логотип

 

Перевод: Игорь Горячев, Нина Кучер.

auroananta@yandex.ru

 

 

 

 

Сатпрем

 

Заметки об апокалипсисе

 

Том 12

 

1992

 

Институт эволюционных исследований

 

 

Encyclopaedia Universalis, т.2

 

Апокалиптический

(литературное)

 

Для современного ума, термин «апокалипсис» связывается с катастрофой мирового масштаба. На самом деле, это транскрипция греческого слова αποκαλυψις, которое означает просто «раскрывающий», «снимающий покровы». Малоупотребительное в просторечном греческом, оно довольно часто появляется в переводе библии Септуагинта, где означает «раскрытие» в материальном смысле, но особенно, в переносном смысле, то есть «открытие» человеческих или божественных тайн.

 

 

Суджате

 

с которой, шаг за шагом,

 мы прошли эти ужасные испытания,

    поддерживаемые только нашей любовью к Матери

и нашей отчаянной волей

    продолжать Их Работу

           до конца.

 

                               *

 

                   открыть

                      ужасную и чудесную

                       Тайну жизни

На земле.

 

Январь

 

ХРОНОЛОГИЯ МИРОВЫХ СОБЫТИЙ

 

1 января – Сальвадор: подписание соглашения между правительством и мятежниками о прекращения огня, положило конец гражданской войне, в которой с 1980 года погибло около 80 000 человек.

 

4 января – Чад: силы Идриса Деби начали контрнаступление: более 400 человек погибло в рядах мятежников Движения за Демократию и Развитие (MDD).

 

5 января – Бангладеш/Бирма: правительство Дакки привело свои войска в состояние боевой готовности перед лицом угрозы со стороны Бирмы, которая с 21 декабря сгруппировала вдоль границы около 50 000 человек.

 

                   – Сомали: две группировки на протяжении трёх недель ведут бои в Могадишо; около 20 000 убитых и раненых.

 

6 января – Грузия: после двух недель сопротивления в Парламенте, превращённом в бункер, президент Звиад Гамсахурдиа бежал.

 

9 января – Россия/Украина: президент Борис Ельцин объявил, что «черноморский флот был и останется российским», в то время как Украина отказывается участвовать в следующем заседании руководящих лиц СНГ о разделе Красной Армии.

 

                – США/Япония: две страны заключили договор об экономическом и торговом взаимодействии.

 

11 января – Алжир: Премьер-министр Сид Ахмед Гозали и армия захватили власть, чтобы лишить FIS более чем вероятной победы во втором туре выборов в парламент, который должен был состояться 16 января. Президент Чадли Бенджедид, смещён со своего поста и отправлен в отставку.

 

12 января – Албания: несколько тысяч человек осаждают порт Влора, в 100 км к югу от Тираны, в новой, тщетной попытке массовой эмиграции.

 

14 января – Великобритания: организация Amnesty International заявила о продаже инструментов пытки, сделанных в Великобритании и предназначенных, в частности, Малави (кандалы), Абу Даби (виселицы) и Дубаи (электронная комната пыток).

 

15 января – Югославия: акт, официально положивший конец югославской Федерации, подписан в Загребе, в то время как ЕЭС признала независимость Словении и Хорватии.

 

17 января – Ольстер: теракт, приписываемый ИРА, самый смертоносный с 1988 года, привёл к гибели 7 человек и 7 было ранено. В Белфасте, британский премьер-министр Джон Мэйджор объявил о посылке дополнительного подкрепления в Ольстер.

 

               – Ирак: президент Саддам Хусейн признал в первый раз «фактический» разгром своей армии коалицией, возглавляемой США, во время войны в Персидском Заливе, претендуя полностью на «моральную» победу.

 

23 января – Россия/Украина: депутаты в Москве решили ещё раз рассмотреть вопрос о присоединении Крыма к Украине.

 

24 января – Южная Африка: президент Фредерик Де Клерк объявил, что чёрные будут участвовать в референдуме о переходном правительстве.

 

26 января – Кавказ: ожесточённые бои азербайджанцев и армян за контроль над Нагорным Карабахом.

 

28 января – США: президент Джордж Буш заявил о готовности в значительной степени сократить американский ядерный арсенал.

 

29 января – Россия: в ответ на заявление Джорджа Буша накануне, Борис Ельцин заявил, что Россия уже приступила к уничтожению 600 стратегических ракет, и что она готова к сотрудничеству с США для разработки возможной системы глобальной обороны.

 

31 января – ООН: Россия, представленная Борисом Ельциным, заняла место бывшего СССР среди пяти постоянных членов Совета безопасности ООН. 

              

 

 

 

1 января 1992

 

            Как скафандр, набитый до отказа взрывчаткой!

 

*

( То есть, в Женеве, «оно» дало мне точно то, что надо было, чтобы смочь делать то, что я должен был бы делать – ни на каплю больше. Это «Оно» там осознаёт в самых микроскопических деталях – это «оно» высочайшее!)

 

*

 

2 января 1992

 

            Можно было бы лопнуть, как мыльный пузырь.

            Это хрупкое.

 

*

 

4 января 1992

 

 

Разговор с Суджатой

 

Обломки

 

            Я не знаю, так ли уж это интересно. Кроме того, что, всё же, была в этом какая-то странность. И эти странности, часто, они, как вещи Нового Сознания.

 

            Да.

 

            Я находился на берегу океана, не выше, на берегу. И океан был покрыт тысячами и тысячами обломков. Но эти обломки были особенные, то есть, они имели почти одну и ту же форму, как… Ты знаешь, каким бывает паркетный фриз?

 

            Да, да.

 

            То есть, они были узкими и длинными, может быть десять сантиметров в ширину, и два метра в длину. И почти все они выглядели вот такими, все эти обломки, но их было тысячи и тысячи! Деревянные, словно из плохого дерева, или из дерева…

 

            Не из хорошего дерева?

 

            Не из хорошего дерева. Из дерева, так сказать, вот такого, которое плавало как обломки. Когда я был мальчишкой, помню, после штормов я всегда искал обломки. Ты понимаешь, после штормов море выбрасывает ящики, тогда находишь обломки ящиков, буи, находишь на берегу всякого рода вещи.

            Так вот, я находился, таким образом, на берегу океана, и я даже пошёл и подобрал один из этих обломков, один из этих кусков. Он выглядел особенным (я держал его в своей руке): с болтом и своего рода шарниром или с чем-то, прикреплённым к доске.

            Море было абсолютно спокойное, просто он плавал сверху тысяч и тысяч  обломков, да, я не могу назвать это иначе, как досками, так сказать. Но, мне казалось, все они имели одну и ту же форму или один и тот же вид.

 

            Цвет дерева?

 

            Цвет дерева, словно уже старое или что-то такое, ты понимаешь, не какое-то тёмное дерево, дерево…

 

            Ах! да. То, что мы называем deal wood [дерево пихты, дерево светлое].

 

            Да, deal wood, точно. Похоже pitch pine [сосна]. В самом деле, странное видение.

 

            Все были почти одной и той же формы?

 

            Их там плавало тысячи и тысячи, как если бы океан был покрыт этими… нельзя сказать покрыт, но словом, там было, действительно… насколько я видел, я видел повсюду эти обломки.

 

            И тот, что вы держали в руке…

 

            Да, я подобрал там один, вот, я же говорю тебе, я ещё вижу, на нём был остаток болта, и кроме того, что-то ещё, как кусок железа, прикреплённый к этой доске, понятия не имею, что.

 

            Например, как дверь?

 

            Не могу сказать, моя Милая, потому что, в самом деле, это был кусок дерева, понимаешь! Откуда его принесло, что это был за фрагмент? Понятия не имею.

            Впрочем, теперь все лодки делают из стали или я не слишком знаю из чего, поэтому они протекают. Ну, словом, прежде, когда были обломки, настоящие обломки, мы подбирали целые куски – были куски мостика или куски корпуса. Здесь, это выглядело, как доски, в самом деле, узкие и длинные.

 

(молчание)

 

            Это всё. Я не знаю, есть ли в этом какой-то особенный интерес.

 

            Обломок старого мира?

 

            Нет, что любопытно, там были бесчисленные обломки и все довольно похожие. Так вот, я не мог бы сказать, что это был обломок от одной лодки, ты понимаешь? Их плавало слишком много, чтобы быть одной лодкой.

 

            Лодка… Да, это странно.

 

            Если только эти куски дерева не представляют индивидуумов? (Смеясь) Я понятия не имею.

Очевидно, всё дробится на куски, нет сомнения. Но у меня не было впечатления лодки, обломка лодки. Я знаю, что представляет собой обломок лодки.

 

            Но это не обломок лодки.

 

            Нет.

            Вот всё.

            Словно множество обломков, похожих друг на друга. Океан выглядел спокойным. Может быть, прежде, и была буря, я не знаю, словом, он был спокойным. Я находился на берегу и наблюдал всё это немного удивлённый, и затем, я даже поймал кусок, у которого форма немного отличалась от других; он был чуть шире, чуть более неправильной формы. Я помню, после штормов (мой старый инстинкт бретонского «собирателя обломков», не так ли), мы разжигали костры на берегу, на прибрежных скалах, ты понимаешь, мы делали так когда-то, мы разводили костры для «потерпевших крушение» кораблей.

 

            Ах! для потерпевших…? О! да, да.

 

            Ты понимаешь, мы разжигали костры, это были как маяки и…

 

            Но не в ваши времена?

 

            (Смеётся) Нет, это было немного раньше, но не намного раньше. Не намного раньше. Мы разжигали костры на прибрежных скалах, чтобы привлекать корабли и «потерпевших кораблекрушение», и затем, не оставалось больше ничего, только собирать находки.

 

            Подобное делали  гораздо раньше. На Западе

 

            Во всяком случае, мы делали это в Бретани.

 

            В Англии тоже.

 

            Ах! да, это, несомненно.

 

            Много.

 

(молчание)

 

            Сегодня у нас…?

 

            4 января.

 

            4 января 92. Ну что ж, возможно, мы поймём то, что вы увидели?

 

            Это мир, который распадается, и который распадается повсюду похожим образом, фактически.

 

            Да, да.

 

            Повсюду всё одно и то же.

 

            Да, это обломки. Мир распадается на части.

 

            Может быть. Я не знаю, моя Милая, просто это было немного странным, эта похожесть в кусках.

 

*

 

           

6 января 1992

 

            Это жестокое «раздирание», которое огорчало меня на протяжении стольких лет, приходило от того, что я не достаточно и не постоянно «сжимал» челюсти, во время работы. (Будем надеяться, что это, по крайней мере, закончено).

            Шри Ауробиндо, хорошо показал мне это, но я не достаточно понимал до какой степени надо «сжимать» – это очень трудное.

 

*

 

            «Детали» движения «верховой езды» поняты гораздо лучше (мы вдыхаем, сгибая и раздвигая колени, и выдыхаем, выпрямляясь). Но, кажется, лучше всего это «понимается», когда молния ударяет! раздавливает.

            То есть, «бомба» всё лучше и лучше закрепляется вверху, она не может больше отскакивать, и вынуждена идти ударять или трамбовать, или бурить внизу, всё больше и больше.

 

*

 

            Мне вспоминается время, когда мои плечи приподнимались, входя в шею… Это больше не так. Это приближается к «столбу».

            Возможно, однажды, это закончится тем, что станет естественным. Но тогда, это будет другая природа.

 

*

 

7 января 1992

 

            Это становится таким ужасным.

            Спрашиваешь себя, как можно вынести хотя бы ещё одну каплю этого, без того чтобы не сломать всё.

            И, однако, я предполагаю, что завтра будет на одну каплю больше.

            И последняя ли капля?

 

*

 

            Я осознаю, что некая Чудесная Милость позволяет мне делать эту работу.

 

*

 

8 января 1992

 

Indian Express, 8 января

 

Осака, Япония

 

                Во вторник, американский президент Джордж Буш призвал открыть японские рынки и сказал, что большему числу американцев следует изучать японский язык, в то время как автомобильный магнат Ли Якокка заявил: «Мы предводители мира».

                Путешествуя с Якоккой и 17 другими полководцами американских предприятий в политическом крестовом походе, предназначенном улучшить продажу американских товаров в Японии, господин Буш заявил перед группой японских студентов в Киото: «Я приехал как друг».

                В то время как президент проводил свою коммерческую миссию, магнаты достаточно больной американской автомобильной индустрии, сопровождающие Буша, с гневом отвергли намёки на тот факт, что они ищут подаяния в Японии.

                «Нам не надо оправдываться не перед кем», заявил Ли Якокка, директор компании Крайслер, – «мы предводители мира[1]».

 

*

 

            Америка над всеми.

 

*

 

9 января 1992

 

            В давней «вечерней беседе» (перед 1926 годом, цитируемой Mother India в мае 1974), Шри Ауробиндо говорит об этом Свами Рамалингам (у которого были, кажется, «гибкие кости») и Теон, который предвидел «блаженное тело», как будто наделённое «гибкостью», и я снова вспоминаю то, что зачастую говорил себе: эта работа лучше подходит для медуз, чем для позвонков (!)

            Но я нахожу очень интересным то, что Шри Ауробиндо говорит относительно этого «блаженного тела»: «Death is only a mechanism for further development of the being in its transformation» [Смерть является только механизмом для развития, чтобы подвести существо к своей трансформации]. Как это ясно и просто увидено. Вся цель эволюции, это новое тело, этот «новый принцип материи», и смерть, как простой механизм, чтобы прийти туда. Весь путь, чтобы выйти из прежней могилы одноклеточных составил 4 миллиарда лет… И смерть, как способ трансформации тел и видов до тех пор, пока мы не достигнем требуемой точки, где это становится возможным.

            Истинный смысл Эволюции.

            И мы, как маленькие акулы в наших грязных водах, которые хотят развивать плавники, и снова плавники, и зубы побольше, для того, чтобы есть, и есть как можно больше, и естественно, цель эволюции – производить супер-акул: истинных «господ мира».

            Или священники, которые вам говорят: цель, это небеса.

            Два образа одного и того же жестокого абсурда.

            Но даже Веды говорили «что земля и небо равны и едины».

            На данный момент, это именно Земля и Ад, кажется, становятся равными.

            Но они будут пройдены.

 

*

 

            Мне очень хотелось бы написать маленькие «мемуары», которые назывались бы: «Эволюция II».

 

*

 

            Возможно, «мемуары» не понадобятся, и проявление будет происходить in vivo.

 

*

 

Вечер

 

            С телом, мы не можем сконцентрироваться на одной точке, это миллионы вещей одновременно, и секунда в секунду – это очень трудное. Именно тотальность надо изменить одним махом…

            Нужна секунда очень точная (!)

            То же самое и для Земли.

 

*

 

            Возможно, в каждую секунду, галактики и маленький человечек идут по одному и тому же пути.

            И этот маленький человечек, эта точка, уже несёт в себе всё своё прошлое, всё своё настоящее и всё своё будущее – иначе, он не был бы в этой точке здесь, и всё сошло бы с рельсов !

            Ну что ж… Не надо иметь головокружений.

            Очевидно, это единое Тело, которое невозмутимо движется к Своей цели.

 

*

 

10 января 1992

 

            Чувствуешь себя на грани распада.

            Это само Твоё дыхание.

 

*

 

            Мольба, которую тело повторяет чаще всего (на протяжении лет):

            Ты, Ты знаешь.

            А я, я не знаю.

            Поэтому, я позволяю Тебе делать

            то, что Ты знаешь.

 

*

 

            «Распад» – означает новое объединение, я полагаю.

 

*

 

            Суджате: так вот, ты знаешь, есть ещё вопрос в этом «body[2]».

 

*

 

13 января 1992

 

            Становится почти невозможно завинтить челюсти на этой постоянной бомбе (дыхательной).

 

?

 

*

 

15 января 1992

 

            Я считаю дни.

 

*

 

18 января 1992

 

            (Письмо к Р.Л.) Похоже, что я теряю всё мастерство от того, что записываю. Как если бы я записывал на ощупь в темноте. И в каждое мгновение присутствует маленький ментальный идиот, который появляется, чтобы сказать: ну-ка, давай посмотрим, что ты делаешь? И тогда, это ещё больше на ощупь и прерывистое.

 

*

 

            Тело обнаруживает микроскопические движения (рта, плеч, рук), которые «облегчают» ситуацию, но именно миллионы микроскопических «вещей» меняют равновесие. Всё держится друг за друга в микроскопическом. И чем больше это «держится», тем больше это раздавливающее. Но, спасибо Господу, «разрывание» больше почти не ощущается.

 

*

 

            Фактически, однажды, старую рыбу принудили обнаружить микроскопические движения ласт, которые формируют лапы (!) или, во всяком случае, зачатки лап.

            Впрочем, она не очень-то хорошо представляла, для чего могли служить «лапы»!

 

*

 

Вечер

 

            Моя Милая сделала странный маленький рисунок… ободряющий: «Нога перешла барьер».

 

*

 

20 января 1992

 

            Тело учится искать своё собственное движение. (Вместо того, чтобы подчиняться старым анатомическим требованиям, которые постоянно пытаются «исправить» или «уравновесить» Движение, согласно своим представлениям «как делать»).

            Не существует «как делать», потому что это не делалось никогда!

            Это расплющивающее.

            Человеческое дитя более или менее знает, как делать, чтобы жить.

            Мы и есть человеческое дитя, которое должно учиться неизвестной жизни.

 

*

 

21 января 1992

 

            «Your solid might». [Твоя твёрдая мощь], говорит Веда. («Full of solid might is their shining energy… ») [Полна твёрдой мощи их сияющая энергия]. Гимн Индре и Агни V.86.

 

*

 

23 января 1992

 

            Одна странная вещь, я вдруг об этом подумал: несколько недель назад, я увидел W. (хирург Суджаты), ночью. Это была долгая встреча, но не осталось никакого следа, и я не могу даже сказать, что я «видел» W. Зато я увидел, но так ясно и очень детально, женщину, которая «жила выше» W… Потом меня спросили, кто это был, и вдруг я понял, что это была мать W., умершая 2 года назад…

            Я вижу «мёртвых» лучше, чем живых! Как если бы эти «мёртвые» были более живыми, чем живые!

            Странно.

            То есть, это «новое сознание» более сознательное с другой стороны, чем с этой  – словно «другая сторона» была подлинной стороной!

            И тогда, именно этой другой стороной могил я дышу здесь – или заставляю войти эту сторону сюда.

            Это Новая Жизнь просачивается.

 

*

 

            С самого начала этой работы в теле я часто удивлялся: я вижу чаще мёртвых, чем живых – я даже говорил себе: я вижу только мёртвых!

            Теперь я понимаю.

            И я даже не знал мать W., я никогда не видел её – но она меня видела очень хорошо (она меня разглядывала даже пристально), и я её прекрасно видел!

            Мать W. мне даже cказала, после того, как меня хорошенько рассмотрела: «Вы поэт»!! Это было удивительным. Я не сомневался в этом.

            Поэт, возможно, это тот, кто видит другую сторону могил – то есть, будущее. Это тот, кто заставляет прийти будущее сюда.

            «Миллионы золотых птиц,

            о будущая Мощь», сказал мой брат Рембо.

            Эта «мощь там», является «твёрдой мощью» Вед.

            Возможно, Рембо пришёл увидеть здесь то, что он видел там!

            Видеть и дышать.

            Мало-помалу вещи становятся ясными.

 

*

 

            То есть, вероятно, мы постоянно погружаемся в будущее, отделённые от будущего раковиной смерти. Именно эта раковина должна… раствориться или исчезнуть.

 

*

 

            Когда же будет вечная игра в НАСТОЯЩЕМ.

 

 

*

 

            Я помню, как Ж.-Кл. обнаружил у торговца скобяным товаром «очень древний горшок», в котором находился Будда вверх ногами!

            Может быть, Будда хочет заставить войти свои небеса через ноги!

            Только несколько дней назад я прочёл в Ведах: «Let the high places and the low be equalled with each other»! [Пусть верх и низ сравняются] (Гимн Паранье, V. 83).

 

*

 

Вечер

 

            В моём теле всё ускоряется, как в мире.

            На днях вечером, моя Милая нарисовала «шаг через барьер».

 

*

 

Письмо Клоду Брюну 

 

23 января 92

 

            Здравствуй, брат Клод!

            Твоя работа сделала много хорошего моей спине. Ты видишь, твоя любовь помогла мне. Мать поддерживает своих детей. Она творит свои маленькие чудеса через них – когда Она имеет шанс найти истинных детей.

            Я, таким образом, снова вернулся к работе, но на новых основаниях или на новой физической основе. Так как у меня не было больше там этого ужасного немедленного разрывания, которому надо было постоянно «препятствовать» (не доводить до этого) с каждым дыханием, тело смогло снова начать в движении более «нормальном» – чем больше оно хотело избежать своего разрывания, тем больше, очевидно, это разрывалось! Тогда, тело обнаружило движение более правильное или более «благоприятное», чтобы позволить этому Могуществу пройти через себя, не корчась. Его старое движение постоянно «деформировалось» этой старой пыткой – это была пытка, надо признать. Так вот, теперь это идёт лучше. Конечно, если есть малейшая невнимательность на протяжении секунды или даже доли секунды, старое сопротивляющееся место заставляет себя сразу же и ужасно ощущать, но теперь тело знает то, что надо делать (или не надо делать). Мы учимся ремеслу. Но я говорю: спасибо моему брату Клоду. Неожиданно Могущество, итак достаточно сильное, усилилось – это фантастическое, ты знаешь! и день за днём  оно возрастает, это просто невообразимо для людей: вот уже около шести лет, как это Могущество начало нисходить в тело, и каждый день – ты понимаешь, каждый день оно не прекращает возрастать! Это непостижимо. Мать говорила: «могущество, которое расплющит и слона», но на самом деле, я думаю, что оно может расплющить гору, как пластилин. Именно оно сейчас дробит на кусочки наш старый мир! и тогда, незаметно, устанавливается Новое. Сказочное Новое. Моё тело говорит мне, что всё изменится. Их чудесная Работа неотвратимо продвигается, и как продвигается!

            Поэтому брат, я полон благодарности за милость, которая дала мне такого хорошего брата. Впрочем, именно это должно быть чувствуют твои пациенты в твоей клинике: ощущаешь эту спокойную, великодушную доброту, которая хочет помочь. Атмосфера в твоей клинике замечательная (и у тебя, но у тебя мы чувствуем Красоту – как сказала Суджата: «спокойная Красота», не «сногсшибательные» ухищрения мира!) Ты говоришь, что эта атмосфера приходит через книги и фотографии, без сомнения это так, но есть также сердце Клода и У., которое позволяет это. Мать всегда действует через то, что есть здесь – когда мы позволяем ей это!

            И вот, я в новой фазе… Через несколько месяцев, будет десять лет, как я начал эту работу.

           

            Брат, я прижимаю тебя и У. к своему сердцу, мы вас любим.

 

Сатпрем

 

*

 

24 января 1992

 

            Изнурение, такое сильное.

            Больше ничто человеческое не заставляет меня держаться стоя.

            Я не знаю, как этот скелет выдерживает такую тяжесть (движущуюся) секунда за секундой.

 

*

 

28 января 1992

 

            Что делать, Господи?

            Если в каждую секунду, хоть немного Твоего Дыхания проникает в эту сопротивляющуюся Землю, это стоит того.

            Эта мысль меня поддерживает.

 

*

 

29 января 1992

 

            В этом творении здесь всё служит пищей всего.

            Это мир пищи.

            Именно Смерть поедает смерть.

            (История с жабой, которую Мать освободила из пасти змеи на озере Понди – но жаба, это пища змеи, мы не можем «освободить» жабу – именно смерть надо освободить, так сказать, или же всё должно быть освобождено от смерти).

            Однажды, мне показали, что это дыхание могло быть питающим.

            Но сначала, оно должно разрушить (?) или заставить расплавиться всю смерть тела (в теле)…

 

*

 

30 января 1992

 

            Мне вновь вспоминаются слова Матери: «мы живём секунда за секундой с иллюзорной надеждой, что следующая секунда будет лучше».

            Точно такая ситуация.

            Эта железная механика.

            И чувствуешь, что ничто не заставит её уступить, если только её собственное сопротивление не подведёт её (может быть) к её собственному разрушению или к её собственной трансформации.

            Это как состояние мира.

            Мать говорила также: «разрушение или трансформация это почти один и тот же процесс». (Кажется, мне вспоминается, она говорила скорее «распад», чем «разрушение»?)

 

*

 

            Л. не помогает мне.

 

*

 

 

ФЕВРАЛЬ

 

ХРОНОЛОГИЯ МИРОВЫХ СОБЫТИЙ

 

2 февраля – Молдавия: в районе Дубоссар объявлено чрезвычайное положение, в то время как Приднестровская республика стала театром ожесточённых столкновений между сторонниками России и Румынии.

 

3 февраля – Аргентина: указ, предписывающий раскрытие секретных архивов о нацистах, проживающих в Аргентине с 1945 года.

 

4 февраля – Алжир: ожесточённые столкновения между силами порядка и демонстрантами-фундаменталистами в Батне. Итог – 40 погибших, 300 раненых и десятки арестованных.

 

                  – Гаити: около 12 000 гаитян покидают страну, ища убежища на военной американской базе Гуантанамо на Кубе.

 

6 февраля – Россия: Чеченская республика намеревается установить «исламский режим под управлением светского», по типу режима, фактически, существующего в Турции.

 

7 февраля – ЕЭС: министры Финансов и иностранных дел Двенадцати, подписали Маастрихтский договор, который учреждает европейский политический, экономический и финансовый Союз.

 

9 февраля – Оман: правительство запустило газовый проект, предусматривающий инвестиции общей стоимостью 9 миллиардов долларов, в котором будут участвовать западные компании, в частности, Shell и Total.

 

11 февраля – Пакистан: тысячи пакистанцев, сторонников за независимость Кашмира, направляются в столицу Азад-Кашмир, цель конфликта между Индией и Пакистаном со времени разделения Кашмира.

 

                        – Индия: пять активистов про-индусской партии были убиты сикхами в Пенджабе, на севере Индии.

 

12 февраля – Пакистан: пакистанская армия открыла огонь по сторонникам за независимость Кашмира, что привело к 16 погибшим и 300 раненым.

 

15 февраля – Израиль: в отместку за теракт, совершенный палестинцами накануне в военном лагере Южного Ливана, израильская авиация осуществила три налёта в Южном Ливане на лагеря Эйн-Хелоуе и Рашидия, в ходе которых был убит предводитель про-иранской Хезболлы, Шейх Аббас Моуссауй.

 

16 февраля – Кавказ: бомбардировки Степанакерта, столицы автономного района Нагорного Карабаха, 20 погибших.

 

17 февраля – Украина/Россия: Киев взял под свой контроль стратегическую авиадивизию, которая находилась до сих пор под управлением СНГ.

 

18 февраля – Филиппины: повстанцы-коммунисты Новой народной Армии атаковали батальон армии в Суригао-дель-Сюр, 37 погибших и 22 раненых.

 

19 февраля – Австрия: WWF (Всемирный фонд дикой природы) представил доклад, согласно которому нагрев атмосферы на три градуса до 2050 года спровоцирует необратимую катастрофу во флоре и фауне Альп.

 

21 февраля – США: организация Гринпис заявила в американском конгрессе, что США продолжают нелегально экспортировать пестициды, запрещённые в США (более 4000 тонн в 1991 году).

 

22 февраля – Нигерия: сотни домов, строений и лачуг некоторых сёл были засыпаны движущимися песчаными дюнами. Угрозы опустынивания становятся явственными день ото дня в регионе Йобе.

 

23 февраля – Россия: около 10 000 человек проводят демонстрацию в Москве против Бориса Ельцина.

 

27 февраля – Албания: тысячи человек атакуют склады гуманитарной помощи в Поградеце, в 80 км. к югу от Тираны.

 

29 февраля – Ирак: новое усиление напряжения между Багдадом и ООН. Ирак, намереваясь сохранить стратегическую силу, отказывается подчиняться решениям Совета безопасности ООН.

 

 

 

1 февраля 1992

 

Разговор с Суджатой

 

The fault line[3]

 

            Сегодня у нас, значит, 1 февраля, месяц Матери?

 

            Да, моя Милая.

 

            92, уже!

 

            Я увидел очень кратко одну вещь сегодня ночью, словом, очевидно, это что-то означает, это очень краткое.

            Я находился в какой-то стране, возможно в Америке. Но, мне кажется, в Южной Америке, скорее, это было в южных регионах Америки.

 

            На юге США или…?

 

            Да, у меня сложилось впечатление, что это была Южная Америка. Вот, я не могу сказать об этом больше. Это могла бы быть Центральная Америка, но… это могла бы быть Центральная Америка, не так ли. Она была большой, она была довольно обширной.

 

            Как Бразилия?

 

            Она могла бы быть и как Бразилия, но ещё более обширная, в некотором роде. И затем, одновременно, я увидел карту, словно географическую карту, которая, впрочем, была зелёной, этого континента или этой большой страны, я не знаю какой. И вот, я находился в месте, где должно было произойти землетрясение, и я видел на карте всю линию: fault line.

 

            О!

 

            Это всё.

            Я был в каком-то месте, я знал, или я хотел срочно уехать, потому что там должно было начаться землетрясение.

 

            Там, где вы находились?

 

            Да, там где я был. И одновременно, я видел карту, и на этом зелёном пространстве карты я видел проведённую линию, довольно тёмную, которая была обозначена fault line. То есть, линия разрыва землетрясения. И я торопился уехать в порт. В какой порт? Я понятия не имею.

            И у меня сложилось своего рода впечатление, что там должно было произойти не какое-то маленькое землетрясение, но нечто более потрясающее.

 

            Но то, что меня интригует, вы знаете, вы говорите зелёная карта, цвет совсем зелёный, тогда в этом случае, не была ли это вся земля?

 

            А! вот уж не знаю.

 

            Это не какое-то ограниченное или определённое место, не так ли. Это земля, это более обширное.

 

            Да, одновременно, я был в месте, я не могу сказать точно где, и там должно было произойти землетрясение, и одновременно я видел, словно очень большую карту зелёного цвета, с этой линией, длинной линией, которая практически проходила через всю страну, или весь…

 

            Или весь континент.

 

            Или весь континент, я понятия не имею, и сверху было написано: fault line .

 

            На английском?

 

            Да. И я торопился, я говорил себе: «Хорошо, что ж, я поеду туда, в этот порт».

 

            Это всё?

 

            Это всё.

            Только задним числом возникло впечатление, что, возможно, это было что-то катастрофическое. Я не мог бы сказать об этом больше, это было неожиданным, я наблюдал это, я находился там, не так ли, это всё.

            И, откровенно говоря, я не смог бы сказать, что это за страна.

 

            Кроме того, что она была очень обширной.

 

            Кроме того, что она была очень обширной и… у меня создалось впечатление Южной Америки, но я не могу сказать. Может быть, потому что Южная Америка в моём сознании очень обширная. Она и, в самом деле, обширная.

 

            Огромные пространства.

 

            Вот всё.

 

*

 

2 февраля 1992

 

            Это поистине «wine-press of God» [пресс Бога]

            Гигантское, гигантское Могущество.

            Что собирается произойти?

            Как мы не превращаемся в человеческую кашу?

 

*

 

4 февраля 1992

 

            Во «сне», я говорю Кириту: «Грех и добродетель взаимно помогают друг другу»!

            Иногда, грех имеет некие достоинства, чтобы развивать положительные качества.

            И иногда добродетели несут в себе некие качества, чтобы сделать грех более соблазнительным.

            И в завершение: часто, добродетели настолько отвратительны (при виде Матери Терезы), что нам хочется быть просто абсолютным безбожником.

            Когда же мы покончим с этими двумя пройдохами?

 

*

 

            Мы можем делать эту работу только, как абсолютное, постоянное жертвоприношение высочайшей божественной Работе на земле, иначе это невыносимо.

 

*

 

10 февраля 1992

 

            Мы переполнены Огнём.

            Что-то собирается произойти.

            Надо.

            Пусть закончится весь этот Ужас, эта Ложь.

 

*

 

11 февраля 1992

 

Разговор с Суджатой

 

Манек?

 

            Сегодня у нас что? 11 февраля? Уже!

 

            Да. 11 февраля.

