логотип

 

 

 

Перевод: Игорь Горячев, Нина Кучер.

auroananta@yandex.ru

 

 

 

 

Сатпрем

 

Заметки об Апокалипсисе

 

Том 3

 

1982-1983

 

Институт эволюционных исследований

 

 

Encyclopaedia Universalis, т.2

 

Апокалиптический

(литературное)

 

Для современного ума, термин «апокалипсис» связывается с катастрофой мирового масштаба. На самом деле, это транскрипция греческого слова αποκαλυψις, которое означает просто «раскрывающий», «снимающий покровы». Малоупотребительное в просторечном греческом, оно довольно часто появляется в переводе библии Септуагинте, где означает «раскрытие» в материальном смысле, но особенно, в переносном смысле, то есть «открытие» человеческих или божественных тайн.

 

 

Суджате

 

с которой, шаг за шагом,

мы прошли эти ужасные испытания,

неся нашу единственную любовь к Матери

и нашу отчаянную волю

продолжать Их Работу

до самого конца

 

 

Введение

 

            Я провёл эти годы, материализуя Послание Матери и пытаясь придать ему Смысл, затем сражался за то, чтобы сохранить целостной и свободной её Агенду. Но осталось сделать самое главное: возобновить нить истиной истории, Приключение вида в клетках тела, и как можно изменить всю эту «человеческую» систему? Сделать следующий шаг Эволюции, прежде чем наша Земля снова не будет разрушена её нынешними обитателями.

 

Сатпрем

12 октября 2000

 

1982

 

Истинная Работа

начинается

 

 

 

14 мая 1982

 

            Погрузиться в это сияющее безмолвие, словно в миллионы вибрирующих пестиков.

 

*

 

            Впечатление, что «кто-то» взял меня в свои руки.

            Словно что-то сказало да[1].

 

15 мая 1982

 

            Позволить Божественному жить во мне.

 

С 16 на 17 мая 1982 (ночь)

 

Видение

 

            Первая большая волна, откуда внезапно появились три огромные рыбы, совершенно чёрные. (Подсознание начинает позволять видеть своих мерзких рыб).

 

26 мая 1982

 

(Личное письмо)

 

            Я диктую Суджате.

            Мне не хотелось бы больше писать совсем, но я чувствую твой вопрос, и может быть, полезно внести ясность в эту ситуацию. Очевидно и определенно то, что я не хочу больше браться за перо, писать книги и письма, и поддерживать человеческие контакты. Это было бы просто потерей времени. Я хочу продвигаться вперёд.

            То, что было ещё только «идеей» или предположением (трансформация), стало единственным делом, неотложным и настоятельным. Я не знаю, как реализовать это, знаю только, что есть настоятельное, неизбежное стремление, нерушимое, можно сказать, и это стало, своего рода, физической необходимостью, нуждой во тьме, и что я не смог бы заниматься больше ничем другим. Я понятия не имею, в каком направлении идти или куда я иду, но это не так уж и важно, что важно, так эта исключительная концентрация и возрастание этой почти физической нужды, которая следует или должна следовать своему собственному неизбежному направлению. Это своего рода пробуждение стремления в физическом сознании и оно движется согласно своему собственному неизвестному закону (неизвестному мне). Я знаю только, что хочу жить исключительно этим. Всё, что я знаю ментально и почти физически, это необходимость произвести первый земной образец нового вида – сделать первый шаг, материально воплотить первую возможность, как конкретную и осуществимую надежду для остальных людей, которые способны делать это. Земля нуждается в конкретной надежде и явном знаке своего дальнейшего пути – так, чтобы все смогли сказать, даже если они ещё не могут сделать этого: вот туда мы идём. Это единственная очевидная вещь, которую надо делать, даже если это невозможно. То, что прежде казалось мне какой-то непомерной амбицией, стало простым и бесспорным фактом. Мне совершенно безразлично, буду ли я этим первым образцом, но это должно иметь место где-то на земле, в первом человеке, который предоставит своё тело в распоряжение… «этого». Мне абсолютно всё равно, преуспею ли я, или нет, да это и не моё дело; моё дело – пытаться до конца. Возможно, и даже вероятно, что другие неизвестные нам люди, пытаются делать то же самое по своему, описывают это другими словами или в другой форме, но эволюционное давление, неизбежное и повелительное, и оно захватывает всех, кто действительно хочет отдать себя «в распоряжение этого». Будут ли это делать другие или нет, но я чувствую побуждение следовать этим путём, без малейшей тени «я» в этом деле – впрочем, мы совсем больше не знаем, где находится «я» в этой кромешной темноте, где ваша единственная надежда, лишь божественная Рука, if it cares to take mine [если она позаботится взять меня за руку]. Но после нашего возвращения из Океании, имел место один новый факт, главный и простой: однажды (это было 14 мая), я почувствовал, как что-то сказало «да». Именно это обстоятельство и стремление в физическом сознании, являются двумя единственными движущими силами в том, что иначе кажется совершенно неопределённым.

   Но после нашего возвращения, когда я начинал, словно на ощупь, продвигаться в этом, одна вещь показалась мне довольно очевидной: я должен cделать или попытаться сделать первый шаг, сам, совсем один. Нужен первый шаг, можно сказать, первый breakthrough [прорыв], и я действительно думаю, что это можно сделать только в полном одиночестве. Шри Ауробиндо и Мать колебались в начале, спрашивая себя, должны ли они осуществить первый шаг в одиночестве, а затем тянуть за собой остальных, но очень быстро они приняли всех, они попытались тянуть за собой всю сопротивляющуюся человеческую массу. Это, очевидно, замедлило их работу, но они совершали работу Аватара, который всё берёт в свои руки и открывает путь – и они открыли путь. Теперь нам нужно пройти через дверь. Но этот бывший старый писатель хорошо чувствует, что он не мог бы тягаться с ними, пусть это будет дюжина человек или даже двое, или трое, меня полностью задержат и поглотят трудности тех, кто хотел бы следовать этим путём. Первый шаг абсолютно необходим, и если этот первый шаг будет сделан, тогда здесь появится неопровержимое доказательство и сила потянет других. Но на той стадии, где я нахожусь, это затопило бы меня полностью и отняло бы годы. Я вижу огромную трудность для человека отбросить всё то, что представляет саму ткань его жизни – отбросить свои мысли, отбросить свои действия, отбросить свои чувства – и повиснуть в пустоте. Именно тогда, внезапно, огромная шакти (могущество) вливается в пустую клетку, где вы рискуете бегать кругами, как безумный лев. Впрочем, именно это вынуждает пытаться искать выход из клетки. Но для нормального человека это задача почти невозможная или, во всяком случае, очень трудная, без того, чтобы не сойти с ума – впрочем, вы должны сойти с ума… и, всё же, не сходя с ума. Я не могу представить себе, кто смог бы вынести эту операцию, если я не сделаю, по крайней мере, первый шаг или не обнаружу первую брешь, которая позволила бы пройти другим. К слову сказать, то мое прекрасное видение о дюжине людей, которые были бы подобны последнему крику Земли, остаётся в силе, но именно порядок действий, кажется, изменился. Место тоже, похоже, изменилось. Остров в Океании был, по всей видимости, старым остатком моего бретонского романтизма. Это место… я это буду знать точно только, когда сделаю первый шаг. Тогда все будет ясно, повелительно и без обсуждений. Я буду знать. Так вот, именно порядок действий изменился, но не принцип – и мы ничего еще не знаем о мировых условиях, которые могли бы вдобавок вмешаться и изменить этот порядок. Факт в том, что у меня всё меньше и меньше желание двигаться и всего того, что могло бы отвлечь меня от этого дела, которое во мне живет. Гималаи тоже кажутся мне довольно сомнительными и мало привлекают, если только С.П.Н Сингх не будет настаивать и не позовёт меня с вами. Я не хочу больше нарушать концентрацию, которая, похоже, усиливается с каждым днем. Посмотрим.

Я не знаю, куда я иду, но у меня ощущение, что «кто-то» взял меня в свои руки, и что, если Божественное захочет, как в том видении 1973 года (я, плашмя, на этом чёрном разломе, как мост, с моим велосипедом на спине), две великие Руки протянутся, чтобы перетащить меня на другую сторону. Тогда, остальное будет ясно. В настоящее время, мы лежим плашмя на чёрном разломе.

Ты понимаешь, я не хочу больше писать, но жить внутри этого, пока не появится какой-нибудь неопровержимый знак – тогда это будет очевидно для каждого, и нечего будет говорить или писать.

В настоящий момент именно так я всё это себе представляю, но неизвестно как обернутся обстоятельства. Суджата сказала мне: теперь вы больше не захотите двигаться, именно вещи будут двигаться(!).

Я всегда с тобой и с теми несколькими преданными братьями и сёстрами, которые так помогали мне все эти годы. Пусть у них будет вера и терпение ждать, когда придет момент, а тем временем, пусть возрастает их стремление. Если Божественное захочет, мы снова встретимся, чтобы открыть блистающие двери.

Неизбежно, первый образец божественного вида появится на Земле. Это может быть кто угодно. Что существенно, так это то, что наше стремление несёт этого «кого-то» к его божественному предназначению. Попытка несомненна. Уходя, Мать и Шри Ауробиндо пожелали оставить людям милость или любезность сделать самим первый шаг в своей эволюции и пройти через двери, которые Они открыли. Сатпрем это только один из стремящихся среди других, и с ним или без него работа будет сделана и первый земной образец будет неизбежно рождён для божественной жизни.

Почему бы нам не сделать это вместе?

 

Сатпрем

 

30 мая 1982

 

Похоже, процесс пошёл.

 

*

 

Непобедимый[2] повреждён, браво!

 

30-31 мая 1982 (ночь)

 

Видение

 

В руках «хирургов». Я должен подвергнуться всей операции[3].

 

31 мая 1982

 

Думаю, что я вступил на путь.

 

3 июня 1982

 

Что-то очень неприятное вошло в атмосферу.

 

7 июня 1982

 

(Письмо Суджаты тантристу из Бенареса, переведенное с английского)

 

Шри…,

Намаскар. Я с удовольствием вспоминаю нашу встречу в Раджбхаване (во дворце губернатора) в Лакхнау.

Шри Сатпрем получил сегодня ваше письмо от 2 июня; он очень признателен за ту помощь, которую оказал ему Шри Б., когда мы все встретились в Лакхнау.

Между тем, Шри Сатпрем очень заинтересован узнать одну бидж мантру[4]. Эту мантру практически использовал в работе с Сатпремом известный тантрический гуру много лет назад. Шри Б. тоже возможно поймет, какая это была бидж мантра по описанию ее воздействия на тело Шри Сатпрема (далее сам Сатпрем):

 

Как только бидж мантра была произнесена, Шри Сатпрем почувствовал, как его тело сразу же потеряло вес, словно оно лишилось своей плотности. Тело ощущалось пористым и проницаемым, распахнувшись миллионами крошечных отверстий, через которые струились воздух и свет. Главное ощущение тела, что оно стало лёгким и пористым[5].

 

Это описание, возможно, позволит вам вспомнить, какая бидж мантра производит подобный эффект. Сатпрем был бы очень признателен, если бы вы могли сказать, что это за бидж мантра и сообщить её ему[6].

Его Превосходительство сэр С.П.Н. Сингх знает о нашей просьбе и в равной степени заинтересован.

Пожалуйста, передайте Шри Б. наши сердечные пожелания и намаскар от Сатпрема, и также от меня.

Пусть Высочайший Господь всегда пребудет с вами.

Со всей искренностью.

Подпись: Суджата.

 

8 июня 1982

 

Написанное Индире о президентстве Индии (о С.П.Н. Сингхе).

 

*

(Письмо Индире Ганди, переведённое с английского)

 

Мадам,

простите меня за дерзость, но я внутренне чувствую, что должен сказать вам то, что увидел и почувствовал в начале мая. У меня нет другой заботы, чем моя любовь к Индии и моё неизменное почтение и уважение к вам. Итак, коротко говоря, мне кажется, что вы вступили на «очень тёмный путь» и впереди очень скоро вас ожидает критический период – когда я говорю «вы», я, разумеется, имею в виду Индию. Всё это, вы, несомненно, знаете лучше, чем я, но недавно это ощущение усилилось и стало окончательно ясным. Я сопротивлялся, но вот, что я почувствовал: очень скоро, и может быть в течение короткого периода, вам будет нужен рядом человек, полностью преданный, с большой силой и внутренней мудростью. Этот человек, господин С.П.Н. Сингх. Я знаю, что в нём присутствует шакти, которая работает для будущего Индии. Я знаю, что его проницательность и мудрость несут на себе печать божественного прикосновения, и что вы можете твёрдо положиться на него – вам он будет нужен, Мадам. Это не мое личное к нему отношение и не моя любовь к нему заставляют меня говорить, но моя любовь к Индии и к вам. Он поможет вам материально, так же как и внутренне, пройти через этот трудный период и принять трудные решения.

Согласно поверхностному человеческому взгляду, сэр С.П.Н старый человек и не может быть президентом Индии – но не возраст имеет значение в человеке, а Шакти и адхара или способность нести в себе божественную Силу и воспринимать истинное влияние, и в этой области достижения господина С.П.Н в Утар Прадеш никак не назовёшь достижениями «старого человека».

Я ничего не сказал господину С.П.Н. об этом письме, но оно продиктовано моим сердцем и моим желанием, чтобы Индия и вы прошли победоносно через те критические испытания, которые сейчас назревают[7].

Со всем моим уважением и глубокой любовью.

Сатпрем.

 

15 июня 1982

 

( Письмо Сатпрема своему младшему брату Пьеру)

 

Я с задержкой посылаю тебе моё письмо. Мне очень трудно писать – в прошлый раз, когда я написал тебе, у меня в глазу появилась язвочка на две недели.Надо, чтобы ты глубоко понял нечто очень важное и то, что заставило меня изолировать себя от всего мира.

Конечно, я протягиваю тебе руку, и не бросаю или не бросал тебя. Но, в сущности, именно внутреннюю связь, внутреннюю Силу, я посылаю тебе, и она тебя сопровождает. Всё, что ты делаешь и будешь делать, будет иметь внутреннюю поддержку – у тебя есть талисман, у тебя есть помощь Матери. Значит, твой физический путь станет более легким и двери должны открыться. Но хорошо пойми, брат, что было бы ошибкой искать эту опору во мне физически. Физический момент нашей встречи еще не наступил, было бы катастрофой и для тебя и для меня форсировать вещи. Надо иметь терпение и мужество ожидать истинного Часа.

Приехать сюда в таком подавленном состоянии было бы полной ошибкой, для тебя, прежде всего – что ты будешь делать здесь посреди этого леса без всякого дела, без всего? Ты будешь бегать кругами, как лев в клетке, как только пройдут первые моменты отдыха и облегчения. Ты сойдешь здесь с ума. Насколько я знаю и понимаю вещи, «проход» для тебя будет прокладываться через деятельность, а не через бездействие. Надо, чтобы твои руки были заняты. А здесь ничего нет. Ты повиснешь в пустоте. Вот почему я также вижу, что «Анна Мария» могла бы стать для тебя помощью и крайне необходимым инструментом – переход по морю, огромные, широкие водные пространства, ты мог бы гораздо легче обнаружить проход и перенести изменение Ритма.

Для меня тоже преждевременная встреча была бы катастрофичной, и именно это ты, возможно, не принимаешь в расчет. Состояния перехода – это всегда состояния чрезвычайной неустойчивости и исключительной чувствительности. Т.е. если ты приедешь, мне придётся всё время «впитывать» тебя полностью – мое сознание больше не заключено в узкой личности; тогда, это означало бы, что вместо того, чтобы делать работу одному, с моими собственными трудностями, я должен буду работать за двоих или даже за троих. В результате: вместо того, чтобы потратить шесть месяцев для достижения определенного состояния, мне бы потребовались годы. Это драгоценное время было бы потеряно для всего мира. Позвольте мне сделать эту работу одному, позвольте мне сделать, по крайней мере, один решительный шаг, потом, возможно, я мог бы сделать что-то стоящее и для других, потому что тогда у меня будут сила и знание. Именно ради этого я изолировал себя от всего мира. Ты понимаешь? Так как я сам еще в состоянии обезьяны, я ничего не могу сделать для других обезьян, только продолжить старое обезьянничанье. Именно поэтому «Анна Мария» кажется мне наилучшим решением, по крайней мере, промежуточным, пока первый решительный шаг не будет сделан. Если ты хочешь перескакивать через этапы, ты все только запутаешь. Мы занимаемся не каким-то маленьким делом, но предпринимаем колоссальную попытку, трудное приключение – не надо эгоистически сводить это к отношениям между двумя братьями. Все братья земли вовлечены в это. Если вдруг мне удастся сделать первый шаг или первый проход, вещи стали бы ясными и более лёгкими для всего мира. До этого момента, надо, чтобы я оставался в молчании и инкогнито, даже для моего очень любимого брата. Ты понимаешь, упрямая голова?! Таким образом, я удерживаю внутреннюю нить нашей близости, но внешне существуют этапы. Делай свою собственную работу, одержи свою собственную победу на «Анна Марии», стань «рыцарем» розы – и Час наступит, всё будет готово и прекрасно. И, кроме того, я был бы доволен, чтобы ты не говорил больше обо мне. Мне нужно молчание вокруг меня.

Бесполезно беспокоить маму и других. В самом деле, всё великое делается в молчании.

Я люблю тебя и обнимаю вместе с Катрин.

 

С.

 

17-18 июня (ночь)

 

Видение

 

Я ехал по узкому гребню, всё более и более сужающемуся, опасному. Я должен был спуститься на велосипеде[8], но это было опасно, так как некуда было поставить ноги. Там была пустота.

 

19 июня 1982

 

Сознание: как колонна.

 

25 июня 1982

 

Великое Нисхождение.

Сухая гора, жадно впитывающая волны света[9].

Тогда там мы знаем, что Ты ЗДЕСЬ.

 

27 июня 1982

 

Мать, пусть это тело станет Твоим жилищем.

 

29 июня 1982

 

Я: «Спрашиваешь себя, находимся ли мы на пути…»

Суджата: «Ничего другого и быть не может».

 

30 июня 1982

 

Присутствие такое интенсивное, такое плотное, как если бы в этом теле было другое тело.

 

4 июля 1982

 

Ложь Земли вопиющая.

С 5 на 6 июля 1982 (ночь)

 

Видение

 

Я карабкался на дерево по тонким и очень хрупким ветвям, чтобы сорвать фрукты на их концах. Надо было ступать очень мягко, не делая резких движений. Это было опасно. Малейшее неосторожное движение могло сломать ветви. Я ступал очень осторожно и повторял мантру. Фрукты были тёмного цвета, коричневые, как кожура «мангустина». Суджата была внизу и собирала фрукты, которые я ей подавал. Одна ветка даже, треснув, обломилась чуть ниже меня. Суджата сказала мне: «Я раздам их завтра…» и это означало «слугам» или «людям». Ни она, ни я не ели эти фрукты, они предназначались для других.

Это для Земли.

 

9 июля 1982

 

Я смотрю на свою жизнь как на уходящий корабль.

 

14 июля 1982

 

Отъезд в Наинитал (в резиденцию губернатора С.П.Н)

            Мне не хотелось бы больше двигаться.

 

15 июля 1982

 

Наинитал.

«I was «compelled» to chose Zail Singh» сказал С.П.Н., цитируя Индиру [меня «вынудили» выбрать Зайл Сингха]. Машина, которую «тянут»… кто? (Я видел этот чёрный автомобиль Индиры, который тянут чёрным тросом[10]).

 

17 июля 1982

 

Путешествие в Хаирханд через высохшее русло реки посреди горящего ущелья.

Закутанный Бабаджи[11]. Любезный Шастриджи предсказал мне «освобождение»[12]. Встреча с Раникхетом для мантры.

«Мокша» - это очень хорошо, но как быть с Землёй?

 

18 июля 1982

 

Возвращение в Лакхнау на самолете С.П.Н.

Я хочу не «освобождения», но найти новый путь для Земли.

 

23 июля 1982

 

Лакхнау. Нечего больше делать. Только Это.

 

26 июля 1982

 

Дели. Царствование маленького чёрного оккультизма (Индира Ганди-Брахмачари & Co.).

 

*

 

 

 

(Письмо Суджаты к Мишлин по случаю ее дня рождения).

 

Милая Мишлин,

29-ое – праздничный день, вот почему это красное на белом.

Чтобы напомнить вам, что мы находимся на этой прекрасной земле, мы в путешествии. Фактически, сама жизнь является путешествием, от неизвестного к неизвестному, до тех пор, пока всё не станет известным, и мы не войдём туда, где нет больше ничего, что создаёт тень. Всё снова станет известным.

С признательностью

И нежной любовью.

Суджата.

 

Мы работаем. Я рядом с тобой.

Сатпрем.

 

27 июля 1982

 

Прибытие в Б. Потеря сознания в аэропорту. Другая жизнь, которая постоянно существует прямо на границе с нашей.

Возвращение домой.

 

29 июля 1982

 

Для всего-всего-всего, я бросаюсь в Господа, и говорю: Ты Господи, Ты Господи, это ты Господи, иначе жизнь, это мука.

 

*

 

(Письмо Сатпрема, Роберу-Анне, продиктованное Суджате)

 

Милые Робер-Анна,

Вы далеко, но вы рядом. Часто мое сердце и маленький лучик внутри поворачивается в направлении вас с вопросом. Я даже видел Робера два или три раза, и один раз очень улыбающегося, у моей двери, говорящего мне своим немного приглушенным голосом: «Что я могу сделать для тебя?»

Я думаю, что вопрос на самом деле вот в чём: что Робер может сделать для Робера?

Если бы мы были менее заключены в наше ментальное, материальное человеческое несчастье, мы бы лучше чувствовали друг друга и вы бы знали, что я глубоко люблю вас в том, чем вы по существу являетесь – трудность всегда узнать, чем мы являемся. Иногда, надо пройти много окольных путей для того, чтобы узнать.

Суджата и я, мы прошли несколько окольных путей, утомительных, но поучительных, для того, чтобы лучше понять ту единственную вещь, которую мы собираемся делать.

Это единственная вещь, мне давно уже хотелось рассказать вам о ней, но потребовалось время, чтобы немного созреть.

Наше долгое путешествие поставило меня перед очевидностью, а именно: прежде, чем я, действительно, смогу сделать что-то для дюжины каких-то символических людей или даже только для Робера-Анны, надо, чтобы сначала, я сам, сделал решительный шаг. Только тогда, у меня будет сила помочь другим и необходимое сознание, чтобы делать точные шаги. «Остров Матери» остаётся реальностью (даже если географически, он находится не там, где мы думали), но этот «остров» или это объединение нескольких людей, жаждущих новой земли, придёт после первого решительного шага самого Сатпрема (или в Сатпреме). И если это будет не Сатпрем, тогда это будет кто-то другой, так как Работа будет в любом случае завершена: первый новый человек неизбежно будет рождён на этой несчастной земле.

Я также заметил одну очень важную вещь, что этот первый решительный шаг можно сделать (если я его действительно сделаю) только в полном уединении. Аватар, т.е. Мать и Шри Ауробиндо, должны были всё поглощать и впитывать весь яд, чтобы открыть путь. Но Сатпрем – это просто человек, несущий в себе жажду, только жажду подлинной жизни на земле, и он отдаёт себе отчёт, что он не смог бы поглощать трудности, отрицания и сопротивления других, даже самых лучших, без опасного ущерба для себя. Это постоянно тянуло бы его назад, вместо того, чтобы позволить ему сделать скачок в направлении будущего наедине со своими собственными трудностями. Сознание стало очень чувствительным, можно сказать пористым, чтобы выносить без ущерба постоянные атаки человеческих мыслей и реакций, хороших или плохих. Надо, в самом деле, идти за пределы и самого лучшего, и самого худшего в человеке, чтобы попытаться выбраться из этой грязной банки и войти в великое солнце завтрашнего дня. Надо действительно достичь конца человека и всей его позолоты, и его ужасов для того, чтобы проникнуть в то, что придёт после человека.

Возможно, вопрос для Робера-Анны состоит в том, чтобы узнать, на самом ли деле они уже достигли этого конца. Я уверен, что они его достигнут, но возможно у них остаётся ещё порядочный конец, который надо пройти, чтобы исчерпать то, что может оставаться от старого мира в их сознании. Этот старый мир можно оставить, если только мы глубоко, тотально исчерпали его самые прекрасные улыбки и изобретения. Этот старый мир может быть ступенью и камнем преткновения для того, чтобы достичь точки не-возврата. У меня создается впечатление, что Робер-Анна могли бы извлечь пользу из того времени (может быть недолгого), которое им оставлено для того, чтобы получить еще какие-то опыты, ещё больше обогатить свое существо, развить свою творческую силу до того момента, где для них будет совершенно очевидно и явно, что они достигли точки не-возврата. Тогда, может быть, наступит момент «острова Матери», даже если это будет символический «остров», и, возможно, это будет так же момент, когда Сатпрем будет готов и всё будет готово – а если не Сатпрем, тогда это будет кто-то другой: Дверь открыта для всего мира, включая Анну-Робера, и неважно, кто пройдет первым, но надо, чтобы кто-то прошёл.

            Именно эта пылающая цель должна оставаться в ваших сердцах, каковы бы ни были внешние превратности жизни. Было бы очень неправильно говорить: «Сатпрем сделает, Сатпрем сделает», как другие говорили: «Мать сделает, Мать сделает» - и засыпать.

Значит, не надо обижаться, если я остаюсь в уединении и в молчании. Бесполезно выведывать, где я нахожусь и писать мне, но очень полезно узнать, где находитесь вы. Но, может быть, теперь вы понимаете, что это молчание и уединение инкогнито являются лучшей помощью, которую я мог бы оказать своим человеческим братьям. У меня нет никаких претензий, в моём сердце только молитва для земли.

Только Милость может.

Люблю вас и обнимаю.

Сатпрем.

 

31 июля 1982

 

Чудесное Присутствие

солнечное

компактное

глыба Божественного

золотистая

лучистая.

И радость, струящаяся

повсюду, как золотистое трепетание.

Почему бы этому не быть

солнечным всегда?

 

Без даты, 1982

 

То, что я называю «Божественным», это ни какой-то Бог религий, но то, что возможно сказали бы какие-нибудь дерзкие рыбы, первооткрыватели, много эпох назад: это будущий кислород или будущее солнце. Так, я использую язык Матери, которая говорит в моём сердце, и иногда я говорю «Господь», но это не какой-то библейский Господь или Господь из «Евангелия»: это будущий властелин Земли, или властелин будущей Земли.

Мать говорила: «будущее Божественное»!

 

1 августа 1982

 

Пусть будет

только Это

в каждой клетке

в каждом атоме.

 

2 августа 1982

 

Ментальная жизнь: свинцовый покров на нужде, глубокой-глубокой, такой глубокой, как колодец жажды в глубине существа.

Только Это.

*

 

Получил письмо с этим замечательным видением от Л…

 

(Большой незаконченный мост)

 

8 июля 1982

 

Вы знаете, что я увидел две ночи назад? (6 июля) Огромный строящийся мост в Индии, мост, переброшенный через бурную и грязную воду, которую невозможно было пересечь вплавь. И этот мост был огромный, сделанный из цемента и земли (в индийской манере), массивный как крепость, и предназначенный, чтобы по нему могли пройти, по крайней мере, десяток поездов бок о бок. Я видел, что рельсы уже были проложены. Но мост был в процессе строительства, не законченный, отсутствовал только небольшой конец. Я ждал там вместе с какими-то незнакомыми молодыми людьми моего возраста, парнями и девушками, и надо было ждать поезд, чтобы, проехать через мост (это был такой мост, который я встречал в начале моего «путешествия вокруг земли» или в начале «Приключения»). Наконец, не желая больше ждать поезда, который всё не приходил, я взобрался на верхнюю часть моста, на крышу, и попытался пройти таким образом. Там было, по меньшей мере, пятьдесят метров до воды, в тусклой и немного манящей темноте, и я продвигался вперед, к другому берегу, по этой, своего рода платформе, висящей в пустоте. И внезапно я оказался на краю, на самом конце, перед водой, которая бурлила в пятидесяти метрах внизу. Продвигаться дальше не было возможности, это был конец моста, но другой берег был очень близко, оставался не законченным только самый его конец, чтобы достичь другого берега.

Личный смысл мне кажется довольно ясным, но почему такой огромный мост с такими железными рельсами, словно бы сконструированный для множества путешественников? И в Индии?

 

*

(Ответ Сатпрема)

2 августа 1982

 

Твое видение «моста». Суджата нашла очевидную интерпретацию. Мост был таким огромным и массивным, потому что он был сконструирован Шри Ауробиндо и Матерью для того, чтобы перевезти множество людей на другую сторону: десяток поездов бок о бок. Далее, ты увидел только «нескольких парней и девушек», которые действительно хотели пройти, а поезда так и не пришли, потому что никто не хотел переходить, кроме этих нескольких. Оставалось достроить небольшой кусок моста, потому что НЕОБХОДИМО стремление людей, которое бы достроило этот последний небольшой кусок. Может быть, мы сможем в конце этого огромного моста перебросить совсем маленький переходный мостик для того, чтобы некоторые, те кто захотят, смогли пройти…

 

Сатпрем

 

(Новое письмо Л., от 14 августа 1982 года)

 

Это видение «моста» замечательное, сейчас я совершенно это понимаю. Была ещё так же одна деталь, о которой я вам не сказал: на входе «моста» были служащие, какие-то официальные лица моста или что-то в этом роде, и они говорили: «вы не можете перейти, надо ждать официального поезда». И именно поэтому эта горсточка молодых людей ждала (собравшись в круг) у входа на мост. Затем я подошел и стал настаивать: «Но, в конце концов, поезд не нужен, чтобы перейти на другую сторону, я доберусь туда пешком, по рельсам». И какой-то тип мне ответил: «Вы не сможете это сделать! Вы собьетесь с пути. Если вы пойдете по мосту, вы заблудитесь, так как там много путей и развилок». И он показал пальцем на тьму под мостом. Но всё же я решил не обращать на это внимание и взобрался наверх, на крышу, покрывающую мост, и прошёл, таким образом, до того места, где я достиг края и чуть не полетел в воду с пятидесятиметровой высоты. Вот так. Таким образом «стражи» моста отвлекают людей или отговаривают их переходить.

 

*

 

(Ответ Сатпрема)

21 августа 1982

 

«Официальные лица моста», это просто великолепно! «Шри Ауробиндо и Мать открыли путь, но только не ходите по нему!» Вот так, Ложь с самого начала; в своем первом интервью с каким-то канадцем (у меня это сохранилось в красной папке), Нолини заявил: «С уходом Матери, Трансформация остановлена». Они все хотят поклоняться, но ни в коем случае не становиться, это слишком утомительно[13]!

 

5 августа 1982

 

Надо посадить свои корни в солнце, вместо того, чтобы сажать их в эту тёмную почву несчастий. В самом деле, чувствовать, что впитываешь солнце снизу.

 

*

 

Впечатление, словно повторяется нечто такое, что я пережил, когда стал саньясином в 58ом, но на этот раз в теле – Огонь, который всё поглощает.

И что-то святое медленно проявляется.

 

6 августа 1982

 

Индира потерпела крах.

Надо, чтобы Дж. Р. Д. Тата занял место Индиры.

Только это может спасти Индию.

 

7 августа 1982

 

(В лесу)

 

Я иду в складках Твоего великого платья – совсем маленький, совсем маленький.

И это реально!

 

8 августа 1982

 

Написано для С.П.Н.+Дж.Р.Д.

Божественный план.

«The present political set-up will be swept away», написал я [Нынешняя политическая система будет сметена]. Словно дал ход действию.

 

*

(Письмо Иоланде)

 

Когда у вас будет возможность, не могли бы вы передать или доставить это письмо нашему другу. Вы можете прочесть его и поймёте.

Еще незаметно для окружающих, Индия вступила на катастрофический путь. Если эти два человека, о которых я говорю, готовы и могут молиться, они могли бы помочь создать обстоятельства самим фактом того, что они готовы и что они предлагают себя. Это как последний шанс для Индии.

Сатпрем.

 

 

(Письмо к Дж.Р.Д. Тата, переведенное с английского)

 

Дорогой друг,

Как вы, наверное, знаете, я полностью удалился в уединение и живу в тайном месте для того, чтобы лучше делать свою работу.

Вместо того, чтобы писать более или менее вразумительно о будущей эволюции Человека, я пытаюсь что-то сделать для нее. Моя другая забота, которую Шри Ауробидно и Мать вложили мне в голову, – это место Индии в мире.

Итак, в этом уединении, вот что было явлено моему внутреннему видению: мадам Индира Ганди вступает (вступила) на «чёрный путь»; она полностью потерпела неудачу в своей миссии; коррупция будет полностью изобличена и неизбежно приведет к хаосу; нынешняя политическая система будет сметена через неожиданные обстоятельства.

Если такой момент наступит, я вижу только две ключевые фигуры, которые могут спасти Индию. Вы – один из них. Я умоляю вас не уклоняться от этого последнего великого действия, которое потребует всего вашего мужества и вашей любви к Индии, и вашего умения организовывать вещи – и, если необходимо, заставить себя и бросить всё своё существо в битву. На этот раз, Сила не должна попасть в руки политиков, потому что это битва Индии.

Я всегда рядом с вами с моей глубокой любовью.

Сатпрем

 

*

 

(Письмо сэру С.П.Н.Сингху, переведенное с английского)

 

Дорогой друг,

Мне был открыт божественный Замысел для Индии. Два человека играют ключевую роль в этом Замысле. Вы – один из них. Вскоре, обстоятельства покажут вам вашу роль. Я не называю вам имя другой ключевой фигуры, но эти два человека могут спасти Индию. Существующая политическая система будет сметена.

Мужества и Веры.

Сатпрем.

 

12 августа 1982

 

Во всей этой тёмной схватке быть как чистая молитва.

 

*

 

О, Господи,

довольно тьмы, довольно тьмы!

довольно тьмы.

 

13 августа 1982

 

Х. болен. Чёрная магия телесного ума.

О, Мать, пусть Твой золотой закон царствует над всеми фибрами моего существа.

Впечатление такое, что я вновь открываю Секрет Матери.

Золотую магию телесного Ума.

 

16 августа 1982

 

Суджата позади своей «стены света»

Что касается меня, у меня нет стен, даже из света.

Надо ли, чтобы я снова ушёл?

 

*

 

Сатпрему хотелось бы принадлежать только Высочайшему Господу

и Ему Одному.

.

*

 

Видение

 

Теперь я понимаю: в ночь с 12 на 13, я увидел, как ползу на четвереньках по песчаному склону, который скользил и осыпался в направлении крутого, обрывистого берега, а ниже были вода или море. Каждое движение, как мне казалось, заставляло меня скользить всё больше, когда я заметил или скорее угадал какое-то коричневое пятно на песке перед собой и понял, что это была глубоко вкопанная свая. Если бы я ухватился за неё, все остальное вокруг стабилизировалось бы.

Божественная Свая.

Я ободрён.

*

 

Иногда у меня создаётся впечатление, что я могу взорваться как бутылка шампанского, настолько высока плотность.

 

с 19 на 20 августа 1982 (ночь)

 

Видение

 

Видение Индиры в этой толпе. Она сказала мне: «Ты исчезнешь». Её лицо было зеленоватого цвета.

 

20 августа 1982

 

(Письмо сэру С.П.Н. Сингху, переведенное с английского)

 

Дорогой друг,

Прошлой ночью я видел любопытный сон. Я встретил того, кого вы знаете. Она была посреди огромной толпы людей, я видел только головы (вероятно, какой-то ментальный мир). Я оказался рядом с ней, немного выше ее головы и мог видеть всё сверху. Затем, я сказал ей очень решительно, что это позор, что такая страна как Индия находится под руководством такого шарлатана, как этот «Распутин»[14]. Она ответила мне сразу же без слов, но очень отчётливо: «Ты исчезнешь». Она не смотрела на меня. Её лицо было зеленоватого цвета.

Я понимаю, что она находится под влиянием враждебных сил. Ничего нельзя сделать – и не надо ничего делать – для ее спасения.

Я с нетерпением ожидаю нашу следующую встречу.

Можете ли вы спросить господина С., когда Шастриджи или тантрический коллега Б. смогут принять меня в Раникхете. Та мантра, о которой шла речь раньше, могла бы помочь процессу. У меня ощущение, что вещи идут очень быстро.

Я всегда рядом с вами со всей моей любовью.

Обнимаю вас.

Сатпрем

 

26 августа 1982

 

Возродиться полностью в этом единственном белом Луче.

 

*

Что-то изменилось навсегда.

 

*

После полудня

 

Белая революция

в массивной безмятежности.

 

 

*

 

Абсолютно ясно

Абсолютно чисто

Абсолютно прямо

быть в Твоем распоряжении.

 

*

 

Вечер

 

Словно Она сказала мне:

«Через тебя, я собираюсь попытаться».

 

 

27 августа 1982

 

 

Сквозь хрупкий покров Смерти я чувствую Твою сильную Руку.

Задача тройная:

Первый шаг нового вида.

Изменение Индии.

Начало Поворота мира.

И эти три задачи идут шаг в шаг.

Ты, в самом деле, держишь меня за руки: это продолжается.

Две стороны соединены. Теперь это сможет пройти.

19 мая 19731 - 27 августа 1982

 

28 августа 1982

 

(После утомительного путешествия в город. Тело загипнотизировано материальным менталом).

 

Тело буквально пьёт этот Свет, словно утоляя жажду.

Нет больше вопросов: оно пьёт-пьёт-пьёт этот живой свет.

Это то, Божественное!

Как если бы мы внутри были наполнены солнцем.

Может быть, это и есть Супраментал?

К концу сорока пяти минут, часа, я был почти полон. И затем радость, такая безмятежная и полная, в теле – да, как ликование ребёнка. Это то.

Это удивительное.

Слава Тебе Господи!

(Сейчас я понимаю Мать).

Божественное, это то, что пьёшь.

Я хочу переживать это до самого конца.

 

30 августа 1982

 

Постоянно присутствует впечатление, что нить возобновляется. Я провёл всё это время, чтобы материализовать Твое Послание, но осталось сделать самое существенное. Это не значит, что я должен пытаться сделать то, что ты не смогла сделать (!) – это означает, что мы должны продолжать вместе эту непостижимую работу, где Ты, Ты находишься в этой, так сказать, могиле, а я снаружи, и две наши руки должны соединиться – как рука Земли, которая тянет тебя и призывает тебя, и твоя божественная Рука, которая тянет меня и делает невозможное возможным. Что-то необъяснимо подготавливается внутри этой могилы и это что-то нуждается хотя бы в одном человеке, как крике Земли для того, чтобы стать очевидным.

Как если бы я рыл туннель к Тебе.

 

31 августа 1982

 

 

Атака маленьких злобных голосов с 28 августа. Впечатление такое, что тело совсем как невинный младенец во всём этом; ему не требуется ничего, только пить этот Свет, а потом… оно спрашивает себя, почему это не всегда так.

 

1 сентября 1982

 

Сквозь эти свистящие, кричащие, цепляющиеся – опасные – джунгли, я иду к Тебе с Божественным Именем.

Я иду к Тебе.

Прошлой ночью это было почти как расстройство мозга: все связи, казались, безумными или искажёнными. Боже Мой…

Ты – моя единственная нужда.

Ты – мой единственный путь.

Ты – мой единственный Свет.

И Ты здесь. Ты защищаешь меня.

 

После полудня

 

Я вспоминаю Мать: «Будь проще».

Как белокурое дитя, растянувшееся на песке под солнцем, на берегу безграничного моря; все эти миллионы и миллиарды атомов, рассыпанные, как крупинки песка на солнце – и тогда: где трудность? где опасность?

Ты будешь перенесён совсем естественно!

И позволить ей делать.

Просто растянувшись на солнце.

 

*

 

Это волшебно!

 

*

 

Когда я пил Божественное, это казалось таким простым…

 

6 сентября 1982

 

Телесному эго труднее всего «понять» то, что ему требуется не концентрация, а расширение; это означает не накапливать силу, но позволять ей проходить через ячейки сети.

Какой-нибудь цветок понял бы это лучше.

Фрукт замыкается в своей сладкой ночи и разлагается.

Солнечное движение.

 

*

 

Я думаю, что прикоснулся к ключу.

 

*

Единственно важно, чтобы хотя бы один человек, один уголок Материи был полностью, абсолютно, чисто в Твоём распоряжении.

Принадлежать Тебе

без тени.

Тогда всё остальное будет несомненным – и безопасным.

 

*

И Присутствие такое чудесное.

 

 

7 сентября 1982

 

Встреча с Богом.

Обожание Господа.

Весь перламутровый свет Залива собрался в бесформенную форму. Я был внутри.

Нет слов.

Я обожаю – это обожает всеми порами.

Пусть земля узнает чудо этой Любви.

 

После полудня

 

Поток Шакти захватил меня, властный, нестерпимый, почти ошеломляющий; субстанция спрашивала себя, не сломается ли всё, затем последовало тотальное Да: «До последнего атома это Твоё, это принадлежит Тебе – и это Ты».

 

 

*

 

            Это день Божественной Реализации.

 

*

 

Видение

 

 

Прошлой ночью, я видел огонь или пожар в материи, кажется подземной (я видел его через какое-то отверстие в глубине земли).

 

8 сентября 1982

 

Мы не знаем как делать, но мы можем отдать себя, и если самоотдача будет достаточно тотальной, радикальной, до самых глубин тела, тогда Само Божественное будет делать.

Именно этой глубины тела, надо коснуться.

