тело, оно  очень простое под своими оболочками, оно как растение, которое ищет солнце. Надо иметь жажду и снова жажду – и эта жажда поведёт вас автоматически к Солнцу. Ты видел молодые ростки пшеницы, которые пробивают мёрзлую землю весной. Это вот так. Не надо отчаиваться по поводу тёмных и глупых оболочек: надо поддерживать жажду внутри, и стучать, стучать Мантрой, как прибоем во всё, что препятствует. Это, в конце концов, рухнет. То, что рушится, пытается набросить на тебя страхи и страдания, чтобы задержать тебя, но это призраки – существуют тысячи призраков.

Но маленький росток внезапно пробьётся к Солнцу.

            С любовью Матери.

                        Мужества, брат

                        [...] c моей нежностью

Сатпрем

            Да, прогулка в лесу.

            P.S. Я нахожу твой опыт страха и смерти очень позитивным, ничуть не негативным – надо всё РАССМАТРИВАТЬ, как средство завоевания – каждая трудность и каждая слабость, это замаскированная Милость – трамплин, чтобы прыгнуть ещё дальше и ещё глубже.

 

С.

 

*

 

5 июня 1990

 

            Я всё же записываю этот факт: на протяжении месяцев, я очень часто вижу широко открытыми глазами, во время «операции», когда стою перед фото Шри Ауробиндо на камине, золотистые молнии, которые всегда имеют форму вилки, направленной вниз.

            Что-то вот такое.

 

            Это падает как молния, с быстротой молнии. Оно не фиксируется совсем. Это продолжается долю секунды.

            И оно всегда золотистое.

            Это, возможно, чтобы ободрить меня: «Ты видишь, именно я делаю это». – «Я провожу операцию».

 

*

 

            Если Он посылает эту молнию, значит, несомненно, с какой-то целью.

            (Записывать это ободряет меня).

 

*

 

            Моё наблюдение первого июня, утром, очень ценное.

 

*

 

 

Разговор с Суджатой

 

Уход Шри Ауробиндо

 

            Сегодня у нас 5 июня?

 

            Да.

 

            Сегодня после полудня я заснула и увидела сон. Но это было очень запутанное, в самом сне это было запутанное. Во всяком случае, речь шла о Шри Ауробиндо и Матери.

            Это начиналось вот так: как если бы Чампаклал пришёл увидеть моего отца и сказал, что он должен сделать экспозицию в комнате Шри Ауробиндо. Мой отец был там. И затем, я не знаю почему, я вышла. И я вышла, возможно, для того, чтобы увидеть эту комнату Шри Ауробиндо и Матери. Но после, по мере того, как разворачивались вещи, я поняла, что она была совсем маленькой – не совсем готовая – но это напоминало немного мою комнату в Баликурте (вы знаете, были окна  с маленькими задвижками из дерева, которые можно было поднимать)... 

 

            Да.

 

            Отчасти она напоминала её. Это для того, чтобы дать вам немного background [обстановку]: там, где всё происходило.

            И вот, я пришла, так сказать, к Шри Ауробиндо, в комнату Шри Ауробиндо. И я была совершенно удивлена, увидев, что Матери и Шри Ауробиндо, собственно говоря, не были в комнате, но вы знаете, была небольшая перегородка?

 

            Да.

 

            В моём сне, не было перегородки, это была прихожая. Шри Ауробиндо и Мать находились там. Я  так удивилась, увидев Их там.

            Но любопытно, обычно я помню это в цвете, не так ли? Но здесь, я не помню, как они были одеты.

            Словом. Сначала они были здесь. И затем, после, я не знаю, что произошло, я должно быть вышла и затем вернулась. И я была ещё больше удивлена, увидев Их в моей комнате, на моей кровати. (У меня была деревянная кровать, вы помните)?

 

            Да.

 

            Ну вот, они были там, на моей кровати, рядом со вторым окном.

            После, я не знаю, было много народу...

 

            В твоей комнате?

 

            Нет, прямо в... раньше, входная дверь была со  стороны моей комнаты, которую позже поменяли (большая входная дверь). Вы помните?

 

            Да. Ты хочешь сказать, большая входная дверь.

 

            Большая входная дверь, которая  прежде находилась прямо перед  моей комнатой. 

 

            Ах, хорошо! поменяли, я не знал.

 

            Это гораздо позже, поменяли. Иначе, это был проход для всех. Так вот, была эта дверь, и были люди, много людей, которых я знала, или не знала. Я пыталась выпроваживать их, я говорила себе, что не стоит, чтобы они приходили... как сказать? «crowding» (толпой). И затем, как если бы я вышла и вновь вошла. И я была снова удивлена (смеясь) – я много удивлялась сегодня после полудня – я была ещё больше удивлена, увидев... Мать, возможно вошла внутрь, но Шри Ауробиндо был на ногах, Он прогуливался, Он делал что-то. Что он делал, я не могу сказать точно. Дальше, он словно наклонился, чтобы взять что-то. И я увидела, что ему нужен был платок, я дала ему платок, который у меня был, он взял его, затем ему нужен был ещё один платок. Тогда я вытащила платок, и он был немного использованный, но, всё же, я предложила его ему и у меня не было больше платков. (Суджата смеётся). Тогда, я повернулась, чтобы поискать другой в моём шкафу. И в тот момент, когда я пошла искать: я повернулась и  вижу, что он на кровати. Он  чувствовал себя не очень хорошо, он почти опустился.

 

            Опустился?

 

            Да, опустился на кровать, он полностью лежал. Тогда, как только я увидела это, я позвала, я побежала – только три шага пробежала, и  я позвала Мать, очень громко... Мать, Мать, Мать, Мать... и Мать пришла, и она увидела, она сделала вот так (жест), но он оставался...

 

            Мать провела своей рукой над Шри Ауробиндо?

 

            Да. А затем, она попросила меня дать ей лаванду. Она оставалась очень спокойной, аб-со-лю-тно безмятежной. Что касается меня, я была в панике, видя Шри Ауробиндо вот таким, но Мать, она провела своей рукой, вот так, над телом Шри Ауробиндо. И что любопытно, голова Шри Ауробиндо была направлена на юг. Он лежал головой на юг. Сейчас, после обдумывания, глядя на это, я припоминаю. Тогда, я снова пошла к своему шкафу. Там сидели люди.

 

            Люди?

 

            Да, были три-четыре человека, которые сидели там. Тогда, я сказала: «Please go out, please go out, don’t look». [Я вас прошу, выйдите, пожалуйста, выйдите, не смотрите на него].

            Да!! Я забыла сказать, что прямо перед тем, как я обнаружила Шри Ауробиндо и Мать, словно в моей комнате, я увидела второе окно с поднятой деревянной задвижкой и затем люди...

 

            Входили через окно?

 

            Да, словно не было перекладин, не было перекладин, они были там на «sill», «window-sill» [на подоконнике]. Сильно напирая один на другого: вы знаете, как толпа. Один, даже  упал на Шри Ауробиндо...

 

            Кто?

 

            Я не знаю, я не узнала его.

 

            Но я хочу сказать, индиец, или что?

 

            Может быть, вероятно... который упал на Шри Ауробиндо и я была совершенно, как сказать, моё сердце, казалось, разрывалось: «Но что это за люди, у них нет никакого ума». Именно после этого момента Шри Ауробиндо встал, чтобы скрыться от них.

 

            Сначала Он опустился.

 

            Нет, нет-нет. Сначала, когда я обнаружила Шри Ауробиндо и Мать в своей комнате, Шри Ауробиндо был там наполовину лёжа.

 

            Ах, хорошо! это была сцена, которая произошла прежде.

 

            Прежде, прежде. И именно после этого Шри Ауробиндо встал, и я передала ему платок, я думала, что этот человек, который упал на Шри Ауробиндо, поранил его или что-то такое. Поэтому Шри Ауробиндо нужен был платок, который я ему передала. Но то, чего я не поняла, что Шри Ауробиндо делал или искал на стене (была стена, и  я видела, что на этой стене, совершенно белой, не было ничего совсем, но была рука, опирающаяся о стену, и затем он делал что-то).

 

            Словно, чтобы...?

 

            Словно, чтобы взять что-то, так сказать.

 

            Ты уверена, что это была стена?

 

            Это была стена, совершенно белая, вы знаете, между двух окон, там не было ничего: совершенно белая стена, пустая, и он немного, как сказать, наклонился, чтобы... Вы понимаете о чём я говорю?

 

            Да, продолжай.

 

            Так вот. Была кровать и позади стена.

 

            Значит, он наклонился, ища рукой что-то, и он касался стены.

 

            Да, он наклонился немного, вот так, опираясь на стену, а другой рукой он искал. Что он искал, я не могу вам сказать. И именно после, когда я пошла искать третий платок, вдруг я  повернулась...

 

            Он опустился.

 

            Да, он опустился. В этот момент я запаниковала, я позвала поспешно: «Мать-Мать!», тогда Мать пришла. Никто не шевелился, никто не помогал, никто не хотел ничего делать, и я была... я не знаю, почему. И затем, они все были там, просто занимая место, толпа, и я была раздражена, я должна сказать, (смеясь) это меня раздражало. Но, словом, это не был момент, чтобы быть раздражённой, и во всяком случаем, я говорила им очень мягко: «Please go out, please make space» [Пожалуйста, выходите, я вас прошу, освободите место], и после я открыла свой шкаф и я нашла «spray», лаванду.

 

            Лаванду.

 

            Да, были ещё люди и они говорили: «Как вы узнали, что она была там?» Я сказала: «Ну, я держу вещи в порядке, поэтому я знаю, где это найти». Фактически мой шкаф был в полном порядке, он не был загромождён.