 

            Через десять дней, день Матери.

 

            Да…

           

            Так вы хотите, чтобы я рассказала вам свой сон? Не то чтобы этот сон был такой уж чрезвычайный, но именно способ, с помощью которого это произошло, показался мне странным.

            То есть, я видела сон, и потом я полностью проснулась и подумала, что я вам расскажу (его), и я не могла вспомнить одного человека, кто это был.

 

            Это при пробуждении или в самом сне?

 

            Нет-нет, когда я проснулась.

 

            А! хорошо.

 

            И потом я снова заснула.

            Так вот, я собираюсь рассказать вам первую часть. Я не знаю того, что было, но то, что я запомнила, вначале, был большой дом, двухэтажный, вы знаете: нижний этаж и ещё этаж. В самом деле, очень красивый дом с колонами, большие комнаты и т.д., и вы, вы живёте наверху, ваша комната находилась наверху. Это был ваш дом. А внизу находилась комната для Х..  Он  поселился там, и затем речь шла о том, чтобы сделать нечто вроде (как сказать?)… немного предваряя: был другой дом чуть дальше, и от этого дома до низа, у нас, надо было протянуть линию, чтобы установить связь. Была какая-то женщина, которая жила в другом доме, тогда мы поговорили с ней, и затем… Эти два дома не стояли один за другим, между ними было  расстояние, и это расстояние было отчасти (как сказать?)… Покрыто песком, я сказала бы. Мало деревьев и т.п. Чуть-чуть, не так ли, это выглядело немного пустынным, скажем. Ни домов, ничего, но другой дом тоже был хороший.

 

            Это Потала[4]?

 

            Нет-нет, совсем не Потала.

 

            Нет, совсем не Потала, другой дом…

 

            Нет, нисколько, он был таким же, как эти старинные дома, вы знаете, также с этажами, двухэтажный, как говорят: нижний этаж плюс ещё этаж. И там находилась женщина, тогда мы поговорили с ней, мы посмотрели, как следовало протянуть…

 

            Линию связи?

 

            Линию связи. Х. предложил поставить столбы, тогда я сказала ему: «Нет, вы хорошо бы сделали, если бы спросили у Сатпрема, рассказав, где вы собираетесь ставить столбы, потому что у него очень хорошее эстетическое чувство, иначе столбы будут всегда перед глазами, это не красиво». Тогда, он меня выслушал и собрался это сделать, и именно в этот момент я проснулась. И проснувшись, лёжа в кровати, не так ли, я подумала, что я вам расскажу: завтра утром я вам расскажу сон, который видела. Это было забавным, и затем, именно здесь я спросила себя: «Но кто была эта женщина? Может это была Кармен? Или Бхаратиди?» Не знаю, я не помню больше, кто это был, эта женщина, которая жила там. Потом я снова заснула.

            И после сон продолжился. Мы находились в том же самом месте, и тем временем женщина, которая жила внизу, пришла и показала Х. разные рисунки. И Х. сказал: «Вот, Манек принесла всё это». Я сказала: «Оох! Это была Манек!» Я и забыла, к счастью, что Х. произнёс это слово. Затем были разного рода вещи…

 

            Так это Манек была той женщиной, которая жила в этом другом доме?

 

            Да.

 

            Но Х. пришёл из этого дома?

 

            Нет, нет-нет. Он не пришёл из этого дома, он был у нас.

 

            Да, и он хотел установить связь?

 

            Нет, ему дали эту работу.

 

            Ох! установить связь?

 

            Да, как intercom [переговорное устройство] или что-то такое, между тем домом и нашим.

 

            Но кто рассказал об этом другом доме, это Х.?

 

            Нет.

 

            Это мы, кто… это ты, кто… ?

           

По всей видимости, речь шла об этом. Точно, речь шла об этом и затем, была дана эта работа, чтобы установить

 

            Речь шла о том, чтобы установить с этим другим домом…?

 

            Вероятно,  именно вы сказали ему сделать это. И Х. выполнял. Потом, я не знаю, должно быть, я снова проснулась, и затем снова заснула. И в третий раз были, значит, все эти вещи, которые принесла «Манек».

 

            Рисунки?

 

            Было много рисунков, карточек… нарисованные карточки или что-то подобное.

 

            Открытки или карточки… ?

 

            Открытки. Я видела разные цветные рисунки, красочные, и затем также листы, большие, вот такие (жест), может быть, вот такого размера.

 

            С рисунками?

 

            С рисунками, но очень красочные. У меня не было такого желания их сохранять, я оставила, и были также фрукты, зелень, всякого рода вещи…

 

            …которые принесла Манек?

 

            Да, которые принесла Манек, или которые она послала.

 

            Которые она принесла сюда или в этот другой дом?

 

            Это всегда… мы не  выходили  из вашего дома.

 

            Да, тогда, значит, это было принесено сюда, в этот дом?

 

            Да-да, это не был этот дом, не так ли, он был совсем другим.

 

            Да, словом, в наш дом.

 

            В наш дом, да. Точно. И всё было внизу, не у вас наверху. Всё прибыло, она послала, и именно Х. это получил. И затем был также юноша, который находился там, который, якобы, тоже пришёл жить у нас.

            […]

            И я не узнала юношу.

 

            Да, этого юношу ты не знаешь.

 

            Я не знаю, кто это может быть.

 

            Но он был принят?

 

            Он был принят и он жил [там].

 

            Факт в том, что Манек принесла нам вещи, и что мы хотели установить с ней линию связи – с ней, словом, … Очевидно, это, может быть, имеет отношение к письмам Бернарда д’Онсо[5].

 

            Да, в самом деле. Я не подумала об этом.

 

            Определённо, это собирается установить контакт. Я опасаюсь всех контактов.

            Но, действительно, между Манек и нами – словом, и нашим домом, это довольно пустынное.

 

(молчание)

 

            Да, вероятно, если эти письма выходят, это собирается восстановить контакт.

            Я не хочу больше контакта совсем.

            И против моей воли, меня подводят то к одной работе, то к другой работе, и к ещё одной работе, с этим или с тем.

 

(молчание)

 

            Слишком трудно заниматься ещё… ещё и другими – другими.

            Ну что ж, я не знаю, кто этот юноша.

           

            Я не узнала его. Это не был Х. Моложе, чем Х. Такой же худощавый, одет в белое.

 

            С Запада?

 

            Он был с Запада, и я думаю, что на нём была своего рода kurtapyjama [длинная рубашка и штаны], но белые. Гораздо меньше ростом, чем Х. и намного моложе также, возможно, лет двадцать.

            Вот, мой Милый.

 

            Ну, что касается меня, мне хотелось бы покончить со всеми внешними связями. И особенно с Америкой.

 

(долгое молчание)

 

            Ладно, что сказать?

 

            Да, мой Милый, да, я не знаю что сказать.

 

            Надо дойти до конца.

 

            О! да. О! Да.

 

*

 

12 февраля 1992

 

            Неожиданно сегодня утром, я пошёл к Суджате, чтобы найти стопку белой бумаги, и я начал Эволюцию II.

            Не связывая это с сегодняшним внезапным решением, я увидел этой ночью «мою мать», которая давала мне пачку листов, завёрнутых в обёртку кремового цвета (у меня даже осталось впечатление, что было две одинаковых пачки). И я увидел также пару ботинок, незнакомых мне, новых, поднимающихся немного выше лодыжек, словно замшевые, светло-серого цвета, очень красивые, с подошвами из пеноматериала бледно-жёлтого цвета. Но я был сильно озабочен своим «багажом» внизу, на первом этаже (мы находились на втором этаже). Это была моя «работа»? Как делать обе работы сразу?

            Снова вызов.

 

*

 

            Но, что любопытно, именно в ночь с 7 на 8 февраля, я увидел то, что я записал в своих «обрывках видения»: «Я снова учусь играть на фортепьяно (!). Музыкант приходит мне помочь. Я находился перед большой клавиатурой».

            Всё приготовлено заранее.

 

*

 

20 февраля 1992

 

            Похоже, что человечество становится всё более и более неисчислимо ОТВРАТИТЕЛЬНЫМ.

 

                                                                         О Кали.

 

*

 

24 февраля 1992

 

            Белая лестница.

            (Я спускался вниз…)

 

*

 

Разговор с Суджатой

 

Обнажённая и вооружённая белой палкой.

 

            Что ты видела?

 

            Ох! вы знаете, вот такие ночи, как эта, доставляют мне… (смеясь) головную боль, в самом деле, боль, жар.

 

            Ты долго не спала?

 

            Да, я проснулась почти в полночь, и в три тридцать я, должно быть, заснула и до половины пятого.

 

            […]

 

            Мне совсем не нравится мой утренний сон: он был очень долгий. С самого начала, это были вы, и затем, были люди, большей частью индийцы, был также один человек с Запада, который искал… я забыла что.

 

            (Смеясь) Он искал, это главное!

 

            И к тому же, был другой человек, затем я увидела коричневые конверты: это именно его жена прислала письма из Америки, спрашивая, что происходит, где он?

 

            Жена?

 

            Другой, другой господин, который присутствовал там.

 

            Из Америки?

 

            Да,  американец. Но я очень удивилась, увидев, что конверты не были присланы авиапочтой, они выглядели как обычные необработанные письма, наподобие тех, что вы получаете. Там их лежало несколько на столе.

            Словом, всё это было вначале. И затем, я не знаю, я увидела всякого рода вещи, я проходила там, и то, что мне запомнилось очень ясно, так как это меня поразило, что я шла по тротуару. Моя голова была немного опущена, то есть, я смотрела на тротуар, я не смотрела вперёд, я смотрела в землю. И я увидела себя совсем без одежды, и с совершенно чёрными волосами, свисающими по обе стороны головы вперёд. Затем, я также была поражена, видя своё тело, совершенно белое – на самом деле, моё тело плотное, не так ли, и была эта плотность, но это была совсем… белая плотность, если хотите! Оно было белым.

            В руке я держала палку. Тоже белую. Она не была больше, чем… вы знаете, иногда, вы берёте палку, чтобы ходить, примерно такая же, и внизу –  совсем острая. Тогда, очень сознательно, я подняла палку, и я её поставила. Остриё воткнулось.

 

            Оно было как игла?

 

            Больше, чем игла, как nail.

 

            Как гвоздь, да, она воткнулась в тротуар?

 

            Она воткнулась, потому что потом, с небольшим усилием, я её подняла.

 

            Ты её вытащила, да?

 

            Да, вытащила. И не знаю, сколько метров я прошла вот так.

 

            Каждый раз, втыкая палку в тротуар?

 

            Да, да. И на тротуаре, на другой стороне улицы, которая находилась от меня слева (улица была от меня слева, как и другой тротуар), сидели люди, вот так, как нищие, вы знаете, тамильцы, я сказала бы тамильцы, но немного…

 

            Это был тротуар в Индии?

 

            Очевидно, по всей видимости. Не только в Индии, но скорее на юге, на юге Индии. Никто не разговаривал, они смотрели, не шевелясь, никто не двигался. Дойдя до какого-то места, вдруг, я подняла свою палку, и затем этой палкой, на большом расстоянии… (Смеясь). Палка во сне, она удлиняется, не так ли, она становится длиннее, но форма оставалась, форма и цвет оставались.

 

            Белая?

 

            Белая. Белая и острая. Так вот, на другой стороне тротуара, оттуда, где я находилась, перед собой, и немного впереди себя, чуть слева, я начала втыкать палку в дом.

 

            (Смеясь) Втыкать твою палку, твой гвоздь в дом?

 

            В дом, немного сверху. Не в низу, немного сверху. И люди, находящиеся там, должно быть подумали, что это землетрясение или что-то… (Смеётся)

 

            Да!

 

            Я не знаю, что они подумали, но, во всяком случае, в результате, после нескольких вот таких втыканий (смеётся), они все бросились стремглав вниз (на улицу), в чём были. Точно в тот момент, когда они чем-то занимались, они бросились вниз, не успев привести себя, как следует, в порядок, совсем, такими, как они были. Поэтому в таком виде они выглядели не блестяще! (Смеётся) Я увидела Мона (С.), Маноджа и затем Сумантра, я думаю Виджая тоже…

 

            Все эти люди Ашрама?

 

            Все эти юноши Ашрама.

 

            Юноши?

 

            Там не было девушек. Юноши Ашрама. В этой группе, этого возраста. И они, очевидно, находились в комнате наверху, и они поспешно спускались: дом не был таким уж большим, небольшой дом, но двухэтажный. Они спустились, каждый с тем, что держал в руках, то есть: мясная пища, бутылки с вином, я даже узнала бутылку с коньяком.

 

            (Сатпрем хохочет) О, это совершенно отвратительно!

 

            Так вот как они проводят своё время! Именно это я увидела.

 

            Да, моя Милая. Эта женщина, которая мне написала письмо, которая мне столько… почти сделала меня больным, как её зовут? Я не помню уже?

 

            Ананта?

 

            Ананта. Она описала мне вещи в деталях, это гнусное место, этот Ашрам.

 

            Это немного то, что я

 

            Ох! это хуже, чем то, моя Милая! Это хуже, чем то! Это гнусность.

 

            Но вы знаете, я помню, когда мы там жили, это уже было гнусным.

 

            Ах! да.

 

            Но мы не знали!

 

            Мы не знали.

 

            Мы не знали. Сейчас это снова мне вспоминается, один или два раза Мать говорила определённые вещи, я не обратила внимание.

 

            Ох! Я помню, моя мать, однажды ночью, пришла меня увидеть… моя мать сохранила память об Индии, которая потрясла её, хотя она не поняла почему (но я хорошо понимаю почему!), и однажды ночью она пришла меня увидеть, и сказала мне: «Отведи меня в Ашрам»! Тогда я отвёл её, я дал ей возможность совершить прогулку и, очевидно, это было в мире, где мы видим вещи! Тогда моя мать, которая не говорит много слов, но её слова точные и «афористичные» (смеясь) сказала: «Но, ох! это же не то место, которое я знала!»

 

            Да, это совсем не то место, которое мы знали.

 

            Так вот, это означает действие, моя Милая, ты собираешься, возможно, заставить немного затрястись всё это?

            Кто была эта черноволосая женщина? Это была ты, но это был какой-то аспект Матери? Это был аспект Матери, не так ли?

 

            Это была своего рода bhairavi, вы знаете bhairavi?

 

            Да. Саньясины?

 

            Саньясины, да, точно.

 

            Но с могуществом?

 

            Ах! да. Но обычно они имеют trishûl[6].

 

            Trishûl.

 

            Trishûl. Но что касается меня, у меня есть палка (смеётся). Она совсем не была как копьё, это была палка, деревянная, из совершенно белого дерева.

 

            (Смеясь) Да-да, и что за сила двигала эту палку?

 

            Я не могу сказать. Я была собой, но что было… и кто был…

 

            Да, какое было…?  Это было действие Матери, очевидно.  Ох! это место, оно отвратительное. Оно уйдёт под воду.

 

            О! Будем надеяться, оно станет пригодным! Так как то, что произошло – и это, это после: я снова вошла в дом.

 

            Ах! ты снова вошла?

 

            Да, после я снова вошла.

 

            У тебя есть мужество!

 

            О! да, много, потому что я кого-то искала, и я искала именно Паришанда. Как если бы у него там была комната, и я искала. Тогда я поднялась и увидела полное свинство… не мытые вещи от пищи, я была настолько… Ох! это была мерзость. Я не собираюсь описывать вам всё это.

 

            Да, не стоит.

 

            Потому что у меня от этого заболела голова, и именно Паришанда я искала там.

 

            Да, эти старые садхаки, они должны были оставить какую-то часть своего сознания или свой дух в этом месте, где они столько прожили, не так ли. Но что они оставили?... Они не должны много оставить там, всё же. Впрочем, я тебе рассказывал, после ухода Матери мне показали Ашрам, РАСПЛЮЩЕННЫЙ, РАЗ-БИТЫЙ ВДРЕБЕЗГИ, все здания, всё было… как если бы это было разбито на миллионы кусочков.

 

            Да, но если бы это было так, это было бы хорошо!

 

            Но это будет так, или это есть, это на самом деле так, это руины, это как правительство Индии, не правда ли, это отвратительные руины.

 

            Да, это отвратительное, точно, это поистине… и люди, так сказать, которые живут там, ууф! Это отвратительно, в самом деле. Тогда вы видите, пока вы спускались по этой длинной лестнице сверху…!

 

(Смеясь) Да, пробуждаясь, я спускался по бесконечной лестнице, я не знаю, метров сорок высотой или сколько, понятия не имею, у меня кружилась голова. Я очень устал от работы, которую я делал там наверху – очень устал, до такой степени, что… У меня такое впечатление, что именно ты была возле меня, но это должно быть Мать, потому что я искал, я хотел взять [что-то] чтобы спуститься с моими материалами. Ты знаешь, материалы, которые я уносил.

 

            От Матери.

 

            Вещи, бумаги, которые я уносил от Матери, я хотел спуститься с этим, у меня немного кружилась голова на этой огромной лестнице, полностью белой, впрочем. Я думал, что ты собираешься спуститься со мной. Я устал от той работы, которую делал, я извинился, я сказал: «Надо, чтобы я спустился». (Смеётся) Возможно, я был с Матерью.

 

            Да, пока вы спускались

 

            Гигантская лестница! (Смеясь) Ох! огромная. Огромная не в ширину, но огромная в высоту – вся белая.

 

            Да, вы говорите сорок метров высотой, это высоко!

 

            Может быть, да, я не могу определить (смеётся), я помню, что это была нелёгкая работа: спуститься сверху. Но надо было, чтобы я спускался, потому что я очень устал (смеётся). Фактически, у меня было чувство, что я вот-вот упаду в обморок, настолько я устал.

 

            Тогда, вот.

 

            (Смеясь) Ну что ж!

 

            Сегодня у нас 24 февраля. Да?

 

            Да, 24.

 

            Заканчивается другой месяц.

 

            Но что касается меня, я убеждён: мы не должны быть далеко от момента, когда всё это обрушится. И, фактически, Ашрам действительно, является символическим извращением Индии, гниением Индии.

 

            Ах! да, ах! да, какое извращение, а!

 

            Он является символическим, не правда ли.

 

            Тогда, это был бы знак, вы знаете, если… Пусть теперь Индия пойдёт по хорошей дороге, пойдёт по хорошему пути.

 

            Но прежде, чем она окажется на хорошем пути, надо несколько сотрясений. Но фактически, всё это своего рода фасад, который не держится. Я говорю о правительстве или о чём угодно, это… впрочем, по всей земле вот так, такое впечатление, что это громадный фасад, который больше не держится совсем!

 

            Да, да.

 

            И что это обрушится, но даже не как карточный домик, потому что это не домик, и  даже не карты! Это именно сила гниения делает, что это держится.

            Может быть, гниение имеет силу? То есть, это такое тотально гнилое, что всё должно обрушиться вместе, вот.

 

*

 

27 февраля 1992

 

            Закончена Эволюция II.

 

*

 

 

Март

 

 

ХРОНОЛОГИЯ МИРОВЫХ СОБЫТИЙ

 

 

1 марта – Югославия: В Боснии, 62.78% избирателей высказались за независимость. В Черногории, население, в большинстве, проголосовало за сохранение республики в составе югославского государства.

 

4 марта – Алжир: исламский Фронт спасения  (FIS) распущен. В итоге столкновения между исламистами и силами правопорядка с начала года погибло 103 человека и 414 раненых.

 

6 марта – Судан: согласно членам гуманитарных организаций, около 6000 детей, в возрасте от 5 до 12 лет, живут практически брошенные на произвол судьбы в трёх лагерях, расположенных неподалёку от Торит, на юге страны.

 

7 марта – Кувейт: министр Экономики признал, что перед вторжением иракской армии, эмират продал часть своих активов за рубеж, по оценкам на 550 миллиардов франков.

 

              – Турция: израильский дипломат погиб во время взрыва машины, устроенного группой исламских фундаменталистов.

 

8 марта – Ливан: официальный итог войны между 1975 и 1990 годами оценивается в 144 240 погибших, 17 415 пропавших без вести и более чем 197 000 раненых.

 

9 марта – Израиль: Менахем Бегин, премьер-министр с 1977 по 1983 год, скончался в возрасте 79 лет. Подписание Кемп-Дэвидских соглашений с египетским президентом Садатом, в 1978 году, принесло ему Нобелевскую премию.

 

               – Китай: Китай официально соблюдает договор о нераспространении ядерных вооружений.

 

               – Россия: двое русских были задержаны в Аугсбурге, в Германии, когда они пытались продать 1.2 кг урана.

 

11 марта – Ирак/ООН: Тарек Азис, иракский заместитель премьер-министра, был выслушан Советом безопасности ООН, который обвиняет Ирак в том, что тот продолжает свои военные разработки в области ядерных, биологических и химических вооружений. Тарек Азиз обвиняет ООН в намерении «полного разрушения Ирака».

 

                – Южная Африка: согласно Южно-Африканскому сельскохозяйственному Союзу, засуха, самая сильная с 1933 года, затронула более двух третей территории.

 

13 марта – Турция: землетрясение частично разрушило город Эрзинкан, на анатольевском плато, погибло около 300 человек.

 

16 марта – Россия: Борис Ельцин подписал декрет, касающийся создания министерства Обороны Российской Федерации, над которым он «временно»  решил взять управление.

 

17 марта – ЮАР: 68,7% из 3,29 миллионов белых избирателей проголосовали, посредством референдума, за политику президента Фредерика де Клерка.

 

18 марта – Афганистан: исламистские мятежники захватили город Мазар-и-Шариф, самый большой город на севере страны.

 

22 марта – Албания: албанская демократическая партия Сали Бериша выиграла вторые всеобщие свободные выборы с 1991 года, положив конец правящему 46 лет коммунистическому режиму.

 

23 марта – Россия: инцидент на ядерной станции неподалёку от Санкт-Петербурга привёл к утечке радиоактивного газа.

 

27 марта – Иран: аятолла Али Хомейни призвал палестинцев наносить удары по израильским интересам повсюду в мире.

 

28 марта – СНГ: три ядерные боеголовки якобы исчезли из бывшего СССР.

 

30 марта – Россия: чрезвычайное положение объявлено в двух чеченских республиках.

 

 

2 марта 1992

 

            Буря Огня.

 

*

 

3 марта 1992

 

            У меня впечатление, что я всё меньше и меньше нахожусь с этой стороны!

            Может быть в мире, где нет больше «сторон».

            Только внешние глаза ещё слепые.

 

*

 

            Впечатление, что постоянно нахожусь на грани обморока (или другой вещи).

            Как если бы я находился между двумя мирами.

 

*

 

8 марта 1992

 

            Мы, поистине, в кузнице.

 

*

 

10 марта 1992

 

            Никогда не страдал до такой степени.

            Никогда не был раздавлен до такой степени.

            А завтра?

            Тебе.

 

*

 

13 марта 1992

 

            Это именно Божественный Огонь приходит на Землю.

 

*

 

18 марта 1992

 

            Тело знает прежде меня.

            (Очень уставший и изнурённый этим утром, я сказал Суджате: «Я словно отсутствую, и надо огромное усилие, чтобы оставаться здесь». Затем я узнаю, что приехал К. на такси, в то время как его ожидали только вечером).

 

*

 

Вечер

 

            Это почти «на грани невозможного». То есть, это больше не «жизнь», которая функционирует и умирает, но другая вещь, такая невыносимая – и мы продолжаем… секунда за секундой, на протяжении часов, невыносимых, но переживаемых…

 

*

 

19 марта 1992

 

            И иногда звучит такой КРИК в моём сердце, тысячелетних рыданий: я – из ДРУГОГО МЕСТА! я – из ДРУГОГО МЕСТА!

            Да, мы приходим сюда, чтобы сражаться – ради ЭТОГО, представляющее собой всё-то-что-есть и абсолютную вечную любовь, и навсегда. Но я – из другого места, я – из другого места…

            Однажды, я расплавлюсь в Этом, и я буду проливать все слёзы моего сердца, словно тысячи и тысячи лет.

 

*

 

21 марта 1992

 

            Изнурение возрастает.

            Мы должны подойти к новой фазе?

 

*

 

            (То, что я увидел сегодня ночью, возможно, имеет отношение к этому состоянию… странному). (Записано в моих «обрывках видения»).

            Впрочем, такое впечатление, что земля находится полностью на грани разрушения – достаточно было бы дунуть.

 

*

 

22 марта 1992

 

            Это становится таким опасным.

            Никогда не подвергался подобному раздавливанию твёрдым Огнём.

 

*

 

23 марта 1992

 

Утро

 

            После того, что произошло вчера, и то, что не переставало возрастать на протяжении какого-то времени, я говорю себе, что «логически» эта субстанция должна была бы распасться во… во что-то другое.

            Но во что? как? вдруг? «Проход» должен быть достаточно критическим.

 

*

 

Всё же, должна же быть «температура спекания», при которой субстанция готова?

 

*

 

28 марта 1992

 

            Мы изнуренны.

            Изношенны до предела.

            Без сомнения это то самое: «проходить через смерть»: всё же мы живы.

 

*

 

30 марта 1992

 

             Они разжигают огонь повсюду вокруг «Конца Земли».

 

*

 

            В моём теле: шея, плечи – на грани разрушения… что делать?

 

*

 

            Леса, деревья горят как спички. Дикость мчится галопом.

 

*

 

31 марта 1992

 

            Есть своего рода отчаяние в теле, когда оно день за днём, год за годом, секунда за секундой сталкивается с тем же самым железным крюком, с той же самой железной судорогой, ещё более жёсткой, ещё более безжалостной и раздирающей – без решения. И эта неравномерность раздавливания справа и слева также создаёт постоянную опасность… Что делать? Что делать? И чувствуешь, что если тело «расслабится» даже на секунду, всё может сломаться…

            И в этом отчаянии нет ничего хорошего. Нужно бороться против него тоже.

 

*

 

 

АПРЕЛЬ

 

ХРОНОЛОГИЯ МИРОВЫХ СОБЫТИЙ

 

3 апреля – СНГ: тысячи тюленей умирают в Баренцевом и Белом морях из-за лейкоза, вызванного радиоактивным загрязнением, следствие советских ядерных испытаний на Новой Земле.

 

5 апреля – Перу: президент Альберто Фукимори, при поддержке армии, распустил парламент и приостановил конституционные гарантии. Несколько политиков и журналистов арестованы.

 

8 апреля – Бывшая Югославия: руководство Боснии Герцеговины ввело чрезвычайное положение, в то время как югославская, федеральная армия захватила все главные подъездные дороги, ведущие в Сараево.

 

10 апреля – Великобритания: взрыв бомбы в центе Сити в Лондоне, в результате которого 3 человека погибли и 91 ранены. Ответственность за теракт взяла на себя IRA.

 

14 апреля – Афганистан: войска под командованием Массуда окружили базу Раграм и приблизились к Кабулу.

 

                  – Таджикистан: около 50 000 человек проводят демонстрацию в Душанбе, требуя организовать референдум о новой Конституции.

 

18 апреля – Бывшая Югославия: Фока, город, в котором проживает большинство мусульман, на востоке Боснии, захвачен сербскими ополченцами при поддержке федеральной армии.

 

22 апреля – Ирак: иракская армия начала широкое наступление на болота Юга, где укрепились шииты, противостоящие режиму Саддама Хусейна.

 

23 апреля – Индия: смерть в Калькутте режиссёра Сатьяджи Рея, в возрасте 71 года.

 

26 апреля – Мали: Альфа Умар Конаре, кандидат Альянса за демократию, избран президентом Республики, с почти 70% голосов.

 

27 апреля – Бирма: власти объявили об освобождении нескольких политических заключённых, в том числе бывшего премьер-министра У. Ну., и разрешает мадам Аунг Сан Суу Куй, лауреату Нобелевской премии мира, встретить свою семью.

 

                     – Бывшая Югославия: Сербия и Черногория провозгласили создание федеральной республики Югославия. Эта «третья Югославия» подверглась бойкоту международным сообществом.

 

28 февраля – Афганистан: генерал Абдул Рахим Хафит, временно исполняющий обязанности президента, уступил место Сибгатулле Моджаедди. Этот религиозный сановник, 63 лет, немедленно объявил всеобщую амнистию.

 

                    – Италия: Франческо Коссига, действующий президент республики, объявил о своей отставке за два месяца до окончания своего мандата и открывает также …надцатый политический кризис в стране.

 

29 апреля – Афганистан: после пяти особенно ожесточённых сражений против войск Гулбуддина Хекматьяра, вооруженные силы Ахмеда Шах Массуда вошли в Кабул.

 

                   – Сьера-Леоне: военный государственный переворот, под руководством капитана Валентина Страссера (26 лет) сверг президента республики Джозефа Момо.

 

 

1 апреля 1992

 

            Они упорно хотят разжигать огонь под Концом Земли (под моим окном). Это четвёртый или пятый раз…

            Если бы мы жили в другом месте, другие поджигатели нашли бы нас – или другие бандиты. Мир полон бандитов. И огонь разрушения раздувается повсюду.

 

*

 

Вечер

 

            Суджата спрашивает меня: может, это именно вы разжигаете огонь!

            Я отвечаю: несомненно, то, что происходит в этом теле, должно быть, очень беспокоит Темноту.

            И это правда.

            Я спрашиваю себя, не собирается ли это тело разрушиться, это такое «невозможное»…

            Не «разрушиться», но изменить состав – именно такое ощущение.

 

*

 

4 апреля 1992

 

            Вечером, «после» работы, я часами сижу на полу в этом раздавливании, не зная как расположить своё тело – сидеть в кресле невозможно. И Суджата сказала мне сегодня утром, что в этом положении, таком, какое принимает моё тело, сидя на полу, опираясь спиной о край моей кровати и колени согнуты, у меня совершенно такое же положение, как у ребёнка в утробе матери! (колени согнуты, именно так я сижу).

            Это огненная Мать!

            Я нахожусь вот так на протяжении более четырёх последующих часов до того момента, когда решаюсь (опасно) улечься на свою кровать (также свернувшись).

 

 

*

 

7 апреля 1992

 

            Я словно на пределе пытки.

            Я не знаю больше как делать.

            Господи… Мать.

            Тебе.

 

*

 

            (Сегодня ночью я был атакован, меня хотели убить).

 

*

 

            Я делаю вывод из всего этого, что должна быть точка плавления, где материя (эта животная, материальная система) должна изменить природу или принцип, иначе это смерть, как обычно.

            Жертвоприношение бесполезно, нужна Победа.

            Необходимо достичь этой точки там,

            держаться до тех пор.

 

*

 

            Возможно, именно это Мать называла «кипящей кашей» Супраментала – это ужасное, и ужасно тотально.

           

*

 

            Боль, это Огонь сопротивления, и именно сам этот Огонь должен растворить сопротивление.

 

*

 

17 апреля 1992

           

            Я вижу ужасы ночью.

            Когда ночью добавляются ещё и люди к этому неумолимому сопротивлению днём, и к боли, это делает ситуацию довольно отчаянной.

            Сегодня утром я командовал этой старой посудиной, севшей на мель и раздавленной на дне гавани, со своим именем на табличке позади: «настойчивость»…

 

*

 

            Моя «философия» родилась в тот день, когда я увидел бесчеловечных людей.

            Именно это отчаяние придало мне наибольшую силу.

            Значит… будем продолжать.

 

*

 

Вечер

 

            Никогда так не страдал.

            Я мог бы то же самое сказать и вчера тоже.

            И завтра?

 

?

 

            Ночь глубокая и агонизирующая.

            Мы сказали бы, ярость жестокости.

            Я не знаю больше что делать, ни даже как молиться.

 

*

 

20 ч. 45 мин.

 

            Ситуация в мире такая же, как состояние этого тела.

            Именно Божественная Красота должна царствовать, а не этот Ужас.

            Именно ради этого я хочу продолжать – пока могу.

            Ты. Ты Знаешь.

            Тебе.

 

*

 

20 апреля 1992

 

            У тела абсолютное ощущение, что оно atom-smacher[7] – каждую секунду.

            Дыхательный atom smasher.

 

*

 

21 апреля 1992

 

            Господи, я настолько на пределе моего страдания. Я не знаю больше, какое движение делать или не делать, чтобы не разорвать всю свою шею и спину?