 

*

 

После полудня

 

Фактически, мы погружены в солнце, мы идем в солнце и всё есть Солнце, только мы не замечаем этого. «Трансформация» может в том и состоит, чтобы заметить, что мы наполнены солнцем – что это здесь. Его надо не «достигать», но от-крывать. Нечего «трансформировать», просто быть тем, что уже есть здесь.

 

9 сентября 1982

 

Божественные мгновения.

Чистая «Труба».

Молитва: «Пусть час Индии наступит» (и также: пусть Конгресс[15] будет обезглавлен).

Тело: средство для того, чтобы коснуться земли.

 

10 сентября 1982

 

 

Вдруг, серая область, без ответа (на уровне коленей движение упирается).

Колени = центр телесного подсознательного.

 

11 сентября 1982

 

Прошлой ночью я встретился с красным волком, как его описывают в Ведах. Он поднимался снизу. Свирепый вой, какого не бывает ни у одной собаки. Казалось, что он воет в моей комнате. Я остановил его своей палкой. (Похоже, я вновь открываю ведические опыты: «семь рек»: этот Свет, который пьешь. «Сухая гора». «Рассвет» и его уходы…) Значит, я иду по пути.

 

*

 

Радость тела – распространяться в свете. Теперь, когда оно попробовало это, нужда стала такой интенсивной, нужда, которая не является больше тоской, как прежде, но радость иметь нужду и знать, что это здесь, как обнажённое дитя, бегущее к морю.

Все эти голоса, не переставая, преследуют меня на протяжении нескольких месяцев: «Будь осторожен, ты повредишь свой мозг» (я слышу это чуть ли не каждую ночь), будь осторожен, это эго, не «тяни», ты сломаешься, это твои амбиции и т.д. и т.п. … «это опасно, ты грезишь…». Всё это тело отвергает со смехом – «теперь я знаю». Все эти «мудрствования», предосторожности и скрытые страхи. Тело верит: теперь я знаю.

Да, я могу это сказать: Шри Ауробиндо и Мать ОТКРЫЛИ путь.

 

После полудня

 

Возникла молитва:

тотально принадлежать Тебе,

пусть не будет больше никаких заблуждений,

пусть каждый шаг будет истинным,

пусть каждое действие будет истинным,

пусть каждая мысль будет истинной,

пусть каждое намерение будет истинным,

чтобы

свершилось всё то - что - Ты - хочешь.

Затем произошло невыразимое белое слияние.

Слава Тебе, Господи

Слава Тебе, Господи

Слава Тебе, Господи.

 

13 сентября 1982

 

 

Я не понимаю. Вчера, 12 сентября, я пытался протолкнуть сознание вниз до конца ног и молился, чтобы начать осознавать эти клетки, как вдруг, всё индивидуальное сознание поднялось до верхушки черепа и даже немного выше и больше не двигается со вчерашнего дня!

Что бы это значило???

Тело словно пустая раковина или как маленькая марионетка внизу. Я не понимаю.

Я ходил в деревню этим утром, сделал покупки, выбрал ткань для прихожей, и сознание оставалось наверху без движения, невозмутимое, как немного плотная или тяжёлая масса, давящая на череп. В течение многих лет я не пытался идти вверх, а теперь, когда мне хочется идти до самого низа, меня вытягивают наверх!

 

*

 

Вечер.

 

Можно сказать, что теперь только Ты царствуешь в моей жизни.

И радость, радость! Это то, «bliss above» [блаженство свыше]. Это чудесно!

Радость принадлежать Тебе.

P.S.: 13 марта 1963 года Мать сказала мне: «Ты пришёл, чтобы проявить bliss above»… 19 лет назад…

 

14 сентября 1982 года

 

В течение трёх дней сознание все время остаётся наверху. Когда я просыпаюсь, оно там, что бы я не делал, оно все время там.

Всё то, что говорили мудрецы и мистики – это правда и в миллионы раз больше!

Это великий Источник.

Обожание.

Существо охвачено обожанием.

Затем, всё словно округлилось, без верха и низа: глыба сияющего и вечного обожания.

«Меня» хватает только на то, чтобы обожать и повторять: Ты – Ты – Тебе, Тебе. Затем, даже это охвачено обнажённым, чистым обожание – переполняющим.

 

15 сентября 1982

 

Я больше не нуждаюсь в себе! Я больше не нуждаюсь во всём том, что делал, писал, творил, не нуждаюсь больше во всей этой окаменевшей личности, ни в самом её лучшем, ни в самом худшем – я нуждаюсь только в этой секунде сейчас, новой: Ты. Как если бы ничего больше не существовало, кроме Тебя. Мир завтрашнего дня.

 

*

 

Просто, этот маленький человечек пытается отдать себя в распоряжение Твоего великого божественного приключения на земле.

Я ничего не хочу для своего личного удовольствия, но сделать первый шаг для своих человеческих собратьев – выйти из этого, такого невежественного, такого тёмного, такого мучительного царства. Я ещё слышу Мать, задыхающуюся: «О! Надо, надо, чтобы наступило царство Божественного… я спешу».

 

16 сентября 1982

 

Единственная молитва:

уголок Материи,

который принадлежал бы чисто

Тебе.

 

17 сентября 1982

 

(Утро у дантиста + сиротский приют).

Я понимаю: Сила и Свет нисходят сверху и циркулируют в теле гораздо более smoothly [мягче], чем прежде (прежде, у меня было впечатление, что я вот-вот взорвусь).

Своего рода энтузиазм тела или материального сознания призывать и воспринимать этот Свет, как если бы тело говорило себе: «Но если я достаточно открытое, восприимчивое, светлое, тогда через это тело Божественное может броситься в атаку на тьму мира, это как база для Божественного».

Это не «личная» реализация. Как если бы тело не имело чувства «личного» и это сразу же затрагивало всё. Для Материи, не существует «моего».

 

*

 

Видение

 

Сегодня ночью я был в каком-то сооружении или подземной пещере, имеющей отчасти форму конуса, в глубине которой возвышались четыре чёрные глыбы и какие-то существа или формы, которые я не разглядел (там был какой-то блестящий стержень, который они направляли на точку пространства или земли). Я смотрел на это сверху и вдруг, я сказал себе, или воскликнул: «Но они собираются взорвать землю!» И именно интенсивность моей догадки разбудила меня.

На стене этой пещеры были также какие-то графики с кривыми, идущими во всех направлениях, как траектории над Землёй[16].

 

*

О, Мать, принадлежать Тебе так полно, чтобы эта прекрасная история, эта волшебная сказка могла продолжаться… здесь, также, как когда ты брала мои руки и мы отправлялись в будущее земли. О! еще, еще! ...

 

18 сентября 1982

 

Великий белый Прилив Матери.

Где «Цель»?

Я внутри!

Переполненность такая, что вот-вот лопнешь. 15 ч.

 

*

Я пошел прогуляться в лес, выпил стакан «Красного», выкурил сигару, и переживание было все время здесь, компактное, реальное... как абсолют. 19ч. 30.

 

19 сентября 1982

 

Каждое утро, приходится пересекать какой-то тусклый, тяжёлый, немного сонливый и угрюмый слой, где нет никакого желания делать усилие, прежде чем снова сможешь зажечь эту Материю. Каждый раз, свет словно поглощён этим слоем – что сделать, чтобы изменить это? Все переживания накануне... да, они были накануне. Именно саму природу субстанции надо изменить – может быть это и есть «первый решительный шаг». Так как все эти переживания кажутся «решающими», когда они приходят, и все же чувствуешь, что, на самом деле, это еще не окончательная истина. Это клейкий слой, как зыбучие пески, снова покрывает всё, что его касается.

Решающая истина – в теле.

Ничего не достигнуто, пока это не достигнуто в теле.

 

*

Фактически, такое впечатление, что этот слой не является частью Материи, но покровом Материи. Значит, есть надежда… (я думаю об этой «непроницаемой периферии» клетки, о которой говорила Мать).

 

*

 

Этот липкий слой, словно толща, через которую руки Матери должны пробиться, чтобы взять мои руки.

 

*

 

Вечер

 

Суджата сказала мне, что она не хочет оставаться до конца. Ещё одна печаль… Но я хочу остаться до конца, чтобы свернуть шею этому старому несчастью! У меня свои старые счеты со страданием.

Я живу больше не для себя.

 

*

 

Всё возможно, если ты держишь мои руки в своих руках.

И это словно вся земля кричит: о! еще, еще…

 

*

 

Но мое сердце обливается кровью.

 

20 сентября 1982

 

О, Мать, можно сказать, именно сейчас я переживаю твой уход. Это было скрыто от меня всей этой битвой, которую надо было вести и этой работой, которую надо было делать, и теперь…

Всё сводится к этому: я не могу принять этот гроб.

И теперь Суджата хочет уйти. Я плакал этим утром, как ребенок. Мне скоро пятьдесят девять лет.

Я смотрю и смотрю на фотографию Матери передо мной…

Уже тысячи лет петух поёт одно и то же.

 

После полудня

 

А под всем этим, тело совсем не понимает всех этих несчастий жизни и горестных чувств, и почему бы нам не пребывать в блаженстве? – другие наверху занимаются моралью, и религиозными догматами, и йогой, и «никакого эгоизма, никаких амбиций, никаких личных потребностей», и тому подобное, – а оно, тело, не просит ничего, кроме того, чтобы чувствовать это солнце, снова пить этот божественный свет, обожать это еще и еще, и где тогда зло? Оно не понимает всех этих тревог наверху, оно просит только, чтобы его наполнило это солнце, дышать этим солнцем, пить это солнце, и жить всегда-всегда в этом солнце. И почему бы не всегда?

 

Вечер

 

Суджата поняла: вдвоём возможность возрастает.

 

21 сентября 1982

 

Для тела, Божественное – это не мысль, и даже не чувство: это наслаждение; так цветок открывается солнцу, так сухая земля пьёт дождь. И это простота, такая естественная, как если бы это была сама Природа.

Когда тело нежится на солнце, это только корка; здесь же солнце внутри-повсюду.

Сегодня утром я чувствовал-переживал это блаженство, когда, внезапно, сознание (которое всё время находилось в макушке головы) начало восходить-восходить-восходить, до бесконечности, с большими золотистыми туманностями, время от времени, и оно поднималось в бесконечность с периодами великого белого безмолвия, снова восходило … Это продолжалось больше часа, пока не пришел почтальон и не наступило время завтрака – я не знаю, продолжает ли оно все еще подниматься?

Я спрашиваю себя, что это означает.

 

*

Видение

 

Этой ночью, я увидел нечто забавное, должно быть имеющее отношение к утреннему переживанию: моё тело находилось в воде, очень глубоко, словно в глубине океана и внезапно оно, как пробка, поднялось на поверхность! и я видел, как оно выходило из воды и поднималось прямо в небо!

Суджата сказала: согласно Шри Ауробиндо и Ведам, океан = Несознательное. Тело выходит из Несознательного.

 

*

 

Когда я говорю: «Божественное, это сама Природа», это звучит абстрактно, но это восхитительно!

Теперь больше нет сомнения, что я на пути.

 

После полудня

 

Впечатление такое, что сознание остается очень высоко наверху и окутано безмолвием.

Белое созерцание, очень неподвижное.

Больше часа прошло, как несколько минут.

Только молитва в этом безмолвии: позволь мне быть преображенным Тобою.

 

Вечер

 

Я чувствую, что есть порядок во всем этом. Это лес, но есть методичность в этих переживаниях.

Я осознаю абсолютно практическим способом, что Они открыли путь и «солнечный Путь» возможен для людей – если они согласятся на это.

 

23 сентября 1982

 

После этого «восхождения» двадцать первого (сентября), я больше не очень хорошо представляю, где я нахожусь, и где я во всем этом…

 

24 сентября 1982

 

Грустный день.

 

25 сентября 1982

 

Осталась только эта нужда, такая острая.

 

*

 

Как слёзы, невыплаканные в течение веков.

 

*

 

Иногда я провожу часы, призывая Мать, пытаясь почувствовать ее руки снова в моих руках, и это неуловимо, это мучительно.

Надо низойти ещё глубже, ещё дальше, чем сердце, дальше, чем чувства, представления и формы, низойти в самую первичную Материю, ту же самую вот уже пятьдесят девять лет, с прошлыми галактиками, как дерево, как растение, как травинка, и найти ответ там – это то, что просит только солнца, без добра, без зла, без сантиментов, только солнца…навсегда.

 

*

Это как глубина мучительной ночи.

Нисхождение без конца, обнажённое.

 

*

 

Я ничего больше не понимаю.

 

26 сентября 1982

 

Я спрашиваю себя, не была ли «послана прогуляться» (как говорила Мать) вся эта власть высшего ментала во время переживания 21 сентября, потому что я чувствую себя гораздо более пассивным, чем раньше. Раньше, высший ментал активно и мощно участвовал в стремлении. Похоже, что тело больше предоставлено самому себе, с постоянно присутствующим там ментальным наблюдателем и «комментатором» – нечто, что наблюдает всё и точно классифицирует.

Мне всё равно, стану ли я идиотом таким образом, лишь бы я стал более разумным в другом отношении.

 

*

После полудня

 

Медленное белое пропитывание-вливание.

Пусть это тело станет Твоей опытной площадкой для рождения нового вида.

 

27 сентября 1982

 

Провёл утро, занимаясь сточными трубами хлева для коров. Внезапно, это вызвало такой протест в моём материальном сознании, словно я был связан со всей этой системой труб в моём собственном теле, и с этой сложностью и устойчивостью Материи – но что можно поделать со всем этим? Вдруг возникла проблема: что можно сделать с этой Материей? И с этими внутренними сточными трубами и зубами, которые выпадают, и со старением? Что сознание может сделать сверху или внутри? И мне вспомнился вопрос Матери: «Не является ли эта Материя, то, что мы называем Материей, просто Ложью: тем, что должно исчезнуть, потому что она невосприимчива?» Как изменить это? Можно ли её изменить? Достаточно ревматической боли в шее или немного вздувшейся трубки в голове, чтобы оказаться перед проблемой[17]? И что? Где она, эта лёгкая, сияющая, пористая Материя? Неужели это сможет трансформироваться в Это?

И всё же, в тот день, когда тело пило Божественное, всё казалось возможным.

 

?

 

Всё, что мы можем сделать, это ПОПЫТАТЬСЯ. Как бы то ни было, однажды, первая рептилия стала птицей, разве нет? На это не потребовались миллионы лет и тысячи неощутимых изменений, которые закончились скачком – был один момент, когда она полетела, первая старая рептилия стала первой новой птицей в своей собственной коже. Был «кто-то первый».

 

*

 

Если Божественное захочет, всё возможно, и это всё. И даже если это иллюзия, то лучше умереть от неё.

 

*

 

Именно сознание тела должно измениться, а после посмотрим.

 

После полудня.

 

Провёл еще больше часа, занимаясь сточными трубами для хлева. И тогда возникла такая мольба к свету, во всем теле, до самых кончиков ног, как если бы не было различия между этими сточными желобами и моей собственной материей… Я не знаю.

В теле была сияющая неподвижность с ощущением Шакти, немного давящей, которую можно было бы выносить только в этой неподвижности – словно неподвижность = пористость, прозрачность.

 

*

 

Я принуждаю себя писать эти заметки, но это, на самом деле, беспокойная работа. Что-то подталкивает меня на это… эти знаки-следы могли бы послужить кому-то, кто знает?

 

*

 

Если бы что-то смогло измениться в трубопроводной системе Индии, это было бы неплохо!

 

 

С 27 на 28 сентября 1982 (ночь)

 

Видение

 

Видел огонь на покрывале своей постели (индийская шаль). Огонь в Индии? (Шаль из Кашмира)

 

28 сентября 1982

 

Состояние немного напоминает пустой дом. Какая-то общая нейтральность просто со стремлением материального сознания открыться свету, и позади сила души, поддерживающая всё. Но никаких красивых историй. Для меня, это подтверждение, что высший ментал, должно быть, улетел куда-то и оставил меня совсем одного с этой нуждой света в теле – что-то очень обнажённое и просто стремящееся – и тут же этот другой со своими точными очками, «комментатор», которому нечего комментировать.

Чувствуешь себя совсем ничем, без ощутимой разницы с любым другим предметом. Различие в том, что предлагаешь себя свету сознательным образом. Это может продолжаться века…

 

После полудня

 

Пассивность, наполняющаяся сияющим Присутствием. Это всё.

Словно не знаешь дороги, не можешь даже попытаться вообразить её. Надо только раскрыть руки и предложить себя Им. Можно вообразить беспредельности наверху, но в теле нельзя вообразить: надо быть этим.

О Ма, возьми меня за руку и веди.

 

 

29 сентября 1982

 

Всё сводится к распутыванию вибрационной сети (или скорее тугого вибрационного клубка), который окружает материальное сознание.

 

После полудня

 

Мантра Матери, это мощный расширитель субстанции. Особенно звук ОМ – чудо.

Энтузиазм охватывает Материю.

Я верю, что ухватил «трюк».

Существует способ повторять Мантру.

 

30 сентября 1982

 

 

Это материальное сознание очень интересное: оно совершенно не зависит от «психологического состояния» субъекта, по имени Сатпрем, и не обращает на это никакого внимания. Как только оно успокаивается, оно начинает стремиться и заставляет Силу течь, каковы бы ни были чувства или «состояния души», или даже отсутствие чувств, какие бы самые прозаические мысли или ментальные занятия не поглощали внимание этого субъекта (что значит психология или теология рыбы для ящерицы, греющейся на солнце?). Оно совершенно не нуждается в благородных взлётах, сентиментальных и духовных стимулах: оно функционирует само по себе. Можно сказать, что Божественное для него – это дыхание. Оно удивительно стабильное, как физическое дыхание – не надо проявлять никакого энтузиазма, чтобы дышать! И всё же в этом дыхании присутствует энтузиазм.

 

2 октября 1982

 

Впечатление, что «кто-то» позволил мне упасть с 21 сентября. Нет больше ничего от этой великой созидательной Энергии, которая видела всю картину и давала вам всеземное ощущение, но вместо этого совсем крошечное материальное сознание, которое стремится, насколько оно может, но без сантиментов, без мыслей, почти как сознание коровы, может быть – но коровы, которая укоряет себя или достаточно сознательна для того, чтобы воспринимать свою мизерность и чувствовать всё то, что она «потеряла». Это создает что-то такое тусклое, такое серое и невыразительное – возможно, именно это Мать называла «ужасной вещью», я не знаю. Когда у вас забирают все эти взлёты, все мысли, все идеи, все сантименты, что остаётся? И оно, тело, спрашивает себя, почему это больше не солнце – почему у него забрали его солнце? Оно чувствует себя как наказанный ребенок, мы не знаем почему. Корова имеет то преимущество, что она является чисто коровой, тогда как это не корова, не свинья, ни человек – тогда что?

Рядом с моим «комментатором» мне не хватает только «обвинителя».

Остаётся только ждать, пока это пройдёт.

Я всё ещё слышу слова Матери: «Надо принять, что ты будешь выглядеть идиотом какое-то время.» Теперь я понимаю. И Она спрашивала меня: «Ты не находишь это удручающим?»…

 

 

*

 

Видение

 

 

Сейчас я вспомнил: две или три ночи назад, я вдруг увидел открытый рот, в котором были вырваны все зубы, кроме одного внизу. Зубы = материальные привычки. Я нахожусь на стадии последнего зуба (!) Осталось вырвать последний зуб – какой?

Так как это не зуб мудрости, это должно быть зуб человеческого идиотизма.

Утешительно думать, что 31 уже вырван.

 

После полудня

 

Надо принимать условия такими, какие они есть – как Ты захочешь. Я вновь начал следовать ритму этого стремления-дыхания материального сознания – обнажённого, без ментальных и сентиментальных приукрашиваний, без представлений разного рода, без попыток «добиться» чего бы то ни было – в то время как Мантра повторялась автоматически. И я почувствовал, что в самой этой обнажённости была тайна.

Надо упорствовать там.

Эта обнаженность начала наполняться интенсивным белым сиянием, почти неподвижным. Это должно вести куда-то.

 

3 октября 1982

 

Прежде, яхта на море имела для меня столько значения – этого больше нет.

Прежде, прекрасная и светлая книга имела для меня земной смысл – этого больше нет.

Все человеческие смыслы ушли. Осталась только эта воля или нужда искать путь нового вида.

Я снова оказываюсь странно похожим на этого ребенка у окна своей маленькой комнаты в Кер Лиз[18], который смотрел и смотрел так пристально на Залив света, где для него не было никакой завесы – что изменилось?

Мы остаёмся наедине с нуждой своей души.

 

*

Нужда такая острая и обнажённая в самой глубине.

Крик, такой древний, поднимающийся из ночи времён. Ах! Что я пережил? Совсем ещё ничего!

Если я завтра умру, останется только этот крик.

 

*

 

Я пытаюсь повторять то, что говорила мне Мать: «Господь любит Сатпрема…»

 

 

*

 

 

После полудня

 

В стремящейся обнажённости материального сознания, интенсивность возрастает и становится такой компактной, возникает ощущение, что становишься застывшим. Можно сказать, что это выходит за пределы тела. Это бледно-голубое и очень компактное. Без сантиментов, только: быть в Этом.

 

Вечер

 

Иногда, это настолько интенсивное, что спрашиваешь себя, не умрёшь ли от этого.

 

*

 

Я отдаю себе отчёт, что проблема состоит в том, чтобы тело могло переносить не взрываясь, Силу, достаточно потрясающую, – не человеческую, во всяком случае,– которая проходит через него.

Я спрашиваю себя, не является ли то, что мы называем «Силой», тем, чем был свободный воздух для рыбы.

«Свободный воздух», это будущее Божественное.

4 октября 1982

 

В голове полная сумятица.

Вся моя прежняя жизнь сползает с меня, как пальто.

Это выглядит так, будто я медленно ухожу, словно меня засасывает какая–то другая страна…неизвестная и всё же материальная. Именно в туннеле этого материального сознания делается проход.

Впечатление необратимого процесса.

Надо иметь очень надёжный компас души.

Это чрезвычайно молчаливое и нежное, слышимое издалека, великое волнообразное движение. Словно погружаешься… я не знаю куда.

Это не столь важно, лишь бы это был Ты.

Похоже, что-то меняет плотность.

Л. принесла завтрак.

Эти записи невыносимо скучные и мешают мне идти более свободно, но, может быть, я должен оставить следы позади себя (?)

 

*

 

Я влепил хорошую затрещину своему «комментатору». Я не хочу ничего больше записывать, только необходимое. Материальное сознание не производит столько фраз – оно такое простое в своем стремлении. Оно не нуждается в «понимании» процесса: в нём есть нужда идти к солнцу. Как это происходит, ему абсолютно всё равно, лишь бы это происходило.

5 октября 1982

 

Сегодня утром произошёл интересный феномен: материальное сознание послало прогуляться почти яростно то, что шло от ментала. Оно утверждало своё стремление против всего остального, не заботясь о последствиях, не боясь, сломается оно или нет, не стремясь формулировать – просто быть этим стремлением, обнажённым, чистым. Ментал кажется ему фальсификатором: то, что деформирует, затемняет и блокирует поток.

Присутствует победоносная интенсивность в материальном сознании.

Сегодня утром, в нём что-то зажглось – оно отвергает ментальный хомут и утверждает себя, чистое.

 

6 октября 1982

 

Дели-Лакхнау.

 

(Сатпрем был вызван в Лакхнау, чтобы получить тантрическую мантру, которая, как он думал, «поможет» ему на пути.)

 

9-10 октября 1982 (ночь)

 

Видение Суджаты

 

Индира делает вид, что обнимает меня, и наносит мне удар кинжалом в самое сердце, затем падает. Суджата топчет её ногами.

То есть она нанесла удар кинжалом божественному действию и падает – должно быть что-то близкое к материальному физическому.

(Суджата, возможно, представляет что-то от души Индии.)

 

11 октября 1982

 

Лакхнау. Молитва такая интенсивная в этом материальном сознании (после последних мерзостей индийской политики): о, Господи, пусть изменится хотя бы один микроскопический уголок на этой Земле!

 

11-12 октября 1982 (ночь)

 

Видение Суджаты

 

Она шла по маленькой тропинке. Там было цветущее персиковое дерево. Она держала мой плащ в руках, затем на голове, боясь, что она его запачкает. Тропинка поднималась в гору. Суджата была одна. Она пела на бенгали: «И теперь время прошло, как звезда в конце ночи». В её сердце была большая печаль.

Мне бы хотелось открыть «проход» прежде, чем уйти.

 

*

 

После полудня

 

Я снова обнаруживаю чувство «прозрачности». Это словно ключевые переживания, которые мы теряем и вновь обнаруживаем, а затем теряем их снова.

Вот уже двадцать дней я пробиваюсь в туннеле материального сознания, словно бурю с помощью Мантры, и я отдаю себе отчёт, что сам этот «тяжёлый труд» создавал толщу. Надо «позволить проходить, позволить проходить божественным лучам». Я начинаю чувствовать, что это означает.

            Но, как говорит Мать: «Думаешь, что нашёл ключ – а минуту спустя он больше не действует». Может быть, надо использовать не один ключ или в каждое мгновение новый ключ – никогда нет уверенности в пути, как только мы немного чувствуем его под своими ногами, он куда-то исчезает…

            Нужна «Прозрачность».

            И всё же, в августе переживания приходили, и всё было таким простым и таким неотразимым. Даже не знаешь, как это приходит и почему оно уходит.

 

 

14 октября 1982

 

            Лакхнау. О Ма, Твоя прекрасная история для мира.

 

*

 

            О Господи, этот человек многих жизней, многих страданий, многих ошибок молит Тебя, пусть Земля изменится, пусть Человек изменится.

            Пусть это будет молитва человека ради Человека.

 

15 октября 1982

 

            Лакхнау. Хаирханд, Бабаджи.

            Получил Мантру.

 

18 октября 1982

 

            Они могут выдерживать Истину, только если она замаскирована и покрыта некоторым количеством лжи.

 

Октябрь 1982

 

Видение

 

            Лакхнау? Я не отметил дату и не записал сразу же этот факт, потому что не понимал его смысл. Вот что я увидел. Большой Дворец Индии. Иностранные туристы, западные, посещают дворец. Мимоходом, они кладут в свои карманы драгоценные вещи, в то время как «хозяйка дома» видит и ничего не говорит – и «хозяйкой дома» была Соня Ганди[19]!

 

21 октября 1982

 

            Возвращение в наше место.

            Мне не хотелось бы больше куда-то ездить.

            Все человеческие отношения построены на Лжи.

 

24 октября 1982

 

            Эта поездка на Север была ужасным разрушением всей работы. Жизнь, такая, какая она есть, представляет собой нереальную Ложь. Есть только ОДНА вещь, единственная вещь, которую стоит делать до самой смерти или до вечной Жизни: надо МЕНЯТЬ эту Материю, накладывающую покров нереальности на единственную Реальность. Теперь, всё моё дыхание, всё моё сердце, всё моё существо взывает к этому изменению – и не личному изменению: надо, чтобы эта Материя изменилась, о! надо. Иначе, это отвратительное – отвратительное ничтожество.

 

Вечер

 

            Я спрашиваю себя, не является ли эта Мантра старым остатком человека, который хочет «делать»?

            Мантры Матери достаточно[20].

            Только Высочайший Господь…

 

25 октября 1982

 

            Теперь я только с Единым.

            Нет больше ничего другого.

            Я в конце жизни и всех человеческих жизней.

            Только Это.

            Это как смерть и как единственный возможный путь.

 

26 октября 1982

 

            Этот липкий слой, окутывающий Материю, серый, невыразительный, тусклый, инертный. Мы повторяем и повторяем Мантру, и впечатление, словно с силой ударяешь в вату или сверлишь клей. В этих случаях, такое ощущение, что было бы лучше пойти порыбачить.

 

27 октября 1982

 

            Мать, именно Она превращает все ошибки в победу.

            Эта губительная поездка в Лакхнау и разрушение предшествующей работы, на самом деле, я думаю, имеет такое объяснение: это «последний зуб», который надо было вырвать – зуб тантрического могущества. Следовало вырвать его. Когда мы не можем больше ничего «делать», тогда Господь делает.

            Тантрическая мантра по отношению к реальности материи является тем же, чем электронные безделушки для клетки – чудесной искусственной ложью. Нужна другая Сила – будущая сила. Всё остальное, ухищрения. аквариума.

            «Господь», вот будущая Сила.

 

*

 

            Господь = душа Земли и всего того, что существует. Семя эволюции.

            Любовь в своей сути.

 

*

 

            Страница перевёрнута.

            Я прихожу к началу пути.

 

*

 

            Всё то, что хотело бы механизировать «это» – полная ложь.

 

*

 

            И тогда, совершенная простота всего этого.

 

*

 

            Мне вспоминается Мать, долгое время хранившая у своего сердца этот маленький оранжевый платочек, который она мне дала: «Всё здесь, всё здесь!»

            Сколько тысяч окольных путей, ради одной истинной секунды.

 

28 октября 1982, после полудня

 

            Это ужасно, ничего не откликается. Словно та золотистая формация, которая приходила в августе, ушла… Но это смерти подобно. Почему я так жестоко наказан? Я был настолько неискренен?

            Господь любит Сатпрема, Господь не бросит меня вот так. Правда же?

 

29 октября 1982

 

            Ужасное возвращение кармы.

            Я в полном отчаянии.

            Мне действительно хотелось бы делать работу.

            Тридцать девять лет назад, это «был» ад.

            То, что не удалось сделать ни гестапо, ни лагерям, то, что не смогли сделать ни люди из Ашрама, ни тантрики, ни все эти страдания, через которые я прошёл, было сделано сегодня.

            Где мне черпать надежду, и уверенность, и любовь Земли, чтобы делать работу? Я не знаю больше.

 

30 октября 1982

 

            Катастрофическое 30 октября. Пятьдесят девять лет.

            Такая рана в глубине моего существа, что если я не смогу превратить её в любовь, я пропал.

            Я борюсь, чтобы не уехать снова.

 

*

 

            Даже не из любви к Земле мы можем делать эту работу и не ради любви Земли, но из любви к Высочайшему Господу и ради любви Высочайшего Господа – ничто другое не имеет ценности.

            Пусть этот разгром превратится в победу.

 

31 октября 1982

 

            Время реализации близко.

 

1 ноября 1982

 

            Божественное Присутствие в теле.

            Тебе.

 

2 ноября 1982

 

После полудня

 

            О Господи, Твоё Солнце

            навсегда. Всегда.

            Пусть это будет первым решительным шагом к будущему божественному на Земле и в теле. К прекрасной истории Матери на Земле.

 

*

 

Видение Суджаты

 

            Сегодня после полудня, во время переживания, Суджата заснула. И увидела следующее: она находилась во дворце Раваны, Асура[21], и тот ходил взад и вперёд, словно чувствуя свой конец: Лакшман, брат Рамы, был уже близко и Рама собирался скоро наступать[22]. Затем Суджата увидела, что «Раваной» был Пранаб. (Равана сторожил пленённую Ситу, как Мать в её золотистой башне).

 

*

 

Видение Сатпрема

 

            Три или четыре ночи назад (возможно в ночь этого ужасного 29 октября) у меня был странный «сон». (Мне потребовалось некоторое время, чтобы тщательно обдумать этот «сон»). Я увидел нечто вроде капсулы гигантского космического корабля, с огромным иллюминатором. Эта капсула наполовину находилась в земле. Затем, я увидел «адмирала»: человека или скорее Исполина почти трёхметрового роста, одетого в длинный чёрный плащ с чёрной треуголкой на голове, задняя часть которой выглядела как чёрное перо, прямое и негнущееся. Этот «человек» обладал чрезвычайным могуществом, очевидно пагубным, и ледяной непреклонностью, полностью владеющий собой. Он был в холодном гневе на маленького человечка со светлым белым лицом, не сияющим, но очень светлым, и этот человечек, очевидно, был под его властью и в смятении, пытаясь быть почтительным с этим чёрным гигантом, но его холодная ярость, без единого жеста, была ужасной. Затем эти двое (маленький человечек и Титан) спустились на землю и подошли к наружному трапу или к маленькой узкой деревянной лестнице, какие бывают на кораблях (это было уже больше не в «капсуле», это было снаружи, у земли, если можно так сказать, или около причала). Маленький человечек хотел посторониться, чтобы пропустить Титана вперёд, но Титан, разъярённый, подтолкнул маленького человечка, чтобы тот поднимался первым, и затем, когда маленький человечек поднялся на несколько ступеней, Титан нанёс ему страшный удар ногой в зад, словно вышвырнул его вверх по трапу (как если бы сказал: иди-ка ты прогуляйся на свой старый корабль). И ушёл, кажется, назад в свою капсулу.

            Всё это выглядело, как «научная фантастика», особенно этот «адмирал» в чёрном плаще.

            Мне показалось, что этим маленьким человеком был я. Я чувствовал всё то, что чувствовал он, как в себе самом, и, однако, я видел его со стороны.

            У меня такое впечатление, что этот «адмирал», со своей капсулой, является символом или «владыкой тантрической Силы» – он был в ярости, потому что я отверг Мантру. Очевидно, «они» приготовились к тому, чтобы заставить меня сотворить «сверхчеловека» тантрическим способом. Узник тантрической Мантры, я бы сотворил или через меня сотворили бы жуткий витальный мир, похожий на мир научной фантастики: я летал бы по воздуху и проделывал бы весь этот цирк.

            Они были в ярости[23]. (Я увидел это в те трагические дни моих «именин»).

 

*

 

            Впечатление большой загадки, ещё не очень ясной, но все кусочки которой соединяются: Равана, Адмирал и первый решительный шаг.

            Может быть, мы увидим это в фактах.

 

*

 

            О Ма, о Шри Ауробиндо, я просто хочу быть вашим ребёнком и делать вашу работу на Земле: соединить золотую нить вашего мира красоты и истины с земным берегом.

 

3 ноября 1982

 

            Пусть этот маленький человечек предоставит свою материю Твоему миру любви и красоты.

 

*

 

            После тридцати девяти лет мучительной жизни, я начинаю чудесную жизнь.

 

4 ноября 1982

 

            Во всех маленьких действиях жизни, мы видим, как рыскают эти мерзкие и очень жестокие силы – те самые, которые начинают войны и хотят их, те, что убивают, мучают, расстреливают и бросают в тюрьмы – и они там повсюду, повсюду, позади улыбок и за дверью вашей комнаты. О! надо, надо другое творение, новое творение, которое ускользает от этого гнусного господства и будет иметь силу сопротивляться заражению.

            О Господи, надо изменить эту субстанцию, это очевидно.

            Нужна новая физическая природа.

            Все «силы» (йогические, тантрические, интеллектуальные…) делают субстанцию плотной и твёрдой; нужна Сила, которая приходит из абсолютной прозрачности, но «прозрачная» не как кристалл: прозрачная как межзвёздное пространство.

 

*

 

После полудня

 

            Думаешь, что Чудо здесь, и затем вдруг оказываешься перед стеной. И почему так происходит? Мы не знаем.

            Мне не следовало бы больше ничего говорить.

 

*

 

            Я чувствую глубокую печаль, не знаю почему. Мне действительно хотелось бы выйти из этой старой башни.

 

5 ноября 1982

 

            Я задёрнул занавески.

            Я закрыл дверь сердца, я закрыл дверь ментала. Все чувства обманчивы, все мысли лживы, все восприятия, такие как «всё в порядке» (или не в порядке), совершенно фальшивые – весь этот мир, выраженный менталом, просто надувательство.

            Не остаётся больше ничего, кроме этого старого чурбана… который молит (о чём? кого? Я не знаю). И мне не хочется больше ничего говорить.

 

*

 

            Просто предлагать эту материю Солнцу, упорно.

 

 

6 ноября 1982

 

            Работа очень тонкая в неподвижном молчании. Словно пытаешься пробудить во всём теле миллиард крошечных, как остриё иглы, сознаний, или очень медленно распространить большой белый прилив на миллиард микроскопических маленьких белых камешков.

            И именно это «делает»?

            Самое главное, пытаться.

 

*

 

После полудня

 

Теперь я действительно знаю, что такое Супраментал.

Я едва успел сесть, как началось нисхождение. Оно продолжалось полтора часа. Мать говорила: «полным-полно», мы по горло полны этим, полные руки этого, наполнены до отказа. Затем всё стало неподвижным в этой купели Могущества: Высочайшее.

Высочайшее на земле.

Человек, дитя земли, склоняет колени пред Тобой за всю Землю и за всех людей.

Слава Тебе Господи

Слава Тебе Господи

Слава Тебе Господи.

 

*

 

            Только Высочайшее может быть таким простым.

7 ноября 1982

 

Удивительно то, что когда «это» приходит, возникает такое тотальное согласие тела, в теле, как если бы оно миллионы раз выкрикивало через все свои поры: да-да-да, Тебе, Тебе, Тебе, и затем интенсивное стремление словно радости, смешанной с обожанием. Как будто, тело внезапно узнаёт – словно миллиарды его атомов узнают своё изначальное великое Солнце… или Ты в глубине, который узнаёт Самого Себя вечного. И эта интенсивность: Тебе, Тебе, Тебе, это Ты, это Ты, это Ты – о! никакие реализации наверху не дают ничего подобного, они тусклые, нереальные и туманные… в сравнении с этим обожающим стремлением, овладевающим всем телом. Ничто в мире не говорит подобного «Да».

   Движение Материи, это радость и обожание.

 

*

 

            И вот, когда мы видим ничтожность этого крошечного тела под звёздами, которое проживёт ещё может быть несколько месяцев или несколько лет, мы говорим себе… но, в конце концов, невозможно, чтобы всё то, что заняло столько миллионов лет и сменило столько тел, ради того чтобы обнаружить свою чудесную Цель, в самой своей Материи, вновь разложится, распадётся и снова начнёт обучение в другом теле, тёмном и невежественном? Это невозможно, нелогично! Оно должно трансформироваться.

            Мне вспоминается «сон» Сюзи (это было в ночь со 2 на 3): она видела меня «на другом уровне»: я возился с корой, тщательно отделяя от неё одно за другим волокна, чтобы ткать из них что-то другое. И Сюзи говорила, что это было «новое творение». Мать достаточно сказала об этой «корке». Из той же самой материи мы ткём другую одежду, лёгкую, воздушную?

 

 

9 ноября 1982

 

 

            Наваджата проиграл свой процесс[24]. Верховный суд Индии вынес решение против Н. (Ауровиль).

            Зуб вырван.

            Пьер сообщает мне о своём прибытии.

            Надо было, чтобы именно верховный Суд заявил, что Шри Ауробиндо «не религия»! ...

 

10 ноября 1982

 

            Когда мы останавливаем свой взгляд на листке, трепещущем на ветру, на дереве, на пейзаже, наш взгляд спокойный и свободный – можно потеряться. Когда смотришь на человеческое существо, каким бы оно ни было, чувствуешь себя захваченным в клейкую сеть и принуждаемым к чему-то. Именно это противоречие становится для меня трудным.

 

*

 

            Сильная ответная реакция.

            Грязный прилив подсознания поглотил всё. Это сопровождается таким страданием, удушьем, и всегда одно и то же желание уехать одному, спрятаться где-то – чтобы не было больше людей, этого человеческого ужаса и способа человеческого существования. Мы стискиваем зубы. Это мучительно.

 

*

 

Видение

 

            Прошлой ночью (теперь я понимаю) я увидел вот что: кто-то лежал на кровати и этот кто-то был полностью укутан в складках коричневатого одеяла. В комнате была полная темнота. Я пытался зажечь свет, его там не было. Я пытался зажечь свой фонарик: он давал слабый жёлтый свет. И я чувствовал, что этот кто-то скоро умрёт или умирает. Я позвал в темноте: «Шри Ауробиндо! Шри Ауробиндо!» и затем крик, который меня разбудил: «Господи, спаси его».

            И этот умирающий был я.

            То, что умирало, было этой новой формацией[25], совсем юной и ещё такой хрупкой.

            Это ужасное.

11 ноября 1982

            Я чувствую себя внутри таким израненным. Волна, кажется, немного отступила, но она оставляет что-то вроде общей раны. Неужели, никогда не будет солнца без темноты!

*

Видение

 

            Сегодня ночью я увидел себя, идущего по обнажённым корням большого дерева, которое я не видел. Эти корни, широко растянувшиеся и перепутанные, погружались в песок. Мне кажется, я был совсем маленьким по сравнению с чем-то гигантским. И повсюду были острые и невидимые кончики, которые пронзали мои ноги. Маленькие кончики, длинные и невидимые.

            Корни подсознания?

            Генеалогическое дерево человека?

 

*

 

            Остаётся только идти.

            Когда мы хотим выйти из человеческого, мы затрагиваем общую сеть и колкую.

 

*

 

После полудня

 

Я едва успел сесть, как стала нисходить река солнца, и тело пило её долгими глотками, в то время, как звук ОМ повторялся и вибрировал повсюду: во всех фибрах, во всех нервах, во всех членах и клетках – как изгнание Тьмы и что-то повторяло: Твоё Солнце навсегда, навсегда, навсегда. Навсегда… Нет больше тьмы. И звук ОМ был подобен нарастающему звону колокола, ударяющему с каждой пульсацией тела. В какой-то момент это стало несколько пугающим, была секунда беспокойства, затем что-то в теле сказало: «Раз это Ты, это может быть только благом». И страх исчез. Затем река стала плотнее, замедлилась, загустела: она стала подобна мёду, но без вязкости: прозрачный и почти твёрдый мёд – наполненный могучей силой. Всё исчезало в этом: Высочайшее. Присутствие Высочайшего. «Да пребудет всегда Господь».

Порог преодолён навсегда.

Высочайшее переживание, Высочайшего, в человеческом теле.

Это продолжалось почти два часа.

И оно продолжается на заднем плане.

Я всё ещё полон этим и повсюду, повсюду.

 

*

 

            Что-то во мне спросило, будет ли всё это иметь земные последствия? (в земной Материи). Я имею в виду это изгнание Тьмы.