 

            (Смеясь) Это меня не удивляет!

 

            (Смеясь) Нет, но я... вещи были очень аккуратно разложены, он не был загромождён большим количеством вещей. Словом, я нашла это и принесла, наконец, Матери. И, ожидая, Мать проводила своей рукой над телом Шри Ауробиндо, и затем она взяла «spray» и попрыскала им. И любопытно, что это не было на лице Шри Ауробиндо, это было на туловище, и туловище было без одежды. Обычно мы видим Шри Ауробиндо в его чаддаре, но нет, не было чаддара, было только его дхоти, насколько я помню. И он был очень (как сказать?) бронзовый, я бы сказала. Вот такого цвета, это я запомнила, я не запомнила, какого цвета было платье Матери.

 

            Бронзовый?

 

            [Цвет] бронзы, вы знаете то, что мы называем медью.

 

            Медь?

 

            Да, медь. Это не было как латунь, это было медным.

 

            Да.

 

            Совершенно. И Мать – как сказать: «spray» [прыскала]?

 

              Да.

 

            Лаванду, на тело, на туловище Шри Ауробиндо, водя своей рукой. В этот момент я увидела, что Шри Ауробиндо открыл глаза и улыбался. Вот. И после я проснулась.

 

            Это были индусы, толпа, которая была там?

 

            Вероятно много людей из Ашрама.

 

            Да, жестокая толпа. И вульгарная.

 

            О, да, да. Особенно вульгарная, несознательная, без всякого уважения. «A selfish lot» [толпа эгоистов], в самом деле.

            Любопытно, но во всём этом, я увидела Гаутаму, которому я сказала: «Ты можешь прийти и остаться, ты можешь остаться». Вы знаете Гаутаму Чола?

 

            Да.

 

            Это был единственный. Но всем другим, я говорила: «Пожалуйста, уходите». Я не знаю.

 

            Я не знаю больше.

            Что представляет собой толпа Ашрама, мы знаем хорошо, ту темноту, которой она является, мы знаем это, но, возможно, это представляет что-то более общее, я не знаю.

 

(молчание)

 

            Но у меня впечатление, что это, должно быть, всё же образ людей Ашрама, чем что-то другое. Картина, которая нам известна – темнота, грубость этих людей.

 

            Но по отношению к Шри Ауробиндо и Матери...

 

            Да? Что, по отношению?

 

            То есть: это образ, чтобы показать мне, как они были грубы даже со Шри Ауробиндо и Матерью, не так ли?

 

            Ба! Слушай, после ухода Шри Ауробиндо в 1950, Мать сделала замечание, которое она не делала достоянием общественности, где она говорит: «Поведение учеников вынудило Шри Ауробиндо покинуть своё тело». «Поведение учеников», сказала она. Ты помнишь это замечание? Мать никогда не делала это достоянием  общественности, но оно есть в моих документах, эта бумага. Она действительно говорит «Поведение учеников». Так вот, это было в 50 году. Очевидно, это не было настолько же оскорбительным и публичным, как с Матерью, не так ли, тогда как здесь, это выставлялось напоказ. Но была банда прохвостов, наверху, у Шри Ауробиндо. И в этой толпе там, люди были, прямо скажем, не блестящие.

 

            Но что любопытно, я не узнала никого из этой толпы, которая окружала Шри Ауробиндо раньше.

 

            Да, лица и существа, всё это тёмная масса. Это тёмная масса. Они имеют имена на короткое время, они называют себя господин Такой-то с кучей отличий, дипломов. Но это тёмная масса, ей не нужны имена, или сохранять их. Поэтому грубость сейчас, она не имеет большого значения.

 

            Но, всё же, мне любопытно, что Шри Ауробиндо хотел взять у стены?

 

            Может быть, он хотел толкнуть её, повалить её.

 

            О!

 

            Вот чего он хотел. Такое впечатление, у меня возникло сразу же, когда ты рассказала мне об этой стене, он хотел заставить её рухнуть.

 

(пауза)

 

            Я спрашиваю себя, не является ли то, что ты увидела, образом того, что было там, в момент ухода Шри Ауробиндо...

 

            О...

 

            Ситуация, которая была там, в момент ухода Шри Ауробиндо, они падали на него, не так ли, а он отчаянно старался толкнуть стену, и все эти люди были как волки, которые набрасывались на Него.

 

            И Мать пришла и старалась вернуть Ему силы?

 

            Да, но это после, это после.

 

            Но то, что вы говорите, кажется, имеет смысл.

 

            У меня впечатление, что это что-то реальное. Это была ситуация в 50 году, когда Он увидел, что он не мог делать Свою работу, были все эти... я не знаю имён этих людей.

 

            Нет, которые, в самом деле, буквально падали на него!

 

            Да, падали на него, точно. И свою «real work» [настоящую работу], он не мог её делать. Он толкал стену, он был там, чтобы толкать стену, и затем, были все эти люди, которые падали на него.

 

            И, однако, вы знаете, даже вот так, лёжа, он производил впечатление существа очень сильного.

 

            Ну да, Он был очень сильным, он ушёл не из-за слабости, Шри Ауробиндо, он ушёл, потому что, как Мать сказала: «Поведение учеников». Он ушёл – не из-за слабости, не так ли, под предлогом болезни, это был предлог, просто он сказал: «Хорошо, я не могу ничего сделать», и Он ушёл по своей собственной воле. Он увидел этих людей: «С тем, что есть здесь, вокруг меня, ничего не сделаешь, я не могу». Поэтому, Он оставил материальную работу Матери, и Мать сделала столько, сколько смогла, и затем ты видела, как они, в равной степени, и ещё худшим образом, обрушились на Неё.

 

            Ааах!

 

            Вот такое объяснение. Такова была ситуация в 50 году.

 

(молчание)

 

            Но в 50 году, четыре или пять раз, в письмах, он говорил: «Но я не могу делать мою «real work». Сейчас я знаю, немного, что такое «real work», так вот, невозможно делать её с бандой волков вокруг себя, это невозможно.

            Он был могущественным, он был всемогущим, Шри Ауробиндо, но он действовал в условиях мира, не так ли. Он никогда-никогда не действовал как бог, творящий чудеса, и который делает, то, что захочет. Он принял абсолютно условия мира, таким, каким мир был, и таким, какой он есть. Все трудности, он принял их, и он не делал никакого чуда.

            (Смеясь)  Так сказать, Он не делал...

            Нет, я хочу сказать: он сделал честную работу, то есть он принял все условия и он увидел, что в тех условиях, это было невозможно. Тогда, он сказал: «Я ухожу». И так как это был человек скромный, он устроил себе болезнь, не так ли, как говорят: «Он был очень болен». Шри Ауробиндо полностью стёр себя, полностью. Он проделал фантастическую работу в полностью человеческих условиях, как Мать. Он мог бы сказать то, что хотел сказать: «Я не хочу никого видеть», он мог бы утверждать, он не сделал этого. Он просил, он умолял учеников. Он принял все человеческие условия, все, как Мать.

Но, в самом деле... я словно вижу этот образ, не так ли, у стены, я вижу его спину, так вот, это могущество, которое присутствует там!

            Да, ну конечно, это было могущество, Шри Ауробиндо, могущество, которое он материализовал в животном, человеческом теле. Он всё сделал в абсолютно человеческих и абсолютно животных условиях. Он поработал там. «Honest work» [честная работа], а!

            И тогда, для других, ну что ж, он был болен... И затем, ты видишь, даже для Матери, я помню последнее письмо Кармен: «Какой рак был у Матери?» Ты помнишь, она спрашивала, от какого рака она ушла? Кармен спрашивала меня.

 

            Я не помню это.

 

            Даже Кармен спрашивала меня: «Но от какого рака ушла Мать?»

 

            Это был рак тех, кто окружал её.

            Ну да. Она приняла условия тотально. Поэтому они, они говорили: «Она была старой, её сердце остановилось». Они были, и один, и другая, абсолютно могущественными: «Вы не хотите, хорошо, вы не хотите». Так вот, главным образом, именно поэтому я захотел делать эту работу, чтобы засвидетельствовать  ЭТО, и что вся их работа не была напрасной.

(молчание)

            Тогда все эти идиоты, все эти бедняги, в самом деле, они думают, или они подумали: «Шри Ауробиндо не смог, Мать не смогла, они не преуспели».

            Они не понимают Их сострадания.

            Конечно, если бы Шри Ауробиндо, Мать, материализовали бы до конца, пфф, как говорит Мать, их эго распылились бы, они бы все превратились в пыль. Вот, Мать не захотела, чтобы они распылились, Шри Ауробиндо тоже. Они были полностью человечны до конца, то есть высочайше Божественными. Да.

(пауза)

            Но ты видишь, это, имеет, всё же, интерес: то, что ты увидела, это, в самом деле, образ...

            Интерес исторический?

            Да, это образ того, что было там, в 50 году.

            Любопытно, всё же. Почему я вижу это сейчас, сорок лет спустя?

           

            Почему ты видишь это сейчас?

            Что касается меня, я понял это, когда написал эту трилогию, я понял, почему ушёл Шри Ауробиндо.

 

            Это было в 74, 75?

 

            Я понял. Ты помнишь, Мать сказала: «Однажды, Шри Ауробиндо придёт объяснить тебе Сам, почему Он ушёл». Ну вот, когда я написал трилогию, я понял, почему он ушёл.

            То, что ты увидела сейчас, это образ этого почему.

 

(молчание)

 

            Именно во время написания трилогии, я вдруг понял. Понял, что это означает: Я выразил это немного в книге, но только немного, потому что я был окружён всей этой толпой, а! Только немного, но внутренне я понял.