            В каждую секунду, каждое движение, как вопрос жизни или раздирающей смерти.

            Я только как агонизирующий зверь – я знаю почему, для чего, но зверь, всё же, агонизирует.

 

*

 

            Мы сказали бы, мир Жестокости.

            Как если бы не осталось больше ничего, кроме этого.

 

*

 

22 апреля 1992

 

            Робер Лаффон принял Эволюцию II.

            Всё же что-то отвечает во Франции… (а в Индии совсем ничего).

 

*

 

Ночь с 24 на 25 апреля 1992

 

            Видение Нового Сознания, как всегда загадочное. Гора и я расчищал (или я видел, как расчищают, словно со стороны, но я присутствовал внутри также) дорогу, которая была выше и меньше, и выходила на другую дорогу, идущую ниже и снизу, но которая была шире и продолжала подниматься дальше – две дороги соединялись. «Моя» дорога, более узкая и более высокая, соединялась с этой дорогой, расположенной ниже и более широкой. И я расчищал с помощью (или находился внутри неё) большой машины, мощной, массивной, немного квадратной, которая шла на полной скорости (как болид) несмотря на подъём. Дорога (и гора) была цветом коричнево-охровой глины (я видел отпечатки шин), и эта машина, кажется, имела слегка тёмно-оранжевый цвет (оранжево-коричневый). Я рассказал Суджате, и она сразу же сказала мне: это именно Новая Эволюция приходит, чтобы соединиться со старой эволюцией (общей, которая поднимается снизу)…

 

 

Это была бы великая новая… 

 

28 апреля 1992

 

Вечер

 

            Весь Ужас мира находится здесь.

 

*

 

30 апреля 1992

 

            Раздавливание такое… что-то собирается произойти.

 

 

*

 

 

МАЙ

 

 

ХРОНОЛОГИЯ МИРОВЫХ СОБЫТИЙ

 

 

2 мая – Бывшая Югославия: после своего возвращении из Лиссабона, боснийский президент Изетбегович был арестован сербско-федеральными силами.

 

3 мая – Австрия: разразился экологический скандал, поставивший в опасность тысячи человек, в результате выявления почв, заражённых тяжёлыми металлами, в районе Арнольдштейна.

 

4 мая – Канада: после положительного голосования эскимосов за установление границ их территории, правительство Оттавы предоставило им политическую автономию. Это решение спровоцировало протест индейцев, которые тоже рассчитывали на те же территории.

 

           – Таиланд: десятки тысяч человек проводят демонстрацию в Бангкоке, чтобы добиться ухода премьер-министра, генерала Сучинда Крапайона.

 

           – Ливан: организация Amnesty International заявила о пытках, которым подвергают 200 заключённых (в том числе 16 женщин) в  Форте Киам, находящегося под израильским контролем.

 

5 мая – Россия/Украина: Парламент Крыма предпочитает провозглашение независимости  после того, как украинский Парламент проголосовал за закон об автономии полуострова, чтобы воспрепятствовать намерениям русских.

 

           – США: в результате мятежей, продолжавшихся три дня в чёрных кварталах Лос-Анджелеса, 58 человек погибло, 2000 ранены и 7500 арестованы.

 

6 мая – СНГ: все ядерные вооружения, которые были расположены на территории бывшего СССР, перешли России.

 

8 мая – Иран: в результате первых, после смерти Хомейни, выборов в законодательное собрание, Ассоциация воинствующего духовенства выиграла три четверти мест.

 

9 мая – Азербайджан: город Шуша, в Нагорном Карабахе, был захвачен армянскими вооружёнными силами. Это был последний город, контролируемый азербайджанцами. После четырёх лет вооружённых столкновений: 1500 погибших.

 

10 мая – Индия: продажа поддельного алкоголя в штате Орисса, привела к смерти, по меньшей мере, 162 человека.

 

20 мая – Израиль/Ливан: про-иранская Хезболла начала операцию против южно-ливанской Армии, про-израильского ополчения, которое занимает зону безопасности на ливано-израильской границе.

 

22 мая – Россия: ежедневная Независимая Газета объявила, что были арестованы четыре студента палестинского происхождения, в то время, когда они готовились совершить теракты против нескольких иностранных дипломатических миссий.

 

23 мая – Италия: в Палермо убит борец против мафии, судья Джиованни Фальконе.

 

24 мая – Израиль: случаи насилия разгораются между еврейскими и палестинскими общинами в Израиле и на оккупированных территориях, после убийства палестинцем израильского подростка.

 

26 мая – Иран: пятнадцать человек, признанных виновными в торговле наркотиками, были повешены в Тегеране. Они были осуждены за то что «распространяли коррупцию на земле».

 

29 мая – Бывшая Югославия: сербская армия проводит бомбардировки Сараево и Дубровников. После двух месяцев войны, число погибших составило 5000 человек и около 20 000 раненых. Около полутора миллионов беженцев.

 

31 мая – Бывшая Югославия: социалистическая партия Слободана Милошевича выиграла парламентские выборы новой федеральной республики Югославии, объединившей Сербию и Черногорию. Явка составила много ниже 50%.

 

 

 

2 мая 1992

 

            Странно, все герои Софокла раздавлены богами или судьбой – но они никогда не отступали перед более высокой человеческой задачей.

            Я никогда не думал о Софокле на протяжении… десятилетий, со времён моей учёбы (мне вспоминался иногда Эврипид и Эсхил).

            И вот, сегодня ночью, я увидел Шри Ауробиндо – великого Шри Ауробиндо, он стоял – и он давал мне две книги: первая, это был Софокл; вторая – Эволюция…! Я простёрся к его ногам, держа две мои книги, не решаясь положить их на землю. (Большие «книги»: скорее, нечто вроде «буклетов», почти 20 см на 15 см, довольно прямоугольной формы – не толстые, но вот такой странной формы).

            Софокл и Эволюция…

            Я рассказал об этом Суджате сегодня утром, более подробно.

            Человек будет раздавлен ещё раз? – но раздавленные или нет, мы идём туда.

            Вчера вечером я был в таком состоянии… как при смерти – можно сказать «у двери смерти», но это долгая дверь, каждую секунду и каждый день.

            Может быть, именно это хотел мне сказать Шри Ауробиндо: я должен «держаться» вопреки всему. Принять свою роль.

            Люди не хотят этого, но один человек, по крайней мере, должен хотеть ради них.

 

*

 

            Это напоминает мне, что несколько дней назад я написал Л., извещая его об этой книге: Эволюция II, и я сказал ему: это не «книга», это ДЕЙСТВИЕ.

 

*

 

            Трудность в том, что надо мочь даже когда мы не можем больше. Это точно.

 

*

 

Разговор с Суджатой

 

Софокл

 

            Я увидел одну вещь сегодня ночью, в самом деле, любопытную. Ты слышала о великом трагике Софокле?

 

            Да-да, греческом, нет? Софокл.

 

            Это было даже раньше времён Сократа. Словом, он старше, чем Сократ.

            Я не думал о Софокле на протяжении десятков лет, с того времени, когда я ещё учился. И все герои Софокла – непримиримые борцы, не так ли, которые борются против богов и судьбы, чтобы служить более высокой человеческой задаче.

 

            Это нечто вроде: «Человек против Бога»?

 

            Не против Бога, это боги и судьба. Они обречены или предназначены для тяжкой жизни, но они борются вопреки судьбе и вопреки богам, и вопреки указам, потому что они считают, что то, что они делают, является задачей более высокой и более благородной. Поэтому, вопреки указу, они борются.

            Фактически, они борются ради истинного смысла человека, звания, человеческого благородства. Я совершенно забыл Софокла, я говорю тебе, со времён моих школьных лет.

            И вот этой ночью я снова увидел Шри Ауробиндо, великого Шри Ауробиндо. И это было настолько ошеломляющим, что всё остальное стёрлось. Он дал мне одновременно две книги. Одна книга, это Софокл, и другая была – Эволюция.

            Тогда я простёрся у его ног, держа их…

            Всё стёрлось у меня перед неожиданностью от всего этого. Потом, в самом сне, после, я держал эту книгу Софокла в своих руках (на греческом языке, разумеется), и я позабыл мой греческий, представляешь, но возле меня был некто, кто помогал мне вспомнить греческий, и я читал какую-то фразу Софокла.

            И, к сожалению, моё школьное усилие вспомнить мой греческий, также стёрло смысл этой фразы. Особенность в том, что эта фраза заканчивалась внизу одной страницы, и должна была продолжаться вверху другой, поэтому, я прочёл эти две или три строчки, с трудом, как ученик, который позабыл. Но возле меня находился некто, кто заставлял меня вспомнить. И эта фраза продолжалась вверху на другой странице, и она была стёрта. Это было написано, словно на дереве, если хочешь, или на… может быть, на папирусе, я понятия не имею, как на дереве. И там был, словно вырез, и эта последняя строчка убрана. И тогда я увидел, что ниже, гораздо ниже, фраза, та же самая фраза продолжалась, и я продолжал пытаться расшифровать эту фразу. Но, к сожалению, моё «прилежное» усилие, чтобы снова немного понять греческий язык, стёрло смысл того, что я читал.

 

            Включая первую часть, где кто-то вам помогал.

 

            Да, было всё это усилие и удивление, когда я увидел, что продолжение стёрли, или скорее срезали, как если бы его вырезали, это было словно из дерева или из чего, я не знаю, это была не бумага, и только в самом низу страницы я нашёл продолжение этой фразы. Так вот, я не помню больше того, что было написано. Но факт, который меня немного ошеломил, что Шри Ауробиндо дал мне две книги: одну книгу о Софокле и затем одну книгу об эволюции.

 

            Это Эволюция II?

 

            Это не была именно Эволюция II, это была просто эволюция. Это была Эволюция. Так вот, когда я думаю о том, что Он мне дал: у неё не был размер обычной книги, она имела форму отчасти прямоугольную, 25 см в ширину, может быть, вот такой ширины, впрочем, 15 или 20 см в высоту и 25 см в ширину, если угодно, почти прямоугольной формы. Скорее, как буклет. Вот такие две книги.

 

            Две книги почти одного размера?

 

            Я не знаю, они были словно совмещены, когда он мне их дал, они были словно совмещены, однако, это были Софокл и Эволюция.

 

            Да, и сегодня утром он снова вам вспомнился, Софокл.

 

            Нет, я не спал больше после этого несколько часов, размышляя над этим вот так. И к тому же, волнение от того, что видел Шри Ауробиндо.

 

            Ах! особенно! Он стоял? Сидел?

 

            Стоял.

            Очень величественный.

 

(молчание)

 

            Всё же, это ясно.

            Это борьба против судьбы и богов.

            Да, все его герои раздавлены.

 

(молчание)

 

            Сегодня у нас 2 мая?

 

            Да.

 

            Это было в вашем первом сне?

 

            Да.

 

(пауза)

 

            В уме вы никогда не поставили бы вместе Софокла и эволюцию, верно?

 

            Но нет, посмотрим.

 

            Никогда, разве нет? Поэтому, это, в самом деле, странно, а?

 

            Нет, я никогда бы не связывал Софокла и эволюцию!

            Но факт в том, что все его герои сражаются против судьбы и богов.

 

            Они не принимают указы.

 

            Они не принимают.

            Они идут вопреки всему, согласно своему возвышенному пониманию.

            Шри Ауробиндо, это первый великий Софокл, а! Или предшествующий, не так ли? Что же он делал иного, он как раз сражался против этой несчастной человеческой судьбы? Против этого декрета, который существует с начала эволюции.

 

            Когда Смерть создала жизнь, чтобы её есть, как свою пищу.

 

            Да, да. На протяжении всей Истории Шри Ауробиндо сражался против этого: под одной формой или под другой.

            Самоотдача Шри Ауробиндо, означает всегда отдавать себя высшему Высочайшему, но не богам или судьбе, или людям. И, однако, именно ради людей он сражался.

 

            Ради человеческой расы.

 

            Ради божественного и высочайшего смысла Земли.

            Шри Ауробиндо не мог согласиться, никогда не мог согласиться, что высшее Высочайшее сотворило землю смерти и жестокости.

 

            Это немыслимо!

 

            Да! Все люди и боги, и всё то, что хочет попытаться примириться со смертью и примириться со всем тем, с чем невозможно примириться. Тогда они создают церкви, они создают могилы, они совершают большие мессы ради умерших, они совершают все свои трюки, и они ставят Легион почёта справа и слева, они создают святых и мучеников, а это всё абсолютно не то! Шри Ауробиндо хочет божественную Землю, как его верховный Высочайший источник.

            Ну что ж, именно ради этого мы сражаемся. Остаётся узнать, будем ли мы сломлены или нет. Но даже если нас сломят, ЭТО будет продолжаться.

           

Необратимо.

 

            Да. Даже если нас сломят, они могут сломать маленького человечка, если такова судьба, не так ли, но они не сломят замысел – высочайший ЗАМЫСЕЛ.

 

*

 

После полудня

 

            Pax americana[8] бросается в лицо этим американцам! Почему они не посылают U.N. Peace-Keeping Force [Силы для поддержания мира Организации Объединённых Наций] в Нью-Йорк – это не так далеко!

 

*

 

Вечер

 

            Суджата говорит: все эти непримиримые борцы, которые боролись против Судьбы, это означает, что теперь они приближаются к Истинному Смыслу Эволюции? (Их борьба против Судьбы уже присутствовала в этом «смысле»).

            Она добавила: почему Шри Ауробиндо, который возглавил  Эволюцию с самого начала, дал вам эти две книги вместе? Это должно иметь смысл.

            Она сказала ещё: я не знаю, ваше видение, сегодня ночью, дало мне… надежду, как если бы «ах! мы в этом присутствуем» – мы подходим к подлинной эволюции.

            Но, я в этом убеждён: мы ПОДХОДИМ.

 

*

 

3 мая 1992

 

            Как не сломаться? или не взорваться или не разорваться?

            Это дикая борьба между движением челюстей, шеи, ключиц и лопаток. Это ужасный проход – ужасный.

            Мир не останется таким, каков он есть.

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

5 мая 1992

 

 

Освобождённая птица 5 мая

1945 – 1992.

47 лет[9]

 

*

 

            47 лет…

            Как шатуны локомотива, которые в каждую секунду проходят через шею и верх плеч. Затем, это нисходит само собой.

            Именно эта впадина ключиц и шеи ужасна – там, где голова соединяется с плечами.

            (Раньше я думал, что это пережимались сонные артерии!).

 

*

 

            47 лет спустя, я ищу выход из земного концентрационного лагеря.

 

*

 

6 мая 1992

 

            Это ночь Ночи.

            Пусть Милость придёт мне на помощь.

               21 ч. 15

 

*

 

7 мая 1992

 

            (Я думал о Рембо). Из жизни в жизнь, душа ищет новый вызов, до тех пор, пока она не достигнет последнего вызова.

            Рембо должен был считать дни, часы и минуты со своей гангреной в ноге, перед тем, как прибыть в Марсель… чтобы умереть.

            (У меня был карбункул на колене и в руке в лагерях, поэтому я представляю… )

            Но на этот раз, это имеет смысл.

            Поэтому, спасибо.

 

*

 

9 мая 1992

 

            У нас в плечах локомотив.

            Мне вспоминается Шри Ауробиндо: «A last blow from the Supreme and the thing is done». [Последний удар Высочайшего и вещь сделана].

            Мы не должны быть далеко от конца.

 

*

 

11 мая 1992

 

            Я начинаю понимать, что это означает: эти силы продолжаются уже тысячелетия.

            Они могут скручиваться миллионы раз в вашей спине, и это не оказывает на них никакого воздействия даже на секунду – и то же самое на земле.

            Мне даётся точная мера.

            Это жестокий закон, который танцует в мире с околдовывающими чарами баядерки.      

Но я знаю, что Ты хочешь освободить нас от этого.

 

*

 

            Как топором.

            Если бы я давал своё собственное определение, я сказал бы: такое же текучее, как молния и такое же твёрдое, как топор дровосека (но это двойной топор).

 

*

 

14 мая 1992

 

            Сегодня десять лет как я нахожусь в этой «операции тела».

            Пусть я смогу продолжать… так долго, как Они хотят – пусть Их Работа свершится.

 

*

 

            Сегодня ночью, в первом сне, я увидел себя, идущим в кухню искать свой поднос c чаем… Всё место было в полной темноте – темнее, чем «отключение электричества», чем чёрный уголь. И я шёл через комнаты вслепую со своим чайным подносом – кроме этой Темноты, было ощущение угрозы, и я повторял громким голосом, проходя через голубую комнату: это Ты моя защита, это Ты моя Цель.

            Я вошёл в свою комнату со своим чайным подносом, всё время в этой Темноте, и через дверь своей комнаты, снаружи, я увидел или скорее услышал тень, как будто женщины, которая, уходя, выкрикивала проклятия и оскорбления – она выкрикивала как сумасшедшая. Но она удалялась.

            Состояние мира?

            Это Ты моя Цель.

 

*

 

 

 

Вечер

 

            Каждая секунда, как невозможность – последняя опасность.

            Это долгое.

            Я хорошо знаю, что это именно смерть «в опасности», но… Но смерть и такая жизнь, это почти одно и то же.

 

*

 

23 мая 1992

 

ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ ББС

 

22 мая

 

                Китай провел [вчера?] самое важное подземное ядерное испытание за двадцать лет. Сейсмологические наблюдательные пункты в Швеции обнаружили толчки, порождённые этим испытанием, которые оцениваются порядка мегатонны (примерно в 6 раз больше «нормального» уровня испытаний). В Китае, толчки приписали землетрясению.

 

 

*

 

 

25 мая 1992

 

            33 года нашей совместной жизни с Суджатой – милость моей жизни.

 

*

 

            Это любопытно, недавно, З. увидел эту большую белую лошадь, мчащуюся галопом, и я получаю письмо от Клари (которая совсем далека от нашего «мира» поиска), и она говорит следующее: «Мне снилось, что я продвигалась вперёд к солнцу, красному и горячему – между тем, шёл снег, и мы были всей толпой!?»

            Значит, это находится «в атмосфере», это не «далеко»…

 

*

 

27 мая 1992

 

            Словно катаклизм молнии и огня в теле, каждую секунду.

            Тело знает, что это Божественный катаклизм, но…

            А завтра?

 

*

 

29 мая 1992

 

            Нужны тысячи и тысячи раздирающих и нестерпимых дыханий, чтобы только научиться (немного), как надо сжимать челюсти и рот, затем расслаблять в нужный момент. Именно тысячи и тысячи микроскопических фибр должны функционировать (почти) одновременно с каждой стороны шеи и плеч… А это никогда не является определённым… И эта молния такая быстрая… как молния, естественно (!)

            И когда мы «замечаем», что это, кажется, лучше функционирует вот этим способом или вот тем способом, сразу же движение искажается – и всё корчится!

            Надо бы не «замечать» и в то же время надо «учиться»…

            То есть, нужен другой автоматизм… божественный.

            Именно вся система должна меняться.

            Пока…

 

*

 

            Америка: мы хотим быть единственными снабженцами ближайших разбойников. И мы хотим продолжить наше вооружение, чтобы защищаться от ближайших клиентов.

            И мы хотим армию, чтобы установить демократический мир у наших клиентов, которые убивают друг друга.

            P.S. Да здравствует папа, демократия и Аллах, или другие благодетели мировых преступников.

 

*

 

31 мая 1992

 

Разговор  с Суджатой

 

Чёрный океан

 

            Ну вот, моя Милая, сегодня последний день мая.

 

            Месяц, полный событий, не правда ли?

 

            Событие ещё не здесь. (Суджата смеётся)

 

            Вы ничего не видели сегодня ночью?

 

            Нет, моя Милая. Ну, а что увидела ты?

 

            Я не знаю, имеет ли это какой-то интерес, но я, должно быть, увидела что-то, касающееся всеобщего. Мне показалось, что я была на пляже, на берегу моря, я не могу сказать какого моря. Но вода, которую я видела, была ЧЁРНАЯ. Вода была чёрная, и в ней…

            Сначала,  думаю, я находилась не  на самом пляже, я смотрела с высоты (во сне я была на пляже), но потом, когда я обдумывала, мне показалось, что я, должно быть, смотрела немного издали. Так вот, я увидела людей, каждого в своей маленькой лодке, это были как rubber boats [надувные лодки] вы знаете, совсем чёрные, такие же чёрные, как water tank [резервуар для воды], в самом деле, совершенно чёрные и совсем маленькие, и все одеты в чёрное. Не то, что они были индийцами, с чёрной кожей, были также люди с запада, я не знаю из каких стран. Словом,  люди, одетые в чёрное, так сказать, и они все были на маленьких лодках, rubber boats.

 

            Да, как спасательные лодки?

 

            Может быть, может быть. Я не знаю размер.

 

            Они могли вместить человека?

 

            Да, конечно. И вот они плыли, каждый на своей маленькой лодке, по этому морю,  абсолютно чёрному. И затем я заметила, что две маленькие лодки… как сказать?

 

            Которые столкнулись, да.

 

            Которые столкнулись и затем перевернулись. И я увидела, что люди, находящиеся в лодке, оказались под водой. Я увидела одну выныривающую голову – другую голову, я не видела, чтобы она снова появилась на поверхности, значит, некоторые исчезали под водой, другие пытались выбраться.

 

            Но некоторые утонули или что?

 

            Я не знаю, я заметила там, по крайней мере, двоих, две лодки. У меня создалось впечатление, что перед этим были и другие несчастные случаи, видите ли.

 

            Они сталкивались по собственному желанию или что?

 

            Не могу сказать, было ли это по собственному желанию, может быть, и нет, но эти несчастные случаи происходили. И я говорила себе: «Но почему? Что они делают там?». Потом я поняла, что каждый что-то искал в этой чёрной воде. Особенно, там был один человек, действительно западный, но я не могу вам сказать кто, в общем, один человек (впрочем, я не видела женщин, только мужчин). И он был немного отдалён от других, и  также находился в воде, но вода там казалась чуть-чуть светлее. И он тоже искал. И это была shallow water [отмель], там не было также глубоко, как в том месте, где находились  эти люди, на лодках. У этого человека не было лодки. Он стоял, и вода доходила ему почти до колен. Но я увидела его наклонившимся, и затем, он сделал вот так, вот так (жесты), как если бы он искал что-то.

 

            Своими руками? Своими руками в воде?

 

            Своими руками в воде. И его руки касались камней, … я не знаю чего ещё. Было что-то более твёрдое внутри, и он там искал. Я понятия не имею, что он искал, и в какой-то момент я сказала себе: «Надо пойти помочь ему». Как если бы, возможно, в моём сне, я знала то, что он искал. Но я не могу вам сказать,  что он искал. Нечто такое, что было потеряно. Не что-то неизвестное, нечто, что было потеряно в этих водах. Тогда другие со своими лодками были справа, и они тоже искали. Но у этого человека не было лодки, ничего, он искал совсем один.

 

            Ты не знаешь, что он искал?

 

            Я не могу вам сказать. Только я спустилась в какой-то момент и находилась с этим человеком, чтобы помочь ему искать; помочь ему найти то, что он искал. Потому что я видела себя также в воде, делающей такие же жесты. Вот, это всё, что я увидела. И я даже не знаю, когда мой сон закончился.

 

            Ох! Это океан всеобщего несознания.

 

            Именно так мне показалось. Поэтому, это чёрное.

 

            Ох! да, земная атмосфера полностью чёрная! Полностью чёрная!

 

            То есть: люди также  одеты в чёрное…

 

            Да, они полностью… всё это полностью… существа, имеющие ещё только чуточку сознания, это должно быть, я не знаю, их можно по пальцам пересчитать в каждой стране.

            А есть страны, где нет ничего совсем.

            Но на самом деле, их можно пересчитать по пальцам, тех, кто имеет совсем чуточку сознания!

 

            Тогда, по вашему мнению, эти индивидуумы были представителями стран?

 

            Ох! Я не знаю, мне кажется, это представители общего сознания, вот такого. Это картина сознания – всеобщего несознания!

 

            И их столкновения и их

 

            О! Да! Именно это они делают лучше всего, это проскальзывает само по себе или между ними, именно это они могут делать лучше всего.

 

            И лодки полностью переворачивались, вы знаете.

 

            И ты видишь, эта последняя книга, которую я написал, вызывает у меня абсолютное ощущение, что это последний якорь спасения! Других там не будет!

            Я осознаю, что это поистине нечто такое, что приходит, впрочем, как последний якорь спасения для земного сознания: «Вы открываете глаза или нет?» Я говорю о тех, нескольких, каких ты видела, которые…: вы открываете глаза или нет? И потом это закончено.

            Не остаётся почти никого, моя Милая. Даже Лафонт несколько раз повторял мне в своих письмах: «Но кто, в самом деле, захочет подступиться к тому, о чём вы говорите». Он, в самом деле, отдаёт себе отчёт, что подходов почти нет!

            В Индии, общее сознание тех, кто, так сказать, интеллектуально пробуждён, это океан полного несознания и, возможно хуже, чем в других странах. Но то, что остаётся пробуждённым в Индии, это отважные представители как мы видим: эти женщины, собирающие чай, эти бедные женщины, которые пытаются заработать себе на жизнь, или эти бедные мужчины… именно душа Индии остаётся здесь, и живая. Но всё то, что ментализированно в Индии, оно гнилое – не гнилое, извращённое.

            В самом деле, это как раз то, что Мать видела в шестидесятом, это наводнение, этот потоп, не так ли, и Мать, которая обернулась, она достигла этого квадрата: посмотрим, что можно спасти, кого ещё можно спасти? У меня абсолютное (там был один, во всяком случае!), у меня абсолютное ощущение (например, с этой книгой): «Можно спасти ещё что-то?» Иначе всё полностью затоплено потопом лжи.

            Именно такой эффект это производит.

 

(молчание)

 

            Что касается меня, я нахожу это гораздо ужаснее, чем все убийства, которые мы видим справа и слева, я нахожу это намного более ужасным, это полное помрачение сознаний, поистине: это совершенно ужасное, люди не понимают больше, не видят больше… Асура так хорошо делает свою работу, что ВСЁ перемешано, не правда ли, даже если есть грамм истины, есть столько шарлатанов вокруг, которые загрязнили Истину, что больше никто не верит ни во что.

            Люди потеряли веру в своё собственное орудие – в ум. Ты понимаешь? Тогда?

 

            Но что касается меня, я думаю, что все преступления и т.д., которые мы видим, это непостижимо варварское, а!

 

            Ох! да.

 

            И всё это возникает в результате помрачения сознания.

 

            Да.

 

            Именно это находится в основании всего того, что мы видим, все ужасы, которые мы видим.

 

            Тогда это там, это хуже, чем помрачение, это жестокие силы, которые прямо захватывают это несознание. Это последняя стадия.

 

            Последняя стадия, а?

 

            Да: «Теперь, идите! убивайте друг друга! – способом таким отвратительным, каким только возможно».

 

            Это, действительно, отвратительно.

 

            Ах! да.

 

            Это вызывает ужас, а?

 

(молчание)

 

            Ладно, моя Милая, что ж, пожелаем, чтобы событие не было далеко.

 

 

*

 

 

ИЮНЬ

 

ХРОНОЛОГИЯ МИРОВЫХ СОБЫТИЙ

 

 

2 июня – Дания: 50,7% избирателей отвергли Маастрихтский договор.

 

7 июня – Чад: премьер-министр Джозеф Йодоман заявил, что между правительственными силами и диссидентами, приехавшими из соседних стран, имели место ожесточённые столкновения.

 

8 июня – Египет: в Каире, двумя мусульманами-фундаменталистами убит писатель Фараг Фода, известный своей позицией против «исламской угрозы».

 

10 июня – Чехословакия: результаты выборов 6 мая показали острые противоречия между Чехией и Словакией.

 

11 июня – Украина/Россия: украинский президент Леонид Кравчук оспаривает право Бориса Ельцина представлять Украину на следующих переговорах о разоружении в Вашингтоне.

 

12 июня – Камбоджа: ООН заявила о «глубокой озабоченности» по поводу неуважения красными кхмерами договора о мире, заключённом в октябре 1991 года.

 

13 июня – Франция: Межрегиональный Совет Зелёных проголосовал за условное «да» на предстоящем референдуме по Маастрихтскому договору.

 

14 июня – Россия: грузинская армия продолжает свои бомбардировки в Южной Осетии, в то время как Российский Парламент утвердил установление чрезвычайного положения в Северной Осетии.

 

16 июня – США/СНГ: в Вашингтоне Джордж Буш и Борис Ельцин подписали договор, предусматривающий сокращение на две трети ядерных вооружений обеими сторонами. Подписан также устав о сотрудничестве и дружбе.

 

18 июня – Ирландия: референдум по вопросу о Маастрихтском соглашении утвердил этот международный договор с 69% голосов «за», но при явке только 57%.

 

20 июня – Чехословакия: чех Вацлав Гавел и, занимающий такой же пост словак Владимир Месиар, подписали соглашение о разделении страны на два независимых государства. Разделение должно произойти до конца года.

 

21 июня – Кот-д’Ивуар: лес Берега Слоновой Кости, хотя находящийся почти полностью под защитой, находится под угрозой уничтожения в течение 10 лет, если вырубка леса продолжится с нынешней скоростью.

 

22 июня – Китай: смерть в Пекине Ли Хианна, в возрасте 87 лет, президента китайской республики с 1983 по 1988 и одного из последних переживших Великий Поход[10].

 

28 июня – Иран: Текст петиции, делающий «непреложным» смертный приговор Салману Рушди, английскому писателю, автору Сатанинских Стихов, был подписан большинством депутатов иранского Парламента.

 

 

 

5 июня 1992

 

            Нас размалывают полностью живым.

            Часами.

            Сколько времени тело может продолжать вот так?

 

*

 

6 июня 1992

 

Утро

 

            Самое трудное, это сопротивляться голосам Жестокости, которые становятся страшно жестокими, невообразимо злобными.

            Именно она собирается растерзать мир.

            Это обнажённая Жестокость мира.

            Единственное решение, это повторять и повторять: это Ты, это Ты приходишь трансформировать этот Ужас.

            И естественно, Ужас показывает все свои зубы.

 

*

 

 

10 июня 1992

 

            Моя Милая замечает: «любое действие жизни становится трудным: есть, пить, дышать, курить…»

            Я ЗНАЮ, что это Ты, но…

            Это «но» является слишком.

 

*

 

11 июня 1992

 

            Тело замечает 10 000 раз, что определённое микроскопическое движение, кажется,  более благоприятное, но только в 101 000-ный раз оно начинает это немного понимать.

            Фактически, некоторые микроскопические движения я заметил три или четыре года назад, и как их использовать, я только понемногу начинаю понимать. Но это всегда в комбинации с тысячью других микроскопических движений, так что я в этом ещё многого не понимаю.

            Когда миллионы или миллиарды микроскопических «вещей» согласуются, это, возможно, будет «сделано».

 

*

 

            Похоже, что в Материи, всё является барьером. Бесчисленная тюрьма в Тюрьме.

            Должен быть центральный Сезам, или понадобились бы миллионы лет… чтобы разрушить сделанное за миллионы лет.

 

*

 

12 июня 1992

 

            Вдруг, сегодня утром, после того, как я до полуночи каждую секунду пребывал в боли, не имея возможности заснуть, я чувствовал, что шёл к концу, к полному разрушению – я был готов. И затем, мне вспомнилось это видение Великого Чудесного Шри Ауробиндо, 21 июля 1984. «Я даю тебе Реализацию», с этим кусочком чёрно-серого камня на конце кожаной верёвочки – «камень». Тогда тело с возобновлённым доверием сказало: «Значит, я не иду к концу, я иду к этой Реализации, каковы бы ни были видимости».

 

*

 

Вечер

 

            «Il spreads

            And ASSAILS

            The Black Dense[11]»

 

            Это совершенно то.

            Мы как бомба (передвигающаяся).

            Такая конкретная интенсивность, что это Ты.

            (Вместо моей обычной «поездки верхом», я прошёл туда и обратно по аллее Конца Земли – когда я остановился, я не знал больше что делать с моим телом, куда его поставить, настолько оно находилось на грани взрыва.)

            (Но я каждый день замечаю, что настоящая «работа» начинается после работы!)