 

Вечер

 

            Смерть Брежнева.

 

14 ноября 1982

 

            Кали-юга.

            Приезд Пьера.

 

*

 

            В конце этого долгого странствования, я просто хочу сказать, что я Тебя люблю.

 

*

 

(Письмо сэру С.П.Н. Сингху, переведённое с английского)

 

            Дражайший друг,

            Я только что получил ваше письмо от 10 ноября, где вы спрашиваете об эффекте мантры.

            После моего возвращения из Лакхнау, мне стало ясно, что я должен был отвергнуть эту мантру, что я сразу же и сделал.

            Эффект от мантры был чрезвычайно сильным и почти немедленным, но она ощущалась как посредник или своего рода экран между прямым действием Матери на меня и мной самим. Когда я взял mala [гирлянду из сандала], чтобы повторять мантру, она (гирлянда) стала тяжёлой; я почувствовал, словно судорогу в руке, и что я просто заблокировал связь между Силой и Присутствием Матери и Шри Ауробиндо и собой. Мантра вызвала могущественное нисхождение силы, но словно искусственной, что-то наложенное на меня, а не той, что возникает изнутри тела. Я её тут же отбросил. Цель не в том, чтобы стать могущественным, но пробудить внутреннее сознание и мощь клеток – это не имеет ничего общего с сидхи ( йогическими силами) или «духовной силой», это совершенно другая вещь. Я понял, что только Высочайшее и высочайшая Сила могут делать работу; нужен прямой контакт между Высочайшим Божественным и душой, которая стремится – ничего между, никаких посредников, ни богов, ни богинь. Это что-то абсолютно новое, не имеющее ничего общего со старыми силами, даже самыми великими, которые нам известны. Короче говоря, это дело абсолютной surrender [самоотдачи], искренней и простой. Только Высочайшее, или Шри Ауробиндо и Мать – ничего другого.

            Я спросил себя, зачем я причинил себе столько вреда, бегая за этой мантрой и предпринимая всё это путешествие – это казалось таким безрассудным. Затем ночью, после того, как я отверг мантру, у меня было очень странное переживание и чрезвычайно неприятное. Я не буду вдаваться в детали, но той ночью я встретил могущественное существо, громадное – Титана. Около трёх метров в высоту, весь закутанный в чёрный плащ, и он был в холодном бешенстве, разъярённый на меня. По какой-то причине он не мог меня убить, но он резко пнул меня сильным ударом ноги, с холодным гневом. После этого, в течение нескольких дней, последовала лавина беспорядков и жестоких враждебных сил.

            Тогда я понял. Этот Титан, одетый в чёрное, которому я мешал, был попросту Владыкой тантрической Силы на Земле. Я чуть не угодил в его ловушку и едва не стал узником тантрической Силы, подвергая, таким образом, опасности всю Божественную Работу, и затем я отверг мантру, отсюда и ярость тантрических гангстеров, которые практически царствуют над Индией и над «духовным миром».

            Это было испытание. Я должен был пройти это испытание.

            Затем, медленно, вернулся покой, и я пережил радость от серии чудесных решающих переживаний со Шри Ауробиндо, Матерью и новой супраментальной силой (и супратантрической») в теле. Вот всё что я могу сказать.

            Сейчас, практически, всё своё время я провожу в глубокой концентрации, кроме моей прогулки вечером. Я не пишу больше писем, ни с кем не встречаюсь, и я не двинусь больше отсюда до тех пор, пока работа не продвинется настолько далеко, насколько я смогу. Это полное уединение. Простите, если я редко пищу – но я должен был послать вам это объяснительное письмо, так как вы помогли мне получить эту мантру.

            Что касается будущего Индии, посмотрим, как будут разворачиваться события. Больше мне нечего сказать. Всё моё существо, это мольба ради Индии и ради будущего человеческих существ. Самое лучшее, что я смог бы сделать, это идти до конца изо всех своих сил, всем сердцем и душой.

            Только Высочайшая Милость может сделать.

                                   С любовью.

 

Сатпрем

 

18 ноября 1982

 

            В моей комнате накануне отъезда Л.: Л.-С., Мишель-Николь, Пьер.

            Никаких препятствий. Ничто не мешает.

            Если хотя бы горсточка людей захотели только Этого.

 

20 ноября 1982

 

            В этот день, они опустили Тебя в могилу.

            Я бросаюсь весь, без остатка в Твой божественный пылающий костёр – телом и душой.

            Тебе, Тебе, Тебе.

            Я готов ко всему – полностью.

            Все эти благоразумные и упрекающие голоса – обрекают на смерть.

            Пусть будет, по крайней мере, один человек.

 

После полудня

 

            «Ауропресс» и другие ловко уклонились от takeover [передача Ауровиля]. (Отвратительное коварное письмо Б.Т. администратору Ауровиля). Cнова закон будет служить Лжи. Ничего не сделано в Ауровиле и ничего не будет сделано. Только высочайшее божественное вмешательство может спасти Ауровиль и мир.

            Но очевидный факт, что девять лет назад, эти люди положили Истину и Свет в ящик – они не хотели этого.

            Так что же?

            Мне тоже надо ехать и умереть там[26]?

            О! Господи, пусть хотя бы один уголок Материи будет чисто полностью принадлежать Тебе – это всё, что я могу сделать для мира. И я буду делать это до последнего дыхания.

 

*

Вечер

 

            Если Божественное не захотело план с Дж.Р.Д. Татой, значит что-то намного более радикальное должно очистить Индию – и, может быть, мир.

            Нас заставляют капля за каплей измерять масштаб Битвы и её бездну.

            Существуют миллионы и миллионы Наваджат и Б.Т. (символ человеческой грязи), которых надо смести… Значит?

 

*

 

Видение

 

            Прошлой ночью я был в Ашраме. Была какая-то церемония и все люди сидели на земле (возможно рядом с Самадхи), и я искал место, чтобы сесть. Был совсем крошечный свободный уголок в середине толпы; это был, словно маленький кружок, немного светлый, слегка желтоватый. Я хотел сесть туда. Мне сказали: «Нет-нет-нет! это место Матери». Я пошёл дальше, ища уголок. Единственное свободное место было полно экскрементов. Это всё.

            С этого утра, появился какой-то блок в моём горле.

 

21 ноября 1982

 

            Такой крик обожания материи, когда «это» приходит! Мы переполнены солнцем.

            Полным-полно. Нас раздувает солнце.

            Что-то такое неопровержимое, как если бы это было живое Божественное, текущее в теле.

            Что сказать? Мы говорим: всегда, всегда, всегда и навсегда. Возьми. Возьми. Возьми всё это и навсегда. Слава Тебе, Господи, слава Тебе, Господи…

            Это – цель веков.

            Словно мы не утоляли жажду целые века.

            Это существует.

            Вторжение Солнца.

 

22 ноября 1982

 

            В тысячный раз, я должен бороться против искушения уехать одному. О! Господи, выйти из всей этой человеческой искусственности, этих человеческих связей, этого вида существования и человеческой жизни, проявиться в чём-то настолько радикально другом, как ящерица на солнце отличается от всех этих рыб.

            В Этом моя нужда-потребность, пылающая и необратимая нужда – всё остальное…

 

*

 

После полудня

 

            Как безграничный взгляд, который обнимает спокойную и могущественную бесконечность, и маленькая белая раковина на великом пляже мира.

 

*

 

Ночь

 

            Господи, мне хочется только припасть к Твоим ногам и больше не двигаться.

            Мы настолько привыкли к жестокой игре, что не можем больше поверить, что она не будет жестокой снова.

 

*

 

            В конце человеческого путешествия, остаётся только: я Тебя люблю.

 

 

23 ноября 1982

 

Прошлой ночью блок в моём горле стал очень сильным, словно закупорена вена, голова сильно болит, как если бы нарушилась циркуляция. Я думал, что умру. Сегодня утром возникло ощущение, будто вместо мозга у меня кирпичи и циркуляция ненормальная.

Надо, чтобы тело полностью понимало, что всё зависит от того, что Они хотят, и всё. Только мы не очень хорошо представляем, это ведёт к трансформации или к смерти – глупо умирать.

Или, на самом деле, это яд, который те люди послали мне в ночь с 19 на 20?

Это момент, чтобы работать и учиться.

 

24 ноября 1982

 

Видение

 

            Моя голова всё ещё полностью раздавлена, но этой ночью, словно для того, чтобы придать мне уверенность, мне показали «меня, скачущего» на спине слона.

            Как воспринимать эти Энергии так, чтобы это не проходило через голову?

 

*

 

            Остаётся только позволить слону нести себя!!

 

*

 

            Я вижу: эти тантристы и их грязная магия, эти Б.Т. и ему подобные, всё, всё – лишь повод обнаружить Твою бесконечную нежность. Вся работа для Тебя.

25 ноября 1982

 

После этого переживания кипения в моей голове, я пытаюсь заставить проходить энергии непосредственно через центр груди и оттуда распространять их ниже – и я замечаю, после небольшой трудности, что имею гораздо более непосредственный доступ к остальному телу, чем тогда, когда они проходили через голову. Ощущается раздувание повсюду, во всех членах, и кажется, словно что-то расцветает. У меня ещё нет навыка и я должен постоянно заботиться о том, чтобы голова не участвовала в процессе, но я думаю, что делаю открытия.

О, Ма, возьми меня за руку и веди меня.

 

 

26 ноября 1982

 

 

            Чудесное Присутствие. Действительно Высочайшее, здесь.

            И в то же время предательство в Дели.

            Надо, чтобы что-то произошло не позднее года или Ауровиль будет потерян.

            Похоже, что круг снова закрывается или сжимается – как сигнал к расправе.

 

27 ноября 1982

 

            Чудесное Присутствие, постоянно. Только наша рассеянная глупость мешает.

 

*

 

            В самом деле, Они мощно несут меня, неудержимо, на спине чудесного слона!

 

*

 

После полудня

 

            Всё тело, как гимн любви и благодарности: это то, именно ради этого мы прожили миллионы лет!

            Что-то обожает.

            Надо быть очень неподвижным, чтобы всё не сломалось.

            Я переживаю Чудо.

 

28 ноября 1982

 

            Самый чудесный день в моей жизни. Впечатление – ощущение, прямо здесь – словно я вернулся в своё прежнее состояние, когда я был только этим ребёнком на борту Багиры, который любил простор, и солнце, и свежий ветер.

            Пусть Твоё солнечное море всегда течёт в моих венах, моём сердце и в моей жизни. Только эта Безграничность солнечной любви. Только этот потерянный ребёнок любви и солнца, и резвого ветра. Только Ты. И навсегда.

            О Господи, Ты меня переполняешь.

            Между этим и Этим долгое мучительное заблуждение.

 

С 28 на 29 ноября 1982

 

Видение Пьера

 

            Мой брат Пьер «видит сон», что Самадхи разлетается вдребезги перед учениками, обезумевшими от страха. Б.Т., одетый в чёрное, согнутый вдвое, передаёт мне Саньясина. Затем Пьер видит Мать и Шри Ауробиндо, которые выходят из леса и приходят в мою комнату сюда[27]

 

30 ноября 1982

 

            Я пытаюсь децентрализовать или декоагулировать это телесное сознание, распространяя его, как солнечную поверхность воды.

 

Вечер

 

            В конце одной жизни,

                        но ещё не в другой.

 

*

 

Видение

 

            Несколько ночей назад, возможно, в то время, когда президент Миттеран приезжал в Индию, я увидел вот что:

            Я находился на первом этаже «Дворца правительства». Всё было в темноте. Служащий пришёл предупредить меня о том, чтобы подготовиться для приёма внизу. Я собирался спуститься, когда сказал себе: «Надо, сходить за маленьким». Я снова вернулся искать «маленького» в темноте. Я шёл на ощупь, когда вдруг зажёгся свет и я увидел сидящих рядом президента и его жену (жестокая кошка или скорее пантера) перед огромным фаянсовым тазом, наполненным супом или пищей. Я чуть не споткнулся о таз и поставил его на землю. Эта женщина была в ярости.

            Выходит, президент и его жена сидели и жрали в темноте, совсем одни, а «маленький»… мы не знаем, где он был.

            «Маленький», это душа Франции. 

 

*

 

Видение

 

            Мне было лень записать то, что я увидел ночью, за десять дней до смерти Брежнева, следовательно, в начале ноября[28].

            Ночью очень долго – словом то, что мне казалось долгим во сне – я подвергался очень строгому допросу со стороны КГБ. Эти люди хотели всё знать о Матери: что она делала, кем она была, что она искала… Это длилось долго, серьёзно, методически, людьми, которые не хотели ничего упустить, и которые не шутили. Впрочем, это было очень утомительно.

            Смерть Брежнева, затем назначение Андропова… и я узнаю, что этот Андропов был руководителем КГБ. И «следующий» Горбачёв… !

            Но любопытно то, что через пять или шесть дней после этого «допроса» и перед смертью Брежнева, ночью, я проходил по Москве и мне предложили великолепный хрустальный стакан, наполненный золотистым напитком, похожим на коньяк… – дружеским жестом.

            Что происходит или собирается произойти в России? Интересуются Матерью.

            Похоже, меня держат в курсе того, что происходит в мире. (Возможно потому, что я приближаюсь к сознанию тела? – только единого тела).

 

*

 

            Ещё одна любопытная вещь: на другой день, я рассказываю Пьеру в общих чертах то, что происходит в Дели с Индирой и Брахмачари. Он мне тут же отвечает: «Как Распутин в конце царского самодержавия» (!)

 

3 декабря 1982

 

            Сила течёт, лёгкая, солнечная, высочайшая.

            Чувствуешь себя, как сито. Пористая туманность, через которую проникают лучи.

            Позволить «этому» переделать себя.

 

*

            Удивительная фраза Пьера: «Входим в божественный катаклизм, а не в человеческий».

 

*

 

(Письмо Суджаты сэру С.П.Н. Сингху, переведённое с английского)

 

            Дорогой дядя,

            Намаскар.

            Я сидела за своей пишущей машинкой и подумала написать вам письмо, которое я давно уже должна была написать.

            Во-первых, спасибо за вашу телеграмму от 28 ноября 1982.

            Далее мой сон, о котором я упоминала в своём прошлом письме. Я видела его первого или второго ноября. После полудня. Я находилась в громадном зале дворца. Какой-то человек, гигантского роста, прохаживался взад и вперёд; его лицо выражало муку и страх. Мне казалось, что я могла читать его мысли: это был Равана [Асура], он знал, что Лакшман уже проник во дворец и Рама стоит у его дверей. Он знал, что его час пришёл. Поэтому он и метался в таком лихорадочном возбуждении.

            Слева от Раваны, можно было очень смутно различить форму юноши – Лакшмана. Он стоял неподвижно и наблюдал. Но Равана, казалось, не осознавал его присутствия.

            Затем, сцена изменилась. Это был другой зал, поменьше и потемнее, чем первый. Равана отдавал распоряжения своим помощникам, чтобы защитить дворец. Он решил сопротивляться, хотя очень хорошо знал, что его время закончилось.

            В тот момент я подумала, что если бы меня увидели, моя жизнь была бы в опасности. Поэтому, я шла украдкой, пытаясь спрятаться за колоннами. И продвигаясь вперёд, мне кажется, я поднималась. И чем больше я поднималась, тем становилось темнее. Наконец, мне удалось открыть дверь, которая вела наружу. Я была на одном уровне с землёй (действительно, было впечатление грязной земли).

            Оказывается, всё это время я находилась под землёй.

            При пробуждении, облик «Раваны» показался мне вдруг Пранабом.

           

            Как ваше здоровье? Напишите нам, что у вас нового.

            Ваш близкий Друг поглощён задачей, которую он поставил перед собой.

            Это наводит меня на мысль, Дядя, о том сне, который вы видели несколько месяцев назад: Мать и субстанция, как из желе[29]. На следующий день, я прочитала во французском журнале (Тинтин №375 от 16 ноября 1982) о превращении скарабея, «жука-бронзовки». Этот скарабей, блестящего металлического цвета, в конце своего существования становится коконом, внутри которого остаётся только «желе» от всего того, что было раньше. Эта субстанция постепенно трансформируется в великолепную бабочку. Это интересно, не правда ли, Дядя?

            С моими любящими пранамами.

Ваша

Подпись: Суджата

 

6 декабря 1982

 

            Отъезд Пьера: «последний край».

            Большая трудность в улаживании внешних отношений с людьми. Мне очень трудно писать и даже разговаривать, как если бы это не было больше естественным. Старые средства уходят, а новых ещё здесь нет.

            Как же я нуждаюсь в Твоём солнце и расшириться на просторе!

            Когда я должен общаться, мне приходится вновь входить в раковину этой улитки – то есть в самого себя. Это удушающее. Я хочу физически выйти из этой раковины, или расширить её настолько, чтобы она растворилась в бесконечности.

 

Вечер

 

            Принадлежать чисто Тебе, этого достаточно – всё остальное последует.

 

7 декабря 1982

 

            … ?

            О Господи, нужна надежда для вида, иначе это такое невежественное, такое мучительное, даже когда это не извращённое и не искажённое.

 

7-8 декабря 1982 (ночь)

 

Видение

 

            Сегодня ночью я увидел следующее:

            Вдруг я воскликнул: «Большое манговое дерево падает!» и я видел как вдали, посреди возделанного поля – широкого поля – падало большое дерево. Казалось, я нисколько не огорчился по этому поводу и не расстроился, и я сказал кому-то: «Мы снова посадим манго здесь, в углу поля, так оно не будет затенять вещи и мешать им расти – будет больше свободной земли». И я добавил: «Только это молодое манго и ему потребуется время, чтобы вырасти – тому манго было сорок лет», и в то же самое время я отметил про себя: «Послушай! Почему сорок лет? Тому манго определённо больше ста лет!». И я сказал этому человеку: «Если посадить манго здесь, оно будет защищать дом от жарких лучей восходящего солнца[30]».

            Я рассказал это Суджате и она ответила мне: манго должно представлять какого-то человека – кого?

            Затем я понял: большое поле = Индия. Большое манго = династия Неру, которая набросила тень на эту страну и помешала расти хорошим культурам. Сорок лет назад, в 1942, было время «предложений Криппа» – время, когда Неру-Ганди ответил Шри Ауробиндо НЕТ, и английская подготовка Пакистана (Разделить и уйти).

            Всё это видение производило ощущение действия: я не терял своё время, я действовал – я переставлял вещи; эту тень посреди поля я переместил в угол.

            Когда же рухнет эта династия? Когда же будет истинная Индия?

            Именно 8 августа я написал Дж.Р.Д. Тата и С.П.Н., четыре месяца назад.

             

11 декабря 1982

 

Вдруг тело, в самом деле, осознало, что совсем нет необходимости концентрироваться, надо расширять себя – изумлённое, оно раскрывается как цветок.

 

*

 

 

После полудня

 

 

Я помню, и с чувством, чудесно конкретным, физическим то, как Мать мне говорила: «Ты, словно сад света» – о! быть садом света для Тебя! Один уголок чисто для Тебя, куда Ты могла бы прийти прогуляться на Земле.

 

*

 

            Постоянно это опасение в теле, что всё вот-вот взорвётся – и затем внезапный ответ: как можно? Разве я не ребёнок на коленях своей Матери? Значит…

 

12 декабря 1982

 

            Малейшая тень во мне или в других вокруг меня (без разницы) воспринимается, как что-то очень мучительное, почти физически мучительное. О Господи, как же я стремлюсь к Твоему царству Истины – Истины в малейшей вибрации. И если бы можно было не вибрировать совсем: только крик того, кто мы есть. Как растения, как животные. Как душа.

            Истина становится физической необходимостью: вопрос вибрации в Материи. Малейшая дисгармония – уже начало смерти.

            Очевидно, мы всё меньше и меньше приспособлены к обычной жизни.

            Может, в самом деле, было нужно, чтобы однажды мы перестали быть приспособленными к жизни обезьян, разве не так?

 

*

 

После полудня

 

            Снежный покров опустился на вопли и скорбь человеческой жизни; я обнаружил свой дом в необъятном покое и сладость глубины веков, там, где тело едино с жизнью без границ.

            Пусть я буду пребывать там всегда, с моей Милой, в нежности Матери.

 

13 декабря 1982

 

            Материальное сознание, словно привязано к скрежету жизни (впрочем, мы не знаем точно, откуда приходит скрежет – это сама жизнь скрипит) и надо всё утро посвятить тому, чтобы убедить его оставить этот скрежет и предпочесть свет, необъятность, покой… Каждый раз, всё забывается и приходится всему учиться заново.

 

*

 

            Недавно я узнал одну из причин «скрежета»: Пьер рассказал, что он ездил в Индию, значит, весь Париж теперь знает, где я нахожусь…

            Также, очень сильное ощущение предательства в атмосфере (особенно в Дели-Лакхнау).

            Также впечатление, что администратор Ауровиля поддался обману Б.Т. и что тот ускользнёт снова…

            В действительности, только Божественное может делать, потому что люди – все люди – никуда не годятся.

            Как если бы субстанция или телесное сознание было незримо изранено или схвачено когтями, поэтому оно сжимается, не зная почему – и вся работа блокируется.

 

*

 

            И вот, пожалуйста!

            Фото иранского ребёнка (5-6 лет) в Indian Express, одетого в маленькую солдатскую униформу и держащего в руках винтовку – едущего на башне танка во время недавнего военного парада в Тегеране.

 

14 декабря 1982

 

            Ничего никогда по-настоящему не было сделано или достигнуто, кроме нашего состояния dHomo imbecillus. Продвинулся ли я куда-то, по сравнению с тем, когда мне было семь лет на пляже? Прошло пятьдесят три года – я сомневаюсь. Мы заполнили время, рассказывая себе какие-то истории.

            Я жду изменения состояния.

 

17 декабря 1982

 

            Я стремлюсь к подлинному изменению, а не к переживанию, которое проходит.

            Пусть Господь овладеет этим телом, пусть все эти клетки, все нервы пробудятся к божественному Присутствию, чтобы это тело подчинялось Закону Высочайшего.

 

*

 

            Очищаю медицинское подсознание: супер-гестапо.

 

18 декабря 1982

 

            Неумолимые Аятоллы заверяют вас, что рак, это воля Божественного, и что вам не остаётся ничего другого, как только покориться и благоговейно уложить себя на медицинский алтарь.

            А затем, вы также отправляетесь в могилу и это тоже божественная воля.

            Тысячи маленьких смертоносных воспоминаний раскрываются, как канализационные люки, и каждый со своим убедительным ядом.

            Но Божественная Память?

            Но солнечное Божественное?

            Ужасный Аятолла властвует над миром и сознанием людей.

            Тело осеняет себя крестом и говорит: «Да будет Воля Твоя». А это воля мерзкого дьявола.

 

*

 

            Теперь я полностью понимаю послание Матери человечеству:

«Пробудись и стремись».

 

19 декабря 1982

 

            Как чаша.

            Произошло что-то очень невыразимое и священное.

 

*

 

            Я не хочу больше записывать эти «опыты» – я хочу Опыт, который изменит всё и безвозвратно.

 

20 декабря 1982

 

            Каждый раз, похоже, это тот же самый тяжёлый труд. Материальное сознание как сеть или липкий и клейкий клубок – толкаешь направо и налево, тянешь и растягиваешь, а это вновь склеивается в то же самое положение. Пробуешь одно движение, другое движение, расширение, призываешь и призываешь, и всё равно остаёшься в этом клубке с телом, без всяких возвышенных мыслей, без возвышенных чувств и даже без приятных ощущений: как нейтральное животное, которое тяжко трудится и борется. Это могло бы длиться века. Если бы не было Матери и Шри Ауробиндо, оставалось бы только идти наугад. И чувствуешь, что клубок не уменьшается, это не то, что изнашивается со временем: есть нечто такое, что должно ослабиться, и тогда всё поддастся сразу. Но что, как, когда?... Мы не знаем, что надо делать! И это тело кажется таким нелепым, сидя здесь, день за днём, часами – что оно воображает себе?

            И затем вера в глубине упорствует и подталкивает вперёд.

            Даже, если бы Божественного здесь не было, его следовало бы изобрести! Однажды, надо было действительно «придумать» свободный кислород.

 

*

 

            (Фантом этого Д.А.[31]). Он, должно быть, ушёл на другую сторону.

            О, Божественный Владыка, эта боль, и эта жестокость, и эта человеческая извращённость… о Господи, проявись навсегда на своём солнечном пути, о Господь, только – только – Твоя солнечная Память.

            Я Тебя умоляю.

 

*

 

            Свет в клетках, вот единственное решение.

            Сознание в клетках, вот единственное решение.

            Солнце в клетках, вот единственное решение.

 Другого решения нет.

 

21 декабря 1982

 

            Это Наслаждение.

            И поэтому всё такое надёжное, полное, без вопроса – без тени.

            Это состояние без тени.

            Здесь нет смерти.

            И больше нечего «достигать»: это здесь. Эта безопасность такая чудесная. Всё надёжное.

            В какой-то момент, у меня возникло ощущение, что я круглый как шар.

22 декабря 1982

 

Я находился в интенсивном стремлении, когда моё тело охватила неподвижность. Ничто больше не двигалось, никаких вибраций внутри, кроме моего дыхания, спокойного, едва ощутимого. Всё купалось в бледно-голубом свете или погружалось в него. Могущественная неподвижность. Я должен был один или два раза поменять положение тела, так как чувствовал боль, но это ничуть не нарушило эту «неподвижность». Своего рода вечность. Я не знаю, что это означает. Такое впечатление, что есть какая-то тайна в конце этого. Это продолжалось больше часа, и я зашевелился сам, потому что мне хотелось совершить свою прогулку по лесу. Даже, когда я шёл, эта телесная неподвижность была здесь. Неподвижность телесного сознания. Посмотрим…

Даже Мантра исчезала в этой неподвижности.

 

23 декабря 1982

 

Сегодня утром я чувствовал себя чрезвычайно усталым, когда сел. Затем тело начало поглощать Это – эту энергию, этот свет, это солнце – понемногу со всех сторон: спиной, животом, бёдрами (сексуальный центр), как губка, и медленно, очень медленно оно освежило себя, утолило свою жажду этим впитыванием, как если бы оно вдыхало это со всех сторон, через бесчисленные поры – это больше не было только дыхание лёгкими, но как бесчисленные маленькие, утоляющие жажду дыхания. Тогда я вдруг «подумал» (почти, как если бы тело подумало или скорее обнаружило что-то): но следующий вид будет иметь «питающее дыхание»! Для тела это было почти ощутимым. Вместо этого дурацкого принятия пищи и обычного лёгочного дыхания, дыхание будет общее, тотальное – можно сказать, дыхание пористое и питающее. Тело, наполненное маленькими пузырьками воздуха, освежающими и питающими.

Было бы неплохо!

И это будет не только дыхание воздухом – состоящим из кислорода, азота и аргона, но дыханием светом, мы будем дышать светом – может быть особыми квантами света, ещё не открытыми!

Я вдруг подумал о видении Матери, где Шри Ауробиндо говорил ей о «translucent bowl gathering the energies from everywhere at once» (я цитирую приблизительно[32]). Но это именно то! Прозрачное тело, которое впитывает энергии со всех сторон сразу – всеми порами. На днях у меня было полное ощущение, что моё тело, как прозрачная чаша.

 

*

 

После полудня

 

            Мольба, такая интенсивная: о Господи, унеси меня навсегда на Твой берег света, освободи меня от этого царства тьмы и страдания!

            Я поднялся по Твоим ступеням света и положил свою молитву к Твоим стопам.

24 декабря 1982

           

Я буду считать, что сделал первый истинный шаг на пути, когда клетки этого тела начнут становиться сознательными.

Пока же, эта Сила навязывает себя телу, и тело старается позволять ей проходить.

Я всё ещё слышу Мать: «Хорошо, начни осознавать свои клетки и ты увидишь, что это имеет последствия для всей земли». Вот именно, берег света.

Я трамбую тело ударами Мантры. Это несомненно разбудит его.

 

25 декабря 1982

 

            Твоя Победа в одном уголке Материи.

            Твой Свет в одном уголке Материи – чтобы ускорить конец этого царства удушающей темноты и гниения.

            Это больше не «Век Железа», это век гниения.

 

*

 

            Сегодня после полудня, пока я сидел (концентрация светящейся плотности, почти каменная) что-то повторяло в глубине сознания, позади Мантры: «Земле уже достаточно этих маленьких людишек, извращённых и лживых».

 

27 декабря 1982

 

            Я делал как обычно: трамбовал это тело и заставлял проходить Силу через всю эту сеть альвеол, клеток и нервов, когда вдруг «меня» заставили понять что-то – «понять», означает делать. Меня заставили расширить это материальное сознание в бесконечность Шри Ауробиндо. У меня было восприятие необъятного Шри Ауробиндо, словно руки, распростёртые в этой бесконечности и состоящие из этой бесконечной субстанции, и я больше совсем не заботился об этом теле, брошенном, как пылинка в этом безграничном пространстве. «Я» расширялся или оно расширялось в этом настолько материально, насколько возможно – и, однако, я ощущал вещи, происходящие в теле, хотя и не обращал на него внимания. Единственной заботой было расплавиться в руках этого бесконечного Шри Ауробиндо. Я не знаю, но было впечатление, что я коснулся ключа и что меня подтолкнули к истинному движению. Совсем не обращать внимания на тело, но распространяться в бесконечность настолько материально, насколько возможно.

            Я должен был остановиться, потому что подошло время.

            Посмотрим.

 

28 декабря 1982

 

            Я коснулся чего-то, такой глубокой раны, словно самого корня боли жизни.

            Хочется закричать: я не хочу больше быть человеком! Я не хочу больше быть человеком!

 

*

 

            И вот! Сегодня утром, я чувствовал эту боль, и затем я нахожу кастрюлю в моей ванной комнате с запиской от Х….

            Неужели, жизнь всегда будет заканчиваться вот так, погрязанием в историях плохо вымытых кастрюль? Неужели надо, чтобы я ушёл?

 

*

 

            Мне хотелось бы быть деревом – но люди меня срубят.

            Мне хотелось бы быть чайкой на ветру – но их чёрный прилив затопит меня.

            Мне хотелось бы быть белым медведем в снегах – но они меня убьют, чтобы одеть мою шкуру на своих жён.

            И что же?

            Как только, мы хотим выйти из человеческого, всё объединяется, чтобы уничтожить вас. Мне вспоминается Мать: «Всё устраивает вам войну».

 

*

 

Вечер

 

            Надо погрузить всё это в обширную безличность, иначе невозможно.

 

           

29 декабря 1982

 

            Мы убиваем себя этими историями кастрюль.

            Человеческая жизнь ужасная – ужасная.

 

*

 

            После этого утра и вчерашнего адского дня, я сел и вдруг, без перехода, это снизошло. Как взмах волшебной палочки. Это нисходило в течение полутора часов. Поток мёда или бальзама в теле и все раны были поглощены, стёрты, не осталось ничего, кроме этой солнечной воды, которую всё тело пило и пило, о! оно пило, словно после пустыни, словно после таких долгих страданий. И пока это нисходило и лилось, что-то в теле повторяло и повторяло: ты видишь, это существует; это не воображение и не иллюзия, это существует, это здесь (на протяжении дней я слышал голоса, повторяющие мне: все твои переживания сплошные иллюзии и воображения, не остаётся ничего, это не меняет ничего…). И тогда я услышал в теле: да, ты видишь, это здесь, это истинное, оно течёт, его пьёшь – не забывай. Нисхождения или следующие друг за другом потоки, всё более и более плотные, каждый раз, словно с периодом неподвижности, затем, к концу всё стало неподвижным, объятым, словно захваченным божественным лучом; не осталось больше даже молитвы, даже мантры, даже трепета милости: это было здесь, это было божественное, всё было наполнено им. Божественное состояние. Божественное здесь, без всякого сомнения – не снаружи: здесь, часть тела, сплавленное с телом. Божественная неподвижность. В самом деле, я никогда не переживал Божественное настолько совершенно и настолько тотально.

            Не забывай.

            Не забывай.

            Не слушай больше эти разлагающие голоса.

            В самом конце было ощущение, что на меня опустилась божественная рука, полная солнца.

            Это словно другая жизнь в теле.

            В конце часа с половиной, я сам прервал это состояние, потому что мне хотелось пойти прогуляться в лес. Но у меня впечатление, что оно остаётся здесь, на заднем плане.

 

*

 

            Прошлой ночью, я увидел себя, бегущим на коленях – и я бежал очень быстро!

31 декабря 1982

 

            Сегодня утром, около 11 часов, неожиданно, «Это» охватило меня – я вошёл в купель… Прежде, мы сказали бы «купель бессмертия» – это была купель… я не знаю чего. Это был Ты-Ты-Ты-Ты-Ты… на протяжении часа и сорока пяти минут. Купель не снаружи: купель повсюду внутри. О! Это абсолютное Чудо. Всё остальное, просто жизнь-которая-скрипит. Я был погружён в живое солнце. В каждой пульсации был Ты-Ты-Ты-Ты…

 

*

 

 Только очень странно то, что эти переживания, такие абсолютные, такие чудесные, такие великолепные исчезают, не оставляя никакого следа (так это кажется), словно вода, уходящая в песок. Это приходит внезапно, и когда оно прошло, оно прошло ???? Можно было бы почти поверить, что оно вам пригрезилось. И всё же, когда вы внутри, возникает ощущение, что всё изменилось или что это вот-вот всё изменит.

Я не понимаю.

 

 

 

1983

 

Переходный год.

Что-то повернётся.

 

 

1 января 1983, после полудня

 

            Широкая неподвижность.

 

2 января 1983

 

            Своего рода ощущение солнца, которое проходит через петли клубка или сети – как если бы петли стали слабее.

 

*

 

            Фактически, самое важное, ощущать препятствия. Когда они воспринимаются материально, они уже на пути к растворению.

 

*

 

            Логически, если лучи могут пройти через петли тела, они должны суметь пройти через петли всего земного тела – небольшая божественная бомбардировка этой кишащей гнили (было бы неплохо!). Я думаю особенно о «демократической» гнили Индии. Когда же «она» рухнет[33]?

 

*

 

После полудня

 

            Тело подвергается всякого рода размалываниям и манипуляциям, которые оно не очень хорошо понимает – оно пытается настолько обнулиться, насколько возможно и быть податливым. Иногда, у меня было впечатление (несколько раз на протяжении месяцев), что вместо моего тела, была Мать – как если бы меня там больше не было. В самом деле, оно пытается исчезнуть или быть просто местом опыта для Другой Вещи или для Чего-то другого. Иногда, всё тело становится почти ужасающе твёрдым, словно случись какой-нибудь пустяк, и все взорвётся – но твёрдость не жёсткая: твёрдость плотного сознания, на грани взрыва. И, кроме того, я повторяю: я не нуждаюсь в себе! – это принадлежит Тебе. Я – лишь боль, неведение, несчастье – я не нуждаюсь в себе, я могу исчезнуть, испариться, пусть будет только «это». Фактически, «я» совершенно исчезает в этом: мы ощущаем себя или воспринимаем себя свого рода подопытным кроликом или местом опыта для того, что «это» хочет, потому что, как бы то ни было, мы не можем ничего хотеть, и не знаем, что надо хотеть. Это, в самом деле, «с Божьей помощью».

            И иногда ещё, тело, действительно разминают, словно в тестомешалке, но именно эта Сила крутит, крутит, поднимает-опускает – нас раскатывают и размешивают. Затем всё становится неподвижным и это начинается снова. В самом деле, подопытный кролик.

            Пробирка BE23.

 

*

 

            P.S. Я думаю о Матери: «Неискоренимая нужда быть чем-то другим, а не этим совершенно неудовлетворительным полу-животным».

 

 

3 января 1983

 

            Я представляю себе книгу:

 

«Человек в пробирке»

(сверх-генетический роман)

«или Прощай Хомо имбецилус»

 

            И рисунок на обложке представляет Сатпрема внутри большой пробирки с рукой, высовывающейся сбоку через дыру в пробирке и махающей черной шляпой-котелком – и небольшая надпись «Прощайте, люди!» Книга могла бы начинаться так: «Мы абсолютные учёные идиоты…» и т.д..

            Во мне живёт совершенно неисправимый Вольтер.

 

4 января 1983

           

            Мы говорим о новом виде, но…

            Смогу ли я остаться?

            Опыт, который проводится, важнее, чем всё остальное, или даже, чем всё существование – как сохранить опыт?

 

*

 

            Мне хотелось бы иногда убежать и спрятаться…

            Некуда бежать.

 

6 января 1983

 

            Первый год новой эры, говорит моя Милая.

 

*

 

            Интенсивность возрастает и становится трудно выносимой.

            И в то же время, ощущение почти микроскопической дозировки, которая не даёт ни миллиграмма больше, чем надо, и останавливается точно на последнем миллиграмме перед тем, как всё может взорваться.

 

7 января 1983

 

            Похоже, что вся предыдущая работа разрушается ночью. Каждое утро я сталкиваюсь с тем, что моё сознание вязнет в слое инерции, или, ещё хуже, в грязной магме подсознания. Нужны часы для того, чтобы выбраться из этого. Это проясняется, в конце концов, а затем наступает ночь и всё начинается снова. Где решение? Неужели этот слой никогда не очистится? Единственное решение – пробуждение сознания клеток, но мы чувствуем, что это пробуждение зависит от растворения этого грязного слоя, который окружает и окутывает клетки как в чёрном коконе. И что делать?

            И, кроме того, эта катастрофическая сущность человеческой природы. В каждое мгновение и без всякой причины, воображение катастрофы – всё катастрофично. Страх, который как призыв катастрофы – великое катастрофическое облегчение этой болезненной и беспокойной жизни. Похоже, это вплетено в субстанцию. И что делать?

            Только Высочайшее может. Но утром Высочайшее немного «затуманенное»…

 

*

 

            Мать сказала: «Если бы мы могли научить их (клетки) тому великолепию, которое есть внутри них».

Это мой маяк в ночи.

Надо растворить чёрный кокон.

Есть всё же Милость.

 

*

 

            Жизнь, которая текла бы в солнце, как маленькая река…

 

*

 

            Индира получила шлепок на провинциальных выборах в Андхре и Карнатаке. «Большое манговое дерево» начинает рушиться. Теперь мы увидим большую волну.

 

9 января 1983

 

            Господи, Твоё очищающее солнце на всех этих крыс!

 

*

 

            Внезапно, я осознал, до какой степени меня душила и осаждала всеобщая тьма – это не мои крысы! Это множество крыс…

            Может это иллюзия, но мне показалось, что Шри Ауробиндо сказал мне: Ты мой «маяк» – о! излучать и передавать божественный Луч на Индию, и на Землю, пусть эта тьма будет изгнана!

 

*

 

            Я трачу 70% своей энергии, чтобы бороться против этих надоедливых голосов: «Ты эгоист, ты амбициозен, ты бесчеловечен. Ты думаешь, что ты такой сильный, ты думаешь… и что ты о себе думаешь?...» Хотя бы раз услышать голос более ободряющий и позитивный.

            Это странно и очень грустно, как только слышишь ободряющий голос, словно голос Шри Ауробиндо, сразу же что-то говорит: о! это воображение.

            Маленький человечек, совсем один, с закрытыми глазами, в комнате, день за днём, и час за часом, на протяжении восьми месяцев… надо много мужества.

 

10 января 1983

 

            Сегодня утром я представлял собой просто кучу материи, и я смотрел и спрашивал себя: неужели всё закончится вот этой тошнотворной тухлятиной, и на этом всё? Я снова и снова задавал этот вопрос или повторял эту мольбу в глубине тела. Ответа не было.

            Спадёт маска, спадут одежды, и мы отправимся играть на арфе в небесах с Богом и его святыми, или с дьяволом, как повезёт… А потом, следующее рождение? Снова начинать в человеческом младенце, которому потребуется около сорока лет, чтобы избавиться от папочки, от мамочки, и от прадедушки, и от учебника по Естественным Наукам или от маленького христианина? И все ловушки, ошибки и конца края этому нет – и снова старая тухлятина. Ну, нет.

            Мать сказала: «Тело, это мост».

            Надо, чтобы это происходило в теле и при жизни этого тела.

            Я часто смотрю на бабочек и кузнечиков на поляне в лесу. В них есть бесконечное разнообразие и восхитительное мастерство, они похожи то на травинку, то на старый сухой листок, то на лишайник или сучок… И всё же, кто сотворил всё это или захотел этого? Есть, действительно, воля или сознание в Материи, которое увидело и захотело изменения и почувствовало полезность сходства с тем или иным элементом окружающей среды, и которое, как следствие, запустило необходимый механизм. Мы говорим «адаптация к окружающей среде», но это просто ярлык, чтобы увильнуть от решения вопроса. Есть нечто такое, что увидело и захотело – есть сознание в глубине материи, которое предопределяет её собственные изменения.

            Именно этого сознания и этой воли надо коснуться в глубине тела. Этого рычага там.

            Или же, мы снова начинаем всё ту же прежнюю тошнотворную тухлятину.           Самый большой хищник, это больше не акула и не жаворонок, но Смерть, совсем просто. Надо найти механизм, который остановит или изменит Смерть. Это единственное, что надо обнаружить, если тело должно стать мостом – и, прежде всего, обнаружить сознание и желание в глубине тела.

            Только тело способно понять, в каком направлении должна идти его собственная мутация – голова не понимает в этом ничего, и не знает ничего, она подобна жёлтому или серому оперению канарейки или синицы. Наша голова - просто шляпа с перьями на другой вещи. У Андре Мальро была потрясающая шляпа с перьями, но он не обнаружил механизм, который помешал бы разложению.

            Пробудись и стремись.

