логотип

 

 

Перевод: Игорь Горячев, Нина Кучер.

auroananta@yandex.ru

 

 

 

 

Сатпрем

 

Заметки об апокалипсисе

 

Том 13

 

1993

 

Институт эволюционных исследований

 

 

Encyclopaedia Universalis, т.2

 

Апокалиптический

(литературное)

 

Для современного ума, термин «апокалипсис» связывается с катастрофой мирового масштаба. На самом деле, это транскрипция греческого слова αποκαλυψις, которое означает просто «раскрывающий», «снимающий покровы». Малоупотребительное в просторечном греческом, оно довольно часто появляется в переводе библии Септуагинта, где означает «раскрытие» в материальном смысле, но особенно, в переносном смысле, то есть «открытие» человеческих или божественных тайн.

 

 

Суджате

 

с которой, шаг за шагом,

 мы прошли эти ужасные испытания,

    поддерживаемые только нашей любовью к Матери

и нашей отчаянной волей

    продолжать Их Работу

           до конца.

 

                               *

 

                   открыть

                      ужасную и чудесную

                       Тайну жизни

На земле.

 

 

ЯНВАРЬ

 

ХРОНОЛОГИЯ МИРОВЫХ СОБЫТИЙ

 

3 января – Россия/США: Господа Буш и Ельцин парафировали договор СНВ о постепенном сокращении количества ядерных ракет.

 

5 января – Грузия: г. Шеварнадзе требует срочной отправки миротворческих сил ООН.

 

6 января – Франция: смерть артиста балета Рудольфа Нуриева.

 

7 января – Ангола: возобновление гражданской войны, последовавшее за наступлением правительственных войск на UNITA (Национальный союз за полную независимость Анголы).

 

8 января – Босния: как европейские, так и американские источники сообщают, что против гражданского населения совершаются зверства.

 

9 января – Босния: вице-премьер министр убит сербским ополченцем.

 

                – Ирак: по истечении ультиматума, установленного силами союзников, Ирак демонтировал ракеты, расположенные на юге страны.

 

10 января – Индия: спустя месяц после разрушения мечети в Аодхье, возросли столкновения между индусами и мусульманами, что привело к гибели 300 человек и тысячам раненых.

 

                  – США: судно, пытающееся достичь Флориды и перевозящее около 400 эмигрантов, потерпело крушение в открытом океане у берегов Кубы.

 

14 января – Гаити/США: президент Билл Клинтон объявил, что эмигранты, бегущие от военного режима генерала Седра[1] будут отправлены назад береговой охраной США.

 

15 января – Италия: Арестован номер один Коза Ностры, виновный среди прочего, в убийстве судьи Фальконе и находящийся в розыске в течение 20 лет.

 

19 января – Франция: доклад Совета Безопасности разоблачает «дурное обращение», практикуемое в полицейских участках и жандармерии.

 

25 января – Того: манифестация оппозиции утоплена в крови.

 

26 января – Чешская республика: Вацлав Гавел избран президентом молодой республики.

 

27 января – Руанда: столкновения между племенами Хуту и Тутси, начавшиеся неделю назад, уже привели к гибели 80 человек и нескольким сотням раненых.

 

                  – Германия: освобождённый две недели назад по критическому состоянию здоровья, в то время как начался его судебный процесс, бывший президент Хонекер, кажется, почувствовал себя лучше, как только высадился в Чили.

 

28 января – Заир: стычки между неконтролируемыми членами армии и правительственными силами привели к гибели 45 человек.

 

 

 

1 января 1993

 

            Можно было бы поверить (физиологически), что, всё же, существует самая последняя крайность. Но нет!

            Очевидно, это делается для того, чтобы сокрушить все пределы.

            В теле полно пределов. Оно состоит только из пределов.

            Это тотальный вызов.

 

*

 

            Жестокая иллюзия охраняет наши стены.

 

*

 

            Я хочу всё же записать то, что я увидел сегодня утром, первого января, прямо перед пробуждением. У меня был новый чемодан (или новая сумка) светло-серого цвета, гораздо меньше, чем старый коричневый чемодан, который я таскал прежде, и я приводил в порядок свои вещи в этом чемодане (он не был перегружен), и в конце я всунул плоский пакет, как досье или документ, обёрнутый в голубую ткань. Но меня поразило то, что я находился словно в Рамешвараме! Место, где я получил «дикшу[2]».

 

*

 

            (Если поставить друг за другом эти последние видения: 26 ноября – исчезнувший «медальон рождения», 15 декабря – «вертикальная стена», на которую я поднимался, 25 декабря – «старые часы», которые больше не шли, 27 декабря – моя мать, едущая на велосипеде, и, наконец, этот «новый чемодан» – всё это, с личной точки зрения, образует своего рода связь и, возможно, указывает на предвестие…?)

 

 

*

 

4 января 1993

 

Утро

 

            Изнурение, такое тотальное.

 

*

 

            Похоже, что каждый день «благоприятное движение» полностью отличается от того, которое я считал хорошим накануне.

            Хаос.

            Гнездо 10 000 и одного несчастья.

            Тогда тело не понимает больше ничего – как делать?

            И нет никого, кто мог бы объяснить вам.

 

*

 

Вечер

 

            Я не могу больше завинчивать жерло этого вулкана без того, чтобы это не разрывало меня каждую секунду – что делать?

            Непроходимость, такая огромная.

            Сегодня утром, я проснулся со словами: «это скользит – это скользит!».

            Нас подвергают пытке.

 

*

 

20 ч 15

 

            Это ад.

 

*

 

6 января 1993

 

            Теоретически, сопротивление должно порождать жар, необходимый для того, чтобы преодолеть сопротивление… («преодолеть» или заставить расплавиться). Расплавленное тело!

            Если бы это не было таким безумным, это было бы вполне разумным!

 

*

7 января 1993

 

            Секунды длинные.

 

*

 

Ночь с 8 на 9 января 1993

 

            Видение, имеющее смысл мощный, но загадочный.

            Я увидел чью-то ногу (такое впечатление, что Чампаклала[3]), стоящую на чьей-то голове (не знаю, кто это был, но лицо очень белое, почти светящееся). Я видел только ногу этого «кого-то» и макушку головы этого другого кого-то…

            Затем, я увидел две руки, лежащие плашмя, ладонями вниз, рядом. На каждой руке было по два перстня (руки сильные, мужчины). Перстни были немного похожи на круглые цветы, типа символа Матери. Перстни индийского стиля.

 

??

 

            Я не знаю, почему во всём этом, у меня возникло своего рода впечатление о Чампаклале, но я не видел его, и это было только впечатление. Чампаклал, это означает, возможно, что-то в атмосфере Шри Ауробиндо?

            Суджата говорит мне, что в Индии, «нога на голове» кого-то может быть только в двух случаях: нога гуру на голове ученика, или нога Божественного на голове Асуры. Но это голова светлая, почти сияющая, не похоже на Асуру…

            Очевидно, это не что-то, касающееся Чампаклала, но нечто от атмосферы Шри Ауробиндо или самого Шри Ауробиндо.

            Чуть позже, Суджата сказала мне, что это должно быть Шри Ауробиндо поставил свою ногу на Ментал, просветлённый Ментал (Запада, Велтер?) и она напомнила мне то, что Мать говорила об этом ребёнке, играющем на голове человеческого Ментала… А перстни, добавила Суджата, это «признак» действия – руки, очевидно, всегда признак действия.

            Также, некоторое время назад, я видел этих французских парламентариев или этих интеллектуалов, с которыми я вёл долгую дискуссию (5-6 января). Но это имеет, возможно, более широкий смысл… или другой. Во всяком случае, эти два видения вместе имеют очень сильный смысл.

 

*

 

10 января 1993

 

            Это почти невыносимое.

 

?

 

*

 

            Это Ты, тогда Ты должен, в самом деле, иметь средство, чтобы переносить Самого Себя.

 

*

 

            Это должно произвести что-то.

 

*

 

Ночь с 11 на 12 января 1993

 

            Типично «операция», касающаяся моей работы, но я не понимаю её смысла. Как всегда, это происходит в ванной комнате или на кухне. Я склонился над бетонной или железобетонной плитой, крышкой, которую я пробивал или долбил зубилом (кажется) (я не видел инструмент). И что меня поразило: вдруг я внезапно наткнулся, точно на отверстие трубы (которую я не мог видеть, очевидно, через эту бетонную крышку, но я точно наткнулся на неё сверху!) Эта труба была словно на дне умывальника, находящегося под этой цементной или бетонной плитой. Она имела отверстие сантиметров десять. Именно это меня поразило: я не видел, я не знал даже, что там внизу было отверстие трубы, я работал вслепую, и затем я наткнулся точно сверху…

            Я не понимаю, но последствия, может быть, скажут мне, что это за «труба».

            Она была по виду керамическая, какие мы видим в ванных комнатах, но довольно широкая, и я видел только отверстие, уходящее вниз, я не знаю куда.

 

*

 

Вечер

 

            Часы страдания – да, чтобы продолбить этот беспощадный бетон.

            Однажды, это будет другая система.

            Похоже, с каждым днём это становится всё более беспощадным. Что делать? Нет двух похожих секунд дыхания, поэтому это постоянный мучительный хаос.

 

*

             

 

            Тебе-Тебе-Тебе…

 

*

 

14 января 1993

 

            Это ничья земля между нашими физическими законами и законом новой жизни (или нового физического).

            Фактически, это борьба между Высочайшим Божественным и Смертью в человеческом теле.

            Мы как поле битвы (или как одно поле битвы) земной судьбы.

            Но партия разыгрывается повсюду, одновременно, в той или иной форме.

            Где ваше человеческое качество? летать на «миражах 2000[4]» над нефтяными скважинами Ирака? или что? Где ваша человеческая реальность?

            Я спрашиваю себя, какого рода удовлетворение получают эти западные люди, наблюдая по телевизору пожары Басора?          

            Наша «человечность» отвратительна.

            У Нерона было меньше науки в его распоряжении.

 

*

 

16 января 1993

           

            Некоторое время назад, Х. рассказал мне об этой «теореме Белла[5]» (очень интересно… они приближаются к физической иллюзии!) и это побудило меня найти в Савитри канто о «Царстве тонкой Материи»… Затем мне пришла мысль перевести Савитри!... ? В конце концов, это завещание Шри Ауробиндо. Это работа всей его жизни. И мы всегда спрашиваем себя, что мы могли бы сделать, чтобы служить Шри Ауробиндо, тому, кто всё сделал для нас.

            23 813 стихов…

            Суджата сказала мне, что Мать была бы очень довольна.

            Последняя вещь, которую Он правил перед своим уходом, это «Книга Судьбы».

 

*

 

            Я пробую новое дыхательное движение…

 

*

 

17 января 1993

 

            Это отчаянная борьба, в которой невозможно обнаружить хотя бы две секунды похожих движений.

            Последняя глава, в которую Шри Ауробиндо вносил исправления, называется «The Way of Fate and the Problem of Pain» [Путь Судьбы и Проблема Боли].

            Я полностью в этой «проблеме».

            Это жестокое.

            И чем больше мы чувствуем жестокость, тем более жестокой она становится.

            Надо бы чувствовать только: это Ты.

 

*

 

            А тем временем, ББС механически подробно рассказывает о человеческих ужасах.

 

*

 

            Я чувствую себе настолько в конце.

            Может быть, это та «вертикальная стена», за которую негде уцепиться.

 

*

 

18 января 1993

 

            Похоже, что вся душа отступила за чёрный занавес.

            Я представляю собой только эту стонущую механику.

 

*

 

21 января 1993

 

            (Маленькие разрушительные человечки).

            Всё больше и больше я вижу, что это борьба на скорость между Пралайей и новым существом.

            (Это пришло откуда-то свыше: как очевидность).

 

*

 

            Чтение газет (такое краткое само по себе: несколько строчек здесь и там) даёт физическое ощущение огромного разложения сознания – повсюду.

            Именно вся человеческая интеллектуальность прогнила. Я думаю, что они «дементализируются», как говорила Мать.

            Остальная человеческая масса без претензий: народ – но телевидение стремительно развращает их повсюду, как их «спид». Телевидение – это последний коммуникационный вирус.

            «Асурически упрямое человечество[6]», то есть пралайя – если только не…

 

*

 

Вечер

 

            Любопытная вещь. Три или четыре дня назад (в ночь с 18 на 19 января), Суджата увидела меня в своей комнате, не очень далеко от моей двери, которая сообщается с её комнатой, и я занимался тем, что делал своего рода «кровать» из «шелковистого хлопка» (silk-cotton). Я укладывал этот хлопок, который имел отчасти лёгкий золотистый оттенок, и она уже была больше метра в высоту (приблизительно полтора метра), (я делал эту кровать с большой тщательностью), но Суджату поразило то, что «кровать» имела круглую форму! совершенно круглую, со своего рода углублением в центре для того, чтобы я мог хорошо зарыться туда внутрь, в тепло! (Суджата сказала мне, что это напоминало мой зольник!) Кровать немного поднималась, образуя пирамиду или усечённый конус. Учитывая состояние моего тела, я подумал, что Суджата увидела образ нужды моего тела: быть полностью окутанным тёплой мягкостью – оно словно истерзано, это бедное тело. Затем, сегодня вечером, в то время, когда она читала свой маленький бенгальский журнал, Суджата показала мне фото из своего журнала… на берегу озера, большое круглое гнездо цапли или дикого гуся с двумя большими яйцами: «гнездо, это как раз то, что вы делали, гнездо с углублением в центре! точно гнездо!»

            Это, всё же, забавно! Я мог бы сделать кровать плоскую или четырёхугольную, как все кровати, но нет! она была круглая.

            Суджата напомнила мне то, что говорила Мать: «как в яйце» –  но это именно «яйцо» делает своё собственное гнездо!! Суджата уточнила, что именно в моей комнате я искал «материал», чтобы сделать это гнездо.

 

*

 

            Той же ночью, с 20 на 21 января, я увидел другую вещь, образ нового сознания, точный и загадочный, как всегда, и имеющий значение, но какое?... Вдруг, на ступенях перед моей комнатой, я увидел свои туфли с оранжевой глиной, словно прилипшей на одну туфлю (сверху). Так как я не выхожу больше, я сказал себе: «Это моя Милая надевала мои туфли, чтобы выйти на чайное поле (где мы копаем землю, чтобы сделать стену)?» Очевидно, это совершенно материальное сознание видит это и задаёт себе вопросы довольно материальные или физические (сознание того, кого я называю «работником»). Я видел только одну туфлю. Эта глина, можно сказать, прилипла сверху туфли (не забрызгала, но прилипла), это очевидно имеет какой-то смысл. Ярко-оранжевая. Туфля была не полностью замазана этой глиной, лишь частично…

            Она мне напомнила вдруг ту «оранжевую канаву», которую грузовик должен был пересечь на большой скорости, такая же оранжевая – была ли у меня одна нога в «канаве»?

            Это  14 октября, я увидел тот грузовик, пересекающий оранжевую канаву.

 

*

 

            P.S. Я увидел два образа, 8 января и 19 января, побудившие меня думать, что мой брат Франсуа находится на пути, чтобы снова взять тело (в Индии, кажется).

            Похоже, он следует за моей матерью (что неудивительно). Но у меня не было впечатления, что моя мать вновь взяла тело, думаю, она скорее пошла делать работу для Матери в «тонком физическом».

 

*

 

            Видение 19 января. Возвращение Франсуа.

 

 

 

Суджата говорит мне, что такого рода тележку, с соломенной крышей, можно часто увидеть в Бенгалии (в деревнях).

 

*

 

            Первое видение: 8 января. Я был у моей сестры Колет. Судя по тому, что я часто видел, Франсуа (или, скорее, витальное существо Франсуа) остался в атмосфере Колет, которая очень любила его. Там, я убираю стену, или я cнимаю своего рода занавес – или, может быть, и то, и другое – показывая ему, что это было более широкое! Но, фактически, я думаю, что именно Франсуа я показывал этот простор. «Снаружи» была ночь, был виден залив, и вдали, несколько огней на берегу перед нами. У Франсуа был хмурый вид; а я говорил ему с любовью: «не делай глупостей»! (Точно то, что я говорю Суджате, чтобы подразнить её, когда она отправляется в дорогу на равнины).

            Второе видение: 19 января. Видел Франсуа. Он показывал мне совсем маленькую мебель с выдвижными ящиками (подобную той, которая служит мне для «пуджи»), где, без сомнения, он хранил самое ценное своей завершившейся жизни – но в выдвижном ящике внизу, были роскошные штаны, великолепные, светло-серые,  и он говорил мне своим мрачным тоном, всегда немного саркастическим или оскорбительным: «я не одену твои штаны»! (я думаю, что «штаны», это то, во что облекается тело, физическое существо – Франсуа был очень хорошо одет!) Затем, он пошёл, чтобы сесть в самолёт. Я пошёл с ним. Личный самолёт, кажется (я часто видел, что ментальное существо Франсуа оставалось со мной, в то время как витальное существо оставалось с Колет). Мы взлетели и летели в полутьме, вровень с землёй!! Это было опасно, по моему ощущению, я сказал ему об этом – он ответил мне: «здесь меньше сопротивления, чем выше»!! И вот, странная вещь, на дороге, самолёт, «как по волшебству», пролетел сквозь тележку с соломенной крышей!

            Он снова собирается воплотиться в теле?

            Я забыл, в конце, он сказал мне: «со всем тем, что я оставил позади, потребуется, по крайней мере, неделя путешествия (в том времени там, «дни» – это другая вещь).

            Позднее, я вновь подумал об этой тележке, «сквозь которую мы пролетели» (!) и я понял! Я сказал себе: это новое сознание такое чудесное, что оно даёт вам все детали, чтобы хорошо понять. Это тележка Индии!

Я очень доволен, что Франсуа пойдёт в простоту Индии после своей катастрофической супер-интеллектуальности – это покажет ему другую сторону вещей.

            Счастливого пути, брат!

            Его сердце любило во мне то, что его жизнь отвергала… Таково великолепие и несчастье человеческой жизни.

            Возможно, я буду снова сопровождать его в этом новом путешествии?

 

 

*

 

 

24 января 1993

 

            В некоторые секунды, когда я поднимаюсь из своего положения, в котором работаю, тело настолько раздуто, что оно ощущает, будто оно могло бы взлететь как воздушный шар, наполненный гелием – а секундой позже, мы, как расплющенный свинец!

            Очевидно, в этой старой машине работает какой-то неизвестный принцип.

            То есть, мы не живые и не мёртвые. (В крайнем случае, мы могли бы сойти с ума, но я никогда не ощущал столько костей в своей жизни!) (Костей картезианских, если угодно).

 

*

 

            Естественно, я не настолько безумен, чтобы поверить, что я мог бы летать! Но, что любопытно, именно это казалось телу физической возможностью (может быть, не нынешнего физического).

            Мы ничего не знаем о секретах тела.

            Мы знаем только секреты смерти.

 

*

 

 

 

ФЕВРАЛЬ

 

Хронология мировых событий

 

5 февраля – Афганистан: Организация Медики без границ заявила о столкновениях за власть между главарями муджахеддинов, в результате которых почти 1000 человек погибло и 3000 ранено в Кабуле за две недели.

 

7 февраля – Алжир: Высший государственный комитет продляет на неопределённый срок меры чрезвычайного положения, которые должны были отменить сегодня, спустя год после их введения.

 

8 февраля – Азербайджан: армянские войска захватили один город Нагорного Карабаха, укрепляя свои позиции в регионе, две трети которого они заняли.

 

                  – Ангола: УНИТА продвигается по стране, захватив город Кибала.

 

12 февраля – Босния: свидетельства очевидцев позволили обнаружить 20 массовых захоронений жертв сербов.

 

14 февраля – Арабские Эмираты: французская военная промышленность заключила контракт на 21 миллиард франков на продажу 436 танков АМХ-Leclerc.

 

                      Франция: опубликованы «Мемуары» Михаила Горбачёва.

 

15 февраля – Ангола: ангольский министр внешних Связей даёт приблизительную оценку, что в сражениях между УНИТА и правительственными войсками 10 000 человек погибли и 15 000 были ранены.

 

19 февраля – Судан: организация Amnesty International разоблачила действия, начатые правительством против некоторых племён, которые «близки к этническим чисткам».

 

21 февраля – Северная Корея: власти говорят об угрозе возможной войны в случае, если Международное Агентство по атомной энергии будет настаивать на своём желании проинспектировать два места, где, как подозревают, производится ядерное вооружение.

 

25 февраля – Южная Корея: после тридцати лет военного управления, гражданский президент, Ким Йонг-Сам пришёл к власти.

 

                    – Куба: Кастро приветствовал громкую победу, отмеченную на первых всеобщих выборах всеобщим голосованием. Избиратели имели только два выбора, согласиться или нет на уникального кандидата, назначенного Партией.

 

 

 

1 февраля 1993

 

            Самое непостижимое из всех этих движений, это то, которое надо делать, чтобы «завинтить» этот рот. Я пребываю всё в том же неведении уже девять лет. Это создаёт много неприятных секунд.

            На всё Божественная воля…

            Иногда, мне кажется, я понимаю, а секунду спустя это не работает больше.

            На самом деле, что-то понято в «принципе», но в миллионе фибр, всегда находятся несколько тысяч не синхронных или не симметричных, или не соглашающихся!

 

*

            Любопытно, эта анатомия столь же хрупкая, как крылья бабочки и столь же твёрдая, как бетон.

            Вероятно, бетон внизу – а мы бьём крыльями сверху! он раздирается, это нормально.

 

*

 

            Это видение, которое у меня было в ночь с 11 на 12 января, продолжает преследовать меня, как что-то непонятное: я склонился над плитой или крышкой из бетона (или железобетона) и с силой ударял или долбил эту крышку, и прямо снизу, точно снизу, внезапно, я наткнулся на трубу, которую я не видел, и которая углублялась в землю.

            Сейчас, мне кажется, я понимаю: я трамбую эту крышку вслепую, и, кажется, ничего не проходит сквозь неё, но снизу, как раз снизу, находится эта «труба» – и «это», всё же, проходит в землю. Я не вижу её, я стучу и стучусь, но это проходит. «Ты видишь, труба там».

            Это ободряющее.

            Именно это поразило меня в моём видении: я не видел ничего и, тем не менее, я внезапно наткнулся на эту трубу.

 

*

           

            «Труба» состоит из той же материи, что и все остальные люди (Бог знает!) и, однако, позволяет себя трамбовать «этим» – автоматически это раздалбливает всё остальное.

 

*

 

 

Ночь с 4 на 5 февраля 1993

 

            (Я записываю, потому что это перестаёт быть забавным!) Получил непонятную «телеграмму» от Жака-Хенри (сын моей сестры Жаклин, который покончил с собой в прошлом году). Я сказал сам себе по этому поводу «смотри-ка! я забыл, что он ушёл».          

            Призыв? Он ищет возможность связаться…

            Мне кажется, я передал эту «телеграмму» моей матери.

            Я не видел этого парня около 30 лет, и у меня не было никакой особенной связи с ним!

            Вот уж решительно…

 

*

 

            Секунда за секундой, чувствуешь, что вот-вот упадёшь в обморок, и затем всё же держишься, я не знаю как.

            Не столько ужасна боль, сколько это постоянное неведение, незнание как взяться за это, секунда за секундой.

            Что делать, чтобы дышать? Какое должно быть движение?

            Расплющивание с каждым днём становится всё более расплющивающим, или с каждым часом.

 

*

            Да, это постоянная агония, которая не умирает.

            Весь процесс состоит в том, чтобы не умирать от смерти.

            То есть переносить Бессмертное в том, что полностью смертно.

            Смертное – это бетон. Бессмертное – полностью текучее, и, однако, более твёрдое, чем бетон. Это борьба между тем и другим.

            Это единственная надежда, иначе вся земля и все люди ужасным галопом помчались бы в смерть.

            Всё на грани.

 

*

 

10 февраля 1993

 

            Несколько раз за последнее время, Суджата видела, как она «наполняет» какие-то ёмкости. Сегодня ночью, она снова увидела ту же вещь: большие ёмкости, скорее как баки или бочки, но не из такого же материала как наши ёмкости – около полутора метров в высоту и два метра в ширину. И на этот раз, она увидела то, чем она «наполняла» этот бак: веществом, напоминающим расплавленный каучук, то есть густой (но не «клейкий» говорит Суджата) и коричнево-красного цвета.

            У меня такое впечатление, что эта «каучуковая» субстанция имеет отношение к новому творению.

 

*

 

 

11 февраля 1993

 

            Сегодня утром, прямо перед пробуждением, я лез, я не знаю как, по гладкой белой стене (словно покрашенной эмалевой краской). Вертикальная и очень высокая. Как только моя голова высунулась над верхом стены, я увидел… лежащего Шри Ауробиндо и Суджату рядом с ним. У меня закружилась голова и я «вновь упал» на землю (или я вновь соскользнул без вреда). Тогда я попытался влезть во второй раз; на этот раз больше к «середине» стены (если можно так сказать, так как я не видел её общей площади) и, наконец, моя голова снова высунулась над верхушкой стены. Суджата исчезла, я не знаю каким образом, но Шри Ауробиндо лежал там, спокойный: была словно «ниша» на верху стены, немного в полутени. У меня было столько эмоций! Я сложил руки перед своим лбом. Я увидел луч белого света на своём лбу и своих руках. Затем, Шри Ауробиндо сделал движение, словно для того, чтобы взять что-то, находящееся под его спиной... и он вынул дорожную серебряную фляжку и протянул её мне – точно старинная маленькая фляжка из серебра, которая есть у меня дома, в моём стенном шкафу: старая морская фляжка с маленьким окошком, вырезанным во фляжке и с маленьким рисунком кораблика, высеченного на дне фляжки: во фляжке оставалось ещё немного водки. Тогда я отвинтил фляжку Шри Ауробиндо и выпил глоток чего-то, что было красным как вино, но я не мог бы точно сказать. Я был слишком взволнован, и здесь я проснулся.

            Шри Ауробиндо хочет дать мне силы, или мужество? – Он бодрствует. Это чудесно. Он здесь.

            Это была очень высокая стена, может быть метров десять или больше. Я не знаю, как я умудрился (или Суджата) вскарабкаться на неё…

            Эта «стена» – очевидно, это то, что отделяет нашу сторону –  сторону мёртвых, от другой стороны – стороны жизни без смерти.

            Почему Шри Ауробиндо решил показать мне эту фляжку? морскую… в бурю!

            Нам хотелось бы, чтобы Буря, в самом деле, разразилась бы в этом гнусном мире и,  особенно, в этой извращённой Индии.

 

*

14 ч

 

ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ ВСЕИНДИЙСКОГО РАДИО

 

11 февраля

 

                Правительство приняло решение не наделять правом B.J.P. (Бхаратья Джаната Партия) организовывать собрание в Дели 25 февраля.

 

*

 

Вечер

 

            Это Могущество становится совершенно ужасным – да, буря.

            Я много молюсь за Индию.

 

*

 

            Настало время иметь каучуковую анатомию.

            Это немыслимое для тела.

            Можно было бы сказать, что это именно Махакали трамбует.

            Пусть Она трамбует Индию.

 

*

 

 

14 февраля 1993

 

            Как Они добры ко мне! Как Они заботятся физически! Сегодня ночью с 13 на 14, я увидел себя лежащим в своей кровати, на спине, и я лежал на слое простокваши!! Это не была ванная, но освежающий слой во всей моей спине (я ел её также). И поистине, это становится таким кипящим, как расплавленный свинец в моём теле, что я не знаю больше ни что делать с собой, ни как держаться (я стою на четвереньках большую часть времени!) и лежу, это пытка. Но это кипящее! И это очень долгое, изнуряющее, секунда за секундой, на протяжение часов… Моё утешение, или моя надежда – моя вера, поистине – что «это» должно хоть немного вскипятить всю эту несчастную землю и особенно эту Индию, покрытую позором. Надо, чтобы вся эта ужасная Ложь прошла через кипение.

            Значит, мы продолжаем. Но Они заботятся так чудесно – кровать из простокваши!

 

 

*

 

 

 

17 февраля 1993

 

            Вчера был, ужасный день (но, похоже, что каждый день более ужасный – как такое возможно!) К концу пятого часа, я едва не бросил всё. К счастью, я смог быстро заснуть. И я встретил Шри Ауробиндо. Он спросил меня: «Чего ты хочешь?» Я ответил сразу же: «Освобождения Индии».

 

*

 

18 февраля 1993

 

            Это почти невыносимое Могущество.

            Суджата почувствовала сильный ветер на своём теле.

            И, однако, в течение первых секунд моей работы, я чувствовал это текучее Могущество, как опьянение – в самом деле, опьянение. И затем, было сумасшедшее расплющивание.

            (В этот момент там, мне вспомнились строчки Шри Ауробиндо: я пил Бессмертное, как великолепное вино…)

 

*

 

            Все эти «мусульмане» выглядят победителями, они имеют столько армий и нефть, и международных бандитов в своём распоряжении (повсюду в правительствах и в мировой прессе).

            Посмотрим…

 

*

 

20 февраля 1993

 

            Я думаю, что знаю лучше, как открывать рот (!) Остаётся лучше синхронизировать(!) закрытие верхней челюсти с открытием нижней челюсти… Это всё равно, что плыть во время шторма, на протяжении часов… не захлёбываясь, если возможно!

            Это движение от 26 ноября прошлого года, кажется, лучше «понято»… Посмотрим.

 

*

 

 

21 февраля 1993

 

            Если что-то не принудит ситуацию, Индия… я не знаю, погибнет ли она, но… это погружение во тьму.

            Нужна революция, как в 89.

            Если Индия погибнет, то и Земля погибнет, это сердце Земли.

 

*

           

Я всё меньше и меньше представляю себе, как плыть в этой постоянной буре.

            Если это поможет, или ускорит, революцию Индии…

 

*

 

20 ч

           

            Это агония земли.

            (Маленький точный рисунок моей Милой).

 

*

 

 

 

Одна рука в Источнике Света

Другая рука копает в Земле.

 

 

23 февраля 1993

 

            Именно Бессмертное хочет войти, а мы состоим из миллиона маленьких смертных фибр, которые цепляются за свою смерть.

            Надо занять сторону Бессмертного, а не сторону Смерти. Вот и всё.

            И то, что Оно хочет, БУДЕТ.

            Это выбор между нашей порабощённой животностью и нашей пленённой Божественностью.

            Выбор между «мы-не-можем-ничего» и мы МОЖЕМ это.

 

*

 

24 февраля 1993

 

            Сегодня ночью, я встретил Кармен, и я говорил ей: «я становлюсь кавалеристом»!!

 

*

 

 

28 февраля 1993

 

           

Разговор с Суджатой

 

Новое семя Индии

 

            Значит, сегодня у нас … это последний день месяца?!

           

Ну да! Вот, конец второго месяца года.

 

            Боже мой!

 

            28 февраля.

 

            (Смеясь) Время летит очень быстро, а секунды такие долгие. (Смеётся)

            Расскажи мне, что ты видела?

 

            Это был очень длинный сон, очень запутанный. Но я  расскажу вам скорее конец, по моему мнению, именно он имел смысл. Остальное, это только вопрос путешествия, билета на самолёт, нет билета, то одно, то другое. Но после, у меня не было билета на самолёт, так что я должна была взять машину, чтобы ехать в какое-то другое место. И в машине со мной сидел Х.. Вас нигде не было в picture [в поле зрения]. Это происходило скорее с Х.. И Х. сидел там, мы ехали – мы ехали, я не знаю точно, кто был шофёром, но мы ехали от одного места к другому. Место назначения было известно, но я уже не могу сказать вам сейчас… И дорога была довольно неплохой, как говорят, well laid-out [хорошо проложена]. Только я не помню, была ли она  цементной или асфальтовая или какая, но это была хорошая дорога; не было толчков, понимаете, и мне показалось, что она была широкой. Она была широкой и well laid-out. Но, мне интересно было видеть то, что повсюду вокруг были словно поля или деревья, леса, и т.п.

 

            Всё вокруг? По всей длине дороги?

 

Да, с двух сторон, с двух сторон выглядело вот так. Но, всё-таки, у меня сложилось впечатление, что мы ехали с этой стороны (жест), а затем мы ехали вот так.

 

На восток?

 

Я не могу сказать «восток, запад». Всё, что я могу сказать, что мы повернули.