 

*

 

14 июня 1992

 

            Я думал, что расхаживая по аллее Конца Земли, я немного «смягчал» Могущество, и что оно было более «управляемым», чем моя обычная скачка верхом, но вчера, после ходьбы, я на протяжении часов (каждую секунду) находился в таком опасном состоянии «на грани взрыва» – я не знал больше, ни где расположить своё тело, ни как завинтить (или скорее развинтить) свой рот, каждая секунда была словно «на грани» – я спрашиваю себя, должен ли я продолжать такого рода расхаживания … Я закончил тем, что заснул в одиннадцать часов вечера, после семи взрывоопасных часов, которые каждую секунду были… я не знаю чем.

            Однако, во время ходьбы, вещи происходят, в самом деле (хотя, присутствовало раздавливающее ощущение, что весишь тонну), но после… тело настолько переполнено, что не знаешь больше, как сделать следующий вдох, чтобы не разорвать шею и плечи, и весь верх спины. Это довольно ужасное. Однако, мы «обязаны» дышать (!) каждую секунду.

            Мать говорила о «кипящей каше», и я хорошо понимаю то, что она хотела сказать (!), но у нас скорее ощущение глыбы твёрдого огня. Да, как если бы это было взрывчатое вещество, которое стремится разбить свои стенки повсюду.

            Возможно, это атомная «стенка»?

 

*

 

            Очевидно, существует иллюзия. Согласно нашим законам и нашим электронным весам, я вешу ни на грамм больше, чем «обычно» (несмотря на эту передвижную тонну) и не нагреваюсь даже на сотую долю градуса больше, согласно нашим термометрам (несмотря на глыбу огня), и, однако, это реально так, как я это говорю и описываю.

            Очевидно, также, это законы (или закон) другого мира, которые невозможно измерить нашими законами, но именно моё старое тело выносит этот другой закон.

            И, однако, также, именно это неизмеримое Могущество и этот неизмеримый Огонь заставляют кружить вселенные или являются главным источником этих вселенных.

            Я действительно думаю, что «иллюзия» находится с нашей стороны, но именно в Материи и в теле её необходимо разрушить… не разрушая себя.

            Надо, чтобы мир и земля снова нашли своё божественное дыхание.

            Я, в самом деле, думаю, что боль, это страж «иллюзии».

 

 

*

 

Полдень (работа в моей комнате)

 

            Тело совсем больше не знает как делать, в какое положение стать, чтобы вынести это раздавливающее разрывание в шее и в плечах.

            Это конец?

            Что мне делать сегодня вечером?

 

*

 

            Именно это незнание того, что надо делать, ужаснее всего… что делать? как делать?

            Больше всего приводит в отчаяние мысль, что есть «может быть, лучший способ» делать.

            Мы не знаем НИЧЕГО!

 

*

 

            Сегодня 121 месяц, как я нахожусь в этой «операции».

 

*

 

Вечер

 

            Я думаю, в конце концов, нет «лучшего способа», в каждый момент это «возможный способ», чтобы выжить в этот момент.

            (Из всего, именно это движение рта самое критическое и труднее всего контролируемое).

 

*

 

20 июня 1992

 

            Тело находится в своего рода, анатомическом хаосе.

 

*

 

            Сегодня ночью (с 19 на 20) была такая боль, что я не мог заснуть до часу ночи. Около одиннадцати часов вечера, я вдруг почувствовал «движение смерти». Это не было больше болезненным, это было ощущение, которое тело никогда не испытывало (однако, я знал «трансы», движения экстериоризации), не было больше боли, это было движение, как окно, которое открывается и птица улетает. Я позвал Шри Ауробиндо и феномен остановился. Я не хотел умирать – само тело не хотело, несмотря на боль.

 

*

 

22 июня 1992

 

            Это очень обнадёживающее, что другие могут видеть в своих видениях также… Это означает или означало бы, что Время не так уж далеко.

 

От Л.

 

7 июня 1992

 

            P.S. Некоторое время назад, было удивительное видение: вы, в огромной подземной пещере. Совсем один, сидя в конце пещеры, вы копали или выдалбливали (как мы выдалбливаем ствол дерева, чтобы сделать пирогу). Стены состояли из любопытной материи, как «соль», слабо светящаяся сама по себе, но более твёрдая, чем скала. И вы выдалбливали там внутри своим единственным инструментом: вашим криком, вашим чаянием – это был единственный инструмент, чтобы копать эту материю. Огромная часть пещеры была уже пустой, где могло вместиться большое высотное здание, но вокруг оставалось ещё немало материи. Полушутя-полусерьёзно,  вы говорили мне: это опора (или основание) внешней материальной системы: когда она будет совсем пустой, всё обрушится само собой, без усилия и без внешнего вмешательства: вы опустошаете мир = систему, от её содержимого.

 

*

 

            Эта «соль», мне кажется, представляет собой Свет другой стороны, который просвечивал.

 

*

 

23 июня 1992

 

            Это почти невыносимо.

            Если необходимо достичь точки плавления…

            Суджате: без её поддержки это было бы невозможно.

            Невозможно вообразить, что это может длиться днями.

 

*

 

24 июня 1992

 

            Что делать? Нет формулы, чтобы пройти из одного вида в другой – надо стать им вопреки старому виду или старой системе.

 

*

 

25 июня 1992

 

Разговор с Суджатой

 

Сатпрем встречает Рао.

Буря в теле.

Тело Сатпрема разделилось на strands.

 

            Ну-ка расскажи. Что ты увидела, моя Милая?

 

            Вы спрашивали меня, видела ли я что-то. Я ответила вам, что у меня сложилось впечатление, будто я видела Мать. Но я не помню визуально или что точно произошло с Матерью.

            Но в моей памяти сохранилось другое. Это было, видимо, сразу после того, как я увидела Мать. Вы знаете, в моих снах, когда я вижу нас, мы никогда не имеем наши living quarters [квартиры] на нижнем этаже: я не могу сказать «никогда», но обычно нет, обычно это на каком-то этаже, на втором, третьем, я не знаю. И мы, действительно, имеем каждый по спальне, гостиную и т.д., другие комнаты. И вот, сегодня ночью, это было как обычно: я проснулась раньше, чем вы, не так ли! (Смеётся) Я проснулась, я что-то сделала (не знаю – свою работу), а потом пришли вы, чтобы рассказать мне что-то. Может быть, рассказать то, что вы делали или сон, который вы видели – я не могу вам сказать точно.

 

            Я был в… ? Я тебе рассказал это, где ж это?

 

            Я находилась в какой-то комнате, достаточно большой, с довольно высокими подоконниками. Особенно было длинное окно, больше чем моё и гораздо выше, как у Матери, вы помните?

 

            Да.

 

            Оно было довольно высоко, тогда я….

 

            Подоконники у Матери были очень высокие, да.

 

            Очень высокие. Я сидела там, на подоконнике, прислонившись к стене, ноги висели в воздухе. То есть, передо мной было много места. И вы пришли и остались стоять, чтобы рассказать мне нечто забавное, что вы увидели – увидели, или то, что произошло  с Нарасимха Рао, (смеясь) жаба, как вы его называете.

 

            (Смеясь) Да, жаба.

 

            Я смотрела на вас, забавляясь, потому что вы рассказывали что-то забавное, но я (видимо) не запомнила точно. И в то время, когда вы рассказывали, вы, словно становились этим человеком, вы понимаете, происходило физическое отождествление. У вас, это происходит почти естественно в жестах.

 

            Тогда я стал этой жабой Рао?

 

            Это было похоже на то, что происходило в его теле, вероятно. Тогда я смотрела, забавляясь, и затем, вдруг, я осознала, что ваше тело  стала раскачивать своего рода буря: вы раскачивались, как эвкалипт при сильном ветре: он наклоняется из  стороны в сторону… Так вот, ваше тело выглядело  так же. Сначала, я подумала, что вы показываете то, что происходило в теле Рао. Но потом, вдруг, я осознала, что нет, это именно вы, ваше тело  раскачивалось, даже больше чем раскачивалось…

 

            Этой бурей.

 

            Этой бурей. Затем, я не знаю почему, это стоит у меня перед глазами, словно  вы разделились, ваше тело разделилось и стало strands [разделилось на пряди]. Вместо того, чтобы оставаться одной целой вещью, оно стало… например, вы знаете, вот таким (жест)… разделилось.

 

            Strands: как пучок…?

 

            Да, видите ли, я говорила о кусочках, вот таких.

 

            Как твои волосы?

 

            Как мои волосы, но не один волос, а скажем десятка четыре или сотня волос.

 

            Ах! Я разделился наstrands

 

            на strands.

            И я, в самом деле, видела, как если б оно начинало разделяться.

 

            Тело…

 

            Да, но любопытно, сейчас, вдруг, я подумала… как если бы я видела цвет… немного похожий на цвет дерева, понимаете.

 

            Цвет дерева.

 

            Да, это не был ваш цвет, было что-то золотистое. Есть что-то золотистое в этом светлом дереве, правда же? Есть что-то золотистое, но оно было коричневым – скажем, коричневым золотистым. Тогда, вдруг, я осознала то, что происходило в вашем теле, я спрыгнула на пол и подхватила вас своей рукой. Я подумала, что уложу вас на подоконник, но  почувствовала, что для вас будет слишком высоко подняться туда. Тогда, вот что я сделала (я подумала, что вы вот-вот упадёте в обморок на пол, но вы не упали): я вас подхватила и почти подняла с пола, чтобы  поддерживать, так как вы были сознательным, это не была dead weight.

 

            Безжизненная масса.

 

            Не безжизненная масса. Поэтому вы помогали. Возможно, вы тоже шли, но я вас, в самом деле, поддерживала! Я взяла на себя столько тяжести, сколько возможно.

 

            Я шатался.

 

            Ах! да! Но когда я вас подхватила вот так, вы, конечно, перестали шататься. Это прекратилось. И потом мы направились в вашу комнату, я подумала, что надо уложить вас в вашу кровать, и когда мы пришли, я увидела, что ваша кровать не готова. Но у вас была очень красивая комната, на полу чудесный ковёр, окна были ещё занавешены, поэтому всё было немного в… Как сказать? Не было достаточно солнечного света.

 

            Да.

 

            Воздух был coolне cold [холодный] cool.

 

            Прохладный.

 

            Воздух был прохладный и приятный. Тогда я подумала, что положу вас на ковёр. Что я и сделала.

            Вот. Я не знаю, что это означает.

 

            Но это скорее походит на состояние моего тела вечером, после работы.

 

            Похоже.

 

            Как если бы всё собиралось разорваться на кусочки.

 

            Но вы знаете, низ оставался целым.

 

            Ноги?

 

            Я не могу сказать. Ноги и, возможно, до груди. И только вверху я видела начало этого разделения, которое доходило, может быть, до вашей груди.

 

            Но вечером, я нахожусь в буре молнии.

 

            Ну да, я видела вас несколько раз потрясённого бурей.

 

            Ну, конечно, это буря. Мы в буре. Тело… Это безумное. Это безумное.

            Как мы не взрываемся? Как, как… это безумное. И вот уже сколько лет, как я подвергаюсь этому.

 

            Да, действительно, столько уже прошло.

 

            Так ты говоришь, я разделился на strands – это любопытно.

            Но замечу, эта молния – своего рода, многообразная вещь. Это одновременно как глыба и в то же время это молния, но это не какая-то маленькая вспышка, как обычно. Это не просто маленькая вспышка, одна молния, которая нисходит, это молния, проходящая через вас бесконечное число раз, она бороздит вас! Нас бороздят, вот, это слово точное.

 

(молчание)

 

            Такое ощущение, что нас размалывают полностью живым. Я говорю «ощущение», это смешно, не правда ли: мы переживаем это, это не какое-то ощущение, которое мы ощущаем от того или от сего, головная боль или… Это другая вещь, нежели какое-то ощущение!

 

(молчание)

 

            Нет, но любопытно, что это имело отношение к Рао.

 

            Да, это начиналось именно так.

 

            Это начиналось так…

 

            Да.

 

            Рао меня совсем не интересует, но возможно, это представитель Индии.

            Печальный представитель Индии.

 

            О! да.

            Но это тоже любопытно, как… я хочу сказать ваша физическая идентификация.

 

            Ах! да.

 

            Вы начали рассказывать о Рао, и вы стали почти как он, даже внешне.

 

            Да, да моя Милая, вещи становятся полностью физическими. Именно поэтому я опасаюсь всех контактов, даже через письма. Мать говорила об этом, она сказала очень верно: «Мы внутри». Мы становимся или кем-то, или вещью, или событием, или… И обычно это  совсем не забавное.

 

(молчание)

 

            Сегодня 25 июня?

 

            Да, 25 июня.

            Но каждая strand была тоненькой, тонкой или как? Да?

 

            Я не сказала бы тонкой, как один волосок, но, скажем, сотня волос, я не знаю, это составило бы как сотню…

 

            Почти как одна из твоих кос, если угодно?

 

            Одна из моих кос? Нет, не такая толстая. Я бы сказала третья часть.

 

            Да, третья часть одной из твоих кос. 

 

            Третья часть или даже четвёртая.

 

            Мы расщеплены, не правда ли!

 

            Ну да, это было именно так, расщеплены. Видите ли, там виднелись щели.

 

            Мы расщеплены.  Несколько раз я говорил тебе: но это как топором! Нас расщепляют как топором! И не один кусок, а!

 

            Но заметьте, что внизу это было одним куском, который начинал расщепляться вверху.

 

            Эта часть? Эта часть тела?

 

            Нет, скажем, вы берёте большое полено…

 

            Да.

 

            Хорошо, вы начинаете рубить одну сторону…

 

            Да.

 

            Низ остался не разрубленным, и целым

 

            Да.

 

            И это только вверху вы начинали

 

            Расщепляться, вверху.

 

            Вверху, но это было вот таким длинным: возьмём полено вашего размера, и оно было бы разрубленным до вашей груди. Остальное оставалось бы как единым целым, да.

 

            Остальное, как единое целое, да.

           

            Остальное оставалось таким, как и было.

 

            Что ж, значит, остаётся ещё всё это разрубить! (Смеётся)

 

            Но к счастью! Потому что надо, чтобы было единое основание, не правда ли, иначе все кусочки будут повсюду.

 

            Это правда! (Смеётся)

 

            Но я также говорю «кусочки», но даже эти кусочки там… Я видела… например, вы берёте кусок вот так (жест): он был меньше, чем это.

 

            Большой, как твоя рука?

 

            Он был, фактически, немного больше… почти

 

            Как три четверти твоей руки, да.

 

            Как три четверти или три пятых, я не знаю. Так вот, даже в этом я видела (жест). Понимаете?

 

            Щели.

 

            Да, то есть, это не были куски, куски и куски.

 

            Да, не склеенные один с другим.

 

            Нет, но даже в этих кусках были видны тонкие штуки – как щётка, например.

 

            Ах! да. Ты хочешь сказать, что были видны щели между каждой… ?

 

            Да.

 

            Между каждой прядью или каждой… было видно, что это рассечённое, так сказать. «Как щётка»: каждая штука была разделена.

 

            Да, каждый волос  в щётке разделён, не так ли, – щётка для покраски, например.

            Я узнала, потому что я видела, я думаю…

 

Из-за света, проходящего через неё.

 

Через неё, потому что было окно.

 

Да.

 

Да, именно так.

 

Ты видела свет, проходящий через это.

Ну что ж, это означает, что тело начинает серьёзно… (смеясь) проветриваться!

 

(Смеясь) Это хорошо обработано.

 

            О! это безумное. Это ужасно безумное.

            Фактически, невыносимое, только высочайшая Милость заставляет нас выдерживать это. Но, есть знание того, что это такое.

 

            К счастью, иначе, мы подумали бы, что мы сумасшедшие.

 

            Или мы сумасшедшие, или что мы умираем – нам хотелось бы умереть, точно, нам не хотелось бы переживать и трёх минут этого.

 

(молчание)

 

            Смотрите, если взять вилку, например, там  есть зубчики, есть  handle [ручка], и затем это разделено, разделяется на зубчики. Так вот, если каждый зубчик был бы очень тонким также – мы различаем зубчики, но представьте, что эти зубчики очень тонко разрезаны

 

            Да.

 

            Что бы вы увидели? Это было примерно вот так.

 

            То есть, была видна каждая щель, каждая…

 

            Была видна не только каждая щель между зубьями, но каждый зуб также был…

 

            Виден, да.

 

            Также.

 

            Отделённый.

 

            Также отделённый, очень тонкими промежутками; но это было скорее как волосы, я сказала бы.

            Это не было как металл,  твёрдым, как металл, это было, я сказала бы, как… например, как кожура, когда мы её начинаем снимать. Вещи, подобные этому.

            Вот, я вам долго рассказывала (Сатпрем смеётся), теперь, у меня не осталось больше времени, мне надо идти.

 

            Да, да, моя Милая.

            Хорошо, ну что ж, это ситуация.

 

            Это ситуация.

 

            Тела и, возможно, остального.

 

            Но это любопытно, то, что вы говорите! Я спрашиваю себя…

            Это началось с Рао, да.

 

            Но у меня впечатление, что всё разбивается на кусочки в моём теле и на всей земле. Это будущая жизнь или будущая земля входит и заставляет разбиваться всё старое. Которая разделяет на части, не так ли, которая разбивает вдребезги всё.

            Которая раскалывает всё.

 

            Да.

 

            (Смеётся) Мы продолжаем. Ты видишь, восемь часов утра, а я чувствую себя наполненным молнией, и шатаюсь на ногах.

 

            (Смеясь) Там, это было больше, чем «шатающийся». Это было больше, чем шататься. Вы действительно стали шататься, как вы говорите, но после (смеясь), это было, в самом деле! Тогда там, вдруг, я поняла (смеясь), я поняла: я спрыгнула, я подхватила вас вот так (жест). Но это любопытно! я, должно быть, была больше в тот момент! Я, должно быть, была больше, потому что вы больше, чем я: я вас и вправду подхватила, и ваша голова находилась здесь (жест).

 

            Легла на твоё плечо?

 

            Немного, да, у моего chin [подбородка].

 

            У твоего chin.

            Да, это меня не удивляет, что ты была большой. (Суджата смеётся).

 

            Ну вот! Ashi?... [я пойду?] Bye-bye, cherio, ta-ta, toodle loo ! (Смеётся)

 

*

 

26 июня 1992

 

            Всё больше и больше я вижу, что опасность стоит в миллиметрах и долях секунды.

            Только Высочайшее может разобраться в этом.

 

*

 

            Необходимо тотальное «это Ты», чтобы выносить это.

 

*

 

Разговор с Суджатой

 

Буря и обрушившиеся гигантские деревья

 

            Что произошло?

 

            Как я вам уже говорила, между полночью и двумя часами тридцатью, я не спала. Но потом, я, должно быть, соскользнула в сон, полный деятельности. Как я вам это говорила, да? Я была очень активной, я делала уйму вещей. И вот, посреди всего этого, я оказалась на каком-то поле или в парке. И я стояла под деревом, огромным, огромным деревом! Я не смогла бы его обхватить.

 

            Ствол?

 

            Ствол, да, гигантский, и были ещё ветви с листьями.

            И потом, я собралась вам рассказать, предположим…

 

            Ты нарисуешь, может быть?

 

            Да, немного: предположим, что вот  место, которое я видела. Я нахожусь почти на  краю, большое дерево, вот здесь, в самом деле, толстое. И затем, я смотрю с этой стороны.

 

            Скажем на восток.

 

            Я не знаю, был ли это восток…

 

            Словом, по отношению к этому месту.

 

            Да, но если вы посмотрите вот так, это меняется. Я не могла бы сказать, какая  сторона горизонта там была. Во всяком случае, я смотрела назад.

 

            О! назад!

 

            То, что было позади меня.

 

            О! ты смотрела на то, что было позади тебя.

 

            Ах! да, но я немного повернулась, чтобы смотреть.

 

            Чтобы смотреть на восток.

 

            Гм…

 

            Cловом, неважно.

 

            Потому что, сначала, у меня был образ, вот такой. Затем, я повернулась, посмотрела и тогда,  я заметила там Супрабху – о-очень далеко. И у меня возникло ощущение [что это было], как если бы я слышала какую-то очень большую… может быть, я не знаю: я слышала, и я не слышала, я не могу сказать как. Но я понимала, что надвигалась большая буря.

 

            К тому месту, где находилась Супрабха?

 

            Которая приближалась…

 

            Которая приближалась к месту, где находилась Супрабха?

 

            Не только туда, где она была, но буря приближалась к нам.

 

            А! к нам также, к нам.

 

            Она надвигалась позади Супрабхи и приближалась

 

            К нам?

 

            Она приближалось к нам –  вас там не было, я была совсем одна – скажем, ко мне, туда, где я находилась. То есть, это была сильная буря, и она приближалась. Но Супрабха стояла намного ближе к надвигающейся буре, чем я.

 

            Да.

 

            Она тоже стояла  под деревом, и я сказала: «Но это большие деревья!». Там тоже были очень большие деревья – все деревья. Я сказала бы, им было по нескольку сотен лет, по 500 лет. Не 50 лет! 500 лет.

            Затем, вдруг, я вижу (я не слышала ничего, никакого шума, полная тишина), я вижу, что деревья… Деревья: то ли они падали, то ли оставались на месте? Не совсем так: деревья перемещались под давлением силы…

 

            Значит, это была молчаливая буря?

 

            Да, да. Но, я не знаю, как… я знала, что она приближалась, как если бы я слышала.

 

            Да, да.

 

            Но она была бесшумной; листья не шевелились, не так ли, но деревья…

 

            Перемещались!

 

            Перемещались – перемещались и почти приблизились ко мне. Я видела деревья, больше чем комната.

 

            Ствол?

 

            Ствол, который упал. Там было два, другой был поменьше и тоже толстый: они упали.

 

            И дерево гигантское…

 

            Подождите: сначала, я увидела два дерева, которые перемещались вот так, и потом, на некотором расстоянии упали на землю. Толстые!

 

            Ты говоришь, что они были больше, чем голубая комната?

 

            Ну, как от голубой комнаты до вашей комнаты, по крайней мере!

 

            Ствол?

 

            Ствол!

 

            Ох! это тревожит. И оно рухнуло, где же?

 

            Не очень далеко от того места, где я находилась.

 

            Не очень далеко от места, где ты стояла.

 

            Да, вы видите, это было здесь.

 

            Да, к востоку, так сказать.

 

            Они надвигались, вот так, и затем, приблизившись, они упали, скажем, вот здесь.

 

            Здесь, да, прямо возле тебя.

 

            Не так далеко, да. Тогда, в этот момент я увидела Супрабху, которая стояла ещё там, под большим деревом (там оно тоже было очень большим). Тогда я позвала: «Суп.-Суп., беги!». Она, должно быть, не отдавала себе отчёт. Я думала, что это дерево было таким толстым, что оно никогда не упадёт, это просто невозможно! Но, я увидела, что нет, оно начинало двигаться. Тогда Супрабха побежала.

            Она побежала: например, она находилась здесь, и побежала вот так, затем она пробежала.

 

            Возле тебя.

 

            Возле меня. Но было, словно, одно совсем узкое место, чтобы пройти. Между деревом и я не помню больше между чем. Словом, было что-то загораживающее, во всяком случае. Она сумела пробежать. И я увидела, что дерево, ги-гант-ское, под которым она находилась раньше, начало двигаться. Как если бы оно бежало! (Смеясь) Как если бы дерево бежало! вы понимаете. Тогда я поняла, что и я тоже, я не могла больше оставаться в этом месте…

 

            Там, где ты стояла.

 

            Там, где я стояла. Здесь также было дерево, может быть, ещё более гигантское. И я не могла оставаться. Тогда я подумала, что, не побежать ли мне той же дорогой, что и Супрабха, чтобы пройти через это, и я увидела, что было полно ветвей,  загораживающих мне путь. Она, должно быть, пробежала вот так, но у меня там не оставалось больше времени. Тогда я взобралась на дерево – вы знаете, есть разветвления…

 

            Да, ветки.

 

            Я поднялась немного по стволу и спрыгнула с другой стороны.

 

            С другой стороны того места, которое было отчасти загорожено.

 

            Нет-нет, не с другой стороны: с другой стороны дерева.

 

            А! ладно.

 

            Вместо того, чтобы пробежать, как Супрабха, я пошла этим путём, прямым.

 

            А! да, ты пошла прямым путём, используя одну из ветвей дерева, под которым ты находилась.

 

            Нет, это не было одной веткой: деревья, очень часто – как бы сказать? – имеют разветвления.

 

            Да, растущие снизу, побеги.

 

            Нет-нет, вот ствол (жест), не так ли, потом, через какое-то время ствол начинает разделяться.

 

            Да, разветвлениями.

 

            Это называется «разветвлениями», ах! да. Тогда я поднялась на эту впадину между ветвями и спрыгнула с другой стороны. Затем, я пошла в том же направлении, что и Супрабха. И прежде чем всё это ушло из поля моего зрения, я снова увидела ту же самую сторону.

 

            К востоку, да.

 

            Я посмотрела с этой стороны, и вот что я увидела: большие деревья, упавшие под давлением этой неслыханной силы! Так вот, здесь, в глуши, в глуши, словно был своего рода колодец.

 

            «В глуши»: вдали, ты хочешь сказать, ты хочешь сказать вдали, к востоку.

 

            Вдали, очень далеко.

 

            К востоку: с той стороны, откуда шла буря. Я говорю «восток», чтобы мы понимали друг друга. Иначе мы закончим тем, что больше совсем ничего не поймём.

 

            Да,  с той же стороны, откуда шла буря.

 

            Был колодец.

 

            Был колодец. А вокруг колодца возились несколько парней – несколько парней, которые дрались.

 

            Которые дрались! Вот как.

 

            Дрались.

 

            Это Ашрам, нет?

 

            Возможно. Я не могу сказать. За исключением Супрабхи, я не узнала никого среди тех, кто дрался. Они не только ссорились словесно, но…

 

            Да, да, они дрались. Они делают так же, как и повсюду в мире. Но что меня беспокоит, так эти гигантские деревья, то есть, всё же существа, которые всё-таки рухнули…

            Но дерево, под которым ты находилась, тоже рухнуло?

 

            Я не видела его рухнувшим, нет.

 

            Нет, ты не видела его рухнувшим. Но ты почувствовала, что тебе следовало уйти оттуда тоже.

 

            Да-нет: то, что произошло в моём сознании, или скорее в моём уме, что большое дерево (оно было действительно огромным), под которым находилась Супрабха, если оно также начинало двигаться (потому что оно начинало двигаться) и оно почти достигло меня и падало на другое дерево, меня раздавило бы полностью, именно этого я боялась. Значит, я должна была уйти. Я не думаю, что дерево, под которым  я стояла, двигалось.

 

            Но, именно это большое дерево, в конце концов, рухнуло?

 

            Я не видела его рухнувшим, потому что я должна была уйти прежде. Но я увидела, что оно начинало двигаться.

 

            Двигаться? Но ты сказала мне, что оно рухнуло.

 

            Там было два, которые рухнули в самом начале. Два дерева.

 

            Но самое гигантское из всех?

 

            Из всех? нет: именно я находилась под самым гигантским.

 

            Ах! Ты была под самым гигантским.

 

            И которое стояло дальше других.

 

            Да-да, его ты не видела падающим. Но те, которые перемещались оттуда, скажем из Ашрама, они рухнули, в конце концов.

 

            Я увидела там два, полностью расплющенные на земле.

 

            Гигантские.

 

            Они были гигантские.

 

            Два, полностью расплющенные на земле.

 

            Два, полностью расплющенные на земле; и я увидела, что последнее, которое я видела вдали, начинало идти (смеясь), если я осмелюсь так сказать.

            Но это было, в самом деле, удивительно, вы знаете, деревья, представляете! приближаются вот так, на всей скорости!

 

            Они передвигались.

 

            Передвигались.

 

            (Смеясь) И они приближались к нам!

 

            Ну да. Двигались вот так, и затем крак!

 

            Всё же, они расплющились.

 

            Два, по крайней мере, я действительно это увидела.

 

            Что касается меня, я сказал бы спонтанно: Шри Ауробиндо и Мать, не так ли. Но Шри Ауробиндо и Мать не могут расплющиться…

 

            Нет, нет.

 

            Это невозможно. Может быть, именно их присутствие там, которое… Но их Присутствие там уже давно, с тех пор как она ушла!

 

            Да, я не знаю, я не сказала бы, что это Шри Ауробиндо и Мать расплющились.

 

            Нет, это не представляется мне возможным. Это, казалось бы, скорее, как Индия, может быть.

 

(молчание)

 

            Это была бы Индия-Индия? Такое возможно.

 

            Что ты сказала бы, ты? Я напрасно тебе предложил…

 

            Нет-нет.

 

            Что бы сказала ты, именно ты?

 

            Я не думала об этом, фактически, я только отмечала то, что  увидела.

 

            Да, но теперь, что ты думаешь?

 

(молчание)

 

            Это мне говорит, скорее, об Индии, вы знаете. Скорее Индию, и дерево, где я находилась – это была Мать. Я, в самом деле, была с Матерью, там – скорее, с Истиной Матери.

 

            Да.

 

            Вы понимаете.

 

            Ну вот, вчера ты увидела, как моё тело шаталось от бури, не так ли, и это было после моей встречи с этим Рао, этой жабой.

 

            Да.

 

            Ох! Что касается меня, я чувствую, что час близок, в целом мире, но я охотно подумал бы, что Индия будет последней… (смеясь) кто зашевелится.

 

            Но, возможно, также… это только сейчас я подумала, что эта быстро приближающаяся, молчаливая буря не будет медлить, чтобы коснуться вещей.

 

            Ах! да!

 

            Вы, вы видели смятую гору.

 

            О! да!

 

            Прошло десять лет, нет? Сколько прошло?

 

            Больше десяти лет. Гора, смятая, как пластилин, полностью безмолвным могуществом. Не было шума, и эта гора была СМЯТА, как тесто, безмолвным могуществом. И в конце я знал, что будет извержение

 

            Но, ваше видение было дано намного… раньше.

 

            Да, это было, возможно, двенадцать лет назад.

 

            Двенадцать лет назад[12].

 

            Это было перед нашим отъездом на Тихий океан.

 

            И там, тогда, у меня было впечатление, что это очень близко

 

            Намного ближе…

 

            Я более материальная, чем вы, не так ли.

 

            Ну да, но я, моё тело, оно в буре!

 

            Ну конечно, я это вижу, в самом деле. И  моё впечатление, что эта буря не так далеко от Индии.

 

            Так вот, не так давно тебе вспоминалось, это было с Х., я находился в земной буре… И я говорил: надо делать быстро, а! каждую минуту: если поезд должен быть в 8 ч 40 мин на вокзале Монпарнаса, надо, чтобы он точно в каждую минуту был во всех маленьких посёлках. Иначе, он не прибудет вовремя… Но, это происходило в земной буре.

 

            Но я словно увидела своё ограниченное поле (оно было широкое, но всё же ограниченное), особенно у меня впечатление, что эти две стороны были ограниченными.

 

            Да, парк или поле, где ты стояла.

 

            Ну, я сказала бы «парк», он был широким, но всё же ограниченным, это не было земным.

 

            Это не было земным.

 

            Вот почему я подумала, что, скорее, это была Индия.

 

            Ну да, там также была Супрабха…

 

            Тоже индианка.

 

(молчание)

 

            Что касается меня, я жду – я жду не пассивно! (Смеётся)

 

            Думаю, что ваше ожидание очень активное.

 

            (Смеясь) О, ох! да, я тебя уверяю.

 

            И именно оно заставляет ускоряться вещи, не правда ли.

 

            Ну да, я много молюсь ради этого.

            И молиться: не сидя, скрючившись, молиться в молнии.

 

            Да.

 

            Ради того, чтобы эта молния входила в землю, именно в этом моя молитва.

 

(молчание)

 

            Это было и в самом деле любопытно, эти деревья, совершенно прямые! сдвигались с места и, совсем прямые, перемещались.

 

            Они передвигались, да.

 

            Именно так, и достигая определённой точки, крак, расплющивались.

 

            Я спрашиваю себя, что это. Словом, единственная конкретная вещь, что буря здесь, и она не так далеко.

 

            И безмолвная.

 

            И безмолвная.

 

(молчание)

 

            Ну что ж, больше сказать нечего, моя Милая.