 

*

 

После полудня

           

            Нарастающие просачивания, последовательными волнами, с тщательностью, которая ни на каплю не превышает того, что мы можем выносить, не взрываясь. Словно неторопливая работа «насыщения» и проникновения ( «просачивания» говорила Мать). Плотности, каждый раз, всё более и более сильные, как купель синеватого света. Я хорошо понимаю Веды: «сознание стало твёрдым как колонна» – твердым и, однако, пластичным. Мы подготавливаем почву.

            Когда это, кажется, становится опасным, что-то в теле повторяет: Тебе, Тебе, Тебе… словно когда умираешь, без сопротивления.

 

Вечер

 

            Ад.

            Меня хотят разрушить любой ценой.

 

11 января 1983

 

            Я дошёл до предела, Господи, и полностью беспомощен.

            Возьми, возьми всё это.

 

*

 

            На границе – я не знаю, может быть, смерти, я сказал:

 

О, Господи, ещё раз попытаться

ради Тебя и ради Земли.

 

            Это был, словно пляж белого песка, я лежал плашмя на животе и хотел рассеяться на солнце.

            В глубине моего существа, был цветок Божественной Любви.

            Возможно, именно это вернуло меня назад.

 

*

 

После полудня

 

            Вдруг я понял, почему Мать говорила всегда: как Ты пожелаешь, как Ты пожелаешь… потому что единственный способ идти до конца в этих опытах, где мы не знаем, приведут ли они к смерти или к другой вещи, это тотально, абсолютно говорить-быть: как Ты пожелаешь, как Ты пожелаешь, иначе мы тормозим движение «страхом» умереть или не суметь продолжать работу – и, значит, если мы должны умереть, это именно то, чего Ты желаешь, и чего Ты хочешь. Надо, чтобы это стало спонтанной реакцией.

 

 

12 января 1983

 

            Я думаю, что начинаю понимать функционирование. Кривая этих последних месяцев сглаживается. Было два движения, которые я не мог, как следует связать и которые, казалось, приходили как два различных вида опыта, а сейчас они слились в одно, в едином движении. Сначала, было это телесное впитывание Могущества, которое приходило волнами или наплывами, и последовательными просачиваниями, и всегда присутствовала некоторая трудность «удержать» эту массивность силы, не взрываясь. Затем, время от времени, происходило определённое расширение телесного сознания, и у меня всегда была трудность понять или управлять этим движением, не зная, что делать с этим телом, как точкой: надо ли её расширять или позволить ей расшириться. Чаще всего, движение завершается «округлой» неподвижностью, если можно так сказать, как если бы мы были полностью окружены. Сегодня после полудня, эти два движения соединились или достаточно ясно воспринимались, как единое движение. Сначала, это методическое наполнение тела, как если бы его переполняла эта синеватая Сила-Сознание, своего рода перемешивание или наполнение до краёв, словно с ощущением, что вот-вот взорвёшься. Затем, неуверенными прикосновениями началось движение расширения этого переполненного телесного сознания, и тогда, вместо того, чтобы пытаться оставаться сознавать этот телесный центр, телесное сознание начало распространяться, не беспокоясь об этом теле-точке, которое растворялось в пространстве, состоящем из потрясающе плотного Могущества. Это было похоже на головастика в глубине банки; микроскопический головастик, который существовал где-то, и необъятная стихия воды (или супраментальная стихия), в которую входишь и которая распространяется повсюду, с ощущением кривой или круга, как если бы это была необъятная округлость сознания-силы, и совершенно неподвижная – но потрясающей плотности. Можно сказать, что это было круглое, как земля или распространялось на всю землю, или содержало в себе всю землю, и тело внутри, как микроскопический головастик, затерянный где-то, с которым, однако, мы имели особую, но не беспокоящую связь. Это было уже не крошечное тело, пытающееся расшириться: оно вошло в расширение, стало частью «водной стихии», но перестало быть центром или опорной точкой, уникальной и стесняющей. Сознание-сила, округлая, потрясающе плотная и очень неподвижная, кажется.

            Значит, когда тело наполнено «по горло», осмелюсь сказать, оно начинает (или его телесное сознание начинает) расширяться или входить в округлость супраментальной стихии. Затем, это просто плотная округлость, неподвижная и светлая (но не сверкающая: что-то синеватое). Там, я думаю, мы приходим к началу. Что происходит с маленьким головастиком на протяжении этого времени, я не знаю, хотя мы не теряем сознания его существования, но предпочитаем игнорировать его, иначе всё взорвалось бы.

            Возможно, всё это описание очень неадекватное. Надо, чтобы это стало более привычным.

 

*

 

Видение Суджаты

 

            Она оказалась на очень широком плато, словно среди Гималайских хребтов, и ниже неё были другие хребты, покрытые снегом. Затем, она увидела перед собой меня, гораздо выше, очень высоко, и она видела, как я «карабкаюсь» на «последний пик» – «выше было небо» – с большой ловкостью или лёгкостью (там был также ещё один человек, но Суджата видела его только со спины; он с большим трудом карабкался на предпоследний пик). Но больше всего её поразило то, что после она увидела, как я вновь спускаюсь с чрезвычайной быстротой и лёгкостью, словно в мгновение ока, и как если бы я знал все маршруты… Все маршруты были мне известны.

            Я думаю, что это очень важное видение.

            Может быть, оно перекликается с моим видением от 21 сентября 82 года, когда я увидел, как моё тело внезапно появляется из глубины океана и вертикально поднимается в небо (это, в самом деле, интересно было видеть!)

            Это как «вехи» на пути.

 

14 января 1983

 

            Я чувствую себе так, словно смерть преследует меня.

            Молитва, такая интенсивная, поднялась из глубины моего существа: о, Господи, настанут ли времена, когда появится новоё существо, и новая эволюция начнётся среди этой приводящей в отчаяние тьмы?

            И я молился не ради себя, это было, как если бы все эти люди, которыми я был, пришли молиться с их бременем несчастий и ужасов, и мольбами в конце всех этих путей в ночи Земли. Будет ли проделана брешь, надежда, выход – одно существо, которое отважится, надежда для Земли?

            Божественное присутствие пришло, такое сильное, как если бы это был Божественный пленник в Материи, который молился вечному Божественному. Сатпрема больше не существовало.

            Такое впечатление, что каждая минута принимается в расчёт в истории Земли.

 

15 января 1983

 

            У меня впечатление, что я всё время иду на ощупь в темноте в поисках крошечной пружины, которая могла бы изменить всё.

 

*

 

После полудня

 

            Потрясающее овладение.

            Словно буря света и силы обрушивается на меня, скручивает, разминает, перемешивает во всех направлениях – и ни секунды страха в теле, как если бы всё-всё хотело отдать себя, открыться, принадлежать только Тебе-Тебе-Тебе и если это принадлежит только Тебе – всё прекрасно, остальное меня больше не касается. Это было потрясающим, повелительным – Ты до последнего атома.

            Это продолжалось полтора часа, затем во всём существе установилась своего рода массивная твёрдость, как если бы это была Мать, Мать, которая была здесь, а я был лишь маленькой видимостью. И всё то, что было «моего» внутри, так эта жажда принадлежать только Ей, полностью, абсолютно, чтобы делать то, что Она желает. И это всё. Единая глыба Её.

 

16 января 1983

 

            Я не очень хорошо понимаю всё то, что происходит. Но важно не моё понимание – важно то, что это делается.

 

*

 

            Впечатление такое, что представляешь собой только маленький фотографический образ (как те мои фото, которые прислала Сюзи), не более реальный, чем они, как если бы я помнил о себе по фотографии, которая не очень хорошо соответствует оригиналу. И «что-то» огромное, плотное, очень неподвижное. «Я» словно налеплен на поверхность «этого», тонкий – как листок фотографической бумаги.

 

17 января 1983

 

Пробирка ВЕ23 почти пустая.

 

*

 

            «Позволить расплющивать себя до исчезновения», говорила Мать.

 

*

 

После полудня

 

            Перемешивание продолжается. Впечатление, почти исключительно механического действия, которое месит вас сверху донизу и снизу доверху, и во всех уголках, в самом деле, как тестомешалка, почти с насилием, и особенно настойчиво в сексуальном центре, который, кажется, является основой этого действия[34] или очень особенной областью (я наблюдал это почти всё время на протяжении месяцев). Там внутри, я особенно пытался не создавать препятствия, чтобы Сила проходила и текла свободно, но не было «никого» внутри, это был, в самом деле, как мешок материи, подвергаемый определённым насильственным манипуляциям (не «насильственным», но непреодолимым, властным). Затем, постепенно, действие замедлилось, как если бы поток Силы становился более плотным, как расплавленная руда (но без жара). Ощущение единой массы Силы. Затем, медленно, все стало неподвижным, и весь этот мешок Материи стал как блок застывшего и неподвижного Могущества, слабо светящегося.

             Такое впечатление, что эта массивная неподвижность должна вести куда-то, если мы сможем выносить её достаточно долго.

            Во всём этом нет никакой психологии – просто Материя, которая пытается быть податливой настолько, насколько это возможно. Психологически, тотальное приятие с осознанием того, что это Ты – Мать, Шри Ауробиндо. И совсем никакого страха.

            Что-то происходит.

 

*

 

            Что мешает больше всего, так эта нужда записывать, «следовать» движению. И в то же время, я чувствую эту нужду… Не знаю, что делать. Это атавистический остаток химика, который держится за свои наблюдения (я играл с пробирками, прежде чем научился читать – это было в старой лаборатории на бульваре Монпарнас. Но так как мой отец был химиком, я никогда не хотел учиться химии – она мстит мне теперь!)

 

*

 

            Когда это неподвижное, нет больше ощущения «перегородки».

 

*

 

            Я спрашиваю себя, не создаются ли эти «перегородки» постоянным трепетом и вибрациями ментала в Материи?

            Без ментала, Материя «открыта».

 

18 января 1983

 

            Сегодня утром (всё же самое тяжёлое время), в материальном сознании был своего рода энтузиазм, как если бы оно говорило себе: «Самое чудесное приключение в мире: предоставить свою материю опыту завтрашнего дня, быть полем опыта нового способа существования на земле…». Тело, в самом деле, ощущало, что это было чудесное приключение, и оно отдавало себя с радостью совсем солнечной, как ребёнок, который бросается в приключение. Самое великое приключение мира. Как если бы старая страсть к приключениям моего детства вновь внезапно обрела свой полный и физический смысл. Как же было радостно, обнаружить одну за другой затопленные скалы в проливе Конгуэль, и как билось сердце, когда мы проплывали мимо первого ночного маяка!... Похоже, я понимаю, почему Мать сделала меня бретонцем… Каждый раз, когда мой сегодняшний маршрут пересекается с дорогами моего детства, я уверен, что нахожусь в Истине.

 

*

 

            Это как искрение в теле.

            Радость – вот ключ.

            Все человеческие призраки и пугала исчезают, словно они никогда и не существовали.

            Ментальная человеческая жизнь – это искажение.

 

*

 

После полудня          

 

            Давление почти ужасающее.

            Впечатление, что раздуваешься как толстяк, но раздувание выходит за границы моего тела и охватывает его. Под давлением. И чрезвычайная неподвижность. Как взрыв, который не взрывается – и который можно выносить только в тотальной неподвижности. Чувствуешь себя совсем круглым, раздутым, готовым вот-вот взорваться, подвешенным в неподвижности на краю… я не знаю чего. Я должен был успокаивать своё тело. Я повторял ему: «Не беспокойся, это Мать и Шри Ауробиндо».

            К концу полутора часов, я почувствовал, что этого достаточно. Потребовалось несколько стадий или ступеней, чтобы очень мягко восстановить моё обычное состояние – возвращение без переходного периода могло бы всё сломать.

            Я не знаю, что всё это означает или подготавливает.

 

*

 

            Что сказала бы глубоководная рыба, если бы её внезапно подняли на поверхность?

            Именно эту разницу в плотности очень трудно выносить.

 

19 января 1983

 

            То, что делает Господь, сделано хорошо.

 

*

 

            Дум[35] всегда шёл с мужеством.

 

 

20 января 1983

 

           

            Подсознательное переполнено трагедиями.

            Нам хотелось бы никогда не видеть эту печаль и страдание жизни. Но не существует другого решения, кроме другого типа жизни и сознания на земле – иначе всё начинается, и всегда будет начинаться сначала.

            Спасение, освобождение – физическое!

 

*

 

            Мольба, такая интенсивная к Высочайшей Милости, чтобы эта природа изменилась.

            Великое белое «застывание» (особенно в мозге). В этом, мне показалось, я узнал состояние сознания Матери.

 

*

 

            Все эти переживания – как кусочки головоломки какой-то неизвестной нам целой картины. Когда-нибудь, мы поймём…

 

*

 

            Вчера умер Наваджата (он покончил с собой[36]).

            Мать в действии.

            Знаки приближаются.

 

*

 

Прочитал сегодня утром 20:

 

(статья в индийской ежедневной газете)

 

ПРОЕКТ ПЕРЕВООРУЖЕНИЯ США

Вашингтон, 18 января

               

                Согласно секретному документу Министерства обороны, стратегия Пентагона по перевооружению Соединённых Штатов предусматривает ведение космической войны и получение превосходства в продолжительной атомной войне с Советским Союзом. (…)

                Проект перевооружения, состоящий из 136 страниц, предполагает значительное изменение внешней политики и изобилует рекомендациями о необходимости «достижения преимущества» в продолжительной атомной войне, а также предусматривает расширение любого неядерного конфликта с Советским Союзом до глобальных масштабов, императив являющийся «важнейшим элементом американской стратегии».

                Разница между политической ядерной и предыдущей неядерной стратегией администрации Рейгана, изложенная в настоящем документе, такая же, как разница между оборонительной и наступательной военной операцией.

                Этот документ, являющийся ключевым элементом стратегии американского президента Рейгана, предполагающий нападение на Советский Союз, отражает концепцию Пентагона и Совета Национальной Безопасности в военно-политической сфере на ближайшие пять лет и их главную тенденцию на следующее десятилетие.

                Он определяет политические и стратегические приоритеты, как для вооружённых сил, так и в области планирования ресурсов, и устанавливает, что стоимость основных проектов обороны возрастёт до 1556 миллиардов долларов в течение первых пяти лет. В качестве определяющего направления оборонительной стратегии Америки, этот документ не предполагает возможность компромисса с Советами ― UPI

 

 

            Мать выметет всех этих недо-людей.

            Это скоро.

            Без всякого сомнения.

            Они одержимые и сумасшедшие.

 

21 января 1983

 

            К концу определённого времени перемешивания-наполнения (получаса или трёх четвертей часа), когда это начинает становиться неподвижным, мы больше совсем не ощущаем своего тела (что являемся телом), и даже свою комнату, и тела в комнате – мы, словно сгущение, достаточно огромной светящейся энергии, округлой, можно сказать, но это не имеет измерений; эта «округлость» или это сгущение могли бы распространяться… я не знаю до какой степени; это могло бы быть таким же огромным, как наши места, или как Земля, или как вселенная – мы не ощущаем границ. И тело, словно не существует, или представляет собой какое-то зёрнышко в этом сгущении энергии. Только, когда мы пытаемся снова вернуться в своё «обычное» состояние, лишь тогда мы ощущаем давление или потрясающую плотность, создающую ощущение возможного взрыва – то есть, мы снова начинаем воспринимать своё тело и одновременно его границы, форму, которая очевидно не может удерживать всё это сгущение Могущества, вследствие чего и возникает это ощущение возможного взрыва. Надо идти медленно. Иначе, мы не знаем, где находимся – и, однако, мы полностью в Материи, потому что я слышу петуха, птиц, звуки в доме.

            Я спрашиваю себя, не является ли на самом деле этот период «размешивания-наполнения» механической операцией, можно было бы сказать, для того, чтобы ослабить, распустить петли сети или кокона (вибрационной сети), которая окружает материальное сознание? – Когда она будет распущена, это распространится: есть только сгущение могущества без границ (или без сосуда, без «вместилища»). Как только появляется ощущение вместилища, это угрожает взорваться.

 

23 января 1983

           

            Задача состоит в том, чтобы создать инструмент, который был бы чисто, тотально Божественным, до самого подсознательного и материального корня. С таким инструментом, «мы» могли бы преодолеть сопротивление мира.

 

24 января 1983

 

            Присутствие такое сильное и такое физическое! В какой-то момент, у меня возникло ощущение (или это воображение?) Матери, стоящей на нашем месте, огромной, выше, чем статуя Свободы, и как если бы Она сказала: «Эта Земля изменится» с поднятым указательным пальцем.

Я словно растаял, окутанный складкой ее платья. Оно было перламутровым.

 

26 января 1983

 

            Ответный удар. Очень трудно быть только телом, которое лишено всяких чувств, всяких идей, всякой деятельности, всякой полезности в жизни и для других. Впечатление немного подавляющей пустоты. Спрашиваешь себя, что мы здесь делаем – «следующий вид», это «идея». Тело такое одинокое, это довольно неприятно. Есть горящая точка в центре – как в моей тюремной камере в форте-дю-Ха[37], когда я сидел на земле в углу, в то время, как электрическая пила без конца распиливала доски. И что дальше?

            Удивительно, что мы так никуда и не продвинулись. Всё время в точке отправления, но это никогда не отправляется. Это продолжается вот уже почти шестьдесят лет. И что?

            Где подлинное изменение?

            Все опыты, которые у нас были, всё то, что мы, так сказать, сделали в жизни = вода, ушедшая в песок.

            Какая разница между Бернаром из форта-дю-Ха и этим пожилым господином сегодня? Произошло ли что-нибудь?

            Был пройден отрезок жизни. И это всё.

 

*

 

            «Приступ острого эгоизма», говорила Мать. Есть еще слишком много от личной пробирки, которая переживает страдания.

            В своём уголке на поле, маленький цветок растёт просто так, цветёт просто так, умирает просто так.

            Остаётся только предложить этот уголок материи, не обсуждая.

 

*

 

После полудня

 

            Лазер белой силы, почти неподвижной, направленной на физический (сексуальный) центр на протяжении долгого времени. Спрашиваешь себя, как всё это не ломается.

            Лучше не задавать вопросов.

 

*

 

Вечер

 

            Очевидно, что-то сопротивляется. Не надо давать никакой психологической поддержки сопротивлению.

            Сильное физическое изнурение.

 

*

 

            Суджата пришла, чтобы прочитать мне вот это… Точно то, что я чувствую на протяжении месяцев. Значит, я на правильном пути!

 

            (Шри Ауробиндо): Когда вы достигаете Супраментала, вы обнаруживаете, что это совсем не абстракция. Это гораздо конкретнее Материи, нечто очень потрясающее по своему конкретному характеру. (…) Перед Супраменталом, Материя кажется тенью.

 

            (Ученик): На что похож этот конкретный характер?

 

            (Шри Ауробиндо): Это впечатление твёрдости, массы. Возможно это то, на что указывают Веды, когда говорят: «Агни – это широта света, и конкретность тела». Можно было бы сказать, что супраментальное более текучее, чем газ и более твёрдое, чем алмаз.

 

Вечерние Беседы, 24 августа 1926

 

27-28 января 1983 (ночь)

 

Видение

 

            Видение «гнилого пассажирского судна». На борту, казалось, всё держалось кое-как. Повсюду запах тошнотворного разложения. Видел несколько пассажиров, большей частью с запада (западное судно[38]?), среди них Пурна, в «чёрной норке». Я всё время находился на полуюте с капитаном, которому, кажется, на всё было наплевать. Много, довольно гротескных «сцен» с живыми-мёртвыми. Ближе к концу угрожала ворваться бурная и грязная вода, словно бурлящая грязь; «капитан» небрежно бросил позади себя маленький кусок доски, чтобы закрыть дыры (!) «Если это продолжится, мы заткнём», сказал он. Затем судно вошло в свого рода канал или шлюз, или систему механических зубчатых колёс, которые направляли или строго ограничивали его движение, и внезапно, в конце этой системы колёс или шлюза, всё открылось и пассажиры были выброшены в пустоту, метров на сто вниз, в своего рода мутное пространство, словно на дно порта, где они разбивались вдребезги. Я смотрел на всё это – я был также низвергнут в эту пустоту, но это меня не коснулось, как если бы я не падал, и спокойно стоял внизу, наблюдая, как пассажиры кубарем летят в эту вонючую общую муть.

 

28 января 1983

 

            Я вновь обрёл сегодня утром своего рода спокойную уверенность: Божественное takes care [заботится]. Надо только безмятежно позволить его солнцу пропитывать наше тело, позволить новой жизни течь в венах. Нет всех этих препятствий, о которых я думаю, или думал – всё просто, без трудности. Надо только быть податливым, как растение под солнцем.

            «Препятствия» – это идеи враждебных сил. Это лишь призраки препятствий. Единственная реальность сияет на солнце – просто.

 

После полудня

 

            Чудесный поток твёрдого золота, плотный, в венах, нервах, членах, затем почти затвердевший: живое Божественное, здесь.

            На протяжении полутора часов.

            На этот раз, больше никогда ничего во мне не будет сомневаться.

            Двери солнца открыты.

 

29 января 1983

 

            В самом деле, новая жизнь здесь, новая сила здесь.

            Надо позволить ей преобразовать себя.

            Золотистая жизнь хочет просочиться в Материю.

            Надо погрузиться туда, как анемон в морскую воду.

 

*

 

            Конец эпох здесь, конкретный, открытый.

           

 

30 января 1983

 

            Атмосфера наполнена Божественным! Но Божественным конкретным, сознательным, повсюду, как золотистый поток, который входил в тело отовсюду сразу, с боков, можно было бы сказать, или горизонтально: в ноги, живот, физический центр, как если бы петли сети ослабли и стали почти несуществующими. Было впечатление (осмелюсь так сказать): Божественное касается земли!

            И это удивительное согласие тела, когда оно касается «этого», оно в обожании перед «этим». Всё время оно повторяло: Ты, Тебе, для Тебя… Только тело имеет подобное узнавание!

            В самом деле, произошёл поворот, начиная с 28 января.

            Я не могу не думать или не чувствовать, что этот опыт не может быть чисто индивидуальным, и что он должен иметь своё значение для Земли… Эта материя не изолирована от всего остального.

 

31 января 1983

 

            Пришла очень сильная концентрация на Ж.Р.Д. Тата и на изменение Индии.

 

1 февраля 1983

 

            Это подсознательное неизлечимое и бесконечное.

            Как маленькие, неизгладимые фотографические образы, которые выскакивают и выскакивают, каждый со своей вереницей отравленных или болезненных волн. Огромная безошибочная электронная память. Мы направляем туда свет, а они углубляются в ночь, чтобы снова выскочить две минуты или два дня спустя, без конца: ку-ку, вот и я! Мы не знаем, что может растворить всё это. Израненный мир – каждый образ, как рана в существе, как отпечатки ран. И всё это прячется в глубине ночи, словно израненные животные, привязанные к своей боли. Что может излечить это? Как израненная память жизни: всё то, что научило её втягиваться внутрь, закрываться, защищаться, покрывать себя бронёй и создавать неприступную раковину. Это мучительное. Каждый раз оно набрасывает свою клейкую волну на солнечное поле, которое хотело бы улыбаться. Это семя смерти. Оно хотело бы умереть, чтобы покончить со всей этой болью жизни. Мы не знаем, что делать – следовало бы потерять память! Я вижу, насколько ужасно Гестапо изранило меня … и после. Возможно, именно потому, что я познал глубину человеческой бездны, во мне есть такое стремление выйти из неё.

            Ом.

            Распространиться в солнце.

 

*

 

Вечер

 

             Это скрежещет яростно.

            Как если бы за мою голову была назначена цена.

 

 

2 февраля 1983

 

 

После полудня

 

            Охвачен абсолютным Лучом.

            Это было таким сильным. Я сказал: если я потеряю всё-всё-всё – мне всё равно, лишь бы это был Ты – да и нечего терять, кроме глупости, неведения, ничтожества, тьмы… Тебе.

            Потрясающая неподвижная плотность.

            Твёрдость кристалла (на протяжении двух часов).

            Никогда не видел и не переживал подобного.

 

3 февраля 1983

           

            Все человеческие отношения ничего не стоят. Я хочу жить только для Работы.

 

*

 

            Малейший поворот, и мы оказываемся перед смертельным вопросом.

 

5 февраля 1983

 

            Когда это приходит, у нас впечатление или ощущение, что оно пронизывает лучами всю Материю. Нет больше «моей» материи. Даже ощущение личного тела исчезло, это как округлость, а «индивидуальность» лишь «труба», как говорила Мать, или точка излучения в Материи, но точка, которая находилась бы повсюду, а не в каком-то определённом месте.

            Что-то говорит: «Овладей Своей Землёй».

            И это такое по-тря-са-юще могущественное – такое божественно могущественное.

            Божественное, оно прочное. Вся жизнь кажется незначительной и хрупкой, по сравнению с этим, как бумага.

            Именно это божественное ощущение такое необычное – ничто другое не «божественно» как это. Я хорошо понимаю Мать: «Это другое Божественное»!

 

6 февраля 1983

 

            Быть человеком становится почти невыносимо больно. И мы ощущаем, что эта боль, возможно, Блаженство, которое мы не можем принять.

            Почти ощущение, что вот-вот умрёшь, настолько это болезненно, и эта «смерть», вероятно, является новой жизнью, которую мы не способны выносить.

 

8 февраля 1983

 

            Это живое Чудо.

            Раньше, тело было немного беспокойным, сейчас у него такая жажда Этого! Оно почти кричит: Господи, пусть никогда больше не будет как прежде! Ты навсегда!

            Я немного почувствовал, что представляет собой царство Божественного.

 

9 февраля 1983

 

            Сегодня утром, я ясно увидел различие между материальным менталом (менталом Материи, тела), который стремится спонтанно, с большой интенсивностью, каковы бы не были психологические условия, совсем просто, как растение устремляется к солнцу, и физическим менталом, плотным, упрямым, ворчливым, который с большим трудом выбрался из сна и покрывает всё липкой и тяжёлой оболочкой. Сама по себе, Материя не тяжёлая, и не извращённая, наоборот!

            Этот «физический ментал» должно быть представляет собой результат воспитания нынешнего тела: образование, атавизм, привычки. В то время как другой, это просто Материя, с первым пробуждением солнца сознания.

            Это как если бы физический ментал сказал стремлению материального ментала: «О! ты меня утомляешь» (!)

            Конечно, мы можем использовать другие слова, но эти два слоя не спутаешь. Возможно даже, это уже большой шаг – уметь различать их.

            В сущности, этот физический ментал, представляет собой силу инерции. Я подозреваю, что именно он является «чёрным коконом».

 

*

 

            Я спрашиваю себя, не является ли то, что я называю «пробуждением стремления в материальном сознании», первым проявлением супраментальной вибрации в Материи или первым контактом супраментала с материей. Это inmistakable [безошибочная] интенсивность.

            Надо буквально просверливать свой путь через физический ментал, если только это не другой[39] проталкивает и устремляет свои лучи внутрь, чтобы пройти через эту липкую оболочку физического ментала. Это клей!

            Мантра оказывает большую помощь: это бур, для соединения с другой стороной (если только это не копёр!).

 

*

 

            Различие между этими двумя менталами довольно ощутимое, так как с одной стороны это смерть, а с другой – новая жизнь.

 

*

 

После полудня

 

            Господи, позволь мне взглянуть истинными глазами на Твой мир…

            Пусть я буду лёгким в Твоём новом свете…

            О, Господь, настанет ли день, когда я буду таким же простым и прямым, как дерево? Эти эвкалипты такие прекрасные!

 

10 февраля 1983

 

            Я прошёл через какой-то ужас, где я был только ложью, тьмой, фальшью и где у меня не было никакого права призывать свет, никакого достоинства, чтобы призывать свет – и я кричал: но Ты же здесь! Но Ты же здесь!... Это было ужасное и что-то такое безжалостное. Но Ты здесь…

            Я ещё не достиг дна этой дыры…

 

*

 

            Человеческая жизнь – мучительное извращение без Этого.

            Только благодаря Твоей любви можно делать эту работу, пережить этот ужас.

 

Вечер

 

            Когда во мне не будет больше ничего, кроме Тебя, во мне не останется больше ничего, кроме Ананды.

 

11 февраля 1983

 

            (Возвращение из города)

            Да, есть другая физическая жизнь… такая чудесная. Невыразимая.

            Сверкающее море, горячее, золотистое, каждая искра которого была бы живой: миллиарды искр любви, нежности; всё это воспринималось бы телом, но не телом, заключённым в кожу и «смотрящим» снаружи: телом распространившимся, ЕДИНЫМ телом и всё было бы внутри, как его собственные клетки: радость золотистой, сильной, плотной нежности – это невозможно выразить. Только тело понимает Божественное (я собирался сказать – только Божественное понимает тело!)

 

12 февраля 1983

 

            Если бы я не узнал всего этого ужаса сорок лет назад, я никогда бы не обнаружил Любовь Божественного. Именно потому, что есть этот ужас и эта боль, существует эта Любовь. Это искупает всё.

            Надо уничтожить эго, чтобы обнаружить Это.

            Задача Зла в мире – уничтожать эго.

            «Порядочные люди» не могут этого понять.

            Так же и смерть создана для того, чтобы уничтожать эго, которым является тело (крепость тела). Только обнажённая Любовь победит смерть тела.

            Мать говорила: «разрушаться вперёд». Теперь я хорошо понимаю, что это означает.

 

После полудня

           

            Такое потрясающее физическое присутствие Матери – Всемогущей Матери – в теле: тело как шар, не имеющий размеров, потрясающей плотности. И, кроме того, даже не было больше того, кто хотел бы «иметь опыт», ничего – только: быть как маленький пляж, чтобы Ты могла поставить свою ногу и идти завоёвывать мир, тьму мира, жестокость, убогость мира – и чтобы царство Божественного утвердилось на земле.

            И всё.

            Маленький пляж для Её ноги.

            (Место высадки, если можно так сказать!)

 

13 февраля 1983

 

            Совершенно пустая раковина, прозрачная, очень неподвижная, в купели синеватого могущества. Никакой Мантры, никакого призыва, никаких чувств, как если бы всё было кристаллизовано, заморожено в этом голубом. Впечатление: нет больше никого в доме. Кроме этого глаза, который наблюдает за всем. На протяжении почти полутора часов.

            ??? Странно.

 

15 февраля 1983

 

            Всё ещё эта абсолютно пустая раковина – никаких мыслей, никаких чувств, даже «божественных» – ничего, кроме интенсивного стремления телесного сознания с ощущением полной пористости в море синеватого могущества. Чисто механическое действие перемешивания, наполнения внутри, пока всё не установится на одном и том же уровне (если можно так сказать, как в сообщающихся сосудах). Тогда это как движение моря, туда и обратно, через эту раковину, и время от времени всё становится неподвижным: нет больше даже ощущения раковины, только пространство без центра, в котором мы купаемся, или скорее частью которого мы являемся[40]. Огромное плотное море. Никакого страха в теле: оно податливое, зная, что это «Божественное», но без каких-либо чувств.

            Когда я вернулся в своё нормальное состояние, т.е. в индивидуальное тело или индивидуальную раковину, это как если бы все силы снова входили через физический уровень (сексуальный центр). Это было довольно любопытно. Как если бы я наполнялся «собой» на этом уровне, или как если бы я распространялся за пределы «себя» на этом уровне??? (Это ещё не очень ясно) Это не то, чтобы я распространялся «за пределы себя»: морская вода в раковине – та же самая, что и в море снаружи раковины. Нет разницы между внешним-внутренним. Это одна купель.

            Я думаю, то, что мы называем «временем», это всё вибрации в раковине или всё то, что отскочило рикошетом на раковину: удовольствия, неудовольствия, проявления воли, желаний, словом все истории в раковине. Другими словами, нет больше никаких вибраций: только поток, который проходит. Это не имеет времени.

 

*

 

            Фактически все опыты представляют собой один и тот же Опыт и его различные грани или ступени.

 

17 февраля 1983

 

            На протяжении двух дней опыты почти невыносимые для тела. Может лучше не пытаться ничего говорить. Эта мания записывать слишком мешает.

 

18 февраля 1983

           

            Я полон мольбы и молитвы ради Земли.

            Вся эта тьма болезненно ощущается во мне, как если бы она была моей.

            Мы мечтаем, я не знаю о какой божественной молитве, которая сломала бы печати.

 

19 февраля 1983

 

            Массивное могущество, белое, слегка голубоватое внутри, которое раздувало меня как шар – затем, это не было больше мной, не было моим телом: это было тело Матери, вместо моего, такое конкретное, такое очевидное – это была Она. Потрясающее давление и ощущение раздувания, медленно расширилось, распространилось, и у нас появилось ощущение Матери, сидящей в своём кресле, распространившейся безгранично, всеобъемлющей и содержащей в себе весь мир, в чрезвычайной неподвижности, почти нежной, но такой сильной. Не было больше «моего» тела совсем. Это продолжалось полтора часа. Надо было возвращаться медленными этапами, так как ощущение массивного давления возвращалось, как только я вновь становился «собой». Последовательные этапы давления и декомпрессии.

            Что-то, в самом деле, произошло.

            (Я почти не решаюсь записывать это, но в какой-то момент мне показалось, что она сказала мне: «Всё то, что будешь делать ты – буду делать я; всё то, что будешь наблюдать ты, буду наблюдать я[41]»).

            На протяжении всего этого времени, единственная молитва звучала во «мне»: «Пусть эта Земля станет божественной». У меня сложилось впечатление, что Мать работала на земле (в земле).

 

*

 

Вечер

 

            Эпитафия Индире Ганди:

           

            «Но трижды горе тем, кто силён и готов, но тратит свои силы впустую или злоупотребляет моментом; для них потеря невосполнима и разрушения велики».

 

Шри Ауробиндо

(Час Бога)

 

20 февраля 1983

 

            Должен, в самом деле, существовать истинно божественный корень в глубине этой боли, этого ужаса, и этой жестокости – именно ТУДА надо идти, чтобы найти рычаг.

            Я понимаю почему, действительно почему, Мать сказала:

            «Господь любит Сатпрема».

            Последние часы тяжёлые.

 

*

 

            Такая жажда царства абсолютного света.

 

*

 

            Такая интенсивная молитва, чтобы Они вышли из этой могилы, куда жестокость и неведение людей заключили их, и чтобы Они шли по Земле!

 

Пусть изменится Закон!

 

*

 

            Не слащавая молитва, исчезающая в дыму ладана: молитва, которая становится божественным ДЕЙСТВИЕМ.

            Всё становится таким конкретным.

 

*

 

После полудня

           

            Могущества, почти ужасающие, которые можно выносить только в полной самоотдаче или абсолютной прозрачности.

 

21 февраля 1983

 

            Этой ночью, мне кажется, я увидел стадо золотисто-коричневых коров («стада солнца» из Вед?)

 

*

 

            Сегодня после полудня, после периода пахтанья-наполнения, было так, словно я таял, как сахарная кукла, но каждая частица этой «куклы» оставалась отдельной, и казалось, что густой или потрясающе плотный поток проходил через эти миллиарды отдельных частиц или между ними. Вся верхняя часть тела до сексуального центра была неподвижна, погружена в эту купель: не было больше перегородки, не было больше ограниченного «тела», не было больше «моего» тела – только множество этих, своего рода «частиц», погруженных в компактную стихию… И потрясающая неподвижность. Вся Сила низошла в сексуальный центр и, казалось, упёрлась или остановилась там, и работает там (возможно стремясь низойти ещё ниже?), в то время как остальное моё тело (верхняя часть) совсем больше мне не принадлежало и не было больше заключено в кожу. Оно было застывшим – неподвижным (и однако, «текучим»).

            Мне было очень трудно, то есть, я должен был сделать большое усилие, чтобы выйти из этого состояния и тогда вся сила снова поднялась вверх.

            Впечатление, что остаёшься «раздутым», как если бы у меня были полные щёки этого.

 

*

 

            Прогулка по холмам с моей Милой.

 

22 февраля 1983

 

            Я предполагаю, что именно петли индивидуальной сопротивляющейся сети, дают ощущение этой «потрясающей» и почти «невыносимой» Силы. Когда петли ослабевают (или распускаются, если это возможно), не остаётся больше ничего, кроме могущественной, безмятежной, сияющей беспредельности. Нигде нет никакого трения. (Всё это на уровне Материи, разумеется, – «беспредельности» наверху просто бледные и эфирные).

 

24 февраля 1983

 

            Мы спрашиваем себя, как такое возможно, но Сила приходит с нарастающей плотностью, и всегда до предела выносимости (или невыносимости). И удивительно то, что несмотря на эту потрясающую Энергию, проходящую через тело, оно чувствует себя бессильным, на грани истощения. Мать замечала это тоже. По-видимому, Сила должна растворить или очистить множество элементов в теле (как раз то, что составляло его обычную плотность), откуда и истощение. Это всё же странно.

            Наша «плотность», должно быть, состоит из большого количества грязи (!)

 

*

 

            Я помню, Мать спрашивала себя, идёт ли она в направлении распада или к трансформации, и добавляла: «Процесс почти один и тот же» (!)

 

*

 

            Это почти невыносимое (иногда до такой степени, что нам хотелось исчезнуть в опыте), но тело жаждет «этого»! Оно жадно пьёт это.

 

            26 февраля 1983

 

            Важный опыт, но я не могу понять его.

            Я не смог бы даже его точно рассказать.

            Он продолжался два часа. Это было долго и трудно выносить.

 

Вечер

 

            В какой-то момент моя Милая положила голову мне на грудь, затем, некоторое время спустя, она взяла листок бумаги и нарисовала то, что увидела в «моём сердце»: сначала белую яхту, затем паруса превратились в красное солнце и яхта несла это солнце, затем в солнце появились два глаза: существо.

            Возможно, это «объяснение» того, что произошло сегодня после полудня?

            Если бы я попытался это описать, было ощущение, что всё материальное или физическое сознание (не кундалини, вот что странно), поднялось к верхушке черепа, затем раскрылось над головой. Тело стало совершенно пустым. Я полагаю, именно так мы умираем. Потом, кажется, что-то другое долго нисходило в тело[42], словно другое существо или другое сознание – нечто, имеющее другую плотность. И странная вещь, единственная молитва, которая поднималась во мне во время опыта, это: «Пусть Ты будешь абсолютным владыкой» (!)

            Мне кажется, есть египетский символ «лодка солнца» – что это означает?

 

 

27 февраля 1983

 

            Утром и вечером: невероятные опыты Высочайшего в теле. О, Господи… какая милость! Охвачен и наполнен солнцем – но солнцем-Тобой. Как если бы тело касалось Бога – нет, было охвачено, насыщено Богом. В конце, возникла, словно колонна белого света, твёрдого, как скала, который пронизывал меня насквозь: Мать.

            У меня никогда нет впечатления «личного» опыта, но всегда – всегда – как если бы это был кусок материи, который предлагал себя, для того, чтобы вся земная материя изменилась.

            Но, поистине, какое невыразимое великолепие – только тело могло переживать подобное. Именно ради этого тело и существует.

            Мы склоняемся здесь перед высочайшей Тайной.

            То, что содержит смерть, содержит также высочайшую Силу, которая может разрушить Смерть.

 

28 февраля 1983

 

            Каждый раз, мы думаем, что произошло настоящее изменение, и каждый раз у нас впечатление, что всю работу ещё предстоит делать. Тяжёлый труд предлагать эту материю этому загадочному солнцу – и, кроме того, особенно присутствует глубоко скептический слой в физическом сознании, нечто такое, что всегда готово сомневаться и которое смотрит на этого маленького, ничтожного человечка, сидящего в медитации, как если бы он собирался изменить мир… Возможно именно вера тела, далеко внизу, заставляет настаивать. Но это утомительно. Мне не следовало бы ничего больше говорить, пока это не будет действительно сделано.

 

*

 

После полудня

 

            Сегодня после полудня я сел с волей быть совершенно пассивным, нейтральным, без чувств, без мыслей, без желаний. Чтобы ничего не добавлять к опыту. Просто Мантра. И «операция» последовала. Я был как губка, которую опустошали-выжимали (squeezed out), которая затем медленно-медленно наполнялась Силой Матери, фибра за фиброй, альвеола за альвеолой, затем нас выжимали и опустошали снова… и т.д. Операция продолжалась более полутора часов. Это было так мучительно и утомительно, что в какой-то момент, мне захотелось всерьёз исчезнуть и позволить всему остальному происходить без моего присутствия (!)

            Губка, опустошаемая-наполняемая, опустошаемая-наполняемая… Ничего другого.

            Если и была молитва в моём сердце, каждый раз, когда губку выжимали, то такая: «О! снова родиться без всего этого старого бремени, которое мы на себе тащим».

 

*

 

Вечер

 

            Идеалом Будды было Постоянство;

            Идеалом Риш было Бессмертие;

            Идеалом Шри Ауробиндо было господство сознания.

            Я думаю, что моим идеалом были бы Чистота и Прозрачность. Никакого мрака.

 

*

 

(Поэма Шри Ауробиндо, переписанная Суджатой)

 

«Жизнь и Смерть»

 

            Жизнь, смерть – смерть, жизнь

            Эти слова на протяжении веков сопровождают

            Наши мысли и наше сознание

            И кажутся двумя непоколебимыми противоположностями.

            Но сейчас долго скрываемые страницы

            Открылись и освободили истины, о которых невозможно было и помыслить.

            Есть только жизнь, или смерть – это замаскированная жизнь:

            Жизнь, как короткая смерть, до тех пор, пока не наступит жизнь,

                         которая удивит нас.

 

1 марта 1983

 

            Господи, пришло время сорвать маску Лжи.

            Это больше не «Земля Людей», это Земля Лжецов.