 

А! Вы повернули и потом…

 

Мы вошли в поворот, и, поворачивая (наша машина ехала вот так, понимаете) в тот момент…

            Да, подождите: когда мы проезжали, я смотрела на пейзаж.

 

            После поворота?

 

            То, что мне запомнилось, это особенно после поворота; я видела, таким образом, деревья, поля. И, не сразу после того, как мы повернули (здесь у меня сохранилось смутное воспоминание, что я видела деревья), но немного после, были словно широкие просторы, где не росло ничего: сухие поля, то ли ничего не было посажено, то ли не обработанные. Не было ничего.

 

            Ни деревьев, ничего, никаких культур.

 

            Никаких культур, никакой растительности, совсем голая земля. Это было немного странно, вот почему, это, должно быть, осталось [в моей памяти], потому что прежде, я видела зелень – после также, я видела зелень.

 

            А! Ещё дальше?

 

            Ещё дальше, были деревья…

 

            Это именно после поворота…

 

            Да.

 

            Которое было… оно простиралось на большое расстояние или что?

 

            Оно простиралось на большое расстояние, особенно протяжённость.

 

            Вглубь?

 

            Вглубь.

 

            Оно было опустошено или пустое?

 

            Оно было пустое, это всё, что я могу сказать.

 

            Да, далеко вглубь, с двух сторон?

 

            Нет, особенно справа от меня, потому что я смотрела именно на эту сторону. Я не могу сказать точно, что находилось слева от меня.

 

            Слева от тебя, ну, вероятно, это было то же самое.

 

            Я, видимо, сидела у окна, с правой стороны. Но, в какой-то момент, машина должно быть остановилась. По какой причине? Сейчас я не могу сказать, по какой причине. Ожидала ли она другую машину, или что-то случилось с этой машиной, двигатель, или что? Я не знаю. В этот момент наша машина должна была остановиться. И это произошло также прямо перед другим поворотом. Понимаете, она должна была ехать туда (жест).

 

            Да, перед другим поворотом.

 

            И именно почти там, она остановилась.

 

            Да, перед этим вторым поворотом.

 

            Да, прямо…

 

            В повороте.

 

            Да, в повороте, да. То есть, я не видела, что находилось на другой дороге.

 

            На левой?

 

            Справа от меня, то, что было впереди, я не видела этого. То есть: после поворота, то, что должно было появиться, этого не было видно, я не видела этого.

 

            Ты была в начале этого второго поворота.

 

            Да. Таким образом, то, что я увидела, фактически, особенно вот эту дорогу.

 

            Эту пустую дорогу.

 

            Значительная часть её была пустой. Потому что я увидела деревья впереди, я увидела деревья, когда мы поворачивали.

 

            На втором повороте, снова начались деревья.

 

            Во всяком случаем, когда я вышла из машины – когда она остановилась, я вышла. И именно в этот момент, я заметила Х., который был там. Раньше я не видела, что он сидел в машине, потому что я была очень захвачена пейзажем. И там, тоже были деревья.

 

            Да, в этом повороте?

 

            Да, стало быть, из-за того, что я смотрела на  деревья, я не знаю, кто там сидел.

            И вот, что произошло: когда мы прибыли туда, я увидела забавную вещь, другую машину – которая не была машиной, но своего рода телегой, но не было bullock [быка].

 

            Телегу?

 

            Телегу, которая приехала и остановилась там. И я увидела человека, который сгружал с неё квадраты травы,  аккуратно вырезанные квадраты, и он сгружал их. Я поняла, что это была трава, то, что я увидела. Он клал их то на одну сторону, то на другую.

 

            Он сажал?

 

            Нет, он разгружал свою телегу, и он укладывал вот так. Тогда я сказала: «Но…» – вы знаете, какая я, я сказала себе: «Но где он собирается сажать их? Не так ли, он кладёт сюда, и где же он собирается сажать?» Вот, что было в моей голове. И кто-то сказал мне: «То, что вы только что видели, всю эту barren land [пустошь], именно там мы собираемся сажать». Тогда, я сказала себе: «Но почему он кладёт их так далеко! Ему следовало бы класть их рядом». (Смеётся) Как я делаю с Н., вы знаете (смеётся), всегда рациональное использование! Словом, я не знаю, какой был ответ, но был своего рода ответ: что он клал там, потому что таким образом они хорошо сохраняются; они лежали немного в укрытии, в этом вся причина. Там было много их. И затем, я сказала: «Но как мы будем сажать»? Я хотела помочь сажать, тогда вот что я сделала: я взяла один из прямоугольников.

 

            Травы?

 

            Это была трава, да. Я пошла на поле, где мы должны были сажать. И затем я увидела женщину, за работой. Женщина: я не сказала бы, южная индианка, и, я не сказала бы, северная индианка, очень красивая, но кожа темноватая, прежде сказали бы, почти как «Кали», вы знаете,  немного круглолицая, но очень красивая, и одета в своего рода сари, и она сажала. У неё было  сари, как у Санталов, которое доходит почти до колен: они носят сари немного высокие.

 

            Как кто?

 

            Санталы.

 

            Санталы.

 

            Санталы, сари немного высокое (оно не доходит до лодыжек), потому что они работают в полях, не так ли, поэтому, оно немного высокое. Оно было вот таким, и она была юная, очень красивая. Но она находилась на расстоянии, вы видите (жест), она была почти вон там, приблизительно.

 

            Посреди этого оголённого места?

 

            Абсолютно. Но я видела, что это было разделено на маленькие поля.

 

            Это оголённое место?

 

            Это оголённое место, когда я увидела его во второй раз, оно было разделено на маленькие квадраты, чтобы… вы знаете, в поле делают  маленькие… как сказать?  делают маленькие bunds [насыпи] вот такие, чтобы разграничить плантации.

 

            Да.

 

            И она была там, и сажала. Тогда я сказала: «Как мы посадим»? Я задала вопрос и в этот момент, она подняла голову, потому что она была наклонена, она подняла голову, и  сказала мне: «Вот так». Тогда, я принесла  эту «штуковину».

 

            Квадрат травы.

 

            Квадрат травы,  я бы сказала прямоугольник травы. И оттуда, я взяла росток: это была не трава, а должно быть,  рис, пшеница, что-то такое. Я ещё вижу высоту, вот такую (жест).

 

            Да.

 

            И у меня не было ничего…

 

            Двадцать, двадцать пять сантиметров, да, росток.

 

            Тридцать! Тридцать сантиметров.

 

            Росток пшеницы или риса.

 

            Или риса, я не знаю что. Я вытащила один, я сказала: «Но как? Надо же сделать дырку, чтобы посадить», и т.д. Она сказала: «Нет, вы поставьте вот так». И фактически, было много маленьких дыр, маленьких кружков, уже готовых,  которые я видела, совсем чёрные, не так ли, земля, очень плодородная. Тогда она сказала мне поставить туда. Именно это я и сделала, я поставила, и растение держалось прямо! (Смеётся) Я была так удивлена! Потому что, обычно, мы ставим внутрь, мы присыпаем корешки землёй, чтобы [заставить] стоять  прямо, не так ли.

 

            Да.

 

            Ничего подобного. Я просто поставила вот так, и оно оставалось в таком положении, как если бы  было посажено

 

            Это всё?

 

            Вот так.

            Нет. Была ещё одна вещь, но это… Была ещё одна  вещь, как если бы это происходило в тот  момент, когда пришёл  Х., чтобы сказать мне:  приезжают Дядя и Кирит. Они взяли большую машину для того, чтобы приехать, и они подъезжают сюда.

 

            По той же самой дороге?

 

            По той же самой дороге, они следовали за нами, поэтому мы ждали их.

 

            Я не знаю. Во всяком случаем, вся эта опустошённая земля, мы хотели вновь засадить её.

 

            Да. И мы начали.

 

            Мы начали. Ну, может быть, это новая Индия, которую мы заставляем вновь зазеленеть!? Присутствие Х. и прибытие Кирита и Дяди, говорят мне, что это Индия. И их забота, это всё-таки другая Индия, не так ли! чем эта здесь! Тогда, возможно, это новая Индия? которую мы находимся в процессе… она порядочно опустошена, эта Индия.

 

            Да, да, это было совершенно опустошённым, совершенно опустошённым.

 

            Поэтому, мы хотим… Это хорошо… это хорошо, это означает, что она снова зазеленеет, она снова зазеленеет.

 

            И это любопытно, очень быстро… Она была совсем одна.

 

            Но она заставила тебя подумать о Кали?

 

            Странно, но да. Да, и, однако, она сажала вещи, видите? И улыбка, к тому же, чудесная, нежная.

 

            Да, это не было человеческое-человеческое существо?

 

            Я бы этого не сказала, несомненно, это была божественность в человеческой форме.

            Потому что я  удивилась: в то время, как я пришла туда, она уже посадила хорошую плантацию.

 

            Да, что касается меня, я думаю, что именно это пытается осуществиться в данный момент. Мы пытаемся изменить эту разлагающуюся и опустошённую Индию.

 

            Как сказать barren по-французски?

 

            Опустошённая земля.

 

            Опустошённая, точно.

 

            Голая, опустошённая.

 

            Это было голое и опустошённое.

            (Смеясь) И что касается меня, я посадила там один…!

 

            Ты посадила там один. Ну да, но достаточно одного ростка. Что ж, это очень хорошо, это очень хороший знак, это означает, что… Это то, что происходит с 6 декабря[7]. Существует что-то другое, есть другое течение… или другое цветение, которое хочет… новое цветение на этой опустошённой Индии.

            Это очень хороший знак.

            Это очень хороший знак.

 

(молчание)

 

            Это прибытие Х, и затем Кирита, Дяди, всё это, заставляет меня сказать, что смысл именно таков.

 

            Да, очевидно, Индия очень заботит нас, не так ли, всех нас.

 

            Конечно, и Х. что-то представляет в этом.

 

            Ах! да, и как…

 

            Значит! Что ж, это хорошо.

 

            И телега, она остановилась как раз там, где находился Х., и именно там этот человек  сгружал плиты.

            Что касается меня, я взяла одну плитку, чтобы отнести её: потому что я увидела, что это было очень далеко, и кто смог бы нести всё это?

 

            Это хорошо, моя Милая, это очень ясно. Это очень ясно. Я не знаю, что надо сделать, прежде чем это снова зазеленеет.

 

            Снова зазеленеет полностью.

 

            Но ростки здесь.

 

            Ростки здесь, и меня  больше всего, таким образом, заинтриговало именно то (даже в моём сне я смотрела с удивлением), что когда я подошла со своей плиткой и  положила её,  в этот момент я увидела эту женщину, которая работала. Так вот, было сделано много работы, то есть она уже посадила много.

            Вы видите, было много посажено.

 

            Эти позорные, подлые предатели здесь управляют Индией, они выглядят очень важно, но есть нечто такое, что неотвратимо посеяно. И всё, что они делают против индуистов, только служит работе индусов, и теперь есть нечто, что наступает.

            Есть нечто, что наступает. С одной стороны, когда ты сказала мне 6 декабря утром – что я был там, ломая что-то, я не понял, потому что это не похоже на меня, не так ли.

 

            Да, вы были красный от гнева (смеясь). И это происходило в моей комнате.

           

            Это меня не удивляет, что это происходило в твоей комнате. И я сразу же понял после, что нечто пришло в движение. И если именно СОЗНАНИЕ увидело это и делает это, ну что ж, это только начало.

 

            Да, это привело в действие какую-то вещь.

 

            Ах! Да. Но всё это очень хорошо. Очевидно, есть нечто такое, что прорастает, и прорастает быстро.

 

            Да, да, это было очень быстрое.

 

            Ну да. Но есть зерно, которое необходимо повсюду. Есть зерно, которое необходимо повсюду. Существует, правда, здесь, стена этих свиней[8], которые хотят помешать. Смогут ли они помешать?

 

            (Смеясь) Никто не может помешать Божественному…

 

            Нет.

 

            когда оно берётся за это, не так ли!

 

            Ну вот, слушай, я встретил Шри Ауробиндо (я говорил тебе об этом), когда? несколько дней назад; он спросил меня: «Чего ты ХОЧЕШЬ»? И вот, в этом «хочешь», было всё божественное Могущество: «Чего ты ХОЧЕШЬ»? И я ответил ему сразу же: «Освобождения Индии».

 

            (молчание)

 

            Точно, не так ли, Он, Он хочет, чтобы люди ПОЖЕЛАЛИ.

 

            Да.

 

            «Чего вы хотите»?

 

            Да.

 

            Он не собирается делать вещи без причины, не так ли. Надо, чтобы были люди, которые ХОТЯТ.

 

(молчание)

           

И именно это я написал Джоши[9] и нашим друзьям, как раз 9 декабря, я написал Кириту, я сказал: «Если вы имеет мужество вашей веры, вы бы помогли гораздо больше того, что вы можете вообразить». 

 

            Ну да. Да, да.

 

            И это не был я, кто писал это; только надо иметь мужество… надо хотеть! Это всё.

            Божественное, Оно всегда хочет, чтобы человек пожелал! Но, ты помнишь, Мать сказала однажды, она даже записала это, как мантру нового мира: «ПРОБУДИСЬ И ЖЕЛАЙ[10]». А? Ты помнишь это? Она же, в самом деле, говорила это? «Пробудись и желай».

 

            Это было для клеток?

 

            Я не знаю, по какому случаю, она сказала это, но она обращалась к человечеству.

            Надо, чтобы люди хотели!

            Ну вот, в Индии, есть все ростки, которые необходимы, не так ли, но надо пробудить их, и именно это произошло, начиная с 6 декабря и, несмотря на всё то, что эти мерзавцы могут пожелать и попытаться защитить свои кошельки, несмотря на…

            Всё будет служить этому пробуждению, потому что божественное Сознание существует здесь реально, Оно также хочет, Оно хочет, чтобы эти бедолаги захотели.

 

            Но,  видите ли, я сказала, что эти поля, которые были обработаны, приготовлены, несомненно, как раз то, как вы сказали: «Я хочу освобождения Индии», не так ли, освобождения Индии, и именно ваша работа обрабатывает брошенную землю.

           

            О, это…

 

            Вы знаете, фермер должен обрабатывать землю, но надо, чтобы был инструмент для того, чтобы делать это.

 

            Да.

 

            То, что мы называем […] … Как говорят?

 

            Лопата?

 

            Нет, это не  лопата. Немного вот так (жест), как говорят?

 

            Плуг? Лемех плуга?

 

            Нет.

 

            Вилы?

 

            Что-то подобное вилам, можно сказать, но это не то.

 

            Словом, мы «делаем трубу», моя Милая, это всё, что можно сказать.

 

            Поэтому, это уже сделано, это обработано, и  мы можем сажать. Но с моей стороны, я тоже… много раз…: в песне Тагора есть просто две строчки, которые мне запомнились. И я их очень часто повторяю. Они означают: «Эта земля, на которую  смотрят вот так [не касаясь её] возрастает в своей красоте». Точно, эта бедная земля, всю её красоту разрушили, не правда ли, эти ужасные люди содрали прочь всю красоту земли, точно.

 

            Да.

 

            (Суджата поёт эти две строчки на бенгальском) Много раз я говорю это, потому что оно меня трогает.

 

            Ну да, надо, чтобы это вновь зазеленело.

 

            Точно.

 

            Что касается меня, я думаю, что вещи запущены в ход.

 

            Сейчас в позитивную сторону.

 

            Ах да! Но это позитивное с 6 декабря. Даже весь их негатив – ты видишь эти сумасшедшие силы, которые они выпустили (смеётся), чтобы преградить дорогу демонстрации индусов! А! это означает, что они ужасно боятся!

 

            Ну да, они в панике.

 

            Они все чувствуют, что им конец, но они возводят целую стену и (смеясь), они все в согласии. Но, видишь ли, существует это, оно посеяно, оно работает. Это не означает, что это уже сделано, не так ли! Сколько препятствий? Мы не знаем. Но оно запущено в ход.

 

            Да […]

 

            И если это начнётся в Индии, это начнётся повсюду.

 

            Да.

 

            Это не означает, что будет очень легко.

 

            Во всяком случае, наша машина ехала по хорошо проложенной дороге.

 

            Но это также, это, действительно, имеет значение. Они проложили всю дорогу, не так ли, они всё сделали, но нужны несколько человек, которые идут по дороге, несколько человек, которые хотят, которые пробуждаются, и которые желают – но подлинное желание, не так ли!

 

(молчание)

 

            Ну что ж, я очень доволен.

 

            Я вас очень задержала, но я не знаю, я подумала, что вам интересно услышать это.

 

            Ну конечно.

 

(молчание)

 

            Вещь посеяна.

 

            Вещь посеяна.

 

            Она посеяна. Сейчас препятствия, трудности, мы не знаем.

 

            (Смеётся) Я посеяла (!) растение!

 

            Ты посеяла растение.

 

            Оно посеяно там среди тысяч!

 

            Ну да, моя Милая, конечно.

 

            Да, это было, поистине, удивительным, потому что растение, такое как трава,  обычно не держится прямо, не так ли, оно падает. Но нет, совсем нет, видите, я наклонилась, я поставила вот так.

           

            Твоё растение осталось стоять прямо.

 

            Осталось стоять прямо, оно доходило почти до моих колен, такое же высокое, стебель вот такой, с совсем зелёными листочками. Это было любопытно, я  очень удивилась такому  феномену.

 

            Но всё же, эта женщина, она была как Кали?

 

            Я не знаю, если… но, любопытно, что в моём сне, я сказала себе, что она была Кали. Но в её в лице присутствовали нежность и красота, не так ли, только Мать имела это.

 

            Да.

 

            Но я сказала о Кали, потому что её кожа не была белой, кожа была тёмной.  Может быть, это была Мать, чтобы показать, пришла в образе женщины,  работающей в поле.

 

            Ну да, Она работает, она работает на Земле! (Смеётся) Хорошо, моя Милая, посмотрим. Будут препятствия, но даже препятствия составляют часть пути. Это часть позитивная. Как только вещь посеяна, и необратимо, всё является частью, ты понимаешь? Вот почему я почувствовал это 6 декабря: «Ах! Ну вот! Индия шевелится!»

 

            В тот вечер, когда вы узнали новость…

 

            Да, когда я узнал новость, я сказал: «Индия шевелится, это час Индии».

 

            Словом, это пришло.

 

            Да. Вот, моя Милая.

 

*

 

 

МАРТ

 

ХРОНОЛОГИЯ МИРОВЫХ СОБЫТИЙ

 

2 марта – Марокко: марокканский Консультативный Совет по Правам человека признаёт, что в его стране существуют «серьёзные проблемы», касающиеся политических заключённых и условий содержания в переполненных тюрьмах.

 

              – Алжир: организация Amnesty International выявила «весьма регулярное» применение пыток.

 

5 марта – Франция: убит Жак Розо, представитель Движения репатриантов Северной Африки. Он говорил, что ему угрожали после агрессии со стороны сторонников FN, жертвой которых он был год назад.

 

6 марта – Швейцария: Мировая метеорологическая Организация (в Женеве) отмечает рекордное снижение (меньше 20%) содержания озона в атмосфере над северным полушарием.

 

7 марта – Швеция: меморандум о взаимопонимании по разработке и производству оружия был заключён между Швецией и Францией. Первым совместным «продуктом» будет противотанковый снаряд, который называют «умной гранатой».

 

8 марта – Германия: крайне правая партия, управляемая бывшим баварским нацистом Францем Шёнхубером, получила 8.3% избирательных голосов против 0.7% в 1989 в Земле Гессе.

 

13 марта – Индия: три бомбы одновременно взорвались в центре Бомбея, результат: 250 погибших и 1240 раненых. Министр Внутренних Дел упомянул о международном заговоре, в котором мог участвовать соседний Пакистан.

 

15 марта – Сальвадор: доклад ООН выявил нарушения прав человека, совершённые в последние годы, и предъявил обвинения армии и министру Обороны.

 

                – США: самая сильная буря за столетие  (снег, ветер до 160 км/ч) привела к гибели 200 человек.

 

16 марта – Италия: руководитель национального Совета иранского сопротивления был убит в Риме. Хуссейн Нагди был одним из самых активных противников режима Тегерана.

 

17 марта – Европа: CEE насчитал 51 миллион человек, живущих ниже порога бедности, из них 5 миллионов не имеют жилья.

 

20 марта –  США: астрономы объявили, что в созвездии Кубка они обнаружили огромное облако холодной пыли, которое могло быть эмбрионом солнечной системы или её остатков.

 

22 марта – Алжир: десятки тысяч человек проводят демонстрацию в Алжире, Оране и Константине против террористических актов исламских фундаменталистов.

 

25 марта – Камбоджа: коммандос красных кхмеров убивают в деревнях жителей вьетнамцев.

 

29 марта – Китай: уходящий в отставку президент прокуратуры рассказал в парламенте, что в судах за три года были расследованы 1687 случаев пыток.

                                                                       

31 марта – Египет: несмотря на то, что президент Мубарак свёл к минимуму исламские атаки, которые «очень драматизируются» прессой, по его словам, пирамида Хефрена находится под угрозой взрыва.

 

 

 

2 марта 1993

 

            Я часто думаю об этих волнующих словах моего брата Франсуа, который готовится погрузиться в ночь нового рождения: «Со всем тем, что я оставляю позади себя, мне потребуется, по крайней мере, восемь дней путешествия»…

            Иногда, на меня словно накатывает большая волна запахов моря и фенхеля на прибрежных отвесных скалах, и это как прошлая жизнь… Но я ещё помню.

            Надо выходить из этого несчастного, ночного человеческого состояния.

            Как если бы, каждый день (или каждую секунду) «хороший способ» дышать был другим. Поэтому это создаёт постоянный анатомический хаос. Как плыть в буре молнии и железа?

 

*

 

3 марта 1993

 

            Надо, чтобы это было постоянное телесное утверждение Бессмертия и Свободы против пытки, которую вам навязывает смертоносный тюремщик.

            То есть: Тебе-Тебе-Тебе-Тебе… ad infinitum.

            Infinitum? Это долго!

            Если я смогу пройти через этот месяц март, возможно, это будет лучше после…? Но «лучше», это означает что? Надо, чтобы вся земля шла лучше, это может быть только тотальным!

 

*

 

Без даты

 

            Колет,

            Все эти «жёсткие и вызывающие чувство вины» вещи, это всегда голоса Врага. Он постоянно пытается покрыть вас грехами (!) Надо энергично отвергать это – и, прежде всего, научиться распознавать там этого пройдоху. Нет большего моралиста, чем Враг! Он полон добродетелей и моралей, и разных заповедей. Он играет роль до определённого момента, чтобы ухватить за уши неискренних людей. Но если мы искренни, он там просто для того, чтобы обескураживать вас – всё то, что он говорит – разлагающее.

 

*

В память

 

            Мы оставляем страдания,

            которые не стираются.

            Мы храним страдания,

            которые остаются надолго.

            И медленный ход веков, чтобы вновь начать

эти или другие страдания.

 

            «Освобождение» – кого? пока будет страдание, надо начинать снова.

            Всю землю надо освободить от фатальной печати.

            Есть Ты, который ведёт,

            как через добро, так и через зло.

 

*

 

 

 

5-8 марта 1993

 

            Наконец-то я нашёл формулу, и когда я думаю о ней, это формула очевидная, но надо было, чтобы именно тело обнаружило эту очевидность благодаря силе обстоятельств. Это было 5 марта.

            5 марта в полдень, после работы, я жаловался Суджате, я был в отчаянии и испытывал отвращение. Я говорил ей: вот уже сколько лет (это было в январе 89), как Шри Ауробиндо показал мне, что следовало «завинчивать рот», и после всех этих лет работы, каждый день и каждую секунду, я так и не знаю как делать это: то это тянет вправо, то это тянет влево, или вверх, или вниз, здесь и там! и, естественно, это раздирает и это производит хаос. Каждый раз, когда я думаю, что нашёл «движение», две секунды спустя или на следующий день оно уже не работает: то, что «шло» в одной точке, разрушало другую и так далее – существуют тысячи точек! если не миллионы. Мы не отдаём себе в этом отчёт, пока мы живём обычным образом, но как только в тело вмешивается инородная Сила, всё бросается вам в глаза, и обнаруживаешь бесчисленное разветвление (следовало бы сказать: бесчисленные барьеры тела).

            И 5 марта после полудня, тело обнаружило… я не знаю, как правильно выразить, но, может быть, оно уступило или поняло глупость или неспособность всей этой анатомической механики, и что никакое «движение» никогда не сокрушит эти бесчисленные препятствия.

            Вот, что я записал кратко на клочке бумаги 5 марта вечером:

 

            «Неподвижное движение!

            (Это было то, «точка чудесного равновесия»!)

            Это происходит само! Не надо ничего завинчивать.

            Но это миллиметровое и хрупкое…

            Я уже наблюдал это несколько раз «случайно», и я называл это «свободным колесом»!

            Малейшее ложное движение или механическое вмешательство, и внезапные тонны приходят, чтобы раздирать и расплющивать. Тогда мы замечаем то, что происходит или то, что проходит…

            Вопрос миллиметра».

 

            Я был бы неспособен описать, что надо делать, потому что это непостижимое для любого тела, которое не подвергалось этому  Потрясающему твёрдому течению – это, в самом деле, Буря. Надо быть в этом, чтобы понять неисчислимые миллиметры барьера. В самом деле, есть рот, который надо «завинчивать», но совсем не так, как это понимает наша механика: это некое равновесие, очень неподвижное, между верхней челюстью и верхней губой, и нижней челюстью-губой. Есть только неощутимое скольжение или балансирование, почти неподвижное, губ, одной над другой, сообразно с самим давлением Могущества, повинуясь Давлению или Движению Могущества, но если, в какую-то долю секунды, вмешивается старый механический рефлекс, нас сразу же расплющивают и раздирают «внезапные тонны», которые тогда всё могут разрушить в долю секунды. Это  вопрос того, как «позволять делать» в концентрации… сумасшедшей, можно было бы сказать, чтобы не иметь ложного рефлекса. Это всё равно, что позволять нести себя шторму, вместо того, чтобы бороться с ним или даже пытаться плыть – и, однако, это не пассивное, потому что необходима эта телесная концентрация, настолько интенсивная, чтобы не упустить «равновесие» или «ось» в течение доли секунды. Это неописуемое. Но это найдено, тело обнаружило. Шторм остаётся, давление остаётся, но нет больше хаоса.

            Как только анатомия хочет «механизировать» движение или «фиксировать» движение (как во всех обычных движениях), это мучительный хаос.

            Но это хрупкое и миллиметровое… И очень трудное, чтобы выносить на протяжении часов подряд. 

 

*

 

 

            Сегодня, в Савитри, я перевёл эти строки:

 

            «Смертность плохо переносит… эти атаки эфира и огня».

 

            «Смертность плохо переносит прикосновение вечности

            Она страшится чистой божественной[11] нетерпимости,

            Этих атак эфира и огня[12]».

 

            Они скажут, что это поэтические «образы».

 

*

 

 

            В ночь с 3 на 4 марта, я увидел нечто такое, что меня очень поразило и заинтриговало. Речь шла о нашем старом друге Сильване. Довольно часто, и совсем недавно я думал о нём. Это был, несомненно, человек, самый близкий мне внутренне во всей моей жизни. Однако, я встречал его только несколько раз в 1950, перед моим отъездом в Гаяну. С тех пор, я больше его не видел, и я потерял контакт с ним – таким образом, прошло более 40 лет (43 года!). Это, несомненно, единственное существо, о котором мне хотелось бы знать, как он воспользовался своей жизнью… Он был почти такого же возраста, как и я, и он вышел из Дахау – у нас был этот общий Ужас, и грозный знак вопроса для «людей». Он был сыном известного протестантского пастыря в Париже (Вергара). Так вот, прошлой ночью, с 3 на 4 марта, мне кажется, я снова встретил его – жив ли он или на другой стороне, понятия не имею, и ничего не осталось от этой встречи, но зато… Вот, что я записал в своих «обрывках видения»:

            «Мне кажется, я встретил Сильвана (смутно), но рядом с ним (кажется) (или же в атмосфере, где я находился тогда), было очень юное женское существо со светлыми волосами, совершенно золотистыми, удивительно золотистыми, которое проявляло ко мне любовь… удивительную, в самом деле, как если бы она знала меня и нежно любила меня… Это удивительно – кто?

            «Никогда не ощущал подобной вибрации, как от этого существа с золотистыми волосами… Это было очень физическое.

            «Может, это Мать… в своём новом теле? Совсем юная девушка. И эти волосы, как поток золота… Это любопытно, казалось, она очень хорошо знала меня, тогда как я не знал её совсем!» Меня совершенно поразила эта почти физическая любовь, которую она проявляла ко мне… Очевидно, именно моё очень материальное телесное сознание видит эти вещи.

 

*

 

            И затем, 5 марта, после полудня, у Суджаты было весьма поразительное видение, и которое кажется хорошим предзнаменованием (я записал его с ней). Это то, что Суджата назвала «неминуемая брешь». Стена, которая собирается треснуть… (И эта «юная девушка» с другой стороны??) 

*

 

5 марта 1993

 

Разговор с Суджатой

 

           

Неминуемая брешь

           

            Это любопытно, я продолжаю испытывать жажду. И, однако, я была с «водой», сегодня после полудня!

 

            Что ты видела, моя Милая?

 

            Я находилась на каком-то высоком мысе. Я могу только сказать, что он был высокий и довольно плоский. И было полно воды, и, всё же, мои ноги не сохранили ощущение, что они были мокрые. Я стояла там, и, однако, я видела, что [это место], где я находилась, было заполнено водой, но, возможно, не очень высоко…

 

            Не очень…?

 

            Вода была не очень высоко, я хочу сказать. А я, я находилась очень высоко, я возвышалась над пейзажем, я видела весь пейзаж, и была только вода. И даже мой мыс выглядел достаточно широким, я, должно быть, была совсем маленькая, вот такая (жест).

 

            Как кукла?

 

            Как кукла, по сравнению с этой широтой мыса. Но то, что я видела, было ещё более широким. Я смотрела сверху вниз, не так ли, и я видела намного дальше, и повсюду простиралась вода.

Это была вода. И всё же  виднелись люди внизу.

 

            Ты хочешь сказать, что были места, где не было воды?

 

            Да, потому что там стояла своего рода стена,  разделяющая два пространства воды. Вероятно, пространство внешней воды, было очень широким, а другое, представляло собой огороженное место, может быть для того, чтобы плавать, или что, где люди могли бы… И был кто-то… у меня осталось смутное впечатление, что это был как будто Чесда, который находился на стене, внизу. Он был там.

 

            Эта стена разделяла два пространства воды?

 

            Да, да. Только пространство воды снаружи (т.е. дальше от меня) было намного шире. Но что меня также удивило, что в той части, которую я называю, так сказать, «огороженным местом», было очень сильное течение.

 

            Ах!

 

            Очень сильное течение, без волн. Не было волн.

 

            (Смеясь) Совсем!

 

            Но я видела очень сильный поток.

 

            Очень мощный, да.

 

            Да, да, мощный, в самом деле. То есть, если бы кто-то упал туда, он был бы сразу же унесён.

 

Вот, это поток Могущества, он не создаёт волн, кроме как в моей спине! (Смеётся) Это интересно.

 

            И затем, так как я смотрела сверху, была, таким образом, эта стена – она не была толщиной [шире], чем в один кирпич! Это была стена, где  можно  было стоять. Скажем, да (жест) вот такой ширины, полтора - два метра в ширину, но очень длинная, потому что я не видела конца.

 

            Она была перпендикулярной по отношению к тебе?

 

            Откуда я смотрела, она шла прямо вот так. Но не прямо передо мной, она находилась справа от меня и дальше, немного дальше, эта стена. Потому что,  это огороженное пространство воды, тоже было довольно широким. Но то, что я видела: эта стена была старой – вся стена была старой, и особенно было место, куда, вероятно, приходили волны … что произошло? Я не могу сказать, но она не могла больше удерживать.

 

            Мощь потока…

 

            Нет, всё же, поток не проходил точно в том месте. Вы видите, если я возьму вот так (жест). Смотрите: стена находится вот так (жест), ну а поток шёл гораздо ближе к вам. И брешь, там, где это было почти как брешь, находилась намного дальше. Это не было точно то же самое место.