            Единственная вещь, которая меня немного удивляет, что ты искала, начиная с того места, где ты находилась.

 

            Но заметьте, вы также знали, что должно произойти извержение, и затем, вы пошли искать зонт…

 

            (Смеясь) Да.

 

            французский! (Сатпрем смеётся) Потому что вы знали, что надо уйти оттуда: там должен был случиться взрыв, и следовало уходить.

 

            Ну что касается меня, у меня нет ощущения, что мы должны двигаться физически.

 

            Нет!

 

            Когда пришло это видение, у меня было впечатление: что ж, надо покинуть Конец Земли! Надо уехать. И я постоянно думал, что следовало найти уединённое место, поэтому я и искал (смеясь) этот остров в Тихом океане! К счастью, мы не остались там.

 

            Ах! да, нас вернули. Видите, (смеясь) Мать, в самом деле, всё вернула назад.

            И это именно из-за меня вам пришлось поехать обратно.

 

            Но я не остался бы в этих… Футуне и Алофи. Как это называется? Алофи, это уголок, который я обнаружил, потому что это был остров самый маленький и самый изолированный. Только у меня возникло сомнение, потому что был этот гигантский крест, который они воткнули там, чтобы сказать: мы есть, вы на территории…

 

            (Смеясь) Да!

 

            … епископский… и папский!

            Но, я не… я не двинусь больше отсюда.

 

            Да.

 

            Если только сами Шри Ауробиндо и Мать не покажут мне способом чрезвычайно конкретным, что надо уезжать отсюда.

 

            Ох! да, но

 

            Но иначе я не двинусь. Даже буря: я не двинусь.

 

            Но вы знаете, Шри Ауробиндо и Мать имеют способ очень конкретный

 

            Заставить нас двинуться! (Смеётся) Создавать обстоятельства…

 

            Точно.

 

            Неизбежные.

 

            Да!

 

            Но, пока они не создадут эти неизбежные обстоятельства, я не двинусь.

 

            Ну вот, мой Милый.

 

            Теперь мы ожидаем бурю. Следующую я собираюсь принять через десять минут. (Смеётся)

 

(пауза)

 

            Ладно, что ж, я собираюсь принять свою «личную» бурю! (смеётся) Я надеюсь, что она не слишком «личная».

 

            (Смеясь) Именно это заставляет земную бурю двигаться вперёд так быстро.

 

            Ах! я её призываю!

 

*

 

27 июня 1992

 

Разговор с Суджатой

 

Подробности о strands

тела Сатпрема.

 

            Нет, сегодня ночью, я ничего не видела, после той истории с деревьями.

 

            Да, эти деревья.

 

            Но вы знаете, впечатляющие. Посмотрите на эти эвкалипты.

 

            Да.

 

            Так вот, представьте объём – ствол: в четыре раза, по крайней мере, в четыре раза больше.

 

            Но ты говорила мне, что они были такими же большими, как эти две комнаты.

 

            Да, это было в длину, сейчас я говорю о…

 

            Высоте?

 

            Высоте.

 

            А! хорошо.

 

            Да, но теперь я говорю о толщине.

 

            Ствол.

 

            Ствол, диаметр, не так ли. Представьте, если бы оно упало, что оно натворило бы!

            Ох! это было впечатляюще: и затем увидеть, как они движутся, когда они приближались, совсем прямые.

 

            И когда они приближались, они, в конце концов, обрушивались?

 

            Да, но они переместились на большое расстояние

 

            Но именно возле тебя они обрушивались?

 

            Да, да, не очень далеко от меня, но не прямо на меня или вот так. Немного в стороне.

 

            Нет, то, что я не совсем хорошо понимаю: почему ты покинула своё место? Это остаётся для меня вопросом.

 

            Я и в самом деле не знаю. В моём сознании было, что если другое большое дерево упало бы, оно упало бы туда, где я находилась. Вот такое ощущение.  Потому что, вы знаете, в таких случаях мы не размышляем.

 

            Да, да.

 

            Скорее, в ощущениях, или то, что мы видим, мы находимся в действии.

 

            Ну что ж, если это дерево Индии…

 

            Под которым я находилась?

 

            Нет, которое обрушилось.

 

            А! которое обрушилось, другое.

 

(молчание)

 

            Я им рассказала об этом вчера, вы знаете?

 

            Да.

 

            Они были очень-очень заинтересованы, и они также сказали, как вы, сразу же, что это существа: деревья – это существа.

 

            Да.

 

            И тогда, они спросили о существах. Я не сказала, но моё ощущение внутри говорит, что в Индии нет больше великих существ.

 

            НЕТ! нет совсем, совсем!

 

            Да, поэтому для себя лично, я сказала бы, что дерево, это Истина и что это были древние истины, которые обрушивались.

 

            Которые обрушивались. Но это также могла быть и Индия.

 

            Ну да!

 

            Да.

 

            Потому что это было, как я уже сказала, ограниченное поле.

 

            Там, где ты находилась?

 

            Там, где я находилась, было ограниченное поле. Очень длинное, но оно не было таким широким, как это. Это не было земным, как ваше видение с Х. на другой день, вы помните?

 

            Ах! Да, эта земная буря.

 

            Вот, это было земным, в то время как моё – определённо ограниченное, и я полагаю, что оно ограничивается Индией.

            Они тоже, они сказали о защите, и точно как вы говорите: существа и затем защита.

 

            Нет, я не подумал, что это могли быть существа, так как деревья тоже гигантские и это могут быть только Мать и Шри Ауробиндо. Ну, они не могут быть обрушенными. Тогда, после, я сказал тебе: это должно быть Индия.

 

(пауза)

 

            Но мне хотелось бы спросить тебя о том, что ты увидела на днях, это для меня более важное, с личной точки зрения. Когда ты увидела моё тело, раскачиваемое этой…

 

            … бурей

 

            … этой бурей, именно это происходит каждый вечер, не так ли. Но ты увидела его, разделённым на strands, как ты говоришь. И потом ты объяснила более ясно, ты говорила мне, что это было как твой гребень. Ты показывала мне свой гребень. Зубья этих strands были как зубья твоего гребня…

 

            Но ещё более тонкие.

 

            Ещё более тонкие. Разумеется, все эти зубья гребня, или все эти strands, ещё более тонкие, чем зубья твоего гребня, шли из вершины моего… это была вся внутренняя часть моего тела до груди, ты говорила.

 

            Может быть, да.

 

            Так вот, это то, что ты рассказала, ты не могла бы вспомнить?

 

            Нет, я видела, что ваша голова оставалась нетронутой, она была как ваша голова.

 

            Да, но это то, что ты видела во внутренней части?

 

            Это было во внутренней части или во внешней? Всё перемешалось, вы знаете.

 

            Да, но ты сказала мне «во внутренней части».

 

            Но это было так, как если бы я видела, что вверху плеч, повсюду, не так ли, была тысяча разделений.

 

            Сверху до груди?

 

            Да, это были не маленькие зубья гребня.

 

            Да-да.

 

            Оно и, в самом деле, было вот таким длинным, то, что я видела. И ближе к верху, оно было определённо более тонким, как разделение.

 

            К верху?

 

            К верху.

 

            Это должно быть голова, стало быть.

 

            Я не могу сказать, потому что это было… это выходило за пределы головы.

 

            Это выходило за пределы головы! И в то же время, оно пронизывало всё тело, которое было вот таким, совсем разделённым, да.

 

            Сейчас мне трудно объяснить этот образ, потому что то, что я видела, это было, скажем, в плечах: это немного выходило за пределы ваших плеч с двух сторон, такую ширину я видела: я не могу сказать, что я увидела в этом голову или плечи.

 

            Да, всё было именно вот так.

 

            Всё было вот так.

 

            Вот!

 

            И довольно равномерно. Не было так, что голова возвышалась над плечами, понимаете.

 

            Да, точно так. Именно всё было разделено, всё во мне и вокруг меня, не правда ли, выше меня и шире, чем я.

 

            Да, да.

 

            Всё было разделено на эти strands, как ты говоришь, очень тонкие, коричневого цвета, как подоконник – золотистый коричневый, ты говорила.

 

            Золотистый коричневый, да, именно так.

 

            Каждая прядь действительно отделена, каждая заметна, я хочу сказать, каждая strand отделена от другой.

 

            Вы знаете, я увидела это на мгновение.

 

            Да, разумеется.

 

            Но, это то, что во мне осталось. То есть, я увидела достаточно, чтобы понять, что это было разделено, вот так, тонко.

 

            Что это может означать…?

 

            И, однако, всё это держалось вместе.

 

            Да, но ниже, это было…

 

            Я не могу сказать

 

            Ты сказала, что это было целым.

 

            Я полагаю, потому что я была там, и я просто спрыгнула и увидела…

 

            Да, чтобы меня поддержать.

 

            Чтобы вас поддержать. Поэтому, я не посмотрела вниз. Нет, моё впечатление, что именно верх был разделён на бесчисленные пряди.

 

            Или  разрублен на бесчисленные пряди?

 

            Разрублен – разрублен, не разделен, разрублен.

 

(молчание)

 

            Но ты не видела свет?

 

            Простите?

 

            Ты не видела свет?

 

            Нет, потому что это было против окна.

 

            Да.

 

            Тогда, это именно свет проходил через

 

            Ах! да. Свет проходил через эти… ты видела через эти…

 

            Вот почему я смогла увидеть…

 

            Да, так как я находился напротив света, то ясно видела свет, проходящий насквозь с другой стороны.

 

            Я не могу сказать, что я была заинтересована светом, осталось только, что именно из-за этого света позади, я смогла увидеть эти…

 

            Эти разделения.

 

            Да.

 

            Эти прорези.

 

            Эти прорези.

 

(молчание)

 

            Значит, был свет, который проходил через всё это.

 

            Я не могу сказать, что это проходило через strands.

 

            Но если ты видела через каждый strand, это значит, что…

 

            Если у вас вещи находятся вот так (Суджата двигает предметы), не правда ли, вы не видите свет, проходящий через сам предмет! Вы видите просвечивание.

 

            Между!

 

            Между, да.

 

            Да, он не проходит через сам предмет, он не проходит сквозь strand, но он высвечивает каждый strand

 

            Да, именно он делал видимым.

 

            Да, сам этот свет, который проходил через это, делал видимым каждый strand.

 

            Да.

 

            Я пытаюсь понять. Факт в том, что тело бесчисленно рассечено до… ты говоришь, ты видела, до груди.

 

            Я сказала бы, да. Увидев размеры… Не то что я видела голову или… но длину рассечений, вот что я сказала бы.

 

            Да, длину рассечений, именно так, то есть, так сказать, (жест) вот так.

 

            Да, точно.

 

            То есть, тридцать сантиметров.

 

            Да-да, может быть. Да. Мой локоть, например

 

            Если бы ты поставила локоть… он доходил бы до низа грудной клетки.

 

            Да, может быть, не могу сказать, потому что это длилось, действительно, одно мгновение.

 

            Ах! да. Эти вещи там, мы видим их долю секунды. И это остаётся.

 

            Да.

 

            Остаётся образ.

 

            И, кроме того, это образы, которые невозможно вообразить, вы понимаете?

 

            Конечно. Нет, но они являются указаниями для меня.

 

            Даже деревья ходили (смеясь), я никогда не вообразила бы…!

 

            Которые бежали к тебе! (Смеётся)

 

            Во всяком случае, в том направлении, где я находилась.

 

            Да.

            […]

            Они приблизились, чтобы обрушиться возле тебя, возле места, где ты была или на то место, где ты стояла.

 

            Да, это было не так далеко. Почти –  мы находимся здесь: чуть в стороне от голубой комнаты, вы знаете, это было настолько же близко.

           

            О! это было настолько же близко. Тогда, значит, это было совсем возле тебя.

 

            Так вот, эти деревья  были очень высокие, но у тех, двух, которые обрушились, веток было намного меньше. И, когда я увидела это толстое дерево вдали, которое начинало двигаться, я сказала, что оно такое огромное (диаметром метра два, если не больше), тогда, если бы оно со своей листвой упало бы, оно определённо накрыло бы место, где я находилась. Вот почему я пустилась бежать.

            Фактически, это место было очень длинным, потому что я не видела границу.

 

            Нет, именно эти strands меня интересуют. Это намного важнее.

 

            Да.

 

(пауза)

 

            Что касается этих strands, они не были одинаково рассечены, я вам не сказала этого. То есть, одно место, возможно, было рассечено вот так, другое вот так.

 

            Что ты хочешь сказать: «вот так, вот так»?

 

            В длину.

 

            В высоту.

 

            В высоту, если  хотите, да. Это не было одинаково рассечено везде.

 

            То есть?

 

            То есть, это не было как волоски щётки. Это было рассечено…

 

            Как гребень, взять, к примеру, гребень.

 

            Оно не было одинаковым, как гребень.

 

            Зубья: все зубья не были такими же частыми, одинаково часто расположенными друг возле друга?

 

            Нет, в длину, рассечённые. Вы знаете, щель…

 

            Да.

 

            Некоторые опускались досюда, другие опускались дотуда

 

            Ах! другие опускались более или менее ниже!

 

            Да-да.

 

            Они были более или менее длинными.

 

            Да, точно так.

 

*

 

29 июня 1992

 

            Это становится таким ужасным…

            Но иногда я говорю себе, что это будет становиться всё более и более ужасным до тех пор, пока мы не достигнем не-существования… анатомического.

            Ну что ж…

            Мы не знаем ни что делать, ни как не делать.

            Это полностью на милость Бога.

            И этот проход от шеи и плеч, такой трудный.

            Возможно, понадобятся ещё много градусов не по Цельсию.

 

*

 

Вечер

 

            Не так давно (несколько дней назад), Суджата увидела моё тело во весь рост, рассечённое (до пояса) на бесчисленные тонкие полоски.

 

 

                                 (как зубья очень тонкой гребёнки)

 

            Это было золотисто коричневого цвета.

            Суджата сказала: «как strands», но, может быть, французское слово было бы «полоски»?

 

*

 

30 июня 1992

 

            Похоже, что «шатуны» локомотива должны пройти через всё более и более возрастающее Сопротивление…

            Теоретически, всё должно было бы взорваться, и мы постоянно находимся на грани взрыва, никогда не взрываясь…

            Возможно, всё должно взорваться вместе.

 

*

 

            «Это распространяется

            и атакует

            Чёрную Плотность[13]».

 

            Это так истинно. И так точно.

            (Я надеюсь, что это «распространяется», но я уверен, что это «атакует»!)

 

*

 

 

             

ИЮЛЬ

 

 

ХРОНОЛОГИЯ МИРОВЫХ СОБЫТИЙ

 

 

1 июля – Албания: сотни кандидатов на отъезд стекаются в порт Дуррес. Это вторая попытка массовой иммиграции с того момента, как президент Сали Бериша положил конец коммунистическому режиму, просуществовавшему более 45 лет.

 

4 июля – Афганистан: в Кабуле возобновились сражения между многочисленными движениями афганского сопротивления.

 

              – Франция: Обвинительная палата апелляционного суда Бордо выдвинула новые обвинения за преступления против человечества в отношении Папона и Буске.

 

9 июля – Тунис: первый важный судебный процесс исламистов с момента присутствия во главе страны президента Бен Али начинается в Тунисе. Боевики Эннахда обвиняются в заговоре против государства.

 

10 июля – Нидерланды: нидерландские депутаты пришли в негодование, когда узнали, что врачи НАТО стреляют по живым свиньям, чтобы проводить эксперименты по лечению травм от огнестрельного оружия.

 

12 июля – Руанда: после 21 месяца кровопролитной гражданской войны, повстанцы руандистского патриотического фронта и правительство Дисмаса Нсенгияремье заключили перемирие.

 

                – США: бывший диктатор Панамы, а до этого, друг американского руководства, генерал Мануэль Норьега приговорен к 40 годам тюрьмы за наркоторговлю.

 

14 июля – Израиль: новый глава правительства Ицхак Рабин послал приглашение главам государств Сирии, Иордании и Ливии, приехать в Иерусалим, чтобы договориться о мире на Ближнем Востоке.

 

               – Бывшая Югославия: Горазде, осаждённый с апреля прошлого года, и несколько других городов Боснии Герцеговины стали целью нового наступления сербских войск.

 

16 июля – Франция: во время поминовения пятидесятилетия налёта на Зимний Велодром, часть публики резко упрекает Франсуа Миттерана за то, что тот не признаёт ответственности французского государства за арест и депортацию 13000 евреев при режиме Виши.

 

18 июля – Великобритания: ожесточённые бунты вспыхнули в Хартклифе, городе, который особенно был затронут безработицей.

 

19 июля – Италия: судья, проводивший расследование против мафии, Паоло Борселино, был убит во время покушения, в засаде, устроенной для его машины.

 

23 июля – Колумбия: во время своей перевозки в военное учреждение, известный наркоторговец Пабло Эскобар бежал из своей роскошной тюрьмы.

 

               – Швейцария: FAO (Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН) заявила, что число недоедающих людей в мире возросло до 786 миллионов.

 

26 июля – Ирак: ООН и Багдад подписали соглашение, позволяющее инспекционным группам ООН осматривать чувствительные места.

 

28 июля – Сербия: богиня, сделанная из керамики (скульптура 50 см в высоту), возрастом 8000 лет, была обнаружена в сербской деревне.

 

29 июля – Германия: высланный из Москвы Кремлём, Эрик Хонекер, бывший абсолютный правитель бывшей ГДР, прибыл в Берлин, где его должны будут судить за расстрел восточных немцев, пытавшихся преодолеть Берлинскую стену.

 

31 июля – Непал: самолёт Тайских Международных Авиалиний потерпел крушение на юге Катманду, во время приземления.

 

                   – Китай: Як-42 не смог взлететь в аэропорту Нанкина, итог – 100 погибших.

 

 

1 июля 1992

 

            Каждый день ещё Чёрнее, чем предыдущий. Я думаю, что не надо больше ничего говорить.

            Тело в хаосе боли.

            Как мир.

            Господи… я пытаюсь.

 

*

            Это неистовство молнии и огня.

            Тело корчится, разрывается, как морская водоросль в волне.

 

*

 

2 июля 1991

 

Утро

           

            Я смотрю на то, что произошло вчера вечером, и не могу понять, как можно пытать нас до такой степени – однако, это тело прошло  через многие вещи в своей жизни. Неисчислимая внутренняя пытка, словно сама основа боли, её неисчислимая сущность – или, может быть, основа Жестокости? Я не знаю, спрашиваешь себя (спрашивал себя вчера): где Божественное в этом? Однако, всегда присутствует сознание позади, нечто такое, что знает: это именно Ты приходишь, чтобы освободить нас от этого Ужаса – но это нестерпимо. Что создаёт это?

            Все боли, которые я познал в своей жизни, а Бог знает!, словно царапины рядом с этим, что-то поверхностное, даже если и сильное. Но эта глубина боли, эта тотальность боли…

            Должно быть, это не Боль, это что-то другое, или что-то большее.

            Своего рода неизвестная боль?

            Именно это, несомненно, создаёт смерть, и мы хотим умирать – мы соглашаемся. В какой-то момент вчера, я дерзнул сказать: тело не хочет больше страдать. Точно проявление слабости.

            Это живая субстанция Смерти.

            Мы вновь начинаем сегодня.

 

*

 

            Возможно именно потому, что существует этот Ужас, Материя призывает Бога.

            Это КРИК Бога, поглощённого в Материи.

 

*

 

5 июля 1992

 

            Раздавливание, которое у меня было в 4.30 после полудня, когда я «заканчивал» свою работу («скачку верхом»), ничто, по сравнению с тем, которое у меня было (и которое продолжается) в 8.30 вечера.

            Лечь спать представляет собой проблему…

 

*

 

P.S. Странно, расплющивание гораздо сильнее (или, кажется, гораздо сильнее), но это словно более «податливое» или легче управляемое – я могу шевелиться (прежде, я был, как блок молнии).

            Движение рта и челюстей, такое главное и решающее, кажется, лучше «понимается» телом.

 

*

 

6 июля 1992

 

            Фактически, Могущество в постоянном возрастании, с утра до вечера, изо дня в день (и год за годом!) и я, в самом деле, думаю, сопротивление тоже…

            Именно таким образом мы всё больше и больше углубляемся в дыру… земной могилы.

            Мы все находимся в одной и той же могиле.

            Всё будет освобождено вместе.

            Мёртвые будут с мёртвыми, а живые с Новой Жизнью.

 

*

 

7 июля 1992

 

            Это словно катаклизм каждую секунду, в теле.

            Это долго.

            Я знаю, что именно Ты, мой катаклизм (!), но…

 

*

 

Разговор с Суджатой

 

Седьмой раз

           

Вы знаете, я уже долго жаловалась, что не видела ничего, совсем ничего. Никаких прекрасных снов, всё только действия, довольно материальные, впрочем. И вот уже несколько дней, я не перестаю видеть странные сны. Вдруг,  не знаю почему, это снова возобновилось. Я думаю, что первый сон был, как если бы мы должны были совершить кругосветное путешествие  пешком, Мать, вы, я и не знаю кто ещё, мне кажется, что Чесда был там. Он пошёл купить шоколад в дорогу (смеётся), а я искала длинные штаны, потому что я была в шортах. Вот, это был первый, а после (думаю, что это было после) я увидела эти большие деревья, вы знаете, поле, с двумя упавшими деревьями.

           

            Да.

 

            Вот, это тоже было немного странное?

 

            Деревья, которые бегали.

 

            Деревья, которые бегали.

 

            Но я не могу сказать…

 

            Да-да.

 

            Я могу тебя выслушать.

 

            Деревья, которые бегали, и сильный ветер заставлял их бежать. Затем, что же я видела? Да, этот своего рода оранжевый туман…

            Нет! Нет! Прежде я увидела, что я вырывала гнилые кусты. Ах! Да, это было то же самое, гнилые кусты, и потом это происходило на террасе, я последовала за вами на террасу, и вы разговаривали  с кем-то.

            И было какое-то дерево и другие дома. Я посмотрела на вас, вы стояли у бордюра террасы. Но место было без стен, немного открытое, вы стояли очень близко, и совсем рядом находилось дерево: ветка, большая ветка, немного перевешивалась через край и была над вами (мне кажется, это происходило днём, или утром, я не могу сказать), и она вас словно защищала. И после, я заметила нечто вроде… не облако, испарения воды, я не знаю, как сказать.

 

            Ты говорила пламя.

 

Да, послушайте, но пламя имело форму. Это выглядело как оранжевые облака, которые приближались к нам – это были не облака, но что-то более тонкое, как туман, mist. Но довольно большое, оно приближалось к нам, и произвело на меня полное впечатление пламени, идущего на нас. Были дома, и, очевидно, оно сжигало дома на своём пути. И оно приближалось. И я сказала вам: «Вот, пожар, лучше уйти отсюда». Вы не обращали на него никакого внимания (Суджата смеётся), и вы продолжали разговаривать с этим человеком, чтобы дать инструкции, такое у меня создалось впечатление. Но я не могу сказать, о чем шла речь. Затем я заметила, что дерево, стоящее совсем близко, оно тоже, его ветки начали загораться с другой стороны. Тогда я сказала: «Сейчас же надо немедленно уходить». И я думала, что вы последовали за мной, я спустилась с террасы по лестнице, и два-три других человека спускались со мной. Я немного повернула голову (такое впечатление, что я повернула голову вправо), и  увидела вас, и затем это очень тонкое оранжевое, как mist, не так ли,  было уже над вами. И вы  всё время находились там.

 

Под этой веткой?

 

           

Под этой нависающей веткой.

 

Да, она загорелась?

 

Очевидно. Для меня, это был огонь, пожар. Но это не было…: я не видела пламени. Это выглядело как масса – масса, я не могу даже сказать масса, вы знаете, (это было) словно сари или curtain, завеса, большая завеса, которая приближалась, но очень тонкая, потому что сквозь неё было видно, это была тонкая материя. Иногда, сквозь туман, видно вещи, не так ли? Мы можем видеть: это было почти  также.

Вот, стало быть, это  была другая вещь.

 

А я, я не ушёл с этого места?

 

Нет… пока я вас видела: вы находились там, спокойно стояли, не тревожась об огне. (Суджата смеётся).

 

Ма…

 

Потом, это произошло вчера после полудня, мне кажется. Я сидела с книгой Шри Ауробиндо, и вдруг,  заметила Дилипа, и я сказала: «О! вы были там!» Он был совершенно живой, а! Но немного постаревший, каким я его не знала – любопытно! И я сказала: «Вы знаете, что я сказала Сатрему? Что для Шри Ауробиндо вы были как сын». И он был очень тронут.

 

Это правда, что из всех этих типов, находящихся там, Дилип был, несомненно, самый… Дилип, и, кроме того, Пурани, другого рода. Но Дилип самый глубокий.

 

Другого уровня.

 

Да, Дилип, сын Шри Ауробиндо, да, это кажется мне очень хорошим. (Суджата смеётся)

 

И, затем, вы были там тоже, в комнате, в другом конце комнаты. Я уже не помню больше, что вы делали. Словом!

И  сегодня ночью, что я видела? Я рассказала вам? Сегодня утром, я рассказала вам, не так ли? Что я вам сказала?

 

Нет, ты мне ничего не говорила.

 

Я ничего не говорила. Значит, возможно, что ночью я ничего не видела. Но тогда, сегодня после полудня,  был длинный сон. Очень длинный сон. И это было очень любопытное. Я не могу вам описать, такое очень трудно описать, но я могу вам рассказать немного суть. Это было очень долгим, это было… я не знаю, в самом деле, как описать это.

Мы должны были убежать – «мы»: я принимала участие… и надо было ловко обмануть бдительность взрослых (Суджата смеётся), были мужчины, женщины, а я была частью молодёжи, и кто-то… Я не могу сказать кто: в своём сне я знала его очень хорошо, но я, в самом деле, не могу вам сказать, кто это был; во всяком случае, это был мальчик. Мы должны были убежать от этих людей, вот так, играючи. И на каком-то самолёте, во всяком случае, на чём-то, что летало. Мы возвращались назад в дом, мы выходили, взяв немного для себя еды на дорогу, и сделав круг, мы снова  возвращались.

 

На самолёте?

 

Да, это был своего рода самолёт-игрушка или что, я не знаю. Словом, мы убегали, мы ускользали. И нам удалось ускользнуть и сделать круг вот так шесть раз. Были также собаки. Особенно чёрная собака, которая бегала рядом со взрослыми, скажем – никто не был злым, но они решительно хотели остановить нас и не позволить идти туда. Но нам всё же удавалось выйти, сделать круг, шесть раз. И ускользая, мы брали немного пищи, немного воды.

Но на седьмой раз, они были гораздо  бдительнее. Они наблюдали, они приходили, о! было очень трудно обмануть их бдительность. Но всё же… я не знаю, это всё время была какая-то комната и дверь, и мы выходили через эту дверь. Так вот, это была целая история, я пыталась избавиться от этой маленькой собаки. Она была совсем маленькая: как только я отгоняла её, она становилась очень маленькой, затем она вновь возвращалась, и чем больше ей удавалось возвращаться назад и оставаться там, тем больше она вырастала. И она хотела, во что бы то ни стало, задержать меня. Я не знаю, хотела ли она меня укусить, или что? Я не позволила ей коснуться меня, я прогнала её, затем я подумала, что на этот раз, эта собака убежала, и что я  быстро  смогу ускользнуть через дверь. Но я увидела, что на этот раз дверь была заперта.

            На седьмой раз, они закрыли дверь.

            Я подумала, что если бы я смогла сделать это в седьмой раз, никто потом не смог бы больше коснуться меня.

 

            Да.

 

            Так как это был вопрос почти бессмертия, понимаете. Я становилась бессмертной или что-то в этом роде.

 

            И это остановилось здесь?

 

            Это остановилось здесь, я увидела закрытую дверь…

 

            То есть, мы находимся в седьмом разе.

 

            О!

 

            Мы находимся сейчас в седьмом разе.

 

             О!

 

            (молчание)

 

Заметьте, возможно, это были вы тем мальчиком, который вёл самолёт.

 

            Да, не важно, но факт в том, что мы находимся в седьмом разе. Это происходит сейчас. Выйдем ли мы? Выйдет ли Земля?

 

            (молчание)

 

            Мы, должно быть, пытались много раз.

 

            Да.

 

            Но это были, как игры, может быть, не всегда… Теперь это более серьёзно.

            Это были как репетиции или приготовления. Теперь это…

 

            … универсальное.

 

            Да. Но сейчас, не так ли!

 

            Но это так же серьёзно, потому что, чтобы отвлечь внимание – была женщина, которая следила за тем, чтобы мы не брали еду, так как каждый раз мы брали немного еды, чтобы уйти надолго. Она была настороже, и тогда, чтобы отвлечь её внимание, я сказала: «Нет-нет, мне нужно просто немножко для моего горла, если хотите, вы можете налить даже просто глоток». Тогда я сделала просто глоток. Была кружка – вы знаете, как я пью: именно так я выпила! Я сказала: «Нет-нет, мне не нужно всю кружку». (Смеётся)

 

            (Смеясь)  Ты опустошила кружку за раз!

 

            (Смеясь) Нет, я не опустошила её: я просто сделала, в самом деле, совсем маленький глоток. Я сказала: «Это просто для того, чтобы смочить горло». Чтобы полностью отвлечь её внимание, чтобы мы смогли взять то, что нам было нужно.

 

            Но двери были закрыты?

 

            Но дверь была заперта. Потому что я хотела прогнать эту собаку, а! Но на этот раз дверь была заперта. И очень любопытно, как была закрыта эта дверь: как если бы там было три доски. Это не было как обычно – одна  дверь, это одна доска, не так ли?

 

            Да.

 

            Там,  были три доски, склеенные вместе. Я толкнула, чтобы пройти на другую сторону, но она была закрыта. Я очень разочаровалась, даже немного рассердилась. Я сказала: «О! они закрыли дверь».

 

            Но, видишь ли… Может быть, Шри Ауробиндо откроет её… через нас.

            Он пытается, во всяком случае. Они пытаются.

 

(молчание)

 

            Это критическое.

 

            Это критическое.

 

            Именно так я чувствую это в моём теле. И трудное. Ма.

 

            (молчание)

 

            Ма. Ма!

 

            Но все эти сны выглядят очень странными, то есть…

 

            Это не странное!

 

            То есть,  это не воображения.

 

            Конечно, нет.

 

            Нельзя сказать, что я могла вообразить деревья (смеясь), которые ходят! Они не ходили, они бежали или были… словом, они передвигались, перемещаясь, дерзну сказать!

 

            А для меня, особенно этот оранжевый пожар, и который дошёл до ветки,  склонившейся надо мной!

 

            Да. Но в моём сне нет,  после, когда я размышляла, я нашла это очень любопытным: что вы абсолютно не были затронуты пожаром.

 

            Ну да! Я нахожусь в этом пожаре уже определённое количество лет.

 

(пауза)

 

            Это был седьмой раз?

 

            Да.

 

            Ну вот, мы находимся на седьмой земле.

 

            Да, да, фактически, это то, что сказала Мать. Было шесть пралай прежде.

 

            Ну, это седьмой раз. Седьмая земля.

 

            Седьмая земля, да, да.

 

            Вот, именно так я это ощущаю.

            И я это ощущаю в своём теле, не в своём уме.

 

(молчание)

 

            То есть (что) сама земля, мы вышли шесть раз.

 

            Да, точно, мы пытались тем или другим способом, немного по-детски, возможно. Мы пытались всеми средствами прошлого и знаниями прошлого. И вот теперь Шри Ауробиндо пришёл и сказал: «This time something will be done». [На этот раз, что-то будет сделано].

 

            О! да.

 

            Ну вот, it is being DONE! [это ДЕЛАЕТСЯ!].

И это нелегко.

 

            Но вы знаете, эта закрытая дверь была деревянной,  не железной.

 

            Но моя Милая, какое дерево!...

 

(Сатпрем тяжело вздыхает)

 

            Надо пройти через все это. Что касается меня, я думаю, что пройти можно. Я верю! Но тело, если спросить его, оно скажет: «Хорошо, посмотрим через пять минут, как я буду». Оно живёт день за днём и минута за минутой. Оно знает, оно имеет веру, оно имеет знание, но, минуты, их надо пережить.