 

*

 

            Мир, где каждый имел бы свою подлинную голову: мадам Ганди была бы с головой ослицы; господин Миттеран, с головой борова с пальмовыми ветвями (академическими); господин Рейган, с головой нутрии – великое братство ослов и свиней. Господин Барун был бы с головой сколопендры. И, кроме того, были бы просто безголовые. И мир был бы исцелён во взрыве великого хохота.

            А! я забыл: Махатма имел бы цинковую коробку вместо головы.

            Никто никого не мог бы больше вводить в заблуждение.

            Многие бы умерли, от изумления.

            Да здравствует Истина!

 

(Отрывок из Апокалипсиса согласно Сатпрему)

 

            P.S. Мадам Ганди провозгласила бы второе чрезвычайное положение, чтобы восстановить Ложь.

 

3 марта 1983

           

            Мы не знаем, как такое возможно, но интенсивность и плотность, кажется, возрастают с каждым днём – это становится трудным. Иногда спрашиваешь себя, сможем ли мы пережить это. Да, впечатление «кипящей каши», как говорила Мать. Надо расширяться – да, но… Это возможно только в полной самоотдаче: именно Божественное делает.

            И, кроме того, у меня сильная боль в ноге, вот уже почти десять месяцев, как я провожу своё время сидя. Что делать? Я не могу остановить работу. Однако, я должно быть расширяюсь, так как я не чувствую больше перегородок своего тела и даже больше не очень хорошо осознаю свой центр, но это настоящая купель, чья плотность немного ужасает[43].

            Если эта плотность будет продолжать возрастать, что произойдёт?

            Сегодня вечером я изнурён.

 

*

 

            Очевидно, всё представляет собой единое тело (Земля) и это действительно должно оказывать воздействие на остальное (?).

 

4 марта 1983

 

            Кришна.

 

6 марта 1983

 

            Молитва Матери-Природе в лесу.

            Уткнувшись лбом в мох, я произнёс что-то вроде этого:

 

            О, Мать, ты прекрасна и чиста, и божественна, а то, что люди сделали с тобой, извращено и искажено; о, Мать, возврати мне свою простую Природу, ясную и прекрасную, чтобы стремиться наполниться Божественным…

 

            Был ответ – такой сильный, живой и нежный…

 

7 марта 1983

 

            В первый раз, у меня было впечатление, что Сила нисходила до самых ног. Я был совершенно неподвижен, как голубой кристалл, податливый, но твёрдый[44].

            Необычно то, что тело признаёт только Это. Все меньшие силы его не удовлетворяют. Но как только Это приходит, о! это как узнавание, немедленный ответ, и как облегчение, освобождение после эпох жажды и страдания. Это высочайший бальзам на все раны существования. Это Цель сама по себе. И оно молилось: Ты до самого основания, до самого конца, до самого основания, до самого конца… чтобы не осталось больше ни атома не-Тебя. И затем, своего рода страх на заднем плане: о! никогда больше не возвращаться в это старое сознание боли и тьмы – никогда.

            И у него нет никакого стыда призывать-тянуть Это до самого основания, до конца, как если бы в этом было всё его спасение. Ничто не важно, даже умереть совсем не важно, но пусть это будет до самого основания, до самого конца, до самого КОРНЯ.

            В конце, не осталось больше даже Мантры: всё было поглощено в Этом – это Мантра там.

 

8 марта 1983

 

            Мы не очень хорошо понимаем те манипуляции, через которые проходим, и даже когда мы думаем, что понимаем, это вызывает сомнения – на самом деле, мы ничего не узнаем до тех пор, пока всё не будет сделано. Это как химический опыт: должна быть последняя щепотка «чего-то», что изменит всё содержимое и смысл.

 

9 марта 1983

 

            Всё утро у меня было впечатление, что я долблю скалу – нечто такое, что не только не отвечает, но, даже противостоит, немая и неумолимая твёрдость. Веками можно заниматься этим.

            Надо много мужества и веры. И терпения.

            Впечатление, что ты совсем один, как маленький гном с ломом в руднике, пробивающий эту стену или эту скалу в глубине, я не знаю. Ментал не помогает, Витал не помогает – Шри Ауробиндо и Мать, как далёкие «образы». Есть просто это маленькое тело с ломом в руднике, которое колотит и колотит там, и, возможно позади душа, которая поддерживает всё. Это не очень-то весело.

            Если бы ведические Риши и Шри Ауробиндо не указали путь, оставалось бы только всё бросить (или исчезнуть в Нирване). Или может быть сидеть где-нибудь с удочкой и ловить рыбу?

 

*

 

            Такое ощущение, что меня заставили прикоснуться к препятствиям для того, чтобы показать мне что они собой представляли. Только представить себе эту гигантскую работу, которую Они сделали, чтобы пробить эту Скалу… Гигантское терпение. Я слышу Лопамудру и Агастью: «Я копал-копал… время уменьшает славу наших тел».

 

*

 

После полудня

 

            Целые дни, когда ничего не отвечает. Мы как заключенный в тёмной башне, стучащий в стены. Почему?

            Вот так.

            Это мучительно. Мы не понимаем.

 

*

 

            Не падать духом.

            Они не оставляют меня.

 

*

 

            Мировые полишинели разглагольствуют в Дели (встреча «неприсоединившихся стран») – до каких пор? Они «соединяются» в глупости и претензиях.

 

 

 

11 марта 1983

 

            «Башня» появляется из-за ложного отношения. Чем больше мы бьёмся о препятствие, тем твёрже оно становится. Когда йога становится атлетикой, мы вновь падаем в Ложь. Надо заставить расплавиться препятствие, настойчиво предлагая его солнцу.

 

*

 

            Меня очень беспокоит нога, которая постоянно тянет … Что делать?

 

 

*

 

Вечер

 

(По поводу поддельного цемента с золой,

и поддельной краски с мелом,

которые мы купили).

 

            Я понимаю, что «решения Таты» не было достаточно. Индия полна шулеров, начиная с Ашрама и так называемых «спиритуалистов» – до торговца мукой и цементом. Чтобы вычистить подобную коррупцию, надо новое вторжение – китайцев или американцев?

            Посмотрим, что будет в мае.

 

*

 

            P.S. Если бы каждый имел свою подлинную голову, мир был бы исцелён в грандиозном взрыве смеха, избавившись от стольких несчастий.

 

12 марта 1983

 

            Мне кажется теперь ясным, что есть два типа опыта, которые являются, возможно. двумя гранями одной и той же Силы. Первый личный: это то Наслаждение, которое тело жадно пьёт и которое погружает его в обожание – это действительно Ананда в теле. Другой, который совсем не личный, где «мы» («мы», кто?), как шар компактного могущества. Это купель без центра, мы даже не очень хорошо представляем, где находимся, и этот «шар» или эта «купель» не имеет размеров, т.е. мы не знаем её границ или величины её протяжённости. Мы как зёрнышко внутри. Впечатление голубого и очень плотного, неподвижного. Это приходит после периода размалывания – возможно, когда петли ослабевают. (У меня всё меньше и меньше ощущение, что вот-вот взорвёшься). Опыт первого типа приходит сразу, без подготовки, в самом деле, как по мановению волшебной палочки – словно спонтанное цветение изнутри (телесное).

            Опыты второго типа – совсем не являются опытами «высших» регионов сознания: это опыты тела и материального сознания (я могу даже вставать и ходить в этом состоянии). Вероятно, это как новое рождение: надо время для того, чтобы понять, что это за мир там.

 

*

 

Вечер

 

Видение

 

            Я сидел рядом с Суджатой, перед огнём и говорил ей (в который раз), что эта старая эволюция не могла больше продолжаться, так как она шла против самого смысла эволюции. Прежде, эволюция прогрессировала посредством конфликтов и раздоров, и принуждала людей видеть более ясно и развиваться даже через их несчастья, но сейчас они больше не прогрессируют через свои несчастья: это просто масса крыс, всё более и более разрастающаяся, которые пожирают и отягощают землю, и всеобщее заражение гниением – всё стоящее, всё больше и больше задыхается и тонет в этом море разложения. Эволюция не прогрессирует больше: она загнивает, это именно крысы побеждают, значит, она остановится и прервётся, чтобы освободить элементы, способные пройти дальше.

            Затем, я вспомнил то, что видел однажды ночью, около года назад, в 82 году, и что я принял за ложную Мать, но… Мать появилась в передней комнате и сказала вдруг, категоричным тоном: «Десять лет со Шри Ауробиндо, этого достаточно». Я был немного поражён. Но возможно это означало кратко: «Десять лет (в яме) со Шри Ауробиндо, этого достаточно».

            Я рассказал это Суджате.

            Какое-то время спустя, Суджата закрыла глаза и увидела:

            Мать, со склонившейся головой, полусидела (Суджата никогда не видела Мать в её гробу, но там она выглядела точно так). Её тело было полностью сформировано и она была плотно окутана белым коконом. Затем этот кокон начал отходить в сторону от тела, расширяться, весь сияя или отбрасывая свет, как если бы он собирался разрушиться.

            Мать собирается выйти? 1983 = 10 лет.

 

13 марта 1983

 

            Трудность в переживании этого «округлённого сознания», без центра, состоит в том, что в существе есть что-то, вероятно небольшая часть ментального «я», которая не знает больше «куда приткнуться» и которая тянет – надо уметь потерять себя.

            Это определённо тёмно-голубое.

            Очень трудно понять эти манипуляции, возможно, мы говорим только глупости.

            Это небольшая часть ментального «я», или же «я» физического?

            Очень трудно потерять себя, не теряясь (!) или быть неисчислимым центром (!)

            И иногда мы теряем контакт и падаем «куда-то», но резкое вздрагивание, тут же возвращает нас в пробуждённое сознание, и нет времени на то, чтобы понять, чем было это «куда-то» (!)

            Это, действительно, очень трудно понять.

 

14 марта 1983

 

            Я понял нечто очень важное…

            Все вопросы, которые я задавал вчера, не существуют! (именно «я», не знает больше, куда деться). Это полная глупость и это раскрыло мне, где была ошибка – можно сказать тупик.

            Так вот: есть в существе то, что устремляется в переживание, и что хотело бы идти гораздо быстрее, чем опыт, вместо того, чтобы позволить ему нести себя – поэтому всё искажается. Надо быть полностью податливым, пассивным, отдавать себя, как цветок солнцу, и позволить формировать себя с принятием или с полной пассивностью. Тогда вопросов больше не существует! Мы каждое мгновение там, где должны быть и без «противоречия»!

            Существует этот период наполнения или насыщения, и именно его я хотел оставить позади, чтобы поскорее войти в период расширения – отсюда и маленькое глупое «я», которое порхает как растерявшийся воробей и не знает, где оно находится или где ему приземлиться. Когда мы позволяем себя насыщать, тогда это по-другому. Надо позволить наполнить себя медленно-медленно, как губка, до такой степени, чтобы самая маленькая фибра, самая маленькая альвеола наполнилась, полностью набухла светом – и это занимает время, операция повторяется и повторяется, пока всё не будет насыщено. Тогда это чудесно: полная губка находится в совершенном единстве со всем «окружением», и это тотальность существования, где нет никакой трудности быть: это всё круглое и это всё тело круглое, и каждая точка тела не имеет никакой трудности быть самой собой. Мы у себя дома, без проблем – и сверх того, это больше не « в доме» маленького смешного я, это у Матери, у Господа, у Себя! Нет больше проблемы уничтожения «я», нет больше глупого, растерянного воробья: всё естественно ПРИНИМАЕТСЯ, мы ЕСТЬ, нет больше «я», которое не знает своего места – мы ЕСТЬ. И чувствуешь себя очень хорошо и удобно, не важно где и повсюду, тотальностью и каждой точкой тотальности. И это Мать, это Господь.

            Я понял. Это ключ.

            Надо чтобы губка имела терпение позволить наполнять себя, клетка за клеткой. Не надо набрасываться на опыт.

 

15 марта 1983

 

            Золотистый Шри Ауробиндо.

            Это Наслаждение.

            Телесное сознание поднимается выше головы (впечатление, что можно умереть).

            Тело поймёт прежде головы.

            Но, в самом деле, это было переживание.

 

16 марта 1983

 

            Чудо постоянного и нежного присутствия, которое мы постоянно забываем.

 

*

 

            Ужасная ночь с C.С. [«ученик» Наваджаты швейцарец-немец]. Три дня я страдал от отравления, которое приписывал новым витаминам – теперь я знаю, откуда это приходит.

 

*

 

После полудня

 

            Кажется, разворачивается новый тип опыта.

            Его ещё невозможно описать, и он недостаточно понятен. Можно было бы сказать, восхождение материального сознания выше головы – совсем не Кундалини: материальное сознание. Это даёт телу ощущение чего-то очень опасного, и надо преодолевать свой инстинкт самосохранения, повторяя ему: не беспокойся, это Мать, это Шри Ауробиндо. Но оно всё же не успокоилось. И очень утомительно выносить это долго (полтора часа). Мы не знаем, что происходит, всё кажется затвердевшим наверху, и в то же время, словно улетучивающимся, прозрачным, неподвижным. И, однако, тело не в трансе, оно очень сознательное и пробуждённое, но словно неподвижное, замороженное. Всё охвачено голубой плотностью, такой сильной! – впечатление, что если шевельнёшься (внутренне) или будешь сопротивляться, оно сломается. И, кроме того, этот постоянный страх, с которым приходится бороться, страх всё отпустить и затем пф! больше нет никого.

            Я, в самом деле, не могу сказать что это, но оно кажется опасным для тела.

            Похоже, это проявляется, когда происходит воздействие на губку, она опустошается-наполняется, опустошается-наполняется, затем наполняется до такой степени, что вот-вот лопнет, тогда это поднимается (по крайней мере, так мне кажется).

 

*

 

Вечер

 

            Если смотреть на это логически, то слова весьма неадекватны, когда я говорю об этом восхождении «материального сознания». Это не может быть телесным сознанием, собственно говоря – то есть, сознанием клеток, молекул, и т.д. – так как, если бы оно поднималось и выходило бы из тела, сердце остановилось бы и случилась бы каталепсия или смерть. Значит, должен существовать другой уровень материальности. Возможно, это физическое сознание, т.е. то, что формирует это тело: его атавизмы, привычки, его заученные реакции, и т.д. – это сеть. Тогда если это рассуждение справедливо, именно «сеть» поднимается в свет… может быть для того, чтобы очиститься или даже раствориться (?) И ниже, остаётся «чистое» тело, то есть только телесное сознание, клеточное, без своего милого «воспитания» (!)

            Возможно, я говорю совершенные глупости. Надо будет подождать и посмотреть на последствия.

            Эта мания наблюдать сильно нарушает свободное протекание опыта – но что делать? Мы всё время говорим себе, возможно, немного обманывая себя: может, кому-то это «послужит».

 

*

 

            Сейчас я припоминаю, моё тело снизу имело сильное ощущение, что оно было материей, подобно всей остальной материи. Должно быть, оно потеряло (на мгновение) свой индивидуальный покров. Это подтвердило бы, что поднялось именно физическое сознание (?)

            Возможно, это та же самая пробирка.

 

17 марта 1983

 

            Я замечаю, что вот уже некоторое время меня больше не осаждает утром эта сила тяжёлой инерции, с которой я должен был бороться. Это сразу же Присутствие и стремление тела. Что-то облегчилось или прояснилось. Как если бы тело стало менее «покрыто».

 

*

 

После полудня

 

            Это было очень любопытно. Я распространялся, или скорее материальное сознание распространялось без труда, без этого взрывоопасного ощущения, как если бы петли сети почти не существовали, и казалось, оно распространялось повсюду сразу; тело стало, словно «единым» или «составляло одно целое» с окружением, просто, без труда, когда вдруг, всё это материальное сознание (я сознательно выражаюсь неопределённо, потому что я не знаю, но это материальное) собралось, словно внезапно оно было захвачено потрясающим Магнитом, который тянул его вверх, выше головы. Это было довольно странное ощущение: мы чувствовали миллиарды частиц, которые притягивались, намагниченные, как железные опилки под магнитом, и которые поднимались отовсюду сразу (из спины, из груди, из рук…) Затем была пауза, и новое вытягивание или «намагничивание» снова вытянуло материальное сознание или то, что от него осталось, и много раз вот таким образом, последовательными намагничиваниями. И не малейшего страха в теле, оно знало: это Ты. И, в конце, тело стало своего рода голубой зияющей дырой или колодцем без перегородок, и всё материальное сознание пребывало наверху, но с удовольствием, с радостью, в великой прозрачной и светящейся плотности. Всё было очень легко, очень просто. В какой-то момент, в этом голубом зиянии, возникла молитва: «Твоя Истина – простая, чистая, абсолютная, повсюду». О! это было облегчение, покой, безмятежная радость, абсолютная уверенность. И так сильно! Что происходило наверху, я не очень хорошо представляю. Наконец это снова низошло. Повторное вхождение было мощным: плотная субстанция, но не взрывоопасная, без трудности, последовательными периодами – это была та же самая радость, покой, облегчение – о! такое огромное облегчение. Мы были наполнены конкретным Божественным.

            Мне пришлось отрывать себя от опыта, я мог бы оставаться внутри часами, если бы не моя нога, которая тянула.

            Я думаю, что-то меняется в этом теле.

            Но, действительно, странно, были эти бесчисленные частицы, которые поднимались повсюду в теле, очень материально, словно притянутые потрясающим магнитом над головой. В самом деле, любопытно – не какое-то неопределённое и общее сознание: частицы.

 

*

 

            Я действительно не знаю, что делать: на протяжении всего опыта присутствует, своего рода, ментальный попугай, который наблюдает всё, замечает всё – это очень мешает. Так и должно быть? Или это необходимо для «других»? Но он очень надоедает. У нас совсем нет радости, и наслаждения, и свободы отпустить себя или потеряться в опыте. Это мания отвергать?

            Годится ли эта схема для других, или у каждого будет своя особенная схема? (вероятно)

            Очевидно «схема» Матери (дерзну сказать) очень помогает мне понять то, что в противном случае, было бы необъяснимо и хаотично, или опасно и «безумно».

 

18 марта 1983

 

            Тотальная самоотдача тела. Без страха. Моя жизнь принадлежит Тебе, моя смерть принадлежит Тебе.

            Огромное опустошение.

            «Пусть этот кусочек материи полностью принадлежит Тебе».

 

19 марта 1983

 

            Для меня, насколько я это понимаю, все эти манипуляции имеют единственный смысл: нисхождение, инфильтрация и насыщение материального сознания новой Силой.

Именно она делает работу и знает, что она должна делать – мы ничего не знаем.

            Результаты действия этой Силы:

            1) Очищение подсознательного от всех старых впечатлений, реакций, привычек материального телесного сознания. Это «чёрный кокон». Она растирает всю эту клейкую магму.

            2) Чем больше это очищается, тем больше сеть отклеивается и, следовательно, происходит расширение материального сознания, которое вновь обретает своё единство с Материей. «Чистое» тело освобождается от своей индивидуальной оболочки – оболочки Лжи. Это смертное, ложное тело, которое мало помалу позволяет просачиваться и заполнять себя подлинному, всеобъемлющему телу.

            3) Окончательным (или будущим) результатом должно быть пробуждение клеточного сознания: того великолепия, которое присутствует внутри. То, что находится на самом верху, пробуждает то, что находится в самом низу. Тогда, работа будет делаться автоматически изнутри, изнутри тела. Это будет начало супраментализации, с неизвестными последствиями.

            Способы Работы:

            Я знаю только один: Мантра Матери. И, прежде всего, этот чудесный слог ОМ, волшебный, как гарпун света, который устремляется прямо вверх и открывает шлюзы Супраментального или новой Силы. Это, в самом деле, призыв Высочайшего. И чудесный Ответ.

            И, кроме того, полная самоотдача, без страха: позволить этой Силе нести себя, как соломинку – быть податливым, главное, быть податливым, никогда не пытаться «направлять» опыт. Тотальная пассивность с интенсивным стремлением тела: принадлежать Тебе. Это всё. Если мы принадлежим только Тебе, всё остальное последует из этого.

            Имя Шри Ауробиндо также является чудесной Мантрой.

 

*

 

После полудня

 

            Я призывал Высочайшее, чтобы оно наполнило тело своей Радостью, когда внезапно я оказался под этим потрясающим магнитом, который вытягивал всё материальное сознание выше головы – это было неудержимое, властное, оно поднималось, мои плечи приподнимались. Это поднималось долго, последовательными вытягиваниями, и образовывало, словно тёмно-голубую массу в голове и над головой. И это продолжалось. Я был податливым, но во мне был кто-то (кто, «я»? этот ментальный попугай, эта птица, наблюдающая за всем), который говорил себе, что это путь смерти. Тело было податливым, оно говорило: это Ты, Господи, это принадлежит Тебе…но я действительно чувствовал какое-то беспокойство. Это продолжало подниматься очень долго, его было трудно выносить. Не осталось больше ничего, кроме дыхания в теле, и абсолютно без вибраций, как в безмолвии, в невесомости, полное обнуление. Я не знаю, что происходило наверху. Когда это начало снова нисходить, я почувствовал облегчение (!) где-то в моём сознании (или может быть даже в этом попугае там). Оно нисходило вновь с паузами после каждого повторного вхождения. Всё оставалось очень нейтральным, без вибрации. Это просто наполнялось. Я не могу выразить. Это совершенно непостижимо. Я чувствовал только утомление – это продолжалось долго, и ему не было конца.

            Посмотрим.

            По правде говоря, это очень трудно, впечатление, что вот-вот умрёшь. Это довольно тягостно.

 

*

 

Вечер

 

            У нас глаза всё ещё круглые от удивления, и мы немного ошалевшие, словно вернулись откуда-то, но ещё не до конца.

            (Мне помнится, что «вытягивание» или намагничивание сознания мозга было особенно долгим. Остальное опустошилось достаточно быстро, относительно).

 

*

 

            Возможно, акт размышления для неолитического человека представлялся опасным «намагничиванием», который выбрасывал его в неопределённый и головокружительный мир или заставлял его исчезнуть в нём. Теперь, это новое действие. Вместо действия абстрактного, это действие конкретное; надо научиться расширять свою материю и узнавать всё, самым точным образом, становясь материей всего. Это будет прямым воздействием. «С точностью до атома», говорила Мать.

            Не надо бояться будущего действия.

 

20 марта 1983

 

            «Прекрасная история», самая прекрасная история, это если бы Ты вышла из этого гроба со Шри Ауробиндо, тогда наступило бы царство Истины, тогда я услышал бы тебя снова, тогда это ты делала бы всё и всё бы было просто, и ты приходила бы каждый день, чтобы рассказывать мне новую прекрасную историю Земли – разве не так?

            Это было таким сильным, что я чуть не потерял сознание.

            Они вошли бы через дверь, и я нисколько бы не удивился, и не был бы раздавлен светом.

            О! ещё, ещё… Ты расскажешь мне ещё?

 

*

 

            Существуют моменты, когда больше не знаешь, то ли это интенсивность призыва, то ли интенсивность ответа.

 

21 марта 1983

 

            Это кажется таким смехотворным: маленький человечек, совсем один, в своей комнате, который призывает изменение Земли… Надо много веры, чтобы не позволить захватить себя ощущению своего ничтожества.

            Есть «галактический» масштаб, довольно подавляющий, и в то же время говоришь себе – чувствуешь – что Божественное находится как в самой микроскопической точке, так и во всех галактиках вместе взятых, и если одна точка сможет измениться, призвать чистое Божественное, всё может измениться. И это правда.

 

*

 

После полудня

 

ТЫ ЗДЕСЬ

 

МНЕ НЕ ПОЗВОЛЕНО БОЛЬШЕ СОМНЕВАТЬСЯ, ЧТО РАБОТА БУДЕТ СДЕЛАНА.

 

            (Весеннее равноденствие. Мы сажаем с моей Милой «Божественную Любовь» и поливаем водой Ганга. На самом деле, было три ростка Божественной Любви вместе).

            Это продолжалось два часа. У меня не было ни малейшей боли в ноге.

 

*

 

Вечер

 

Видение

 

            Мне вспоминается, что две ночи назад, то есть в ночь с 18 на 19, я увидел нечто такое, что сейчас обрело смысл.

Я находился на борту достаточно большого судна (не парусника, кажется) и мы собирались причалить и пришвартоваться к пристани, затем корабль переместился и я увидел толстый стальной трос, прикреплённый к «швартовой тумбе», но этот трос раскручивался и корабль уходил от пристани, не отдав швартовые, и удалялся от берега. Затем, на некотором расстоянии, мы прошли мимо красивого здания, полностью белого, которое возникло там, совсем одинокое, посреди моря (поразмыслив, я пришёл к выводу, что возможно это был храм, но очень чистый, совершенно белый, очень гармоничный, он находился на полпути) и, в конце концов, корабль прибыл на другой берег или другую сторону (чего, я не знаю, и я не могу сказать, что видел «берег», но это была «другая сторона» первой пристани, к которой мы оставались пришвартованы). И там мы также пришвартовались толстым стальным тросом. Я заметил про себя: «Смотри-ка, мы делаем двойную швартовку». Я не могу описать корабль, так как был полностью занят манёвром, и не видел, был ли кто-нибудь ещё на борту, но мне казалось, что было несколько человек, но не много. Именно там, на этой стороне, мы высадились. Что особенно запечатлелось в моём сознании, вот эта «двойная швартовка» и этот толстый стальной трос, который связывал нас с первой пристанью.

            Мы понимаем так: две стороны связаны толстым тросом, и мы не отдаем швартовые на одной стороне, чтобы идти на другую. Это двойная швартовка[45].

 

*

 

Видение

 

            Позавчерашней ночью (с 19 на 20) я увидел также что-то, возможно имеющее смысл: мы находились, на какой-то большой квадратной площадке, в воздухе, с railing (перилами) вокруг. Это было похоже на полуют судна, но квадратного и «в воздухе». Суджата была со мной, и я сказал ей: «посмотри на птицу». Она не видела её и подбежала к перилам, чтобы увидеть, я даже боялся, что она свалится за борт. И птица прилетела и села мне на руки, я прижал её к своей груди, это был восхитительный контакт. Эта птица была как чайка или лебедь (гораздо больше чайки, гораздо больше, почти утка, но, всё-же, меньше лебедя), и сбоку на клюве виднелись, словно жёлтые пятна – оперение было белым. (Птица, это душа, не правда ли?)

 

*

 

            Теперь мне ещё вспоминается (определённо!), две или три ночи назад, я увидел зуб у себя во рту, и этот единственный зуб выпал, я был совершенно поражён. Может быть, это ушёл последний зуб человеческой глупости? Дай-то Бог.

 

*

 

            Очевидно, мы подходим к подлинному началу.

 

 

22 марта 1983

 

            Любопытно, я предлагал всё тело Солнцу, когда материальное сознание поднялось снова, как на днях, последовательными вытягиваниями или намагничиваниями, но никакого страха на этот раз, напротив, радостное согласие тела, оно подчинялось этому с такой убеждённостью или несомненностью, или ощущением того, что это Божественное и что Божественное здесь. Наконец, это сформировало, своего рода, тёмно-голубую массу прямо над головой, затем стабилизировалось и у нас возникло впечатление, что эта масса материального сознания купалась в Солнце, насыщалась Солнцем – это было блаженство, безмятежное. Всё было безмятежно внизу в теле. И всё стало довольно очевидно, операция становилась ясной: это соединение материального сознания (я сказал бы, телесного?) с «другой стороной».

            Затем, это материальное сознание вновь снизошло, постепенно, и казалось, оно имело другое качество, чем то, что поднялось: это было твёрдое, массивное, слегка светящееся и особенно наполненное блаженной, очень безмятежной радостью, как если бы тело наполнялось Божественностью. (Определённо, способ выражения тела, это радость; его способ выражать свою любовь и свою благодарность Божественному означает быть в радости, но в безмятежной сверх-радости и такой сильной, такой блаженной – это неописуемо). И в конце, вдруг, низошло это Высочайшее Наслаждение. Поистине, Божественный Абсолют. Мне пришлось медленно выдирать себя оттуда, почти два часа я был погружён в этот опыт. Ну вот, теперь, это ясно, всё ясно, как если бы открывалась широкая дорога, очевидная и простая. Именно Он всё делает. И это чудесное. Настоящее Чудо, именно ради этого существовали все эти тела. Это Высочайшее Божественное – и только здесь мы обнаруживаем его.

            Нам трудно поверить, что это может быть таким простым, таким лёгким и таким чудесным.

            В самом деле, Они открыли путь, царственно, чудесно: Никаких препятствий, Ничто не мешает.

 

*

 

Вечер

 

            Мне вспоминается эта беседа 1954 года, на Площадке для Игр, где Мать читала текст Шри Ауробиндо: «Эта мистическая и могучая Ананда изливается из высочайшей божественной Любви, Ананда, которая одна только может исцелить пропасть между самыми великолепными высотами супраментального духа и самыми глубокими безднами материи, Ананда, которая хранит ключ к чудесной и высочайшей божественной жизни …» (Мать). И, комментируя, Мать сказала: «Клетки, которые смогут вибрировать в контакте с божественной радостью, воспринимать и сохранять её, это возрождённые клетки на пути к тому, чтобы стать бессмертными».

 

*

 

            Я думаю о своём видении после ухода Матери: я, плашмя на животе, над этим огромным разломом, с моим велосипедом на спине, чтобы соединиться с другой стороной.

Похоже, что это сделано.

 

23 марта 1983

 

            Вся психологическая корка ушла, остаётся только физиология под наблюдением. Так видится снаружи. Глядя изнутри, это материальная система, которая нуждается в солнце и стремится к солнцу, как мог бы стремиться рододендрон, я полагаю. Она больше сходна с растением, чем с животным. Это состояние ещё только-только зарождается, пока его не коснулось и не охватило Солнце.

            Очевидно, мы далеко от Виктора Гюго и Ламартина…

            Я так и вижу Вольтера и Рембо в белом халате, склонившихся над пробиркой. Забавная компания.

            Я слышу Вольтера, рассматривающего клетки и молекулы: «Подумать только, что это французское и возможно уже совершает грехи!» И Рембо закатывает рукава: «Черт возьми, мой милый, они абиссинцы и мы вытащим их из человеческого ада».

 

*

 

            Не падать духом.

 

*

 

Вечер

 

            Тело ослаблено.

            Я хотел посмотреть, как поставили межевые столбы вокруг дома, затем пройтись немного по лесу. Я не мог идти, мне пришлось бороться против обморока, чтобы вернуться домой.

            Очаровательные голоса всё время твердят: «Ты видишь, ты разрушаешь тело своими опытами».

 

24 марта 1983

 

            В некотором смысле, путь очень лёгок: не надо ничего делать (!) Мы даже не знаем, что надо делать. Надо только совершенствовать самоотдачу. И помимо этого, чистая простота призыва.

            Самое трудное, возможно, забыть все эти предыдущие опыты и быть совершенно новым, невинным перед каждым новым днём. У нас есть тенденция увековечивать перипетии нашей жизни, или надеяться, что…

            Мы действительно ничего не понимаем.

 

*

 

После полудня

 

            Снова этот подъём материального сознания, но очень долгий, более полный, если можно так сказать. В начале было очень легко и без страха, даже с энтузиазмом. Затем, когда это собралось над головой, произошло, словно новое восхождение этого сознания – медленное, можно было бы сказать, осторожное. Установилось долгое неподвижное безмолвие, как если бы всё было подвешено между двумя мирами. Мне захотелось сказать: «Моя жизнь принадлежит Тебе, моя смерть принадлежит Тебе», надо было соглашаться и на это тоже. Затем всё поднялось выше, я не знаю куда. Возникло впечатление, что всё это соединилось с Солнцем, или со Шри Ауробиндо, или с Этим – словом, с Источником. Но я не могу сказать. Первая часть операции продолжалась полтора часа.

            Это длилось довольно долго, я был уже утомлён. Затем снова нисходило на протяжении 45 минут, с паузами. Похоже, оно нисходило от центра к центру, медленно, даже в ноги, кажется (я не могу сказать точно, потому что меня беспокоила моя нога, которую тянуло). Всё тело было как прозрачный блок, слегка синеватый, твёрдый, но без перегородки, кажется – не было больше «меня» внутри. Я был слишком измотан, чтобы поддерживать это движение дальше, и думаю, что немного «схалтурил» в конце – два часа с четвертью в целом, это очень трудно выносить. Единственная молитва: «Тебе, Тебе… Пусть эта Материя принадлежит Тебе… Пусть эта земля воспримет Истину, пусть наступит божественное царство… Пусть это будет твоя молитва в Материи…»

            У меня такое впечатление, что опыт дозируется, и что он пока не может быть абсолютно полным. Он идёт своим ходом. Но это ключ, я полагаю. Это материальное соединение двух миров, без потери связи с землёй (мы надеемся!)

 

25 марта 1983

 

            Все эти опыты материального сознания (или телесного) имеют необычайную конкретную простоту: словно сухая земля, которая стремится к дождю, или как юный росток, поднимающийся к солнцу. Ментал, Витал, сердце, чувства и человеческие добродетели или пороки не имеют ничего общего с этим, тело полностью обходится без этого – и не только обходится, но ещё и говорит им: оставьте меня в покое. Это, в самом деле, сознание совершенно независимое от наших великолепных суперструктур. Похоже, что «я» не имело (не имеет) ничего общего с этим. Это за пределами всего личного и индивидуального, скажем так. И чем меньше индивидуальность вмешивается, тем это эффективнее, непосредственней, проще и яснее – автоматически. Эта чудесная независимость всё более и более очевидная, и она ощущается ежедневно, когда я сажусь утром без особого внутреннего пыла – оно имеет этот пыл! или жажду. Оно жаждет. Кажется, роли поменялись: тело, которое всю свою жизнь находилось под кулаком (или ярмом) своих ментальных и витальных, чувственных и сексуальных владык, и в распоряжении их бесконечных капризов, оно утверждает свою независимость и почти своё «превосходство»! Как если бы оно говорило: «это дело между Высочайшим и мной». И это абсолютно так. Тело понимает только Высочайшее, а не все эти промежуточные истории, даже истории духовные и «божественные». Это интересное, говорила Мать!

            Короче говоря, тело само по себе чистое. Именно всё то, что покрывает его, мутное и сомнительное.

 

*

 

            Можно было бы сказать, что вся эволюция – это история любви между телом и Высочайшим, или между Материей и Высочайшим.

 

*

 

            Я начинаю понимать, почему я родился ребёнком западного материализма. Рожденный в Индии, я был бы поглощён в промежуточные зоны.

 

*

 

            Всё становится ясно. Как если бы я коснулся ключа.

 

*

 

После полудня

 

            Не понимаю.

            Тело находилось в состоянии интенсивного стремления, призывая Солнце, и я (почти) ожидал того, что это материальное сознание поднимется или что-то низойдёт внутрь – и ничего. Было только телесное стремление, всё более и более интенсивное. И я «подумал» или мне вспомнилось фото, которое я увидел недавно, деревню у полярного круга, в Норвегии: корка застывшего снега; затем показалось солнце и через несколько дней это уже огромный луг, зелёный-зелёный, весь покрытый миллионами и миллионами распускающихся маленьких жёлтых цветочков – о! я сказал себе, как было бы чудесно, если бы это Солнце появилось и расплавило эту корку, и чтобы всё тело с его миллионами и миллионами клеток расцвело бы как те маленькие золотистые цветочки… И стремление тела было таким сильным! Затем, как если бы всё стало блоком однородного стремления (но не твёрдым блоком – «пластичная твёрдость», говорила Мать) и прозрачным, неподвижным, под давлением невидимого Солнца. Всё было неподвижным, прозрачным, под давлением. У меня создалось впечатление, что моя голова совершенно распахнута, без черепного свода, и этот прозрачный «блок» был без перегородки. Всё долго оставалось в таком состоянии, под давлением этого невидимого солнца, полностью неподвижное.

            И затем ничего.

            Но тело просто предлагало себя этому невидимому Солнцу.

            Когда я захотел выйти из этого состояния, которое казалось вполне «нормальным», пришлось буквально выдирать себя и с большим трудом, потребовалось много времени – это удивительно. Я не думал, что нахожусь «далеко» или «высоко»: только эта плотность неподвижного стремления; и кроме того, вероятно, тело словно широко распространилось в этой прозрачности и понадобилось время, чтобы собрать всё это (?)

            Я не знаю. Я не понимаю.

            Но луг не расцвёл на солнце.

            Посмотрим.

            Этот ментальный наблюдатель сильно мешает. И в то же время я не могу решиться прогнать его…

 

*

 

Ночь

 

            Нисхождение божественной Любви.

 

26 марта 1983

 

            Мне, всегда готовому сомневаться во всём, даются совершенно неопровержимые и неожиданные опыты.

            Вчера вечером, я немного повторял «джапу», как обычно перед сном, когда, внезапно, Могущество обрушилось на меня, буквально обрушилось, захватило и наполнило меня, властно, неудержимо… Мне хотелось бы назвать это «божественной Любовью», но тогда… Очевидно, это неописуемо, но, по крайней мере, я могу рассказать о его эффектах. Сначала был невероятный экстаз (я не знал экстатических состояний!). Тело лепетало как восхищённый и ошеломлённый ребёнок, и оно говорило: но как я заслужило такое? Что я сделало для этого? Оно было настолько удивлено, ощущая себя песчинкой, в самом деле, совсем ничем, и буквально задыхалось от этой Любви. Оно только лепетало: О! Господи… о! Господи…

            Невозможно передать словами это живое Чудо в теле. Присутствовала также и Ананда, но как побочный эффект или позади этой Любви, и это было более могущественное, чем Ананда – хотя уже сама Ананда представляет собой сплошное Чудо. И вот, постепенно, Могущество этой Любви возросло – это стало почти невыносимым, голова кипела, и словно жар распространился в теле. И это продолжалось, я чувствовал, что вот-вот лопну, как воздушный шарик или превращусь в кипящую кашу. Тогда я призвал Покой и безмятежность. Это пришло тотчас, но (как сказала бы Мать) великолепие остановилось. Я отступил. Удивительно, как тело сразу же пугается, когда сталкивается с чем-то новым. И особенно мозгу было трудно выносить этот опыт (остальное тело приспособилось к нему достаточно хорошо), как если бы мозг был менее восприимчив, чем остальное тело, или более кристаллизован, более индивидуализирован, менее способный быть текучим. Там, это кипело. Но я думаю, что выучил урок, и в следующий раз (если Божественное пожелает) я буду знать лучше, как вести себя.

            И вот там мы понимаем, что эта Любовь, это Могущество имеет силу трансформации – Оно может. Мать говорила, что только высочайшая божественная Любовь может совершить трансформацию. Спрашиваешь себя только, как тело сможет следовать ей, не лопнув как воздушный шарик. Однако, я вижу, что на протяжении месяцев, мы приучили своё тело к интенсивности этого возрастающего могущества. Эти интенсивности, которые давали мне в начале впечатление, что я вот-вот лопну, больше совсем не дают такого ощущения. Я вижу, что мы в значительной мере размяли и расширили это материальное сознание. Следуя логике, это должно продолжать расширяться и «разжижаться» или делаться пластичным. Это словно эволюционная подготовка амфибии.

            Нет сомнения, что опыты множатся, и что мы находимся в подготовке чего-то.

            Но великолепие этой Любви превосходит всякое человеческое воображение. И это совсем не «субъективное» – может ли это цунами огня быть субъективным? Это немыслимое. Я лепетал как ребёнок перед этим.

            Это продолжалось час, прежде чем я отступил.

            Впечатление, что находишься перед великой Тайной.

            Только тело может выносить это, не сходя с ума – другие части существа, ментал или витал, если их отдаёшь Этому, становятся совершенно безумными. Фактически, тело является самым древним в мире. Оно многое повидало; оно даже видело первый взрыв звёзд – это Господь, который взорвался. Возможно, оно помнит об этом.

            Мне вспоминается, что когда я писал Разум Клеток и цитировал Агенду Матери, я всегда чувствовал себя неловко, когда Мать говорила: «Господь…. божественная Любовь… и т.д.». Я говорил себе: как люди поймут это? Как еще одного Бога религий? Как азиатский мистицизм? Я предпочёл бы (возможно дерзко), чтобы она использовала язык более картезианский или научный. Но я понимаю! И я понимаю также невозможность нашего языка. Господь, он существует (!), но это настолько далеко от всего того, что мы думаем – мы, в самом деле, как маринованные сардины, желающие описать или назвать первый восход солнца над миром. Восход солнца – это материальное, но для сардин (даже не маринованных и юрких) что это такое?

            Новое солнце поднимается над Землёй.

            Пора переходить к новому материализму.

 

*

 

Утро

           

            Что-то изменилось в сознании тела (или в его восприимчивости).

            Как улыбка позади.

            Ощущение, что нас «взяли в свои руки».

            Нет больше этого ватного тюфяка.

            Мы под вечным солнцем.

 

*

 

            Когда я думаю, что хотел найти эту тантрическую Мантру! Это всё равно, что вставить железную механику между собой и солнцем. Результат этого – металлические и гримасничающие сверхлюди научной фантастики. Именно это хотел бы сотворить на земле витальный мир – жуткий ужас.

 

*

 

После полудня

           

            Я распространялся в солнце, это была Ананда, такая лёгкая, тело словно раздувалось от удовольствия, блаженного состояния и солнца (но не «общее» тело: всякого рода вещи внутри) и вдруг я почувствовал, как некий властный луч остановился на мне. Тогда всё моё материальное сознание начало подниматься-подниматься вдоль этого луча последовательными «всасываниями[46]» – никакого страха. Затем, спустя долгое время, всё это материальное сознание вошло в массу, в плотное тело. Я не знаю, было ли это наверху или внизу: это было там. Я оставался в этой неподвижной массе и снова происходило своего рода «всасывание» или вытягивание вверх; я слышал словно голос, ироничный, но добрый, забавляющийся (я думаю, что это была Мать), который говорил мне: «Не собираешься ли ты войти в Высочайшее с твоей маленькой записной книжкой?...». Было ещё несколько «всасываний» внутри этой массы, как последовательные восхождения на вершины, всё более и более высокие. И что странно, это было моё материальное сознание (я слышал птиц снаружи, все шумы, я шевелил ногой). Не знаю точно, что происходило в этих подъёмах, но было несколько молитв, словно на каждом этапе (я не мог бы выразиться точнее): «простая истина..» «простое-истинное…» «быть чистым инструментом», «делать твою работу…» То что меня ещё беспокоило, так это чувство «я» внутри, тогда я сказал: «раствори меня в Тебе». Но это было очень материальным (мне вспоминается тот «сон», несколько месяцев назад, где я выскакиваю из глубины океана, как пробка, и моё тело поднимается прямо в небо).