 

            (Смеясь) Ну, тем лучше.

 

            (Смеясь) Я описываю то, что увидела, не понимая смысла! Брешь была гораздо дальше, и она едва держала. Я видела уже, что верх был сломан, и это выглядело так, как если бы оставался только один кирпич. Она должна была прорваться с минуты на минуту.

           

            Тогда эта вода, этот поток смогли бы пройти на другую сторону?

 

            Или так, или же эта внешняя вода собиралась всё затопить?

 

            Видишь, именно со стороны этого мощного потока ты видела это ограждение.

 

            Да.

 

            Тогда, он собирался сломать… Тогда, ты не знаешь, что вторглось бы во что.

 

            Да.

 

            Или этот мощный поток, или другая вода.

 

            Да.

 

            Вода, которая была с другой стороны стены.

 

            Да, я не могу ничего сказать. Я знаю лишь, что когда я увидела это, я  стала очень переживать за людей, находящихся внизу. Потому что там было несколько человек, и  я сказала: «Мне надо предупредить их». И когда я посмотрела (я думала спуститься), я сказала: «О! ба-ба (Сатпрем смеётся). Я не смогу туда спуститься!» Прежде всего, это было совсем скользкое, это было почти как… Как сказать? По-английски, glass, стекло, это было такое smooth [гладкое], не так ли, я сказала себе, что  не могу спуститься, что если бы я спускалась, я сама соскользнула бы в воду и была бы унесена этим потоком, таким мощным. И любопытно, что вода ни с той, ни с другой стороны не была грязной. Не было коричневых пятен, ничего, она была скорее белой и не пенистой, но ни голубой (она не выглядела голубой), ни с землёй – я бы сказала немного зеленоватая внутри. Но именно белое мне запомнилось: почти как снег, почти такая же белая.

 

            Я находился где, внутри?

 

            Я не знаю, вы, должно быть, были где-то рядом со мной, или просто немного дальше – это именно вам я закричала: «Смотрите, там собирается образоваться брешь».

 

            Ты сказала, что я был…

 

            У меня такое впечатление сейчас, когда я думаю об этом, что вы, должно быть, находились гораздо выше меня. Это плато, где я стояла, выглядело достаточно широким, но всё же, чуть дальше, также было что-то, немного выше.

            И всё было вот такое, покрытое своего рода белой водой.

 

            Наводнение Матери!? (Суджата смеётся)

 

            Я не видела много людей. Я помню, что закричала это, а вы были там, наверху – гораздо выше, и я хотела сказать вам: «Смотрите, что собирается произойти!» Именно в этот момент, я хотела спуститься и увидела, что не могу спуститься, было слишком скользко.

 

            То, что я нахожу любопытным, что по обе стороны этой дамбы или этой стены, вода была одинаковой.

 

            Да.

 

            Но, с одной стороны, ты говоришь, был мощный поток.

 

            Шёл поток в этой воде, которая была ограждена.

 

            Которая была ограждена.  

 

            Да, было место, я видела всю линию – линию, это не означает геометрическую линию, но полосу, скажем, полосу воды, которая шла почти параллельно мне, параллельно мысу, и это было очень сильное.

 

            (Смеётся) Ладно, чёрт возьми! Да!

 

            Любой, кто упал бы туда, был бы унесён как соломинка.

 

            Ах! Но у меня впечатление, что я совсем как соломинка в шторме. К сожалению, это проходит внутри соломинки, ты понимаешь, это не то, что я плыву в этом, я нахожусь внутри. Тело находится в этом шторме.

 

            Или шторм проходит через тело.

 

            Да, точно. Это не так, что я плыву сверху, увы!

 

            Вот.

 

            Но, слушай, это любопытно. Это интересно!

 

            Я не могу сказать, что я видела Мать или Шри Ауробиндо, или имела какое-нибудь чувство, я была в действии, не так ли, в моём сне, я была в действии.

 

            Ты понимаешь, вместо… Это горьковато-солёное наводнение, которое видела Мать[13].

 

            Ну да.

 

            Она говорила, что это было хуже, чем… я спросил по-идиотски, не означает ли это войну, она сказала: «Это может быть хуже, чем война»! Ты знаешь, это наводнение? Так вот, мы полностью в этой гниющей воде старого мира. Здесь, возможно, как раз и есть наводнение Матери, на этот раз.

             Я не знаю, моя Милая, но надо бы, чтобы всё это было выметено без промедления.

 

(молчание)

 

            Я не знаю, что всё это означает. В самом деле.

 

            И, кроме того, эта старая стена, которая вот-вот должна была поддаться. Эта стена: полтора - два метра в ширину, может быть, потому что я видела её издали, не так ли? И, однако, она не выглядела, просто как линия. Я не могу сказать… я не видела  где она начиналась и где заканчивалась.

 

            (молчание)

 

 

            Словом, вот так.

 

            Но, я думаю, что это имеет много смысла. Ты помнишь недавно, не так давно, я увидел эту ОГ-РОМ-НУЮ стену, очень высокую, совершенно белую, и я карабкался по этой стене – я не знаю как, без лестницы, очевидно, –  вероятно силой сознания, и на самом верху  этой стены, лежал Шри Ауробиндо.

 

            Да, вы рассказывали мне это, этот сон.

 

            И он передал мне эту фляжку для алкоголя, которую дают морякам в бурю. Он лежал, он повернулся: одной рукой он схватил за своей спиной эту фляжку, которую я хорошо знаю, не так ли, это фляжка моряка, и затем дал её мне.

 

            Это было во второй раз, как вы влезали.

 

            Первый раз я влез (и ты сидела там, рядом со Шри Ауробиндо), я не знаю, почему, у меня закружилась голова, и я свалился на землю. Но так как я упрямый, я взобрался во второй раз, вероятно, усилием воли, или как, я не знаю. И на этот раз, второй раз, Шри Ауробиндо лежал точно так же распростёртый, но тебя уже не было. Тогда Шри Ауробиндо не сказал ничего, просто он протянул руку за свою спину, он вытащил эту морскую фляжку… (Смеётся)

 

            Как он добр…!!!

 

            Он протянул её капитану Хэддоку[14]!        

           

            (Смеясь) Без бороды!

 

            Точно фляжка моряков во время шторма. Ты знаешь, точно как фляжка здесь.

 

            Это S. прислал вам её, я думаю?

 

            (Смеясь) Это точно такая же фляжка здесь, с маленьким корабликом на волнующемся море и иллюминатором, чтобы видеть уровень воды… жизни! (Смеётся)

            Ну, словом, он лежал на стене, очень высокой, совершенно белой и гладкой.

 

            Стена, белая и гладкая.

 

            Да.

            Но, я подумал, что он оповещал меня о шторме, это именно так, спустя немало времени.

            Ты хотела придать мне мужества.

 

            Не так уж и давно вы видели это, совсем недавно.

 

            Это было, возможно, месяц назад.

 

            Да, месяц тому назад, но вы мне рассказали об этом недавно.

 

            Да, потому что мне потребовалось время, чтобы (смеётся) тщательно обдумать смысл всего этого.

 

            Я помню день, когда вы рассказывали мне этот сон, вы пошли искать туда (жест): «Он дал мне её»! (Смеётся) Я была так удивлена!

 

            Да, точно фляжка, как у меня, эта морская фляжка с маленьким окошком, чтобы видеть уровень оставшегося алкоголя. (Смеётся) Да, он находился на стене, и когда я увидел это, после, когда я размышлял… хорошо, шторм, конечно, я знаю (я знаю, если можно так сказать, я нахожусь внутри), но я думал, что это была стена, которая отделяла новый… другую сторону от нашей стороны. Другая сторона, то есть молния, которой я дышу.

            Так вот, если эта молния войдёт на эту сторону сюда – она должна войти, заметь, не так ли! Потихоньку, если можно так сказать. Украдкой.

 

            Вы знаете, у меня вдруг возник вопрос: не является ли это огороженное место, о котором я говорила, уже водой Матери?

 

            «Матери»? Матери, нашей Матери?

 

            Нашей Матери, да, то есть Новой Жизни, уже, где мы находимся. Это было довольно широким, также, и  именно она делает брешь, чтобы всё стало единым. Чтобы это шло наружу также. Чтобы не было больше стены, разделяющей внешнее и внутреннее.

 

            Но наша несчастная сторона находится с другой стороны, с другой стороны.

 

            Я не знаю точно.

 

            Нет, я имею в виду то, что отделяет нашу отвратительную и несчастную сторону от будущей, божественной стороны и… от Другой Жизни, так сказать.

 

            Но у меня впечатление, что мы уже находимся в будущем, в будущем, на стороне будущего.

 

            Ну, это там, где находится моя спина, во всяком случае!

            Это там, где находится моё дыхание, во всяком случае.

            Но моё тело продолжает находиться в старом мире – я имею в виду мои кости. Но то, чем я дышу, приходит с другой стороны, из другой страны, это не земной воздух, понимаешь!

            Что касается меня, всё говорит мне, что это не должно быть так долго, я не знаю, как я мог бы выдерживать вот так на протяжении… на протяжении… чего? недель или месяцев, или даже дней? Я не знаю.

 

(молчание)

 

*

 

 

9 марта 1993

 

Разговор с Суджатой

 

 

Существо с золотыми волосами

 

 

Да, я говорил тебе: то, что мы видим повсюду в газетах и во всём мире – становится таким отвратительным. В Индии, они все выстроились в линию…

 

            Да, мы вновь обнаруживаем наших pigs [свиней], как вы сказали: borderline [демаркационная линия].

 

            Да.

 

            И вы говорили также за Джайалалита, что вы сказали?

 

            Да, они все теперь обвиняют его, что он communal [общинный], как они говорят, не так ли. Это их оружие против всего того, что может быть индуистским.

 

            Но вы знаете, я чувствую, что эти люди (смеётся) эти pigs, если можно так сказать, должны, в самом деле, чувствовать, что их время подходит к концу.

 

            Конечно.

 

            Их время походит к концу. Поэтому, они идут сами не ведая (не так ли, они не знают, это нечто другое знает, позади), они идут атаковать того, кто должен прийти им на смену.

 

            Да, они ринулись в атаку.

 

            Да.

 

Ох! Это такое отвратительное.

 

            Потому что это становится очень резким.

 

            О! Это больше, чем резкое, это отвратительное гниение повсюду.

 

(молчание)

 

            Невозможно, невозможно, чтобы что-то не происходило.

 

            И происходило быстро, надо, чтобы это происходило быстро, очень быстро, не так ли?

 

            Я не знаю. Я видел нечто такое, что меня удивило.

 

            «Удивило»: озадачило или удивило?

 

            Удивило, я не понял хорошо, на самом деле.

            Это происходило, таким образом, 4 марта, накануне того дня, когда ты увидела эту брешь, которая образовывалась, и которая для меня –  великая надежда, эта брешь. Надо, чтобы всё это гниение было… эта человеческая похабщина была вычищена, не так ли.

            И я увидел нечто такое, что меня, поистине, удивило – в самом деле, удивило.

            И для этого, надо объяснить тебе: когда-то, у меня был друг, которого звали Сильван. Я говорил об этом в моей старой переписке[15]. Это был парень моего возраста – может на год или два постарше, но, словом, почти моего возраста, и он вышел из Дахау, концентрационного лагеря. Он вышел оттуда. Это один из тех людей, который был мне ближе всего внутренне, и, однако, я видел его только несколько раз, в Париже. Он был сыном известного пастора в Париже, и я несколько раз встречался [с ним], но очень задушевно, внутренне, как у меня не было ни с кем. Потому что у меня случались подобные задушевные отношения на ментальном плане, на витальном плане с тем или с другим, как это было с Клари или с Франсуа, но внутренне, как с ним, никогда. Понимаешь, мы разделили этот ужас, пережили его в одном и том же возрасте, и с ужасным вопросом к человечеству. Понимаешь, и для меня и для него, это было: жизнь и смерть? Вот так мы чувствовали. Что касается меня, выйдя из лагеря, я решал проблему в девственном лесу. Что делал он, я не знаю. Но у него была та же мука, что и у меня, тот же самый ужасный вопрос. И я не видел его с тех пор, я потерял контакт, я никогда не писал ему, потому что вся моя жизнь после была поглощена: Гайана, Бразилия, Африка, а после я приехал, чтобы быть рядом с Матерью. Во всём этом потоке вещей, я потерял контакт с ним, так что мне очень хотелось бы знать, что… потому что его судьба казалась мне столь близкой моей собственной.

           

            Да: «Кем он стал?»

 

            Кем он стал? Или же самоубийство? Или какой-нибудь бунт? Или тогда что? Очень часто я думал об этом парне, я говорил себе: «Что с ним стало? Как он…? Что он сделал со своей жизнью?» Потому что, есть всё же… почти 45 лет назад, значит, ему больше 60… он, по крайней мере, моего возраста, то есть, 70 лет.

 

            Почти.

 

            Я говорил об этом в моей старой переписке, об этом парне, Сильване, это именно он, устраивался голым у себя на балконе в разгар зимы, говоря мне: «Вот так, я ВСПОМИНАЮ!»

 

            О! ох, да…

 

            (С рыданиями в голосе) «Я вспоминаю!»

 

(молчание)

            Это берёт за душу!

 

            Да, да.

 

            (молчание)

 

            Это «Я вспоминаю!». Фактически, именно это я переживал после выхода из лагеря.

            Ладно, моя Милая, так вот, этот парень часто приходил мне на ум, я говорил себе: что он… как? что с ним стало? что он сделал, этот парень, у которого была такая интенсивность? И я не знаю, жив ли он, не знаю, умер ли. Ох! часто этот вопрос приходил мне: что стало с Сильваном? Так вот, в ночь на четвёртое, мне кажется, я встретил его. Я думаю – на этой он стороне или на другой стороне? Понятия не имею. Я говорю тебе, у меня не было контакта с ним с 1950 года.

 

            Да.

 

            Но, что интересно: именно его мне, в самом деле, хотелось бы встретить… однако, у меня было впечатление, что я встретил его, но не осталось никакого следа, никакого воспоминания об этой встрече, потому что рядом с ним, или в атмосфере, где я был в тот момент, присутствовало женское существо, совсем юная девушка, со светлыми золотистыми волосами, но золотистый цвет, какого я никогда не видел, и эта совсем юная девушка, которую я не знаю совсем, проявляла ко мне любовь, но… удивительную, почти физическую. Любовь, какую я никогда не встречал, физически. Она проявляла ко мне любовь, с нежностью, что-то такое, чего я никогда не встречал в моей жизни: так физически!

 

(молчание)

 

            Я видел Мать, я был рядом с Матерью, не так ли, но Мать – это Мать, и это что-то очень глубокое, но там, это было такое … Это существо, которое я не знал – я не знаю, какого она была возраста, может быть, лет двенадцать, понятия не имею, совсем-совсем-совсем юная девочка. Но что меня поразило, это её золотистые волосы, необычные, так как я никогда не видел золотистых волос. И эта любовь, которую она проявляла по отношению ко мне, в то время как я не знал её! Именно это меня удивило, и заставило стереться всё остальное. Я сказал: «Но, в конце концов, кто это может быть рядом с Сильваном?» Потому что я думал, что она находилась рядом с Сильваном. А Сильвану 70 лет. Нет ли рядом с ним женщины или супруги, иди подруги, которой 12 лет… Кто это существо?

 

            Но вы знаете, я скажу вам нечто такое, что я почувствовала сразу же, когда вы начали рассказывать. Он…? Он христианин, конечно, но он католик?

 

            Нет, он протестант.

 

            Он протестант!

 

            Его отец был известным протестантским пастором в Париже.

 

            О! Любопытно. Потому что, когда вы начали описание, я спросила себя, не была ли это «Мария».

 

            Я не знаю. И золотистые волосы, как поток золота, я никогда не видел подобных волос. И затем, вот эта любовь, которую она ко мне проявляла – то, что меня сильно поразило, даже в момент, когда я увидел, это было: «Но она меня знает»! Как если бы она меня очень хорошо знала, не так ли, а я, я не знал её совсем! (Смеётся) И она проявляла ко мне любовь, ну да, как если бы она меня любила всегда, или долгое время, и… Я сказал себе: «Но кто это? кто... кто это»? Я никогда не встречал подобной любви, такой физической, понимаешь.

 

            Мой вопрос, всё же… была ли у него – я хочу сказать, материально, я не говорю внутренне – была ли у него маленькая девочка, которой он рассказал всё это?

 

            Я не знаю.

Но даже если у него была маленькая девочка, эта маленькая девочка,  она знала меня очень хорошо!

 

            Да, не только потому, что она слышала о…

 

            Ну, конечно, разумеется, это было физическое, я говорю тебе, как любовь того, кто вас сильно любит и встречает вас, и знает вас, и любит вас уже давно!

 

            Да, это любопытно.

 

            Вопрос, который я себе задаю после размышления: но кто мог быть рядом с Сильваном, вот такой? Это не его жена, ему семьдесят лет, а эта девчушка, словом, совсем юная девочка… И затем, спонтанно, я не сказал «юная девочка», я сказал «существо», ты понимаешь.

 

            Да, с внешностью юной девочки.

 

            Точно. Это существо, не казалось мне человеческим.

 

            Да.

 

            Тогда, я спросил себя после, я сказал себе: но, в конце концов, не осталось никакого следа от этой встречи с Сильваном, никакого. Ушёл ли… ушёл ли он на другую сторону? Я понятия не имею. Может это в атмосфере, там, где я был в тот момент? Возможно, на той стороне, потому что именно сознание моего тела видит вещи другой стороны, не так ли, с другой стороны стены. Именно поэтому я вижу мёртвых и  не вижу живых.

            Тогда, я спросил себя: «А не Мать ли это в своём новом теле»?

 

(долгое молчание)

 

            Понимаешь, это необычная любовь. И это существо, которое я не знал совсем. Но она, казалось, очень хорошо меня знает.

 

            Знает вас, да.

 

            И для меня было очевидным, что это был не человек, это существо там. Человек не мог быть таким.

            Совсем юная, я не мог бы сказать, возможно, лет двенадцати, я не знаю, и эти волосы, как поток золота, я никогда не видел таких золотистых волос, как из золота.

            Но я был совершенно ошеломлён, если можно так сказать, сбит с толку, потому что я был настолько поражён (даже в моём видении) этим существом, которое я совсем не знал, но, кажется, она очень хорошо меня знала и проявляла ко мне любовь, но я никогда не встречал её в своей жизни, потому что… никогда не встречал настолько физически. Это было так, словно любило её тело, ты понимаешь. Это не было чувство.

           

Да, да.

 

            Теперь, когда я размышляю над этим: это не было чувство. Было так же чувство, но это было очень физическое, я не могу выразиться иначе.

            Я не смог бы описать её лицо. У меня сложилось впечатление, что оно было западным, словом, белая кожа, но всё это не запомнилось, потому что я был совершенно покорён, охвачен и переполнен этой любовью, которую она ко мне проявляла, эта незнакомка.

 

            Даже во сне, ваше сознание знало, что оно не знает её?

 

            Да, да, потому что я был совсем, совсем… сразу же поражён этой любовью, которую она проявляла ко мне, тогда как я не знал её!

 

            И вы сказали: «Кто это существо»?

 

            «Кто? Но кто это? Кто это существо?» Тогда, я всматривался в атмосферу Сильвана, я говорил себе: «Но, кто же это может быть вот таким? Нет ли такого человеческого существа в его атмосфере… Кто это может быть»? И я сказал тебе, ещё раз, я не знаю, жив ли он, или ушёл на другую сторону. Такие существа, как он, а! это горит как пламя, и затем, это исчезает, или же… или же, что? я не знаю.

            Но, словом, если это Мать, в своём новом существе, я могу сказать только, что это очень физическое. Потому что, когда я физически был у ног Матери, это была другая вещь, в которой присутствовала такая глубина, не так ли… и, кроме того, которая была, несомненно, прикрыта.

 

            Да.

 

            Которую она сама прикрывала, и я сам  был прикрыт, чтобы воспринимать её тоже… я не смог бы воспринимать её настолько физически, ты понимаешь? Это проходило через глубокое существо. В то время как здесь, это было совсем физическое.

            Тогда, если это такое физическое, и если это Мать, значит, всё же, это не далеко. Если это Мать, я ничего не знаю об этом, моя Милая. Но это не человек, несомненно. И как она могла меня знать c давних пор?

 

            (Смеясь) Да, да.

 

            Может быть всегда.

            Я говорю себе: «Кто это может быть в атмосфере Сильвана?» И ему за семьдесят лет, значит, это не юная возлюбленная! (Смеётся)

 

            Нет, очевидно, судя по описанию, это существо, вот почему я подумала о Матери, сразу же, и я спросила: не была ли это Мать, вы видите?

 

            Ну, я не знаю; словом, факт вот такой.

            Была ли это атмосфера Сильвана или же…? Ты знаешь, когда мы на другой стороне, мы ищем что-то и затем, рядом, есть другая вещь.

           

            Есть другая вещь, да.

 

            Потому что, ничего не осталось от этой встречи с Сильваном.

 

            Ни его лица, ничего.

 

            Ничего, ни словечка, ни лица, я знал, что я искал Сильвана, или я шёл, чтобы встретить его, или же я встречал его, это всё.

 

            И вы встретили…

 

            Я встретил  это существо там, тогда я был охвачен

 

            (Смеясь) Милое, всё же!

 

            (молчание)

 

            Что вы сказали? Это одно?

 

            Living hell [живой ад]. Это ад, это ужасное, всё то, что происходит, мы знаем только несколько капель этого.

           

            Да, точно.

 

            Вот, моя Милая, это всё, мне нечего больше сказать. Я хотел рассказать тебе это, потому что, если это Мать… Я говорю тебе, я никогда… вибрация настолько физическая, я никогда не встречал подобного.

 

(молчание)

 

            Но у меня также ощущение неизбежности вещей. Это больше не в… мы не говорим даже об отдалённости, но это, да, «неизбежность».

 

            Что касается меня, я вижу своё тело, и я не знаю, сколько времени оно смогло бы выдерживать вот так.

 

            Ах да, вечер…

            Это настоящее battering [избиение].

 

            Вот, моя Милая, ну что ж (вздох), остаётся только продолжать.

 

*

 

10 марта 1993

 

            «Формула» имеет ещё тысячу неблагоприятных вариантов.

 

 

*

 

15 марта 1993

 

            Несознательное состоит из миллионов маленьких жестоких отрицаний, которые создают общее Отрицание… с надеждой, отчасти химерической, что однажды мы обнаружим правильную формулу…

            «My gaping wounds are a thousand and one» [у меня тысяча и одна зияющая рана], говорил Шри Ауробиндо.

            Это «robe of anguish» [платье страха] во всём своём ужасе.

            Похоже на «hallali[16]». Тело как бедное животное, преследуемое со всех сторон.

            Надо каждый день идти немного дальше, но насколько дальше?

            А земля кипит всё больше и больше. Это факт. («Исламские бомбы» в Нью-Йорке, Бомбее, Каире – они срывают с себя маски). (Но кто хочет видеть?).

 

*

 

            The Hindu, 13 марта

                Лондон, 12 марта

               

«СВИНЬЯ С ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ СЕРДЦЕМ»

ПРОДУКТ УЧЁНЫХ

 

(подзаголовок Сатпрема):

 

Поркенштейн

 

 

                Британская фирма, специализирующаяся на генетических исследованиях, объявила в прошлый четверг, что британские учёные использовали сложные генетические операции, чтобы произвести свинью с «человеческим сердцем», которое могло бы быть пересажено однажды человеку с минимальным риском отторжения.

                Представитель фирмы Imutran объявил, что первая «трансгенетическая свинья» родилась в декабре прошлого года, и что вторая свинья-мутант увидела свет в начале этого года.

                Хотя это животное все ещё выглядит как свинья, её сердце, лёгкие, и её почки были генетически модифицированы так, чтобы они могли быть пересажены людям с риском ограниченного иммунного отторжения, заявил представитель.

                Свиньи-мутанты были произведены путём внедрения человеческих генов в оплодотворённую яйцеклетку самки-свиньи. Эта яйцеклетка затем была пересажена другой самке и нормально там развивалась.

                Свинья-мутант – это результат восьми лет исследований в Кембриджском Университете, где учёные также наметили испытать эту технику на кенгуру.

                Представитель отказался раскрыть, где содержались эти свиньи мутанты из-за страха враждебной реакции групп защитников животных.

 

*

 

17 марта 1997

 

            Это больше совсем не «жизнь».

            Мы полны смерти, и Высочайшее пытается пройти через эту смерть.

 

*

 

 

Ночь с 19 на 20 марта 1993

 

 

            Я увидел «ведический корабль»! Великолепный корабль с тремя или четырьмя мачтами, с квадратными парусами, с обшивкой, покрытой красным лаком! И в сознании было ясно сказано: «это ведический корабль». Я не видел никого на палубе, и на месте того, что должно было бы быть ютом, я увидел своего рода «скользящую» или «перемещающую» поверхность, где проходил трос, «который заставлял всё маневрировать в одно и то же время»!

            Любопытно…

            Ведическое царство, которое приходит?

            Или, может быть, скорее Риши, которые достигают Цель веков – того, что они привели в движение?

            Я грежу. Мы находимся в совершенно отвратительной противоположности – но, может быть, не без основания…

            Мы приближаемся к этой «бреши»?

 

*

 

 

21 марта 1993

 

Разговор с Суджатой

 

 

Ведический корабль

Шри Ауробиндо и Пакистан

 

 

            Правительство поощряет goondas [гангстеров]

 

            Да.

 

            Вы помните? Шри Ауробиндо говорил о Goondaraj [правлении гангстеров] в 1935!

 

            Ну, не забывай, что есть брат Рембо, который век назад, говорил: «Ну вот, наступает время убийц».

 

            Ну да, они имели видение, они понимали.

 

            Они имели ОДНО видение. Не два.

 

            Нет, я имею в виду, они видели или видят мир.

 

            Да, точно.

 

            Они видят мир. Рембо не говорил о какой-то стране в особенности, он говорил о мире.

 

            Да, конечно, это ВРЕМЯ.

 

            Да, это время, и фактически, повсюду это время, время убийц, подлецов, как вы говорите.

 

            Так вот, я видел нечто, возможно, ободряющее или утешительное. У меня было очень краткое видение, не этой ночью, но прошлой, то есть с 19 на 20, в середине ночи, то есть, нечто такое, что мы видим, я бы сказал, в более высоком сознании.

            Я увидел великолепный корабль, какие были раньше, с тремя или четырьмя мачтами, с квадратными парусами, и в сознании было сказано: «Это ведический корабль».

 

            О-о-о!

 

            Вот. И было нечто особенное. Прежде всего, борта корабля (борта, то есть внешние бока, или, может быть, просто то, что мы называем буртик, то есть внешний борт), были красными, покрытые красным лаком. Ярко-красными, лаковыми. Вот, это было видно (словом, то, что я видел).

            На палубе никого не было. И тогда я прошёл в какое-то место, где должен был находиться полуют капитана, но не было полуюта, и не было никого. И там, где должен был находиться капитан или полуют, была только словно направляющая, то есть такая вещь, которая заставляет скользить что-то. Просто совсем маленькая труба, через которую можно было бы заставить течь или скользить вещи, и был трос, который скользил там. И в сознании было сказано: «Этот трос заставляет всё маневрировать одновременно».

            Этот провод, не так ли, «заставляет всё маневрировать одновременно». Потому что я был удивлён, не было никого на палубе, ни экипажа, ничего совсем, и были все эти паруса.  В сознании прозвучало: «Это заставляет всё маневрировать одновременно». Вот, это всё. И это был ведический корабль.

 

 (молчание)

 

            Вы говорите четыре мачты, не так ли?

 

            Три или четыре.

 

            Три или четыре, то есть, это огромный, это большой корабль.

 

            Ах! да, ох! да, это большой корабль, с квадратными парусами, как делали прежде, так сказать, как старый корабль. Но, словом, у него был великолепный вид.

 

            Да, великолепный, то есть, это не был старый корабль.

 

            Да, это не был старый корабль. Он был как старые корабли, но совсем не выглядел старым.

 

            Это было всё скользящее, в хорошем состоянии…

 

            Ах! Да, это было абсолютно безупречное.

 

            Безупречное…

 

            Все эти квадратные паруса, всё было, поистине…

 

            Но, когда вы увидели, корабль двигался?

 

            Я не мог бы сказать, у меня было просто это видение: этот корабль, этот чудесный корабль, не так ли, каких мы не видим больше – или даже раньше, такие встречались не часто.

 

            А море? Вы не видели море?

 

            Нет, оно совсем не выглядело бурным. Оно было спокойным. Словом, я хочу сказать: корабль двигался величественно и спокойно. Это был ведический корабль.

            Но было любопытно, этот трос, который скользил  по, своего рода, направляющей: «Это заставляло всё маневрировать одновременно».

 

            В одно и то же время.

 

            Да, «это заставляло всё…». В моём сознании моряка, это заставляло управлять парусами, это заставляло маневрировать корабль, это заставляло маневрировать всё, так сказать! Но «всё», где оно кончается это «всё»? Представления не имею.

            И в одно и то же время.

            Как если бы не было нужды ни в ком. Не было никого на борту, впрочем.

            Но мне показали это, и мне сказали, что это такое.

 

(долгое молчание)

 

            Это говорит тебе что-то?

 

            Я не могла бы объяснить, всё сказано в том, что вы увидели и узнали.

 

            (молчание)

 

            Так вот, я сказал себе: это означает, что мы подходим, наконец, к концу путешествия. Вот уже пять, шесть, семь тысяч лет, это в пути…

 

            (молчание)

 

 

            Они поставили человечество на путь семь тысяч лет назад.

 

            (молчание)

 

 

            Да, как говорил Шри Ауробиндо, не так ли, нам показали начало цикла…

 

            Да.

 

            После, есть всякого рода изгибы и отходы туда, сюда, и т.д., но конечная цель та, что нам показали в начале.

 

            Да.

 

            Значит, мы подходим, как вы говорите, к окончательной цели. И он был совсем новый! Не «новый», он был полностью в хорошем состоянии.

 

            Ах! да, он был величественный.

 

            Величественный.

 

            И красивый.

 

            Ну да, это так исполнено надежды.

 

            Так вот, Шри Ауробиндо пришёл.

 

            Ну да, он пришёл.

 

            Чёрт побери!

            Пусть закончится это время убийц и проституток[17].

 

            Да.

 

            И вот, я не знаю, я сказал себе: «Почему я вижу это сейчас?»

 

            То есть, это уже в земном сознании, не так ли. Это не должно быть далеко от того, чтобы материализоваться.

 

            Да, надо посмотреть, надо посмотреть факты.

 

            Факты тоже нам много говорят – негативно, но говорят.

 

            Это гнусность.

 

            Да, весь мир в этом, но что я нахожу более всего galling [невыносимым], the bitter pill to swallow [горькую пилюлю, которую надо проглотить], как говорят, это сами индусы.

 

            Ах! да. Эта извращённая Индия.

 

            От А до Я.

 

            А!

 

            Хорошо, мой Милый, я хочу рассказать вам одну вещь?

 

            Да, моя Милая.

 

            Я не знаю то, что… как я вам сказала – вы не спали, и я тоже не спала, и затем я, должно быть, заснула ближе к трём часам утра, вероятно. И вскочила в четыре часа. Это, может быть, потому что я вспомнила то, что увидела. Оно немного запутанное, я не расскажу вам всё, НО я увидела Шри Ауробиндо.

 

            О!

 

            То есть, я шла увидеть его. И прежде, чем я смогла войти, был этот Удхар, но такой bloated [обрюзгший]! Вы знаете, вот такой (жест).

 

            (Смеясь) Да.  

 

            Совершенно bloated,, и что-то требовал, чтобы можно было войти.

 

            (Смеясь) Он требовал деньги за то, чтобы можно было войти увидеть Шри Ауробиндо.

 

            Или драгоценности, я не знаю. Словом, я не дала ничего, и я не знаю, как мне удалось, я вошла.

            Я вошла (дверь была большая), и он находился не в этой комнате, а в комнате с пакистанцами.

 

            Шри Ауробиндо?

 

            Да.

 

            О-о!