 

            Они, действительно, были там как дикие собаки.

 

            Ох, да!

 

            Банда... вы говорите волки, но те, кого мы называем «wild dogs», я их нахожу  хуже...

           

            Да-да, скорее так... Это образ, это образ того, что было там.

 

            Но почему это пришло сейчас!? Что касается меня, я никогда ничего не думала, не размышляла много. Почему это пришло?

 

            Потому что ты пишешь эту книгу, потому что... я не знаю. Подлинная реальность вещей требует много времени, чтобы раскрыться.

 

            Я спрашиваю себя, Машай, если – так как я делаю не только мою книгу о Шри Ауробиндо, значит я всё же в контакте с Ним...

 

            (Смеясь) Ах, ну конечно да! это в любом случае.

 

            ... но также, я достаточно регулярно печатаю сейчас ваши заметки. Не имеет ли это отношение к чему-то, что надо сделать внутри?

 

            Я не знаю, что касается меня, я хотел отчаянно... материализовать, продолжать. И я хотел продолжать не ради КОГО-ТО на земле, не ради КОГО-ТО. Я хотел продолжать РАДИ НИХ.

 

            Ради Них.

 

*

6 июня 1990

           

            Это давление молнии без обратного оттока довольно ужасно выносить, и давление уплотняется всё больше и больше, больше и больше, чтобы толочь препятствие «внизу», каждая доля секунды – это, своего рода, чудо, немного ужасающее. Нет ни «ужаса», ни страха, но... это совсем не человеческое.

            К концу сорока минут, сегодня, после полудня, тело получило достаточно и хотело остановиться, но мне потребовалось ещё двадцать пять минут, чтобы суметь начать двигаться немного, затем улечься на живот. Я записываю, а это толчёт мою спину и толчёт без остановки, хотя с меньшей резкостью или давлением – я собираюсь прогуляться.

            (Без оттока, адская судорога может спокойно удерживаться). (Всё «молниеподобное»)!

            Не закончится ли всё это взрывом?

            Да будет воля Твоя. Да.

            Мы как бочонок с молнией!

 

*

 

Вечер

 

            Говоришь себе: но, в конце концов! должен же быть предел всему этому... Но его, кажется, нет!

            Суджата говорит мне: это как ваше видение канала, который проходит под вашими ногами, и сразу же, слева, он становится океаном – океан не имеет предела, говорит она.

            Да, но, возможно, «мост» имеет его? Я не знаю.

 

*

 

            Всё же, эта Молния должна, в самом деле, войти немного в Землю?

 

*

 

7 июня 1990

 

            Это становится таким опасным и «невозможным» – каждая доля секунды.

            Никогда не подвергался подобным мощным ударам – неистовым. Да, словно для того, чтобы пробить стену, но этой стеной являюсь я! Или что-то в этом теле.

            Вся трудность механического порядка: скелет.

            Как позволить себя расплющить?

            Скелет, он намерен во чтобы бы то ни стало удержаться на своём месте.

 

*

 

9 июня 1990

 

 

Разговор с Суджатой

 

Марс очень красный

Мать бежит

 

У нас сегодня 9 июня.

 

Да.

 

Этой ночью я не очень хорошо спала, лишь урывками, но я увидела две вещи, которые могли бы быть интересными. Я даже не знаю, была ли вторая продолжением, но я не думаю – я думаю, что это две разные вещи. Первая: я открыла глаза, и я лежала на кровати, на своей кровати, я не знаю где, вероятно у себя, и вы тоже спали на вашей кровати в вашей комнате, которая была смежной с моей. Я не знаю, видела ли я вас, но вы знаете, есть уверенность, и поэтому я знала, что вы спали там. И затем, вдруг, я оказалась снова в своей кровати, во всяком случае, на своём матрасе, вероятно,  на своём матрасе, на тротуаре (смеясь), сонная, и затем я увидела небо. Вы знаете я, в самом деле, люблю смотреть на звёзды, и я смотрела на звёзды – такие сверкающие. Я не знаю почему, я всегда вижу через ветви дерева какие-то звёзды – ветви очень… листва очень лёгкая, немного как листва тамаринда. И затем я увидела две красные звезды, вероятно, это были планеты. Одна была очень яркая, более яркая, чем другая; было, также, много других, белых, и всё звёзды были яркими. Но всё же с небольшими вариациями в их яркости. И затем, кто-то разговаривал со мной, кто хотел понять, и я сказала: «Посмотрите на Марс», он сказал «Какой Марс?» Я ответила: «Вот, на этот». Были две красные звезды, и одна была прямо напротив, а другая немного слева.

 

Да, выше тебя.

 

Почти. То есть, сделав вот так (жест), я видела её прямо, голова слегка наклонена вверх, достаточно, чтобы я смотрела в небо, я видела её. Но когда я сказала «Вот», в этот момент я заметила (это любопытно, прежде, когда я лежала, я видела отдельную звезду), что она была красная и полностью вокруг  был «cluster» (группа) звёзд, я не знаю, была ли эта туманность, но нет, скорее, я сказала бы, много звёзд, все вокруг, и Марс был, возможно, позади. Но он был таким сильным, таким сильным, что он окрашивал красным все остальное.

 

Другие звёзды были белые?

 

Да, другие были белыми, но эта была, в самом деле…

 

Она окрашивала красным все другие звёзды?

 

Да, вы видите, всё это было полно звёзд и затем, сзади, был Марс. Но его цвет был такой сильный, что всё белое становилось розовым.

 

Вся окружность звёзд или вся туманность становилось розовой.

 

Да, но это был скорее «cluster».

 

Это был Марс, или это было солнце?

 

Я не знаю, я сказала Марс.

 

Ты сказала Марс.

 

Да.

 

Но Марс – это планета.

 

Да, это планета.

 

Это не было солнце?

 

Была ночь, так как я видела звёзды. Во всяком случае, в моём сознании, которое оставалось достаточно материальным, вы знаете, это была ночь и я видела звёзды. Не было даже вопроса о луне.

 

В Индии, Марс это что? Это символ чего, Марс?

 

На Западе, это бог войны.

 

Да, но в Индии?

 

            Я не знаю. Я думаю, что мы переняли это.

 

            Как они называют его?

 

            Мангал.

 

            Мангал, это означает?

 

            Это планета.

 

            Но это слово имеет смысл?

 

            Ну да, оно имеет смысл: то, что совершает благо.

 

            То, что делает благо?

 

            Благотворный. Мангал, мангал означает благотворный (Суджата смеётся). Но я не могу сказать точный смысл.

 

            И это всё?

 

            Это было всё.

 

            Что ты ощутила, когда смотрела на это?

 

            Я была очень удивлена, потому что сначала я видела небо, полное звёзд, сверкающих, белых, и т.д. Кроме одной, которая была красной и другая, ещё более красная.

 

            Но я имею в виду, какое ощущение у тебя было? Ты была удивлена?

 

            Я была удивлена, это всё. Я сказала: «Смотри-ка, это любопытно».

 

            Это было выше тебя?

 

            Нет, предположим, я здесь (жест), а это было там.

 

            Это было прямо перед твоим взглядом, под углом 45 градусов?

 

            Да. Да.

 

            Но, то есть низко над горизонтом?

 

            Нет, потому что голова у меня, лицо было под прямым углом в направлении неба. Это было, нет, это было, возможно, как то, что я видела. Если бы я подняла свою руку вот так, я бы увидела.

 

            Под углом 90 градусов. Извини меня, это моряк, который точен (смеётся).

 

            Я не могу вам сказать, я могу только показать вам.

 

Неважно.

           

            Это было возможно ни 45, и ни 90 градусов, это было возможно 70 или 80 градусов.

 

            Согласно твоей астролябии (смеётся).

 

            Да, это была одна часть и после, я не знаю, если… это должно быть другое, словом…

 

            Ты знаешь, в том мире, вещи следуют друг за другом, мы можем видеть почти десять вещей в одно и то же время, которые не обязательно реальны. За исключением только, когда это видения Нового Сознания, тогда это очень ясно. И что было дальше…?      

            После я оказалась на краю моря, вероятно в Понди. И затем, я не знаю, это была целая история, это было с Матерью, не  то, что я была с ней, но история вращалась вокруг Матери. Затем я забыла всё остальное, кроме того, что осталось в моих глазах: это остаётся, не так ли. Всё то, что произошло в голове, разговоры… забываются. Тогда, я увидела Мать, она находилась в машине. Она вышла из машины и пошла. Она шла, были дома, была дорога, дома, в этот момент это не был больше берег моря, это было внутри города. Она шла по дороге, рядом с тротуаром. Предположим, мы идём вот так, она была слева, почти вплотную с тротуаром. Она шла. Кто-то был со мной (я думаю, что это была Сумитра, но я не уверена), и мы были с другой стороны, тоже на дороге, не на тротуаре. (Там тоже был тротуар). Но здесь, с этой стороны, это были как если бы «building materials» [строительные материалы], вы знаете, песок, кирпичи и т.п. Я запомнила это, потому что шла по этому. И затем, внезапно, я заметила Мать, которая была далеко впереди. Я сказала: «Давайте поторопимся! Она идёт так быстро, а мы, намного моложе и смотрите, как медленно мы идём». Затем я взглянула в направлении Матери, и я увидела, что она бежала, она не смотрела ни направо, ни налево: сначала она шла очень быстро и именно в этот момент я сказала «Быстрее», не так ли, она продвигалась так быстро. И затем, в какой-то момент, я увидела, что она бежала. 

           

            Да, вещи идут очень быстро, приготовление идёт очень быстро. Внешне мы, в самом деле, видим ускорение.

 

            Но это в худшем, ускорение!