            Всё продолжалось более двух часов. Это было утомительно. В конце я был очень удивлён: я вернулся в нормальное состояние через десять или даже через пять минут, как если бы это всё было здесь. Странно.

            Я не очень хорошо понимаю всё это.

            И я продолжаю спрашивать себя, является ли эта «маленькая записная книжка» частью работы, или это помеха?

 

*

 

            Вся эта работа возможна только потому, что моя Милая здесь – это моя база.

 

 

27 марта 1983

 

            Атака злобных и взбешённых голосов.

            Это не только «голоса», это силы.

 

*

 

После полудня

 

            Я повторял эту простую молитву, всё время после полудня: «Погрузи меня в купель Истины». И это казалось таким простым: Он погружает меня внутрь, сверху донизу, до самых кончиков ног, внутри, снаружи, через все клетки, повсюду – и мы выходим оттуда: и всё просто и непосредственно, и истинно. Окончена эта несчастная история. Истинное решение, истинное восприятие, истинное действие, истинное движение, истинная реакция, истинная мысль, всё истинное!

            Почему бы этому не быть таким же простым: купель, мы выходим из неё, и история закончена. Это ясное, это подлинное, это прямое. Это божественное.

            Да будет так.

 

*

 

(Письмо молодому индийскому адвокату, который недавно примкнул к Ауровилю, переведённое на английский. Речь идёт о первом официальном собрании треста «Ауромитра», созданного для того, чтобы защищать Ауровиль, и членами которого были Дж.Р.Д. Тата и Сатпрем)

 

            Я не слишком верю в этих людей из ЮНЕСКО. Как бы там ни было, от меня мало пользы в Ауромитре, но моя молитва и моя внутренняя поддержка очень активно направлена на Ауровиль – не к «организации», на самом деле, но к людям, которые находятся там. Мне хотелось бы, чтобы кто-нибудь понимал, что мы здесь даже не для того, чтобы создавать лучшее общество, но чтобы создавать новое существо, новый вид, произвести изменение в человеческой природе. Изменение природы. Я оборвал все контакты с внешним миром и почти никогда не пишу, извините меня. Вместо того, чтобы писать письма и книги, я нахожу, что самое неотложное, это сконцентрироваться на своём собственном изменении и ускорить Час.

            Если бы мы были в исключительной концентрации, хотя бы горстка людей, мы смогли бы ускорить Час.

            Это неотложно.

            С моей любовью к вам

            и ко всем моим братьям и сёстрам.

 

            Сатпрем

 

28 марта 1983

 

            Удивительно, как сознание тела походит на этот луг на солнце, со всеми его травинками и радостью, очень нежной, очень невинной: быть под твоим солнцем, и это всё. И оно пьёт это солнце с такой благодарностью!

            Кто сказал, что тело было «больным»?! Это мы тотально больны. И оно выносит нашу болезнь, до того самого дня, пока не умирает от удушья.

            Наше «Божественное» очень поддельное – со всеми своими церквями, папами и грехами… боже мой! Зачем всё это!

            Я открываю солнечную жизнь.

            Я подозреваю, что супраментальное Божественное немного безбожное (если бы оно было нудистом, это было бы уже слишком).

 

*

 

После полудня

 

            «Нисхождение» Матери.

            Повелительная белая страсть.

            Или скорее последовательные нисхождения, всё более и более материальные. Мольба о тотальном очищении.

            Раствориться в Тебе.

            В какой-то момент она сказала мне (думаю, чтобы подразнить меня): «Я даю тебе свою силу». Я ответил: я хочу, чтобы это Ты могла во мне, Ты решала во мне, Ты думала во мне… (Это продолжалось два часа). Потому что я, я делаю только глупости, и я не знаю, что надо делать.

            В самом конце, я сказал: «Пусть Земля изменится!», как молитву. Она ответила мне абсолютным, категоричным тоном: она скоро изменится, она скоро изменится – ты увидишь.

 

29 марта 1983

 

            Состояние, напоминающее отупение и оцепенение. Ментал пустой. Материальное стремление очень интенсивное, затем оно, кажется, растворяется в неподвижном и абсолютно пустом свете, лишённом ощущений или восприятий.

            Мне всё равно, лишь бы это был Ты.

 

*

 

            Сегодня 69 лет, с того дня как Мать в первый раз встретила Шри Ауробиндо… говорит Суджата.

 

*

 

После полудня

 

            Я мощно и очень материально пребывал у Их ног.

 

*

 

            Чем больше я нахожусь в контакте с этой потрясающей Силой, тем больше уменьшаются мои витальные силы, до такой степени, что почти каждый вечер я изнурён. Странно. Есть здесь некое уравнение, которое плохо согласованно. Если только не будет найдено новое уравнение.

 

30 марта 1983

 

            Я замечаю: даже если преодолены большие дефекты, самые мелкие и совершенно микроскопические становятся не менее губительными, так как враг набрасывается на все мелкие точки с десятикратной силой и заставляет свой концентрированный яд проходить через эту незначительную ранку. Если мы вдруг поцарапались, зацепившись нечаянно за этот колючий кустарник, ранка воспаляется сразу же; если мы ломаем себе шею в плохом сне, ревматические боли в ней обостряются на десять дней – всё несоразмерно и усиливается. Мы с таким же успехом можем умереть от какой-нибудь глупости, как и от рака. Надо быть совершенно неуязвимым… Да… Это история йога, который прожил двести лет и умер от того, что наступил случайно на гвоздь.

            Задача Врага, вынудить нас достичь неуязвимости – т.е. совершенной чистоты. Да

            Чем микроскопичнее рана, тем яростнее и утомительнее атака.

 

*

 

            Сегодня утром, я изнурён, как если бы в воздухе был яд.

 

*

 

            Фактически, единственное средство не иметь больше изъянов, это не создавать себе бетонную башню, не иметь больше стен – даже клеточных стен. То есть тотальное расширение – полностью погрузиться в бесконечность…

            Именно этот пресловутый смертельный кокон физического сознания надо растворить.

            Но как только мы выходим из концентрации, мы вновь попадаем в сеть… Что делать? Надо, чтобы эта сеть или кокон растворились до самого клеточного сознания. Вот так.

 

*

 

            Я купался в этом солнце и полностью расширился, успокоился, отдохнул. Но я выхожу оттуда и вновь погружаюсь в усталость. Если бы уметь никогда не выходить из этой купели.

 

*

 

После полудня

 

            Снова материальное сознание поднялось, на этот раз болee полно, но всё же ещё не полностью. Сейчас я уверен, что это материальное сознание (не физическое), сознание тела, и это логично: «тело, это мост» – не посредством Ментала мы достигаем Супраментального, и даже не посредством витала, но телом. В Ведах хорошо сказано, что у Агни два скрытых конца, что он «без головы» и «без ног». Именно эти два конца соединяются. И вся операция состоит в том, чтобы установить связь между материальным, телесным сознанием и Супраментальным.

            Первый час был относительно лёгким. Сначала этот удивительный Магнит, который властно тянет материальное сознание – это обрушивается на вас, без подготовки и сразу же, невозможно сопротивляться. Сначала сознание поднималось длинными стрелами, если можно так выразиться, длинными «всасываниями» и тело присоединялось к этому движению. На протяжении второго часа тело начало утомляться а это материальное сознание продолжало выходить из тела; эти «намагничивания» или «всасывания» были более медленные, более размеренные, как если бы это становилось более опасным – во всяком случае, тело начало ощущать себя в опасности и приходилось постоянно бороться против этого глупого инстинкта самосохранения. Я напрасно старался заставить его почувствовать, что это было Божественное, оно ощущало себя почти как в кресле дантиста во время операции «удаления зуба», которая никак не заканчивалась. Это поднималось всё медленнее и медленнее и с трудом, и мы чувствовали, что в какой-то момент должно произойти опрокидывание… во что? Логически в Солнце, но логика… К концу двух часов, я едва не сдался, затем у меня была словно вспышка, я сказал Матери: «Если настал момент, тогда пусть это будет сделано сразу». Было новое поднимание, но очевидно кто-то наверху должно быть увидел, что тело (или я, или сопротивление тела) было утомлено и четверть часа спустя, вновь началось нисхождение, очень быстрое. К концу двух с половиной часов, я уже был на ногах.

            Возможно, надо будет всё начинать сначала до тех пор, пока мы не высадимся на Солнце, если Божественное захочет.

            Господи, вложи чуть больше веры в это тело.

 

31 марта 1983

 

            Когда я вошёл в опыт, я повторял телу (и себе): «Ты ОТДАЛО себя, ты отдало себя и будь что будет, ты отдало себя…» Почти полтора часа происходило движение перемешивания и восхождения – это поднималось, поднималось (но, с ощущением, что нечто нисходило также, я не знаю). В теле не было колебания, только дыхание немного затруднено. Затем был долгий неподвижный период, с ощущением, что находишься на грани жизни и смерти (но, возможно, это просто впечатление подсознательного страха тела). Мне казалось, что Шри Ауробиндо и Мать присутствовали здесь. Была своего рода молитва: «Пусть эта земля принадлежит Высочайшему Божественному». И тогда там что-то изменилось, как если бы эта индивидуальность (и основа страха) исчезли, и осталось только: «Пусть кусочек этой материи принадлежит Высочайшему Божественному, полностью, абсолютно» – словно там сама Земля или кто-то с земли, взывал к Высочайшему. Весь страх растворился. Было новое восхождение с великими состояниями неподвижности и у меня возникло впечатление, что Трансцендентное улыбалось мне сверху. Несколько подъёмов, но любопытно то, что у меня не было больше ощущения пребывания «вверху» – или «далеко» – у меня было ощущение, что всё было здесь, без верха, и низа[47]. Наконец, сознание или Сила закончили «новым нисхождением» в тело последовательными волнами, с долгими паузами: это было плотное, могущественное, с возрастающей плотностью, кажется, и это шло от центра к центру, до сексуального центра, затем (менее явно и менее сильно) ниже, к ногам. Вся эта последняя фаза нисхождения была очень долгой, с множеством повторяющихся волн. Я начал уставать. Все продолжалось 2ч 45м.

            У меня впечатление, что эти записи «предварительные», если можно так сказать, и нас готовят и медленно приучают тело к более полному переживанию. Это только предварительное описание. Но, несомненно, это медленное соединение Супраментального и материи.

            Я особенно замечу, что всё стало намного легче, когда вдруг, именно сама земля заговорила во мне, а личность исчезла или стёрлась. Было только: «Пусть одна частичка, один кусочек этой материи тотально принадлежит Высочайшему Божественному. И это было именно так. Сама Земля или частичка земли, умоляла о милости Высочайшее Божественное.

 

1 апреля 1983

 

            Сегодня утром была настоящая битва. Я увидел, до какой степени этот физический ментал – ментал жизни, который организует жизнь и управляет ею – МУЧИТ эту бедную материю. Были проблемы с визой для Пьера, проблемы с поручительством, проблемы с чеком, проблемы с кружкой кофе с Л. – это было отвратительно, вся эта искусственная и ложная жизнь, и там под всем этим я чувствовал это бедное тело, которое вспоминало своё солнце, желало своё солнце, и которое отчаянно боролось против этой идиотской жизни и мучителя-ментала. Это как кольчуга или смирительная рубашка, надетые на него, и оно боролось, чтобы вновь найти своё солнце, оно помнило тот солнечный луг. А ментал сжимал, сжимал свои петли и не хотел отказываться от своего влияния, своих проблем, своих решений, своих размышлений, о! это была пытка. Фальшивая жизнь, искусственная и ложная, налепленная поверх подлинной солнечной жизни. Но тело не хотело этого больше! Это была битва.

            Именно это губит материю, душит её, подавляет её. Люди не знают, на какой каторге они находятся!

            Всё это, я давно уже знал и видел в себе, но знал это снаружи и безуспешно бился об эту кольчугу. Сейчас я чувствую это изнутри, со стороны тела, и именно оно мой союзник в борьбе против этого бедствия и гипнотизма: тело больше не загипнотизировано как прежде: оно борется, оно не хочет больше, оно попробовало это солнце и знает, что это такое.

            Надо выйти из этой Искусственности и вновь обрести прямую силу сознания на Материю и в Материи.

            Надо любой ценой обнаружить силу сознания в клетках тела.

            Вот, такова ставка.

 

*

 

После полудня

 

            Странно.

            Разом, материальное сознание мозга, начало подниматься, нескончаемо подниматься, засасываемое наверх, и я позволял всему происходить со своего рода варварской радостью – пусть весь этот мозг, этот мучительный физический ментал уйдёт в Божественное. Я не знаю, сколько времени это продолжалось, и мне также казалось, как что-то от материального сознания тела тоже последовало за ним, но это менее ощущалось – в основном, было это бесконечное опустошение-высасывание мозга (без пауз, постоянно). К концу часа (или полутора часов), может быть, это, кажется, закончилось, и тогда там, начался другой бесконечный период, похожий на умирание. Я был совершенно опустошён, обнулён, и время от времени шевелил пальцами ног, чтобы убедиться, жив ли я ещё, совершая какое-либо движение. Они шевелились. Но всё остальное было обнулено – действительно, будто смерть заживо или на пороге смерти. Всё было принято, отдано, но это продолжалось долго. Я оставался, возможно, три четверти часа в этом состоянии полу-небытия, шевеля, время от времени, пальцами ног (!), затем возникла своего рода интенсивная и быстрая вибрация и я осознал (с облегчением), что это вновь нисходило. Но тогда, это странно. Мне казалось, что возможно Супраментал или моё старое сознание, но изменённое, трансформированное, собиралось низойти. И оно нисходило только какими-то маленькими дуновениями жизни, скорее в область сердца. И это всё. Я ничего не понимаю. Поднялось столько материи или субстанции, или сознания мозга, и практически ничего не снизошло!

            Посмотрим.

            Но моё тело шевелится. Ментальный наблюдатель остался. Я не знаю, что происходит внутри. Я собрался пройтись. У меня немного болела голова, и было странное ощущение пустоты в ней.

            Может быть, я ходил промыть себе мозги наверху!

            «О! Господи, возьми всё это!» – это была моя молитва всё время, по мере того, как что-то приходило, потому что, в самом деле, было ощущение скорее молитвы, чем чего-то другого.

            Надо, действительно, много мужества и веры, чтобы пройти через это. (Это продолжалось два часа с четвертью, в целом).

 

*

 

            Это напомнило мне вдруг мою бабушку (по отцу) на своём смертном ложе, постукивающую по простыне кровати кончиками пальцев: «Это долго, умирать».

 

*

 

            Очень трудно искоренить привычку к смерти в теле – вот уже миллионы лет, как оно умирает!

 

2 апреля 1983

 

            Сегодня утром, протекание феномена было достаточно ясным (хотя, довольно непонятным по своему смыслу).

            Всё материальное сознание, телесное, я мог бы сказать, в самом деле, позволяло себя высасывать наверх и поглощалось там. Это поднималось очень долго, без пауз, непрерывно, и тело подчинялось полностью, без страха, без сжатий, совершенно «нейтральное», можно было бы сказать, и соглашающееся.

            Что происходило «наверху», я не могу сказать, но было впечатление поглощения в чём-то. Внизу, всё было пустым и неподвижным. Затем, внезапно, возникла эта интенсивная и могущественная Вибрация, и тогда, всё сразу же оказалось здесь, т.е. у меня больше не было ощущения пребывания «наверху» или «внизу» – всё было физически, материально здесь, непосредственно здесь, «я» был здесь. И эта интенсивная вибрация производила, словно сосредоточение могущества в существе, как если бы громадная (словом, мощная) «капля» могущества охватила существо и сделала его неподвижным, в своего рода абсолютно ясной прозрачности, возможно немного золотистой и, особенно, совершенно неподвижной, без каких-либо вибраций. Затем, снова эта интенсивная вибрация и сосредоточение могущества, делающее существо неподвижным в этой, так сказать, «капле» – и так далее, тридцать или сорок раз[48], как если бы мы наполнялись капля за каплей (но капли, достаточно огромные, так как они охватывали всё существо). Одна вибрация и «капля» могущества следовала за другой, с этой своего рода тотальной неподвижностью между двумя вибрациями. И эта операция происходила очень «механически», если можно так сказать (я мог открыть глаза, видеть комнату, и наполнение продолжалось со своего рода почти механической регулярностью, без всяких различий в чувстве или ощущении, если не считать, что мы были неподвижны и охвачены каплей могущества, прозрачной и возможно чуть золотистой, пока не возникает новая интенсивная вибрация, которая «конденсирует» новую каплю, и так далее).

            Вот. ????

            (На днях, я чувствовал нечто подобное, но описал как последовательные «волны» – но это представляет собой сосредоточения могущества, которые охватывают существо и овладевают им, делая его неподвижным, как в капле).

            Я говорю «капля», но, возможно, это последовательные пульсации с периодами неподвижности между двух пульсаций (?)

            Да, я забыл отметить, что эти капли или эти сосредоточения могущества, которые охватывали моё существо, не «нисходили» сверху, это словно всё было здесь, и входило в меня горизонтально, если можно так сказать, через шею, плечи, спину (не от верхушки черепа, как во время «нисхождения»).

 

*

 

Видение

 

            А! сейчас я вспоминаю: сегодня ночью я увидел образ, достаточно отчётливый и довольно непонятый, но теперь он обрёл смысл: я видел своё обнажённое тело (оно было очень белым), словно прозрачное, и внутри моё тело наполняли маленькие, круглые прозрачные шарики, немного золотистые и светящиеся сами по себе (все маленькие шарики, или пузырьки, или бусины имели, возможно, 3 или 4мм в диаметре, или максимум 1/2 см). Между шариками не было пространства: это были шарики или бусины, словно набитые в мешок (мешок, означает моё тело). Но я видел, главный образом, внутреннюю часть тела (туловище, живот, половые органы, зад, верхнюю часть бёдер), я не видел голову и ноги (или мне это не запомнилось).

 

*

 

После полудня

 

            Тот же подъём материального, телесного сознания, последовательными высасываниями, как в непрерывном потоке. Высасывания, казалось, становились всё более и более медленными, но могущественными, неудержимыми. Впечатление золотистого и ощущение солнца наверху, к которому это поднималось.

            Я оборвал опыт (пришлось выдирать себя оттуда, потому что это продолжалось и продолжалось без конца) и я был очень удивлён, оказавшись здесь сразу же, стоя на земле. 

            Похоже, что сейчас опыт следует определённому автоматизму, где всякий страх исчез.

            Возможно этот «мешок с шариками» опустошается от своей старой субстанции и медленно наполняется новым сознанием или чистыми клетками… Но, без сомнения, существуют миллиарды и миллиарды «шариков», которые надо изменить…

            Теперь всё ясно. Видение сегодняшней ночи является первым ощутимым знаком того, что нечто меняется в субстанции тела.

 

*

 

            Забавно, мы поднимается всё выше и выше, не покидая землю!

            Можно было бы сказать, мы поднимаемся в небо, не покидая землю!

 

3 апреля 1983 (Пасха)

           

            Мне понадобилось сверхчеловеческое усилие, чтобы записать это.

            Сразу же, началось намагничивание, властное, мощное, неудержимое. Но на этот раз, всё материальное, телесное сознание поднималось потоками, так сказать, под неудержимым высасыванием – это выходило-выходило, поднималось-поднималось бесконечно, и в изобилии (мы спрашиваем себя, как столько субстанции может содержаться в маленьком теле). Не было никакого страха: тело ощущало себя в руках Божественного. Но это продолжалось долго: может быть час. К концу часа, намагничивания стали более медленными, продолжительными – становилось труднее. Были паузы между этими медленными вытягиваниями. Наконец, всё стало неподвижным, и именно там началась долгая, очень долгая фаза, которую тело ощущало как опасную, во всяком случае, очень трудно переносимую – это продолжалось почти час. Все было пустое, но пустота отчасти расплющивающая, как совершенно прямой и открытый колодец, поднимающийся из сексуального центра до верха, напрямик, непосредственно. И в этом колодце (который ощущался не как закрытый, с перегородками: а своего рода прозрачный колодец), была полная пустота, неподвижная, почти безжизненная – я попытался пошевелить пальцами ног, но не смог. И даже молиться или призывать становилось очень трудно. Я повторял: Тебе, Тебе, Тебе… но всё имело тенденцию исчезать или становилось неподвижным. Наконец я поставил себя перед Господом и сказал: «Человек сделал то, что он мог, теперь Сатпрем у Твоих ног…» И всё время присутствовала своего рода могущественная пустота, давящая (хотя, очевидно я чувствовал присутствие в этой пустоте, могущество пустоты было божественным). Я склонился к ногам Матери: «Быть Твоим посвящённым инструментом… пусть будет так, как Ты хочешь…» Я не мог больше ничего «говорить», я был словно неподвижный или застывший блок, прозрачный – блок могущественной пустоты, осмелюсь сказать. Не существовало больше собственной воли. Было трудно. Я даже спрашивал себя, выдержу ли я, или что… Час в таком состоянии, это долго. Наконец, что-то зашевелилось, словно в тело вошло немного жизни (и, однако, я не был в трансе, я слышал, как лаяла собака – да, мне вспоминается, в какой-то момент, я сказал: пусть всё исчезнет в Тебе. Я, действительно, был готов ко всему, ко всему, словно настал конец жизни). Затем это вновь вошло волнами – огромными, массивными волнами, следующими друг за другом достаточно быстро (не «капли»: волны, казалось). Долгая серия волн низошла. Я был немного изнурён. Впечатление, что эти волны были голубые (возможно тёмно-голубые), одновременно с золотистым – преобладало голубое, отчасти с золотистым внутри, но я не мог бы сказать наверняка. Я был полный ноль, уничтожен, раздавлен и изнурён. Вот.

 

*

            Помню, что в начале опыта, когда вся эта материальная субстанция поднималась так властно и так неудержимо, мне вспомнились слова Матери: «Это как если бы клетки были насильно выброшены в неизвестный и опасный мир – опасный, но чудесный».

 

*

 

            Сегодня утром я должен был написать Л., мне хотелось, чтобы он знал об опыте с «двойной швартовкой». После, я должен был бороться с собой больше часа, чтобы освободиться, словно мы вновь положили крышку на Опыт. Всякая ментальная активность противоречит «этому».

 

*

 

            Но я хорошо вижу: невозможно больше повернуть назад – или трансформация, или конец этой жизни. Намагничивание необратимо.

            Без сожаления.

 

4 апреля 1983

 

            Сегодня утром, лишь только я сел, было несколько намагничиваний, но это как если бы я воспринимал всё «с другого конца», со стороны тела, и я чувствовал всю его радость предлагать себя солнцу, расширяться, отдавать себя и всю эту материю, которая обожала солнце и поднималась к солнцу – это был не «индивидуум», и даже не тело, можно было бы сказать, но что-то, как поле или пейзаж – словом, материя – которая раздувалась, стремилась, отдавала себя солнцу с совершенной радостью. Не было «я» в этом, не больше чем у прерии. Иногда намагничивание становилось более ощутимым, но это не слишком отличалось от собственной радости материи подниматься к солнцу, как росток. Затем было мощное намагничивание, и на этот раз, что-то, казалось, совсем вышло из индивидуального тела, и у меня возникло ощущение, что я оказался в голубом пространстве под солнцем, которое не видел. Там, тело было как точка, не отличаясь, в самом деле, от маленького земного шара, и появилось любопытное ощущение, быть иногда этой точкой, а иногда всем этим пространством; купаться в этом пространстве (физически купаться) и содержать в себе или быть этим пространством. Оно было очень широкое, лёгкое, блаженное, очень неподвижное и прозрачное – мы могли бы находиться там или быть «этим» целые века. И я совсем не был где-то «далеко»: комната здесь, словно сразу же оказалась там, со звуками, движениями людей вокруг, но это не нарушало опыт и не мешало пребывать распространённым в этом голубом пространстве под солнцем, которое мы не видели. Всё это казалось материальным или, во всяком случае, не было снаружи той Материи, которую мы знаем, и не мешало быть в той Материи, которую мы знаем. Наконец, мне захотелось пошевелиться, «вернуться» в нормальное состояние, и это было просто, всё было здесь, следовало только немного «собрать» сознание. Когда я «вернулся» (если можно так сказать), было ощущение плотной массы, которая вошла, быстро ассимилировалась, и затем я чувствовал себя как обычно.

            Но, особенно, в опыте присутствовало ощущение, что являешься одновременно и мельчайшей точкой, почти несуществующей, и всем этим голубым пространством без особых (или ощутимых) измерений, словно переходишь от одного положения к другому одной и той же вещи, и самое естественное положение – быть распространившимся или быть всем этим пространством (без всякого ощущения «я-меня» - нет совсем «я-меня» в этом, «я есть» не имело смысла: скорее можно было бы сказать «это есть»). Земля, тоже, казалась, только точкой внутри, не слишком отличаясь от точки тела – фактически, я не знаю, были ли «различия». Всё это казалось одной и той же вещью с различными положениями. Во всём этом нельзя сказать, что «видишь» или что «наблюдаешь» – скорее, мы есть,. Ничто не является внешним. Ничто не является «объектом». Мы являемся любым объектом (чем бы он ни был).

            Требуется значительное усилие, чтобы записать всё это – переход от пространства к перу, это изменение положения довольно акробатическое. Затем телеграмма Пьера и сложности.

 

После полудня

 

            Я сидел с молитвой, такой интенсивной: «Господи! я хочу выйти из этой ложной и ограниченной Материи не для того, чтобы иметь зрелища, но, чтобы принадлежать Тебе и делать то, что Ты хочешь».

            У меня было ощущение, что сегодня утром я оставался в промежуточной зоне, и что всё это не было полным или абсолютно чистым. Я говорил: «о, Господи, я не хочу ничего создавать, я хочу принадлежать Тебе, Тебе». Ничего не искажать.

            Были эти намагничивания и когда всё материальное сознание, казалось, «вышло» или поднялось выше головы, оно начало подниматься всё выше и выше, выше и выше, прямо вверх, как стрела или ракета, совершенно прямо, без остановки, без «всасывания», оно поднималось само по себе, остро вверх, и этому не было конца. Меня начала охватывать волна страха: не взорвусь ли я или не лопну ли в конце? Глупо, но это так. И это продолжало подниматься всё выше и выше, когда, наконец, я (это материальное сознание в ракете) вошёл в плотные слои, всё более и более плотные – это немного расплющивало, и я был изнурён. Я хотел снова спуститься и вся эта плотная масса была там, как если бы она не могла вновь войти в моё тело. С удивлением, я открыл глаза, я оказался здесь, сразу же, и стало легче. Я смотрел на фото Матери и чувствовал эту плотную и горячую массу вокруг головы и вокруг себя. Это стремилось вновь мягко войти. Я всё оборвал, потому что был изнурён и хотел выйти, немного пройтись.

            О! Господи, я не хочу больше историй, зрелищ или сногсшибательных видений: я хочу принадлежать Тебе чисто, просто, абсолютно, и делать то, что Ты хочешь – вот и всё. Тебе.

            Я всё ещё чувствую эту плотную массу вокруг себя. Пойду прогуляться.

 

*

 

Вечер

 

             Единственное спасение, не желать ничего, кроме высочайшего переживания, ничего другого, никакого промежуточного театра. Это, чистое.

 

5 апреля 1983

 

            Сегодня утром, после периода намагничивания и подъёма наверх к солнцу, которое я (мы) не видел, я смог ясно анализировать или наблюдать нисхождение, и это было совершенно так, как я его уже испытал и описал: «капли», огромные капли могущества, немного золотистые, нисходили и охватывали всё тело; затем медленно, медленно мы ощущали, как эти капли поглощались телом и рассасывались в теле, и как только адаптация заканчивалась, новая «капля» нисходила с особенно интенсивной и быстрой вибрацией, она раздувалась, охватывала тело и т.д., и т.д. Я позволил происходить этому около тридцати раз, и затем остановил опыт (или я вышел из него – он, вероятно, продолжался за внешней завесой). То, что я ощущал раз или два, как «волны», это неполное описание; мы, в самом деле, ощущаем нисходящую волну этой огромной капли, но эта волна конденсируется, если можно так сказать, округляется в каплю и охватывает тело, и так далее… Феномен ясен.

            Каждая «капля» состоит из массы плотного могущества, немного горячего и золотистого. Похоже, что это «всасывается» всеми порами тела (это интерпретация, но капля всасывается повсюду сразу, не через одно отверстие).

 

После полудня

 

У МЕНЯ ЕСТЬ ВСЕ ОСНОВАНИЯ ДУМАТЬ,

ЧТО СОЕДИНЕНИЕ СДЕЛАНО.

 

            Было это намагничивание, и это поднималось бесконечно, прямо вверх. Я был как дыра, обращённая кверху. Затем это материальное или телесное сознание вошло в слои всё более и более плотные, это продвигалось всё медленнее и медленнее, с трудом. Не было больше даже молитвы или призыва: само тело было молитвой. Я «говорил» себе (скорее ощущение), что это, возможно, опрокинется наверху и мы войдём в… И вот, совсем не было никакого опрокидывания, и никакого взрыва. Это было, как если бы, внезапно, не известно как, в конце этих слоёв всё более и более плотных, всё оказалось здесь. Вдруг оказалось здесь, физически здесь, полностью вокруг меня, без всякого «подъёма» или «нисхождения». Вдруг это не было больше наверху, это было прямо здесь, физически здесь, вокруг меня. Всё тело представляло собой неподвижную и плотную массу, потрясающе плотную и почти горячую по ощущению, которая начала входить в голову (не резко, довольно постепенно). Моя голова была как шар, раздута и наполнена до отказа – всё тело было наполнено до отказа, как если бы не было ни одного пустого миллиметра внутри, ни одного зазора. Всё словно бы одеревенело или затвердело. Это вошло в голову, не «сверху», но отовсюду вокруг. Именно здесь инфильтрация продолжалась гораздо дольше и была более медленной. Страха не было. У нас было ощущение котла, и это можно было переносить только в тотальной неподвижности (или прозрачности) – впрочем, голова как будто стала очень большой, раздувшейся. Затем медленно это просочилось в грудь, в сердце, в живот, в сексуальный центр. Очень медленное просачивание; можно было бы сказать, что это стремилось насытить каждую точку – до полного насыщения. Всё продолжалось почти три часа. Всё время я полностью осознавал физический мир – если бы я захотел, я мог бы переносить всё это с открытыми глазами. Это было здесь. К концу, я стал, или тело стало как скала, но большая (казалось, форма исчезала внутри), и у меня создалось ощущение, что это был Шри Ауробиндо там, вместо этого тела. Я молился, чтобы принадлежать «Тебе, Тебе, тотально, чисто, просто» и «чтобы Земля изменилась, чтобы Земля стала божественной».

            Всё это было таким простым, таким smooth (гладким), просто с ощущением, что раздуваешься, как воздушный шарик и затвердеваешь. Но удивительно, что всё, вдруг, оказалось здесь. Это поднималось-поднималось, и затем, мы не знаем как, всё было здесь, физически здесь, не вверху, не внизу, не поднималось, не опускалось. Здесь. И это проникало со всех сторон.

            Возможно, это означает, что супраментальное сознание и материальное, физическое сознание, соединились – на одном и том же плане, если можно сказать. Это было здесь!

            Вот.

            Да, это «двойная швартовка»: мы не покидаем землю, чтобы достичь Супраментала!

 

 

6 апреля 1983

 

            Сейчас, едва я сажусь или просто пребываю в покое, я ощущаю Силу, которая идёт прямо в физический (сексуальный) центр, как если бы это было открыто сверху донизу, без препятствий. Этот физический или сексуальный центр, кажется, является одним из главных базисов для работы.

 

*

 

            Если взглянуть на кривую последних десяти месяцев, я мог бы сказать следующее:

            Сначала пробуждение стремления в материальном сознании – это ключ. Нужда ведёт к реке. Затем, под влиянием этого стремления нисходит супраментальная Сила и это Наслаждение (да, это чистая Милость), которые вместе работают и разминают всё материальное сознание, расширяют и проделывают бреши в сети физического сознания, приучают тело выносить возрастающие плотности. Затем, под воздействием этой Супраментальной Силы, всё материальное сознание (Мать говорила, вероятно, сознание клеток, но я не обладаю такой остротой восприятия, как у неё) поднимается к Супраментальному. Фактически, я полагаю, что это видимо пробуждение клеточного сознания[49]. И, наконец, Супраментальное «нисходит», или материальное сознание входит в Супраментальное, значит соединение супраментального и материального плана сделано. Следовательно, сейчас это, по всей видимости, непосредственное действие Супраментала в Материи и на Материю.

            Фактически, моё открытие (дерзну сказать), состоит в том, что именно материальное, телесное сознание поднимается искать супраментал. Да, в самом деле, это именно тело «поднимается в небо»! и как только оно коснулось Супраментала, всё здесь. (Вот, это ещё одна, своего рода, тайна).

            Можно было бы сказать, но я не знаю, удачно ли такое сравнение: как только первой амфибии удалось пройти через слои своего водного аквариума и коснуться свободного воздуха, всё было здесь – это не было «на небесах»: земля была здесь, физически здесь, с другой стороны аквариума. Этот «подъём», представляет собой прохождение через аквариум (???). Супраментал всегда был здесь, но с другой стороны сети или корки человеческого физического сознания.

            Но, очевидно, именно тело рыбы должно было выйти из аквариума, а не её «мысль» (если у неё и была такая)! С мыслью, мы выходим только в свою собственную голову.

            Есть логика во всём этом.

            Теперь, остаётся сформировать новые лёгкие.

 

*

 

            Сегодня утром, я сел и эта Сила сразу же была здесь, словно охватывая тело и проникая медленно отовсюду сразу, с этой своего рода интенсивной и очень быстрой вибрацией (как камертон).

            Я думаю, что у меня есть ключ.

            Слава Тебе, Господи.

            Слава Тебе, Господи.

            Слава Тебе, Господи.

            Слава Тебе, Господи.

 

Ибо этот свободный воздух, это Ты.

 

*

 

           

            Любой искренний и немного жаждущий истины человек должен суметь осуществить этот опыт.

 

*

 

            Мне хотелось бы сказать: конец первой части!

 

*

 

 

            Я вижу Вольтера перед пробиркой, снимающего свой парик и почесывающего свою голову: «Надо осторожно сообщить об этом папе».

 

*

 

После полудня

 

            Всё стало таким простым и таким чудесным!

            Достаточно позволить этому проникать в себя. Да, похоже, что это одна огромная капля охватывает тело и проникает отовсюду сразу; присутствует ощущение золотистого (но, особенно, это, кажется, заполняет всю область между головой и сексуальным центром, мы не чувствуем, что это идёт ниже). И мало-помалу, эта «капля» или эта округлость сознания и могущества уплотнились, как если бы тело не имело границ или не имело другой границы, кроме этой округлости – о! любви, в самом деле, купаешься в Божественном, но купаешься конкретно! И тело или вся эта округлость тела желало встать на колени и простереться перед этим Чудом, и выразить свою благодарность – это было облегчение, радость, блаженство тела, как если бы оно боролось, трудилось, сражалось с угрожающими обстоятельствами миллионы лет, и затем, внезапно, это было Облегчение, оно входило в свою подлинную среду, о! с благодарностью, с обожанием! Экстаз. Эта округлость уплотнилась ещё больше, могущественная, потрясающая, горячая, и это была только Любовь, ничего кроме Любви, повсюду Любовь. В глубине своего сердца я простёрся у ног Матери и Шри Ауробиндо. Я купался в Этом, даже более конкретно, чем в море! Это была купель внутри, снаружи, повсюду – мы были этой купелью всеми фибрами и клетками своего тела. Невозможно выразить. Это невообразимо. Если именно это новая жизнь, тогда, тогда… О! Господи, о! Господи… мое тело не прекращало повторять это «о! Господи», словно потрясённое чудом, в которое невозможно поверить. Это не только Сила или Сознание, это чистая Любовь. Я был захвачен внутри, как пчела в потоке мёда, и в то же время, я был (я? тело) всем этим мёдом и осознавал весь этот мёд, и касался его, вкушал весь этот мёд бесчисленными фибрами своего существа – да, именно ради этого, именно ради этого существовал мир, существовала эволюция, чтобы эта Материя, однажды, смогла преклонить колени, и воскликнуть в обожании: Слава Тебе, Господи, Слава Тебе, Господи, Слава Тебе, Мать. Именно ради этого. Это та самая цель, какая же ещё?

            Полтора часа промелькнуло как несколько минут.

            И это непосредственно здесь.

            Вселенная – это капля любви.

 

*

 

Вечер

 

            Я сижу перед огнём со своей сигарой и каплей «Рубинового» и сразу же эта вибрация, такая особенная, и эта плотность могущества здесь, вокруг меня…

 

*

 

            Этот ментальный наблюдатель сильно мешает, он не перестаёт мешать мне уже месяцы, но я спрашиваю себя, не состоит ли его задача, на самом деле в том, чтобы записывать всё это, вместо того, чтобы позволить исчезнуть всему этому переживанию и процессу как облаку? В конце концов, надо, надо чтобы в дальнейшем другие люди последовали этому процессу (даже если они будут выражать его другими словами), новый вид не cоздаётся одним человеком!

 

*

 

            И в то же время, я изнурён.

 

 

7 апреля 1983

 

 

            Я был словно нуль, размятый этой Силой. Как если бы совсем не существовало больше личности: лишь материя, тотально соглашающаяся и отдающая себя. И только подчиняешься абсолютно, как ребёнок, который ничего не знает, ничего не может, ничего не понимает. Это было властное перемешивание; казалось, Сила входила отовсюду сразу (без какого-либо подъёма или спуска). Это становилось всё более и более плотным, почти расплющивающим. Наконец, я стал (я?) как блок тёмно-голубого кристалла, но блок не отделённый и отличающийся от «окружающей среды», как если бы этот блок одновременно был неким скоплением материи, очевидно являющимся «мной» и, в то же время, всей материей вокруг. Я не знаю, как это выразить, не было границы между «мной» и «другой вещью». Всё представляло собой тёмно-голубой кристалл, твёрдый, неподвижный. Затем, внутри начались, словно потоки чего-то ещё более плотного (дающего ощущение золотистого), с плотностью немного потрясающей (но это было переносимо; «тело», казалось, не имело границ или твёрдых перегородок). В конце каждого потока, внутри этого тёмно-голубого кристалла, была долгая пауза, затем это вновь возобновлялось, и в начале каждого «потока» возникала эта особенная вибрация, как мощный камертон, затем этот поток проходил через кристалл и, медленно, медленно всасывался – фактически, это тот же самый опыт, который я когда-то описывал: огромные капли, предваряемые этой особенной вибрацией, которые заполняют и охватывают всё существо, затем медленно, медленно всасываются. «Поток», это ощущение этих огромных капель, охватывающих всё существо. И это медленно всасывалось. Затем всё начинается снова, с новой вибрацией, подобно камертону. И это продолжается со своего рода регулярностью маятника, почти автоматически, можно было бы сказать, до того момента, пока каждая капля или каждый поток не будут полностью поглощены в этом, своего рода, тёмно-голубом кристалле. И это начинается снова.

            Я остановил опыт, потому что было уже поздно, и я хотел прогуляться. Никакой трудности, чтобы выйти из опыта – всё было здесь (!) И своего рода ощущение, что это продолжается позади внешнего занавеса.

            Когда я говорю «поток» или «капля», это не что-то такое, что проходит насквозь, а затем уходит – нет, это поглощается. Каждая капля или каждый поток поглощается… этим кристаллом (или телом, я полагаю).

            И, особенно, ощущение, что «никого» не было внутри, никакой «личности»: это была материя, полностью отданная, предложенная, оставленная в руках Господа (без чувств, без желания, ничего: всё было отдано; единственное действие, осознаваемое этой материей, состояло в том, чтобы полностью отдавать себя, как ребёнок).

            Возможно, каждая капля наполняет мой мешок новым маленьким шариком?

            В конце, будет новое существо.

 

8 апреля 1983

 

            Новый мир ощутим.

            С 5 апреля, есть различие.