 

            В комнате с пакистанцами. И когда я вошла, премьер-министр, Наваз Шариф, вышел. Сейчас я забыла, почему, он собирался причинить зло кому-то, такова была его идея; он ушёл, он вышел. За ним последовали пакистанцы, это закончилось, то есть, пакистанцев там больше не было.

            [В] другой комнате – нас было несколько, я больше не помню, кто находился там –  Шри Ауробиндо сидел на земле, молчаливый, серьёзный, но именно он управлял всем. Включая Пакистан.

 

            Ну да! Ну да!

 

            Так вот, речь шла о Пакистане – о разрушении Пакистана. Был кто-то, кто говорил о бомбе, что надо разрушить Исламабад бомбой. И я не знаю, что на меня нашло, но я сказала: через земле… – earthquake [землетрясение], я сказала, earthquake, что это природа, не люди, потому что люди, всё, что они делают, это, по меньшей мере…  нехорошо, но если природа вмешается… Я сказала, earthquake, тогда вдруг Шри Ауробиндо кивнул согласно головой, он сказал да: «Yes, earthquake».

    Он сказал: «Yes, earthquake».

 

            Хорошо бы и до Дели дотянуться также…

 

            Это было бы не плохо…

 

            Но это именно Он руководит всем. Мне показали это.

            И ты видишь, на этом корабле, был трос, который осуществлял ВСЕ маневры в одно и то же время. Он управляет всем – очевидно внешние видимости – это катастрофы и удушье…

 

            (молчание)

           

 

            О! Я доволен, что ты увидела Шри Ауробиндо.

 

(молчание)

 

 

            Я не знаю, почему я сказала об earthquake.

 

            Да, моя Милая, но ты права, потому что все человеческие системы – несчастные, и отвратительные. Но пусть Он устроит землетрясение в Дели, пока они все болтают в Парламенте или в их Бхаван[18]-я-не-знаю-что, это было бы хорошо. Все эти продажные взяточники! И Он знает, у него есть свой план, у него свой план. Это для меня очевидно.

            Нет, счёт идёт на дни и на секунды.

 

            Ах, да.

 

            Мы находим, что это долго.

            Но, в конце концов, этот ведический корабль, мне показали его.

 

            Да, это чудесно!

 

            Может быть, это как раз то, мы подходим сейчас, возможно, к концу этого…

 

            долгого путешествия тысячелетий.

 

            Ах! да. Какое путешествие!

            У меня впечатление многого пережитого.

 

            Да.

 

            И печально пережитого.

            У меня также впечатление пережитых тысячелетий.

 

(молчание)

 

*

 

23 марта 1993

 

            Сегодня 15 лет, как мы прибыли в Котагири.

            Тело чувствует себя таким изношенным в своём хаосе. Каждый раз оно говорит себе: ах! я обнаружило хороший брасс – но следующая волна, и это снова другая вещь.

            Есть Ты – это единственное постоянное.

 

*

 

24 марта 1993

 

            (Суджате) Не заставляет ли «это» шевелиться вулканы…

            Вулканы лучше поняли бы, чем люди.

 

*

 

            Когда мусульманские террористы закладывают свои бомбы в городах, когда мусульманские «боевики» открывают огонь в Кашмире, когда мусульмане, со своим ядом, проникают сотнями тысяч, когда Пакистан, хорошо вооружённый своими друзьями китайцами, ждёт случая, враг № 1 Индии, это индуисты.

            Это великое предательство Индии.

 

*

 

25-26 марта 1993

 

            Ужасные, ужасные дни…

            Сколько дней тело может выдержать вот так?

            Надо, чтобы, по крайней мере, один человек смог сделать проход, иначе, куда идёт Индия, куда идёт земля?

            В конце концов, мы идём туда, куда Они хотят.

 

 

*

 

 

28 марта 1993

 

            Не жертва нужна, но изменение.

            Это жертва смерти.

            Это долгая и медленная жертва, кропотливая.

 

*

 

            (То, что люди называют «умирать», это один раз, в одной точке – надо, чтобы это была абсолютная смерть смерти). (И так как наша «жизнь» полностью состоит из смерти,  именно другую Жизнь надо заставить войти в эту смерть, и вопреки ей). (Точка за точкой – или фибра за фиброй…)

 

*

 

            Я не знаю, является ли это вопросом «точки», потому что это всегда всё та же точка, которой мы касаемся повсюду, в своём теле или в теле земли.

            Есть только одна болезнь. Это болезнь смерти.

 

*

 

29 марта 1993

 

            Это Ты и это Тебе.

            Если бы я только смог отдать Тебе это несчастье и это страдание.

 

*

 

 

31 марта 1993

 

            Похоже, подлинная работа начинается в день, когда тело уже больше не в состоянии делать её.

            Тогда это долгие часы, состоящие из многих секунд.

            Как весь этот старый хлам не взрывается?

            Мы совсем больше не знаем, как нам делать, чтобы жить (ни чтобы умереть, хотя это кажется более простым, но это продолжается).

            Мы живём только абсолютным Тобой.

 

 

*

 

 

АПРЕЛЬ

 

ХРОНОЛОГИЯ МИРОВЫХ СОБЫТИЙ

 

2 апреля – Турция: Министерство радиосвязи отключает частные радиостанции, стремясь восстановить монополию Государства.

 

5 апреля – Россия: на фабрике военно-промышленного комплекса в Томске взорвался резервуар с радиоактивными материалами объёмом около тридцати кубических метров.

 

7 апреля – Кувейт: эмират подписал заказ на 200 млн. долларов с США для приобретения ракет Патриот, в результате чего его закупки вооружений превысили 1,5 миллиарда долларов за два года.

 

8 апреля – Нигер: Махаман Усман стал первым демократически избранным президентом.

 

                – Египет: мусульманская экстремистская организация Джамаа Исламия взяла на себя ответственность за выстрелы с берега по круизному судну, перевозившему немецких туристов.

 

10 апреля – Тунис: 200 интеллектуалов осудили «резкое сокращение» свобод и серьёзные нарушения в области свободы и прав человека.

 

                  – ЮАР: Шрис Хани, генеральный секретарь коммунистической южно-африканской партии, и один из главных руководителей ANC, был убит белым.

 

                  – Индия: торнадо привело к сотням жертв на севере Калькутты.

 

13 апреля – Норвегия: правительство санкционирует возобновление китобойного промысла в Южной Атлантике.

 

14 апреля – Кувейт: Джордж Буш награждён медалью Мубарака – самой высокой кувейтской наградой – и степенью доктора honoris causa  за то, что он был «главным участником освобождения страны».

 

18 апреля – Польша: антисемитская демонстрация во время молитвы в варшавской синагоге, в память пятидесятой годовщины восстания в гетто.

 

22 апреля – Китай: генерал Пиночет, фактический начальник штаба чилийской армии и бывший диктатор, отправился в Пекин для укрепления военного сотрудничества между двумя странами.

 

24 апреля – Швейцария: в Женеве, президент Красного Креста напомнил на симпозиуме по противопехотным минам о том, что их число составило 200 млн. штук в 37 странах, и призвал к обновлению Конвенции Организации Объединённых Наций, которая должна регулировать их распространение.

 

26 апреля – Индия: в Орангабаде, Боинг 737 компании Indian Airlines в момент взлёта задел грузовик и рухнул, 55 человек погибли.

 

27 апреля – Эритрея: в результате референдума этих последних дней, когда 99.8% избирателей высказались за независимость этой бывшей эфиопской провинции, Эритрея стала пятьдесят вторым государством африканского континента.

 

28 апреля – Мир: Международное энергетическое агентство предвидит увеличение потребления энергии странами, членами Организации экономического сотрудничества и развития, на 30% с настоящего момента до 2010 года, в то же самое время, потребление в остальном мире увеличилось бы вдвое.

 

 

 

2 апреля 1993

 

            Я только что узнал, что мой друг Сильван ушёл в прошлом месяце, в феврале!... Странно всё же. Живого, я не видел его почти 40 лет (43 года), а «умер», и я вижу его сразу же – и Мать в своём новом теле, в атмосфере Сильвана…

            (Я увидел Сильвана ночью с 3 на 4 марта!) (Он ушёл 8 февраля).

            Это именно моё тело, сознание моего тела, видит то, что находится с «другой стороны» физического – оно в ближайшем физическом.

            Это чудо переживать всё это живым…

            Ужасное чудо.

            Подумать только, что Они открыли этот проход – какой ценой? Этот проход через смерть.

 

*

 

 

Ночь с 5 на 6 апреля 1993

 

            Огромный самолёт Боинг приземлился в Конце Земли! (Я рассказал Суджате).

 

*

 

Разговор с Суджатой        

 

Боинг, который приземлился в Конце Земли

 

 

            Да, сегодня ночью я кое-что увидел. Сначала, я был с Н., и… материальные работы, как канавы для стока воды, которые он делал, и которые он делал не так хорошо, как следовало бы. Словом, не важно.

            Но, вслед за этим, значит, самым материальным образом, вдруг, я оказался сразу внутри и видел очень-очень большой самолёт, который приземлялся в Конце Земли. Самолёт – я находился внутри, поэтому я не могу тебе описать, каким он был снаружи.

           

            Вы были в самолёте?

 

            Да, я был внутри.

 

            Ох!

 

            И я приземлялся в Конце Земли, этот самолёт приземлялся в Конце Земли. Это был очень большой самолёт: я не могу точно сказать, но он производил впечатление Боинга, если хочешь. Но, возможно, дело было не в размере, дело было в мощи, и поэтому я беспокоился, чтобы этот, такой огромный самолёт, имел место для посадки: (смеясь) Конец Земли, не такой уж большой! И он приземлялся с мощью, довольно потрясающей, и с довольно потрясающей скоростью, также, и на дорожку, которая казалась мне очень незначительной, очень узкой, не так ли, и я боялся, что он заденет чем-нибудь конец дома, или конец его крыла ударит по дому, или что-то в этом роде. Но, в конце концов, я приземлился весьма успешно, он даже повернул где-то в конце приземления перед твоей комнатой, моей, как если бы он поворачивал – не могу точно сказать, да, я находился внутри, самое главное. И потом, после, вдруг, как если бы я вышел из этого огромного самолёта: я увидел дорожку, очень узкую дорожку, которая была не шире, чем моя комната, не так ли, не шире, чем моя комната, несомненно, серого, светло-серого цвета, блестящая, как серая глина.

 

            Ооох!

 

            И он остановился на самом краю пути приземления. Была словно маленькая стена: так вот, самолёт остановился точно у этой маленькой  стены. В самом деле, это означает что-то… (Смеясь) Невероятное мастерство, я видел следы его шин прямо внизу у этой маленькой стены, и, кроме того, он проделал весь путь по этой дорожке, которая была не длиннее Конца Земли, от входа до… не больше, чем это, не длиннее, чем это может быть, хотя она давала ощущение более длинной. Но она была узкой.

            Но она шла от входа на…?

            Я не видел входа, я просто знал, что это был Конец Земли, это всё.

            Нет, я имею в виду, когда вы посмотрели на дорожку…

            Ну, я не знаю… Когда я посмотрел на дорожку, я был словно в конце её, не так ли.

            Ох! О! да.

            Я видел место, где я приземлился, начало дорожки. Поэтому я видел всю эту полосу, это была как большая светло-серая полоса, которая давала ощущение глины – ни цемента, ничего такого: глины.

            Глины.

 

            Это было немного блестящее, ты понимаешь. Я не касался, я не знаю, что это было, но это не было похоже на цемент, это было блестящее, светло-серое. Блестящее, какой может быть глина. И этот огромный самолёт: огромный, я не знаю, я не видел его, я был внутри.

            Он был огромный, может быть, по своей мощности, но, словом, это, должно быть, был самолёт… он давал мне ощущение Боинга, ты понимаешь, совсем не маленький самолёт; о! я говорил себе: «В конце концов, как мы собираемся приземлиться?» Конец Земли, не такой уж большой для подобного самолёта! не так ли! И, кроме того, я боялся, что концом своего крыла, он… Не знаю как, вдруг, я оказался снаружи самолёта и увидел дорожку. Я увидел, что мы повернули, и тогда там, я посмотрел назад, и увидел эту длинную тонкую дорожку, и узкую.

 

            Как ваша комната.

 

            Да, как моя комната или аллея Конца Земли, не шире, чем это. И была словно маленькая белая стена в конце, его колёса остановились точно у стены,  и он спустился с фантастической  скоростью по этой маленькой дорожке. Вот, но мощь,  пфф! Я был внутри и я не видел ничего, как если бы это была ночь или задёрнуты занавески. Я не видел ничего.

(молчание)

 

            Боинг в Конце Земли! Словом, я говорю «Боинг», потому что возникло именно такое ощущение: очень мощный и очень большой самолёт.

 

            А пилот, тогда?

 

            Я не знаю, там, я не видел ничего в этом самолёте, понимаешь.

 

            Но я представляю себе пилота, который может…

           

            Да, пилот, который обладает таким мастерством! (смеётся) посадить эту огромную штуку на маленькую дорожку, совсем узкую и короткую, и обрывистую…

 

            Но это очень интересно, вы знаете.

 

            И это было очень материальное, потому что я рассказывал тебе, что прямо перед этим я был с Н., который делал водосточные канавы, ты же знаешь, как мы должны делать водосточные канавы: это было сделано плохо, там не было необходимого уклона, словом, не важно, но я находился в этом сознании…

           

            Материальном.

 

            Материальном, в материи.

 

            Но, всё же, меня поражает, что вы часто видите Н., и была, не так ли,  эта плохая трава[19], и затем, на днях вечером, вы увидели, что мы все заняты копанием канав для стока воды.

 

            Да, и я позвал его, и он не услышал меня, и сегодня ночью снова это было… есть нечто такое, что упускается и чего он не имеет.

 

            Нет, но также, он сильно связан с работой, очень материальной…

 

            Ну, да.

 

которую он не может хорошо делать, но он связан.

 

            Он связан с материальной работой, это очевидно.

 

            Не правда ли, мы копаем в…

 

            Ах! В другом видении? Да, это было перед колоннами, вся эта часть там, была совершенно… трава была тщательно срезана Ж.Клодом, таким образом, Ж.Кл. находился там. И затем были все эти… о! это представляло собой очень обширное углубление в земле, которое не было из глины, но походило на песок, немного серый.

 

            Тоже серый, а?

 

            Да.

 

            Там тоже, вы говорите, серый.

 

            Да. И словно большие канавы или что-то такое, или каналы, которые уходили вглубь этих углублений. Но, словом, огромность этого самолёта и мощь этого самолёта, который приземлился в Конце Земли, это меня… и, кроме того, узость дороги, не так ли, с каким мастерством тот, кто пилотировал смог совершить… это акробатика!

 

            Но это так же, как вы видели эту машину: Шри Ауробиндо вёл машину, и он почти касался тротуара и останавливался…

 

            Да, он почти касался, поворачивая при въезде. Ну да, очевидно, это именно Шри Ауробиндо вёл, и где это…? Подобное могущество, а! ух!

 

            Да, вы видите, для него узкая дорожка не помеха…

 

            Я понимаю!

 

            не препятствие, это значит, что дорога, часть дороги, сделана.

 

            Ах! Она была готовая, совершенно прямая, полностью проложенная, это была дорожка серого цвета. Представь себе, что от края, там, перед моей дверью, до начала входа в Конец Земли, она была совершенно прямая и совершенно ровная (дорога, но узкая, не шире, чем аллея Конца Земли), вся серая, светло-серая, но немного блестящая или светящаяся – я не могу сказать светящаяся, скорее блестящая, какой может быть глина.

 

            Не рассказывала ли Мать точно о такой глине?

 

            Это другая вещь. Но часто она говорила о серости материи.

 

            Да. Да.

 

            Она говорила о глине, но это была розовая глина.

 

            Ах! да, это правда, розовая глина.

 

            О! ты знаешь то, что происходит здесь, это невообразимо могущественное (смеясь) для совсем маленькой дорожки моего тела!

 

            И ваше тело было внутри.

 

            Ах! Я был в этом самолёте, потому что я хотел посмотреть, и всё было … ох! словно ночью и словно с занавешенными шторами, не так ли. И после, когда я вышел из этой машины, я обернулся и увидел эту дорожку. Когда я был внутри, у меня было только осознание огромности мощи, присутствующей там, и я знал, что мы приземляемся в Конце Земли, и я говорил себе (смеясь): «Уфф! Что собирается произойти?»

 

            Да, всегда остаётся это очень материальное сознание: «Что происходит?»

 

            (Смеясь) Да!

            Так вот, после, я был настолько удивлён, когда увидел узость этой дороги,  совершенно прямой. Вот, моя Милая, это всё.

 

            Но я нахожу, что это очень… это великая надежда! Более того: очень ободряющее! Это что-то очень материальное, которое…

 

            Ах, да! это, это несомненно, это очень материальное, нет никакого сомнения, всё то, что я вижу, это очень материальное.

            Вот, моя Милая, я не знаю, что скажут факты.

 

            Да. Значит, это в ночь с 5 на 6 апреля.

 

            Да.

 

            Это была первая часть или после? Перед тем, как вы проснулись?

           

            Я думаю, да.

 

            А-ах!

 

            Я думаю.

 

            Потому что, вы  не спали много.

 

            Нет, это, должно быть, около часа ночи, возможно, где-то так, я не мог бы сказать точно.

 

            О! это хорошо, я рада.

 

            Я не знаю, радостное ли это или расплющивающее! (Смеётся) Но мне очень хотелось бы, чтобы это что-то расплющило в Индии.

 

            Да, это приземлилось, путь готов, и это приземлилось, это могущество.

 

            А! Путь был готов!

 

            Ах! Вы видите, тогда!

 

            Всё было проложено, всё было готовым.

 

            Надо было сделать это.

 

            Светло-серая, блестящая.

 

            Да.

            (молчание)

 

            Вот, моя Милая.

 

            Они здесь, очень материально.

 

            Ах! Я уверен в этом, моя Милая. Только мы… Мы в полной темноте.

 

            Да.

 

            Тотальной. Мы, в самом деле, в глубине дыры, и мы в темноте.

 

            Но…

 

            Мы знаем в душе, в сердце, что Они здесь, и конечно моё тело знает, что это Они. Это только Они, и ничего другого.

 

            Но вам показывают также…

 

            Ну да, но…

 

            Значит…

 

            Когда ты внутри операции, ты как бедное животное, бедное животное в ночи.

 

            Да.

 

            Вот, моя Милая.

 

*

           

 

8 апреля 1993

 

            Твёрдые и тысячелетние подсознательные слои.

            Для того, чтобы очистить это, следовало бы очищать всю землю!... Мы внутри. Мы не убегаем.

            И затем этот неумолимый базальт.

            И затем «это», которое толчёт, неумолимо также.

            Это единственная Надежда.

 

*

 

            Пока смерть не будет вычищена, ничего не будет вычищено.

            Значит, возможно, всё будет очищено одним ударом… высочайшим.

 

*

 

            Мне вспоминается эта огромная лестница, по которой я спускался, и у которой я не видел ни верха, ни низа – сколько лет назад это было?

            Чем больше мы углубляемся, тем более это расплющивающее.

            Но Они поставили лестницу… иначе, как бы я спускался внутрь?

            Мы находимся в чреве вулкана.

 

*

 

12 апреля 1993

 

            Два опыта, которые являются для меня, как физическое доказательство Опыта и Работы, выраженных Шри Ауробиндо и Ведами в двух отрывках поэмы и в стихах, которые я цитирую здесь (это как физическое доказательство того, что мы дошли до Южного Полюса!) (только те, кто пережил такой опыт, могут выразиться таким образом):

 

1/. Шри Ауробиндо (The Fire-King and the Messenger)

            Wake not heaven’s Lightning from its slumber’s lair

            To clothe thee with the anguish of its robe[20].

 

2/. Риг-Веда V.59 ( Гимн Марутам)

 

            In fear of their force our earth (= corps physique)

            trembles into vibration, like a ship that is full it

            moves from its place and voyages, agonised[21].

 

            Сколько раз я говорил Суджате, или даже Х.: «такое впечатление, что находишься на палубе корабля» (сегодня утром, перед работой, когда это ещё в «приятной», текучей стадии – после, это расплющивающая агония, чистая и простая). Это как если бы пол был подвижным и тело также. Если мы наклоняемся немного вправо, всё тело опрокидывается вправо, как от удара бортовой качки на правый борт, под текучей тяжестью  этой молнии; если мы наклоняемся чуть влево, всё тело опрокидывается или скатывается на левый борт под движущейся тяжестью этой молнии. И пол, словно эластичный или движущийся, как на палубе корабля! После, естественно, текучесть превращается в расплющивающий камень, или в бомбу.

            Но кто может использовать подобный «образ», такой точный, если он не воспринимал это супраментальное Могущество в своём теле? Риши имели не только «интуицию» или «откровение» этого супраментального Могущества, но физический опыт. Естественно, я ещё не дошёл до конца «Южного Полюса» (и я не знаю, существует ли конец!), но, возможно, позднее, мне откроются другие удивительные «точности». (Я не говорю о Шри Ауробиндо, разумеется, Он знал-переживал-открывал всё это).

            Но больше всего меня удивляет то, что не только тело опрокидывается, раскачивается и испытывает качку, но также под ногами, сам пол, кажется, движется… (после, это становится бетоном, но перед работой, это совершенно текучее и движущееся).

            Это как если бы материя меняла консистенцию.

            И это не «субъективный» опыт (Бог знает!)

 

 

 

*

 

            Сегодня ночью с 12 на 13 апреля, я увидел себя, делающим «сиршасану» (голова на земле, ноги в воздухе), голова на тёмно-голубом ковре «голубого зала», и ноги опираются на белую колонну… и я был на перроне вокзала! То есть, посреди коллективной жизни. (Я видел поезд, набитый до отказа людьми – как в Индии – который проходил справа от меня).

 

*

 

            Всё же, тело начинает немного понимать функционирование этой бури. Очевидно, это слишком могущественное и, особенно, слишком быстрое и молниеносное для того, чтобы всё понимать одновременно! Но посредством сотен тысяч неправильных секунд, что-то ориентировалось в этом. Требуется, очевидно, много времени для того, чтобы разобраться в этом… Но это дорога, которая начала открываться 26 ноября прошлого года… существуют тысячи препятствий, но что-то начинает быть понятым, то есть тело лучше понимает ритм и способ завинчивать  рот этой невозможной лошади.

            Посмотрим… Фактически, мы постоянно на той дороге, на какой можем!

            Всё представляет собой часть пути – вот, это простой принцип интегрального понимания, на всех уровнях.

            (Христиане используют добродетели, чтобы поощрять грехи, но надо использовать ошибки для того, чтобы видеть их более ясно!)

            В конце, мы увидим всё совершенно ясно!

            Ключ всего в том, что более всего противоречит всему, то есть, смерть. Это последний ключ.

 

*

 

15 апреля 1993

 

            Несознательное («скала» Вед), это, поистине, сгущенная Боль в ночи.

            Это как тысячелетнее rigor mortis [трупное окоченение].

            И именно его толкут и толкут.

            Божественный бульдозер, безжалостный.

            Надо выйти из этого.

            Пришло время выйти из этого.

            Для всего мира.

            Надо ввести Бессмертие в эту смерть.

 

*

 

17 апреля 1993

 

 (Письмо Клоду Брюну на его

день рождения 17 апреля)

 

            Брат Клод, да, поздравляю со всеми возможными землетрясениями! Пусть это трясётся, пусть оно закончится, чтобы мы вышли из этого земного гниения.

            Ты спрашиваешь меня, как моё тело – я понятия не имею! Это совсем больше не «хорошо» и не «плохо». Как говорила Мать: «оно больше не держится на ногах посредством законов, которые заставляют держаться тело стоя»! Это каждый день невозможность, которая становится, кажется, всё же, возможной, потому что мы ещё переживаем её. У меня скорее впечатление, что я нахожусь в чреве вулкана. И с каждым вздохом я молюсь, чтобы этот позор мог измениться – но радикально измениться. Я думаю, впрочем, что это будет радикально для земли. Индия – это «пробный котёл» номер один. Твоя мысль приходит мне очень часто или близко […]

            Нежности и мужества. Мы идём туда!

 

Сатпрем

 

*

 

21 апреля 1993

 

            Чем больше мы погружаемся в эти подсознательные и несознательные слои, тем больше мы постигаем беспощадную жестокость, на которой построена «человеческая» система. Именно поэтому все хотят умирать.

            Происходит вычищение этой тысячелетней жестокости в теле.

            И не надо думать, что она легко уступит – если только не высочайшее чудо.

 

*

 

Indian Express, 18 апреля

Лакхнау

 

ДЕПУТАТ B.J.P. ОСВОБОЖДЁН ПОД ЗАЛОГ

 

Попытки C.B.I[22]предъявить обвинение лидерам B.J.P. и V.H.P[23] , с привлечением к судебной ответственности за снос «структуры» Айодхья, вызвали в ответ шок в прошлую пятницу, когда специальный судья освободил под залог депутата Бриджа Бхушана Сингха из B.J.P.  и трёх активистов из V.H.P.  на том основании, что против них не было получено никаких доказательств.

«Крик «Джай Шри Рам» [Победу Шри Раме] не является преступлением, заметил судья М.Р.Д. Паливал (C.B.I. ), в очень длинном судебном решении, которое отклонило защитительные речи, поддержанные C.B.I.  для того, чтобы полиция заключила обвиняемых под стражу. Он не обнаружил доказательств правонарушений, подстрекающих к общинному ожесточению, которые бы оскорбляли религиозные чувства какой-либо общины или же уничтожали и устраивали «dacoistisme» [вооруженный бандитизм] против кого-либо из обвиняемых.

                Судья заявил, что он не смог установить, является ли здание, объект тяжбы, якобы разрушенное в Аодхье, храмом или мечетью.

                «Если только собственники здания не будут установлены, мы не можем говорить, что его разрушение представляет собой оскорбление религии, какой бы она не была», – заметил он.

                Судья также отверг обвинения в «dacoistisme» и разграблении, выдвинутых против глав B.J.P.  и V.H.P., заметив, что не было доказательств того, что они привели в полную негодность радиооборудование полиции, и т.д.

                «Для любого преступления, кражи или мародёрства, должно быть присвоение движимого имущества. Поскольку обвинения касаются только сноса здания, являющееся объектом  спора, не может быть установлено преступления «dacoitisme» или разграбления, поскольку здание было недвижимым имуществом», добавил он.

 

*

 

            О, Индия, где ты?

 

*

 

24 апреля 1993

 

            Этот безумный мир.

 

*

 

             В этот день, 47 лет назад, я встретил Мать и Шри Ауробиндо – и мою Милую в уголке.

            Без них это было старое жестокое несчастье, повторяемое тысячи раз.

 

*

            Я только что прослушал «headlines» [заголовки] ББС, бомба в Лондоне, сирены – это как если бы я коснулся безумия мира. Как если бы моё тело коснулось безумия.

 

*

 

            Маленькие огоньки зажигаются повсюду и скоро объединятся, чтобы устроить великий пожар.

            Или же, чудо Матери…

 

*

 

 

28 апреля 1993

 

            Мы не знаем, адское это или высочайшее.

            Это, вероятно, Высочайшее в аду… (в нашем аду)

 

*

 

Вечер

 

            Эти сумасшедшие западные люди хотят во что бы то ни стало «помогать» мусульманам Боснии. Они не представляют себе, каких маленьких нацистов они спустят с сцепи.

            «A last fierce spasm of the nations…» [последний бешеный спазм наций].

            Надо, в самом деле, чтобы этот Демон там, тоже, был изгнан.

            Арабы имеют миллионы долларов, чтобы руководить и телевидением, и гипнотическими газетами этих безумцев.

            Именно Он-Она хотят очистить наш «ад».

 

*

 

30 апреля 1993

 

            У меня впечатление, что я нахожусь между двух миров.

 

*

 

 

МАЙ

 

ХРОНОЛОГИЯ МИРОВЫХ СОБЫТИЙ

 

1 мая – Россия: в ходе ожесточённых столкновений с силами порядка, были ранены сотни манифестантов. Эти «беспорядки масс» Ельцин приписывает «коммунистам».

 

          – Шри Ланка: президент Премадаса, а также, примерно, двадцать человек, погибли в результате взрыва бомбы террористом-смертником во время шествия, по случаю праздника Труда.

 

3 мая – Камбоджа: красные кхмеры начали крупное наступление на аэропорт Сием Рип, поблизости от храмов Ангкора.

 

          – Индия: почти сто погибших и 400 раненых в результате столкновений между индуистами и мусульманами на северо-западе страны.

 

5 мая – Чили: половина населения осталась без проточной воды после наводнений и грязевых потоков, унёсших жизни 18 человек; сто пропали без вести в тот день.

 

6 мая – Афганистан: в Кабуле возобновились военные действия, после короткого двухмесячного перемирия.

 

9 мая – Иран: Британский еженедельник The Observer заявил о продаже Украиной восьми крылатых ракет Ирану; сверх того, Украина предоставила ему также боевые самолёты, более 200 танков и средств ПВО.

 

          – Эквадор: 200 погибших, сто, пропавших без вести, часть деревни погребена под 15 000 тоннами земли и камней, в результате обрушения земли в горнопромышленной зоне.

 

13 мая – Саудовская Аравия: семи саудовцам, основателям комитета «против угнетения и несправедливости»,  власти запретили заниматься своей профессией по решению религиозных судов.

 

             – Кения: после двух годов засухи, что привело к гибели 50% скота в некоторых районах, и перед массивным потоком беженцев из соседних стран, Кения обратилась с призывом о международной помощи.

 

18 мая – Дания: 56.8% датчан одобрили на референдуме «исправленную» версию Маастрихтского договора.

 

20 мая – Тибет: более ста тибетцев, противостоящих китайскому покровительству, были арестованы, чтобы избежать любого контакта с недавно прибывшей делегацией ЕЭС.

 

22 мая – США: кончина пианиста Мечислава Хоршовского.

 

24 мая – Гватемала: заседания первой Всемирной встречи на высшем уровне коренных народов, в котором приняли участие около ста делегатов из 22 стран.

 

            – Канада: правительство официально предоставило эскимосам территорию в 350 000 кв. км на Крайнем Севере.

 

25 мая – Гватемала: президент Серрано, «для того, чтобы положить конец шантажу торговцев (наркотиками)», которые взяли в осаду Государство, распускает Ассамблею и приостанавливает конституционные гарантии.

 

27 мая – Италия: теракт-взрыв в центре Флоренции: пять погибших, 25 раненых и непоправимые повреждения в Городе искусств.

 

 

 

5 мая 1993

 

            Чем больше мы продвигаемся, тем больше мы обнаруживаем микроскопические фибры, создающие повреждения посреди этого неудержимого расплющивания, затем мы обнаруживаем микроскопическое позади микроскопического, и ещё более микроскопическое позади микроскопического…

            И чем более это микроскопическое, тем более это твёрдое.

            Мы хорошо понимаем, что вся система должна измениться.

 

*

 

            В этот день, 48 лет назад, я вышел из лагеря.

            Теперь, именно вся земля должна выйти из этого.

            И сначала Индия.

 

*

 

            Иногда мне приходит словно великая волна запаха моря и фенхеля на прибрежных скалах, и любимые лица.

            И затем, волна уходит, и это по-прежнему жизнь.

 

*

 

 

7 мая 1993

 

            Краткий образ, прямо перед моим пробуждением: я видел очень большое выкопанное углубление (широкое и длинное, но ещё не очень глубокое) из розовой глины (и оранжевой, очень бледной, местами светло-жёлтой, но особенно, розовой). Оно блестело как глина, и было таким же обширным, как поле чая на Юге. И я сказал себе: «так как эта земля ещё никогда не была вскопана, мы, возможно, найдём сокровища»… У меня создалось впечатление, что мы собирались построить там очень большое здание, и что это углубление было закладкой фундамента. У меня также сложилось впечатление, что я был «словно у себя дома» и, однако, не в Конце Земли.

            Я вспомнил об этой «розовой глине», о которой говорила Мать в одном из своих видений (от 1963, 29 июня).

            Это большое углубление из розовой глины имело отчасти квадратную форму – геометрическую. Не «какую попало».

            В моём замечании, что «эта земля ещё никогда не была вскопана», было ощущение, что  в первый раз на земле эту землю здесь тронули.

 

*

 

Вечер

 

            (Я прочитал это 7 мая утром).