 

            Моя Милая, худшее, надо чтобы оно вышло, худшее. Надо, чтобы оно вышло, абсолютно.

 

            Ну вот, это выходит и выходит.

 

            Я помню, Шри Ауробиндо сказал: «Man this product of the beast and the mind» [Человек, это продукт животного и ума] Ты знаешь.

 

            В «Савитри»?

 

            В «Савитри». То, что было там в начале, должно уйти в конце. Именно «животное» и «ум» должны уйти. Надо, чтобы всё это вышло, чтобы появилась другая вещь. Я чувствую это в своём теле, в самом своём теле, это такое безумное. Это реальность, Она бежит очень быстро, сейчас, когда я вижу себя во сне, я бегу, но скачками – я, мог бы сказать, гигантскими, иногда я делаю шаги по пятьдесят метров, большую часть времени в темноте, но я бегу, почти всегда, когда я вижу себя, я вижу себя бегущим, в темноте и, действительно, бегущим.

            Поэтому, когда ты говоришь, что Мать бежит, мне кажется, это совершенно соответствует тому, что происходит. То, что происходит в невидимом, во всяком случае.

В невидимом приготовлении.

 

(молчание)

 

            Внутри вещи идут очень быстро, я говорю тебе, я вижу свои собственные скачки, и затем ты видишь бегущую Мать, и это также идёт быстро, насколько возможно, я думаю, без всякого разрушения.

 

            Но она не делала… как вы только что сказали, гигантские шаги, она бежала.

 

            Она бежала.

 

            Она бежала, но быстрым бегом. Вы знаете, Мать могла бегать быстро.

 

            Нет, что касается меня, несколько раз, я видел себя делающим, в самом деле, гигантские шаги. Я не придаю этому особой важности, но, словом, просто это означает, что всё идёт быстро.

 

            Она была одета в кремовое, в платье кремового цвета, на этот раз.

 

            Хорошо, посмотрим.

 

            Вот, это всё… Но между этими двумя: это был конец, сначала были звёзды и в промежутке, я видела один раз Павитру, который искал мёд (Суджата смеётся).

            Я оставляю вас, мне надо идти…

 

Да, моя Милая.

 

*

 

 

12 июня 1990

 

            Господи, в конце концов, Ты  восторжествуешь над всем этим несчастьем и этой болью, и этим диким Отрицанием Твоей Красоты и Твоей Радости.

            О, Ма, это Ты несёшь меня, Ты, на самом деле, заставишь меня держаться до конца Твоего пути.

            Когда придёт Твой великий белый прилив, чтобы перекатываться через горы...

 

*

 

13 июня 1990

 

            Зверь поднимается повсюду.

 

*

 

            Моя спина, словно из железа.

            В самом деле, только ради божественной Красоты мы делаем это.

 

*

 

            Похоже, что каждый день более трудный.

 

*

 

15 июня 1990

 

            Борьба, такая отчаянная с этой адской судорогой, с каждым дыханием.

            Я собираюсь пойти ко дну?

            Я не могу поверить.

            Я плыву и плыву, но я не знаю, где берег.

 

*

 

            Именно вся эта животная система должна измениться.

            Возможно, что под этим формируется тело другого рода?

 

*

 

            Вся эта система организована скрупулёзно и микроскопически, чтобы мы не могли выйти из неё – это миллионы стражей.

            Именно эта «микроскопическая» сторона заставляет меня говорить, что решение, возможно, лежит на атомном уровне.

            Но тогда... но тогда?

            Именно эта атомная или электронная «оболочка», должна изменить свою структуру под воздействием этого Могущества.

            Ну что ж...

            Берег далеко.

            Мы не знаем – он, возможно здесь.

            Часто (очень часто), я вспоминаю эту фразу Шри Ауробиндо: «A last blow from the Supreme and the thing is done[18]».

            Поэтому я плыву и плыву...

 

*

 

            (Волнения в Румынии).

            Гитлер ушёл, и он оставил кучу маленьких гитлеров.

            Зия ушёл и оставил кучу маленьких зий.

            Чаушеску ушёл и оставил кучу маленьких чаушеску...

                                                                       И так далее.

            Петен и Дорио ушли и оставили кучу маленьких...

            Именно вся «человеческая» система должна измениться, атомы, включая римских пап со всем их багажом.

*

 

 

Ночь с 15 на 16 июня 1990

 

             В глубоком сне, я убегал из концентрационного лагеря (который я не видел). Была полная темнота. Это было море, я плыл. Передо мной, на каноэ, «страж», с чем-то вроде прожектора, который почти не светил. Я плыл неглубоко под водой, чтобы он не увидел меня. Я удивлялся, с какой быстротой я плыл. Всё было чёрное. Я плыл.

 

*

 

            Тысячу раз тело хотело сказать, что оно не может выносить это больше, и оно продолжает в тысячу первый, тысячу второй, тысячу третий...

 

*

 

            Возможно, это тот «океан Несознания» Вед, когда «тьма закутана во тьму»?

            Надо снова подняться к началу Времён, к источнику Колдовства.

            Надо, чтобы Земля была освобождена от этого Несчастья.

            Иначе, эти маленькие Гитлеры постоянно начинаются снова.

 

*

 

            Мать говорила: «Шри Ауробиндо открыл двери – когда мы будем способны, мы пройдём через эти двери». Надо быть способным...

            Тогда понимаешь, что означает «новая эволюция».

            «Новый вид» – это нечто такое, что не будет больше тащить вирусы и тьму, и всё это бремя старой смерти.

 

*

 

16 июня 1990

 

Вечер

 

            Откуда это впечатление или ощущение (в моём теле), что Поворот совершён? (Я имею в виду, что мы входим в Поворот).

 

*

 

           

17 июня 1990

 

            Не закончится ли всё тем, что этот «цилиндр» из молнии, разлетится на несколько миллионов кусочков? Это совершенно как большие чугунные цилиндры, которые я видел в гаражах.

            Это такое ужасное – такое ужасное.

            Тело находится в постоянном: я не могу больше того, что могу.

            Надо, чтобы Они крепко держали меня в Своих ладонях, потому что...

 

*

 

Вечер

 

            Я помню время, когда я говорил о «пробирке» В.Е.23 или о «колбе» – я не сомневаюсь, что пробирка или колба была сделана более прочной с помощью добавления чугуна.

            Это позволяет мне оценить весь пройденный путь.

            Чем дальше погружаешься, тем это твёрже.

 

 

*

 

 

19 июня 1990

 

            Это борьба, настолько изнуряющая и мучительная против препятствия, которое всегда то же самое.

            «Выносить и терпеть»...

 

*

 

Вечер (Спокойная долина)

 

            Это именно Ты прокладываешь Свой путь через всю эту Ложь и это Несчастье.

            Естественно, Ложь и Несчастье сопротивляются, раздирают и мучают, насколько они могут – нет надежды, что они изменятся или улучшатся.

            Но, возможно, существует пружина в глубине всего этого?

            Надо идти туда.

 

*

 

            У меня впечатление, что это точно опыт Матери: «Всё в глубине Носознательного самое твёрдое, самое жёсткое, само удушающее...»

            Именно через это надо пройти и ПЕРЕЖИТЬ.

 

*

 

            Чем больше я погружаюсь внутрь, тем больше я обретаю сознание Божественной Работы.

 

*

 

 

22 июня 1990

 

            (Иран – землетрясение). Фундаменталисты отправились заглянуть в самую глубь вещей.

 

*

 

 

24 июня 1990

 

            Я переживаю невыносимые вещи.

            Трудно переживать вещи, которые никогда раньше не переживались.

            Тело не знает больше ничего.

            Оно знает Это... но...

            Тело состоит из миллионов ограничений, и каждое заставляет вас ощущать свою боль.

*

 

25 июня 1990

 

            Я слушаю всегда эту великую Волну Бесконечности, день и ночь, когда я просыпаюсь, всё время – развёртывание Бесконечности. Иногда это такое сильное!

            Я не вижу больше море, но мне даётся прибой Бесконечного. И Вечного.

            Физическое присутствие Вечного.

            У меня трудности, но «нас» щедро одаривают Заботой.

 

*

           

 

Ночь с 24 на 25 июня 1990

           

            Я спускался по очень-очень длинной узкой лестнице, у которой я не видел ни верха, ни низа. Было только место, куда поставить ногу (или может быть, две?) на каждую перекладину. Лестница была очень неустойчивая или колеблющаяся (можно было бы сказать «извивающаяся»), в пустоте. Это было очень опасно. Эта лестница казалась очень-очень длинной, огромной. Казалось, она была сделана из слегка серебристой материи или имела слегка серебристый цвет (но не блестящая). Это была своего рода акробатика, особенно для остановки (в какой-то момент, я хотел остановиться, словно для того, чтобы передохнуть или «перекусить» на маленькой платформе «в пустоте», и эта перемена в движении была особенно опасна). Именно эта нестабильность лестницы, её «неустойчивость» была опасной.

            (Лестница...?)

            Я не поднимался, я спускался, перекладина за перекладиной, осторожно, опасно, медленно.

            Это казалось таким огромным, и я видел себя таким маленьким на этой лестнице без конца.

            Я так изнурён.

 

*

 

            Иногда (это в первый раз) я говорю себе: сколько дней мы можем продолжать вот так?

            То есть, старое животное тело имеет такое ощущение. Но всё настолько превосходит пределы, что я не знаю больше – все возможно и невозможно.

            Это будет продолжаться, пока Они хотят.

 

*

 

            («Технология»)

            Они изобретают несчастья, чтобы временно облегчить Несчастье.

            Но будущее несчастье будет лучше, чем предыдущее, согласно их расчётам.