            Прежде, у меня всегда было чувство или ощущение, что надо было проходить через слои, особенно утром, как если бы я был окружён серой, ватной толщей. Сейчас, тело сразу же здесь. Нет нужды в чувствах, мыслях, молитвах, концентрациях – это здесь, тело здесь, совсем просто, непосредственно и со стремлением, таким интенсивным, таким простым – оно сама молитва, само обожание. Как только я сажусь или тело просто немного успокаивается, возникает словно призыв, вибрация души (но здесь, похоже, что душа и материя представляют собой одно и то же) и сразу же появляется своего рода конденсация вокруг тела, окутывание такое сильное, горячее и нежное, и тогда тело начинает распространяться. Это больше не какой-то твёрдый объект посреди вещей, рассматривающий вещи по отношению к себе – всё наоборот! оно плавится, оно распространяется, разливается с каким-то невыразимым удовольствием, словно оно было заключено и закрыто в раковине на протяжении веков, и вдруг, нет больше раковины! Эта солнечная мягкость распространяется, распространяется, и всё такое мягкое, такое smooth, как если бы мы распространялись в самой Мягкости, в самой Нежности, повсюду были как дома, и однако, не теряя себя! Мы совсем не теряем себя, и в то же время, мы, словно повсюду; мы не «смотрим» на вещи – не надо «смотреть»: мы являемся, мы являемся всем просто и восхитительно, и это как сладость солнечного пространства. Сегодня утром, у меня было полное впечатление, что я иду на ощупь, как новорожденный ребёнок, в неизвестном, но ощутимом мире, о! эта радость, эта мягкость, это бесконечное облегчение расширяться-расширяться. И это божественное. Это Божественное! И это материальное, это не духовное, или же материя духовна. И лёгкое! всё такое лёгкое, такое простое: сама материя является действием любви и безмятежной радости. Нет чувств, нет мыслей: это есть. Это любовь, это радость, это спонтанное обожание, как спонтанное дыхание. Вот такой способ существования. Да, на этот раз, мы ощущали потрясающую ЕСТЕСТВЕННОСТЬ. Я не знаю, куда мы идём на ощупь во всём этом, но нет нужды идти «куда-то», это «куда-то» повсюду и оно абсолютно восхитительное каждую секунду – без цели, цель в каждой секунде! И именно тело непосредственно там, просто тело без всяких его слоёв, слепых и благоразумных. О! я думаю, что мы приближаемся к жизни простой и чудесной – божественной.

            Когда я говорю, что тело распространяется, это не как своего рода осьминог, который раздувается и поглощает всё внутрь себя – совсем наоборот! оно расплавляется, и однако, не теряет себя. Скорее оно обнаруживает себя повсюду. Материя не имеет центра, и, однако, она не теряет себя, она сама находится повсюду!

            Скорлупа «я» – это потрясающая искусственность, ложная и иллюзорная.

            Нужны новые органы.

 

*

 

            В сущности, именно ментал нуждается в насесте, чтобы усесться на нём и наблюдать «вещи» вокруг себя, и там, где он усаживается, это «я-мне». Без ментала, мы повсюду на насесте – мы есть. Это просто и сразу же, без разрывов.

            Ментал, - та же самая раковина.

            Я думаю, что даже у рака-отшельника не такой твёрдый панцирь как у нас.

 

*

 

После полудня

 

            2ч 30мин. Своего рода сердечный приступ. Очень краткий, болезненный – всё же тревожащий.

            Я сел, и сразу же меня захватил поток могущества: это были те «капли», но такие концентрированные, горячие, потрясающе мощные, которые наполняли меня – поистине чистая любовь, но такая властная, такая потрясающая. Это продолжалось достаточно долго, затем произошло нечто такое, что я не очень хорошо понимаю.

            Я чувствовал, как постепенно, жгучая плотная масса формируется на верхушке головы или сразу же поверх головы – ощущение солнца. Это было пылающее, на грани взрыва. На мгновение, я открыл глаза, чтобы немного успокоиться. Затем, позволил этому продолжаться. Это становилось всё более и более массивным и обжигающим. И тогда мне показалось, что всё сознание моего тела поднималось в направлении этой жгучей массы к верхушке головы или сразу поверх моей головы – и отчасти с ощущением: словно умираешь. Я снова открыл глаза, затем позволил опыту продолжаться. Казалось, что всё сознание тела входило в эту жгучую массу, и там, в тот момент, в моей голове возникла серия очень интенсивных и быстрых вибраций, и эти очень особенные вибрации начали нисходить непрерывными сериями[50] до самого низа, в сексуальный центр (я был ободрён тем, что это всё же нисходило!). Оказавшись внизу, всё это сознание тела, казалось, снова поднималось в эту почти пылающую, жгучую массу, чтобы быть поглощённым в ней, затем снова серия очень интенсивных и быстрых вибраций, которые нисходили до низа. И так далее. Я остановился, потому что было уже поздно, и я устал.         

            Я не очень хорошо понимаю.

            Могущественная любовь, потрясающая.

            Тело всё время повторяло: Тебе, Тебе, Тебе… не зная на самом деле, движется ли оно к смерти или к новой жизни, но это был Ты, Тебе, Тебе…

            Это продолжалось в целом два часа.

            Я не знаю, где моё сердце во всём этом (лучше этого не знать!)

 

*

 

Вечер

 

            (Две ночи назад, я видел Пурну – возможно, здесь есть связь, с этой попыткой сердечного приступа. Она была гораздо ниже меня, с какой-то зелёной каймой на платье, вокруг шеи. Она была очень агрессивной. В какой-то момент, она сказала мне: «это снова упадёт на тебя сверху» (что, я не знаю) и она держала в своей руке (если только это не был я, я не знаю) какую-то зелёную или зеленоватую ткань, которой она махала...???)

 

*

 

            Мы приближаемся к критической мировой точке.

 

9 апреля 1983

           

            Я не понимаю, что происходит. Сегодня утром, я хотел сесть, и всё тело было как пустая тряпка – словно в состоянии отупения. Похоже, всё материальное сознание, которое было поднято вчера в эту своего рода жгучую массу на верхушке черепа, не снизошло назад. Как если бы в теле не было больше стремления, ничего. Но на верхушке черепа[51], мы ощущаем своего рода массу, немного тяжёлую или давящую, как если бы всё материальное сознание укрылось там или было блокировано там, я не знаю. Мне всё равно, стану ли я глупым или отупевшим, но меня сильно беспокоит, если я не буду больше чувствовать этого стремления в теле. Что происходит?

            Любопытно, похоже, вся моя сознательная жизнь собралась в этой массе над черепом и не остаётся больше ничего внизу – т.е. точно противоположно цели или развитию сознания тела…???

            Остается только предложить эту «черепную массу» в свет солнца куда-то, и затем, посмотрим.

            Если бы у меня не было веры, что Господь делает всё, я был бы очень обеспокоен. И, кроме того, всегда спрашиваешь себя, не совершаем ли мы какую-нибудь ошибку… Тогда, я предлагаю «ошибку» Господу тоже. Что ещё я могу сделать?

 

*

 

            Любопытное ощущение не быть больше самим собой.

 

*

 

Видение

 

            Меня немного тревожит то, что я увидел две ночи назад и что, возможно, связано с моим теперешним состоянием, но я всё равно не понимаю, что я увидел!

            Это было у нас дома, и я вышел из своей комнаты. Но вместо газона и сада, был тот же самый жёлтый ковёр, слегка золотистый, как в моей комнате. Дом был окружён этим ковром и я шёл по нему. Затем я прошёл к западной комнате (снаружи, по этому же ковру) и, кажется, к задней части дома. Было несколько маленьких аллей, незнакомых мне, и внезапно, там, где позади должны были находиться большие деревья, немного повыше дома, я оказался перед могилой. Сначала, я подумал, что это Самадхи Матери и Шри Ауробиндо и собрался простереться, но это была одинокая могила. Мне казалось, что она была окружена большими цветами аронника. На этом всё прервалось.

            Моя могила?

            Мы действительно не знаем ничего и движемся в чём-то неизвестном, непостижимом и сбивающем с толку!

            Во всяком случаем, мы попытаемся.

 

*

 

После полудня

 

            Почти пытка проходить через такое.

            Это не десять раз, это пятьдесят раз, такое впечатление, что вот-вот умрёшь. Я не знаю, смогу ли я рассказать. Это продолжалось два часа с половиной.

            Материальное сознание, собравшееся в верхней части мозга, начало устремляться или всасывалось наверх, как если бы черепная коробка раскрылась, и это поднималось-поднималось (я спрашивал себя, останется ли что-нибудь в теле, потому что всё остальное внизу казалось уже опустошённым). Этот подъём был очень долгим, нескончаемым, затем, мне кажется, я вошёл в слои всё более и более плотные, или в массу всё более и более плотную, и кроме того, несколько раз я чувствовал, что сознание с корнем выдирали из моего тела, в самом деле, словно меня выдирали из собственного тела (был этот очаровательный образ могилы, там, в уголке моего сознания), и это не прекращалось. Я говорил со своим телом, я пытался сказать ему разумно: «это двойная швартовка», но это не сильно подействовало, когда всё, казалось, уходило. Я взывал и взывал к вере, к Божественному, но мы чувствовали себя оставленным наедине со своим телом. Эта непрекращающаяся маленькая смерть продолжалась около полутора часов. Я не сдался. И внезапно, мне показалось, что какое-то плотное тело вошло в моё тело, или вошли эти плотные слои «сверху». Я приободрился – на краткий миг. Тогда это стало… в самом деле, совершенно awesome (ужасающим), это вошло отовсюду сразу, кажется, но особенно в голову: огненная масса, можно сказать, или расплавленная материя, или твёрдый огонь, я не знаю – на этот раз это были не «капли», но словно само тело солнца. Я, в самом деле, чувствовал, что вот-вот взорвусь или разрушусь – я попытался расшириться, насколько мог. В остальную часть тела, это, казалось, входило более легко. Затем была неподвижность, но неподвижность, какую я никогда не знал прежде, нечто такое, чего не существует на земле, это была неподвижность, такая потрясающая, такая тотальная, такая безмолвная и обнажённая, что это было, как ещё одна смерть –нас там не существовало больше. Я никогда не видел и не чувствовал ничего подобного. Затем вторая волна солнца (если можно так сказать) вошла, и снова это ощущение, такое потрясающее, что вот-вот взорвёшься-лопнешь, я не знаю. И снова эта огненная неподвижность, осмелюсь сказать, в которой тело и всё, кажется, исчезает, и вновь волна солнца – я не знаю, оказался ли я в теле «солнца», потому что после опыта этих «капель» я говорю себе, что вещь, возможно, дозируется и то, что мне кажется самим солнцем, может быть, является каплей размером побольше… Я не знаю. Вероятно, мы продвигаемся туда постепенно, пока не войдём в солнце полностью!? Но каждая новая волна солнца казалась более переносимой, менее ошеломляющей, менее раздавливающей. Вот. К концу двух с половиной часов, я остановил опыт. Я находился словно в состоянии ступора. Я пошёл прогуляться.

            Но если я дойду до конца, это, в самом деле, будет доказательством того, что мы можем пройти через это, не умирая – ах! да, в тот момент, я услышал что-то или кто-то сказал мне: «Это старое животное боится умереть».

            Очевидно, надо, чтобы старого животного больше не было совсем – всего этого наследия. (Но тогда, почему, чёрт возьми, я увидел эту могилу!?)

            Возможно, следовало бы сказать, что это будет доказательством того, что можно пройти через смерть, не умирая!

 

*

 

Вечер

 

            Если бы, раз и навсегда, тело поняло, что само Божественное заставляет его переживать опыт, и что оно, ни в коей мере, не хочет его смерти…

            Когда я думаю о том, что Мать должна была проходить через всё это (и бесконечно больше) и, в то же время, каждый день она должна была встречаться с этой сворой… И единственное спокойное место, чтобы проходить через эти опыты и побыть в покое, была её ванная комната… На протяжении скольких лет?

           

10 апреля 1983

 

            Сегодня утром, феномен был очень ясен. Как только я сел и начал призывать, это пришло: эта вибрация, такая особенная и быстрая, интенсивная, как камертон, можно было бы сказать, и сразу же своего рода огромная, плотная капля, с чуть золотистым сиянием, вошла и заполнила тело от головы до сексуального центра (похоже, никогда, ничего не происходит в ногах – или, возможно, я не осознаю этого?) Затем «капли» последовали друг за другом в достаточно быстром ритме, и становились всё больше или могущественнее – они были скорее, как волны, каждая с этой вибрацией. У меня создалось полное впечатление небольшого порта, закрытого узким проходом в гавань, наполняющегося во время прилива, волна за волной. Каждая волна становилась более плотной, более сильной, более медленной также – и это всегда было гораздо труднее переносить в «узком проходе» (в голове). Всё происходило очень постепенно. И в конце, это стало как цунами (но без неистовства), которое переливалось через узкий проход, проходило поверх дамбы и заполняло порт со всех сторон. Всё было заполнено. Затем пришла своего рода неподвижность: не было больше «порта», не было узкого прохода, перегородок – это был океан, но океан, по которому проходило великое, могучее, ритмичное волнение или плотная волна. Мы были погружены в это[52].

            Всё казалось очень дозированным и постепенным. Можно сказать, словно капля-за-каплей или волна-за-волной, очень ритмично и постепенно. Это было вполне переносимо (без сомнения с нами обращаются бережно, или, возможно, для тела это становится более привычным).

            Но если бы мы описали всю механику феномена, мы никогда не подумали бы, что это был Он и что Его любовь – это блаженство и никогда бы не подумали благодарить Его.

            Вероятно, опыт должен «уплотняться» всё больше и больше. Именно первую волну трудно выносить (вчера).

            Теперь, тело должно быть совершенно убеждено, что абсолютно глупо иметь страх (но оно вновь начнёт бояться в следующий раз! всё новое для него – смертельно опасно). У первого археоптерикса, который взлетел в воздух, должно быть, и вправду, кружилась голова.

            Я слышу, как Вольтер сдержанно покашливает: «У археоптериксов тоже был свой римский папа?» И Рембо хихикает в уголке: «Ну конечно, мой милый! Он был свергнут в 1515 году ПЗ,[53] первыми землеройками». – «Студент Рембо, вы дерзкий язычник – вы будете римским папой следующего вида». И Рембо отбросит свою белую ермолку в крапиву: «Я покончу с собой сразу же!».

 

*

После полудня

 

            Феномен продолжается.

            Волны всё более и более плотные.

            Впечатление жара (не впечатление: мы имеем жар). Но затем я увидел-почувствовал, до какой степени каждая волна была дозирована, с божественным состраданием – там, я в самом деле почувствовал, что это был Он – ни капли больше, чем можно вынести. Затем период неподвижности, как усвоение и расширение. И снова более плотная волна, но с каждым разом, она приходила и разворачивалась более медленно (как в замедленном фильме). Затем это был только океан без границ, как обжигающая купель – действительно жаркая – в которую мы были погружены, с вздуванием великих волн могущества, время от времени проходящих через него. Мы раздувались вместе с этим вздуванием, это проходило через все поры[54]. Оно продолжалось долго. Я собирался выйти оттуда, потому что был утомлён, когда вдруг, всё моё существо было собрано и вытянуто вверх, в самом деле вытянуто, как если бы мою голову вытягивали за шею – было несколько очень быстрых «вытягиваний», как золотистый, направленный прямо вверх, подъём. Затем что-то низошло, я не знаю: массивное, божественное Присутствие. Я сказал: «Пусть земля принадлежит Тебе, пусть моя земля принадлежит Тебе». У меня было ощущение, что это Мать и Шри Ауробиндо присутствовали там, массивные. (Я бы дерзнул сказать, что это было посвящение).

            Всё это лишь сухая схематическая передача того, что было могуществом живой, конкретной, физической любви и такой потрясающей!

            Я пошёл прогуляться и сказал себе: невозможно, чтобы всё это не имело никаких последствий на земле, или скорее, чтобы всё это не стало частью ускоренного движения, ведущего землю к радикальной точке.

            Поистине, небо снизошло на землю, можно было бы сказать. Небо, которое могло бы, в самом деле, сжечь всё, что не достаточно прозрачно…

            Каждый день идёт в счёт.

 

*

 

Вечер

 

            Я рассказал Суджате свой «сон»: ковёр снаружи, вокруг дома, и могила. Она сказала мне, что ковёр снаружи, как в комнате, означает, что внешний мир стал как мир внутренний, или физический план стал как тонкий план (да, это «всё-здесь» – это похоже на то, что я и думал). Что касается могилы, она напомнила мне о том видении, которое было у Людмилы: этот гигантский золотой Будда, который покрывал всё место (знак, сказала Людмила, что место под защитой, где делается божественная работа), как если бы йог или мудрец делал здесь свою садхану несколько веков назад. Суджата сказала мне, что это, должно быть могила того йога или мудреца, или риши (она добавила, что может быть, именно я делал эту садхану несколько веков назад! – это невероятно… Словом, я предпочёл бы, чтобы это была могила прошлая, чем моя будущая могила!)

 

11 апреля 1983

           

            Контакт потерян.

            С сегодняшнего утра я призываю и призываю – ничто не отвечает.

            Как если бы я снова был брошен в тюрьму. Почему? Что я сделал? Не понимаю.

            Это мучительное. Снова эта жизнь боли? Неужели никогда не будет солнечного пути? Если бы мы ещё понимали…

            Пойду прогуляюсь.

 

*

 

            Эта любовь, которую я почувствовал, должна всё же существовать где-то.

            Видимо, надо искать другую дверь.

            Но я чувствую непостижимую печаль.

 

 

 

12 апреля 1983

 

            Тело просто вновь поймало то единственное ощущение, которое ему хорошо знакомо, ощущение ребёнка, сидящего на дне лодки Багиры, медленно уплывающей в открытое море, со смехом, пространством, плеском волн за бортом, и вот уже нет больше точки-Бернара, а есть только плеск моря, широта и простор. Я просто предложил себя этому великому солнечному простору, как пловец на спине, с руками, распахнутыми в великом море.

            И это всё.

            Ах! Как я понимаю Мать: «Разрушаться вперёд». Разрушаться с миллионами маленьких волн в великом океане солнца и безмятежной любви.

 

*

 

После полудня

 

            Я просто повторял Мантру, долго, затем пришла эта Сила и окутала меня, тёплая, могущественная – и тогда возникла такая благодарность и мольба во всём моём существе: «принадлежать Тебе, абсолютно Тебе, тотально Тебе, чтобы ни один уголок не укрылся от Твоего света, это единственное спасение, единственная цель, единственная несомненность – принадлежать Тебе». Медленно происходила инфильтрация в тело, со всех сторон сразу. Она повторялась волнами, пока всё тело не стало как твёрдая масса, единый блок божественного могущества. Казалось, это выходило за границы тела, как если бы мы представляли собой круглый блок. Это было очень тёплым. Тело отдало себя полностью, оно хотело принадлежать только Тебе, Тебе – без страха, ничего плохого не могло произойти, когда Он здесь. После каждой волны инфильтрации, была долгая неподвижность. Волны становились очень медленными, или в целом движение инфильтрации замедлилось[55]. И в конце, внезапно, когда весь этот блок, или эта плотная масса, казалось, достигли своего полного максимума, что-то, кажется, захотело выйти через голову (возможно, излишек!). Я услышал треск в позвонках шеи. Что-то пыталось выйти или подняться, я не знаю. Моя голова была как излучающий шар. Эта попытка подъёма (потому что, фактически, ничего, кажется, не поднялось наверх) повторялась около двадцати раз, пока я не остановил движение, немного утомлённый, чтобы пойти прогуляться. Я не очень хорошо понимаю, что представляет собой этот «подъём» или попытка выйти, которая выражалась раздутием головы – это выходило за пределы головы, достаточно широко, в самом деле, как шар.

            У меня было впечатление, что я снова обрёл жизнь. Я не понимаю, что произошло вчера.

            Во всяком случае, тело, кажется, обрело полную, доверяющую самоотдачу.

            Это «Тебе» стало как зов.

 

13 апреля 1983

 

            Этим утром я снова оказался с никуда не годной головой. Неспособной функционировать. Пустая и отупевшая дыра. К счастью, присутствует стремление тела, чтобы проводить движение. Всегда остаётся этот ментальный наблюдатель, но с самого начала, я ощущаю его, как своего рода независимое существо, снаружи моей головы, если можно так сказать – как попугай, сидящий на моём плече (на правом плече), не желая быть непочтительным к этому драгоценному инструменту.

            Нужно время, чтобы увидеть то, что происходит внутри. Может быть, это последствие последних дней (тот золотистый, направленный остро вверх подъём, два дня назад, затем потерянный контакт, затем этот своего рода «выход» вчера??)

 

*

 

            Я замечаю, насколько всё неважно для меня, за исключением контакта с «этим».

 

*

 

После полудня

 

            Я коснулся тайной цели этих миллионов лет эволюции.

            Это слишком простое и слишком великое, чтобы говорить об этом.

 

14 апреля 1983

 

            С того дня, когда я «потерял контакт», у меня впечатление, что нас пытаются заставить войти в новое движение, и я не знаю, как приспособиться к этому движению – это трудно.

 

*

 

После полудня

 

            Эта жажда в материи. Нужда абсолюта до самого атома. Внезапно, мне кажется, я понял и услышал в своей собственной плоти, крик животного на опушке первобытного леса. И весь этот долгий, слепой поиск, чтобы прийти сюда.

            Я думаю, что понял «новое движение»: речь идёт не о том, чтобы прыгнуть за борт или с пристани, чтобы расплавиться в океане солнца, речь идёт о том, чтобы низойти в глубину Материи, до самого атома. Именно там два полюса соединяются.

            Сегодня после полудня было потрясающее, золотистое, неподвижное давление на материю тела. Расплющивающее. В какой-то момент меня согнуло пополам. Как взрывоопасная неподвижность.

            Вот через что надо пройти.

            Это трудно выносить.

 

*

 

            Да, именно так, «надо найти другую дверь».

 

15 апреля 1983

 

После полудня

 

            Начиная с сегодняшнего утра, было интенсивное стремление, чтобы эта Сила низошла до самых глубин материи, в каждый атом, и вдруг, сегодня после полудня, материальное сознание начало подниматься-подниматься всё выше и выше, через слои всё более и более плотные, затем произошло перевёртывание и плотная масса или плотная волна, или плотная «капля» начала медленно «нисходить» через тело, до самого низа (или, по-крайней мере, до сексуального центра). Там был период неподвижности, и без сомнения, впитывания, своего рода неподвижное давление на материю, и тогда я смог воспринять более полно и более ясно этот феномен «капля за каплей» – затем, материальное сознание поднялось ещё раз, всё выше и выше, затем перевёртывание, затем новая нисходящая волна… и т.д., и т.д. Этот феномен повторялся десятки раз, и теперь я понимаю, что есть двойное движение подъёма и нисхождения, и каждый раз материальное сознание, кажется, поднимается выше, и с каждым перевёртыванием оно «низводит» новую каплю, или новую более плотную волну, чем предыдущая, и которая, кажется, нисходит ещё глубже. Теперь я понимаю.

            Есть момент, когда не знаешь больше «поднимается» это, или «нисходит», движения словно сливаются.

            Я понимаю то, что Мать называет «опыт на ощупь»! Это всё равно, что искать Север в девственном лесу.

 

16 апреля 1983

 

(Письмо своему младшему брату Пьеру)

 

            Несмотря на свою усталость, мне приходится отвечать на твоё письмо и попытаться заставить тебя понять некоторые, крайне необходимые вещи, особенно если ты хочешь следовать этому пути.

            Я просил тебя ничего не рассказывать семье, а ты снова всё рассказал, потому что тебя это устраивало – люди всегда делают то, что их устраивает, по самым лучшим причинам в мире, естественно, это закон эгоистического мира. Ты слушаешь Сатпрема также только тогда, когда тебя это устраивает. Я не буду давать здесь комментарии по поводу этих денег.

            К тому же, конечно, так как тебя это устраивает, или импонирует твоим чувствам, ты нарисовал мне идиллическую картину нашей мамы, поющей «аллилуйя» двум братьям, которые вновь обрели друг друга. У тебя есть сильная тенденция проецировать на других свои собственные чувства, очень сильная, и, естественно, это не всегда соответствует действительности, и твои собственные чувства вновь обрушиваются на тебя. Такой способ существования должен был действительно причинять тебе разочарования и неприятности. Я не хочу, чтобы это начиналось снова с Сатпремом. Я человек искренний, Пьер, и простой. То, что я говорю, точно соответствует тому, что есть, не больше и не меньше. Может быть это жестоко, но это лучше, чем беседа глухих.

            Поэтому, я не одобряю то, что ты поговорил с нашей мамой, несмотря на то, что я просил тебя не делать этого. Что касается двух братьев, которые, якобы, взаимно «помогают друг другу» и взаимно «защищают друг друга», нет, Пёль-Пёль, я не такого рода. Мне не надо, чтобы кто-нибудь «защищал» меня – скоро ты скажешь, что приезжал сюда по моей просьбе… и что я умолял тебя об этом. Я хорошо знаю твою манеру переворачивать роли и выдавать свои желания или свои собственные чувства за действительность. Я не готов забыть то письмо, где ты писал мне, что «выбросил 60 миллионов франков ради моих прекрасных глаз» (именно так). Сатпрем не таков – он даже выбросил имя Бернар, которым ты упрямо продолжаешь его называть. Сатпрем отбросил всё прошлое, включая семью, включая Сен-Пьер, включая всё. Поэтому сценарий «двух братьев» совсем не то, что ты о нём думаешь и как ты его понимаешь. Сатпрем – это существо отчаянно независимое и одиночка – я всегда шёл один (с Матерью, естественно, и как исключение, с Суджатой). Не в шестьдесят лет – мне будет шестьдесят через несколько месяцев – я собираюсь меняться, и мне требуется помощь и защита Пёль-Пёля, которого я «настойчиво умолял» приехать, чтобы присоединиться ко мне, потому что я не мог больше оставаться один. Надо, чтобы ты хорошо усвоил, что если бы я, в противоположность тебе, лелеял свои собственные чувства и следовал им, я исчез бы сразу же, не оставив ни следа ни для кого. Одна и единственная нужда Сатпрема, это его божественная работа; одно и единственное чувство Сатпрема, это божественная жизнь за пределами всех этих человеческих сентиментальностей, которые представляют собой лживую кашу, лишь временно полезную. У меня есть любовь к людям, потому что это моя природа, – давать другим. И я даю. Но у меня нет никакой привязанности к кому бы то ни было – моя единственная привязанность, это божественная работа. Я люблю Пёль-Пёля, и я люблю всех братьев, жаждущих истины – но лишь потому, что они жаждут истины. Вот так. Я тебе уже писал однажды, тот физический факт, что ты являешься моим братом, не даёт тебе никакого особого права. Пьер, ты ничего не поймёшь в Сатпреме, пока не усвоишь, что я одинокий баклан, и особенно, что я стремлюсь выйти, полностью выйти из такого человечества, каким оно является («выйти» означает как из лучшего, так и из худшего). Поэтому, оставим эти братские сантименты и поговорим о работе.

            Здесь также есть вещь, которую ты должен понять. Две вещи надо понять.

1) Сатпрем, которого ты видел в ноябре, и тот, который сейчас, не находится больше в том же самом «состоянии». Моё тело очень устало и бесконечно уязвимо для всех беспокойств и всякой ментальной турбулентности (к примеру, мне потребуются часы, чтобы «очиститься» от этого письма, это для меня чрезвычайно утомительно). Я делаю очень трудную работу – никто не может понять, что она собой представляет (за исключением Суджаты). Она не только трудная, но и опасная, и я очень нуждаюсь в молчании, покое и одиночестве, чтобы переносить те силы, которые приходят и которые абсолютно не соразмерны с маленькими человеческими телами. Именно по этой причине я несколько раз говорил тебе, что я хотел бы сделать решительный шаг прежде, чем заниматься другими людьми. Если мне придётся материально и особенно ментально заниматься тобой, спорить с тобой, я не смогу больше продвигаться в моей работе – это невозможно в моём теперешнем состоянии. Я хорошо понимаю ту необходимость, которая ускорила твой отъезд, и я не спорил, но не надо ожидать, что я могу взвалить на себя твоё бремя. Это не означает, что я хочу позволить тебе упасть, но есть материальные условия, которые надо соблюдать, чтобы я мог физически продолжать свою главную работу, чтобы не потерпеть провал. Например, когда я провёл два или три часа в концентрации (и какой концентрации!), мне нужно пойти прогуляться в одиночестве и отдохнуть без мыслей, и чтобы меня не поглощали всякого рода проблемы и трудности. Кроме того, к примеру, если я начинаю болтать вечером у камина, я не могу больше спать ночью. Это то, что происходило в твой прошлый визит, и я не жалею об этом, потому что для тебя это было полезно, но я не могу делать это бесконечно. Нужна мера во всём. Я думаю, что мы сможем найти эту меру, но надо, чтобы ты понял это во всей простоте. НАДО, чтобы я мог продвигаться в этом трудном переходе, иначе это время, потерянное для всех – я подчеркиваю, для всех.

            2) Есть ещё одна вещь, которую труднее понять. Попросту говоря: я не школьный учитель, не «гуру» и не профессор. Всю свою жизнь я неистово отказывался от этого. Это место – не «ашрам», и у меня нет, и я не хочу иметь «учеников» – даже Пьера. Единственный «Учитель» и единственное «Обучение», это внутренняя нужда или внутренняя жажда, которая естественно ведёт к Источнику, и именно сам Источник даёт вам все «объяснения» и направления, которым надо следовать. Единственное «обучение», это то, которое ты найдёшь в Агенде, с великой Силой, стоящей за ней, которая поведёт тебя, если ты искренен. Искренность означает, прежде всего, не принимать свои чувства и свои идеи за реальность, иначе ты обнаружишь не Реальность, но только свои собственные чувства и собственные идеи. Таким образом, необходимо проделать всю работу очищения и просветления. Надо сбросить старую, тесную кожу, прежде чем воспримешь нечто другое. Для этого не нужен «учитель».

            Что я могу сделать для тебя, это, сначала, дать тебе наилучшие возможные материальные условия, сообразно моим средствам. Затем видеть тебя время от времени, чтобы сказать тебе словечко или дать указание. Но главная часть, если не вся необходимая Помощь, находится в атмосфере, существующей здесь. Это очень особая атмосфера, где можно почерпнуть всё, что необходимо – тебе надо узнать, как черпать. Эта особенная йога зависит единственно от индивидуального контакта с трансформирующей Силой – надо установить этот контакт, всё остальное последует из этого.

            Я написал слишком много, я устал. Всё это нисколько не умаляет той любви, которую я чувствую к Пёль-Пёлю – сам факт, что я позволяю тебе приехать, является доказательством этого. Но надо, решительно, чтобы ты научился смотреть на вещи и людей без вуали своих собственных чувств и идей. В этой йоге, очень трудной, если не быть абсолютно ИСКРЕННИМ, если преувеличивать вещи и слушать свои собственные фантазии, потерпишь неудачу. Нужна огромная объективность, чтобы не позволить увлечь себя льстивым и соблазняющим голосам – которые губят вас.

            Вот так, счастливого пути.

 

Сатпрем

 

17 апреля 1983

 

            Есть ещё один феномен, который воспроизводится достаточно часто, особенно в концентрации утром. После восхождения материального сознания появляется своего рода неподвижность и плотное сознание, и внезапно я опрокидываюсь в нечто такое, что напоминает сон, но сон в бодрствующем состоянии, где происходит… я не знаю что, у меня нет времени, чтобы воспринять это или запомнить это, так как скачком, я вновь оказываюсь в обычном сознании. Это напоминает немного то, что произошло, когда я потерял сознание в аэропорту Б.: вдруг, я обнаружил себя действующим, прямо посреди действия… и это продолжалось, пока я не вздрогнул, чтобы благоразумно вернуться в своё кресло в зале ожидания.

            Это, в самом деле, не сон, так как я продолжаю слышать всё, что происходит в доме, и однако, это больше не обычное сознание – это другое состояние сознания, я бы сказал материальное, или в материи, но которое не имеет больше качеств обычной или привычной материи. Во сне, мы погружаемся во что-то неясное или далёкое, но здесь, это не далёкое и, кажется, оно всегда представляет собой действие или нечто такое, что происходит.

            «Другая материя» в Материи? или «другой мир» в мире?

            Всегда возникает своего рода удивление – мы удивлены – которое провоцирует вздрагивание и возвращает вас в обычное сознание. Я помню, что в аэропорту Б., я был так удивлён, оказавшись внезапно посреди действия, что это заставило меня вздрогнуть и сразу же вернуло меня в моё кресло.

            Очевидно, есть своего рода экран, который внезапно исчезает.

            Это состояние возникает, в общем, после восхождения материального сознания, то есть, когда мы выходим из «сети» или чёрного кокона, или привычного аквариума, я полагаю.

            Когда я говорю, что «опрокидываюсь» в это другое состояние, это не точное слово, так как я не опрокидываюсь, но внезапно вхожу – в сущности, на самом деле, как если бы резко убрали экран.

            Можно было бы назвать это сверх-бодрствованием, или сверх-материей?... Должно быть это то, что Шри Ауробиндо называл «тонкое физическое».

            Есть экран в материи.

            Заметим, это не имеет ничего общего с внутренними видениями: мы не «видим» ничего: мы входим в это.

 

*

 

После полудня

 

            Всё время это восхождение материального сознания, сначала очень быстрое и как одна непрерывная стрела, совершенно прямая, очень высоко, затем неподвижность и снова подъём, словно поднимаешься на всё более и более высокие вершины, всё быстрее и быстрее, в атмосфере всё более и более плотной, и вот, с каждым новым подъёмом или скорее перед каждым новым подъёмом, или предшествуя каждому новому подъёму, было так, как если бы новое количество материальной субстанции извлекалось из тела для подъёма: присутствовало ощущение, что вас squeezed out, выжимают как лимон и сгибают пополам, затем тянут за плечи, затем это медленно поднималось-поднималось, и снова это извлечение или сжимание, и это поднималось медленно, как будто всё выше и выше – не было конца этим извлечениям, и это имело своего рода механический характер. Опыт продолжался уже почти два часа (!), я был утомлён, мне хотелось «снова спуститься» или восстановить моё обычное состояние – через пять или десять минут это было сделано, с ощущением плотной массы, которая вновь вошла в тело. Вот всё. Я не очень хорошо понимаю, что всё это означает (очевидно эти опыты не завершены, так как я остановил их, но у нас сложилось впечатление, что эти подъёмы и извлечения субстанции будут продолжаться бесконечно – хотя, очевидно, должен быть момент, когда что-то должно перемениться... ?) Но странно то, что никакие волны или «капли», кажется, не нисходили… Возможно, я остановил опыт слишком быстро (?)

            Нет больше никакого страха в теле, что его внезапно «бросят». Это сильно облегчает операцию.

            Вероятно, за каждым подъёмом должно следовать более глубокое нисхождение в материю, именно это даёт ощущение «извлечения», как экскаватор, который вынимает новую порцию земли. Я думаю о ведических Ришах: «Я копал, копал…»

            Мать говорила: «Чем больше мы хотим низойти в Материю, тем выше надо подниматься в Сознании».

 

*

 

            Может быть это и есть «математическая формула» Шри Ауробиндо: «Вершина за вершиной, и лопата, за лопатой», пока самое высокое не встретится с самым низким? Солнце и атом.

 

18 апреля 1983

 

            Каждый раз, когда думаешь, что поймал или определил движение, оно, кажется, убегает, потешаясь над вами.

            Сегодня после полудня, я ожидал подъём этого материального сознания, как обычно, и ничего, только Сила медленно окутала меня, массивная Сила, которая давила на всё тело и начала проникать отовсюду сразу. В конце меня словно поместили в шар тёплого могущества, массивного, золотистого. И моё тело было не как отчётливый «объект» в середине этого «шара»: оно было всё пронизано, насыщено и словно бы раздуто содержимым шара – оно представляло собой словно ту же самую плотную массу, исчезая в ней или охваченное ею. Затем медленно, можно было бы сказать, этот шар зарядился новой дозой Могущества и света: это стало словно каплей (но огромной каплей), которая входила и нисходила через тело, сверху до низу, капля той же самой субстанции, как и остальной «шар», но более массивная, тёплая и отчётливо золотистая, когда она проходила через голову. Когда эта капля достигала низа (примерно уровня сексуального центра), новая капля или новая доза светящегося могущества входила и проходила через шар (или через тело), и так далее. Мы представляли собой только массу Этого, ничего другого, без личности, без индивидуальности, без «я» – только Это, массивное, тёплое, могущественное, золотистое. Я прекратил опыт примерно через 1 час 45 минут.

 

*

 

            Я часто думаю о бедных старых обезьянах, у которых нет дантиста!

 

19 апреля 1983

 

После полудня

           

            Едва я сел, как всё материальное сознание поднялось, словно жаждущее (я ходил вырвать зуб «мудрости» сегодня утром). Этот подъём от вершины к вершине, был бесконечный – больше часа – и утомительный. Это становилось всё более и более плотным. И вдруг, как мы уже испытывали раньше, эта плотная масса была там и пыталась войти в мою голову. Но масса тяжёлая, с плотностью, которую я никогда раньше не знал, как руда. большим трудом она проходила через голову, и она прошла очень медленно; у нас возникло впечатление, что это вот-вот взорвётся и оно было обжигающим (вероятно из-за сопротивления). Затем эта твёрдая масса низошла ниже, медленно, и я был буквально (физически) согнут пополам под этой тяжестью. Иногда были моменты глубокой неподвижности, и затем, странно (или нет) «тяжесть», кажется, исчезла. Когда масса достигла низа, сексуального центра, сформировалась другая массивная «капля» и вошла в голову… и т.д. Это был феномен капля-за-каплей, но с массивностью никогда не испытанной ранее. Вторую и третью «каплю» было гораздо легче «переносить». Но я был изнурён. К концу часа и 45 минут я остановил опыт, чтобы выйти прогуляться.

            Совсем не было никакого «чувства» внутри: это была просто материя, которую разминают. Но какое разминание!

 

20 апреля 1983

 

            Сегодня после полудня, у меня было впечатление, что я помогал чуду.

            Присутствует интенсивность стремления и могущество стремления в Материи… это потрясающее. И способность обожания. К тому же, это не шевелится, это стабильное ­– словно скала огня. И что самое необычное, оно не нуждается в каких-либо инструментах, изобретенных эволюцией – ни в сердце, ни в мысли, ни в витале, ни в чём: это чистое, само по себе, независимое. Прямое. Оно стремится непосредственно к высшему Высочайшему и ни к чему другому. У меня было впечатление, что я помогал чуду: как абсолют, который овладевает огнём в Материи. Все другие части существа, ментал, сердце, витал, всё это словно бы сидело кружком, на почтительном расстоянии, наблюдая этот феномен, или скорее это ПРОЯВЛЕНИЕ. Абсолют в Материи. Мы даже не очень хорошо понимали, было ли это стремление, которое поднималось, или ответ, который нисходил, это было как ОДНО, словно ответ присутствовал в СТРЕМЛЕНИИ. Да, божественное в Материи, которая призывает или воспринимает высочайшее Божественное. Божественный феномен. У меня, в самом деле, было впечатление, что я вижу чистую, необработанную, обнажённую Материю, охваченную божественным огнём – да, как камень, охваченный пламенем. И все другие части существа, старые инструменты эволюции, казались рядом такими бледными и такими слабыми! Вот, это основательное, это абсолют, это без примеси. Сама прямота[56]. Это идёт прямо к единственной Вещи. Как начало и конец Эволюции. И это обожает АБСОЛЮТНО, не нуждаясь в «личности» для обожания: это само обожание.

            Да, это ключ.

            Сама движущая сила.

            В пути, мы создали всякого рода инструменты, но это - тот самый Инструмент. 

 

21 апреля 1983

 

             Всё же, довольно удивительно видеть это своего рода автоматическое пламя, поднимающееся из глубин Материи. Ментал, который считался царём творения, смотрит на него… с озадаченностью: этот ослик, который всю свою жизнь подчинялся страстям и чудесным идеям Людей, и вот… Воображаю, что Дарвин был так же озадачен, когда осознал, что королева Виктория тоже произошла от обезьян.

            Фактически, открытие Шри Ауробиндо и Матери бесконечно более значительное, чем первое расщепление атома; оно открывает эпоху прямого и сознательного управления энергией, содержащейся в материи, вместо искусственной и механической манипуляции, ведущей к разрушению. Странно, как все открытия Науки представляют собой извращённую карикатуру другой естественной силы сознания. Но кто знает, что представляет собой естественная истина мира? Наш научный век окажется, может быть, самым большим обманом среди других эволюционных эпох, хотя, возможно, нужен был удушающий и тошнотворный обходной путь этого обмана, чтобы достичь истинной вещи. Не случайно Шри Ауробиндо работал в то же самое время, что и Резерфорд.

 

*

 

После полудня

 

            Нет никакого ощущения «подъёма» телесного сознания, никакого ощущения «нисхождения» другой вещи. Интенсивное стремление тела – интенсивность почти массивная – казалось, оставалась в теле, затем пришла (не «снизошла») своего рода «капля», и она, казалось, сформировалась на уровне головы, но не сверху: словно горизонтально, на том же уровне, что и тело, или на том же физическом плане, что и тело. И было такое впечатление, что эта капля, и те, что последовали за ней, были словно того же качества, что и стремление тела, или сделаны из той же субстанции. Мы не могли бы больше сказать, было ли это стремление или огонь тела, и что это приходило из «другого места» – всё было здесь. «Капли» следовали одна за другой, всё более и более плотные – это была плотность! массивная, можно было бы сказать, жидкость, которая постепенно сгущается или становится всё более и более плотной, как лава, которая сгущается. И, тем не менее, капля за каплей продолжались, очень медленно, как если бы каждая капля была более плотной, более тяжёлой, более густой (это всегда хуже или труднее проходит через голову, чем через остальное тело). Иногда у меня возникало впечатление, что я был захвачен твёрдым лучом или словно проходил через твёрдый барьер. И всё время, непрерывно, была эта своего рода интенсивная и очень быстрая вибрация, которая проходила через тело, кроме разве тех моментов, когда всё, казалось, становилось неподвижным. Это была плотность! ощущение тёплого, иногда золотистого, временами тёмно-голубого (но «видения» и я – не очень совместимы). Тело было или имело ощущение, что оно просто как пластичный сосуд в Их распоряжении, для того, чтобы делать то, что Они пожелают – и у него нет никакого представления о том, чего Они желают, но это ему, в каком-то смысле, всё равно, лишь бы Они сделали то, что Они хотят, без препятствий.

            Мне так хотелось бы положить свою голову на Её колени, и позволить этому происходить.

            Этот попугай наблюдатель, действительно, так мешает.