            «Security Council has voter unanimously to help the Muslims in Bosnia» (Совет Безопасности проголосовал единодушно за помощь мусульманам в Боснии).

            Кто правит в этом «Совете Безопасности»?

            Весь мир нуждается в нефти, не так ли.

 

*

 

Вот, что я прочёл 7 мая, утром.

The Hindu, 6 мая

 

ПЕРСПЕКТИВЫ БУДУЩЕГО

МИРОВОГО НЕФТЯНОГО РАЗВИТИЯ

 

Долгосрочный горизонт.

В обозримом будущем нефть, вероятно, останется доминирующим топливом в смешанных энергиях. Всемирный энергетический конгресс, состоявшийся в Испании в прошлом году, пришёл к выводу, что, несмотря на увеличение энергоэффективности и попытки стимулировать использование альтернативных видов топлива, доля нефти в общей смешанной энергии будет только показывать скромное снижение и будет единственным крупнейшим источником энергии в мире в течение, как минимум, ещё трёх десятилетий.

Согласно прогнозам ОПЕК, Всемирного энергетического Совета и группы из четырёх международных энергетических организаций в Вене, к 2020 году мировое потребление энергии возрастёт на 60%.

Таким образом, мировой спрос на нефть оценивается в 82 миллиона баррелей в день в 2020 году, из которых около 41 в ОЭСР. Большая часть роста будет поступать из стран, не входящих в ОЭСР. Ожидается, что спрос на нефть новых промышленно развитых стран увеличится вдвое в течение следующих тридцати лет.

                Мы считаем, что экологическое законодательство может оказать существенное влияние на спрос нефти. Если бы, например, все страны ОЭСР приняли налог на энергию/углерод, спрос на нефть ОПЕК упал бы до двух с половиной миллионов баррелей в день в 2010 году.

Как мы видим, если мы хотим изучить долгосрочные перспективы, мы должны сначала рассмотреть текущие резервы.
            Запасы нефти.

Мировые запасы нефти в настоящее время превышают один триллион баррелей. Как мы только что видели, более трёх четвертей из них (около 770 миллиардов баррелей) находятся в странах-членах ОПЕК. Около семи процентов (68 миллиардов баррелей) приходится на бывшую советскую зону, хотя некоторые аналитики считают, что эта цифра может быть в три раза выше.

 

*

 

            Со всеми своими мировыми богатствами, эти арабы, несомненно, имеют «великий исламский замысел».

            Если бы не было Другого Замысла, это было бы, очевидно,  хладнокровно рассчитанное разрушение земли.

            Огромная Мафия разрушает землю.

 

*

 

 

8 мая 1993

 

            Я не знаю больше, что делать.

            Я испробовал 100 000 и один способ завинчивать рот этой молнии, и это всё время не тот способ, раздирающий, и это становится всё более и более «упрямым»… и Могущество тоже. Что делать? Это ужасный хаос.

            Я говорю: Ты-Ты, с каждым раздиранием, но… это продолжается. И я не знаю того, что Ты хочешь. Я говорю ему постоянно: Ты, Ты знаешь, а я не знаю, тогда пусть я смогу позволить Тебе делать то, что Ты знаешь. Но…

            Пусть это будет продолжаться столько, сколько необходимо.

            Вероятно, единственный «способ», это продолжать жить.

            Это «гнездо десяти тысяч несчастий» размножается в бесчисленные микроскопические и раздирающие несчастья, и всегда похожие.

            Именно вся система должна измениться.

            Что может расплавить это??

            Может ли позвоночное животное превратиться в медузу?

           

*

 

            Это всегда одна и та же проблема, значит, лучше бы мне молчать.

            Адский день – или божественный? (!)

*

 

Разговор с Суджатой

 

Углубление из розовой глины

 

            У меня немного есть что рассказать, я совсем не комментирую.

 

            Я знаю.

 

            Я хочу просто рассказать тебе факт. Если у тебя будет вопрос, ты задашь его, но это факт.

            Это происходило вчера утром.

 

            О! Это было вчера?

 

            Вчера.

 

            Ах! значит, это было вчера утром.

 

            Да, прямо перед моим пробуждением. Иногда, именно в этот момент у меня бывают видения, которые касаются вещей материи.

            Я увидел очень большое – очень большое выкопанное углубление из розовой глины. Оно было большое, но имело геометрическую форму. Несомненно, такое же большое, как поле чая на Юге, и у меня создалось впечатление, что я смотрел на это, как если бы я находился в Конце Земли на лужайке, и вот, я смотрел на всё это огромное углубление – не глубокое, но очень широкое и очень длинное, которое имело, кажется, геометрическую форму. И это было ничто иное, как розовая глина, местами, словно с… не пятна, но глина более бледная, бледно-оранжевая, бледно-жёлтая, понимаешь, отчасти вот с такой глиной, иногда, в некоторых местах. Но это была розовая глина, ты знаешь, блестящая, как глина. И углубление выглядело очень широким, очень большим. Но впечатление, что оно не было глубоким.

            И мы работали там. Кто работал? Понятия не имею, я не видел.

            И вот, ты знаешь, что интересно, когда этот «работник» видит образы, порой он делает замечание, как когда я увидел это правительство Индии, поражённое болезнью, со всей этой травой, поражённой болезнью, я сказал: «Если мы не уберём её, она перейдёт к нам». Этот работник видит вещи практическим образом, но видит их с сознанием одновременно и оттуда, и отсюда. Так вот, здесь я сделал замечание, которое заставило меня задуматься, я сказал: «Эту землю никогда ещё не копали, значит, может быть, мы найдём сокровища».

             «Эту землю никогда ещё не копали, значит, может быть, мы найдём сокровища».

            И, действительно, как если бы никогда, на земле, этой земли там не касались. Они делали раскопки в Египте, то там, то здесь: а эту землю, как будто никогда не трогали, «значит, мы, может быть, найдём сокровища…» (Смеясь). Вот то, что я говорил, такое вот замечание я сделал.

 

            Не кому-то? Вы говорили это самому себе?

 

            Да, именно я делал вот такие наблюдения. Не было никого, я не говорил это кому-то. У меня возникло своего рода впечатление, но не такое уж несомненное, что, возможно, это  фундамент очень большого здания. Такое впечатление. Я думаю даже, что это было (в тот момент, у меня возникло это впечатление также) похоже на фундамент очень большого здания.

            У меня создалось впечатление, что это происходило словно у меня дома, и, однако,  впечатление, что это не Конец Земли, на самом деле. Но это было словно у меня дома (смеясь), я смотрел на «мою землю», если можно так сказать! Если можно так сказать, так как не было вопроса обо «мне» и о «моём».

 

             «Никогда не трогали эту землю».

 

             «Никогда не трогали эту землю».  «Никогда ещё не трогали эту землю, значит мы, может быть, найдём сокровища». Ты знаешь, как ребёнок, который… У меня была когда-то тяга к сокровищам, как у многих детей. Я играл в «пиратов». (Суджата смеётся) После штормов, я шёл пиратствовать, пиратствовать на берегу, искать вещи, выброшенные морем – потому что всегда есть такие вещи! Был выбор.

 

            Вы никогда не натыкались на что-нибудь…?

 

            Нет, никогда. Это всё. Это имеет смысл, я нахожу, но какой, я не знаю.

 

            Но есть эта почва из розовой глины.

 

            Да.

 

            Мать говорила об этом.

 

            Да, она говорила об этом.

 

            Вы нашли [где][24]?

 

            Да. Но, словом, я не знаю, это очевидно нечто, имеющее отношение к будущей материи, или формированию будущей материи.

 

            Да.

           

            Но что? Я не знаю. Это, очевидно, не земля сейчас, но то, что находится в процессе создания.

 

            Да.

           

            Но, возможно, была также эта земля, эта материя в земле, и что мы никогда ещё не добирались туда?

 

            Это возможно.

 

            Вот почему мы никогда не рыли внутри.

 

            Но это типично явные размышления материального сознания, которое понимает и которое видит: «Эту землю никогда ещё не трогали, значит, может быть, мы найдём сокровища». Это было… это было ясно! (Сатпрем смеётся)

 

            Несомненно, есть сокровища, о которых мы даже не подозреваем.

 

            Я думаю, что есть много вещей, о которых люди даже не подозревают!

            Это было словно для того, чтобы сделать фундамент, углубление имело довольно геометрическую форму, насколько я понимаю. У меня не было ощущения, что оно было очень глубокое также, но оно было очень широкое! О! несомненно, такое же большое… как чайная плантация на Юге квадратной формы или…

 

            Прямоугольной.

 

            Прямоугольной, формы, довольно геометрической, это углубление было бы таким же большим, как чайная плантация.

 

            По меньшей мере,  акр, два акра?

 

            Ох, ты знаешь, это очень трудно сказать, но словом, то, что открывалось глазам… если бы я стоял рядом с пуансеттией и смотрел на чайную плантацию, так вот, пространство было вот такое, в форме квадрата или… не этот треугольник. Здесь, это как своего рода треугольник. И это не было с наклоном, не так ли, оно было ровным, вскопанным, может быть, не очень глубоким, возможно, метра два в глубину, не больше. Трудно оценить.

 

            Да.

 

            Или, может, максимум три метра, но я не могу точно сказать, потому что когда это большое пространство, вот такое, глубина тоже может быть глубже, чем она кажется.

            Но не глубокое, в самом деле. И всё это, это было из розовой глины, блестящее –  блестящее, поблёскивающее, как из глины, не так ли, порою с комьями или глыбами, бледно-оранжевого или очень бледного цвета, не так ли, словно немного смешанные с этой розовой глиной. И мы хорошо видели: как если бы были лопаты, которые собирались работать внутри, потому что всё дно не было ровным-ровным, как обработанное поле, это было вскопано. Мы видели, словно отметины лопат повсюду.

            Это находилось в процессе работы.

 

            Но что меня поражает: недавно вы видели, как мы делали раскопки у нас, здесь.

 

            Да.

 

            И даже Ж-Кл сажал траву…

 

            Который подрезал траву. Там, это было глубоким! И это были как траншеи для стекания… воды или чего? Понятия не имею. И они были глубокими и уходили вниз. Где был этот низ? Не имею никакого представления. Но это были как траншеи для стекания, воды или чего? Я не знаю. Вероятно Новой Жизни, (смеясь) представления не имею!

 

            Да.

 

            Но это было глубоким, и находилось на лужайке, там, перед гаражом, и очень широким также. Это занимало всю лужайку от.. до… Я не знаю, я не смог бы больше сказать площадь, потому что там, это была операция, в самом деле, в процессе, и я видел только… я управлял операцией, так сказать.

 

            Но это сам факт: раскопки, вот  что я хочу сказать.

 

            Ох! Я говорил тебе, в самом начале этой работы, я копал ломом траншею через мою комнату! (Смеясь) В полу моей комнаты, траншею, с ломом, я копал её, и она спускалась вниз.

 (молчание)

 

            Словом, мне показывают это сейчас… То есть, много работы должно быть сделано, потому что это была широкая площадь.

            Вот всё.

 

(молчание)

 

            У меня сложилось впечатление, что это фундамент большого здания также, но я не мог бы сказать. Это всё выглядело, как фундамент, не так ли, не было никаких материалов, была просто эта глиняная почва, которую вскапывали, и, вероятно, это не было закончено.

 

            Да.

 

            (Забавляющимся тоном) Я говорю себе: «Может быть, мы обнаружим сокровища»?

 

(молчание)

 

            Это всё, моя Милая.

 

            Вот…

 

            8 мая… 8 мая, я стал саньясином, в Рамешвараме.

            Я сжигал всё

            Я сжигал! сжигал, сжигал…

            Ом Сваха! Ом Сваха! ОМ СВАХА!

 

(молчание)

 

 

            Да, это было 5 мая 45: освобождение из лагерей.

 

            Да.

 

            8 мая пятьдесят…

 

            Ох! я не помню больше годы, пятьдесят восьмой, может быть.

 

            58, может быть.

 

            Этот месяц май полон вещей – полон вещей.

            И затем, скоро будет двадцать лет с этой последней встречи, это было 19 мая[25].

 

            19 мая. 73-93…

 

            Хорошо, ладно, посмотрим, что будет в этом месяце мае.

 

            (Суджата начинает петь)

 

            Почему вы такой холодный, вспотевший?

 

            Усталость.

 

            Да, совсем вспотевший.

 

            К счастью, ты здесь.

 

            (Смеётся лукаво) 25 мая…! 25 мая 59[26].

 

 

            25 мая, да.

 

            Эпохи, десятилетия проходят. Словом, мы идём, мы всегда в пути! Мы идём вперёд, вот что важно, в конце концов, это сам путь нас несёт.

 

            Да.

            Я, в самом деле, пережил множество жизней в одной.

 

            Ох! да, бесчисленные жизни.

 

(молчание)

 

*

 

9 мая 1993

 

            BBC, вечер: «The Bosnian Muslims feel abandoned by the rest of the world» [Боснийские мусульмане чувствуют себя брошенными остальным миром].

            Бедняжки…

            Сколько ВВС заплатили, чтобы мусолить эти новости?

            Но англичане всегда были продажными – они продают и они продаются.

            Коммерсанты – во всём.

            Они получат исламский крест Нефти «for meritorious service» [за достойные награды заслуги]. (Как Рейган).

 

*

 

10 мая  1993

 

            Этой ночью, в середине ночи, я держал или я предлагал «кому-то» чудесную белую датуру,[27] такую красивую, такую сияющую, как если бы она была создана из света, белый венчик полностью раскрытый – о! чудесная, и особенно, предлагая этому «кому-то», я говорил: да, Господи, да, Господи, и была такая сильная интенсивность в этом да.

            Значит, надо быть на высоте этого да.

            Никогда не видел такую датуру – как божественный и сияющий Архетип этого цветка. Белого цвета, какой мы никогда не видим на земле, как если бы он был сияющим сам по себе, в своей собственной субстанции. Можно было бы сказать, что он состоял из света Матери. Это Тапасья[28] Матери.

 

*

 

            Это расплющивание такое сумасшедшее, что оно должно вести куда-то.

            (Тело вновь обнаружило «формулу» 5 марта, но… на сколько времени? У нас впечатление, что шея могла лопнуть в одно мгновенье!) (или же, мы могли взорваться, как маленький шарик на ярмарке!)

 

*

 

 

13 мая 1993

 

            Мы не можем изменить движение одной микроскопической фибры без того, чтобы автоматически не были затронуты миллионы других фибр – это как если бы надо было «изобретать» движение каждую секунду, или другое движение каждую секунду и с каждым дыханием. Точно, хаос, раздирающий эту систему. Мы постоянно «ловим другую волну»…

            Хорошо – да, Господи. Это милость пытаться выйти из этого ужаса.

            Завтра, будет 11 лет, как я нахожусь в этой «купели».

            Да, Господи.

 

*

 

14 мая 1993

 

            Вчера вечером, сразу после ухода Суджаты, я лежал в своей кровати, полный боли (это положение лёжа – мучительное) и полностью пробуждённый (по крайней мере, я так думал), и я очутился в потрясающей буре, какую я никогда не видел – неистовая сила, бешенство, ярость – я чувствовал ветер на своём теле, как если бы он хотел сорвать мои простыни. И я думал, что нахожусь в своей маленькой комнатушке, где я жил в юном возрасте, в Кер Лиз, в Бретани! Я встал, чтобы пойти посмотреть на бурю в окно – была глубокая ночь – и именно так я заметил, что я не был в своей кровати в Конце Земли. Это было настолько чрезвычайно физическое, я думал, что я не сплю (и полный боли).

            Это, должно быть, в земной атмосфере (на Западе? но я думаю, что это повсюду).

            Я, должно быть, внезапно отделился от моего физического тела, не замечая этого – и, однако, это физическое! Это место, где нет боли, нет смерти, где мы повсюду – это истинное «место» мира и жизни. Будущее «место» того, что сейчас перевёрнуто с ног на голову!

            И, однако, у меня не было впечатления «отделения» от моего тела, это происходит… мы не знаем как, но оно проходит! Как если бы мы проходили через несуществующую стену или искусственную. 

            Когда-то (десятилетия назад!) у меня часто был опыт сознательного выхода из своего тела: это была вибрация очень интенсивная, крещендо, которая поднималась. Теперь, это не «поднимается», похоже, что это выходит отовсюду! Как поток воздуха! – я не знаю даже «выходит» ли оно! Во всяком случае, внезапно, мы больше не в этих стенах… иллюзорных, но жестоких. Именно эту «иллюзию» надо бы разрушить для всего мира.

            Вот было бы зрелище!

            Может быть, они бы умерли, оказавшись вдруг в этой Жизни!

            «Оно выходит повсюду», может быть из миллионов и миллиардов клеток, которые вновь обнаруживают свой естественный воздух. Словом, я ощущал себя совершенно пробуждённым и физически пробуждённым, и я находился в этой буре… в Кер Лиз! или в другом месте. Я ощущал ветер на своём теле.

 

*

 

Разговор с Суджатой

 

Буря в Кер Лиз

 

(Суджата поёт на бенгальском)

 

            Что ты мне поёшь?

 

            (Смеясь) Песню утра.

 

            Песню утра.

 

            Птицы же  поют утром, не так ли?

 

            Ты поёшь тоже!

 

            (Лукавым тоном) То, что я говорила: когда солнца встаёт, в этот момент поют птицы. И  я, я пою с ними! (Смеётся)

            Ну ладно, так расскажите мне, что вы увидели?

 

            Это любопытно, так как то, что я увидел не… Нет, что любопытно, я находился полностью в бодрствующем состоянии.

 

            О!

 

            Или думал, что нахожусь полностью в бодрствующем состоянии.

 

            Да.

 

            То, что не случается со мной, не так ли.

 

            Да.

 

            Вдруг, почти сразу же, когда ты ушла от меня, вчера вечером (я был болен, не так ли), я оказался в ужасной буре, и я думал, что это происходило здесь: я был пробуждён, не так ли. Но такая буря, какую я никогда не видел прежде.

 

            Даже?... два или три раза вы говорили…?

 

            Да, я говорил тебе… но здесь, я ощущал ветер на своём теле, который срывал мою простынь, она была чудовищной. Я никогда не видел бурю, настолько физически, и я говорю тебе, я не думал, что сплю. Неистовая… Даже больше, чем неистовая, она была чудовищная, я никогда не видел подобную бурю.

            Тогда, то, что любопытно (именно так я заметил, что я спал): я думал, что нахожусь в моей маленькой комнатушке в Бретани, где я жил в юности. Потому что, бури часто случаются в Бретани, не так ли. Так вот, я думал, что нахожусь в этой комнате там. И я осознавал это: «Но, смотри-ка!» (Смеётся) Я даже встал: я хотел пойти посмотреть в окно, как… я хотел пойти посмотреть на эту бурю, но была ночь, глубокая.

            И именно в этот момент, я пришёл в сознание здесь – словом, я не могу сказать, что пришёл в сознание, потому что я не прекращал быть сознательным. Но я осознал, что я, очевидно, не находился в пробуждённом состоянии. Этого никогда не случалось, такого рода вещи.

 

            Со мной такое случалось. Я рассказывала вам об этом.

 

            Да, с тобой это случалось. Деятельность.

 

            Но обычно сны такого рода, случаются со мной после полудня, я думаю, в то время как ваш, был ночью.

 

            Ты только вышла от меня; и я был ещё полон своей боли.

 

            Да.

 

            И я никогда не видел подобного неистовства. Я говорю тебе: я ощущал ветер – однако я знал, что всё было закрыто – ветер проникал внутрь и срывал мою простынь, я ощущал ветер на своём теле. Ни грома, ни молний, ярость ветра и море – море или океан.

 

            Океан.

 

            Неистовство, о! Я видел бури, и сильные бури, в самом деле! Я взбирался на отвесную прибрежную скалу ползком, ты знаешь, действительно, я полз, чтобы приблизиться как можно ближе. Я видел поразительные бури, но эта, это было… я никогда не видел подобного, по мощи и неистовству. Особенно неистовство, БЕШЕНСТВО, тогда…

            Это всё. Факт, который меня удивил, я тебе об этом сказал: обычно, я знаю, что нахожусь в каком-нибудь глубоком сне, и я вижу это, в некотором роде, сверху, и я знаю, что земная атмосфера, она кипит, мы знаем это, не так ли. Но я никогда не видел это  таким физическим образом и таким неистовым.

 

            И это тоже физическое.

 

            Это физическое. Когда я подошёл к моему окну, чтобы взглянуть на бурю, вдруг, я осознал… сначала я увидел, что была ночь, и я не мог ничего разглядеть, и затем, я сказал себе: «Но, в конце концов!» Я думал, что нахожусь в моей маленькой комнате, внизу, на берегу моря. (Смеётся)

 

(Суджата поёт)

 

            Ну, это так?

 

            Ну вот, сегодня у нас 14 мая[29].

 

            14 мая, точно, это составляет уже…

 

            Одиннадцать лет.

 

            Одиннадцать лет, одиннадцать полных лет, двенадцатый…

 

            Начался двенадцатый год.

Ну…

Это что-то означает, моя Милая, подобная буря.

 

(Суджата поёт)

 

Ма…

 

*

 

ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ ББС

 

14 мая

 

                США отказываются от своего плана по установке противоракетного оружия в космосе (они будут разрабатывать только наземные системы). Это конец «эпохи Звёздных Войн», заявил Генеральный секретарь обороны. Около 30 000 миллионов долларов было затрачено на исследования по проекту Звёздных Войн.

 

*

 

18 мая 1993

 

            Могущество, которое может всё сломать.

            Нерв повреждённой лодыжки.

            Для всего надо говорить: это Тебе, это Тебе… нет другого средства.

 

*

           

Завтра, 19 мая, 20 лет назад была моя последняя встреча с Матерью.

            20 лет назад…

 

*

 

19 мая 1993

 

            Сегодня ночью, с 18 на 19 мая, я встретил моего брата Франсуа, и он сказал мне, что вновь собирается взять тело в Испании, в «высшей аристократии» (принц, или что-то в этом роде). Я сказал ему: да, это твоё витальное существо (с его несчастной кармой), собирается реинкарнировать там, но именно в Индии, ты реинкарнируешь в простоте твоей души (эта деревня, которую я увидел).

            Мать мне, в самом деле, говорила, что она имела несколько синхронных инкарнаций, но, всё же, я остаюсь в удивлении – однако, я ответил Франсуа с ясностью и правдивостью.

            Я замечаю, что я сопровождал Франсуа, когда его душа собиралась вновь взять тело в Индии, но здесь, именно он оповестил меня о своей испанской реинкарнации.

            Однажды, он почувствует притяжение Индии, и не будет знать, почему…

            Сколько же надо несчастий, чтобы достичь конца.

 

*

           

            Моя Суджата, совсем как Суджата, которая заботилась о Будде и была рядом с ним.

            Я понимаю, что я имею в виду. Без неё эта тапасья была бы невозможна.

 

*

 

            Кстати об реинкарнации, дней десять назад, я видел моего отца (я не записал это, потому что…) и вдруг он вытащил из своего жилета или своей одежды фото… капуцина или францисканца в монашеской рясе с большим крестом из той же материи (как рельеф) посреди его груди. Молодой человек, меньше 30 лет, светлый. (Нос с горбинкой и чёрные волосы). Он не был похож физически на то, каким был мой отец. Я спросил себя, кто это был, затем, совсем просто, я сказал себе: но это же мой отец! который показал мне свою новую реинкарнацию! Монах.

            Забавный мир.

            (Я был саньясином, это правда, но для меня саньясины не были «монахами», они были, скорее, странниками Бесконечности).

 

*

 

20 мая 1993

 

            Я всё меньше и меньше представляю, что делать, чтобы выносить «это».

 

?

 

            Это своего рода дикая борьба.

            Должно быть «решение».

            Это «древний барьер», о котором говорит Шри Ауробиндо в Савитри (я только что перевёл его).

            Можно сделаться «монахом» или «важным вельможей», это что-то меняет?!

            Не там происходит изменение.

 

*

 

19 ч 45

 

            Это всегда «предельная точка», которая каждый день немного дальше этого предела или немного глубже в «смерти».

 

*

 

25 мая 1993

 

            Согласно экспертам, фактический рост воспроизводства населения в Индии будет на 600 миллионов  больше в следующие 30 лет.

            Как не видеть?

            Они все говорят «после меня, хоть потоп», но Потоп слишком задерживается.

 

*

 

25.5.59 – 25.5.93

 

*

 

            Секунды становятся такими критическими, и долгими.

            Это как в мире: всё кажется вот-вот взорвётся, и ничего не взрывается!

            Тибет шевелится… (Неру предал его тоже). (Вред, который нанёс этот человек…).

 

*

 

28 мая 1993

 

 

            Я помню, Мать говорила: «отдавай всю ответственность Господу» – это именно то, что я обнаружил в моей манере, когда я говорю и вновь повторяю и повторяю: я не знаю ничего, Ты, Ты знаешь, пусть я смогу позволить Тебе делать то, что Ты знаешь.

            И другой «формулы» нет.

            Мы не знаем НИЧЕГО.

            Нет «способа» делать, нет «формулы», потому что это означало бы, что сотни тысяч элементов могут двигаться абсолютно синхронно в молниеносную долю секунды – с таким же успехом можно предположить, что эта анатомия будет воздушной или жидкой!

            Даже «жидкая», она ещё создавала бы волны и бури, потому что, как бы то ни было, вода – это стихия «связанная».

            Но, в конце концов, бури не имеют боли!

            То есть, надо бы стать совершенно «несвязанным»!!

            Когда я думаю об этом, Время также является «связанным элементом» – мы не можем перескочить через секунды и через годы!

            Именно вся система должна измениться!...

            Наша временная клетка настолько же ложная, как и наша дыхательная клетка.

            Мы находимся во взаимосвязанной тюрьме.

 

*

 

            Поэтому, я всегда говорю себе одно и то же: само сопротивление должно порождать жар, который необходим, чтобы растворить сопротивление.

            Исцеление находится в самом препятствии.

            Досадно то, что мы и есть само препятствие…

            Надо, чтобы оно нагревалось…

 

*

 

Вечер

 

            25 лет назад, в 1968 году, произошёл бунт студентов в Париже. ББС взяло интервью у нынешних студентов Сорбонны – одна из них отвечает: «We don’t have dreams, we have to work» [У нас нет мечты, мы должны работать].

            Ужасно.

            We don’t have dreams… (девушке 21 год, студентка Сорбонны).

 

*

 

            Даже в концентрационных лагерях, я «мечтал» о том, чтобы выйти.

            Что это за «человечество»?

            Надо впустить чудесные Вечность и Бесконечность сюда, в этот концентрационный лагерь.

 

*

 

 

29 мая 1993

 

            Короче говоря, вся работа состоит в том, чтобы учиться божественному ремеслу в тысячелетнем животном, несознательном и смертном.

            Надо, чтобы всё училось тому, что существует только один Закон, Божественный Закон.

            Нет ни человеческого, ни животного, ни научного, ни медицинского, ни какого-то  ещё закона, есть только один Закон. И этот Закон отменяет все другие – если мы принимаем его.

            Шри Ауробиндо хорошо сказал, что это «процесс обожествления», говоря о Ведах, я думаю.

            Точно, вызов этой Эволюции.

 

*

           

            Тогда, именно смерть страдает, несознательное страдает, животное страдает, это именно Ложь мира страдает.

            Тюрьма, которая страдает от воздуха свободы.

 

*

 

            Тело давно уже больше не верит в смерть и в законы тюрьмы, но оно знает боль – и оно знает, что она тоже должна быть устранена.

            Но это единое целое. Существует сопротивление всего мира, которое мучает.

            Это безумно расплющивающее. И оно продолжается и продолжается.

            И это Ты.

            Надо продолжать дольше, чем сопротивление.

 

*

 

Разговор с Суджатой

 

Четыре локомотива

 

            Сегодня у нас 29 мая.

 

            Ты помнишь?

 

            Это было в 75, я думаю, эта ауровильская история? Их заключили в тюрьму.

 

            О! Это был месяц май?

 

            Это произошло 29 мая.

 

            Ах, да?

 

            Нет, это был 76, не в 75 – в 76.

 

            Чёрт возьми!

 

            (Смеясь) Вы подумали бунт против SAS [Общество Шри Ауробиндо].

 

            Краткий бунт…

 

            Как бунт, 25 лет назад, студенты, это был левый берег, говорят Latin Quarter – Латинский Квартал.

 

            (Смеясь) Это был мой квартал.

 

            Вот, время проходит, и затем, что?

 

            Да, да, что они делали? Чем они стали? Что ты видела? Ты видела что-нибудь?

 

            Ах да, этой ночью я видела… Я не думала, что я вижу сон, потом я поняла, что  спала и видела сон. Он был очень запутанным. В самом начале была целая история, в начале, дело касалось Матери, о питании, о празднике, что-то такое. […]

[Затем] настало время уходить. Мать ушла, Мать вышла. И она, должно быть, села в машину, чтобы уехать. Я заторопилась. Мне кажется, что в этот момент, вы тоже были там: до этого момента, было полно народу, я не очень хорошо помню вас. И я думала пойти попрощаться с Матерью, но в то время, когда я вышла, машина уезжала, и в машине… Я сказала: «Я не видела Мать и Шри Ауробиндо в машине». Я не знаю, кто вёл, кто там уезжал». И я хотела всё же  пойти по этой дороге, перехватить машину Матери – то, что я думала, было машиной Матери. И я не знаю, я села в другую машину – я не помню, кто вёл: никакой идеи о водителе, о шофёре. Вы видите, дорога (жест) проходила вот так, и были, я думаю, дома, во всяком случае, тротуар, и в какой-то момент, я увидела, что была машина, джип или что-то в этом роде, я не знаю, который стоял вот так (жест).

 

 Поперёк.

 

Немного поперёк, было очень мало места, чтобы проехать, и шофёр (мой) посигналил другому шофёру, чтобы попросить его подвинуться немного, чтобы у нас было место проехать. И тем временем, это именно то, что мне запомнилось больше всего, я увидела… я поняла, почему эту машину поставили вот так.

 

Поперёк.

 

Немного поперёк, не слишком закрывая дорогу, оставив путь с другой стороны.

 

Да.

 

Я  увидела, (даже в моём сне я была удивлена), как один за другим проходят четыре локомотива.

 

Да, которые проходили с другой стороны, там где…?

 

Нет, они следовали по той же стороне, что и мы, или где ехала я.

 

О-о…

 

Это именно другая машина находилась в противоположном направлении.

 

Которая стояла поперёк.  

 

Которая стояла поперёк.  

 

            И значит, позади твоей машины были три или четыре…?

 

            Которые проехали с другой стороны.

 

            А!  они проехали с другой стороны.

 

            Да, потому что я видела их, проходящими передо мной!

 

            Четыре локомотива!

 

            Четыре! Я видела четыре. И это меня сильно удивило, я сказала: «Локомотивы!» Они выглядели совсем новыми! Но локомотивы на улице, вы понимаете, не было рельсов, ничего!

 

            Да. Они выглядели совсем новыми?

 

            Совершенно новыми!

 

            Но это действие!

 

            Четыре локомотива.

 

            Это действие, коллективное действие. И действие последовательное и могучее.

 

            Да, очевидно.

 

            Это выглядело как на Западе?

 

            Я не могу сказать.

 

            Ты не можешь сказать.

 

            Потому что всё смешалось. Это могла быть Индия, это мог быть Запад. У меня совсем не сохранилось воспоминаний  о домах, и т.д. Я вижу эту улицу (асфальтовую, всё же) и затем, эти четыре… я  очень удивилась, увидев эти локомотивы.

 

            Четыре, четыре – это цифра реализации, не так ли, и затем, четыре локомотива, это то, что тащит за собой поезда, то есть коллективы.

 

            Да.

 

            Это действие, могучее и коллективное действие. Какого рода, я не знаю.

            Ты не помнишь, кто преградил тебе немного дорогу? Джип, ты говоришь.

 

            Да, это была открытая машина, может быть джип, я не могу сказать. Шофёр не выглядел злобным. Пока мой шофёр или мой водитель разговаривал с другим водителем, у меня было время рассмотреть его.

 

            Короче говоря, ты следовала за Матерью и Шри Ауробиндо?

 

            Да.

 

            Таким образом, эти поезда тоже, эти четыре локомотива шли в направлении…

 

            В том же направлении.