            Если у нас будет время, мы изобретём совершенное несчастье.

 

*

 

28 июня 1990

 

             (Ланка, Кашмир, и повсюду)

            Земля в волнении и безумии.

 

*

 

            Чем больше мы нисходим по «лестнице», тем больше это расплющивающее и сжимающее.

            Никто не может вообразить.

            Сжатая молния.

            Что останется от тела в конце?

            Вечное и истинное.

            Только это останется – всегда, и во всех случаях.

 

*

 

            (Через два месяца, 25 августа, будет четыре года, как я нахожусь в этом «отчаянном нисхождении»!)

            Я спускаюсь по «лестнице» уже сорок шесть месяцев!! Это поразительно.

 

 

Разговор с Суджатой

 

Объявление войны

«Фляга», которая содержит могущество

Х собирается закопать флягу.

 

Так что  же произошло?

 

Это было уже совсем к утру, сон, совсем запутанный, но я расскажу вам немного. Это началось с вас, я очень хорошо осознавала, что вы должны были взять [?] и что я должна была подогреть молоко.

 

Да.

 

Это началось вот так. Тогда я встала, а вы ещё спали. Любопытно, что я видела вас в этом светло-голубом. Вы были еще в вашей кровати, но одеты в светло-голубое и совершенно безмятежно спали.

 

Полностью одетый в голубое…?

 

Нет, прикрытый, наполовину прикрытый, но верхняя часть была светло-голубая и ваше лицо… вы глубоко спали. Оно было безмятежным, но… я заметила, что ваше лицо было отчасти белым. Тогда я вышла, я пошла на кухню, чтобы готовить. И там, я встретила Сумитру, Супрабху, моего старшего брата, и я увидела, что они принесли хлеб, очень хороший хлеб, исключительно мягкий, и я видела, что он вот такой белый, лёгкий, и всё это они принесли именно для вас. Словом, я перескакиваю дальше, потому что там не было ничего интересного. Затем, я оказалась во дворе. У меня было радио в руке, я хотела послушать новости (оно было, значит, «включено»: радио работало), и затем я услышала голос того, кто объявлял, и я сделала комментарии,  я сказала: «В самом деле, можно найти голос и получше, чем этот!». [Смеётся]. И вместо того, чтобы сообщать новости, которые я хотела услышать, она говорила, что сейчас министр Информации собирается объявить что-то, министр Информации начал, и затем полное молчание, радио не работало больше. И вот, я была  там, с радио, я сказала: «Но что это?» После эта женщина начала говорить-говорить. Я пыталась понять что-то. И затем, думаю, я поняла,  ожидалось, что должны произойти какие-то вещи. Я не поняла, что всё это означало, но как если бы, [там] позади, стоял вопрос о войне. И так как я находилась в этом дворе, я взглянула прямо перед собой, и было…

 

Перед собой?

 

Нет, там был этаж, «second story» [второй этаж], был один… я собиралась сделать вам рисунок, чтобы вы поняли. Подождите, я  поищу [чем нарисовать].

 

(пауза)

 

Вот смотрите, я стояла здесь (Суджата рисует) – двор. Я не знаю всего того, что было позади, там и здесь: лестница, которая уходила вверх. Там было – я не знаю, что находилось позади, но то, что я видела, было вот это: лестница, которая уходила вверх и затем одна комната  здесь и комната вот здесь.

 

            Они были закрыты, значит?

 

            Думаю, что там была дверь, вероятно одна дверь. Но я не видела хорошо, потому что я была внизу. И в моём сознании, это была ваша комната, и вы находились там (Суджата показывает): здесь. И здесь, я увидела в самом углу, у стены – почти прислонившись к стене – стоял Х. Было что-то также в его руке. Тогда… здесь…

 

            Он был в центре, между двумя комнатами?

 

            Не в центре, он стоял около меньшей?

 

            У твоей комнаты, у тебя?

 

            Я не знаю, у меня было впечатление, что это была ванная комната.

 

            А, хорошо! а где была моя комната?

 

            Ваша комната, это была большая комната.

 

            Здесь справа?

 

            Здесь. Вы находились где-то здесь.

 

            Х. стоял наверху лестницы?

 

            Наверху лестницы, было просто нечто вроде маленькой веранды.

 

            Между комнатой и этой ванной комнатой?

 

            Да, да.

 

            И что дальше?

 

            Да, просто маленькое открытое место, как маленькая веранда. И он находился там, он стоял. Тогда я позвала снизу, я увидела его и сказала: «Вы поняли что-нибудь? Какие были новости»? Тогда он объяснил мне, что это был вопрос о войне, что это было индийское радио, и что ожидалось… как сказать? … не продовольствие?

 

            Как бы ты сказала по-английски?

 

            Я не могу подобрать слово. Не подкрепление… они ожидали материалы. Вот: они ожидали материалы. Таким образом, война скоро должна была начаться, но они ожидали материалы, чтобы объявить, что это была война. Но война была недалеко. И очевидно эти материалы, то есть… всякого рода питание… не только питание… насколько я понимаю, это было для того, чтобы доставлять вооружение.

           

            Боеприпасы?

 

            Боеприпасы, да, вот. Даже больше чем это. Всякого рода материалы, которые нужны, чтобы вести войну.  Вот то, что они ожидали, как только это придёт, начнётся война. Это было вот так.

            И затем сцена вдруг изменилась, сразу же после. В этот момент вы были также внизу.

 

            Во дворе?

 

            Во дворе и Х тоже, там.

 

            Тоже внизу.

 

            Тоже. Мы были все во дворе.

 

            Этот двор что-то напоминал? Это было не здесь?

           

            Нет, я совсем не знаю это место, я никогда не посещала его. И затем, был вопрос спрятать что-то –  спрятать, в смысле закопать. И тогда, вы поговорили с Х, я была там, как наблюдатель или свидетель. Это происходило между вами и Х. и тогда… Х. показал вам ту вещь, которую мы должны были закопать, и эта вещь напоминала немного…  глиняный горшок, я могу сказать, и цвета кофе с молоком, вы знаете, вот такого цвета, блестящего. Словно сделанный из глины, не совсем как «фаянсовая посуда», вы знаете, но…

 

            Фарфор.

 

            Фарфор, да. Фарфоровый, такое впечатление. И это имело такую форму… (Суджата рисует)

 

            Немного как колба?

 

            Да, может быть. Но это было очень красивое, очень красивое.

 

            Как дорожная фляга?

 

            Как дорожная фляга. Да, не совсем как «куджа», но…

 

            Она была большая?

 

            Она была, я бы сказала, вот такой высоты (жест).

 

            Пятьдесят сантиметров.

 

            Это пятьдесят сантиметров, я не знаю.

 

            Да.

 

            Тогда он объяснил вам, что была одна и половина в другой.

 

            Одна и половина, чего?

 

            Он показывал вам горшок. В этом горшке что-то находилось. Он был полон…

 

            Наполнен?

 

            Он был наполнен. А в другом –  половина этого продукта. Я не видела второй горшок, первый был полный, но он нёс его достаточно легко. И это было… я не знаю, что, потому что я не видела, и мы должны были закопать это. Тогда, мы вышли…

 

            Из этого двора?

 

            …из этого двора, через дверь. И затем, была улица, тротуар, улица и затем дом на другой стороне; фактически, вероятно, много домов. И сразу перед другим домом, Х начал осматриваться, он сказал: «Вот здесь можно копать и положить». Но тем временем, это встревожило людей, они пришли, и тогда, мы подумали, что мы должны сделать это не там, но в другом месте, мы пошли туда, там было место, чтобы закопать.

 

            С другой стороны этого дома?

 

            Этого дома, на этой стороне. Дом находился здесь.

 

            Да.

 

            И прямо перед домом, нечто вроде тротуара, это было… Совсем недавно положили кирпичи, мы видели кирпичи, с двух сторон. Тогда, Х. предложил копать там, закопать там. Но, тем временем, появились люди, поэтому мы решили, что было бы слишком опасно копать и закапывать там, тогда мы пришли вот сюда (Суджата показывает на рисунок) и там было много места, это была земля, не было кирпичей, это была земля, мы могли бы там закопать.

 

            Но эти колбы, они содержали жидкость?

 

            Я не знаю, это был продукт, насколько я хорошо помню, после того, как Х. объяснил вам, что это был продукт, скажем, ядерный, вы знаете, но… то есть что-то очень сильное.

 

            (Смеясь) Да, это сильное. (Суджата смеётся).

 

            Я не думаю, что он произнёс слово «ядерное». Но, во всяком случае, вы знали то, что было внутри, и он тоже знал, что было внутри, но я не знала. Я пришла, чтобы посмотреть и поучаствовать в  вашем разговоре.

 

            Ну, я не знаю, что всё это означает.

 

            Вот. Я тоже не знаю, я подумала, что это было странно и, может быть, совсем ничего не означает, но я рассказываю вам на всякий случай, может вы что-то скажете.

 

            Нет, это мне ничего не говорит, кроме того, что ты говоришь. Надо посмотреть, что произойдёт в материальных вещах, так как то, что ты говоришь, имеет смысл само по себе.

 

            Х. зато был одет в тёмно голубое, когда я увидела его наверху.

 

            Это работник, хороший работник (смеётся).

 

            (молчание)

 

            Я не знаю, моя Милая. У меня всегда инстинктивная тенденция не доверять сказанным или объявленным вещам. Я верю только определённым образам, которые для меня являются образами Нового Сознания, тогда это я знаю, но сказанные или объявленные вещи, это может быть вполне достоверно, не так ли.

 

            Нет, достоверно в смысле возможности – вы знаете.