 

            Ну да, вопрос времени. Даже в моём сне, я думала, что можно было бы открыть эту дверь, если бы у нас было время.

 

            Да.

 

            То есть, если бы на нас не напали перед этим, вы понимаете.

 

            «Если бы у нас было время», точно.

 

            Потому что, очевидно, через открытую дверь мы проходим  быстро, но если её надо открывать, толкать, это требует немного больше времени, немного больше усилия.

            И я не знаю, что это была за собака, которая возвращалась.

 

            Какой-то страж, моя Милая.

 

            Вся чёрная, совершенно чёрная, вы знаете.

 

            Да, страж Несознательного…

            Или Смерти…

            Хорошо, посмотрим.

 

            Что касается меня, мне бы очень хотелось видеть почаще Мать. Это забавно, эти странные сны, это забавно, но это не была просто игра, вы понимаете.

 

            (Смеясь) «Это забавно»! если можно так сказать. Я не… I’m not amused! [Мне не забавно!] (Смеётся)

*

 

9 июля 1992

 

            Сопротивление порождает тот самый жар, который необходим, чтобы выйти из системы.

            Это ценно для тела человека настолько же, как и для тела общества или для тела мира.

            Можно выйти из системы посредством смерти, но это плохой способ (или временный способ).

            Необходимо долгое терпение с болью мира, как и со своей собственной.

 

*

 

            Может быть, Асура собирается предпринять последнее отчаянное действие… (я думаю об этом «американском доме» и человеке в чёрном, который пронзил кинжалом белого голубя).

            Я думаю о Шри Ауробиндо: «a last fierce spasm of the nations» [последний яростный спазм наций]…

 

*

 

            Каждый день ещё более ужасный (это Могущество) – это ведёт куда-то.

 

*

 

10 июля 1992

 

            Суджата нашла это для меня:

 

            «The hero soul at play with Death’s embrace,

            Wrestler in the dread gymnasium of Fate[14]…»

 

            (Шри Ауробиндо, Космический Танец)

           

            Я поражён, что Шри Ауробиндо, который всегда очень точно выражался в своих словах (как Веды), использовал слово «гимнастический зал» – это гимнастика! Если бы меня увидели в моих «скачках верхом», и Суджата, которая видит меня вечером в различных «положениях» (!), пытающегося смягчить расплющивание, то поняли бы, что это действительно гимнастика… немного ужасная.

            Это меня ободрило, что я не сумасшедший.

            Это как Веды: люди воображают себе, что это «образы»! поэтические, к тому же.

 

*

 

            «Fate», Судьба – Ананке – я продолжаю спрашивать себя, почему Шри Ауробиндо дал мне Софокла?

            Я даже спрашивал себя, что может быть, Он хотел, чтобы я писал трагедии!? – или чтобы я пережил их.

*

 

20 июля 1992

 

             Вчера, 19 июля, случайно, тело обнаружило подлинный способ завинчивать рот! Почти десять лет я искал это движение. Это выглядит совершенно глупо и это создаёт потрясающую разницу (особенно в раздирании плеч и шеи).  Подлинное «движение рта» в том, чтобы не было движения! Это способ завинчивать  челюсти, не блокируя их – это неописуемо, это микроскопические анатомические «нюансы»! Сколько тысяч и миллионов ложных болезненных движений надо было сделать прежде, чем найти одно простое верное!

            Но посмотрим, надолго ли это «верное»!

            Во всяком случае, сегодня «это» тоже действует!

            Но тогда, это расплющивание… может ли бомба наполняться всё больше и больше? – и, однако, она не прекращает наполняться!

 

*

 

            Это словно обнаружить, как заставить двигаться одновременно два плавника, болезненно, чтобы сделать «первый» шаг по земле! Это выглядит так глупо, делать шаг! И мы не очень-то хорошо знаем, почему мы делаем «шаг», тогда как это было так просто – плыть.

            Очевидно первое движение жизни, это пребывать «в поисках» – чего, мы не знаем (мы узнаем, может быть, спустя миллионы лет).

 

*

 

Вечер

 

            Сегодня вечером, «анатомические нюансы» не были такими же удачными, как вчера…

 

*

           

P.S. (размышления) Никогда не было «предписано» заранее, каким будет правильное движение омара или лягушки – должен был существовать первый изобретатель лягушки или омара, который взял материю в своё распоряжение, чтобы адаптироваться к условиям момента, и к концу определённого времени это сотворило правильное движение: «подлинную» лягушку или «подлинного» омара, и это фиксировалось в тюрьме вполне определённой и «функциональной».

            Переходя из тюрьмы в тюрьму, мы достигли маленького человечка.

            Материя всегда была податливой на протяжении миллионов лет.

            Надо изобретать новый способ моделировать Материю.

            Эволюция всегда была способом изобретать способность к выживанию в опасной среде.

            Эта «способность к выживанию», фактически, всегда была «преодолением смерти» – на этот раз, речь идёт о том, чтобы изобрести или рас-крыть полностью текучую Жизнь.

            «То-что-делает-так-что»… всё это шевелится и движется, и изобретается, омар или лягушка, или человеческий ребёнок. Пружина.

            Жизнь всегда была изобретением «чего-то», чтобы не умирать.

            Всё, что я могу сказать, что этот «новый способ, моделировать Материю» уже здесь. Пружина, та, что-делает-так-что.

*

 

 

21 июля 1992

 

            Нет, это не вопрос «анатомических нюансов», вся анатомия должна… расплавиться. Она остаётся здесь только для того, чтобы оказать сопротивление, которое необходимо, чтобы произвести своё собственное расплавление.

            Мне вспоминается Мать: «Я готова трудиться ещё 200 лет». Надо быть терпеливым и готовым… ко всему. Когда придёт Час, тогда придёт Час. Вот и всё. И это будет, возможно, Час Земли.

            Именно таким образом я ощущаю это. Но не знаю НИЧЕГО.

            Я не верю, что Земля будет ещё 200 лет в таком вот виде.

            Может быть, именно «в таком вот виде» она создаёт сопротивление, необходимое, чтобы произвести своё собственное… расплавление? трансформацию?... но, несомненно, много вымираний.

            Они не позволили Матери закончить её Работу.

            Но она будет закончена ВСЁ ЖЕ.

 

*

 

22 июля 1992

 

             Невообразимая буря молний. Как я могу удерживать это маленькими челюстными «клещами»? и на протяжении часов, 200 лет… ну два часа? или две минуты? и завтра? Невозможно, чтобы не происходило что-то.

            Это как невозможность каждой секунды.

            То есть, мы находимся постоянно по ту сторону границы жизни и смерти. Мы продвигаемся каждую секунду, с каждым дыханием, в «чём-то другом», невыносимом и очень ужасном – это непригодное для жизни. И надо переживать это.

 

*

 

            Я могу представить каждую минуту того, что пережила Мать – и более того…

            Но наши понимания немного ужасные (и запоздалые).

            И были все эти хищники, там.

 

*

 

            (Аодхья) Индия стала безумной.

            Вот уже три дня они бьются и вопят в Парламенте, чтобы помешать строительству храма Раме – вы можете быть мусульманином, христианином или неважно кем, но не хинду.

            Они не могут строить храм Раме, потому что Индия под властью Равана, это вот так просто.

            30 лет назад Мать сказала мне: Индия скатывается в грязь.

            Мы чувствуем боль и негодование за Индию.

 

*

 

24 июля 1992

 

 

Разговор с Суджатой

 

Дерево-лиана

 

(Суджата поёт, потом смеётся)

 

            Ну, так расскажите мне всё!

 

            Но твои песни гораздо очаровательнее, чем всё то, что я видел.

 

            Сегодня у нас 24?

 

            24, да.

 

            24 июля.

 

            Да, так вот, я не сказал бы, что мне это сильно интересно, но словом, речь идёт об Л.. Я говорю тебе сразу, что речь идёт об Л., потому что в тот момент я не понимал точно то, что видел, не так ли.

 

            Да.

 

            Я просто расскажу тебе: я увидел С. В самом начале, она показывала мне дерево. Это дерево было наклонено, оно росло наклонно, не прямо. У него был тонкий ствол, как у эвкалипта, может быть немного толще, но почти как эвкалипт, скажем двадцать сантиметров.

 

            Вот такое, как самый толстый эвкалипт?

 

            Да, может быть, вот такое, приблизительно, скажем, сантиметров двадцать в диаметре. Оно росло наклонно, но было прямое. Прямой ствол, довольного светлого цвета. Затем, если мне не изменяет память, в одном месте, на этом дереве, уходящим вверх достаточно высоко (был просто ствол), имелось словно ответвление, как крюк или искривление, или… что-то немного искривлённое, но что продолжало подниматься вверх, как ветвь, если хочешь. Словно продолжался тот же самый ствол, но неожиданно с углом. И вот на верхушке (всё было голое, был просто ствол), на верхушке этого дерева, висело несколько листочков, немного, листва совсем не густая, может быть, скажем, около пятидесяти листьев на последней ветке,– красивых! жёлтых! копьевидных листьев, ты знаешь.

 

            Да.

 

            Может быть, такого цвета, как у липы, например, такого же жёлтого цвета. Жёлтого цвета, довольно красивые, наверху, в небе, если хочешь. Не больше пятидесяти, красивые листья. Но очень мало, высоко, наверху, я сказал бы, не больше пятидесяти. Это было красиво, красивые листья, жёлтого цвета –  ничего зелёного совсем. И она показывала мне это дерево, и я говорил С.: «Но это не дерево, это лиана!» Так вот, она смотрела, а я говорил ей и показывал на эту лиану: «Ты видишь, она вросла в другое дерево…».

 

            О!

 

            «Она вросла в другое дерево, и затем, на этом другом дереве она…»

 

            …вырастила свои листья.

 

            «Она вырастила свой ствол и свои листья».

 

            О!

 

            Ты знаешь, как паразиты здесь.

 

            Да-да.

 

            Так вот, она смотрела, а я настаивал, говоря: «Это не дерево, это лиана!»

 

            Ах! Даже её ствол  полз вверх вот так?

 

            Да, она росла: она прилепилась на что-то, на другое дерево.

 

            О-о!!

 

            Вровень с землёй, впрочем, очень близко к земле, и она росла из этой нижней части или из этого другого дерева, из самого дерева.

 

            О! Это, это любопытно! Лиана, вы говорите.

 

            Я говорил ей ЛИАНА. И, фактически, это означает: лиана – паразит.

            И всё выглядело так, я не знаю, как будто бы это удивило её, потому что я настаивал, я говорил: «Это не дерево, это лиана».

 

            Со всеми внешними видимостями дерева.

 

            Да! И красивой листвой наверху, довольно высоко.

 

            Ах! Да. Значит С. показывала вам

 

            Дерево. Она показывала мне это так называемое дерево. Я понял после, что это был Л., конечно.

 

            Да.

 

            Но, что касается меня, я просто смотрел на факт, не так ли, не думая о Л. или о чём бы то ни было.

 

            Да, да.

 

            Я взглянул на факт, я сказал: «Это не дерево, это лиана».

 

            И она не поверила вам.

 

            Ну, по всей видимости, она, должно быть, удивилась, так сказать, потому что я повторил ей это несколько раз.

 

            Ах!

 

            Но меня не удивляет то, что это дерево поднимается довольно высоко, и, кроме того, есть маленькие красивые листочки наверху, и всё, и их не много. Значит,  есть маленькая точка наверху, которая схватывает вещи мира немного более высокого. И это, фактически, соответствует тому, что мы можем узнать от Л.. То есть, в мире ментала, немного более высоком… он контактирует с чем-то. И именно это создаёт его… эээ… (Суджата смеётся)

            (Смеясь) Его что, я не знаю! То ли это его стремление или его знание, или что; небольшие листья, немного копьевидные, почти как листья… Во всяком случае, бледно-жёлтого цвета, я говорил, как листья липы, может быть, впрочем, я не знаю точно, какие листья у липы. Очень редкие, немногочисленные.

            Так вот, после, С. показывала мне дом, в нём была комната, я не знаю, старая мебель, довольно сheap [дешёвая]. Я не помню того, что произошло, у меня и, в самом деле, не сохранилось это в памяти. Всё это выглядело отчасти shabby [жалким]. Вот, память об остальном не очень ясная, то, что было очень ясным, это…

 

            Дерево.

 

            Дерево-лиана.

 

            Дерево-лиана, да. Но сама С., она была…

 

            Я не могу сказать, что…

 

            В самом деле? Я имею в виду, дружественной с вами? Потому что, она показывала вам всё.

 

            Да, это происходило без… она не говорила ничего, фактически, она показывала мне.

 

            Очень просто.

 

            Она показывала мне, я не слышал её голоса, например. Я не помню этого. Но ты понимаешь, это своего рода видение, чтобы показать вам. Видения этого другого Сознания, которое показывает вам реальные вещи способом конкретным, не абстрактным.

            Так вот, какой была С., её реакции или что, ничего не запомнилось из всего этого. Во всяком случае, она выглядела самой собой, не так ли, со своим обычным здравым смыслом, насколько я могу… она не выглядела какой-то особенно сумасшедшей. (Суджата смеётся)

 

            Я совсем не ощущаю её сумасшедшей! (Смеясь) Она, может быть, немного обезумевшая, но…

 

            (Смеясь) Да.

 

            со всем тем, что есть, но не сумасшедшая.

 

            Но ты знаешь, Сознание показывает вам важные вещи, оно не показало мне ничего об С.

 

            Да.

 

            Но оно показало мне это дерево – «не дерево, это лиана!»

 

            Любопытно, это настолько реальное…

 

            Это краткое описание.

 

            Да, такое невозможно выдумать.

 

            О! вот, уже давно, с 1984 года, во всяком случае, у меня был серьёзный вопрос. Но я всегда хотел попытаться поддержать… или спасти, точнее, не поддержать, но спасти сторону маленьких красивых листочков, не так ли, если можно зацепиться за что-то наверху.

 

            Да.

 

            (молчание)

 

            Ну вот, это всё.

 

            Но змея, которую вы видели, это было продолжение или…?

 

            А! Этого я совсем не могу сказать. У меня впечатление, что прошло время между этим и затем, после, было много всякой деятельности. Я не могу сказать, что это было связано. Это очень трудно, во сне вещи могут быть очень долгими или очень короткими, или одновременными и… Не знаешь, что следует за чем.

 

            Да.

 

            Или что является следствием чего.

            Да, эта змея, маленькая змея, маленькая разъ-ярённая кобра, ох! эта зверушка была разъ-ярённой, она действительно укусила меня.

            Но я не мог бы рассказать…

 

            Последовательность.

 

            Последовательность. Я не могу прицепить её к кому-то, я не мог бы рассказать.

 

            Да, и вы не знаете, почему вы хотели карабкаться…

 

            Я не знаю, почему мне хотелось взобраться на эту скалу. И был какой-то добрый малый на этой скале, который сказал мне: «Осторожно, не поднимайся, здесь змея». И, в самом деле, там, в расселине, была очень большая змея, и я видел только её конец, находящийся в расселине. Он сказал мне: «Осторожно, не поднимайся, здесь змея». И этот добрый малый, я не знаю, кто это. (Смеётся) Это было очень любезно с его стороны предупредить меня. И вот, вдруг, на своём пути, на земле, я увидел маленькую, совсем маленькую кобру, я не знаю, может быть, сантиметров пятнадцать или максимум сантиметров двадцать в длину, разъ-ярённую, которая бросилась на… не так ли, я думал отогнать её вот так, но отнюдь, она бросилась на меня, она укусила меня за палец. И я не мог отцепить её, она крепко вцепилась зубами в моей палец. О! эта маленькая злобная зверюшка!

 

            Это был указательный палец руки…?

 

            Такое впечатление, что это был указательный палец, и левой руки, у меня, в самом деле, сложилось впечатление. (Я никогда не видел этих… Правда, однажды в Гаяне, я хотел избавиться от… есть зелёные змеи, очень красивые, впрочем, но очень ядовитые). Я хотел прогнать одну, потому что она была… я бросил камень: она стала такой разъярённой… Она находилась на некотором расстоянии, она, в самом деле, бросалась на меня. Это был единственный раз, когда я увидел змею в ярости.

 

            Но на этот раз, это была маленькая кобра? 

 

            В моём уме или в моём сознании, на этот раз это была маленькая кобра.

 

            Мне не нравится, что вас коснулись.

 

            И мне тоже! Хотя, очевидно, кто-то или что-то может коснуться меня. Кто имеет контакт со мной. Ну, я не знаю моя Милая, у меня не много контактов.

            О! это, недоброжелательные мысли, есть в этом…

 

(молчание)

 

            Вот.

 

            Да, но мне кажется это любопытным: когда вы дали описание этого дерева, которое  увидели в первом…

 

            Да.

           

Вы сказали, что диаметр был почти двадцать сантиметров, не так ли.

 

            Да, я говорил двадцать сантиметров, да, я говорил это. Здесь будет сколько (Сатпрем указывает на что-то)? Здесь будет двадцать или…

 

            Здесь тридцать сантиметров, почти тридцать сантиметров.

 

            Почти тридцать сантиметров… Да, змея была не длиннее этого.

 

            Тогда вы видите, диаметр дерева (Сатпрем смеётся) и длина змеи, это то, что меня поразило немного: как если бы это было подобное.

 

            Во всяком случае, это было после, и, возможно, спустя достаточно долгое время после первого видения, этого дерева.

 

            Да.

 

            Потому что я оставался пробуждённым некоторое время, чтобы рассмотреть это видение.

 

            Ах!

 

            Просто сказать себе: «Смотри!»

            И спустя некоторое время, я должно быть снова заснул, затем было столько деятельности – чего? я не знаю, и в какой момент я увидел эту змею, я не могу сказать. У меня совсем не было впечатления, что была связь.

 

            Да. Но всё же, это было во второй части, скажем…

 

            Да.

 

            вашего сна, это было в начале, потому что посреди вашей деятельности, вы вдруг подумали, что надо позаботиться об этой ране.

 

            Ну, я не сказал бы, да, я не сказал бы, моя Милая. Там, время и последовательность вещей ускользают от меня.

 

            Потому что был этот любезный человек, который…

 

            Да, я пошёл – посреди своей деятельности, я сказал себе: «Не надо, чтобы я оставил эту…» Я обнаружил, что она сделала мерзкую рану на моём пальце, я сказал: «Не надо оставлять это», и тогда я пошёл как будто в аптеку, и кто-то, очень любезный, сказал мне: «О, мы поставим медицинскую банку». Да, словом, он взял что-то, и он отсосал всю…

 

            Кровь.

 

            Весь яд, который был там. Не так ли, он отсосал его, тогда я увидел свою руку,  палец, который был совсем красным, с тремя точками от зубов. Но рана стала чистая после того, как он отсосал всё это. Палец был красным, словно с него содрали кожу. И это, я внезапно проделал посреди своей деятельности, я сказал: «Я не оставлю эту рану там».

 

            Да, к счастью!

 

            (Смеясь) «Мне надо очистить эту рану». Вот, это всё.

 

*

 

27 июля 1992

 

            Есть дни, когда тело не понимает больше НИЧЕГО. Оно не знает больше даже, что делать, чтобы дышать. Оно пытается обращаться к своей «памяти», но там нет памяти, или есть миллионы комбинаций или возможностей, и  каждая раздирает ещё больше, чем другая. Тогда оно печалится, как глупое, и корчится, и отчаивается, и страдает – оно знает только, как страдать, это его единственная память.

            Мы как старая тряпка с миллионами лоскутов боли.

            Оно ЗНАЕТ, что это Ты. Но…

 

*

 

            Все собаки «цивилизованного» мира залаяли, чтобы защитить гарем и колодцы демократической нефти Эмира Кувейта.

            Позади этого Буша, – всё те же силы, которые были позади Геббельса и Гитлера.

 

*

            ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ ББС

 

17 июля

 

                Пакистан призвал Индию защитить древнюю мечеть в Аодхье и сообщил, что он консультировался с Международной Исламской Организацией по поводу его рекомендаций о средствах защиты мечети.

 

*

           

            Индия становится мусульманской страной?

 

*

 

28 июля 1992

 

            Я хорошо понимаю, что каждый день надо идти немного дальше, иначе мы никогда не продвинулись бы, но это «немного дальше», даже если по 3 мм каждый день, всё более и более ужасное.

            Каждый день мы в «конце», и завтра это будет ещё более в конце…

            Это ради Тебя.

            Лишь бы мы вышли из этого Ужаса.

            Раз и навсегда.

 

*

 

 

АВГУСТ

 

Хронология мировых событий

 

3 августа – Южная Африка: всеобщая забастовка, организованная Африканским национальным Конгрессом (АНК), коммунистической партией (SACP) и синдикатом COSATU, достигла значительного охвата, особенно среди чёрных наёмных рабочих.

 

4 августа – Босния: после обнаружения существования концентрационных лагерей для гражданского мусульманского населения, созданных сербами, Совет безопасности ООН потребовал доступ в эти лагеря Красного Креста и других международных организаций.

 

7 августа – Индия: девять сикхов, сторонников независимости, были убиты полицией в Пенджабе, среди них Партап Сингх, обвиняемый более чем в 300 убийствах.

 

8 августа – Китай: ожесточённые столкновения между полицией и сотнями тысяч людей, которые хотят продать акции на фондовом рынке.

 

9 августа – Франция: археологические раскопки раскрыли комплекс из 400 доисторических менгиров[15], которые члены христианской общины в 940 году, полагая, что приближается конец мира, разрезали и зарыли в землю.

 

10 августа – Афганистан: бомбардировки Кабула войсками фундаменталистов Губуддина Хикматьяра; нескольким сотен погибших.

 

11 августа – Северная Америка: договор между Канадой, США и Мексикой о создании зоны свободной торговли (ALENA), объединит 363 миллиона жителей и представляет собой копию единого европейского рынка.

 

12 августа – Тибет: четверо лам были задержаны полицейскими, одетыми в гражданскую одежду, в Лхасе, перед храмом Локханг. Они принадлежали группе десятков монахов, которые выходили из буддистского храма, размахивая тибетским флагом и выкрикивая лозунги о независимости.

 

17 августа – Грузия: 14 августа грузинские войска вторглись в Сухуми, столицу автономной республики Абхазия, которая в июле прошлого года в одностороннем порядке провозгласила свой суверенитет, взяв в свои руки управление и заменив независимые власти военным советом.

 

21 августа – Китай/США: чтобы принудить Китай открыть больше свой рынок американским продуктам, США угрожает Пекину серьёзными коммерческими санкциями.

 

22 августа – Германия: в Ростоке, в бывшей ГДР, молодые экстремисты атаковали пункт приёма беженцев Восточной Европы и вьетнамских рабочих.

 

23 августа – Ливан: первые за 20 лет выборы в парламент начались в Беека и на севере страны; их организацию резко оспаривают как христианские партии, так и несколько мусульманских лидеров, которые не принимают выборы, контролируемые сирийскими войсками и отмеченные большим количеством нарушений.

 

24 августа – Франция: мемориал депортированным Комон-сюр-Дюранса осквернён и повреждён.

 

29 августа – Афганистан: режим прекращения огня между правительственными войсками и боевиками Хебз-и-Ислами Губуддина Хикматьяра позволил остановить столкновения вокруг Кабула. С 10 августа, сражения между отрядами афганского сопротивления и армией привели к гибели около 1900 человек.

 

30 августа – Босния: бомбардировки сербскими батареями людного рынка в окрестностях Сараево; 16 человек погибло и десятки раненых. На главных фронтах продолжаются ожесточённые сражения, в частности в Илидзе.

 

 

4 августа 1992

 

            Прямо перед пробуждением сегодня утром, я увидел «свою мать» со шприцем в руке, склонившуюся надо мной, и жестом очень точным, сильным и быстрым, уверенным, она вонзила иглу в моё правое предплечье (без малейшей боли – игла очень тонкая и очень длинная) и впрыснула мне жидкость, в два приёма, очень прозрачную, как вода, но такую чистую, почти светящуюся (шприц был гораздо больше, чем обычные шприцы). Когда она ввела половину содержимого, была пауза (несколько секунд, может быть), затем, сразу же, она продолжила вводить остальное содержимое шприца. Я был немного изумлён, меня поразила точность её жеста, было столько уверенности в этом движении, такая точность и сила того, кто очень хорошо знает «ремесло»!

            Я думаю, что это была Мать!

            Я спрашиваю себя, что же Она мне вводила!

            Это была внутренняя сторона правого предплечья.

            Так хорошо знать, что Она наблюдает! с такой заботой!

            P.S. Суджата сказала, что Мать впрыснула мне новую жизнь…

 

*

 

 

 

7 августа 1992

 

            Можно было бы плакать от отчаяния, но что толку?

 

*

 

8 августа 1992

 

            Существуют тысячи и десятки тысяч возможных комбинаций в простом физическом движении, но есть только одно пригодное, которое объединяет и синхронизирует эти десять тысяч комбинаций!

            Это своего рода чудо, когда все идёт вместе – именно это мы делаем всё время, как дышим – чудо, которое должно было болезненно организовываться миллионы лет. Надо обнаружить новое чудо (или новую организацию чуда!).

            Мы не представляем, по какому муравейнику автоматизмов мы ходим.

            Когда касаешься этого, это неисчислимая революция – как и то, что происходит в мире.

 

*

 

9 августа 1992

           

Есть дни, когда я не понимаю больше ничего в своём теле. Тогда, это ужасно. Хаос.

            Оно пытается вновь уцепиться за память, которой нет, потому что это старая память. Надо выстраивать новую Память…

            Но тем временем, каждая секунда раздирает.

            Например, одну секунду, две секунды, оно ухватывает «хорошее» движение – три дыхания спустя, оно не знает этого больше, это хаос.

 

*

 

            Очевидно, лапы формируются с каждым «ошибочным» движением, раздирающим старые плавники. Разве не так?

            Где «хорошее» движение, где ошибочное?

            То, что «хорошо», это всё же пережить эту секунду здесь.

 

*

 

            Когда мы куём железную руду, есть ли «хорошие» удары молота?

            Мы выковываем новый тип материи.

            Посмотрим на продукт в конце – если мы сможем видеть.

 

*

 

            Например, годы и годы назад, тело «обнаружило» движение, которое ему казалось более «благоприятным», и которое оно назвало «вращением плеч» (это содержало в себе или влекло за собой «комбинацию» движения рта и челюстей), и оно заметило месяц назад (19) июля, что это было «ложное» движение! То есть тысячи или миллионы раздирающих секунд.

            Но теперь оно больше не очень хорошо знает (или совсем не знает), какое движение «благоприятное». Оно бредёт на ощупь в другой ночи. Иногда оно думает, что это «хорошее», а иногда оно не понимает больше ничего.

            Во всяком случае, оно будет переживать все эти секунды там.

            Именно вся эта анатомия должна расплавиться – если это возможно.

            Во всяком случае, я хорошо осознаю, что это милость – высочайшая милость, милость Высочайшего – суметь попытаться, просто попытаться.

            Ради Земли.

            Ради Божественной красоты Земли.

 

*

 

12 августа 1992

           

            Сегодня ночью, перед пробуждением, я увидел словно «изображение своей спины», или, может быть, как муляж или отпечаток, как если бы я прислонил свою спину к глине или к свежей краске, и я видел образ. Это были оранжевые контуры, словно живопись густым маслом, но не равномерные, с белыми полосами посреди оранжевого, как кисть, которая неровно распределила свою краску. Оранжевый контур был более густым по обе стороны позвоночника – я видел рисунок или отпечаток этого искорёженного позвоночника, с его сколиозом. Вся спина была вот такая, до самых ягодиц. Белые полосы посреди оранжевых контуров. Это выглядело, как картина… современная.

            Оранжевое, отпечатывалось на красном.

 

*

 

            «Завинтить рот лошади» – это движение самое трудное во всём этом неизвестном деле.

            Вероятно, это настолько же трудно, как перейти ото рта рыбы к морде тюленя… за несколько лет.

            Концентрированная эволюция!

            Это всё равно, что завинтить взрыватель бомбы своими челюстями.

            Бомба, постоянно наполненная доверху. Тогда надо открывать-закрывать-открывать-закрывать-открывать завинчивать и снова завинчивать – именно в этом трудность.

 

*

            Но это не рот снаружи, как рот рыбы: это как внутренние клапаны, два клапана, в основании шеи, с обеих сторон, на уровне ключиц (немного выше). Отчасти как всасывающий и нагнетающий кузнечный горн, я полагаю. Но именно молния проходит через эти клапаны и идёт, чтобы трамбовать внизу, и вот она отступает обратно, потому что всё не проходит прямо, как через открытую трубу в земле.

            И тогда, если есть малейшее нарушение или дефект синхронизации между клапаном справа и клапаном слева (или более сильное препятствие справа, чем слева), это создаёт ужасное раздирание: всё тянет больше с одной стороны, чем с другой, и бесчисленные фибры, мускулы, сухожилия создают бесчисленную карусель. Существует десять тысяч способов неправильно завинтить эти клапаны или заставить их функционировать несогласованно (!)

 

*

 

Вечер

 

            Тело думает, что оно «поняло» движение, а пять секунд спустя или два дыхание спустя, оно не понимает этого больше. Тогда, оно как пловец в волне, который хлебнул воды один раз, затем второй… и это критическое. И так далее.

            Тело постоянно пытается понять эти волны молнии, одну за другой, и, вероятно, оно не понимает чего-то главного. Это несчастное животное. Оно спрашивает себя, почему оно имеет этот злополучный рот.

 

*

           

            В конце концов, это, в самом деле, символично, что рот – это орган самый трудный и упрямый.

            Очевидно, всё, что я говорю здесь, непостижимо для других. Вот почему Шри Ауробиндо ничего не говорил.

            Всё это не имеет ничего общего с природными стихиями, которые люди знают: вода, воздух, огонь – это другая стихия.

            Но именно эта старая физиология-анатомия должна безбоязненно встретиться с этим лицом к лицу.

 

*

 

            То, что приводит тело в отчаяние, это не боль, это непонимание.

            Из 10 000 движений, оно не понимает ни одного из них – это всегда другое, ничего, что можно фиксировать.

            «Завинтить рот», существует 10 000 способов неправильно завинтить его! Тогда тело отчаянно ищет-ищет правильный способ.

            Как завинтить жерло вулкана?

 

*

 

Разговор с Суджатой

 

Индира Ганди, превратившаяся в скорпиона

 

            Ты что-нибудь видела сегодня после полудня?

 

            О! да. Да, это был очень длинный сон, но я не совсем точно запомнила.  Кроме того факта, что я… Речь шла об Индире, об Индире Ганди.

 

            Да.

 

            Она превратилась в скорпиона.

 

            В животное?

 

            В животное-скорпиона, на земле – но, любопытно, оно не было как краб, вы знаете, эта кожа, оно было скорее немного прямое. Но это был скорпион, в моём сознании. Вероятно, существуют разные виды скорпионов, которые…

 

            Да, с жалом в хвосте.

 

            Да, да.

 

            Как это любопытно!

 

            И затем, я не знаю  почему, я боялась за вас.

 

            Смотри-ка!

 

            Я говорила себе, или скорее я говорила вам: «Осторожно! Осторожно!» Вы, кажется, не осознавали, что там был скорпион. Я не знаю, что это означает.

 

            Ну, несомненно, это что-то означает. Это вся династия Неру.

 

            Да…

 

            Отравлена.

 

            (молчание)

 

            Я помню, несколько лет назад, годы (я так и не записал, потому что это не  интересно), я находился в доме, на первом этаже, и затем, ты же знаешь как в этих старых домах, с балкона, мы смотрим на этаж внизу. На этаже внизу стоял громадный, гигантский стол. И вот, я находился на первом этаже, и вдруг я увидел, что из комнаты выходит человек, взбе-шённый, взбешённый! Это был Неру. И Индира присутствовала там, рядом со мной, она говорила мне: «Вы должны сказать что-то любезное своему субъекту». (Суджата смеётся)  Потому что я сказал, и я написал (Сатпрем повышает голос): «Человек, причинивший больше всего вреда Индии, является богом Индии».

            Значит там, в этих мирах, всё же, видят вещи; Неру должно быть, увидел то, что я думал о нём.