 

            (Смеясь) Возможно, это они тащат за собой эти четыре локомотива!

 

            Но это любопытно, у меня было впечатление, что в машине, которая должна была везти Мать и Шри Ауробиндо…: их не было внутри.

 

            Это не была их машина.

 

            Это не была их машина.

            Они сели в другую машину. Какую? Я не могу сказать.

 

            Но кто бы то ни был, какого рода сила это ни была бы, это коллективное действие, такое могущественное.

 

             И они не были старыми, которые, как говорят, вот-вот развалятся, или еле идут! Они были совершенно новые – четыре, и они катились резво; но я удивилась, увидев их на дороге.

 

            На дороге, как в городе?

 

            Да, да.

 

            Да, я говорю тебе, это что-то коллективное.

            Это, несомненно, имеет смысл.

 

(молчание)

 

            Ну что ж, посмотрим, моя Милая.

 

            И когда я смотрела, я смотрела справа, справа и вперёд, понимаете, потому что мы, мы были…

 

            Да, это было блокировано этим джипом с левой стороны.

 

            С левой, да.

 

            Они шли по правой.

 

            Да, брали влево, не так ли.

 

            Да.

 

            И там было свободно.

 

            Справа, было свободно.

 

            Да, они могли проехать.

            Именно эта странность заставила меня сохранить…

 

            Да, но просто такого рода видения всегда имеют в себе что-то загадочное или странное, что поражает сознание, и это остаётся.

 

            Всё остальное, вы знаете…

           

            Да, всё остальное, это ничто.

 

            Фактически, именно это запомнилось как увиденное, вы понимаете?

 

            Да, да. Это именно то, что происходит в видениях этого сознания здесь. Есть образ, ясный, загадочный, достаточно странный, но, обычно, он несёт в себе очень глубокий смысл.

            Хорошо, ну, посмотрим, моя Милая.

 

            А вы? Как вы?

 

            Да, моя Милая, мы продолжаем.

 

*

           

 

            Половина первого ночи

 

            Изнурён от боли.

 

*

 

 

31 мая 1993

 

            Я сказал Суджате, сегодня утром, относительно Индии, её Риш, её такой богатой истории: мне многое надо изучать, но у меня нет больше времени – я пытаюсь учиться будущему.

 

*

 

            Сегодня утром, я наткнулся на гимн Агни:

 

            «Impetuous, o Agni, and forceful are thy flames, terrible and not to be approached; always thou do burn utterly the powers who detain and the powers who are vessels of suffering.

            «Yes, every devourer».

 

(перевод)

 

            «Стремителен, о, Агни и силён твой огонь, ужасен, к которому невозможно приблизиться; всегда ты дотла сжигаешь силы, которые задерживают, и силы, которые являются сосудами страдания.

Да, всепожирающий».

 

            (Сукта 36-20 Мандала I)

 

            Чудесная точность.

 

*

 

 

ИЮНЬ

 

Хронология мировых событий

 

2 июня – Алжир: в результате целенаправленной атаки, приписываемой мусульманским фундаменталистам, на прошлой неделе погиб алжирский писатель Тахар Джаута в возрасте 39 лет.

 

4 июня – Чечня: по приказу президента, бронетехника открыла огонь по членам оппозиции, укрывшимся в Парламенте.

                 – Центральноафриканская республика: силы порядка открыли огонь по манифестантам (около 5000), требующих вновь открыть госпитали и школы, которые были закрыты из-за отсутствия субсидий.

 

5 июня – Сомали: партизаны генерала Аидида столкнулись с силами ООН.

 

8 июня – США: астрономы объявили о том, что им удалось уловить 164 неопознанных радио-сигнала в рамках  программы по поиску внеземной жизни.

 

             – Франция: убит Рене Буске, бывший генеральным секретарём полиции при режиме Виши. С 1992 года, ему были предъявлены обвинения, в рамках расследования Папона, в преступлениях против человечества.

 

11 июня – Турция: начальник штаба армии сообщил о том, что мятежные курды из Рабочей партии Курдистана (РПК) «будут уничтожены в самом ближайшем времени».

 

               – Иран: президент Рафсанджани переизбран на второй срок с 63% поданных голосов.

 

13 июня – Афганистан: проливные дожди спровоцировали земные оползни в Кабуле: погибло более 100 человек.

 

                   – Турция: Госпожа Тансу Силлер назначена премьер-министром после того, как она была избрана президентом весьма консервативной Партии подлинной справедливости. Это в первый раз, когда женщина получает такой высокий пост в Турции.

 

15 июня – Азербайджан: Гейдар Алиев, главный секретарь коммунистической партии Азербайджана при Брежневе и генерал КГБ, избран президентом Парламента подавляющим большинством. Президент Азербайджана, избранный демократически, сразу же отстранён от власти.

 

19 июня – Бангладеш: наводнения, вызванные проливными муссонными дождями, привели к гибели 200 человек, разрушили 120 000 гектаров рисовых полей и изолировали миллион человек, лишённых питьевой воды и продовольствия.

 

21 июня – Южная Африка: ожесточённые столкновения между Зулусами Инкаты и партизанами АНС привели к гибели около сорока человек.

 

22 июня – Алжир: убит Букобза, выдающийся социолог, это шестое убийство интеллектуала, совершённое за три месяца исламскими террористами.

 

26 июня – Бразилия: по оценкам комиссии парламентского расследования: более 500 000 детей занимаются проституцией.

 

26 июня – Новая Гвинея: племя, состоящее из 80 человек, живущее в джунглях без контакта с внешним миром, обнаружено в Папуа. Туда сразу же отправилась религиозная миссия,  чтобы построить там церковь.

 

 

 

 

2 июня 1993

 

Разговор с Суджатой

 

Ладонь Шри Ауробиндо с двумя раскалёнными точками.

 

            (Смеясь) Ах! Ну-же! Расскажи мне всё!

 

            Мне нечего много рассказывать, но это довольно странное. Этой ночью… должно быть, уже за полночь, возможно, в полпервого ночи.

            Сегодня у нас 2 июня?

 

            Да.

 

            Вдруг, я ощутила на своей правой руке своего рода электрический удар, довольно сильный, тогда я сделала движение, чтобы… и увидела, так называемую, свою руку – так называемую, потому что после у меня возникло впечатление, что это была не совсем моя рука. Скорее, это была рука какого-то человека. Словом, я расскажу вам позже. Но на этой руке… и, однако, рука была моя! Я встала с кровати (я лежала в своей кровати), я встала  и  увидела на ладони две очень ярко святящиеся точки, рядом, как если бы горели bulbs [лампочки], лампочки электрических фонариков, например.

 

            Да. Свет: какого цвета?

 

            Свет электрического фонарика, я сказала бы, не неоновый, он был немного оранжевый, вы знаете?

 

            Да.

 

            И две располагались на одной линии.

 

            Две точки. Это были маленькие точки или что?

 

            Нет! Это было, совсем как, я сказала бы, bulb фонарика.

 

            Как  bulb, да, не как луч, но как bulb.

 

            Bulb, да. Были две эти точки: они были больше, чем кончики ваших сигарет! (Сатпрем смеётся) Вы видите, вы только, что достали сейчас: они были немного больше.

 

            Да, как лампочка.

 

            Да, две, рядом, и на одной линии, горящие также одним и тем же цветом: красно-оранжевым. Это было очень любопытно, я стояла там вот так, я увидела это, и именно это меня разбудило.

 

            Но что же это за рука, тогда?

 

            Я тоже задала себе этот вопрос: не была ли это рука Шри Ауробиндо.

 

            Ах!...

 

            Я никогда не видела, собственно говоря, ладони рук Шри Ауробиндо. Мы видим тыльную сторону.

 

            Мы видим тыльную сторону его рук, да…

 

            Его рук.

            Я ощущала свою руку.

 

            Это была, на самом деле, твоя рука.

 

            Рука была моя! Я, таким образом, привскочила и всмотрелась, и рука, стало быть, высунулась из-под одеяла. Я увидела её. Но всё же, у меня не было впечатления, что это была маленькая рука, как у меня.

 

            Да.

 

            Она была больше… Дайте-ка мне посмотреть вашу: да, вот такая, почти такого размера. Но у меня не было ощущения, что это была ваша рука тоже. Она была немного смуглее.

 

            Ну вот, это означает, что Шри Ауробиндо совершает действие через тебя.

 

            Я не могу сказать. Это, это скорее ментал.

            Рука, которая не была моей: я говорю, Шри Ауробиндо, но что я знаю об этом? То, что я увидела или почувствовала…

 

            Да, моя Милая, но невозможно, чтобы это была какая-то чужая рука, ты понимаешь? Это могла быть рука Матери или рука Шри Ауробиндо, но это не могла быть рука… или, в крайнем случае, это могла быть моя, но не рука кого-то другого, ты понимаешь?

 

            Да. Руку Матери, я знаю хорошо.

 

            Да, ты хорошо знаешь .

 

            Но, это не была рука Матери.

 

            Нет, это, должно быть, рука Шри Ауробиндо. Это означает действие. Это означает, что он совершает действие через тебя.

            Электрический ток, ты ощутила его в своей руке.

 

            Ах! Да.

 

            Значит!

 

            Именно это…

 

            Да, поэтому!

 

            … заставило меня привскочить, я всмотрелась, я увидела эту руку с двумя (смеясь) электрическими лампочками, почти. В самом деле! Но они не располагались сверху вниз, рука была вот так (жест) и они находились рядом.

 

            Да, параллельно руке.

 

            Да.

 

            Не перпендикулярно. Это было в направлении твоих пальцев?

 

            Да.

 

            Вот так, от ладони в направлении твоих пальцев.

 

            И соединённые проводом, но тонким проводом, он был тонкий. Он выглядел, в самом деле, как провод. И это так меня стукнуло, что я была…

 

            Да, это заставило тебя привскочить…

 

            Проснуться.

 

            Проснуться.

 

            Да.

 

            О! это могущественное.

Это может означать только действие через тебя или же действие в тебе, но скорее, это было действие через тебя.

 

            Потому что это рука, да?

 

            Да. И это не может быть кто угодно.

 

            Нет, я бы не сказала, что это была рука западного человека, вы видите.

 

            Нет-нет, это не может быть кто угодно.

 

            Нет, я имею в виду, что даже не ваша, и не Матери.

 

            Да, это, должно быть, Шри Ауробиндо.

 

            Но достаточно ясно, это не была чёрная рука.

 

            Ну да! Рука Шри Ауробиндо не тёмная.

 

            Нет-нет, совсем нет.

 

            Нет-нет, это, должно быть, рука Шри Ауробиндо. Ну что ж, посмотрим, моя Милая. Надо посмотреть, для тебя самой или для того, кто вокруг, или для… Не для… я не думаю, что такие вещи ограничены. Ты представляешь что-то от Индии.

 

            Что касается меня, я ограничила себя сегодня утром, думая, что рука, это была не моя рука, затем я сказала себе также (потому что это была правая рука, не так ли?): может это для того, что я пишу?

 

            Такое тоже возможно. Мне пришла мысль (если только это не была твоя), мне пришла мысль также, что это может быть для твоей книги. Но это не наверняка – это возможно.

            Это возможно, мне пришла в голову эта мысль до того, как ты её высказала. Потому что я говорил о действии, или же через тебя, или более общее. Поэтому, когда я сказал «через тебя», ко мне пришла эта мысль. Но в этом нет уверенности.

 

            Хорошо, ну вот, это всё.

 

(пауза)

 

            Но, в конце концов, это может быть только хорошее (Смеётся)

 

            Это нечто такое, что собирается ударить по всему миру также!? (Смеётся)

 

            Что даст электрический удар.

            Именно Индии нужен хороший электрический удар. Но, возможно, это собирается прийти.

 

*

 

5 июня 1993

 

            Всё же, кажется, что тело обнаружило более «благоприятный» способ (или менее неблагоприятный) завинчивать этот проклятый рот.

            Это постоянная буря огня в этом теле (за исключением того времени, когда я могу поспать).

            Более точно: это не так, что тело находится «внутри» постоянной бури: его «сотрясает» постоянная буря огня.

            Тело качается и cгибается, и оседает, и выпрямляется.

            И оно нагружено свинцом «как корабль, который полон» – точно.

            Никогда это не было таким неистовствующим.

 

*

 

6 июня 1993

 

            Иногда это такой крик: я родом от Них.

 

*

 

            Каждое движение, которое, как мы думали, является более «благоприятным» (на протяжение трёх минут или иногда больше) нарушается снова другой вещью…

            И так будет, вероятно, до тех пор, пока не будет больше «снова другой вещи».

            Словом, тело поддерживает себя (насколько может) в своей надежде и в своей борьбе.

            Единственная несомненная вещь, что если бы это Могущество там было той же природы, что и физические силы, которые мы знаем, мы разлетелись бы на тысячу кусочков (а слон, на 100 000 кусочков!) – и этого не происходит, день за днём, но мы страдаем. Именно новая природа должна войти в старую.

            Новое физическое, или новый вид физического (неизвестный физикам). (Они знают только законы смерти).

            Бесконечное Бессмертное разбивает их тюрьму (во всём мире и во всех возможных уголках!)

 

*

 

7 июня 1993

 

            Каждый день, немного больше.

            Именно это «немного больше» – ужасно.

 

*

 

8 июня 1993

 

            (Жан Бернес, идиот из моей деревни): с ним, нам было легко, потому что он был «идиот», а ему было легко со всем миром, потому что весь мир был идиотским.

            Однажды, я напишу историю о моём идиоте – «Бигарно[30]».

            Мы могли бы написать очаровательную историю. Но истории… я предпочёл бы лучше видеть их в жизни.

 

*

 

10 июня 1993

 

            Грузовик с оранжевой глиной. Снова эта глина…

 

*

 

11 июня 1993

 

            Я всё меньше и меньше представляю, как делать, чтобы выносить это.

            Это как борьба насмерть.

 

*

 

            Господи, что делать? Как делать? Я не знаю больше.

            Вся моя спина, этот проклятый скелет, это кипящая каша раздирающей боли.

            И Могущество трамбует неумолимо.

            Я знаю, что это Они, но….

            Похоже, на самую сильную пытку – но это всегда ещё «сильнее».

            Тело, оно состоит из миллионов барьеров, а «это» хочет всё сломать-разодрать, как делать?

            Идти, пока мы можем – или пока Они хотят.

            Земля пребывает в таком жестоком Ужасе (и «гуманитарном»). Это, в самом деле, Гуманитарный Ужас.

 

 

*

 

Ты-Ты-Ты-Ты…

 

*

 

            У меня нет сомнения, что то, что называют «Несознательное» («Скала» Вед), это окаменелая боль – а «смерть», это боль, которая не шевелится больше (наконец!).

 

*

 

 

Камень повреждён

 

14 июня 1993           

 

            Всегда существует «точка», где тело больше не может, и именно за эту точку постоянно надо проходить.

 

*

 

            P.S. С жизнью, боль оживает. Она смеётся и лепечет долгое время. Она облекается в печали и страдания. Затем она снова закрывается на том, чем она всегда была.

            Жизни ещё нет. Это смерть, которая живёт.

            Скоро наступит Время Ананды.

 

*

 

17 июня 1993

 

            (Мехта и «scam» [жульничество]. Если это зашевелится в Индии, крепость Асуры, это зашевелится повсюду в мире.

            Моя Милая сделала маленький рисунок сегодня вечером: «Скала повреждена».

            Возможно, это вот-вот начнётся.

 

*

           

И затем приходит это письмо от брата Суджаты…

 

*

 

Письмо Норена Сингха Суджате

 

«Пондичерри, 15 июня

 

            Вчера, 14 июня 1993, Ашрам посетил вице-президент. По этому случаю, силы безопасности держали под контролем вход в Ашрам на протяжении более двух часов и какой ценой! Они проверили цветы Самадхи, перерыли комнату Дюмана, зал медитации, и особенно Хунди [ящик, предназначенный для сбора пожертвований], и в довершение всего, не пощадили даже комнату Шри Ауробиндо!»

 

*

 

            Они всё осквернили.

*

 

 

 

18 июня 1993

 

Разговор с Суджатой

 

Новое правительство Индии

 

            Сегодня, значит, 18 июня?

 

            Да, моя Милая.

 

            Итак? Ваше приглашение, вы мне расскажете?

 

            (Смеясь) Да, в этом нет ничего слишком… Это скорее забавно, чем что-то другое. Словом, факт таков: меня пригласили в правительство Индии. Это было, словно правительство Пондичерри, потому что именно его я знаю лучше всего, не так ли, и я прожил более трёх лет в правительстве Пондичерри. Но это была Индия, и всё было переделано заново. Так вот, были люди в главном холле, внизу. Я вошёл внутрь, как к себе домой, я курил сигарету (я делал это нарочно, впрочем) и я чувствовал, что люди были немного возмущены, но мне было всё равно.

 

            (Смеясь) Вы делали это нарочно, чтобы заставить их негодовать.

 

            (Смеясь) Точно. Так вот, я был первым приглашённым. Я шёл и вспоминал… я искал старых парней, которые были со мной прежде, это происходило словно в правительстве Пондичерри. И вот я проходил, я был приглашён, и я шёл в кабинет губернатора. Всё было переделано заново, стояли новые двери, присутствовали вещи, которые я не знал в правительстве Пондичерри. И я знал, что оно не было больше французским, что оно было индийским, и что это было правительство Индии.

            И вот я вошёл, я был первым приглашённым в кабинет губернатора. Он лежал на кровати, и выглядел не совсем здоровым, и он сказал мне: «О! Это больше не время Ганди и…» Я не помню больше кого. Ах! я сказал: «К счастью!» (Смеётся)

 

            Вы не сказали, что вы молились ради этого?

 

            Но я находился в сознании (это было прямо перед пробуждением), в сознании очень материальном, которое наблюдает вещи с материальным сознанием отсюда и которое, тем не менее, находится в другом мире. Он лежал, он сказал мне, что у него немного болит голова, тогда я нашёл под его кроватью или в выдвижном ящике его кровати два тюбика, я не знаю с чем, я сказал ему (смеясь): «Надо принять немного аспирина!» Я взял два тюбика, я не знаю с чем, чтобы дать ему. Это всё. Я был словно у себя дома, абсолютно, как если бы это было прежнее правительство, но этот губернатор,  был индусом, очевидно, и я был первым приглашённым. Это напомнило мне, после пробуждения, когда я ездил к этому Горбачёву, которого я не знал, и я нагло уселся (смеётся) на стул президента[31]!

 

            Да, и какой он был? Он был старый или…?

 

            Не молодой человек, нет.

 

            Но middle-aged [среднего возраста] или…?

 

            Ах! Несомненно, несомненно.

 

            Ближе к старости.

 

            Я не сказал бы старость, но, словом, человек, несомненно, я не знаю, лет шестидесяти, может быть, или между пятьюдесятью и… мне трудно точно сказать.

 

            Для меня, пятьдесят, это молодой!

 

            Да. Нет-нет, совсем не старик. Но у него болела голова.

 

            Это не удивительно. (Смеясь)

 

            Ну, словом, факт: это означает, что вещь сделана.

 

            Где-то.

 

            Это сделано где-то, это совсем не обязательно завтра, не так ли, это может занять время.

 

            Но, возможно, не двадцать семь лет, как когда Мать увидела: Мать увидела освобождение Индии в 1920.

 

            Ах! Да. Нет, это не займёт двадцать семь лет. (Смеясь) Впрочем, я только что увидел голову Рао в Indian Express, у него голова человека совершенно дикого и конченного.

            Дикий, он. Грязный.

 

            Грязный, да.

 

            Ах! Да.

 

            В самом деле, это очень спонтанно, когда я прочитала это письмо Кирита, где он говорил, что они хотели пригласить премьер-министра в сентябре месяце…

 

            Ох! да, в Нью-Йорк или в Вашингтон?

 

            В Вашингтон. Тогда, очень спонтанно, у меня возник вопрос: «Но где он будет»?

 

            Да, где он будет? Да.

 

            То есть, в моём сознании, это было: будет ли он … я не думала о том, останется ли  он премьер-министром, но скорее: «Будет ли он в этом мире»?

 

            Вот, точно.

 

            Это было немного так.

 

            Нет, всё это, это скорее забавно, чем что-то другое, но факт таков: правительство Индии было переделано заново, и я был первым приглашённым.

 

            И не было больше Ганди.

 

            Да, губернатор сказал мне: время Ганди и, я не помню больше кого, кончилось. Ах! Я сказал: «К счастью!» ты же знаешь, какой я, так сказать, совсем естественный и совсем простой.

 

            Да.

 

            У него болела голова. (Смеётся)

 

            Это не удивительно. А! Но это хорошая новость, вот. Будем надеяться, что это не слишком задержится.

 

            Именно вот так мне показали Миттерана, ты помнишь? В начале его правления. Это было как правительство тоже, но…

 

            И не было больше «малыша».

 

            Я искал повсюду.

            Он был со своей женой в процессе… свиное корыто, фаянсовое, набитое до отказа, полное пищи, и они оба жрали. Это происходило в темноте, я надавил на кнопку, чтобы включить свет, и увидел, сидящих рядышком, в этой полной темноте, этого типа и его жену, которые жадно жрали, как в корыте для свиней. И вот, я искал повсюду «малыша». И я не находил «малыша».

            И это была картина правления этого старого клеща.

            (Смеясь) Ну что ж, новый губернатор Индии, ему предстоит многое сделать. Не удивительно, что у него болела голова.

 

            Я рассказывала вам историю больной головы Шри Кришны?

 

            Нет!

 

            Нет? Он тоже. Вы знаете, Ядавы не имели права иметь короля. Они имели Совет, своего рода Парламент, и тот, кто был самый старый, возглавлял этот Совет. Но, фактически, это был Кришна со своим умом и видением:  именно он видел, управлял и давал истинные советы, чтобы глава мог хорошо править. Очевидно, он всегда был под прицелом, на своём собственном уровне: всегда есть завистники, и т.д.

 

(Смеясь) Да!

 

И вот, у него болела голова – у него была головная боль! И однажды, пришёл Нарада, он увидел Шри Кришну, лежащего на кровати.

 

Чёрт возьми, это любопытно, как губернатор, здесь!

 

И с ужасной головной болью (смеётся). Нарада был очень «озабочен» [обеспокоен], очень озабочен, и он сказал: «Но как получилось, что у вас возникла боль?» Кришна сказал: «О! Нарада, я так болен!» Он едва мог говорить. [Нарада:] «Но что может вас вылечить? Скажите мне». (Нарада, в самом деле, любил Кришну, вы знаете, потому что он знал, что это был Аватар Вишну). Кришна едва открыл глаза, с болью, и сказал:

 «Ох! я не знаю, сможете ли вы найти лекарство, которое надо».

– Но скажите мне, я сделаю всё, что смогу, несомненно, я пойду искать». (Сатпрем смеётся)

Нарада был полон решимости, в самом деле, он любил Кришну. Тогда Кришна сказал: «Если вы сможете принести мне немного пыли с  ног бхакты, и чтобы я принял её, это бы меня вылечило». 

 

            Надо же! (Сатпрем и Суджата хохочут)

           

            Так вот, Нарада не подумал, что он сам был бхактой и мог бы дать это непосредственно, совсем нет. Он направился к богам: «Вот, у Кришны так болит голова, и он сказал, что вот это его излечит». Все боги были возмущены: «Ах! Как? Это невозможно. Дать Божественному частичку пыли с наших ног, это означает вечный ад! (Сатпрем смеётся от всей души). Мы не можем делать подобные вещи, как можно, как можно, как можно!»

            Хорошо, Нарада ушёл. Что он мог сделать? Он пошёл к другим, каждый отвечал в той же манере. Он пошёл к бхактам, к риши, к бхактам, которых он знал: никто не хотел. Понимаете, каждый думал, что он окажется в вечном аду, это была их идея: они думали не о том, что они могли вылечить, но к чему это может привести? Они не хотели ничего давать для существа, которое они любили.

            Наконец, Нарада был в полном отчаянии. Затем он подумал: «Всё же, схожу-ка я ещё к Радхе». Он отправился в Гокулу (Бриндаван), и таким образом пришёл к Радхе. Она приняла его ласково: «Что привело вас сюда, Деварши?» (Нарада, это Деварши). Она предложила ему маленькую подушку, он сел и сказал: «Вот ситуация, Радха, я обошёл всех, повсюду, я не нашёл никого, и должен вновь вернуться к Кришне, а у него так болит голова». Радха сказала: «Но почему? В чём дело? Нет ничего легче, чем это: вот!». Она взяла немного пыли  со своих ног (потому что люди ходили всегда с босыми ногами, понимаете, ноги были пыльные!) (Смеётся) Она взяла немного пыли: «Вот, и если я навсегда окажусь в аду, это пустяки, зато это вылечит моего возлюбленного!». (Сатпрем смеётся) Вот.

           

            Ну а я, я дал ему два тюбика, я не знаю с чем, из выдвижного ящика. В его кровати, под его головой, находился выдвижной ящик, я выдвинул его, я вытащил два тюбика. Один был зелёного цвета, другой немного жёлтого, оранжевого или я не знаю, какой. Два тюбика. Но сначала, я сказал ему принять немного аспирина! (Смеётся) Это была не пыль, это более современное! (Смеётся)

           

Значит, так вы хотели вылечить головную боль губернатора новой Индии…

 

            Ох! да.

 

            О! Это хорошо. И, как всё там выглядело, в  этом  совершенно новом месте?

 

Ну, я видел двери, совсем новые. В моем сознании это было как правительство Пондичерри, не так ли, но я не узнал, я говорил себе: «Смотри-ка, эти двери совершенно новые, это место… Слушай, а вот этого здесь не было» – вещи, которые я знал раньше, и которых больше не было, и [другие], которые были новые.

 

            В хорошем смысле? Они были приятно новые, или…?

 

            Ох! ну, ты знаешь, это всегда… это было покрашено в белый цвет, я помню, новые двери, коридоры… Это было хорошо сделано.

 

            Это было хорошо сделано. Из дерева?

 

            Из крашеного дерева, хорошо сделанное. И человек, который лежал, выглядел опрятным. Он казался довольно большим, впрочем. Он выглядел довольно большим, в дхоти, мне кажется.

            Да, я говорю тебе, всё это происходило словно у меня дома, и я говорил совершенно естественно, у меня не было никакой мысли, что это «губернатор», это всё было совершенно естественно. (Смеётся)

 

            Хорошо, ну вот, тогда, хорошая новость! Посмотрим, когда это придёт.

 

            Ох, моя Милая, это да, посмотрим, когда это придёт, я надеюсь, что это не будет через двадцать семь лет!

 

            Нет! Этого не может быть. Нет больше всего этого времени.

 

            Но надо, чтобы ты показала Х. твой рисунок, там.

 

            Да.

 

            Вот, это всё совершенно предупреждающее.

 

            (пауза)

 

 

            Вы говорите, что этот человек, который лежал, губернатор, он был большим.

 

            Да, довольно большого роста, насколько можно судить по лежащему человеку. Ну, словом, он вызвал во мне впечатление, что его тело довольно длинное.

 

            А его кожа была светлая или…?

 

            Нет, нет. Это был совершенно человек с Севера. Словом, с Севера ли, я понятия не имею, но кожа очень светлая. Как у тебя или как у Адвани. Я не говорю, что это Адвани, я не могу сказать кто это, кроме того, что это был губернатор. И скорее худощавый, не толстый.

            Он был светлый и, кроме того, кажется, в дружеском расположении, потому что он мне… (смеясь) казался совсем естественным. Но если это зашевелится в Индии, это означает, что это зашевелится повсюду в мире, не так ли! Потому что это – это крепость, это центр. Если это зашевелится в Индии, это зашевелится повсюду!

 

(молчание)

 

            Что касается меня, я хочу понять, есть ли, как говорят, fallout [последствия]: материальное действие, которое собирается проявиться.

 

            Но, несомненно, оно проявится, моя Милая.

 

            Тогда, вот так.

 

            Они все дрожат в своих пижамах (смеётся). Каждый спрашивает себя: но как же так, что я могу сделать, чтобы спасти себя?

 

            Потому что, если действие совершается в Индии, тогда остальное последует.

 

            Ох! Да.

            Это центр, центр сопротивления… и возможности, и то, и другое.

 

            (молчание)

 

            Посмотрим.

 

            Посмотрим, да, точно, сейчас. Но, у меня впечатление, что теперь вещи будут развиваться.

 

            Ну да, моя Милая, если это зашевелится здесь…

 

            Если это зашевелится, да. И это должно зашевелиться! Это должно! Вы видите, что они сделали в комнате Шри Ауробиндо.

 

            Да.

 

            Это шокирует!

 

            О! да.

 

            Кто так делает.

 

            Это воз-му-ти-тельно. Что касается меня, я помню эту комнату.

 

            Значит! это позволяется, это позволяется, значит…

 

            Они ВСЁ осквернили, моя Милая.

 

            Да, ужас!

 

            Они… Они осквернили Индию, вот!

 

            Точно.

 

*

 

 

20 июня 1993

 

Разговор с Суджатой

 

Новая дорога Индии

 

                            (Суджата, проснувшись ночью, в час тридцать, больше не смогла заснуть, только под утро)

 

            Я не думала заснуть, но всё же заснула минут на двадцать. Я открыла глаза, было пять часов, пять часов пять минут.

            И тогда, я оказалась в кухне.

 

            Здесь?

 

            Здесь, у нас. Я находилась у стола и что-то готовила с мукой, из теста. Но это было не утром, когда я готовлю это, это был полдень, и было воскресенье, как сегодня. И именно М. занималась пищей, я увидела, что  Сундари также была там. И они ходили туда-сюда, особенно М. выглядела очень занятой. Но я хотела рассказать о шпинате.

 

            (Смеясь) Слушай! Какая идея! (Смеётся)

 

            Это, должно быть, осталось в моём сознании – я написала chit (записку с инструкцией), говоря о шпинате, в самом деле. Но я пришла немного поздно или что, вы уже закончили, и они не слишком обращали на меня внимание, они работали, они носили ваш поднос, и т.д. И затем, очень любопытно, я увидела другую женщину рядом с ними, но тамилку, я сказала бы тамилку, на мгновение, я подумала: служанка.

 

            Да.

 

            Эта женщина была скорее тёмная, и  одета в фиолетовое или… какое есть другое слово? Пурпурное? Пурпурное или тёмно-фиолетовое сари. Она находилась там, она улыбалась, она наблюдала, и потом я увидела, что именно она мыла посуду, и т.п., и что Сундари была на «Мосту Вздохов[32]». И М. занималась всем. Тогда я сказала себе: «Всё же, собирается ли М. уволить Сундари и взять другую на её место? Но прежде чем впускать другую, всё же она могла бы сказать мне, что она привела кого-то». У меня была рука полная муки, я повернулась, чтобы сказать что-то М., но она была такой занятой, она занималась всем. В какой-то момент, я увидела, что она говорит с Сунадари (М. стояла внутри, Сундари на «Мосту вздохов»), она что-то говорила, я видела лицо, затем М. вышла. Далее она вернулась и сказала: «У.». Я сказала: «У.?».  Я  сделала только два шага, и в этот момент я, действительно, увидела У., которая входила в кухню. И затем, так как У., не так ли…

 

            Да.

 

            Мне никто, она вошла прямиком, чтобы поговорить с вами, вероятно. И М. последовала за ней, может быть, чтобы сообщить вам или что. А я, я сказала: «Ладно, он увидит её, в самом деле!!» (Смеётся) Было слишком поздно сообщать о ней, не так ли.

 

            Да.

 

             И вот, я смотрела, как если бы ничего особенного не происходило. Но, всё же, я сказала: «Если Y. здесь, Тата должен был прийти тоже».

 

            Да.

 

            И точно в тот момент, когда я это подумала, я увидела, как входит Тата, Дж. Р.Д. Он вошёл, и я вышла вперёд, он сделал только шаг в кухню и, следуя моей индийской манере, я наклонилась, чтобы сделать пранам – не намаскар, в самом деле, пранам – как мы делаем старшим. И он был там всё время, такой сердечный, я говорила с ним, очень мягко, мы разговаривали. Я сказала, что  немного беспокоилась о нём. В самом деле, есть в моём сознании некое беспокойство о нём.

 

            Да.