 

            Ну, я не знаю. Риши придавали важность двум вещам, не так ли, вещам увиденным и вещам «srutis», услышанным. Что касается меня, я всегда питал недоверие к услышанным вещам, потому что это проходит через ментал, и тогда всё, что проходит через ментал, словно сразу же захватывается всякого рода вещами. Именно поэтому Новое Сознание не пользуется менталом вообще.

 

            И, фактически, во всём том, что я вам только что рассказала, мне запомнились ясно две вещи,– это хлеб, вид этого хлеба, такого лёгкого, такого мягкого, белого, не так ли, действительно, это запомнилось и, кроме того, более глубоко запомнился этот горшок.

 

            Эта фляга, да, или эта колба.

 

            Блестящего цвета.

 

            Цвета кофе с молоком.

 

            Да.

 

            Кремового.

 

            Кремового, да, кремового.

 

            А из какого материала, ты не знаешь?

 

            У меня  впечатление, что это была керамика, может?

 

            Из керамики.

 

            И не однородная, как эта ткань, цвет не был однородным, были места более коричневые, более жёлтые, более кремовые – не желтые, кремовые.

 

            Я не знаю, надо посмотреть.

 

            (Смеясь) Вот, я даже не знаю, стоило ли это рассказывать.

 

            Да, несомненно. Во всяком случае, ход вещей покажет. Не надо ничего отвергать из того, что нам дали милость увидеть. Смысл не всегда сразу же ясен и очевиден. 

 

            (молчание)

 

            Хорошо. Посмотрим. Сохрани свой рисунок. (Суджата смеётся)

 

(пауза)

 

            Да, мне хотелось бы задать тебе вопрос, чтобы дополнить то, что ты увидела. Ты сказала, что одна из этих фляг была полной? Но там была и другая?

 

            Да, которую я не видела.

 

            Ах! ты не видела.

 

            Х объяснял вам, что она была там, и что она была наполовину полная.

 

            Но это была такого же рода фляга или что, ты не видела?

 

            Точно. Я не видела, но в моём сознании, они были одинаковые.

 

            И она была наполнена только наполовину? Тогда она не... ты не знаешь?

 

            Я не видела. Только после того, как мы собирались спрятать первую, мы собирались заняться второй.

 

            Заняться второй, чтобы её тоже спрятать?

 

            Да-да, надо было спрятать две.

 

            Но другая, вторая не была полная?

 

            Нет.

 

            Такая же?

 

            Такая же.

 

            Это всё, что я хотел... я хотел только...

 

            Я не знаю, когда я вам рассказала, я сказала ясно, что была связь между тем, что я услышала по радио и затем (этим фактом), что мы хотели спрятать. Была связь, потому что прежде, чем начнутся вещи, надо было спрятать это.

 

            Прежде, чем начнутся вещи.

 

            Война или что... военные действия. Вот почему, мы искали место, чтобы спрятать эту ценную вещь.

 

            У тебя есть идея, что это была за вещь? У тебя есть ощущение?

 

            Нет, единственное, что я чувствовала, и что я, скорее, поняла, что это было что-то очень мощное. Эта вещь имела невинный вид, не так ли.

 

            Фляга?

 

            Да, фляга имела невинный вид, но то, что она содержала, было очень мощным,  почти как радиоактивное, если хотите, настолько же мощное.

            Вот, это всё.

 

            Я спрашивал об этой второй... что она представляет – одна, я мог бы понять, но две, я не представляю.

 

            Не видела.

 

            Ты не видела вторую, но ты знаешь, что была вторая?

 

            Да.

 

Хорошо...

 

*

 

 

 

 

 

ИЮЛЬ

 

 

 

ХРОНОЛОГИЯ МИРОВЫХ СОБЫТИЙ

 

 

2 июля – Югославия: делегаты албанского происхождения Парламента Косово объявили эту провинцию «независимой единицей», равной другим югославским республикам.

 

                 – Саудовская Аравия: 1426 мусульман-паломников нашли свою смерть в туннеле Мина рядом с Меккой, в следствии паники, возникшей из-за неисправности вентиляционной системы.

 

5 июля – Сомали: 62 человека были убиты во время побоища в Могадишо, во время футбольного матча, на котором присутствовал президент Суаад Барре.

 

7 июля – Албания: в то время как четыре-пять тысяч албанцев укрылись в европейских посольствах в Тиране, правительство в резких терминах заявило об «иностранных вмешательствах» во внутренние дела страны.

 

8 июля – Чад: в первый раз с 1962 года, и после долгой гражданской войны, граждане Чада отправились к урнам, чтобы избрать новый Парламент.

 

10 июля – Михаил Горбачёв избран генеральным секретарём Коммунистической Партии.

 

12 июля – Кения: 22 человека погибли во время волнений, которые начались 7 июля и охватили несколько городов провинции.

 

                   – Судан/Ливия: представители этих двух стран подписали в Хартуме договор об объединении, рассматриваемый двумя партнёрами как «прелюдию к глобальному арабскому единству».

 

15 июля – Индия: премьер-министр М.В.П. Сингх согласилась уйти в отставку, после того, как она была отвергнута своей партией, Джаната Дал (Народная Партия).

 

               – Пакистан: 38 человек были убиты  самодельными бомбами в провинции Синд.

 

16 июля – СССР: Украина объявила о своём суверенитете.

 

                   – Филиппины: сильное землетрясение привело к гибели 2000 человек на острове Лузон.

 

19 июля – Саудовская Аравия: после краткого обострения напряжения между Ираком и Кувейтом, некоторые страны начали контакты, чтобы урегулировать проблему границ между этими двумя государствами. Ирак обвиняет Кувейт в том, что тот ворует нефть, и захватил его территорию.

 

               – Южная Африка: чёрные и белые жители Претории могут пользоваться одними и теми же автобусами.

 

22 июля – США: 400 000 гектаров леса охвачены огнём.

 

24 июля – СССР: правительство решило вести переговоры о новом «федеральном соглашении» между центром и республиками Советского Союза.

 

25 июля – Ливан: израильская артиллерия обстреливает позиции про-иранской Хезболлы.

 

27 июля – Тринидад и Тобаго: мусульманская радикальная организация Джамаат эль Муслимин предприняла попытку государственного переворота и взяла в заложники премьер-министра Артура Рэй Робинсона.

 

               – СССР: Белоруссия – одиннадцатая республика, провозгласившая свой суверенитет.

 

                   – ОПЕК[19]: под давлением Ирака и Ирана, минимальная цена барреля нефти поднялась с 18 до 21 доллара.

 

29 июля – Индонезия: армия начала широкое наступление против виновников беспорядков в Ачехе, бастионе ортодоксального ислама большого острова Суматра.

 

               – Либерия: 600 мирных жителей, в большинстве своём женщины и дети, были убиты в церкви солдатами.

 

30 июля – США: пятно нефти размером в 24 километра в длину угрожает побережью Техаса.

 

 

 

1 июля 1990

 

            «Цилиндр», совершенно на грани взрыва – и он не взрывается.

            Это ужасающе спрессованное Могущество.

 

*

 

            Каждую секунду это на грани взрыва, а Молния продолжает входить-входить-входить… с каждым дыханием. Это безумное!

            И это продолжается час, до тех пор, пока я твёрдо не решаю остановиться и пойти прогуляться. Но оно не останавливается!

            Двадцать минут, которые следуют после решения остановиться, очень опасные, потому что мы двигаемся, несмотря на всё это.

            У меня было два видения, которые возможно являются указанием (с 24 на 25 мая «слон с бензином», и с 28 на 29 июня «красная защёлка») и видение Суджаты (28 июня, «дорожная фляга). Я расскажу позже (если есть какое-то позже).

            Я совсем не представляю, как я живу.

            Что-то собирается произойти.

            (Что касается видения, был также «взрыв стёкол в моей комнате» – я больше не помню, когда это было[20]).

            Значит, все четыре видения имеют «взрывоопасный» смысл «!»

 

 

3 июля 1990

 

            Тело изнурено болью.

 

?

 

            Пока будет биться сердце, я буду идти.

 

 

4 июля 1990

 

            И эти жестокие голоса, которые не перестают говорить мне: ты не делаешь то, что надо, ты не делаешь, как надо, ты не делаешь то, что Они хотят… ты не делаешь, ты не делаешь…

            Но что надо? я не знаю. И как надо, я не знаю. Каким «способом» делать, я не знаю.

            Я делаю, как придётся.

            Это очень жестокое, когда мы сражаемся со своим телом. Если бы я знал, как делать иначе, я бы делал.

            Когда мы хотим выйти за пределы своего тела, очевидно, всё кричит.

            И я, я молю о мире истины и красоты.

 

*

 

            Нет сомнения, что надо выйти из этой «человеческой» системы, которая пожирает землю и быстро размножается, как рак.

 

*

 

            Или другой вид, или же это всеобщее разрушение – и такое безобразное.

            Именно это становится всё более и более физически очевидным.

            Тогда остаётся только набраться мужества и идти, пока можешь.

            И я говорю себе всегда (чтобы утешить себя): если это уступит в одной точке, это уступит повсюду.

 

 

6 июля 1990

 

            Сегодня ночью я встретил Мать – очень деятельная, она то приходила, то уходила, было много людей, которых я не знаю. Я тоже был деятельным, но никакого воспоминания не осталось. Затем мы перешли в другую комнату, одни. Мне хотелось предложить ей хорошее кресло, чтобы ей было «удобно», и я спрашивал её: «Мы будем продолжать Агенду?»

            Это всё, стало быть, что мне запомнилось.

            Мы будем продолжать Агенду…?

 

*

 

Вечер

 

            Вся спина выкручивается и разрывается, то с одной стороны, то с другой… О Господи?