            (Смеясь) И Индира спрашивала меня (она была ещё жива в то время), она спрашивала меня: «Вы не могли бы сказать что-то любезное своему субъекту?» (Смеётся)

            Хорошо, теперь, если яд выходит оттуда…

            Просто, надо взять на заметку, это всё.

 

            Вот, это было всё.

 

            Больше сказать нечего.

 

(пауза)

           

            Я спрашивала себя, задавала себе вопрос.

 

            Да?

 

            Вы знаете, Индира почти не присутствует в моём сознании, во всяком случаем, в активном сознании, и газеты сейчас не говорят о ней. Но я спрашиваю себя, почему на протяжении лет, я видела её много раз. К чему это? Вы помните моё первое видение в 69?В 69, я увидела её, как если бы она выходила из леса: она осмотрелась кругом, и она вышла, затем мы сели в своего рода джип – машину – мы приехали в храмовый комплекс. Она остановилась в последней комнате храма, а я пошла дальше, и именно там я встретила Мать Неведения.

 

            Мать Неведения, да, она поклонялась Матери Неведения.

 

            Она не видела. Она не видела, кто был там.

 

            Да, но именно её она искала?

 

            Я не думаю, но она была совершенно невежественна!

 

            Ах да, она была в храме Матери Неведения.

 

            Это именно Мать Неведения царствовала надо всем.

 

            И над ней, конечно.

 

            Она, она не отдавала себе в этом отчёт.

 

            Ну, конечно.

 

            Вот, это была первая вещь.

 

            Она была со своим Брахмачари! Это был её гуру, шарлатан (Суджата смеётся). Ладно.

 

            Очевидно, в то время я не знала ничего.

 

            Да.

 

            Вы понимаете, политика меня совершенно не интересовала. Это только с вами, мало-помалу, я начала смотреть немного. Но я говорила об Индире, как об индивидууме. Ко мне, какое это имеет отношение?

            Так вот, это был первый раз, как я увидела её, после я видела её ещё в…? Когда она предала вас, она нанесла вам удар кинжалом.

 

            Ах! Да, это, это было в Лакхнау. Я хорошо помню. Она нанесла мне удар кинжалом в спину и хотела обнять меня. И ты топтала её.

 

            Да, позднее, я топтала её. И я думаю, что это было, вероятно, в 82.

 

            Да, в 82, да.

 

            А в 84, она ушла. И когда, наконец, её останки сожгли, я увидела её ночью, также.

 

            Да, я помню. Ты увидела её словно в госпитале, где…

 

            Где  ухаживали…

 

            Ухаживали за людьми, но, очевидно, она была мертва, но ещё в своём теле, и затем она попросила у тебя кофе.

 

            (Смеясь) Да, смотрите-ка! У вас хорошая память, я забыла.

            И потом, когда этот Раджив пришёл к власти, в самом начале – он был избран с большой победой… все думали много чего о нём, и затем (это был) Mister Clean [Господин Чистый], а! (Сатпрем смеётся), как мы его называли. Я не знала абсолютно ничего и вот, что я увидела: я увидела их дедовский дом, я думаю, я пришла туда, и когда я увидела то, что он хотел сделать: эти кирпичи, с молодыми людьми…

 

            Кирпичи?

 

            Да, я думаю, что он хотел построить что-то, он заставлял приносить кирпичи. И через несколько часов, кирпичи были полностью в какой-то грязи; это снова вернулось в грязь.

 

            Ах! Да, да, я помню… Это вновь вернулось в грязь. Его сооружение (смеясь) внезапно было полностью поглощено грязью.

 

            Да, поглощено, совершенно.

 

            Ну, да, именно так.

 

            И когда я хотела выйти из этого места, ужас! Из filth, как вы говорите, не так ли?

 

            Да,  filth, экскременты повсюду.

 

            Ох! Да. Это не было повсюду, это была  heap [куча]. Весь проход там был совершенно блокирован.

 

            Ну да, это как правительство Индии сейчас.

 

            Действительно, правда! Но что это означает? Какая связь со мной?

 

            Ну, просто ты любишь Индию, у тебя есть связь с душой Индии, и ты видишь всё то, что может затронуть эту душу. И Бог знает, что эта династия затронула душу Индии… чтобы разрушить её.

 

            Да, ранила её.

 

            Ранила, да.

            Я не удивляюсь, что она была как скорпион. Потому что Сила, которую я представляю, я хочу сказать, это не Мать Неведения!

 

            Как?

 

            Сила, которую я представляю.

           

(Смеясь) Ах! Вы, да.

 

            Что я хочу воплотить, это не Сила Матери Неведения!

 

            Ещё бы!

 

            Тогда, она не должна это любить.

            И все те, кто живёт с призраком этой династии, совсем не должны любить то, что пытается проявиться здесь. К счастью, они не знают этого.

 

(молчание)

 

            И подумать только, что Дядя дал вашу книгу этому человеку.

 

            Да, моя Милая. Но и он тоже, он тоже в Неведении, не так ли. Он хотел дать её этому Радживу?

 

            Не «хотел», он дал ему.

 

            Да, ну что ж, она не принесла бы счастья этому человеку, потому что Сила, которая содержалась там, конечно же, не была предназначена для него.

 

*

 

15 августа 1992

 

            Почему я как ребёнок, полный печали?

            Мне столько дали, я не имею права на это.

 

*

            Шри Ауробиндо 120 лет. Его огромное терпение…

 

*

 

            Я чувствую, что это именно Высочайший Господь пытается спасти Землю через человеческую материю.

            Я не могу объяснить по-другому, что происходит в этом теле.

 

*

 

Вечер

 

            На протяжении всего этого времени, они чествуют с большой помпой этих фальсификаторов, Ганди-Неру, и говорят, что они единственные,  кто «сотворил» независимость Индии – «архитекторы» вивисекции Индии и её дезинтеграции.

            Пусть это Гниение прекратится, о, Господи!

            Индия, это душа Земли – значит?

            Они разделили на части свою Мать, и это «герои» Индии…

            И Индия истекает кровью, и никто больше не понимает.

            Они променяли свою Мать на «демократическую» и конституционную проститутку.

            О, Мать, нам, действительно, хотелось бы, чтобы ты «раздробила» всё это.

 

*

           

           

            (После того, что я написал сегодня утром, меня поразило, что этот «камень», эта «реализация», которую дал мне Шри Ауробиндо, происходила в «комнате дел мира» (там, откуда посылали всякие «сообщения» на землю), а не в личных апартаментах, где я его встретил раньше).

            (Только после, я сел около него за этот стол, который был обращён в бесконечность над землёй).

            (Неожиданно, это словно открытие для меня, и оно даёт мне уверенность – это для земли.)

            Это очень ободряющее.

            У меня всегда была досадная привычка (или, может быть, прекрасная привычка!) сомневаться во всём и опасаться, что я «воображаю себе» –  никогда в своей жизни я не хотел «воображать», совсем наоборот.

            Мне потребовалось восемь лет, чтобы понять моё видение (от 21 июля 84)…

 

*

 

18 августа  1992

 

            Сегодня  будет 14 лет (в 1978), с тех пор как мы провели нашу первую ночь в Конце Земли.

 

*

 

20 августа 1992

 

            Хорошо, Господи, чёрные дни также являются частью белых дней – пока мы не достигнем, вдруг, того Дня.

            «Ночь и День вскармливают грудью одно и то же Дитя», говорили Веды.

            Всё идёт туда, точно.

 

*

 

            Вторжение Ф. в Конец Земли.

            P.S. 23 августа. Ещё одни немец. Эти немцы будут преследовать меня до самого конца.

 

*

 

            Франция посылает десять самолётов, чтобы «защищать» мусульманских Shias [шиитов] в Ираке…

            О, Франция… О, Индия…

 

*

 

22 августа 1992

 

            Когда мы начинаем «понимать» движение, мы не понимаем в нём больше ничего!...

            Надо найти новый автоматизм! разрываясь тысячу, две тысячи, десять тысяч раз…

            На самом деле, именно этот старый скелет не может «понять». Он говорит: я не создан для этого!

            Надо быть более выносливым, чем наш скелет, вот и всё.

 

*

 

            Мать говорила о «нетрансформируемом остатке». Не надо остатка! Не надо больше ни одного атома смерти.

            Ну что ж…

 

*

 

            Всё же, этот скелет, на протяжении нескольких дней, кажется, обнаружил способ менее раздирающий, но это только периодами.

            Он, может быть, напал на след?

            Вся трудность вращается вокруг этих плеч и способа «завинчивать рот».

 

 

*

 

23 августа 1992

 

            Нет двух подобных движений, это точно постоянное несчастье.

            Постоянный анатомический хаос.

            Мне бы лучше ничего больше не говорить.

            Или говорить только: Ты, Господи, Ты, Господи… до тех пор, пока это не изменится.

 

*

 

Вечер

 

            Именно сегодня вечером я вдруг «заметил», что этот Ф. – немец… как если бы он висел на мне.

            Лучше бы замечать только Тебя.

            Пока есть «другая вещь», это смерть.

 

*

 

 

24 августа 1992

 

            Необходимо множество ложных движений плавников, чтобы создать лапы.

            В этом вся «философия» этой анатомической эволюции.

 

*

 

25 августа 1992

 

            Сегодня шесть лет, как нисходит это Могущество.

            Мы не можем и подумать, что этому будет конец…

 

*

            Неважно когда (!)

 

Гнездо[16] 10 000 несчастий

Универсальная Энциклопедия, том 15, стр. 1010 (издание 1968)

 

*

 

 

27 августа 1992

 

            Клод привёз мне первые экземпляры Эволюции II.

 

*

 

            Алчные и лицемерные великие нации героически посылают свои самолёты в Ирак.

            Всё готово взорваться повсюду.

 

*

 

 

Крепость Вобан, возвышающаяся над портом дворца[17], теперь полностью изменилась. Лишённая своей изобильной[18] растительности, она в последние годы стала объектом образцового восстановления;

 

*

Варвары повсюду – повсюду.

Они не оставят НИЧЕГО.

 

*

            Земля подвергается «образцовому восстановлению».

 

*

 

 

СЕНТЯБРЬ

 

Хронология мировых событий

 

 

1 сентября – Сенегал: ожесточённые столкновения между армией и партизанами-сепаратистами Движения демократических сил Касаманс (MFCD) повлекли за собой гибель 50 человек.

 

3 сентября – Грузия: под эгидой Бориса Ельцина, грузинский президент Эдуард Шеварднадзе и президент абхазского парламента Владимир Ардзинба, подписали в Москве соглашение о прекращении огня.

 

                   – Саудовская Аравия: приговорённый к смерти за своё заявление, что «Ислам является ложной религией», Садок Абдель Карим, саудовский шиит, был обезглавлен саблей в Катифе.

 

4 сентября – Марокко: посредством референдума, марокканцы массово (99,98%) высказались в пользу пересмотра конституции, которая должна повлечь за собой частичную демократизацию государственных институтов.

 

7 сентября – Таджикистан: бывший коммунист президент Рахмон Набиев был вынужден уйти в отставку.

 

                    – Южная Африка: пытаясь перейти границу Сискея, территорию, выделенную чернокожему населению и теоретически независимую от власти белой Претории, толпа, мобилизованная ANC столкнулась с ожесточённым отпором полиции.

 

9 сентября – Израиль: Премьер Министр Ицхак Рабин объявил, что еврейское Государство готово возвратить часть Голанских высот Сирии в обмен на мирный договор.

 

                    – Сомали: итальянские и швейцарские фирмы, пользуясь ситуацией в этой стране, посылают туда токсические отходы.

 

                    – Филиппины: проливные дожди повлекли за собой грязевые потоки на берегах Пинатубо; 55 человек погибло.

 

12 сентября – Перу: основатель коммунистической Партии Перу (КПП), маоист, Абимель Гузман, арестован и заключён под стражу в Лиме. С 1980 года, глава светлого Пути вёл гражданскую войну, в которой погибло 24 000 человек.

 

                     – Пакистан: в итоге наводнений, которые обрушились на юг Пакистана, погибло более 2000 человек.

 

13 сентября – Таиланд: с 51% голосов, партии оппозиции с минимальным преимуществом выиграли выборы в парламент.

 

14 сентября – Франция: организация Гринпис представила научный доклад, изобличающий вред, который  хлороорганические соединения, служащие основой большого числа инсектицидов, наносят животным и растениям, так же как и здоровью человека.

 

18 сентября – Бразилия: около 700 000 человек прошли по улицам Сао Пауло, чтобы потребовать отстранения от должности президента Колора, уличённого в коррупции.

 

                      – Колумбия: Муриан Росио Велес, прокурор, ведущий дела о торговле наркотиками, убит в Меделине.

 

20 сентября – Франция: во время референдума о ратификации Маастрихтских соглашений, поддерживающие его одержали победу с небольшим перевесом голосов, собрав 51% голосов, 48% против.

 

25 сентября – Турция: правительство Анкары начало новое наступление в Анатолии против курдских сепаратистов Рабочей партии Курдистана (РПК) . Вооружённое противостояние привело к гибели около 1700 человек с начала 1992 года.

 

29 сентября – США: спутник записал изображение рекордной дыры в озоновом слое: на 15% больше чем в 1991.

 

30 сентября – Ангола: первые в стране свободные президентские и парламентские выборы; уходящий президент и его партия, Народное движение за освобождение Анголы, идут впереди.

 

 

1 сентября 1992

 

            Постоянно нет уверенности по поводу всего, что мы делаем, как если бы здесь больше  не было управляющего ментала, но «что-то» управляет, всё же, в темноте.

            Это как мир неопределённости, и он движется секунда за секундой, мы не знаем, как.

            Как ребёнок, постоянно ищущий свою мать, чтобы узнать, «хорошо ли вот так» – мы придерживаемся приличий, чтобы иметь разумный вид. Но…

            Вероятно, должна прийти автоматическая определённость другого рода.

            Трудно плыть в новом мире – всё новое! Каждая секунда – это тотальная неизвестность.

            Мы не знаем даже следующего дыхания!

            Мы находимся меж двух миров.

 

*

            Мы не знаем, как сделать, чтобы позволить Тебе делать!

            Я думаю, что все контакты (даже переписка) усиливают или умножают трудность.

 

*

            Самое удивительное, что мы не умираем от боли и изнурения. Они держат нас в Своих ладонях.

            Я не воображаю (или больше не воображаю), что эти 10 000 фибр несчастья смогут изменить свои свойства, но они могут расплавиться…?

 

*

 

2 сентября 1992

 

            Я учусь вещам таким дурацким, что надо не только завинчивать рот, но надо также уметь открывать его! (согласно дыхательному ритму «молнии»). (Не «открывать», на самом деле, но «заставлять скользить» внутри).

 

*

 

3 сентября 1992

 

            Как только мы думаем, что «понимаем», всё нарушается. Потому что это старый «способ», который понимает (и «механический»).

            Надо бы стать полным «идиотом» (с точки зрения старого способа). Непросто.

 

*

            Я часто говорил себе, что лучше быть идиотом, как Жан Бернес (идиот из моей деревни). Для него, мир казался совершенно новым каждую секунду, и он удивлялся всему – это было изумление каждое мгновение! Мюскаде тоже было своего рода чудесным изумлением каждый день!

 

*

 

            Эволюция II вышла сегодня в Париже[19].

 

*

 

4 сентября 1992

 

Разговор с Клодом Брюном.

 

Младенец

 

Да, вчера ты рассказал Суджате то, что ты видел.

 

(Клод): Это сон, но…

 

Да, я нахожу, что это интересно, мне очень хотелось бы, чтобы ты рассказал его ещё раз.

 

(Клод): Я кое-что понял вчера вечером. Этот взгляд ребёнка, я обнаружил его на фото. У меня есть фотография на камине, и вчера вечером, перед тем как лечь спать, я взглянул на эту фотографию, и вдруг осознал: взгляд ребёнка, это был тот же взгляд, что у Матери. Сразу же, это стало очевидно.

 

Ах!

 

(Клод): Так вот, сон.

 

Да, расскажи, что ты увидел.

 

(Клод): Я сидел вот так, и у меня был младенец, только что родившийся, я держал его на руках. Я не знал, откуда он взялся, я был удивлён, и я увидел: на мне было два или три пятна крови. Я проследил взглядом, откуда появилась эта кровь, и заметил, что она шла из пуповины. Там был завязан узел, но  маленький конец  выступал; и кровь, несколько капель крови, вытекла на меня, она шла из этого конца пуповины.

За то время, пока я обследовал всё это, я заметил, что младенец уже изменился! Ему было, может быть, уже года полтора-два. И он цеплялся за меня, с большой любовью в его глазах. И я тоже, я был охвачен этой любовью, и в то же время я спрашивал себя: «Но что я буду делать с этим младенцем!» (Смеётся)

И он смотрел на меня. И вчера вечером, глядя на фотографию Матери, я понял, что у этого младенца был тот же взгляд. Он был очень-очень красивый, с хорошо сформированной головкой (маленькая головка) и, глядя на Мать вблизи, я сказал: «Но…!» (Я вам говорил, что головка была гармоничной…)

Вы спрашивали меня, какой расы был этот ребёнок, ну да, трудно сказать: у меня сложилось впечатление, что все расы были представлены там.

 

Да.

 

(Клод): И вчера вечером, глядя на эту фотографию, я обнаружил тот же взгляд! Сразу же я сказал: «Но! Это был взгляд Матери». Именно поэтому, мне трудно сказать, какого цвета были его глаза. Фотографии здесь нет, но я вам её покажу, это фотография, которую мы видим в…

 

Да, словом, это был взгляд Матери.

 

(Клод): Это был взгляд Матери.

 

Да. И вдруг, из состояния малютки-младенца, который только что родился, он…

 

(Клод): Да, и он заговорил.

 

Он заговорил!

 

(Клод): Он заговорил, но… у меня было впечатление, что это был хинди…, это не был французский, то, что он говорил, это было… в общем, я не знаю.

 

(Суджата): Это не был…?

 

Не французский.

 

(Клод): Это не был французский.

 

(Суджата): Ах! Это не был французский. Но вы поняли слова?

 

(Клод): Нет, но я слушал его улыбаясь. Это не было «ба-ба-ба», это были слова – слова, но не на французском или английском,  было что-то другое, я не знаю на каком языке…

 

Это было что-то другое, да.

 

(Клод): Это было что-то другое.

Так вот, я не понял, конечно, но было много любви. Я проснулся утром, тогда, я был… И во сне была интенсивность любви, и он ухватился, вот так.

 

Он ухватился за тебя.

 

(Клод): Да, вы знаете, немного… Для сравнения, когда  видишь котёнка,  вот такого, маленькое животное, берёшь его, и затем, сразу же… Происходит обмен, своего рода, любовь, и затем  говоришь себе: «Я хотел бы, в самом деле, этого котёнка, но я не могу держать его при себе, потому что это будет сложно!»: та же самая вещь… не так ли! гораздо-гораздо сильнее, и вот там это было, поистине, на уровне сердца, с интенсивностью любви!

 

Да.

 

(Клод): И в то же время я чувствовал: «Что я буду делать? Что я буду делать с ним, с этим ребёнком? (Смеётся) Он миленький, но что я буду делать?» Видите, как… с котёнком, говоришь «Ах!», и затем всегда находятся люди: «Если хочешь, что ж! Я отдам его вам». (Смеётся) И вы говорите: «Нет, я не хочу его». Но в то же время, вам хотелось бы его – на уровне сердца вам хочется его, но на уровне сложностей, вы говорите: «Ну, уж нет, послушайте, присматривать за ним». Но здесь, это не было до такой степени, сразу, я колебался…

 

Да.

 

(Клод): Потому что он цеплялся. Он цеплялся за меня. Поэтому я был счастлив, всё это было счастливым, но в то же время: «Что я буду делать?» (Смеётся)

 

Это твоё внешнее существо, которое выходит сразу же…

 

(Клод): Да, сразу же, да.

 

(Смеясь): Чтобы усложнять вещи.

 

(Клод): Чтобы усложнять вещи.

 

[…]

 

Ты сказал, у него уже были волосы?

 

(Клод): У него были волосы, и волосы, которые были… Но большой лоб, вчера вечером, я, действительно, обратил внимание, я посмотрел на лоб: у него был тот же самый лоб, точно, головка  очень гармоничная, вы знаете, очень хорошо сформированная, с лобиком, словом три части: лоб, нос, подбородок, это создавало хорошо сбалансированные уровни. И вчера вечером, я увидел фотографию Матери, я сказал себе: «Но! У неё совершенно гармоничная голова». И у этого ребёнка, она была такой же. И взгляд, ну да, это был взгляд Матери.

 

Волосы какого цвета?

 

(Клод): Волосы… не белокурые, в самом деле. Не белокурые, они были тёмно-русые, но скорее светлые. 

 

Скорее светлые, да.

 

(Клод): И затем глаза (вы спрашивали меня о цвете), светлые глаза.

 

Да, был свет.

 

(Клод): Это создавало впечатление… Когда мы увидели Мать, после, мы не помнили… это было трудно, потому что, в конечном счёте, мы ничего не увидели. Мы увидели только силу взгляда.

 

Да.

 

(Клод): Но остальное: пффт!

 

Точно.

 

(Клод): После, нас спросили: «Какого цвета глаза?» Пффт!

 

Да, это внутреннее ощущение, которое…

 

(Клод): Да, да, да.

 

… которое преобладает и стирает всё остальное.

Нет, интересно то, что он только что родился, и затем, вдруг, ему полтора или два года.

 

(Клод): Да, у него были волосы  и, кроме того, да, у него была вот такая голова, но я думаю, в полтора года, когда дети начинают говорить; в восемнадцать месяцев, в два года, примерно так. За то время, пока я смотрел, откуда взялась эта кровь, на эту пуповину, и затем я взглянул на него снова, хоп! ему уже было…

Какого он был пола, я не знаю…

 

Да.

 

(Клод): Не могу сказать, мальчик это или девочка.

 

Да.

 

(молчание)

 

(Клод): Что это означает?

 

(молчание)

 

Это Новое Существо!

 

(долгое молчание)

 

Что скажешь ты, моя Милая?

 

(Суджата): Я думала о том, что Клод, каждый раз, когда он приезжает сюда, он видит сны, довольно необычные!

 

Да.

 

(Клод): Но сегодня ночью, наоборот,  у меня был жуткий кошмар. Я вновь пережил то, что я переживал во время войны в Алжире. Уф!

 

Это старое прошлое снова выходит.

 

(Клод): Да, потому что, когда я был в Алжире, мне приставили там пистолет к виску, и в то же время сказали: «Молись, это твой конец». И там я помню, что… вообще-то, я не помню ничего, но я помню, что моё дыхание прервалось, я не сказал ничего. И здесь, я видел во сне то же самое, и во время моего сна, моё дыхание полностью прервалось.

 

Кто тебе приставил этот револьвер?

 

(Клод): В Алжире?

 

Да.

 

(Клод): Это происходило в Алжире, в конце войны в Алжире. Много счётов сводили  между собой O.A.S. и F.L.N., но в городе.

 

Да.

 

(Клод): И затем…

 

Хорошо, слушай, я думаю лучше…

 

(Клод): Нет-нет, ничего, не беспокойтесь.

 

Лучше…

 

(Клод): Это O.A.S., так сказать. Они сделали ошибку. После они заметили её, словом, я был чудесным образом спасён: когда они проверили, они заметили её, но… И здесь, я почувствовал в своём сне, сегодня ночью, я почувствовал… ну надо же!

 

Хорошо, ну что ж, ты знаешь, все это выходит, чтобы уйти.

 

(Клод): Но это в первый раз за тридцать лет, что я вижу об этом сон. Точно тридцать лет.

 

Да, и под давлением этой Новой Вещи, всё прошлое уходит – прошлое земли, не так ли!

 

(Клод): Да.

 

И прошлое индивидуальности, это выходит, чтобы быть выметено.

 

(Клод): Да.

 

Стёрто, выметено. Все эти силы, которые кишат, их выметают. Так вот, чтобы их вымести, надо, чтобы они вышли. Это точно эффект этого Нового Могущества и Новой Жизни, она заставляет всё выйти, чтобы занять место; но она не может занять место в этом гниении, и в этой темноте, не правда ли! Поэтому, сначала, она заставляет всё выйти.

 

(Клод): Но любопытно, я ни разу не думал об этом за тридцать лет! Я никогда…

 

Ты видишь, здесь, под Давлением – всё же что-то есть здесь.

 

(Клод): Конечно!

 

Так вот, под Давлением, это выходит, чтобы быть выметено. Ну вот, это хорошо, кончено, забудь об этом.

Нет, то, что позитивно (смеясь) и интересно – этот ребёнок.

 

(Клод): Перед тем как заснуть, фотография стояла на камине, и я сконцентрировался, и я призвал Мать, чтобы попросить её: «Мне хотелось бы хороший сон». (Смеётся)

 

(Суджата, смеясь): У неё есть чувство юмора!

 

(Смеясь): И затем она даёт тебе кошмар, ты знаешь это совершенно то, что …

 

(Клод): Нет-нет-нет, в тот раз, когда я просил Мать: «Дай мне хороший сон», тогда я увидел ребёнка. Вчера вечером, здесь, я попросил Мать: «Мне хотелось бы продолжение этого…»

 

(Смеясь) Ну вот, она дала тебе продолжение, это не может сосуществовать вместе, понимаешь.

Это не может сосуществовать. Но именно это происходит в мире. Эта Новая Вещь не может сосуществовать с этим ужасом, этим гниением, и этой жестокостью. Поэтому это выходит. Но это выходит, чтобы быть выметено – ребёнком.

Ребёнком.

Ты помнишь у Шри Ауробиндо, то, что он говорил в своём афоризме?

 

(Клод): Это «Европа»?

 

Да, Европа хвастается своими…

 

(Клод): достижениями…

 

…своими достижениями или своей технологией, ребёнок придёт и разрушит её.

            Ребёнок, просто своим безупречно чистым взглядом, ничто не может, ничто не может, никакая тьма не может устоять перед этим взглядом. Это растворяется. Но это растворяется каким-то образом, не так ли!

 

             (Суджата): Как от лазера.

 

            Как?

 

            (Суджата): Лазер.

 

            О! как лазер. Да, точно.

 

            (Клод): Так вот, вчера вечером, когда я снова просил Мать о продолжении сна, именно глядя на фотографию, я сказал вдруг: «Но!»

 

            Это взгляд Матери.

           

(Клод): Это взгляд Матери.

 

            Ну вот, это хорошо, мой милый, это хорошо.

            Что касается меня, я думаю, что вещи… я не знаю, можно ли сказать: близки, но недалеко.

 

            (молчание)

 

            Ты видишь, он уже совсем сформировался, этот ребёнок.

            Он совсем сформировался.

 

            (Клод): У него был взгляд, теперь я абсолютно…, взгляд Матери.

 

            (Смеясь): Ну да, какой может быть ещё другой взгляд, не правда ли?

 

            (Клод): Это взгляд, который есть в Агенде, если хотите. Это Мать в Агенде во Введении, та фотография, которую мы размножили в Швейцарии. Короче, это не та фотография, которая здесь, но…

 

            Да, точно.

 

            (Клод): Я думаю, что она на вашем камине.

 

(пауза)

 

            (Суджата): Да, вы говорили об Агенде и вдруг, я подумала, что Эволюция II… Это взгляд Матери, полный любви, а! Я подумала, когда я увидела тот экземпляр, который вы привезли нам, очень спонтанно, я сказала Сатпрему, что это точно новая эволюция, это эволюция души, любви, на этот раз.

 

(молчание)

 

            Да. Да.

 

(молчание)

 

            Старая эволюция – это эволюция смерти и жестокости.

            А Эволюция II, точно, это тот ребёнок, полный любви.

 

(молчание)

 

            Ну, я рад, что ты увидел это, что ты увидел этого ребёнка.

 

            (Клод): Но, может быть, это ваша книга, новый ребёнок?

 

            Это выражение, не так ли, но это гораздо больше, это другая вещь, нежели книга. Книга содержит, если хочешь, силу и разум Нового Творения, но сам ребёнок, это что-то гораздо более физическое и материальное, чем книга. Книга, это выражение.

 

            (Клод): Да-да, я понимаю.

 

            Это выражение Силы! Ребёнок, это сама Сила, это сама физическая Сила, это само Существо, вот.

 

            (Суджата): Для нас это тоже ободряющее …

 

            Да!

 

            (Суджата): … ваш сон.

 

            Да.

 

*

 

5 сентября 1992

 

            «Формула»:

 

            Кролик

            сплющивается

            на слоне.

 

            Два зуба кролика (передних) расплющиваются об рот слона.

Нижняя челюсть

            вперёд,

            чтобы выдержать нисходящее расплющивание.

 

*

 

Ночь с 5 на 6 сентября 1992

 

            Я перешёл от одной тщательной проверки зубов в другую тщательную проверку (между зубов) точно!

 

*

 

6 сентября 1992

 

            Я думаю, что обнаружил «формулу»!

            Она ещё не в очень законченном состоянии, есть «перебои», но…

 

*

 

            (Мне хотелось бы спародировать моего брата Рембо):

                        «О, времена, о замки,

                        какой скелет без недостатков» (!)

            «Времена» долгие (!)

 

*

 

10 сентября 1992

 

            Моя «формула» работает один раз на тысячу, с несколькими сотнями «анатомических нюансов», которые скрипят и раздирают, но это всё же на «верном пути», я верю.

            Именно эти тысячи фибр, прикрепляющие нижнюю челюсть, создают максимальную преграду – или повреждение.

            (Странно… я искал, на днях, слово «челюсть» в словаре, чтобы посмотреть, нет ли какой-нибудь схемы, и я наткнулся на слово «Маутхаузен»! «По оценкам там погибло до 120 000 человек».)

            Именно расплющивание верхней челюсти (со всеми её фибрами) на нижней челюсти (со всеми её фибрами), создаёт всю трудность – «завинтить рот», это проблематично.

            Всё же, через эти тысячи ложных движений или «скверных секунд», проявляется своего рода «модель» (я не нахожу лучшего слова на французском) или своего рода анатомический «принцип», или «манера», или «линия» которая позволяет предчувствовать или угадывать то, что было бы наиболее благоприятным или лучше всего адаптированным движением – именно это я называл «формулой»… Она ещё не закончена, но больше нет этого рода пытки или «железного крюка».

            Возможно, мы доведём до «завершённого состояния»…

            Это как искать «движение брасом» во время шторма!

            (Во всяком случае, тело, кажется, знает, что явно является вредным, а чего надо избегать...)

*

 

            Какой брасс правильный, чтобы перейти от одного вида к другому?!...

            Именно тот, который мы можем делать на каждом шагу.        

Сейчас я понимаю очень хорошо, и физически, «ambulando solvitur» Шри Ауробиндо!

            Единственная постоянная «формула», это Ты.

 

*

            P.S. Записав это вчера вечером, перед тем как лечь спать, я пошёл в ванную комнату, я сделал несколько ложных движений и был, буквально, подвергнут пытке до одиннадцати часов вечера, на протяжении трёх часов, и я едва смог заснуть.

Как если бы нам хотели наглядно продемонстрировать, что в любой момент, всё то что, как мы думали, мы знаем физически, это полный ноль.

            Определённо, лучше молчать.

            Всё, что можно делать, это переживать и выносить – пока мы можем.

 

*

 

12 сентября 1992

 

            Вот последняя «формула» (с множеством «перебоев»), но мы приближаемся к благоприятному движению, чтобы «завинтить рот лошади»…

 

            Погружать нежно (без усилия) верхнюю челюсть (без надавливания) и не позволять скользить нижней челюсти.

            Лёгкое балансирование.

            И в то же самое время, когда верхняя челюсть погружается, мускулы нижней челюсти должны скользить вперёд.

 

11 сентября 92 вечер

 

            Мне потребовалось почти десять лет, чтобы найти это движение!

            Посмотрим, какая формула будет завтра…

 

*

 

Вечер

 

            Последние мировые новости: весь мир против всего мира.

 

*

 

 

13 сентября 1992

 

            С 12, вчерашнего дня, у меня впечатление, что я нахожусь в «двойном сознании» (о котором говорила Мать), словно в двух различных мирах одновременно, но которые взаимопроникают: два разных «языка» или способа выражения. У нас впечатление, что мы легко бы сошли с ума, если бы не были твёрдо утверждены в Тебе.