 

            Затем, я сказала ему: «В самом деле, я думала приехать в Бомбей, чтобы увидеть вас, потому что дорога сюда, должно быть, очень трудна для вас». Он сказал, что да, это было нелегко приехать, это было трудно, долго, именно это слово  он сказал: долго. Затем я продолжала: «Особенно с тех пор, как я увидела вас в этом журнале с У.». Я даже назвала: «Business something» или «Financial something» [Business чего-то или Financial чего-то]. «И там, я очень беспокоилась за вас».

 

            Да.

 

            Но, фактически, когда я увидела его сегодня утром, он не был вот таким. Он выглядел худощавым, гораздо моложе, лицо более светлое, почти такой, каким я его видела в 75 году.

            Он вошёл в кухню – вы знаете, там три стенных шкафа в кухне и тот, что

 посередине – мой: он прислонился к нему. Он был высокий: выше этого шкафа.

 

            Ах! Да.

 

            Он был высокий, немного худощавый, светлый. И он хотел прийти сюда, я думала увести его, но он не хотел входить в своих туфлях, которые он носил снаружи. И прямо в этот момент, я увидела кого-то, может быть его шофёра или… который принёс… он подошёл близко к двери и кто-то был на «Мосту Вздохов». Я заметила пару сандалий, очень хороших, аккуратно завёрнутых, совсем новых, которые он привёз для того, чтобы носить здесь.

 

            (молчание)

 

            В моём сознании, я думала, что уведу его, чтобы он увидел Мохини[33] и что он будет очень удивлён. Я сказала: «Но зачем, вы вполне можете войти в ваших туфлях». Он не хотел, он хотел надеть… И он привёз с собой пару сандалий, совершенно новых, ещё завёрнутых, как я видела это.

 

            Да, да, я его понимаю.

 

(молчание)

 

            Надо было встретить его, очевидно. Препятствие – это У.  Но препятствие также в том,  что я не вижу себя едущим в Бомбей, не так ли.

 

            Да, особенно это.

 

            Здесь, что-то говорит во мне: осторожно.

 

            Ах! Да, это путешествие очень трудное для вас.

 

            Ну да! Самое худшее это доехать до Коимбатора. Эта обратная езда, там…

 

            Вы заметили.

 

            От Коимбатора до Котагири, это было УЖАСНО, я страдал, о! ужасно.

            И всё же, я не знаю, но конечно, мне очень хотелось бы увидеть его.

 

(молчание)

 

            Вот. Но я думала, после, что эта женщина, которую я увидела, это, должно быть, динамическое, витальное существо М., это не служанка: может быть витальное существо, очень динамическое.

 

            […]

 

            Но вот, что касается Таты, я не знаю, что сказать.

 

            Да.

 

            Если бы я мог, я бы сказал ему: послушайте, вы имеет много средств, возьмите вертолёт, прилетайте и высаживайтесь в Конце Земли. (Сатпрем смеётся).

 

            Нет, мы же не даём адрес.

 

            Ах, да, есть У., которая…

 

            Да. Есть даже возможность, поехать увидеть его в Кунуре, но это не одно и то же.

 

            Ах! Нет, это не одно и то же совсем.

 

            Вот моя история, а ваша? Что вы видели? Расскажите мне!

 

            Это не собирается заканчиваться. (Смеётся)

 

            Да-да, может быть, мы подумаем, поразмышляем… В полной сумятице, мы не знаем, как тронуться с места…

 

            Это У. является проблемой! (Смеётся)

 

            Но  именно она вошла прямиком!

 

Ах да!

 

            Без… Вы же знаете, какая она, она меня совершенно ни во что не ставит, вот, я знаю это. То, что её интересует – это Сатпрем. Хорошо, она приехала увидеть Сатпрема! (Смеётся) И она даже не сказала « здравствуйте», ничего совсем. Но Тата – это джентльмен, не так ли. Он…

 

            И, кроме того, он понимает Суджату.

 

            Я не знаю.

 

            Он немного понимает Суджату, может быть.

 

            Этого я не знаю, но это джентльмен. И сердечный.

 

            Ах! да.

 

            Мы чувствуем его любовь.

 

            Мне бы очень хотелось увидеть его снова, не так ли, но для меня проблема поехать в Бомбей. Ты видишь, какой я вечером…

 

            О! да, я знаю. Кто знает лучше, чем я! (Смеётся) Кроме вас. Как ваша спина? Не жжёт?

 

            Я не знаю.

 

            Я  посмотрю. Так расскажите мне, иначе я опоздаю.

 

             Я увидел нечто, определённо имеющее смысл.

            Это должно быть продолжение этого изменения правительства, которое я увидел, вероятно. Но то, что я увидел, случилось не при пробуждении утром, это было посреди ночи.

            Я шёл по чёрной, грязной дороге – не чёрной, коричневой, как земля. Я был совсем один, впрочем. И вот, справа от меня, строили другую дорогу, параллельно этой. И эта дорога была чёрной от грязи, как из гудрона.

 

            Новая дорога? Которую строили вот так?

 

            Ах! нет! Которую разрушали.

 

            Ах! разрушали, о! разрушали...

 

            Так вот, было приблизительно, четверо … я сказал бы кули, тамильца или… которые стояли бок о бок на дороге, на этой чёрной дороге, грязной –  как из гудрона, гудроновый шлак – и они были вооружены огромной шёткой, с очень длиной ручкой, и на конце этой длинной ручки, было что-то как для того, чтобы скрести, ты знаешь, режущий или разбивающий предмет, или что-то такое, понятия не имею. И каждая щётка имела, возможно, два метра в ширину, и очень длинную ручку. И они стояли бок о бок, примерно четверо. Таким образом, дорога была очень широкой.

 

            Да, широкая дорога.

 

            Очень широкая дорога. И они скребли, они шабрили эту дорогу. Тогда, я продолжил идти по своей дороге из грязи или земли, и я сделал поворот, как если бы в конце был изгиб, и я пришёл в верхний конец, верхний конец этой новой дороги, и вот, к моему удивлению, он был совершенно чистый и совершенно белый!

 

            Работа, таким образом, была…

 

            … была сделана вот так (Сатпрем щёлкнул пальцами), словно…

 

            В мгновение ока.

 

            В мгновение ока, эта дорога, очень широкая (возможно, как проспект, не так ли) была совсем белой, совсем чистой, и посреди дороги – не на обочине – был большой уличный фонарь… как он называется? Опора, которая поддерживает… была окрашена серебряной краской. Он был очень высокий, и наверху большой шар  матово-белого света.

 

            Что означает «матовый»?

           

            Матовый, ты знаешь, это стекло молочного цвета.

 

            Да, ах! Вот такой, да.

 

            Да, опора, окрашенная в серебряный цвет, сверкающая, и затем большой фонарь, он был, как шар, он имел форму…

 

            Сферическую?

 

            В общем, сферическую форму…

 

            Шар?

 

            Словом, как уличный фонарь, большой уличный фонарь, с белым светом, с матовым стеклом, и он стоял посреди дороги, не на обочине, не так ли, посреди дороги. И эта дорога, совсем белая, совсем новая, была сделана, словно в мгновение ока, параллельно  этой дороги из грязи, по которой я шёл. И вот, я оказался, значит, на верхнем конце этой дороги, видя её с… я не видел больше рабочих, ничего совсем, я видел только это. Я находился, таким образом, на повороте, и у меня возникло своего рода ощущение – там, я не видел –  но ощущение, что эта дорога вела прямо в правительство.

 

            О-о!

 

            Такое сложилось впечатление. И там, я говорил себе: «Ты видишь эту дорогу, совсем белую и очень чистую» – этот поворот был ещё в полу-темноте (или в темноте), и я говорил себе: «Надо установить электричество (смеётся), потому что когда подходишь к повороту, плохо видно. Надо установить электричество» […] И любопытно, там, я говорил себе, что надо бы соединить эту новую линию с моим электрическим светом, с моим собственным электрическим светом. Так вот, я не могу точно сказать, был ли это Баликурт, то есть в Ашраме, когда я был там прежде или здесь, я не могу точно сказать, но надо было установить соединение – то есть, это новое электрическое оборудование на повороте, там, надо было соединить с источником, проводом или электричеством, которое было в моей комнате в Баликурте, или здесь, я понятия не имею. Однако, в моём уме, это было, скорее, как Баликурт.

 

            Не Нанданам, Баликурт.

 

            Да, я не знаю, почему именно Баликурт был в моём сознании.

 

            Чтобы присоединиться там, именно оттуда надо было тянуть линию.

 

            Да, точно, чтобы осветить этот угол, я сказал: «Когда выходишь с этой дороги, совершенно белой, здесь темно, надо установить здесь свет, на этом повороте».

            Но она выглядела очень чистой, она располагалась параллельно той дороге, по которой я шёл, которая была менее широкой – словом, это было, как грязь. Эти четыре типа (я думаю, их было четверо) бок о бок, с огромными щётками, у которых ручка, каждая щётка имела ручку, я не знаю, метра три в длину, и сама щётка была, по крайней мере, два метра в ширину, и они стояли там, бок о бок, четверо, они шабрили, скребли – я не знаю, что они делали. И затем, я был так удивлён, я просто прошёл ещё немного по этой дороге,  сделал поворот, и вдруг увидел эту дорогу, совсем белую, полностью готовую.

 

            Полностью готовую, с фонарём..

 

            С этим фонарём посреди дороги.

 

            И в вашем сознании, эта дорога вела в новое правительство.

 

             Да, точно, у меня возникло вот такое впечатление (я не могу сказать, что я видел), будто она вела в правительство. Но она была сделана так быстро! Я был удивлён.

            Точно, параллельно, эта новая дорога, которую делали, находилась, может быть, метрах в десяти, от той дороги, по которой я следовал, параллельно. И дорога совершенно прямая. Моя дорога из грязи, тоже была вся прямая, более узкая.

 

            И когда вы продолжили идти, после того, как увидели рабочих, вы прошли часть дороги?

 

            Да.

 

            Она не была длинной, после?

 

            Нет, она не была длинной, я не знаю, вероятно, я хотел пойти посмотреть. Так вот, я не пересекал поля, насколько я могу сказать, потому что я не видел полей. Но я прошёл немного, не долго, и достиг этого поворота, и увидел это. Я был несколько удивлён быстротой.

            И, в самом деле, ощущение, что она вела в правительство, но там, на повороте, не было… я сказал себе: «Когда уходишь с этой прекрасной, освещённой белой дороги, надо бы включить электрическую кнопку»! (Смеётся)

            Поворот не был освещён.

 

            Но, когда вы сами шли этой дорогой, вы же хорошо видели этот поворот.

 

            Да, здесь у меня не было никаких трудностей, это скорее… моя инстинктивная реакция, во всей жизни, это всегда ставить себя на место другого (на место, это означает быть в другом). Тогда, я говорил себе: «Ах! Когда люди (или кто, я не знаю) захотят прийти сюда, надо, чтобы всё же был свет на этом повороте».

 

            (Суджата поёт на бенгальском)

 

            Что ты поёшь?

 

            Вы знаете, когда взгляд перестаёт быть  мрачным, куда бы не посмотрели глаза, они видят лишь свет.

 

            Ах!

 

            Вот почему, я задала вам вопрос: вы сами, вы не испытывали трудности, чтобы видеть.

 

            Нет, совсем, нет.

            Я спрашиваю  себя, был ли этот губернатор, которого я увидел, человеком.

            Я спрашиваю себя… Ты понимаешь, на этом плане, там, я увидел Шри Ауробиндо, я увидел Мать, это необычайная непринуждённость, не так ли.

 

            Да.

 

            И чрезвычайная простота. Мы не перед королём, и не перед понтификом.

 

            Да, точно.

 

            Мы с… я не знаю, это совершенно просто.

 

            Да, как если бы мы были со своей матерью…

 

            Точно. Так вот, моя манера обращаться к нему, или быть с ним, была совершенно простая. Я просто хотел, чтобы у него не болела голова.

 

            Да.

 

            Но, я замечу: я хотел, значит, схватить тюбики, я не знаю с чем, чтобы вылечить его мигрень, и внизу его кровати находился, словно выдвижной ящик, и это оказалось довольно трудно, следовало, чтобы я… чтобы вытащить из этого ящика нужное лекарство: были словно выступы или изгибы, довольно трудно было достать. Я хотел вылечить его мигрень! (Смеётся) Божественное, у него должна быть не боль…

 

(Смеётся) У него болит голова.

 

            Он, должно быть, имеет головную боль с Индией!

 

            Это вас удивляет?

            Но вы увидели не таблетки, это были баночки?

 

            Да, это были два тюбика.

 

            Два тюбика; тюбики были различных цветов?

 

            Да, один – зелёного цвета или с зелёным рисунком (мне трудно сказать), а другой…

 

            Оранжевый[34].

 

            Оранжевый, пластмассовые тюбики с… я не знаю с чем.

 

            Почти шесть сантиметров?

 

            Да, вот так (жест), может быть шесть или десять сантиметров, я не знаю. Было достаточно трудно достать их снизу.

 

            Что заставляет вас говорить, что это была божественность, а не человеческое существо?

 

            Я не могу сказать. Это постфактум, потому что в тот момент, это было настолько естественно просто. Он был большой, всё же, но лежал, мы не отдавали себе отчёт.

 

            Да.

 

            Во всяком случае, он не напоминал никого из известных нам политических личностей – словом, которых мы видели на фото. Нет, я не мог бы сказать, моя Милая.

 

            Это было…? То, что вы мгновенно заметили, как только вошли?

 

            Да, этого я не знаю. У меня такое впечатление, что на его ноге…

 

            Да: на ankle [лодыжке].

 

            … Был, как… ты знаешь эти вещицы: обычно их женщины носят.

 

            Anklet, [ножной браслет].

 

 

            Anklet, серебряный, на ноге, на правой ноге.

 

            Но это могла бы быть нога Матери!

 

            Это было мужское существо.

 

            Нет, не само существо, но ноги…

 

            Ах! ноги, да, это возможно, я не мог бы сказать.

            Я видел иногда Шри Ауробиндо, но это был… Это был Шри Ауробиндо, а! Вот, тогда, это невероятное.

 

            Да.

 

            Здесь, это была другая вещь, но это, может быть… Ты понимаешь, Божественное,  принимает те формы, которые Оно хочет, не так ли?

            Вот. Во всяком случае, есть другая дорога, которая, кажется, делается или сделана со всей скоростью[35].

 

            Вы знаете, ближе к пол-второму, когда я проснулась, я проснулась с ощущением, что кто-то гладил меня по голове, очень… Я подумала, что это была Мать. Вы знаете, как Мать делала, и это было очень физическое, это ощущение; вот почему я подумала (смеясь): «Засну-ка я сразу же, чтобы почувствовать это ещё!». Но нет…

 

*

 

ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ ББС

 

                Нарасимха Рао, в оскорбительной атаке против B.J.P., заявил, что B.J.P. рассматривают во всём мире как партию «индусских террористов».

 

*

 

            Что надо будет Индии?

            Будет ли крик?

 

*

 

 

21 июня 1993

 

The Hindu, 21 июня

Сараево, 20 июня

 

БОСНИЙСКИЕ МУСУЛЬМАНЕ УГРОЖАЮТ

ПРИМЕНИТЬ ТОКСИЧЕСКИЙ ГАЗ

 

                Правительство Боснии призвало мир спасти мусульманский анклав Горазде, где, по его словам, сербы продолжают своё наступление в нарушение статуса города, объявленного Организацией Объединённых Наций зоной безопасности.

                За этим призывом последовала угроза от главнокомандующего мусульманской армией выпустить облако ядовитого хлорного газа, если наступление не закончится завтра утром.

                Горазде, где скопилось 70 000 жителей и беженцев, это последний мусульманский анклав на востоке Боснии после 15 месяцев войны между сербами, хорватами, и мусульманами. Любительское радио сообщило, что безжалостные бомбардировки сербов убили и ранили сотни людей за три последние недели.

                В ответ на международное давление, боснийские сербы позволили вчера гуманитарному конвою ООН отправиться в анклав, после того, как ООН обвинила их в том, что они чинят препятствия для помощи голодающим жителям.

                Бюро Высшего Комиссариата по беженцам в Сараево, объявило о том, что боснийские сербы согласились, чтобы конвой направился по привычной и безопасной дороге, которая ведёт в город, вместо маршрута, который ещё не был испытан, и на котором они настаивали раньше. «Драма Горазде продолжается, мы обращаемся к мировому сообществу, чтобы оно показало сейчас […], что оно готово положить конец геноциду», заявил премьер-министр, Хадзо Эфенди, мусульманин, в письме Совету безопасности ООН.

                Эфенди заявил, что 56 деревень были сожжены дотла в ходе сербского наступления, в то время как «массовая бойня» была устроена в деревне Зигови. Его утверждения не были проверены независимыми наблюдателями.

                Предостережение: боснийские мусульмане грозили устроить химический катаклизм в Европе, если сербы не прекратят наступление на Горазде, до восьми часов утра, крайний срок, и не позволят войти туда крупным силам ООН и доставить питание, сообщило боснийское радио, контролируемое мусульманами.

                Оно объявило, что Хазим Садик, командующий второй армией, в основном состоящей из мусульман в крепости Тузла, выступил с угрозой в факсимильном сообщении, адресованном Совету Безопасности Организации Объединённых Наций: «Мы предупреждаем вас, что мы спланировали и приготовили большое количество хлора и других химических продуктов, достаточных для того, чтобы нейтрализовать всю живую силу почти во всей Европе», цитата, подлинность которой подтверждает радио.

 

*

 

 

23 июня 1993

 

            Тело говорит себе: должно существовать движение более естественное для того, чтобы завинчивать рот, но оно не может найти это естественное.

 

*

 

24 июня 1993

 

            Это такая Ночь боли, что больше не знаешь ничего – Божественное, мы не знаем, что это такое. Как если бы его не было там. Это как живущая Смерть.

            Но Смерть, состоящая из многих секунд.

 

*

            Может быть, именно это  страдание, заставляет её войти туда?

            Я молюсь, чтобы суметь выдержать удар, несмотря ни на что – мы не в блестящем состоянии.

 

*

 

Indian Express, 24 июня

Лондон

 

ХЕСЕЛЬТИН «ВСТРЕТИЛ

САУДОВСКОГО ПРИНЦА»

 

 

                Правительство Джона Мэйджора оказалось вовлечено в яростные распри по поводу скрытых даров от королевской семьи Саудовской Аравии в пользу правящей Консервативной партии, что вызвало национальные дебаты по поводу политических фондов из иностранных источников.

                Оппозиционная партия лейбористов указала на министра промышленности и торговли Майкла Хезелтина, как на министра, который предположительно встретился с принцем Саудовской Аравии, чтобы договориться о взносе в 7 миллионов фунтов стерлингов в избирательную кампанию консерваторов. Хезелтин восстанавливается после сердечного приступа в больнице в Венеции.

                Лейбористская партия поддержала обвинение Guardian. Используя парламентский иммунитет, депутат-лейборист Клайв Соли сказал Палате Общин, что Хезелтин встречался с принцем Бандаром Бин Султаном в марте 1992.

                Депутат зачитал отрывки из письма, которое, как он утверждал, получено из источника «заслуживающего доверия».

               

*

 

Им всем платят Арабы.

 

 

*

 

 

 

25 июня 1993    

 

Разговор с Суджатой

 

Две луны

 

           

            Расскажи мне всё.

 

            Сегодня после полудня я спала. Не знаю почему, меня снова тянет в сон, по правде, мне  трудно держать глаза открытыми. Но это было (в одной части) очень забавно. Сначала происходили всякого рода истории, одна, где мы вновь оказались в доме, очевидно, это было место, где мы жили. И я увидела вас (комната, где я увидела вас, была не такой уж большой), и вы находились перед телевизором.

 

            (Смеясь) Я смотрел телевизор?

 

            Ах! да, но это был особенный телевизор, то есть: телевизор, счётная машинка, всякого рода вещи вместе. (Сатпрем смеётся)

 

            Это, должно быть, штучка для Х., вот! (Смеётся)

 

            И даже в моём сне, я была немного удивлена, увидев вас. Потом, дело касалось подсчётов, подсчитывать что-то (Сатпрем смеётся). И именно я занималась этим, и очень серьёзно, я подсчитывала, я не знаю что.

            Так вот, стоя на пороге, вы повернулись и спросили меня: «Ах! Ты знаешь, как делать»? Я ответила: «Да, смотрите, вот здесь, я отметила: здесь цифры, здесь цифры», и эти цифры там были красные. Тогда, вы слегка улыбнулись, и вы вышли. И я не знаю почему, я последовала за вами. Вы вышли из дома, перешли через улицу, и вы стояли на пороге другого дома, который казался гораздо более открытым, потому что я видела там деревья,  не большие деревья, но зелёные, деревья среднего размера, например. И так как я последовала за вами, я оказалась на пороге этого дома (жест), вы понимаете? Таким образом, между нами была улица. И так как я смотрела в направлении вас, мои глаза поднялись выше, чтобы посмотреть на небо. И затем, я сказала: «Аре! Аре! Дюита! Дюита»! [Ах! Ах! Вторая! Вторая!] В самом деле, вот так. (Смеётся) Тогда, я не поверила своим глазам, потому что я видела две луны, очень бледные, почти, как если бы одна отражалась от другой в облаках. Я сказала: «Но этого не может быть»!!! Вы сказали: «Ну да, это правда»!!! Хорошо, вы меня передразнивали немного. Но это было именно так.

 

            Две луны.

           

            Две луны, и я видела их прямо поверх вашей головы. Но вы увидели их: это не был сон, который мне привиделся, это не было иллюзией. Это было вот так.

 

            Да, я говорил тебе тоже, да.

 

            Ну, вы меня передразнили немного, но вы сказали: «Ну да, это реально». Я сказала: «Этого не может быть»!!! Две луны»!!! И вы ответили: «Ну да, они там, две».

 

            Любопытно!

 

            И в то время, как я говорила, это исчезло. Тогда, в самом деле, я подумала, что увидела зрительный трюк.

 

            Иллюзию.

 

            Иллюзию. И затем, это снова появилось, и вы сказали мне: «Смотри, нет, они там, две».

            Но очень бледные, и на расстоянии. Например (жест) ваша голова вот здесь: это было бы рядом со стеной.

 

            Но, всё же, они находились не высоко в пространстве?

 

            Они находились в небе!

 

            Да, но если ты говоришь, что это было на высоте потолка?

 

            Нет, в сравнении.

 

            Да, в сравнении.

 

            Если смотреть на небо, я смотрела на небо…

 

            Это было поверх моей головы?

 

            Почти, немного впереди, не прямо, потому что, когда вы тоже делали вот так (жест), вы смотрели, понимаете?

 

            Любопытно!

 

            Любопытно.

 

            Луна, это символ чего?

 

            Луна, Мать говорила, что это духовность.

 

            Это было далеко, ты не знаешь где?

 

            Я не знаю точно.

 

            Это было в Индии?

 

            Да, это было в Индии.

 

            Ну! Индии, в самом деле, нужна вторая луна (смеётся), потому что первая  (смеётся), она стала немного мирской!

 

            Но они выглядели довольно бледными. После, сон продолжился, но это было всё время в действии… как если бы я пыталась… Вы знаете, как я со звёздами, я очень люблю на них смотреть. И я шла, я пыталась смотреть, и в какой-то момент, я пришла в какое-то место. Вы находились там, затем вы ушли. Это было открытое место, и я не знаю, стояло нечто вроде маленькой постройки, как колодец или что-то такое. Наверху была своего рода крыша, я подумала: «Если я поднимусь туда, я могла бы рассмотреть».

 

            Эти луны?

 

            Да, они всё время присутствовали в моём сознании, луны. Я поднялась на первый… и я осознала, что у меня не было перчаток; и там было полно чего-то колючего, немного rough [жёсткого].

 

На этой крыше?

 

            Нет, на первой…

 

            На первой…

 

            Плите… первой конструкции. Я думала подняться оттуда на крышу. И затем я сказала себе: «Нет, если я поднимусь туда, я застряну, никто не узнает  где я, после того, как я застряну». Поэтому я не влезла.

 

            Как они говорят в Ведах: луна?

 

            Луна, это Сома.

 

            Это Сома? Ммм.

 

            Да-да.

 

            Ну, послушай, Сома – это напиток бессмертия! Разве не так!?

 

            Да.

 

            Сома! Это цель Вед! Не так ли?

            Был колодец, ты говоришь?

 

            Да, где  я поднималась. Но это, в самом деле, следуя за вами, я пришла к колодцу, потому что я увидел вас на краю.

 

            Мне кажется, что ты сказала мне, что этой ночью также ты видела колодец. Большой колодец, который был такой же большой как моя комната, ты сказала.

 

            Это был колодец или pit [яма]? (Смеясь) Что я сказала?

 

            Яма, да, ты сказала, что это было, как яма.

 

            Яма, но там, мне совсем не запомнилось, о чём шла речь.

 

            Это была чёрная яма?

 

            Я абсолютно ничего не могу вам сказать.

 

            Но это была яма.

 

            Яма, это означает то, что выкопали, не так ли, яма не всегда

 

            Это не всегда bottomless [без дна].

 

            (Смеётся) Ни bottomless, ни чёрная. Это было выкопанное место.

 

            Но, ты говоришь, большое.

 

            Но большое, да.

 

            Большое, как моя комната.

 

            Диаметр, почти как маленькая сторона вашей комнаты.  

 

            То есть, четыре метра.

 

            Это четыре метра?

 

            Может быть, да, я не знаю, да, четыре метра.

 

            Тогда, четыре метра в диаметре. Это не был правильный круг, но, всё же, оно выглядело округлым. Но там, у меня не сохранилось никакой памяти.

 

            Когда ты сказала мне, у меня было впечатление бездонной ямы, о которой говорит Шри Ауробиндо[36], потому что она казалась совершенно бездонной. Я помню, в начале моей работы, я был на лестнице, которая вся качалась, если хочешь. Но БЕСКОНЕЧНАЯ, я не видел верха лестницы, я не видел низа лестницы, и я бесконечно спускался, спускался, спускался, спускался, спускался, спускался…

 

            О-о!

 

            По этой штуковине, которая качалась вправо, влево, вправо, влево. Бесконечная лестница, я не видел верха, я не видел низа, и я спускался с перекладины на перекладину, с перекладины на перекладину. Она была бесконечной, я говорю тебе, я не видел ни низа, ни верха.

 

            Да, нескончаемые, перекладины.

 

            Нескончаемые, и она раскачивалась вправо, влево, вправо… Точно как то, что происходит, впрочем.

            Ну что ж, похоже, это бездонное.

            Но была лестница, в конце концов, не так ли! Она была поставлена, так шатко. Она была не из дерева, впрочем, это была лестница, словно из… материи (не серебристого, но словно матового цвета) похожего на цинк, может быть, матового цвета.

 

            Она была металлическая, не  верёвочная.

 

            Нет, она не была верёвочной. Я не знаю, что это была за материя. Сама лестница не была широкой, она была даже узкой. Она едва ли была шире, чем моё тело; она была узкой, и раскачивалась вправо, влево, как на корабле! И я спускался бесконечно: перекладина, перекладина, перекладина, перекладина. И я пытался смотреть вверх: я не видел начала. И я пытался смотреть вниз: я не видел конца. (Смеётся)

            Они, всё же, поставили лестницу в эту яму! Годы назад, я увидел это, и вот, мы продолжаем: одна перекладина, две перекладины…

            Но две луны, надо же, да, это интересно!

 

            И вы сказали мне, что это не было иллюзией.

 

            Да, несомненно, это что-то означает.

            Две луны… Сома, а!

 

            Но не такие луны, какой бывает новая луна, они были почти полными.

 

            Да, это были полные луны, и их было две.

 

            Их было две. Две  бледных луны, они не выглядели, как полная луна, вся золотистая, какую мы видим.

 

            Когда луна белая.

 

            Да, белая. Она могла бы почти слиться с облаками, вы понимаете? И этот колодец, эта конструкция плюс крыша…

 

            Ах, да! не колодец этой ночи, а тот колодец, который ты видела сегодня после полудня?

 

            Сегодня после полудня. Он был древний, он не выглядел чем-то недавно построенным, это было что-то древнее. Вот почему, когда я коснулась там, мои руки почувствовали… Тогда я сказала: «Смотри-ка, я без моих перчаток».

 

            Да, ты касалась: это на крыше колодца или нет?

 

            Нет, был этот маленький… я не знаю…

 

            Ты говоришь о конструкции.

 

            Да, подождите, скажем, колодец стоял вот так (Суджата рисует) и всё вокруг было вот так.

 

            Был фундамент вокруг?

 

            Вокруг, и там стоял как дом.

 

            Сбоку от колодца?

 

            Да, прилегая.

 

            Ну да, прилегая к колодцу, стоял дом.

 

            Да, дом, потому что крыша там была из черепицы. А это, я нарисовала его плоским, это не было плоским. И позади также  что-то стояло, и всё вокруг было… вы знаете, эти места, уже старые, заброшенные: росли всякого рода weeds [сорняки], растения, деревья.

 

            Старый колодец.

 

            Старый колодец.

 

            Ты видишь, что касается меня, я спросил тебя сразу же о том, что сказано в Ведах.

 

            Да, я сама ничего не подумала. Я описала вам немного то, что я увидела. Я не подумала ни о Соме, ни о колодцах мёда, ничего. Фактически, Веды говорят о колодцах мёда, не так ли.

 

            Ну, я не знаю, моя Милая, во всяком случае, это хорошо! Две луны…

 

            Да, это было почти (Суджата рисует): одна луна здесь, словом, ладно, это было почти вот так? А вы, вы находились, скажем, здесь, была дверь, вы стояли здесь, и была улица, а я, я находилась здесь, вот так. Я смотрела, очевидно… Но, я не думаю даже, что это было настолько высоко, как это, соответственно. Я говорила скорее здесь, смотрите, да, почти здесь.

 

            Тогда, это не было высоко в небе?

 

            Нет, это не было высоко в небе.

 

            Слушай, если Сома упадёт нам на голову, это не плохо! (Смеётся) Это было бы изменение!

            Шутки в сторону, это что-то означает, несомненно! (Смеясь) Это не иллюзия. Это, возможно, другая луна, ты понимаешь? Кроме той старой луны, которую мы знаем. Потому что, ты удивилась, увидев две.

 

            Ну да, конечно…

 

            «Дюи! Дюи»!

 

            «Дюи! Дюи»!

 

            «Аре! Аре!» (Суджата смеётся от всего сердца)

            ОМ, Ма.

            Хорошо, моя Милая

 

(пауза)

 

            Когда я увидела это, я подумала, что это было отражение одной луны на облаке, что давало этот образ двух лун, но нет, их было действительно две, две луны. Потому что одна была немного выше, чем другая, поэтому, я сказала себе: «Что за штуковина такая, облако отражает другую луну или что?»

 

            Это, может быть, на самом деле, новая луна. Не та, что мы знаем, и которая взывает к этому печальному человечеству.

 

(пауза)

 

            Это напомнило мне вдруг то, что увидела А.– ты помнишь? Во время путешествия из W… она сказала: « Луна сошла со своей орбиты».

 

            Да, это правда, и она связывала это с Индией. Это правда, луна сошла со своей орбиты.

            Это вполне возможно, потому что луны, которые я увидела, не были так высоко в небе, они были достаточно близко.

 

            То, что ты увидела, это, несомненно, факт.

 

            Передача чего-то.

 

            Передача чего-то, чего-то реального, несомненно. Впрочем, я говорил тебе: «Это не иллюзия». Я выглядел так, будто я знаю, что это было, а?

 

            Ну да, совершенно.

 

            Хорошо, все видимости выглядят катастрофическими, но что стоит позади всего этого, реально? Что делается, реально? Что подготавливается, реально?

 

            Вы знаете, я не сказала бы: что подготавливается, я сказала бы: что уже готово?

 

            Да, да, я не сказал бы: что подготавливается, как если бы речь шла о  предстоящих десятилетиях; десятилетия, они позади.

 

            Да. У меня нет видения, не так ли, нет знания, но ощущение очень – ОЧЕНЬ СИЛЬНОЕ, что вещи, сейчас, делаются. И мы увидим их, все видимости будут разорваны.

 

            Да, моя Милая, я, в самом деле, убеждён, что это видимости – довольно мерзкие, но это видимости. И когда наступит момент, всё произойдёт с поразительной скоростью, с радикальной скоростью… и одновременно.