            Да, это «плавающая» лестница.

 

*

 

            Единственная «мысль» или вера, которая поддерживает меня: это именно Ты прокладываешь путь через всё это Несчастье.

 

*

 

            Они прошли через всё это и даже больше.

            Я хорошо понимаю стоны Матери (с каждым дыханием). (И почему она зажимала рот таким способом).

            Я не мог вообразить того, что это было.

            Кто может?

 

 

Ночь с 8 на 9 июля 1990

 

            Два раза меня пытались убить. Первый раз «кто-то» входит через дверь голубого зала и хочет меня задушить. Во второй раз другой человек (мужчина) хочет войти через мою дверь, открывающуюся в сад, с кинжалом или кортиком…

            Хорошо же, нечего сказать.

            У меня впечатление, что в первый раз, это была женщина – я видел только её руки на своём горле). (Кожа рук не тёмная).

            Мать говорила: «всё устраивает вам войну».

 

*

 

            (Гаятри Мантра).

            Да, мы приходим из далёкого и вечного, и мы попадаем в жестокие сети мгновения, но мы идём к вечному и ради вечного.

            Лишь мой великий вечный прибой заглушает эти мимолётные страдания.

 

*

 

            Эта адская судорога, день за днём, дыхание за дыханием, раздирающая, мучительная, БЕЗЖАЛОСТНАЯ.

            Говоришь себе… и что?

            Где выход?

 

*

 

            Мы отчаиваемся и мы продолжаем.

            Именно вся эта анатомия должна измениться!

            Как?

            «Оставайтесь, значит, спокойно в чёрном вагоне и мы оставим вас в покое».

            Это НЕПРИЕМЛЕМО.

            Тогда мы отчаиваемся и всё же мы продолжаем.

            Только подумаешь, что нашёл «положение», которое разрывает меньше, как это разрывается в другом месте и с ещё большей силой. Именно вся система говорит НЕТ!

            И всё же я говорю «да», этому будущему красоты и бескрайности. Однажды, однажды…

 

*

 

            К воротам «Конца Земли» они подвозят горы песка, цемента и гравия, день за днём, грузовик за грузовиком, чтобы построить свой резервуар, который будет всегда слишком мал для этого увеличивающегося населения.

            Это опустошение у ворот.

            И тоже, безжалостное.

            Это царство Варваров.

            Уцелеет ли этот островок «Конца Земли», окружённый Варварством?

            «Демократически» мы представляем собой крошечное меньшинство, бесполезное и ничего не производящее.

 

*

 

Вечер

 

            Каждый вечер мне хочется кричать, что я не могу больше – и я не знаю, как делать. Как продолжать, в какой «возможной» позиции?

            С каждым колебанием этой «лестницы», нас раздирает, и если мы хотим остаться более закрытыми, спина становится как из раскалённых железных стержней.

            Я не знаю, что делать, именно это приводит в отчаяние, и мне ничего не говорят.

 

 

Ночь с 9 на 10 июля 1990

 

            Я встретил Шри Ауробиндо!

            Возможно (я не запомнил, что я говорил), я говорил ему о своей трудности и об этом невозможном «положении», которое надо найти. Тогда он наклонился надо мной (я, должно быть, был очень маленький, как мальчишка перед ним), и положил свои руки на мои ноги, правую на мою левую ногу, а левую на мою правую ногу (он был передо мной), я видел его длинные руки (но не лицо, которое должно было быть очень высоко) и своими руками он давил на мои ноги. Мне было стыдно видеть его склонившимся надо мной и касающегося моих ног (это сильно чувствовалось как стыд!) И когда он закончил давить на мои ноги, я ему сказал: «Это меня утешило, что я рассказал вам об этих вещах».

            Он давил на мои ноги, нажимая сверху (сильно, но так нежно). О! Он чудесен в своём сострадании.

            Значит, остаётся только продолжать – если бы следовало делать что-то другое, чем то, что я делаю, он мне сказал бы об этом. Я не делаю чего-то «плохого»! (V. A.[21].)

            Я видел эти длинные-длинные руки, которые должны были иметь всю высоту моего тела! (я стоял).

            (Я ему сказал: «это меня утешило…», не физически, но особенно внутренне, потому что было это отчаяние не знать что делать и сомнение, что, возможно, я делаю не то, что следует).

            Он давил на мои ноги, повторяя надавливание несколько раз, но почти нежно, может быть, словно успокаивая мальчишку.

            («Ноги», означают физическое тело).

            И к тому же, Он хочет мне также сказать: «Ты видишь, это именно я давлю… «немного» на твоё тело». (Но, я об этом знал, это ЕГО Молния).

            Это меня освободило от всех враждебных голосов, которые не переставали говорить мне, что я не делал «как надо» или «как Они хотят».

            Как же Они добры! О Господи, спасибо.

 

*

 

            Суджата говорит мне: «Я спрашиваю себя, не означает ли это, что теперь именно Он управляет вашей материей».

            Моя мольба такая постоянная: пусть я буду ДВИЖИМЫМ Тобой. (В моём теле, в моём сердце, в моих чувствах, в моих мыслях, в моих действиях, в моих решениях и всеми возможными способами – в этом спасение).

            Именно в теле это становится абсолютным.

 

 

11 июля 1990

 

            Если мы сможем пройти через препятствие, эта Молния, возможно, станет естественным дыханием.

            Это будет другая жизнь.

            Может быть другая материя?

            Жизнь, которую не смогут коснуться никакие агенты Смерти.

            Это будет начало «божественной жизни» на земле.

            (Фактически, все стражи смерти находятся там, чтобы убедиться, что только Божественное проходит). (Это также будет конец «духовных» лицемеров!».).

            Смерть сама разрушит себя.

 

 

 

Ночь с 11 на 12 июля 1990

 

            Снова атака сегодня ночью. Земная материальная атмосфера кишит жестокими силами. Нельзя оставить своё тело и на две минуты без того, чтобы на вас не набросились. (Я немного утрирую, это было к концу часа глубокого сна, около одиннадцати часов вечера). Я закричал, сказала мне Суджата.

            Да, существует плохой проход для тех, кто покидает свои тела, чтобы умереть, не имея сознания или связи «наверху» (скажем, скорее, «широты»).

            Есть всё же проходы привилегированные, как тот туннель, который я увидел со всеми этими смеющимися девушками, среди которых была и моя мать, убегающими из «пансионата» (!)

            Но если мы совершаем самоубийство… или если мы являемся «слугами смерти»…

            Надо, чтобы Земля была очищена от этого жестокого кишения.

            Но это означает что-то очень радикальное.

            Может быть, это как раз и есть «бомба Матери»…

            Новая Земля («bare and bright[22]» говорил Шри Ауробиндо).

 

*

 

Вечер

 

            Я не знаю, как тело может выдерживать подобное расплющивание.

 

*

 

            Я снова думаю об этой встрече со Шри Ауробиндо: до каких микроскопических деталей он «в курсе» (он знает) всё, что происходит!!

            Мать говорила мне: «мой центр повсюду»…

 

 

13 июля 1990

 

            Я не представляю, как эта анатомическая система позволит когда-нибудь пройти этой Молнии беспрепятственно.

            Что «убедит» её? – ничто.

            Тогда?

            Надо продолжать эту долгую пытку до тех пор, пока… ?

            И мой старый вопрос всегда: что является центром этого препятствия, или это  бесчисленное препятствие-отрицание? Существует одно препятствие или миллионы? столько же, сколько фибр, связок, суставов…

            Тогда, мы говорим: это Тебе, и это для Тебя. Вот и всё.

Именно вся земля создаёт препятствие.

Но, если существует одна надежда, что все эти ужасы смогут исчезнуть… Одна точка, которая согласится…

 

*

 

            Сегодня ночью я снова был атакован, и я закричал – в одиннадцать часов вечера. (Бедная Суджата, которую я разбудил…)

 

*

 

Вечер

 

            Бесчисленное и раздирающее.

 

?

 

*

 

            Эти клоуны и мерзавцы[23] хотят атаковать правительство В.П. Сингха.

            Пакистан извлечёт из этого выгоду.

            Это именно Ты направляешь. (Может быть, Он просто хочет, чтобы Пакистан зашевелился).

 

*

 

            Чувствуешь себя в таком отчаянном положении.

            Очевидно, мы идём против всей Системы.

 

 

14 июля 1990

 

            Был очень критический момент, я подумал, что всё сломается, спина была, как железный стержень, и Молния давила-давила – это был, словно конец или повреждение. Тогда возникло что-то… это движение птицы (или пловца), голова снова вошла в плечи, руки поднимались под воздействием этого «плотного воздуха», затем это прокатывалось и прокатывалось, и перемешивалось по всей длине спины, вместо этого раздирающего железа… «Воздух», потрясающе плотный, и это движение птицы.

            Не нашёл ли я случайно правильное движение?  это своего рода вращательное движение плечами, перемешиваемые этим плотным воздухом…

            Я не знаю.

            Или же это ещё то «обратное движение» снизу?

            Я не знаю.

            Но в течение операции, это показалось вдруг, как спасение, открытие подлинного движения, иначе это сломалось бы.

 

*

 

Вечер

 

            Моя спина представляет собой нечто вроде лохмотьев, разорванных и болезненных.

            Но, если только истинное решение было найдено…

            Надо бы, чтобы тело снова обнаружило его завтра.

            Думаешь, что оно найдено, и затем это исчезает.

            14 июля… Год назад я заканчивал «Бунт Земли»!

 

*

 

            Могущество или «плотность» этого железного сопротивления, по крайней мере, также поразительна, как могущество или плотность этой «молнии».