            Это похоже на то, как если бы мы были одновременно в мире «мёртвых» (или в жизни «мёртвых») и в мире «живых» (которые не кажутся такими уж живыми, если только не посредством другой вещи, которую они игнорируют).

            Другая реальность более могущественная, но более текучая, наша «реальность» сухая и жёсткая, на грани Лжи (особенно в «людях»). Она как маска, и другая реальность, позади.

 

*

Вечер

           

Надо достичь определённого Божественного автоматизма, потому что это вопрос микросекунд и микромиллиметров – это молния, не так ли, здесь невозможно «помнить» движение, чтобы делать – надо, чтобы оно делалось и быстро! в микросекунду.

            Но, кажется, это движение, чтобы «завинтить рот лошади» – лучше «понято» телом.

             Но всё же, это расплющивание… безумное.

            Именно эта «балансировка» рта вокруг невидимой «оси» (удил лошади), является такой… трудной. Доли секунды идут в счёт. Иначе мы разрываемся с одной или с другой стороны «прохода» (шея-плечи).

            Как мы не взрываемся?

            Есть «нечто», что должно взорваться… что? эта Могила? эта Ложь или Ложь этого способа существования? Именно весь продукт, получившийся в результате животной эволюции, должен измениться… вот так!

            Надо, чтобы только Ты физически управлял телом, вот и всё!

            (Сегодня утром, после завтрака, были трудности с сердцем, оно начало биться во все стороны, но тело чувствовало, что оно находится под Твоим управлением, и оно сохраняло спокойствие). (Сегодня после полудня также, после работы, я чувствовал на протяжении нескольких минут, что тело вот-вот упадёт в обморок, но оно выдержало).

            Всё это хрупкое. Но чувствуешь, что именно Высочайшее ведёт – это самое главное.

            Необходимо тотальное: «Это Ты». 

 

*

 

            Может ли индивидуум измениться без того, чтобы вся земля не изменилась? Это крупица земли, и где разделение?

            Мы находимся посреди Апокалипсиса.

 

*

 

            Я думаю, впрочем, что вся земля  в катастрофе.

 

*

 

            Это как если бы я переправлял тонны через плечи – «жидкие» тонны – и это продолжается часами. А они состоят из многих секунд.

            Именно Божественное становится физическим.

            (Очевидно «оно» не выносит ни единого атома тьмы – поэтому «оно» идёт медленно…)

            Происходит божественный феномен.

 

*

 

            (Божественное – это не «религия», не более чем жимолость или приливы равноденствия).

 

*

 

            Шри Ауробиндо говорил о «новом принципе Материи». Моё тело чувствует что-то подобное с этими «жидкими тоннами», которые проходят в его спине (особенно через его плечи) (и поясницу).

            Я думаю, что моё тело переживает этот новый принцип Материи – переживает и дышит им.

 

*

 

15 сентября 1992

 

            Одна «неточная секунда» и вся система сломалась бы или же разорвалась бы…

            Что, в самом деле, удивительно, похоже, что каждый день это более «ужасное» (свирепое)…

 

*

 

            Главная трудность в том, что это движение (рта или челюстей) быстрое, как молния, поэтому это трудно контролировать.

            (То есть, тело не имеет времени «сказать себе»: в данном случае, надо сделать так или вот так, потому что, долю секунды спустя, «случай» другой! значит…

 

*

 

19 сентября 1992

 

            Это неистовствует.

            Надо, в самом деле, быть ведомым Тобой, иначе мы бы сделали 36000 смертельных движений.

            Эта нижняя челюсть…

            Мы хорошо понимаем, что «оно» могло бы расплющить горы… тогда, что значит там какое-то маленькое тело!?

            Это все-Могущество.

 

*

 

            Всё же, «это» не может возрастать бесконечно??... без того, чтобы «что-то» не произошло.

 

*

 

            Идеально было бы полностью отсутствовать в своём теле… нет больше моего физического.

            Полный Божественный автоматизм.

            Я не знаю, ужасно это или чудесно.

            Суджата говорит: и то, и другое.

 

*

 

 

21 сентября 1992

 

            Французский референдум (Маастрихт): они хотят перенять пороки всей Европы – включая мусульман, мафию и неонацистов.

            Быстрое размножение грязи. Естественно! cамое грязное устремляется на тех, кого больше всего можно использовать (включая банкиров и гангстеров). До тех пор, пока всё не будет одинаково разрушено и испорчено.

            Это составляет часть процесса общего разложения – огромный «человеческий» труп, но который ещё ходит и распространяет повсюду своё зловоние и своих паразитов.

            «Быстрое изменение или медленный распад?» размышлял Шри Ауробиндо в начале века.

 

*

 

            Моё тело говорит мне, что эта отвратительная вещь не продлится долго.

 

*

 

Разговор с Суджатой

 

Дерево Банде Матарам во Франции.

 

Автомобиль Европы (Маастрихт)

 

(С улыбкой в голосе) Ну, так расскажи мне ВСЁ!

 

            У нас сегодня 21 сентября?

 

            Да.

 

            То есть?

 

            Ах, это…

 

            Равноденствие?

 

            Равноденствие, да. В Бретани большие приливы, шторма.

 

            А-ах!

 

            (Смеясь) Хорошо, ну, расскажи мне!

 

            А я, я сделала эту операцию на глазе 21 сентября.

           

Ах! Да.

 

            Прошло уже три года. (Смеясь) Время летит.

            Так вот, после долгого времени, у меня были сны…

            Я видела нас, вас и себя, в автомобиле, который остановился (просто маленькая остановка), затем я заметила Х. и, может быть, З.., которые были там, и которые показывали на деревья вдалеке. И они спросили меня, видела ли я дерево Банде Матарам

 

            (Смеясь) Смотри-ка!

 

            Знаю ли я? Вы остались в машине, я вышла и прислонилась к машине, посмотрела немного вдаль и затем сказала: «Да, недавно, когда мы  путешествовали по Франции в машине (это была та же самая машина), когда мы ехали, я заметила вдали дерево, которые было Банде Матарам».

 

            Надо же! Во Франции.

 

            Да, и он сказал: «Это дерево вот такое, не так ли?» Я думаю, что он показал на oak [дуб] или что-то такое? – какое дерево?... я забыла. Он показал на что-то, я сказала: «Нет-нет-нет-нет, оно совсем не такое, оно другое». Фактически, в моём сознании, я увидела дерево вдали, и мы не останавливались, мы продолжили путь. И в моём сознании, это было большое дерево. Ветви… то есть издали, я увидела ствол, ветви, очень светлого коричневого цвета – иногда, бывают эвкалипты, светло-коричневые.

 

            Да.

 

            Кора, не так ли?

 

            Да.

 

            Коричневая, очень светлая, даже издали.

            Большое дерево,  и наверху –  лёгкая листва, очень приятная для глаз, но [её было] много! Вот.

 

            Во Франции.

 

            Это было во Франции, в лесу, вдали, мы ехали… Во Франции, да. Вот, это всё.

 

            О! Если и существует страна, где есть какая-то возможность среди всех наций земли, то это ещё во Франции, где может быть (может быть, не так ли!), небольшое понимание, у некоторых. В конце концов, именно во Франции, Мать и Шри Ауробиндо были больше всего восприняты, по сравнению со всем остальным миром, не так ли!

 

            Но много милости по отношению к вам (Суджата смеётся).

 

 

            О! моя Милая, это, это второстепенное. Прежде всего, я француз (смеётся). Француз по культуре, во всяком случае, не… По культуре.

 

(молчание)

 

            (Забавляясь) Банде Матарам, во Франции!

 

            Дерево Банде Матарам, это именно Х спрашивал меня, знала ли я дерево Банде Матарам! (Суджата смеётся)

 

            Что это!

            Есть способность понимания.

            Во всех других странах, это искажено. У англичан это искажено, у американцев это искажено.

 

            О! значит…!

 

            Да, конечно, у немцев, это искажено. Это искажено повсюду. Во Франции есть способность ясного разума – я не говорю, что она широко распространена.

 

            Всё меньше и меньше.

 

            Всё меньше и меньше. Но есть.

            В конце концов, ты нашла бы издателя для этой Эволюции II где-нибудь ещё, кроме Франции, а?

 

            Да.

 

            Кто попытался понять Мать и Шри Ауробиндо? Это, в самом деле, во Франции. И, однако, я не люблю французов! (Смеётся)

 

            Но, к тому же,  – вы знаете, что я говорила? Впрочем, это именно H. показал нам, он указал нам, какое дерево это было. Любопытно. Вы знаете, это были все французы, включая X.,  Z. и H.

            Но вы сами, вы видели…

 

            Что?

 

            этих французов. (Подтрунивающим тоном) Да, скажите… (Смеётся)

 

            Ты меня умиляешь. Ну, послушай, я собираюсь рассказать тебе, я не знаю, каким будет результат этого референдума во Франции, но я увидел – Новое Сознание показало мне Маастрихт.

 

            Да.

 

            И с точностью, каким является Новое Сознание и со своим юмором, не так ли. Я понял после, что это был Маастрихт: в тот момент я не понимал совсем. Так вот, я находился внутри автомобиля, огромного автомобиля, я был слева, впереди, на переднем сидении, слева. Я посмотрел направо от себя – это был огромный автомобиль, главное сидение впереди (это не был грузовик, это был автомобиль) было, возможно, метров десять в длину.

 

            О!

 

            И водитель, должно быть, находился в центре автомобиля.

 

            Водитель, в центре?

 

            Так вот, не было никого, и мне сказали: «Водитель, шофёр невидим». И в ту самую минуту, когда мне сказали, что «водитель невидим», в центре появилась спина, спина человека, немного согнутая, не так ли, но широкая, тяжёлая, тяжёлая! Крепкая, но согнутая вот так, ты знаешь? Словно кто-то склонился над чем-то, в какой-то бесцветной куртке, коричневой, сероватой, немного запылённой, что-то бесцветное.

 

            Да, как…

 

            Как будто серо-коричневой.

 

            Какими бывают также водители грузовиков.

 

            Он выглядел человеком… с внешностью бюрократа. Ты знаешь, человек, который склонился над своим письменным столом. Он был в куртке, довольно элегантной, не так ли, это была роскошная машина. И дальше, справа… вот, это очень любопытно: я увидел эту появившуюся спину, я сидел, таким образом, слева от этого типа, я должен был видеть его, но не было лица, была только ОДНА спина, округлая, тяжёлая, плотная, склонившаяся. Как функционер, в самом деле. Как кто-то, склонившийся над письменным столом.

            И без лица. И вот, после, я сказал себе: «Но где же руль?»

            Руля не было.

 

            «Steering wheel».

 

            Да, руль машины, его не было.

            Ах! может быть, это была машина (ты знаешь, с их супер технологиями), которая управляется взглядом! Это возможно (смеётся). Я сказал себе: «Но что это за водитель, который должен быть в центре и который невидим, видна только спина и эта огромная машина». Не было никого другого.

 

            О! и справа от водителя тоже!

 

            Было… сиденье было совершенно пустое. Я должен был бы видеть его лицо или его профиль, потому что я сидел слева от него.

 

            Да.

 

            Никакого лица, одна спина.

            Эта огромная штуковина, которой, так сказать, управляли, а! каким образом… какой Силой? Что? Кто? Какой человек?

            Очевидно, для меня это было, как спина человека, склонившегося над своим столом, явно бюрократ, так сказать. Человек без лица.

            Но сначала мне сказали: «Шофёр невидим», вот, это было сказано Сознанием. Тогда, ты видишь, они хотят сделать так, чтобы Европа управлялась чем? Кем? Какой Силой?

 

(молчание)

 

            Это типично спина… Толстая и тяжёлая, в хорошей одежде, только без цвета, без… Было очевидно (для меня), это спина функционера. Это люди, которые имеют привычку склоняться над бумажками. Функционер: я ничего не знаю об этом, это мог быть бизнесмен, это мог быть… но это было ничто, это был никто. 

 

            Да, без лица, да.

 

            Тогда кто? Какая Сила? Какая вещь? А! Это не светлое! (Сатпрем смеётся)

            Вот, и после я сказал себе: «Что это?» Затем, я понял, что… Это было к 15.

 

            О!

 

            Это было в начале последней недели. Затем, после, я понял, что это был этот Маастрихт.

 

            Да, управляемый кем?

 

            Ох! всё это, очевидно, финансы, бизнес, политики, которые прячутся один позади другого.

 

            И у них машина «суперлюкс».

 

(молчание)

 

            Ну да, могучая, огромная.

 

(молчание)

 

            Монстр. Управляющий кем? чем?

 

(молчание)

 

Это Европа «инкогнито».

 

(Суджата смеётся) Да.

 

(молчание)

 

Вы записали это?

 

Я записал это [лёжа] на своём матрасе, на клочках бумаги. Вот, это всё, моя Милая. Посмотрим, проголосуют ли французы за этого монстра без лица. (Смеётся)

 

Да.

 

О! эта машина была богатая! Ты понимаешь, это была огромная роскошная машина. (Смеясь) Во всяком случае, я был слева от шофёра, чтобы… (мне показывали, что это было), от невидимого шофёра, представь себе. Мне показывали.

 

(пауза)

 

Но это не означает, эта роскошная машина, как вы говорите, могучая…

 

Она должна была быть могучей, я не видел её снаружи.

 

Да. Но это была машина Франции?

 

Я не думаю.

 

Нет, скорее из Европы.

 

Я не могу сказать, там не было наклейки, не так ли.

 

Нет.

 

Я видел просто образ, о котором рассказал тебе.

Моё удивление, сначала, от этой огромной машины. Затем я удивился, что водитель находится в центре машины, а не справа, как обычно (здесь).

 

Ах! Да.

 

И, кроме того, он был невидим. Ничего не было больше сказано, или увидено, кроме этого. Это предназначалось для меня,  чтобы понять, что это означало. Но после, когда я поразмыслил, я сказал себе: «Но это же символ Европы». То, что они хотят сделать, или проводить, или как сказать?... машина, которая должна была везти Европу.

 

Ах! да, точно.

 

Хорошо, она не французская, это машина Европы, которая везёт Европу.

Словом, они хотели бы, чтобы эта машина везла Европу.

 

Это то, что я хотела понять.

 

Нет-нет, это не была машина… Тем более, это не давало мне ощущения… даже эта спина не давала мне ощущения… Это был, очевидно, Запад, не так ли, я говорю тебе, это мог бы быть бизнесмен, политик – скорее бизнесмен, или бюрократ, который совсем не производил какого-то особенно французского впечатления, скорее, это была немецкая квадратность, если я могу так сказать, ты понимаешь?

 

Да.

 

(Смеясь) Или он мог бы быть также швейцарцем! (Суджата смеётся)

В самом деле, когда я думаю об этом, это не была какая-то особенная манера, которую можно было бы назвать французской, насколько я могу сказать, потому что это была не-личность. Вот. Но это был, возможно, немец; я бы не удивился (смеётся). Или швейцарец. Она была тяжёлой. Она была толстой и тяжёлой, эта спина.

 

(молчание, затем смех)

 

Европа, увиденная со спины!

 

Вот, это хорошее название: «Европа, увиденная со спины».

 

 

*

 

 

 

24 сентября 1992

 

            Не существует формулы.

            Никакая формула не продолжается более трёх секунд в этом двойном вулкане, который тянет больше справа, чем слева, это как анатомическая невозможность.

            Единственная Формула – неутомимая выносливость – Ты. Ты единственный.

            Каждое дыхание опасное.

            Я вспоминаю Шри Ауробиндо, который говорил о своей «опасной жизни» – я понимаю лучше!

            Тогда, как говорила Мать, мы идём секунда за секундой, надеясь, что следующая секунда будет лучше.

 

*

 

            Я не знаю, сможет ли тело выносить это ещё больше.

            Я удивлюсь, если этот год закончится и ничего не произойдёт.

            Пусть этот Ужас исчезнет – навсегда.

 

*

 

26 сентября 1992

 

            (Махалайя) Моей Милой, горячо любимой: нам бы хотелось утонуть в свете, в Любви, в пространстве.

 

*

 

            Я всё время, 10 000 способами завинчиваю рот, и, однако, всё время, тело ищет или надеется, неутомимо, что оно найдёт или ухватит «правильную манеру» – каждую секунду оно «учится», пытается, пытается…

            Вероятно, оно ищет «квадратуру круга», но важно продолжать.

 

*

 

            Зачастую, моё тело начинает лить идиотские слёзы, вот так, «из-за ничего», когда я слушаю отрывок бенгальской песни или когда мне говорят какие-то вещи (старость?). Сегодня утром, когда моя Милая появилась в своём светло-розовом сари, меня охватили внезапные рыдания, и я плакал, плакал… Затем, я пытался извиниться перед Суджатой… Что-то во мне постоянно в тюрьме, и при малейшей «вещи»  оно выскакивает наружу, как окна, которые открываются.

            Это мои птицы слёз (!)

            Мир полон печали.

            Они ожидают Мать.

            Освобождения от этого ужасного правления.

 

*

 

Вечер

 

            Мне кажется, я начинаю ухватывать некоторые нити правильной формулы (!) среди тысяч «нюансов» (!)

            То есть я начинаю видеть или понимать определённое количество движений (микроскопических), которые не надо делать (!)

 

*

 

27 сентября 1992

 

            Я верю, что я обнаружил! Это выглядит потрясающе простым.

            И это микроскопические движения! (но синхронности и быстроты… молниеносной!)

            Во всяком случае, «принцип» понятен. (Я уже замечал его сотни раз, секундами, но, никогда не согласовывая его достаточно долго, чтобы его «понять»).

            (Именно эта «балансировка рта» или это «движение качелей» челюстей – это трудные микросекунды, но «простые», как качели!) (Это как «ось» воздушного гимнаста, но это движущаяся ось! И если тянешь больше вправо, чем влево, это создаёт несчастья в долю секунды!)

            Я уже заметил это 17 августа и 19 июля (!)

 

*

 

17 августа 1992

 

            Точка чудесного равновесия.

            Как фиксированный стержень, вокруг которого может вращаться всё остальное.

            Очень трудно выдерживать. Это «удила» лошади (то, что я обнаружил 19 июля).

            P.S. Когда мы начинаем «понимать» движение, мы больше ничего в нём не понимаем! ...

 

*

 

            Но тогда это сумасшедшее расплющивание…

            Каждая секунда идёт в счёт.

            Изменение НЕИЗБЕЖНО.

 

*

 

30 сентября 1992

 

            Определённый «божественный автоматизм», кажется, намеревается установиться. Это тот же самый феномен, что и «вдыхание». Но в физическом: если мы начинаем «оценивать» то, что мы пишем или то, что мы говорим, нить обрывается и всё запутывается – то же самое и в теле: если я начинаю обращать внимание или «изучать», «вспоминать», девять раз из десяти движение искажается и меня раздирает.

            «Формула», кажется, почти работает, с большим количеством перебоев-нюансов, но этого ужасного раздирания больше нет.

            Но расплющивание фан-тас-ти-ческое.

 

*

 

            Существует ментал, который наблюдает всё и запутывает всё – необходимый, но гибельный. Это переход от животного человека к человеку божественному. Без этого ментала, человек никогда бы не вышел из своего животного круга. С этим менталом, он не выходит из своего разумного неведения – втиснутый в свою черепную, атавистическую коробку, как моллюск под своим колпаком! Самое вредоносное животное.

            «Мы» расплющиваем свой колпак моллюска – когда всё будет хорошо расплющено и истолчено, останется только пространство… и Любовь. Человек, одним словом.

 

*

 

 

ОКТЯБРЬ

 

ХРОНОЛОГИЯ МИРОВЫХ СОБЫТИЙ

 

4 октября – Мозамбик: президент Йоахим Чиссано и лидер вооружённой оппозиции (RENAMO), Альфонсо Дхлакама, подписали соглашение о мире, положившее конец гражданской войне, которая продолжалась 16 лет и повлекла за собой гибель около миллиона человек.

 

                      – Нидерланды: Боинг 747 израильской компании El Al рухнул на два здания в окрестностях Амстердама, погибло почти 250 человек.

 

6 октября – Польша/Россия: президент Лех Валенса получил из рук Бориса Ельцина копию документа, подписанного Сталиным, содержащего приказ казнить 22 000 польских офицеров и служащих в Катыне в 1940. Долгое время власти Советского Союза возлагали ответственность за это преступление на германские войска.

 

8 октября – Германия: Вилли Брандт скончался в возрасте 78 лет. Участник антинацистского сопротивления, он, в качестве канцлера с 1969 по 1974, проводил политику примирения с Востоком и получил в 1971 году Нобелевскую премию мира.

 

                 – Куба: президент Комиссии прав человека, Элизардо Санчес Санта Круз, арестован.

 

9 октября – Франция: пять болельщиков футбольной команды Olympique Lyonnais, сделавшие расистские надписи на могилах еврейского кладбища La Mouche, арестованы полицией Лиона.

 

11 октября – Великобритания: в Дублине, Ирландская республиканская армия (IRA) взяла на себя ответственность за семь покушений, совершённых на предыдущей неделе в Лондоне.

 

13 октября – Италия: всеобщая забастовка объединила десять миллионов итальянцев против строгого плана правительства Амато.

 

14 октября – Шри Ланка: атака, устроенная тамильскими сепаратистами против четырёх мусульманских деревень в районе Полоннарува, привела к смерти, по меньшей мере, 92 человек и 12 полицейских.

 

16 октября – Египет: Федерация Красного Креста и Красного Полумесяца насчитала, по меньшей мере, 1000 погибших и пропавших без вести во время землетрясения, поразившего Египет 12 октября.

 

17 октября – Гватемала: на следующий день после получения Нобелевской премии мира, индийская оппозиционерка, Ригоберта Менчу, организовала в Гватемала Сити марш за «жизнь и мир», собравшем почти 15 000 участников. Ригоберта Менчу хочет положить конец гражданской войне, которая за 30 лет унесла жизни более 100 000 человек.

 

19 октября – Южная Африка: Нельсон Манделла признал с прискорбием, что «на протяжении большей части 80-х годов» пытка и унижения были обычной практикой в лагерях ANC в Уганде, Танзании и Анголе, где тысячи активистов живут в изгнании.

 

22 октября – Марокко: согласно предварительным оценкам властей, землетрясение силой 5.2 балла по шкале Рихтера привело к гибели двух человек в Эрачидиа, на юго-востоке страны.

 

25 октября – Таджикистан: противники демократов и исламистов, прокоммунистические мятежники пытаются захватить власть, их едва сдерживают верные властям войска.

 

27 октября – Израиль: после теракта 25 октября, приведшего к гибели 5 израильских солдат, армия еврейского Государства возобновила бомбардировки позиций проиранской Хезболлы на юге Ливана.

 

31 октября – Россия: российские войска вмешались, чтобы отбить атаку мусульманских ингушских боевиков поблизости от Владикавказа, древнем ингушском городе, ставшем столицей Северной Осетии.

 

 

1 октября 1992

 

            Любопытный опыт. Сегодня после полудня, после моего «отдыха» и прежде, чем приступить к работе, я лежал плашмя на своей кровати, и я капнул несколько капель в свой левый глаз (разболелся, опух, лёгкая инфекция). После того, как я закапал капли, я повращал глазом, прикрыв веки, чтобы распространить раствор… и я ощутил все фибры своей спины, каждую, с левой стороны, которые шевелились вместе с движением моего глаза!? Это означает тотальность Дыхания или дыхательное единство, неисчислимое и микроскопическое – «оно» наполняет всё, и всё движется с «ним».

            Очевидно (я полагаю), в толстом электрическом кабеле, ток проходит через сотни маленьких проводков, из которых состоит кабель. Это тот же самый ток, который «приводит в движение» одновременно сотни или тысячи компонентов. И если есть где-то крошечная точка неравномерности, она напрягается и нагревается… и может заставить постепенно всё взорваться.

            Тело наполнено маленькими, злополучными «проводками»!

 

*

 

2 октября 1992

 

            Живёшь секундой, секундой.

            Очевидно, это не годится для человеческой системы, но надо всё же, чтобы именно человеческая система прошла через это – с милостью Высочайшего.

 

*

 

3 октября 1992

 

            Я провёл небольшое исследование и нашёл дату, когда я увидел эту потрясающую белую лошадь (которую Они кормили) и которой я «завинчивал рот» (своего рода плоскогубцами!). Это было в ночь со 2 на 3 января 89… Значит, мне потребовалось почти четыре года, чтобы обнаружить (почти) «правильный способ» завинчивать рот!! Точнее, три года и девять месяцев. Тонны могущества проходят там.

 

*

 

            Я получил письмо от Л. (после прочтения Эволюции II). В ночь на 17 сентября, у него было видение… которое кажется удивительно точным.

 

            …я держал вас в своих руках. Я держал, сжимал в своих руках маленькое тело, которое было в муках… чего-то немыслимого, никогда не виданного. Это были роды, даже больше, чем роды. И я разговаривал с этим телом, пытаясь неумело подбодрить его. Оно преодолело или, кажется, что преодолело этап или переход, но теперь предстояло преодолеть другой переход, ещё более трудный. И это маленькое тело было как кусок дерева (но даже это не передаёт ощущения): это была одновременно фантастическая интенсивность и словно жёсткость, или окостенение, фантастическое (в самом деле, нет слова, чтобы описать это тело). И ни одного звука, ни единого стона […] И  это маленькое тело, всё время неподвижное и, словно окаменелое рядом со мной. И вот, прямо в середине [всего этого], дверь комнаты открывается и на пороге появляется Суджата, вся такая улыбающаяся.

 

*

 

            «Словно окаменелое» – да. Скала.

            Это не так, что мы проходим через Скалу «где-то»: мы и есть сама Скала, тело и есть сама Скала. Расплющивающаяся.

            Каждый вечер, я «на грани »… чего?

            Возможно, это «атомный слой»??

            Последний слой – перед… перед чем?

 

*

 

 

4 октября 1992

 

            (Последнее письмо моей матери) «Не приедешь ли и ты постучаться в мои окна, как мои птицы?»…

            Мы несём в себе глубокие страдания, которые, кажется, никогда не желают исцеляться.

            Какое сердце не имеет своего страдания?

            Не надо больше страданий.

            Я постучался в окна людей, чтобы сказать им… надо, надо построить мир, где не будет страданий.

 

*

 

            (Думая о Франсуа)

            Вот так мы теряем себя в жизни,

            мы проходим, мы проходим

            в стороне      

и затем,

            это прошлое.

            Надо, надо

            построить жизнь без стороны

            здесь, и там,

            без твоего, и моего,

            без жизни, и без смерти

            в великом просторе навечно

            и в чистой беспримесной любви.

 

*

 

Вечер

 

            Кажется, установился определённый «божественный автоматизм» в этом невозможном движении рта, которое заставляет играть одновременно тысячи фибр в одну микросекунду. Нет больше жестокого раздирания. Но расплющивание неимоверное… (Вероятно, Могущество чувствует себя более «свободным»!)

            Это Милость.

            Фактически, вот уже годы и годы тело ищет это движение. Это как первое земное животное, которое учится жить, не имея, как прежде, матери – кроме Великой Матери, которая ведёт невидимо (но ощутимо).

            Но необходимо телесное внимание каждую секунду, без перерыва.

            Возможно, это то: «ребёнок, который рождает своих собственных матерей», о котором говорят Веды?

            (Всё же, Она показала мне, что надо было завинчивать рот!) (Она показала мне каждый шаг и каждый этап, фактически, с безграничной Заботливостью).

            Мы проживаем высочайшие вещи в великом неведении – которые знаем, несмотря ни на что.

 

*

 

            Я часто думаю об этом загадочном видении, которое у меня было 4 августа утром, о своей «матери» со шприцем в руке, которая делала мне «инъекцию» в два приёма. Было время паузы, очень ясной, между началом инъекции (половина шприца) и концом инъекции. Именно это время остановки между двумя операциями или в одной и той же операции, я нахожу имеющим значение. Возможно, будет вторая «доза» или второй этап. Несомненно, «кто-то» меня предупреждал о чём-то.

 

*

 

5 октября 1992

 

            Нет больше этого жестокого раздирания, но плечи (связки шеи и плеч) постоянно «распиливаются» то тут, то там из-за мускулатурного и анатомического сопротивления при проходе этого расплющивающего Могущества – поэтому, это нагревается и нагревается. Это как железный прут, который постоянно сопротивляется проходу этого Могущества. Это борьба каждую секунду, и без передышки.

            До тех пор, пока это железо не расплавится…?

            Тысячелетняя, слепая механика.

 

*

           

            В какое-то мгновение, я увидел два пятна крови на моей простыне (сверху), точно на месте шеи и плеч, по обе стороны.

            Очевидно, вся эта старая анатомическая механика должна быть замещена другой вещью.

            Само это сопротивление должно содержать ключ своего разрушения или своего изменения, или своего расплавления – это как в мире.

            Но в мире, это скорее как рак – неисчислимый «человеческий» рак. Тогда как отсечь зло, не отсекая всё?

 

*

 

            Их радио (ББС) всё время говорит о «расследованиях нарушения прав человека». Надо бы провести «расследование» среди пяти миллиардов так называемых «людей».

            Люди очень больны.

 

*

 

            («Катастрофы» самолётов, рухнувшие на здания, полные людей): вся эта жестокая Система «начинает» проявлять повсюду свою жестокость.

            Повсюду, во всех деталях, их жестокая Механика, начинает показывать свои зубы монстра или Лжи (как в моей собственной механике).

 

*

 

6 октября 1992 (Дурга Пуджа) (Виджая дасхами)

 

           

            Это сумасшедшее расплющивание, но это также экс-тра-ор-ди-нарная текучесть.

 

*

            Никто не смог бы вообразить себе жидкое пушечное ядро!... но это гораздо более могущественное, чем ядро маленькой или большой пушки!

            (Именно это «безмолвное Могущество» я видел, которое расплющивало горы).

            Не существует ли иллюзия где-то в нашей материи?

            Я не знаю, почему меня волнует формула Эйнштейна: Е=мс2.

            Когда астероид или метеорит входит в плотные слои нашей земной атмосферы, он загорается и распадается (я думаю).

            Но здесь, в этом случае, это как метеорит наоборот (!), который разрушает плотность нашей бессознательной материи… (мало-помалу, малыми дозами).

            Если бы я был физиком, я, несомненно, понимал бы лучше! и, возможно даже, обнаружил бы формулу!

            Потому что, логически, все это материальное тело должно было бы разлететься на мелкие кусочки (уже давно), но оно не разлетается. Тогда, что  разрушается или «расплющивается»? что «утрамбовывается»? Что создаёт это Могущество – потрясающее Могущество!?

            Почти невозможно вообразить пушечное ядро, которое не делает дыру где-то!

 

Что «это» пробивает?

– Смерть, разумеется.

– Несознание и Ложь,

разумеется.

 

            Но всё же, «оно» проходит через это тело, эту материю… не распыляя её на частицы.

            Тогда что же распыляется??

            Я продолжаю думать (или подозревать), что есть где-то в нашей материи какая-то иллюзия – иллюзия столь же твёрдая, как железо. (Бог знает, что мне это известно!)

            Потому что, логически, я должен был бы распылиться на мелкие частички (и умереть уже давно), а я не распыляюсь!

            Я делаю из этого вывод, что Смерть – это иллюзия, которую надо разрушить, и которая является дверью или ключом к будущему земному миру.

            «Небеса» – это ключ земли.

 

*

Буддийская «иллюзия», именно в глубине Материи надо идти её искать. Все наши науки и все наши религии берутся за это не с того конца или используют не те средства.

            Вместо того, чтобы искать «небеса» после своей смерти, надо искать небеса в своей собственной коже.

 

*

 

            Смертельная и твёрдая иллюзия, как железная…

            Я нахожусь перед проблемой или внутри неё.

            Очевидно «проблема» может разрешиться только посредством её проживания.

            Ambulando solvitur.

            Но это, сумасшедшее расплющивание, несомненно.

            (Единственное оружие этой «иллюзии», это боль). (И страх, естественно).

            «Это» определённо, хочет чего-то.

 

*

            Я думаю об этих строчках Савитри:

 

Небеса, в своём экстазе, грезят о совершенной земле

Земля, в своей боли, грезит о совершенных небесах…

Околдовывающие страхи мешают им обрести един