 

            Да.

 

            Я убеждён в этом, но… Что-то хочет «всё вместе», не так ли. Не одну точку или другую, но всё вместе.

            Я убеждён в этом, о! совершенно.

            Ма! Ну, на данный момент, я продолжаю: перекладина, перекладина, перекладина, перекладина…

 

            И перекладины, это ваша спина, и ваше плечо. (Смеётся) Извините меня, я подтруниваю над вами, но это не… Во всяком случае, сегодня, всё же, это было лучше?

 

            Это лучше, чем вчера.

 

            Лучше, чем вчера. О! вчера, это было невозможно…

 

*

 

 

26 июня 1993

 

            Это такое расплющивание Твёрдого Огня.

            Ужасное и безжалостное.

            Как катаклизм.

            Каждые полсекунды это отскакивает от… это более неумолимое, чем камень.

 

*

 

Вечер

 

            Нацисты – это больше не немецкая специализация.

 

*

 

            Это совершенно за пределами человеческого.

            Только Высочайшее может заставить вас выносить подобные вещи.

            Мы ЗНАЕМ, но…

            Время не должно быть далеко.

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ИЮЛЬ

 

ХРОНОЛОГИЯ МИРОВЫХ СОБЫТИЙ

 

2 июля – Грузия: абхазские сепаратисты начали наступление на главный город этого региона, Сухуми.

 

             – Турция: 10 000 мусульман устроили демонстрацию перед отелем писателя, который намеревался перевести Сатанинские Стихи. Умышленный поджог отеля привёл к 36 жертвам и около шестидесяти раненым.

 

7 июля – Конго: правительство ввело комендантский час в Браззавилле по причине вооружённых волнений, вследствие политического беспорядка.

 

12 июля – Сомали: рейд сил ООН против мятежного генерала Аидида привёл к большому количеству жертв среди населения. В отместку, четыре журналиста были убиты толпой.

 

               – США: волна изнуряющей жары обрушилась на восточное побережье, шесть штатов Среднего Запада переживают драматические наводнения.

 

13 июля – Япония: землетрясение силой 7.8 балла по шкале Рихтера привело к гибели 112 человек, 150 раненым и 90 пропали без вести.

 

15 июля – Саудовская Аравия: два человека, приговоренные к смертной казни за распространение наркотиков, были публично обезглавлены. Согласно организации Amnesty International более сотни публичных обезглавливаний саблей имели место с начала этого года.

 

16 июля – Заир: Организация Медики без границ заявила о том, что от 1000 до 1300 человек были убиты в результате столкновений с крестьянами родом из Руанды.

 

20 июля – Великобритания: Палата Лордов утвердила Маастрихтский договор.

 

21 июля – ООН: помощник генерального секретаря ООН сообщила о том факте, что когда ООН вкладывает один доллар в гуманитарное действие, международное сообщество тратит 10 долларов на военную оборону.

 

               – Ирак: Совет безопасности ООН продлил действие эмбарго, наложенное на Ирак, который по-прежнему отказывается признать линию своей границы с Кувейтом и позволить осуществить проверку своих вооружений и ядерных центров.

 

22 июля – Пакистан: бывший глава штаба армии утверждает, что его страна владеет ядерным оружием с 1987 года.

 

25 июля – Ливан: Израиль начал массивные бомбардировки и налёты на юге страны, против активистов проиранской Хезболлы, ответственной за атаки в начале месяца.

 

               – Шри Ланка: тамильские сепаратисты атаковали  военный лагерь на юге страны, в результате: 78 погибших, из которых 17 – гражданские лица.

 

27 июля – Индия: согласно властям, 1750 человек погибло из-за наводнений, обрушившихся на север страны.

 

30 июля – Албания: демонстрация в Тиране, где более 20 000 человек, враждебных правительству, которое они объявили «диктатурой», потребовали освобождения главы оппозиции, арестованного в тот же день.

 

31 июля – Афганистан: российские самолёты бомбят позиции, где обосновались силы таджикской армии.

 

Подходим к дереву

 

 1 июля 1993

 

            Моя Милая сделала очаровательный маленький рисунок: «Мы подходим к Дереву». («Мы проделали долгий путь и подходим к Дереву»).

 

*

 

 

2 июля 1993

 

            Каждая секунда почти опасная.

            Однако, я что-то ухватил от «формулы» (с 30 июня), но похоже, что это становится всё более… беспощадным, если можно так сказать. (Вероятно, Веды говорили «только» «неудержимым»!)

            Именно все эти границы старой эволюционной системы мы сейчас разбиваем (разбиваем или растворяем?). Все решётки клетки. One by one [одну за другой].

            И возможно повсюду.

 

*

 

4 июля 1993

 

            Я думаю, всё же: то, что тело обнаружило 30 июня, было истиной «формулой», или, во всяком случае, временно благоприятным открытием!

            Начиная с 3 января 1989, я думал, что следовало «завинчивать рот», но я (энергично) завинчивал челюсти (кости верхней челюсти), затем я заметил, что следовало не только закрывать рот, но и открывать его также! Потом я заметил, что надо было следовать не анатомическому[37] «ритму», но самому движению Могущества… Затем, затем, затем… Наконец, 30 июня (этого года!) я понял, что не надо было ничего «завинчивать» анатомически, но следовать определённому балансированию или  скольжению мышц нижней губы, которое, фактически, «завинчивает» рот не завинчивая его,  под самим давлением движения Могущества.

            Всё это довольно непостижимо для любого, кто не подвергался такой операции, и я не смог бы сделать даже маленький рисунок, если бы я даже знал тысячу или десять тысяч названий (знают ли они сами о них только?) этих тысяч мелких неурядиц, которые составляют анатомию человека между шеей и плечами. Это как распознавать капли воды водопада Ниагары.

            Можно понять реальность Могущества или движение Могущества только благодаря той непроходимости, которая ему противостоит. Именно поэтому это занимает  столько времени. Нужны тысячи и сотни тысяч маленьких препятствий в теле, чтобы мало-помалу «понять» или выносить более «мягко» водопад этой Ниагары – как можно позволить проходить «этому» с минимумом повреждений.

            То есть, сотни тысяч неправильных секунд на протяжении лет, чтобы распознать все нити или все фибры преграды, которая противопоставляется.

            Поэтому, мы постоянно в препятствии, но сами эти препятствия, мало-помалу, дают вам ключ для нужного прохода.

            То есть, мы постоянно «на пути» через сами ошибки и миллионы колючек – путь, означает продолжать вопреки всему.

            Спустя годы, я вижу тысячу досадных неточностей, которые всё же вынуждают вас найти то, что было бы менее досадным.

            Это как девственный лес: пути нет, его надо проделать, проходя по нему. Это единственный способ.

            Из сотни последовательных миллионов, «формулой» является та, которую мы можем применять на данный момент. И где «последняя формула»? Мы не знаем.

            Всё же, 30 июня, я нашёл маленький проход в этой тёмной массе.

            Но проходы обладают искусством закрываться более твёрдыми препятствиями… до самой последней «твёрдости».

            За последней твёрдостью должен быть спрятан последний ключ.

            Последняя преграда тюрьмы должна распахнуться при окончательном освобождении.

            Шри Ауробиндо всегда говорил: «Ambulando solvitur».

 

*

 

            Можно бесконечно вращаться по кругу в этом аквариуме, как красная рыбка. Надо выйти из этого смертного аквариума, вместо того, чтобы искать исцеления для красной рыбки.

 

*

 

5 июля 1993

 

            Очевидно, нужен новый тип материи.

            Или «что-то» убрать прочь из существующей материи.

            Каково это «что-то»?

            Вероятно, именно это «что-то» мы сейчас трамбуем и разбиваем.

 

*

 

6 июля 1993

 

            Странная вещь. Я был полон боли сегодня ночью, и не мог заснуть, затем я, должно быть, соскользнул в сон и я увидел себя отрывающим от своих ног нечто металлическое, серебристого цвета, как цинк! Оно было металлическим, но мягким и клейким. Я отрывал это как полосками, которые охватывали мои ноги (или, во всяком случае, ногу, которую я видел).

            Я не знаю, что это означает. (Какой операции это соответствует?)

 

*

 

8 июля 1993

 

            Мы в «величайшей твёрдости», бесспорно и опасно.

 

*

 

9 июля 1993

 

            Мы не знаем НИЧЕГО. Каждую минуту или каждую секунду мы идём, как можем, в том же самом раздирающем хаосе.

            Это, может быть, то повреждение в моём правом плече – но вся система является  огромным «повреждением».

            Лишь только мы думаем, что нашли способ, сразу же всё расстраивается – нет «способа»!

 

*

 

            Однако тело упрямо верит, что оно «найдёт».

            Это вопрос жизни или смерти.

 

*

 

            Надо продолжать, вот и всё.

 

*

 

            Для рыбы не существовало способа, чтобы выйти из воды – однако, способом или без способа, это произошло.

            На каждом этапе эволюции должна была быть высочайшая Милость и высочайшая Необходимость.

            И какой-нибудь выносливый образец.

            Каждый раз надо было выходить из удушающей или разрушающей среды.

            Земная Необходимость находится там.

 

*

 

10 июля 1993 (7 июля) (30 июня)

 

            7 июля я действительно обнаружил (или вновь обнаружил) движение, но снова одна из этих проклятых вещей встала на пути.  И поэтому Могущество настаивает, почти дико, чтобы заставить понять тело (как вчера, 9 июля): ты видишь, этот проход не годится – это мучительное и раздирающее – до тех пор, пока тело не поймёт: ты видишь, вот настоящий проход.

            Это как учиться быть новым животным: ты видишь, настоящий проход проходит через пищевод, но если ты упорствуешь, чтобы это проходило через дыхательное горло, это причиняет сильную боль!

            Дышать «неправильно», это также причиняет боль, словно ты подавился чем-то. Это опасно.

            Надо учиться ремеслу нового животного, и находить путь, где «это проходит хорошо». Тогда, всё то, что препятствует, существует именно для того, чтобы заставить вас «мало-помалу» найти правильный проход. Но это расплющивающая молния, поэтому трудно распознать препятствия в долю секунды – да, надо учиться распознавать «капли» Ниагары. Мы распознаем их, только неправильно дыша и бредя на ощупь, мало-помалу, в густом колючем кустарнике. Существуют миллионы фиброзных и анатомических «колючек» в этой проклятой штуковине, которая составляет тело мыслящего человека!

            Но, возможно, его не без основания сделали «мыслящим человеком», чтобы он поразмышлял над своей животной штукой и нашёл бы свой секрет – правильный проход после мыслящего человека.

            Вместо этого, он создаёт компьютеры, которые преумножают тройную башню его мыслящего хаоса и запирают его в ней.

 

 

*

 

            Только в этом «правильном проходе» есть ещё много «перебоев» – это долгое и трудное. «Перебои», это раздирает, словно глотаешь через дыхательное горло.

            Именно весь анатомический автоматизм необходимо забыть… Надо учиться Божественному автоматизму.

            Фактически, я обнаружил этот «правильный способ»14 ноября и 26 ноября в прошлом году (в день этого «медальона рождения»), затем я быстро потерял движение в миллионе колючек, в которых надо было учиться ремеслу. Но это именно «медленное дыхание» и ритмическое – но оно ещё не совсем в завершённом состоянии (!) Но мы на правильном пути!

 

*

 

11 июля 1993

 

            Теперь, когда движение «понято» телом лучше, эти шатуны молнии нисходят-поднимаются-нисходят… Это безумное! Тогда, мы полностью осознаём, осознаём физически, что представляет собой Высочайшее.

            Мы понимаем, что представляет собой «то», что заставляет кружиться миры.

            (Естественно, «я» знал его уже давно, но знать его вот этими костями и этими камнями тюрьмы, это другое дело).

 

*

 

            Я перевёл две песни «Савитри»… за 7 месяцев… Надо бы, чтобы Шри Ауробиндо дал мне долгую жизнь, чтобы идти до конца!

            В этих условиях…

            Но я думаю, что «условия» скоро изменятся.

 

*

 

            «Это» заставляет вращаться миры, но и атомы также!...

            Тогда, всё возможно, если мы выдержим.

            Можно ли коснуться атома, не коснувшись всей земли?

            Это безумно расплющивающее, но оно не ломает ничего.

            Оно должно расплющить Ложь мира.

 

*

 

12 июля 1993

 

Разговор с Суджатой

 

Скверный мальчуган

Стройка в Дели

 

            Расскажите-ка мне,  что же вы увидели не этой ночью, а перед ней, в лунном свете. (Смеётся)

 

            Это краткое. Я и, в самом деле, не знаю смысл, но это определённо имеет смысл. Это произошло посреди ночи – то, что я вижу, всегда имеет смысл. В моём сознании, это, вероятно, происходило в Дели, как будто в Дели, и это не было абстрактным: правительство в Дели. Ладно. В конце концов, это было Дели, во всяком случае. И это было какое-то довольно широкое место на стройке, полностью. Поэтому повсюду были ямы, вещи, которые начинали… Это было разрушение или…? Нет, это выглядело, как что-то строящееся.

 

            Которое строилось

 

            Там не было грязно, я должен сказать. Это была стройка. Одно здание или несколько, которые строились. Я видел это чуть издали: мне хотелось приблизиться, но были ямы, повсюду были большие ямы.

            То, что строилось, выглядело белым – оно не было грязным. И одновременно, мне показывали одну очень большую картину, как если бы она была раскрашенной, если угодно, зеленовато-зелёным цветом, не чистым, зеленоватым почти чёрным, и это было, как если бы это была сенсационная новость, гм… о чём? Дело касалось коррупции, или чего? Я не знаю – коррупция, именно эта небольшая идея осталась. Картина, и нечто, что было немного сенсационной новостью, я не знаю какой. И вот, в тот момент, там, был некто, кто стал преследовать меня, и существо, преследующее меня, было, возможно, метра четыре в высоту!

 

            О! такой высокий!

 

            Ну да! Он был, возможно, выше, чем… он был, по меньшей мере, такой же высокий, как крыша моей комнаты. Очень худой, чёрного цвета, как – не чёрного… послушай, он мне очень напомнил Кангаяна[38]: худой… не так ли, на вид… и он меня преследовал. Тогда, в какой-то момент я обернулся и сказал ему: «Ты гадкий мальчуган». Это я-то, у которого метр шестьдесят роста, представляешь! (Суджата смеётся) Я посмотрел на него, я сказал ему: «Ты гадкий мальчуган». И тут же он…

 

            полностью исчез.

 

            Он полностью исчез.

            Я сказал это как факт, я смотрел на него: это был гадкий мальчуган. (Смеясь) Четыре метра в высоту! Это должно быть был какой-то rakshasa [витальный демон]. И после, поразмыслив, он заставил меня вспомнить Кангаяна, то есть, тип вора, rakshasa, pishâcha [существо извращённое], я понятия не имею, pishâcha.

            И вот, эти три факта я увидел в одно и то же время.

 

            Новая вещь в стадии строительства, то есть, новое правительство в процессе…

 

            Не могу точно сказать. В моём сознании, это происходило в Дели: это было в Дели, поэтому, машинально… я не вполне уверен, что это было правительство или, что это было… Именно такое у меня возникло впечатление. И эта большая картина, зеленоватая, чёрная…

 

            Да, это цвет всей коррупции, не правда ли.

 

            И этот тип, который преследовал меня.

 

            Это не только scam [жульничество], но это также scum [подонки].

 

            Ох! да, отвратительные.

            Вот, эти три вещи я увидел. Этот тип преследовал меня, очевидно. Это, вероятно, представитель…

 

            Витальной силы снизу.

 

            Той, что правит!

 

            Той, что правит, да.

 

            Вор.

 

            (Смеясь) Она представляет собой всех воров!

 

            Это всё. Я не знаю, что это точно означает, словом, очевидно, это то, что мне показывают.

 

            Значит, это происходило в ночь с 10 на 11?

 

            Да.

            Это позитив определённым способом, не так ли, сначала этот тип должен был править, потому что его внешность была… я говорю тебе, четыре метра высотой, и я сказал ему: «Ты гадкий мальчуган»! Но я сказал это совсем естественно, потому что я высказывал факт, ты понимаешь, без гнева, без ничего, я посмотрел на него совершенно просто, я сказал ему… (смеясь) я сказал ему факт! И это его…

 

            И это было мгновенным.

 

            Да, это странно, я не знаю, он исчез, или он сразу же растворился.

            Это всё, возможно, мы поймём после.

            Мы не представляем, как эта огромная Ложь, все эти воры собираются исчезнуть, но когда-нибудь мы узнаем?

 

            Они настолько искусно подкрадываются-подкрадываются-подкрадываются

 

            Ох, да! моя Милая. Они быстро размножаются, особенно это. И они все в согласии, все эти thieves [воры].

            Но всё же, что-то есть в этой стройке. Я увидел, всё же, этого губернатора, который определённо… фактически, там находилось, должно быть, существо божественное. У него были эти anklets[39] на ноге, я сказал себе: «Слушай, это немного забавно». Но именно Шива имеет anklets?

 

            Да, боги. Боги.

 

            И он сказал мне: «Время Неру… Ганди (я не помню больше) закончено». Значит, есть вещи, которые уже сделаны, ты понимаешь. Только материально это обладает искусством…

 

            Именно материальное время всегда более всего неизвестно.

 

            Да, потому что надо, чтобы множество вещей совпали в одно и то же время. Это огромный puzzle[40] мира, который надо собрать в единое целое, и каждый кусок идёт в счёт, и каждый кусок держится за другой. Это невероятная штука, ты знаешь. Если бы мы понимали оккультную историю земли, это невероятное, включая маленьких человечков, какими мы являемся. И всё держится. Поэтому, в божественном видении надо, чтобы все эти кусочки… Существует один момент, так вот, в один момент, всё может быть сделано.

 

(молчание)

 

            Но могущество, которое действует, становится всё больше и больше, ну, невероятное. Это невероятно! Вот, я не знаю, десять лет, не так ли. Я никогда… никогда… это невероятно, моя Милая. Это только потому, что Высочайшее держит вас в ладони своей руки, поэтому мы выдерживаем. Но это, можно было бы сказать, fierce [беспощадное], а!

 

(молчание)

 

            Никакое, никакое человеческое тело, как я полагаю, не смогло бы выносить подобные вещи. Надо действительно, чтобы Высочайшее держало вас в ладони своей руки, и Оно, Оно знает всё до малейшего атома. Не «Оно знает», а Оно является, не так ли. И тело не обманывается, оно знает, но это… мы могли бы сказать, что это невыносимо. Тогда что собирается произойти?

 

(молчание)

 

            Новое строительство запущено.

 

            Мне показывали некоторое время назад это огромное, это необъятное углубление розовой глины – необъятное, не глубокое, но необъятное.

            Очевидно, это фундамент чего-то.

            Ох! Вещи несомненные и повелительные, не так ли.

 

            Да.

 

            Но каким образом это будет происходить? Когда?

 

(молчание)

 

            Словом, моя Милая, посмотрим, я не знаю, будет ли этот вор быстро растворён, распылён.

 

(молчание)

 

            Но, ты видишь, это хорошо, эта книга[41] выходит. Кто сказал, что это был the very opportune moment [очень благоприятный момент]?

 

            Да, да.

 

            Надо же! Это совпало точно тогда, когда следовало. Я говорю тебе, всё есть, всё должно быть… это огромный puzzle, и каждая вещь имеет своё место и точное время.

 

            Огромный что?

 

            Puzzle.

 

            О! puzzle, да.

 

            Это именно для того, чтобы в деталях можно было бы прочесть всё.

 

(молчание)

 

            Ну вот, моя Милая, это всё, я не знаю, я не знаю, посмотрим.

            Ты ничего не видела?

 

            Нет, ничего.

 

*

 

 

 

13 июля 1993

 

            Суджата сказала мне: «Сегодня ночью, я проснулась и читала громким голосом ваш перевод Савитри, который я не читала прежде, и был ритм».

            Я говорил Х. сегодня утром: я материалист – надо заставить войти немного взрывного сознания в эту Материю.

 

*

 

            Это трудно, похоже, всё больше и больше.

 

*

 

            Это мировой позор. (Всё больше и больше также).

 

*

 

14 июля 1993

 

            Сегодня ночью, среди ночи, я проснулся со звуком ОМ, который я повторял и повторял. Затем я увидел себя с ярко-красной верёвкой вокруг шеи – верёвка или нечто вроде мотка, состоящего из многочисленных шёлковых ниток, какие мы используем для штопки (!) И я не знаю каким образом, я заставлял ритмично или регулярно раскачиваться эту ярко-красную верёвку вперёд-назад и назад-вперёд вокруг моей шеи – точно нечто такое, что напоминало это трудное движение для «завинчивания рта лошади». С каждым «раскачиванием» я повторял звук ОМ – именно это меня разбудило: я повторял и повторял. Это «раскачивание» верёвки не поднималось выше моей головы (!), но происходило на уровне шеи. Затем, я увидел себя в своего рода рубашке-свитере, тёмно-голубом, из тёмно-голубого бархата (какую я долго носил), и был довольно тонкий и узкий вырез посреди рубашки, спускающийся до груди или грудины, и через этот вырез я увидел на себе маленькую рубашку, очень белую, несмотря на эту тёмно-голубую. Всё это было очень чётким.

            Но важным было это раскачивание ярко-красной верёвки, которое повторялось со звуком ОМ.

            Это, определённо, образ этого «невозможного» движения или, во всяком случае, трудного, чтобы «завинтить» рот лошади.

Движение казалось довольно кратким и ритмичным – тогда как движение, которое мне удаётся делать, является очень неравномерным и более «долгим» (то есть оно нисходит до низа лопаток).

Это ОМ было мощным и красивым – ритмичным.

Возможно, мне показывали, как надо действовать…

Но, я напрасно стараюсь «знать» это, моё тело всё ещё бьётся со своими колючками (меньше, чем прежде, это менее колючее).

Но другая вещь, помимо того, чтобы «показывать», я думаю, заключается в том, что Они заставляли входить что-то в сознание или в несознание этих колючек.

Это менее колючее, но ужасно «сопротивляющееся», как мой электрический обогреватель.

Это настолько ободряет знать, что Они здесь, и что Они заботятся – мы «знаем», но мы в такой полной темноте.

 

*

 

Вечер

 

            Это адское.

            Но это Ты в аду, где мы находимся.

 

*

 

            Единственное решение, это Ты-Ты-Ты-Ты…

 

ОМ

 

*

 

15 июля 1993

 ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ ББС

 15 июля

        США решили не вносить Пакистан в свой список стран, поддерживающих терроризм. На это решение сильно повлияло отстранение некоторых функционеров секретных служб Пакистана. США рассматривают Пакистан, как имеющий «сдерживающее влияние» в исламском мире. Между прочим, внесение Пакистана в такой список резко снизило бы коммерческие и другие взаимообмены…

*

 

16-17 июля 1993

 

 

ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ ББС

 

16 июля

 

                Сорок американских самолётов будут направлены в Боснию Герцеговину, чтобы помочь защитить зоны безопасности мусульман – новая фаза, в ходе которой сербская артиллерия могла оказаться под прицелом.

 

*

 

17 июля

 

                США убедили Россию отменить большую часть своих продаж ракетных двигателей и передачи технологии в Индию.

 

*

 

                Клинтон собирается отправиться в инспекционную поездку спасательных работ на американском Среднем Западе, пострадавшем от паводков рек Миссисипи и Миссури (их воды продолжают подниматься и затоплять ещё больше территорий). Ущерб оценивается в пять миллиардов долларов. Большое количество районов лишено питьевой воды.

 

 

*

 

 

19 июля 1993

 

            Тело, наконец, ухватило «золотой порядок» принципа, чтобы завинтить этот рот. Оно ещё не способно следовать этому всегда, есть ещё все  сопротивляющиеся джунгли, но это означает, что «циркуляция Ниагары» становится воспринимаемой способом более точным в этой физиологии. Это больше не какая-то неясная и тёмная масса, и совершенно железная.

            Но это безумное расплющивание – абсолютно повелительное (или «неудержимое», как говорили Риши)…

            Очевидно, мы не можем следовать этому абстрактно, по анатомической схеме, надо, чтобы само тело очистилось от колючек и поняло.

            Чтобы подражать латинянам (и Шри Ауробиндо) можно было бы сказать respirando solvitur!

 

*

 

Вечер

 

            Это дикая борьба, чтобы следить в каждую секунду за движением этих шатунов молнии, которые поднимаются и нисходят через шею, плечи. Часами…

            «Don’t wake up the Lightning… 

            To clothe thee with its robe of anguish».

            Мы являемся учеником нового мира.

 

*

 

            Возможно, что однажды это новое дыхание не будет больше нуждаться в своей механической поддержке?

 

*

 

            Это словно землетрясение в теле. Чувствуешь себя так ненадёжно.

            Ты, Ты, Ты…

 

*

 

            Суджата принесла мне эти строчки Шри Ауробиндо, которые она переписала для меня: «The damned thing! If I keep at it…» 1936 [Это чертовское дело! Если б я мог выстоять там…]

 

*

 

21 июля 1993

 

            В этот день, девять лет назад, Шри Ауробндо сказал мне: «Я даю тебе реализацию».

            Но (теперь) я понимаю очень хорошо, что десятилетия, это не слишком много для подобной работы…

            Только, есть ли у нас всё это время перед нами?

            Какая милость иметь возможность ПЫТАТЬСЯ.

            Но «damned thing» сопротивляется и сопротивляется.

            Господи, СПАСИБО ради земли.

 

*

 

            Что-то говорит мне, что всё рухнет разом.

 

*

 

            Похоже, что это предел в каждую секунду. А это продолжается…

            Можно было бы сказать, что чудесно переживать это, потому что оно «не возможно», и всё же, это возможно.

 

*

 

23 июля 1993

 

            Это небольшое движение, которое выглядит идиотским; сколько же надо миллионов (неправильных) секунд, чтобы научиться этому… немного.

            По сути дела, сердцебиение происходит благодаря многим давлениям и противодавлениям.

            Вся мировая механика выстроена на этом.

 

*

 

24 июля 1993

 

            Я увидел странную вещь сегодня утром, перед своим пробуждением. Я увидел руку, покрытую шёлковой тканью, яркого, красно-оранжевого цвета, очень красивого, которая проходила передо мной… Я рассказал это Суджате, и она воскликнула очень довольная: «Но это же супраментальный цвет!». Рука означает действие. Мы уже давно знаем, что именно Мать и Шри Ауробиндо совершают работу, но это было скрыто, а теперь, очевидно, это Супраментальная Рука совершает работу – всю.

            Суджата обрадовалась, это была великая новость. (Эта «шёлковая» ткань показалась мне скорее, как сатин).

 

*

 

26 июля 1993

 

            Это словно огненное удушение, или железный ошейник.

 

*

 

Разговор с Суджатой

 

Мусульманин, сжигающий коврик Матери.

 

            Я кое-что увидел сегодня ночью, не особенно интересное, так как я полагаю, что это хорошо известно, и все это знают. Но почему мне показывают это сейчас? Именно это мне… не так ли, почему мне это показывают сейчас. Но это вещи, которые находятся очень близко к материи, если не в самой материи.

            Ты помнишь, на протяжении долгого времени в Баликурте у меня был маленький шерстяной коврик, ты помнишь? с рисунком.

 

            Да.

 

            Я думаю, что сейчас мы положили его в западной комнате, ты помнишь?

 

            Но… ?

 

            Ты помнишь маленький шерстяной коврик, бежевый?

 

            Вы пользовались другим?

 

            Нет, у меня был этот маленький коврик.

 

            Ах! в вашей комнате, ваш коврик перед кроватью.

 

            Да, в Баликурте, я не помню, кто мне его подарил, то ли ты, то ли моя мама.

 

            Нет, это должно быть мама.

 

            Это должно быть моя мама подарила мне его.

 

            Да.

 

            Он был такой красивый, и я его очень любил.

 

            Он был plain [одноцветный], нет?

 

            Полностью plain, но с рисунками: вырезанными по краям этого коврика.

 

            Да, я не помню, был ли он у нас здесь.

 

            Да, мне хотелось бы постелить его в моей комнате, потому что я его очень люблю, но он должно быть такой пыльный, я думаю, что мы оставили его в западной комнате. Словом, короче, это был мой кроватный коврик в моей комнате в Баликурте, и затем, мне даже вспоминается, когда Мать пришла в мою комнату, я поставил её кресло на этот маленький коврик…

 

            Ах! да.

 

            Так вот, сегодня ночью я был в незнакомом мне месте: там лежал этот маленький коврик, и там был мусульманин, и этот мусульманин делал словно пуджу, я не слишком помню что именно, вроде бы, с фимиамом. И он прожёг большие дыры в двух или в трёх местах, в этом маленьком коврике: коврик был весь чёрный, ты знаешь, как палёная шерсть.

 

            Да, ах! да.

 

            Якобы, этот фимиам он предлагал Аллаху. Тогда я запротестовал против этого… этот коврик, который он сжигал, но он сказал: «Всё хорошо, потому что… это для Аллаха». Тогда я сказал ему: «В таком случае, (был потолок сверху) вы сожгите для Аллаха этот потолок, чтобы он упал вам на голову??»

 

(молчание)

 

            Очень достойный ответ.

 

            Вот всё что я ему сказал, это всё что произошло, я был очень недоволен: этот коврик горел, не так ли.

 

            Да.

 

            Он имел для меня значение.

 

            Ну да.

 

            И были, словно большие прожжённые дыры, ты знаешь, как шерсть, и он, он говорил:  «Это для Аллаха». Тогда я показал ему на потолок, потому что он поднял руки к небу, я сказал ему: «Вы сожгите этот потолок для Аллаха, и пусть он упадёт вам на голову!»

            Вот всё. Но почему я вижу это сейчас? Меня поражает этот маленький коврик, не так ли, который имеет значение.

 

            Ну да. Мать ставила свои ноги на этот коврик.

 

            Ах! да. Какое-то время она сидела в моей комнате, я поставил кресло на этот маленький коврик. И он лежал у подножия моей кровати на протяжении лет. Я очень любил этот коврик. Ах! я увёз его в Нанданам, этот самый коврик, я садился на него, когда писал всю эту трилогию.

 

            Да, я помню, что он имел вырезы  по краям.

 

            Да, именно так.

 

            Немного овальный.

 

            Да, он в западной комнате? Словом, это всё что я увидел. То что меня поражает, это не факт – мы хорошо знаем, как они живут эти… эти…

 

            (Смеясь) «Аллахиты».

 

            Но… почему мне показывают это теперь? Я не знаю.

 

            Он прожигал там, где сидела Мать.

 

            Это всё, больше ничего. Факт, не имеющий для нас ничего нового, в сознании, не правда ли, но почему мне показывают это сейчас?

            И это было действие, которое он совершал, этот человек.

 

            О да! Он жёг коврик Матери.

 

            И это происходило словно у меня, не правда ли, этот маленький коврик лежал там.

 

            Да, да. Он жёг коврик.

 

            Нет, моя Милая, что касается меня, у меня действительно есть важный вопрос: если это правительство останется здесь, с новыми законами, которые они хотят ввести против всей этой B.J.P., с фашистскими силами, чтобы мешать всем тем, кто им не нравится или… Я всё время вспоминаю то видение, которое у меня было об этом саде, полном плохой травы, и я говорил: «Если мы не уберём её прочь, она проникнет к нам».

            Поэтому у меня возникает такой серьёзный вопрос.

 

(молчание)

 

Это всё, ну что ж, посмотрим. Но будем готовы.

 

            Что можно сделать? Как можно быть готовым? Готовым внутренне?

 

            Нет-нет, я не говорю, готовы внутренне, я говорю, готовы физически. Именно это я вижу.

 

            Да, я понимаю, но как мы можем быть готовы физически?

 

            Ну, моя Милая… (Смеётся)

 

            Приготовить чемодан, быть готовым уехать, чтобы успеть уехать в двадцать четыре часа? Именно это вы имеете в виду? То есть закрыть институт-Котагири?

 

            Я не знаю, моя Милая. Надо просто быть готовым ко всему.

 

            Так как вопрос  стоял бы не только для нас двоих, но для четверых других.

 

            Ну да, несомненно, вопрос ставится для всех. Для всех, да, он ставится для всех, фактически, для whole world