            Это что-то больше (или другое) чем кости или животный остов, который сопротивляется. «Риши» говорили «скала», но это железное.

            Возможно, это атомный субстрат?

 

 

15 июля 1990 (Утро)

 

            Движение двойное. Это то «чередование», опыт которого я уже имел. Это было 7 апреля.

            Но для тела движение ещё не  совсем ясное и «понятное».

            У него впечатление, что оно на правильном пути, но…

 

*

 

Вечер

 

            Нет, ничего не ясно и не «найдено»: это именно тело ищет различными способами выносить невыносимое.

            До нового порядка.

 

*

 

            Я прошу только того, чтобы быть в состоянии продолжать до конца.

            Пока этот ужас повсюду будет вырван с корнем навсегда.

            (Войска Ланки отсекают руки юношам от 13 до 30 лет, чтобы помешать им присоединиться к борцам LTTE, тогда, скорее, чем стать калеками, они присоединятся к террористам – и всё террористическое). (И в Эфиопии во время голода, они убивали друг друга, как на Кавказе во время землетрясения).

            И это мир людей?

 

 

16 июля 1990

 

            Присутствует это «чередование»… немного ужасающее. Это ясно.

            Когда «цилиндр» переполнен так, что готов лопнуть, натянут до предела, и ни одна «капля» молнии не могла бы больше войти без того, чтобы всё не сломалось, тогда я не совсем понимаю, то ли это «обратное движение» снизу, или новая Масса, ещё более плотная, которая нисходит, приподнимает плечи, «наполняет» всё потрясающе плотным воздухом, затем нисходит-нисходит, обрушивает руки и снова переполняет всё тело, или «цилиндр», который готов вот-вот лопнуть, до тех пор, пока не остаётся только масса молнии, на грани взрыва, расплющенная под давлением, и снова до последней «капли» или «секунды», новая плотная Масса нисходит… и т.д.

            Я не могу понять, то ли это «наполнение» является следствием обратного движения снизу[24] или же новой нисходящей Массой, которая входит туда и проникает насильно, приподнимая плечи и наполняя этот «цилиндр»? Есть это «движение птицы», но очень быстро новая Масса обрушивает руки и углубляется в тело до тех пор, пока всё не становится натянутым и наполненным до отказа, готовым лопнуть. И так далее и тому подобное.

 

*

 

            Очевидно, внизу, под ногами, есть препятствие, или в «глубине» цилиндра – если только весь цилиндр не является препятствием (!)

 

*

 

Вечер

 

            Это раздирание…

            «Don’t wake up the lightning from its slumber’s lair

            To clothe you with its robe of anguish[25]…»

            Как он знал!

 

*

 

            Повсюду мы чувствуем гниющий конец.

            (Правительство или не правительство Индии). Всё настолько нелепое, что это может быть только Шри Ауробиндо, который подталкивает вещи к их параксизму безумия, чтобы извлечь из этого что-то другое.

            Апокалипсис, это время «обнажения», и всё обнажено, но кто хочет видеть?

            Они настолько одержимы, что они больше не видят.

 

*

 

            (Без даты) Подумать только, что в этой стране истинного Знания, именно этот сумбурный Толстой был духовным наставником этих фальшивых «отцов нации», Неру и Ганди – Толстой и конституция Вестминстера.

 

*

 

Разговор с Суджатой

 

Новая жизнь захватывает

место правительства

 

            Значит сегодня 16 июля?

 

            Да-да.

 

            Сегодня после полудня я заснула. И затем… Мне кажется, что сначала я была с вами и потом вы нас послали куда-то, и вы должны были прийти после. Это осталось как-то так в моём сознании. Так вот, я оказалась с кем-то на улице, но я не знаю, кто это был. И, вдруг, мы вышли на… конец улицы, не так ли, мы вышли… (были дома, справа от меня), и вдруг я сказала: «Но о! посмотрите! ох какая жалость, что он не здесь («он», значит вы). То, что я видела, было как море, с голубой водой, серебристо-голубой, очень, очень красивое, и оно было… размером, как то место де Голля, перед зданием правительства, вы знаете, в Пондичерри, вам оно хорошо знакомо?

 

            Да.

 

            Тогда то, что я видела, было большим, по крайней мере, как это место, я не видела другого берега.

 

            Да.

 

            Оно было очень красивым, спокойным, но не спокойным, как озеро, были совсем маленькие волны, то есть, нечто вроде колыхания, скажем. И я сожалела, что вас не было там! Я сказала, ох! как ему понравилось бы! Вот, это всё.

 

            Но в твоём сознании, это было как место правительства или что? Или ты после подумала об этом, или это было как место…

 

            Ах! я не могу вам этого сказать.

 

            Ну, словом, ассоциация…

 

            Это когда я подумала о размере, с чем сопоставить, я подумала об этом. Возможно также, что… потому что я не ожидала увидеть там воду.

 

            Да.

 

            Я ожидала увидеть

 

            Да. Ты ожидала увидеть что?

 

            Увидеть сад!

 

            Да.

 

            Самое большее!

 

            Да, сад, который был на месте здания правительства.

 

            Может быть. Но это не было… я особенно не думала, что я была в Понди.

 

            Да.

 

            Видите ли. Во всяком случае, я не думала увидеть эту воду, она была такая красивая, эта вода, это водное пространство.

 

            Может это именно новая жизнь захватывает или поглощает правительство Индии? (Суджата смеётся) Это было бы неплохо. Именно новая жизнь захватывает общественное место!

 

            Да.

 

            И общественное место…

 

            Ах да! общественное место.

 

            Ну да. Что ж, это было бы неплохо, если бы это затопило в Дели и во всех общественных местах мира, впрочем, а! Эта «публика» там, она заразная! Может быть, это как раз то, новая жизнь, голубая, серебристая, это новая жизнь, которая захватывает общественные места, вот! (Суджата смеётся)

            Бедная Индия!

            []

 

 

 

 

17 июля 1990

 

            Сегодня ночью или скорее очень ранним утром, я увидел довольно символическую загадку, но что, я не знаю.

            Посмотрим.

            Вот то, что я записал в моих «обрывках видения»: «Пень молодого дерева («молодого», потому что его диаметр, казалось, не превышал больше 15 см), около метра или полтора метра высотой, который выглядел сухим и без коры или мёртвым и расколотым посредине, как топором (расколот на 25 или 50 см), и из этого пня выходил юный росток, очень сильный! с двумя или тремя розовыми цветами, очень красивыми (немного похожими на цветы «равновесия[26]», но розовые; я не мог бы описать детально эти цветы, потому что в основном я смотрел на росток, очень крепкий, который выходил из этого сухого ствола). Это удивительное. Мы ощущали почти мощь сока, который поднимался в этом ростке».

            То, что всегда удивительное, что эти видения, такие ясные, продолжаются не больше доли секунды, как фотографический щелчок: «щёлк», и кончено.

           

*

 

            Этот «плотный воздух» = как солнечная масса, текучая и раздавливающая.

 

 

18 июля 1990

 

            Теперь, когда феномен стал более «обычным» (если можно так сказать!), я могу сказать, что внутри этого «плотного воздуха» или этой новой нисходящей Массы, есть словно потрясающий меч молнии, который углубляется вертикально, властно, от верхушки черепа до пяток, и который раздавливает всё на своём пути (возможно, поднимая плечи и всё остальное, словно когда погружаешь предмет в «воду»!). Это абсолютно вертикальное и центральное, как если бы этот меч проходил через сам позвоночник, а не через боковые борозды. Я не знаю почему, но это вызывает во мне ощущение красного[27], как потрясающе красный меч. После того как этот меч хорошо утрамбует дно «цилиндра», новая Масса нисходит, приподнимая плечи и тело, как если бы «плотный воздух» окружал этот меч молнии или приходил вместе с ним (или был поднят им).

            Я пытаюсь на ощупь описать  «нечто» такое, что скорее является телесным землетрясением (!)

            То, что было очень ясным сегодня утром, вот этот своего рода центральный и прямолинейный меч молнии.

            (Может быть, это как раз тот «расколотый ствол», который я увидел на днях?)

 

*

 

Вечер

 

            Землетрясение в Маниле.

            Земля отвечает лучше, чем люди! (не удивительно). (Может быть, их взаимная резня и есть их способ «отвечать»).

            Это именно смерть поглощает себя.

 

*

 

            (Следствие моего видения). Я спрашиваю себя: может быть, это старый человеческий «пень», откуда выходит «новый росток»?

 

 

20 июля 1990

 

            Словно топором.

 

*

 

            Чудо – уцелеть в этом.

            Несомненно, что другая форма жизни, более могущественная, чем наша жизнь, пробивается через нашу смерть… словно топором.

            «Мы пробиваемся через смерть», я не хочу сказать через смерть только на этот раз, но через смерть навсегда.

            Это подготавливается «божественная раса».

            «Предназначенные вещи».

 

*

 

            (Следствие моего видения) Мне вспоминается сейчас, что Мать говорила, будто новое творение было бы «творением равновесия» (тогда эти два или три цветка, которые мне показались цветами «равновесия», обретают смысл). ( Они были розовые и немного «сочные»). Мать говорила «творение равновесия», потому что оно не было бы снова поглощено Пралайей, как предыдущие.

 

 

21 июля 1990

 

            Видение Суджаты: я ей говорил: «сегодня, я увидел дно земли» (как через дыру).

            Дай-то Бог…

 

*

 

Разговор с Суджатой

 

«Сегодня, я увидел дно земли»

Мать Сатпрема

 

            Так значит, сегодня у нас 21 июля. Сегодня после полудня я заснула, и затем вы зашли ко мне, словно чтобы выйти, вы собр