 

22 апреля 1983

 

            Труднее всего переносит операцию мозг (орган головы). Впечатление постоянной мозговой усталости или своего рода отупения. Я думаю о Матери: «отупевшая, как от ударов молотом». Это ощущение вызывало постоянную бессонницу (месяцы бессонницы). Всё остальное тело, кажется, жадно пьёт новую Силу. Очевидно, старый инструмент защищается!

            Но где новый инструмент?

            Повсюду?

            Мы, возможно, как высшие приматы, которые снова и снова рассматривали бы свои различные мускулы, почёсывали бы голову и спрашивали себя: «но где новый инструмент?» Он здесь и мы не воспринимаем его.

            Там где есть нужда, формируется инструмент.

            Самая глубокая нужда жизни – не улучшать инструменты жизни, но упразднить смерть.

            Может быть, найти инструмент, который отменит смерть.

            Всё было так просто, когда я мог положить свои руки в Твои.

 

*

 

После полудня

 

            В теле была словно очень глубокая молитва, нечто, что находилось гораздо ниже или гораздо глубже, чем сексуальный или физический центр, словно внизу, в основах жизни, можно было бы сказать (я ничего не выбирал: это пришло вот так, само по себе). Это было за пределами слов, за пределами чувств, своего рода неподвижная молитва или неподвижная интенсивность, что-то, напоминающее немой призыв первого человека под звёздами или первого животного в лесу. Там не было «индивидуальности», никакой личности. Был своего рода факт. Нечто обнажённое. Неподвижная интенсивность. Как если бы оно поднялось из глубины веков, или, возможно, тысячелетий.

            В какой-то момент я сказал: это Тебе.

            Ничего не ответило (кажется).

            Это было необъятное безмолвие (не мёртвое безмолвие: безмолвие, которое ведёт в вечность под звёздами). Но без ответа.

            Странно.

            Это продолжалось полтора часа.

 

*

 

            Без Матери, я чувствую себя, как первый человек, заблудившийся под звёздами. Всё – тайна. Люди думают, что они решили тайны мира, а всё остаётся таким, как если бы они никогда ещё ни о чём и не думали.

            Надо ли возродить всё прошлое земли и дойти до первой пещеры?  

 

23 апреля 1983        

 

            Нет ответа.

            В действительности, мы ничего не понимаем, ничего не знаем! ничего.

 

*

 

            Впечатление, словно являешься брешью, которая взывает.

 

24 апреля 1983

 

            Я не понимаю, что происходит.

            Всё время чувствуешь себя, как первый человек под звёздами, почти в каменном веке, такой маленький в этом огромном мире, не знающий ни своих шагов, ни своего смысла, окружённый со всех сторон неизвестным – просто почти чисто материальное и животное сознание, как мольба на двух ногах, может быть мольба, чтобы знать и чтобы быть – мольба. Стремление было очень интенсивным, но оно, казалось, отскакивало от стен, словно я был окружён скалой: ничего не выходило, ничего не входило или, казалось, не «отвечало». Иногда создавалось впечатление, что это могло сломаться, настолько спрессованным было стремление.

            Вчера у меня возникла, словно боль в сердце; сегодня я повторяю себе, что это должно быть является частью процесса и должно иметь смысл – не отчаиваться.

 

*

 

Видение

 

            Сегодня ночью, я увидел нечто такое, что, возможно, связано с этой ситуацией: я стоял в каком-то проходе между двумя домами или двумя комнатами, я не знаю: большой, широкий коридор; и вдруг я заметил, что дверь закрывала проход впереди: большая белая раздвижная дверь закрывала всё; я обернулся назад: большая белая раздвижная дверь также закрывала проход сзади. Я находился посредине, зажатый, не имея возможности идти ни вперёд, ни назад.

            Что происходит?

 

25 апреля 1983

 

СТАРАЯ ИСТОРИЯ ЗАКОНЧЕНА.

ЧИСТАЯ КАПЛЯ ТЕБЯ НА ЗЕМЛЕ.

 

            Была мольба, такая интенсивная и тотальная.

 

26 апреля 1983

 

            Ничего не отвечает… Это досадно. И тогда возникает ощущение такого удручающего ничтожества, здесь, этот маленький человечек, с закрытыми глазами, в этой комнате… И что? И слышишь голоса такие злобные.

            Мы не понимаем. Мы не можем понять, несомненно, есть веские причины, которые нашим человеческим способом нельзя понять. Но это трудный процесс.

            Не может быть, что Они довели меня до этого момента, чтобы бросить здесь…

            И всегда спрашиваешь себя, какую же оплошность я совершил? И это ужасная игра. Мы полны изъянов, несомненно, но мы, в самом деле, хотим выйти из этого!

            Надо только быть терпеливым – не отчаиваться.

            Или же говоришь себе: у тебя не истинное отношение. И это тоже ужасная игра.

            Попросту говоря, чувствуешь себя в такой печали.

 

*

 

Ночь

 

            Ужасное Давление на материю или давление в материи.

            Как если бы мы находились внутри взрывоопасной ситуации.

            Человек в скале?

            Похоже, это не «ответ» отсутствует, но что-то испытывает трудность, чтобы пройти через это.

            Ощущение, что голова вот-вот взорвётся.

 

27 апреля 1983

           

            Огромное давление продолжается.

 

*

 

            Всё прямое и безмятежное

            под простым взглядом

            Господа.

 

28 апреля 1983

 

            Нет ответа.

            Впечатление, будто замурован.

            Молитва, призыв, мантра, как интенсивные лучи, которые отскакивают от стен.

            Мы ощущаем себя в могиле, заживо.

            Не отчаиваться.

 

*

 

            Единственная реальность, это «то», вот и всё. Нет ничего другого. Значит, надо только быть терпеливым, вот и всё.

 

29 апреля 1983

 

            Впечатление, что всё моё существо, как пучок света или лазер, и который бурит в скале.

            Сегодня утром, это было ужасно. Мне казалось, что я потерял путь и тычусь во все стороны, как мотылёк. Вдруг, мне вспомнилась одна сцена, более пятидесяти лет назад, я был совсем маленький, в Люксембургском саду, я играл со своей матерью, рядом с оранжереей, и затем, вдруг, моя мама исчезла. Внезапно я оказался посреди странного мира, огромного, враждебного, как если бы земля ушла из-под моих ног. Это был внезапный ад. Я закричал, кричал долго, это было действительно отчаяние, такое огромное, такое глубокое: всё рушилось, я был совсем один. Я ещё помню то отчаяние: я поворачивался направо, налево, бежал по одной алее, по другой – и ничего. Я был потерян, совершенно потерян. Думаю, это было ужасно.

            Сегодня утром, было немного похоже на это. Я не знал больше ничего, всё было потеряно. Тогда, отчаянно я собрал всё свое существо, как луч света и начал бурить… что, я не знаю – стену мира. Ад этой земли без её божественной Матери.

 

*

 

После полудня

 

             Это бурение с двух концов, одновременно сверху и снизу.

            Я думаю, что воспринял это движение. Похоже, мой «бурав» или мой «гарпун» поднимается или устремляется вверх, погружается во что-то наверху, затем вновь спускается с приобретённой силой и погружается во что-то внизу, в сексуальном центре или даже ещё ниже, затем он отскакивает, и гарпун или бурав вновь устремляется ввысь… и т.д. Эта операция почти механическая. Как челнок, туда-сюда, непрерывно, но челнок медленный.

            Мне кажется, это идёт лучше с тех пор, как я понял это движение, и я больше не делаю из этого личное дело между Сатпремом и Господом – это не «препятствие» Сатпрема: это уголок человеческой материи, которая призывает Божественное для того, чтобы Истина воплотилась на Земле. Вот и всё. Так намного лучше.

            Земля находится в круглой могиле. Мы бурим с двух полюсов.

            Возможно, именно это Веды называли digging the Earth [копать Землю].

            Это «чёрный кокон», но кокон из гранита, или скорее из базальта.

 

*

 

            Во времена «капель», это нисходило само собой, величественно, властно; здесь же, надо использовать свои мускулы и, в самом деле, бурить.

 

*

 

            В то время, когда их знаменитый фильм «Ганди» производит фурор в мире, они готовы броситься друг на друга. И они не видят, что это не потому, что они не следуют Ганди, а потому что Ганди был обманщиком и ложным богом. Слепыми они родились, и слепыми умрут.

            Они заменили подлинное могущество Шакти маленькой пустышкой христианской морали. Они по-христиански или по-гандийски совершают свой холокост, если Бог им это позволяет. В сущности, это лентяи, которые не хотят делать свою человеческую работу.

 

*

 

Вечер

 

            У меня впечатление, что эти «капли», проходили через само тело, и что сейчас надо пройти через фундамент тела или «жильную породу»? Тогда всё будет сообщаться.

 

*

 

            Агенда XII на английском пришла в Ауровиль и в Пондичерри. Только пралайя сможет изменить Ашрам.

 

*

 

(Письмо сэру С.П.Н. Сингху, переведённое с английского)

 

            Мы сильно беспокоимся о вас, даже если вы не принимаете любовь Сатпрема и внутренне отвергаете её своими сомнениями. Мы не можем заставить вас принять нашу любовь, но она всё же здесь. Сомнение – это великий убийца души. Каково бы ни было ваше разочарование, для вас сохраняется место в божественном Сострадании за ту помощь, которую вы оказали великой Работе. Это никогда не будет забыто. Несмотря на ваше разочарование в людях, нечто более великое, чем наша маленькая человеческая природа, подготавливается день за днём – и божественный Сверхчеловек придёт, наступит конец этой эпохе Лжи и Мошенничества. Мы работаем ради этого, другой цели нет. И тогда Индия тоже изменится. Помощь, которую вы ещё можете оказать, всецело зависит от вашего внутреннего отношения и вашей веры.

            Что касается того, кто любит вспоминать о вас, как о своем Товарище, он упрямо идёт на своём одиноком пути, без всяких человеческих амбиций, желая лишь заставить прорасти то семя, которое Она посадила во мне на протяжении всего того времени, когда держала мои руки. Помолимся о том, чтобы хотя бы один человеческий образец имел абсолютную веру и абсолютное желание для реализации.

 

Сатпрем

 

с 29 на 30 апреля 1983

 

 

Видение

 

            Х даёт мне выпить кружку воды, содержащую ржавые иглы…

            Как далеко может дойти жестокость людей?

 

*

 

            В первый раз сегодня утром, сюда забрался вор, в комнату рядом с моей, но не нашёл ничего, что можно своровать.

            Атака нарастает.

            Наступает май.

 

*

 

После полудня

 

            Да, это абсолютно как в могиле. Я с силой ударял и трамбовал, затем я бросил свой бур, свой лом, свою молитву, и сел, обхватив голову руками, как в чреве ночи. Ничто не шевелилось. Ничто не отвечало. Мы были совершенно одни, окутанные своей собственной спрессованной энергией. И я говорил себе: но почему? почему-почему-почему? Что я сделал? За что ты меня так наказываешь? Что я сделал?

            Что означает эта могила, которую я увидел? Весь этот путь и боль, чтобы прийти сюда?

            И у меня было впечатление, что если снова взять свой лом, свой бур, свою мантру, чтобы стучать по этому камню, то это сделает камень только твёрже… Тогда, сидеть и ждать? Где я? Где путь?

            А снаружи жестокий мир разрастается с каждым днём.

            И в глубине, эта старая печаль. Однако, было же это Наслаждение и эта Любовь, и это Солнце, и почему? Почему? Разве нельзя навсегда убежать в солнце, как невинному ребёнку?

            И тогда, можно сказать себе стоически: «остаётся только продолжать». Но продолжать что?

            Вот уже восемь дней, как это продолжается.

 

*

 

            Пошёл прогуляться в лес. Мы слышим топоры со всех сторон.

 

*

 

            Есть бог Сикхов и бог господина Хомейни, исламский бог генерала Зии, и естественно китайский бог, библейский бог господина Рейгана и евангелистский бог папы и поляков – все эти боги с автоматами и отлучениями от церкви.

            Если бы мы не знали, что есть другое Божественное, нам бы хотелось, чтобы следующая эра была бы эрой атеизма и антиидеализма.

            Здесь, Вольтер подмигивает нам: я же вам говорил.

 

1 мая 1983

           

            Единственное исцеление для всего: Тебе.

 

*

 

После полудня

 

            Это движение чрезвычайно медленное, как сверх-замедленное кино. Сознание чрезвычайно сжато, спрессовано, и оно проходит (это очень конкретное ощущение) через плотную массу скалы. Оно просачивается там внутри, я не знаю как, но под ужасным и почти неподвижным давлением, настолько это медленно. Да, как могила, но не совсем: это не так, что мы в могиле, а вокруг пустота и стены, нет; это как если бы мы были в самой скале. Не знаешь, то ли повторяешь мантру, то ли сам становишься мольбой – это нужда, такая непреклонная, такая глубокая, чтобы… это было Тебе, Истине, Истине, простой чистой Истине, настоящей и солнечной. Это как вопрос жизни и смерти. Мы, в самом деле, проходим через скалу. Мы находимся в скале.

            Я делал это сегодня на протяжении двух часов утром и полтора часа после полудня. Это кажется нескончаемым – можно было бы спускаться на километры в эту скалу таким вот образом. Как только я концентрируюсь (не важно где, не важно когда) я оказываюсь там.

 

*

 

Вечер

                       

            В конце всего, в злобной ночи Земли, есть: просто я Тебя люблю.

            В конце всего есть: просто я тебя люблю.

 

*

 

            Суджата, с закрытыми глазами рядом со мной, дважды видит белую, скачущую лошадь.

 

2 мая 1983

           

            Я чувствую себя таким изнурённым.

 

*

 

После полудня

 

            Я был словно в глубине пещеры, очень глубоко под землёй и повторял-повторял Мантру, но не мог продвинуться вперёд. Затем я закричал отчаянно ОМ, призыв к Высочайшему, словно через «трубу», которая поднималась вертикально вверх на поверхность. Я повторял-повторял ОМ. Время от времени, приходили вибрации силы. Но я упёрся там. Вчера снова, я продвинулся в этой скале, но там, это как стена, незыблемая и неумолимая толща, как абсолютно чистый базальт. Он создаёт ужасное давление внутри. Это изнурительно. Только милость сможет пробить это. Мы не можем подняться по этой вертикальной «трубе», это очевидно – именно вниз, в глубину надо идти. Но это абсолютная Стена. Похоже, это само Препятствие. Если бы не было веры и примера Матери и Шри Ауробиндо, оставалось бы только бросить – бросить, означает умереть.

            Это напоминает то видение, которое у меня было о самоубийстве саньясина: эта чёрная бездна и без ответа. Дыра смерти. Возможно, это и есть «смерть»?

            Когда люди умирают несознательно, они, должно быть, погружаются туда…

 

*

 

            Должна быть другая сторона смерти.

 

3 мая 1983

 

            Прямо перед тем как сесть, я сказал себе: даже если это должно продлиться сто семь лет, другой Реальности нет.

            Сегодня после полудня, словом, едва я сел, как это низошло волнами, река непрерывного могущества, которое наполняло-наполняло меня, о! после этих двенадцати дней в пещере, это было почти как чудо, и облегчение, такое глубокое. Тогда всё мое существо начало взывать, молить: о! никогда больше, никогда больше, пусть эта человеческая история закончится, чтобы ни один уголок, ни один атом моего существа не избежал твоего присутствия, твоего могущества, твоего господства. Это была мольба. В какой-то момент я даже сказал: если бы передо мной был костёр, я бы бросился в него, чтобы ничего больше не осталось, кроме Тебя! Это «Тебе, Тебе» – было как жажда. Эта река текла без остановки больше часа, я спрашивал себя, куда весь этот поток погружается в моей почве, через какое «ущелье», какую «трубу», но он тёк и погружался, я не знаю куда, без остановки. Я жадно впитывал это, как жаждущая земля (впрочем, он начал литься после трёх месяцев засухи). К концу часа, полутора часов, я был наполнен, раздут, я стал как блок твёрдого могущества – блок Тебя. Это оставалось совершенно неподвижным в таком состоянии на протяжении часа. Время от времени, возникала, словно волна или масса могущества, которая проходила или пересекала этот хрустальный блок. Он был массивным, горячим, как расплавленное солнце.

            Во всём этом, я не знаю, что стало с моей пещерой – она исчезла, растворилась, не знаю? Это действительно таинственное. О! никогда больше не возвращаться в эту дыру.

            И, к тому же, после того, как я столько повторял эту Мантру и пробивался на протяжении двенадцати дней в пещере, не надо было больше повторять Мантру! Это была сама Мантра в действии – всё забрали из моих рук, мой лом, мой бур, мою Мантру: это делало всё, это убирало всё, заполняло всё – какое дыхание! Оставалось только позволять всему происходить.

 

Видение

 

            Прошлой ночью, я шёл по воде – очень легко, я скользил, без усилия. Связано ли это с той золотистой рекой?

            И благодаря какой милости, это вдруг пришло? Всё тайна. Сегодня утром я снова был в дыре.

            Суджата говорит, что это хождение по воде означает «что-то достигнутое», «овладение движением или элементом»…

 

*

 

Ночь

            Это чудесное Наслаждение.

            Можно только обожать.

           

4 мая 1983

 

            Неистовство жестоких сил, как сущность извращения.

            Два часа я боролся против шипения их змей и пламени их боли.

            Это даёт вам такую абсолютную жажду выйти из человека.

            Не следует выходить через неправильную дверь.

 

*

 

            Боль также является частью человеческой лжи, нет причин принимать её или придавать ей какое-то особенное значение.

Мне потребовалось четыре десятка лет, чтобы написать эту маленькую фразу.

 

*

 

            О, Новая Реальность,

               я призываю Твоё присутствие

               и Твоё могущество,

               и Твой свет

               на Землю.

 

*

 

Вечер

           

            Без причины, почти невыносимый страх, как перед смертью или рождением, может быть.

            И это правда, я наработал такую концентрацию на протяжении года, что из неё можно выйти только либо в новую жизнь, либо в смерть. Такова эта направленная вовне или внутрь взрывоопасная математика.

            А они скажут, что это мистические грёзы…

            Первый человек, я полагаю, был мистической обезьяной.

            Он еще не считал себя человеком, и уже не считал себя больше обезьяной.

 

5 мая 1983

 

            После довольно отчаянного утра, где у нас было ощущение, что мы предоставлены самим себе, с кишением крошечных, пагубных голосов, вдруг, сегодня после полудня, материальное сознание начало подниматься, словно всасываемое. Оно поднялось за один раз, не останавливаясь, на протяжении часа. Затем вошло в плотную атмосферу или густые и плотные слои, и мы больше не очень хорошо представляли, поднималось ли оно, потому что это было здесь. Тогда «подъёмы» замедлились, последовательными намагничиваниями, в равномерном, но медленном ритме, словно каждый раз определённое количество субстанции бралось, захватывалось или извлекалось из глубины существа, затем поднималось. Это было очень медленное, очень плотное. Всё продолжалось уже больше часа, и я остановил движение. И тело спрашивало себя, как оно могло бояться вначале: оно поднималось с рвением и жаждой! Это кажется то же самое движение, что и прежде – с облегчением. Так ужасно не знать больше, где находишься, и ощущать себя предоставленным своим собственным смехотворным усилиям. Я умолял Господа: не отпускай больше мою руку, я умоляю Тебя! В самом деле, создавалось ощущение восхождения с вершины на вершину, но восхождение материальное, материального сознания. То, что остаётся немного мистическим, как происходит, что это вдруг поднимается снова, и однако, мы ощущаем, что это всё здесь, на уровне материи (?)

            В общей сложности, более двух часов восхождения.

 

*

 

Видение Суджаты

 

            Она была в большой комнате, на коленях у ног Матери, когда внезапно вошёл мой брат Пьер, который бросился (казалось, как безумный) к ногам Матери.

 

6 мая 1983

 

            Снова этот огонь в материи.

            Всё тело, словно бесчисленные частицы чего-то под давлением – огромным давлением. Как если бы тело было на грани взрыва.

            Затем массивная неподвижность. Это напоминало то, что мы ощущали перед Шри Ауробиндо в его кресле.

            Время от времени через эту неподвижную массу тела пробегала или её пересекала волна или волны плотной силы.

            Нет больше ни малейшего страха в теле. Оно знает. И оно достигло точки, где лучше взорваться и умереть, чем эта невежественная и слепая жизнь животного в человеческой коже.

 

*

 

Вечер

 

            Варварство поднимается (с громкоговорителями).

            Если не божественное вмешательство, мы погибли.

            Они придут однажды и скажут: «Мы пришли, чтобы забрать вашу землю для наших детей. Мы священные харьяны, а вы бесплодные, бесполезные люди. И, кроме того, мы собираемся отрезать вам голову, чтобы освободить место для многочисленных, вечных и воспроизводящихся рас».

 

7 мая 1983

 

            Снова путь потерян…

            Мы не понимаем.

            Такая боль в сердце.

 

*

 

Вечер

 

            Человеческий вид довольно часто ядовит. Его любовь и его нежность легко оборачиваются когтями. Я стремлюсь к новому виду, не-эмоциональному и без-личному. Я всё лучше и лучше понимаю, почему Шри Ауробиндо и Мать к концу стали безличными.

            Просто к под-лин-ному виду.

 

8 мая 1983

 

            Я как крик.

 

 

9 мая 1983

 

            Нет ответа.

            Мы чувствуем себя в могиле.

            Голоса такие жестокие,

            которые хотели бы заставить вас поверить, что всё есть работа жестокого и неумолимого Бога. Это так ужасно.

            Совсем, как голос Смерти в Савитри, о! точно.

            И ощущаешь себя такой смехотворной точкой, почти бессильной в этой огромной Скале со всех сторон.

 

*

 

            Бесполезно спрашивать себя о причине подобного «устройства» или этой космической ловушки – всё, что надо сделать, это выйти из неё.

            Непоколебимая вера.

 

*

 

           

            И, кроме того, я люблю Божественное, вот и всё.

            Это именно Он заточён в тюрьме со мной.

            Это именно Он страдает со мной.

            И именно Он любит во мне.

 

 

10 мая 1983

 

            Столько раз в своей жизни я видел небольшую волну, рассыпающуюся солнечными брызгами, набегающую на белый песок и растворяющуюся со вздохом радости и шорохом ракушек, и это было таким живым сегодня утром, в моём сознании, с таким сильным и таким нежным стремлением тела, чтобы стать вот таким же, растаять в счастливом говоре солнца, песка и пены. Я ощутил это! Я вскрикнул под натиском этого восторга – я помню. И я молился ради этого, как если бы это была единственная стоящая вещь в этом мире, истинная, чистая, абсолютная и такая простая. Как если бы только Материя имела секрет простого блаженства без примеси, простой абсолютной божественности. И затем я услышал лай собаки – через три секунды (не больше), Ментал развернул свою маленькую грязную волну: телеграмма, «Пьер погиб» (мой брат, в трудности). Тогда понимаешь, действительно чувствуешь, до какой степени всё испорчено, глубоко и абсолютно, и что есть только одна надежда, это новый ментал в Материи, новый витал в Материи, которые будут переживать, чувствовать и выражать только это блаженство, такое простое, эту истину, такую простую, эту чистую божественность, без примеси, и которые просто будут знать подлинную истину, как чайка знает, где течение и маленькая серебряная рыбка под волной.

            Я верю только в Божественное в Материи. Материя – вот наше окончательное спасение. Всё остальное извращённая Ложь.

            Оболочка смерти покрыла счастье мира.

 

*

 

После полудня

 

            Движение было очень ясное.

            Всё существо представляло собой словно дыру, которая уходила очень высоко, очень высоко (вероятно я был в глубине) или колодец, и с таким интенсивным стремлением всей этой материи, сознание поднималось к этому Источнику, такому чудесному, затем это вновь нисходило, медленно, массивно, властно, до самого дна дыры: медленная и неудержимая масса, как супер-перст. Казалось, это работало или трамбовало, или копало на уровне сексуального центра (возможно также немного ниже?) Затем, снова, всё сознание поднималось, и так далее. Казалось, то, что нисходило, каждый раз было более плотным и более массивным. И вся эта дыра или колодец существа представляли собой такую интенсивную жажду полностью принадлежать Этому, до самого основания, до самого конца, до последнего атома. Должно быть, это то самое, копание Земли в Ведах. Это очень ясно.

 

11 мая 1983    

 

            Когда видишь в деталях то, каким образом организована Ловушка… это немного ужасает. Всё является ловушкой. Добро – ловушка, зло – ловушка; Тапасья – ловушка, не-тапасья – ловушка (!), освобождение – ловушка, рабство – ловушка. Всё-всё является педантично организованной ловушкой до самой последней молекулы ДНК – и попробуйте-ка выйти из нее! Мы собираем все силы для того, чтобы старательно разрушать себя. Лучшее бросается вам в лицо, так же как и худшее. Если бы люди знали… Значит нужно освободиться от обоих полюсов… Надо высочайшее чудо, чтобы выйти из этого. Это именно то, что я вижу в деталях.

            И нам говорят, что «Бог сотворил» всё это! Этот бог довольно ужасный.

            Словом, бесполезно заниматься метафизикой, но таков факт. Я нахожусь перед фактом.

            Если мы безразличные и стоические, это тоже ловушка, которая бросится вам однажды в лицо, и если мы уязвимы, это другая очевидная ловушка. Тогда мы можем сжать зубы, закрыть глаза и войти в концентрацию, но концентрация тоже бросается вам в лицо. Она даже ещё взрывоопаснее. Это очень трудно, надо в самом деле признать это.

            По-видимому, надо продолжать долбить могилу (или копать в могиле), надеясь, что дыра выйдет на другую сторону.

            Фактически, мы копаем именно в Смерти.

 

*

 

            Что говорили рыбы в своём пересыхающем болоте? Что это жестокая ловушка, жестокий Бог? – их надо было, действительно, вынудить изобрести новое дыхание.

            Мы всегда отстаём от Бога.

            Мне стыдно за мои протесты маленькой вольтеровской рыбки.

 

 12 мая 1983

 

            По-прежнему копаю в могиле.

            Любопытно, такое впечатление, что эта своего рода «труба» поднимается всё выше и выше, но нет ощущения, что она выкапывается глубже! Или это совершенно незаметно. Ощущаешь себя, словно упёршимся там, в глубине «чего-то».

            Иногда, то, что нисходит через трубу, чрезвычайно плотное, густое, почти месиво света или расплавленный свет и очень медленное (но этот «свет» почти не воспринимается как свет; скорее, он воспринимается как могущество).

            Я упрямо повторяю Мантру. Это единственный инструмент.

 

*

 

            Я смотрю на всё большее разрушение леса, как на символ состояния мира. Мы подходим к критической точке.

            Господи, я молю Тебя ради Земли.

 

13 мая 1983

 

            Они посадили моего брата Пьера в тюрьму. Это было 6 мая. 5 мая я был освобождён из концентрационного лагеря. Концентрационный Лагерь продолжается. Гестапо повсюду. В своём последнем письме, найденном на его письменном столе 5 мая, Пьер пишет мне: «Маленькие Гитлеры во всех углах, мир полон концентрационных лагерей».

            Самая последняя фраза незаконченного письма Пьера такова: «Мы находимся в безумном моменте истории человечества».

 

15 мая 1983

 

            Отъезд в Париж.

            В самолёте, я открываю журнал, большая статья: «Quietness is a sort of death» (!) [покой – это своего рода смерть].

 

17 мая 1983

 

            Прибытие в Париж.

 

18 мая 1983

 

            Пьер в своей клетке.

 

19 мая 1983

 

            Дж.Н. адвокат, шестидесяти лет, друг детства: «У меня украли мою жизнь».

            Граффити на стенах бульвара Сен-Мишель: «Студенты рассержены. Весна будет жаркой».

            В этот день, десять лет назад, я видел Мать в последний раз...

 

20 мая 1983

 

            Сен-Пьер.

            В поезде, я чувствую что-то очень неприятное, оборачиваюсь, мой сосед открывает потрёпанный том: Адольф Гитлер. От Папеэте до Оре нависает тень фюрера.

            Трините[57]: лодочные причалы… «рынок» «Друидов».

            Моя милая мама. И море всё то же.

            Я больше не принадлежу этому миру.

 

21 мая 1983

 

            К счастью, мы можем припасть к вашим ногам с такой благодарностью, потому что Вы есть!

 

*

 

            Моя милая мама, восемьдесят семь лет (мы говорили о терпимости и нетерпимости моего отца): «Мы нетерпимы не потому, что нам чего-то не достаёт, но потому, что мы не являемся этим».

 

*

 

            Дикий берег: Львиная скала. Баклан хлопает крыльями. Это словно прошлая жизнь, на которую я смотрю. Я принадлежу тому, что впереди. Они даже перерыли ланды, чтобы построить дорогу – кто хуже? Чингисхан или туристы?

 

22 мая 1983

 

            Сен-Пьер – Париж. Прощай милая мамочка. Её напряжённые, золотистые глаза.

 

23 мая 1983

           

            Париж. Тюрьма.

            Может быть, я пришёл сюда просто для того, чтобы помолиться об отвратительном убожестве этой Земли?

            Я пропел Мантру в ледяных коридорах тюрьмы.

 

24 мая 1983

 

            Перед сворой. (Восемь клиентов Пьера, которые упрятали его в тюрьму). Я не видел людей, более ужасных, со времён Гестапо. «Обычные добропорядочные французы». Homo homini lupus[58]. (Плавт сказал это за двести лет до так называемой христианской эры).

 

25 мая 1983

 

            Последний визит к Пьеру. Его душа кричит.

            Двадцать четыре года с моей Милой.

 

26 мая 1983

 

            Париж-Дели.

 

28 мая 1983

 

            Возвращение в Индию.

            Из этого путешествия, я сделал вывод, что эта Сила (которую я называю супраментальной) находится здесь, в самолётах, на улице, в поезде, в Париже и повсюду она со мной[59], так же как и в концентрации в моей комнате. И она приходит даже без моего призыва – массивно – во все довольно трудные моменты.

            Из Европы, я вынес следующее: систематическая, организованная и общая сила стремится отупить сознания «чудесными» средствами технологии. Земля в осаде.

 

29 мая 1983

 

            У меня впечатление, что я очень болен.

 

*

 

 Долго ли будет продолжаться эта человеческая деградация, или произойдёт божественное вмешательство?

 

*

 

            Моя молитва: делать настоящую вещь, стать тем, что Ты хочешь.

           

 

Май 1983

 

(Письмо к Мишлин, в ответ на поездку во Францию)

 

            Дорогая Мишлин,

            Мне было хорошо в твоём доме. Без этой тихой гавани и без твоей тактичной помощи, мне было бы трудно пройти через это испытание. Я не только хочу поблагодарить тебя, но и хочу сказать тебе, что твоё место в этой трудной и великой истории насчитывает десять лет… уже. И это не закончено.

            Я вновь кое-как принялся за работу. Такое впечатление, что я прошёл через долгую болезнь и больше не очень хорошо представляю, где нахожусь. Позже я пойму. Я всё ещё нахожусь под шоком всего того, что увидел и почувствовал. Сколько ещё времени продлится эта деградация человечества?

            Это хорошо, это ободряет, что такие люди, как ты и Кармен существуют в этом вероломном мире – когда необходимость в вашей работе отпадёт, старый покров падёт и вы окажетесь там. Мать всё приготовит для вас.

            Я беру твои руки, Мишлин, и посылаю тебе свою глубокую нежность.

 

Сатпрем

 

            P.S. Я много думаю о Кармен. Поистине, вы все в моём сердце, но надо, чтобы я оставался исключительно сконцентрированным на этой такой необходимой вещи. Во всяком случаем, мы пытаемся.

 

*

 

(Письмо к Кармен)

 

            Моя Кармен,

            Ты очень близко, совсем близко в моём сердце и ты никогда не прекращала быть там – ты знаешь это. Но обстоятельства требовали, чтобы я разорвал этот круг для того, чтобы посвятить себя главной работе; было трудно выбрать одно, а не другое, общаться с одним, а не с другим – я должен был всё отсечь во внешнем мире, иначе я не смог бы больше делать свою настоящую работу. Но это временный этап, и если я смогу сделать этот шаг, такой существенный, такой настоятельный для всего мира, тогда нынешние обстоятельства изменятся, и я смог бы снова с пользой увидеть тех, кто стремится идти по пути Матери – я снова увижу тебя. Я с тобой, я люблю тебя, ты знаешь это хорошо, и у меня есть вера. Надо призывать Мать – она настолько конкретная, настолько здесь. Всё имеет смысл!

            Мне хотелось бы прижать тебя к своему сердцу.

            Я не покидаю тебя.

            Держись стойко.

            Нам ещё многое надо сделать.

                        С моей глубокой нежностью

 

Сатпрем

 

            Кармен, моя Кармен,

            Как мне хотелось бы быть рядом с вами… Даже если я не могу быть физически, я c вами другим способом. Очень близко.

            Набирайтесь быстрее сил.

            Пусть Сила Матери улыбается вам.

            С моей нежностью и любовью,

 

Суджата                    

 

30 мая 1983

 

            У меня впечатление, что я всё больше и больше приближаюсь к сердцу тайны, где всё вдруг лопнет, как мыльный пузырь. И всё станет ясным в один прекрасный день.

 

 

31 мая 1983

 

            С Запада я вернулся с неистовой жаждой царства Истины, почти мольбой.

            Пусть, по крайней мере, один человек предложит себя ради всех других, чтобы Сила нового вида, Сознание нового вида могли просочиться через нас.

            Быть чистой прозрачностью, чтобы Луч мог непосредственно действовать здесь, там и повсюду – и даже не обязательно знать, что он делает.

            Возможно, время личного опыта прошло и надо быть просто чисто этим «ничем», моляшимся-взывающим-стремящимся ради всей Земли.

            Я так хорошо понимаю сейчас «открытые руки» Матери.

 

*

 

            В Вильямсбурге, американцы вынудили европейцев дать разрешение установить свои ракеты в Европе. Они хотят подтолкнуть русских к войне. Но так как Мать не хочет войны, что-то случится и изменит все карты… Ложь людей – вопиющая.

 

 

           

1 июня 1983

 

            Похоже, что-то очень глубоко изменилось со времени этой поездки на Запад – я не знаю что. Прежде, когда я садился, я всегда ожидал чего-то, были «переживания», сейчас я ощущаю себя совсем просто, совсем очевидно в Свете, который я называю высшим. Это просто здесь, я внутри, и это полностью материальное, телесное – это здесь. Без историй. Похоже, достаточно позволить себе быть внутри, и это словно навечно. Нечего искать, нечего пытаться, нечего хотеть: мы там так просто и очевидно. Маленькая тропинка, совсем белая, совсем прямая, совсем простая.

            И я спрашиваю себя, не связано ли это «изменение» с этим своего рода изумлением, которое у меня было в самолёте Люфтганза, когда он вылетел из Дели в Париж: внезапно, потрясающее Могущество овладело мной, без всякой просьбы с моей стороны, и на протяжении десяти дней во Франции, это Могущество присутствовало там в любой момент, как только у меня появлялась минута физического покоя (то есть никого рядом, с кем мне надо было бы говорить, спорить).

            Это кажется таким простым!

            Достаточно позволить себе быть в этом. И всё.

            Это твёрдый свет (и материальный). И невозмутимый.

 

*

 

            На самом деле, сегодня ночью я увидел нечто такое, что служит объяснением – теперь я понимаю это:

 

*

 

Видение

 

            Я искал свой путь и не мог его найти. Это было среди голого, пустынного пейзажа, немного напоминающего Аравию. То есть не было никого (даже растительности). Местность была очень каменистая. Там, вдали, справа от меня, были горы, и я сказал себе: «О! предстоит долгий путь», и затем, прямо подо мной (я видел это сверху) оказалась маленькая дорожка, совершенно белая – можно было бы сказать, что она была покрашена кем-то (как полосы теннисного корта!). И эта маленькая, совсем белая дорожка, спускалась вниз вдоль пологого и голого склона холма и исчезала во впадине, которую я не видел. Я искал свой путь там, позади или за горой, а он был прямо под моим носом, полностью прочерченный, словно кистью художника!

            Это очень ободряет.

            Решительно, нам всегда дают возможность видеть этапы (и это мне, который всегда с таким недовольством жаловался, что он ничего не видит! – мне дают всё необходимое, чтобы понять!)

 

2 июня 1983

 

            Сегодня утром, иммиграционная полиция. Я по горло сыт этим миром.

            Земля изранена, всё, что видишь и чувствуешь – это рана для души.

 

После полудня

 

            Это свет, утоляющий жажду.

            Такое присутствие Матери!

 

Вечер

 

            Я встретил Х. и спросил его вот так, немного механически: «Что нового»? И тогда что-то во мне остановилось, всмотрелось, улыбнулось и сказало (но это не я сказал): «Оно здесь, Новое!»

            И в самом деле, оно здесь, но такое прозрачное, что мы не воспринимаем его! И такое потрясающе могучее. Но я ещё не знаю, как оно действует.

 

3 июня 1983

 

            Я чувствую постоянный, могучий и безмолвный вопрос (сконцентрированный), который можно выразить следующим образом: что делать, чтобы захватить коллективное сознание людей проблеском Истины, вместо того, чтобы его захватывал, искажал и постоянно уводил в сторону голос Лжи? – книг недостаточно, это устаревшее средство.

            Быть? Совсем просто?

            Стать следующим видом…

            И каково будет его средство воздействия на тёмную человеческую массу, яд которой отравляет всю землю?

            Эта неотложность коллективного действия не даёт мне покоя.

            Очевидно, я не понимаю свойств новой Силы – возможно, она обходится без моего понимания(!)

            Европа оставила меня под впечатлением чёрного ужаса. Но то же самое можно было бы сказать о каждой стране – это только мрак меняет своё обличие.

 

*

 

            Остаётся только БЫТЬ всё больше и больше, и если необходимо, меня заставят делать правильное действие.

 

4 июня1983

 

            С сегодняшнего утра, вокруг меня крутится творческая формация. Я её всё время отгоняю, а она возвращается снова и снова.

            Сценарий фильма?

            Я говорю и повторяю себе, что всё это принадлежит старому сознанию, и что если я снова погружусь туда, я перекрою доступ новому сознанию. Но…

            Где истина?

            Подлинный сценарий – это становиться другим видом.

            И что-то настаивает: разве предложить «великий проход» сознанию людей, не помогло бы открыть этот проход?

            Они всё время гонятся за «внеземным» – что если рассказать им немного о внутриземном?

 

*

 

Видение

 

            В конце прошлой ночи, я увидел нечто вроде голубого куба из фарфора с белыми рисунками или линиями, с белой решёткой или белыми цветами. Это напоминало китайский фарфор (его голубой цвет). И казалось, это выходило из моего рта (!) Творческая формация, которая меня донимала?

            Снова бросаться туда?

            То, что это выходило из моего рта, а не из под пера, указывает, что речь скорее идёт о чём-то, где надо разговаривать: фильм?

            Это ловушка старого сознания или часть работы?

 

*

 

            Чтобы создать такой фильм, потребуется, возможно, года два – есть ли у Земли столько времени?

            Инструмент для Матери? Чтобы работать над коллективным сознанием – есть ли на это время?

 

*

 

            Я провёл целый день, созерцая образы фильма (это было прекрасно, интересно и даже полезно, может быть), затем я сказал Матери: «Мне хотелось бы делать то, что ты хочешь, у меня нет личного желания».

            И я, действительно, думаю, что это была старая «формация».

            Самое главное, становиться. Только это, на самом деле, может изменить вещи. Всё остальное, это… кино (!)

 

5 июня 1983

 

            Я провёл всё утро, наблюдая, как на меня обрушивается, вопреки моей воле, поток образов «фильма», организуя некую последовательность… Два часа таким вот образом. Надо ли мне уступить?

            Скорее всего, я подхватил это во время моего путешествия в Европу.

            И невозможно сконцентрироваться: всё сразу же покрывается этим потоком сцен и образов.

            Я хорошо вижу всю негативную часть фильма: выход из «сети», но не вижу позитивную часть: начало нового вида и его присутствие в мире.

            Возможно, следовало бы пережить это, прежде чем снимать фильм! И когда это будет пережито, не будет больше нужды в фильме!

Но как же те, кого следовало бы вовлечь в движение? Фильм делается для того, чтобы вовлекать других в движение… Нужны другие.

            Хотя я думаю, что ошибаюсь в «способах». Это не тот способ.

 

*

 

После полудня

 

            После этого вторжения кино и трюков, сегодня после полудня была мольба, на протяжении двух часов: о, Господи, только одно земное тело, которое принадлежало бы чисто Тебе.

            Была такая мольба в этом «чисто»: чисто подлинное, чисто Тебе, чисто чистое, абсолютно, тотально… О! выйти из этого царства неведения, приблизительности, непостоянства, битва ради знания – о! БЫТЬ ИСТИННЫМ – думать истинно, чувствовать истинно, поступать истинно… чисто, чисто, чисто… Словом, только Ты.

 

*

 

            Нас могут захватывать самые возвышенные идеи – о! Господи, не надо больше идей, только Ты.

            Возможно, надо быть способным умереть для того, чтобы стереть все впечатления тела, и снова вернуться к жизни, чистым (бабах! сказали бы индийцы).

            Нет сомнения, что некоторая память должна исчезнуть – фактически, память Лжи.

 

6 -7 июня 1983 (ночь)

 

Видение

 

            Мать даёт мне золотую цепь: «Чтобы ты мог бороться с Асурой». Затем я вижу У. (один из бизнесменов Ашрама). Не собирается ли Ашрам затевать ещё один судебный процесс в Индии по поводу Агенды?

            Со времени моего возвращения из Франции и в первый раз за эти десять лет битвы после ухода Матери, я начинаю чувствовать или констатировать, насколько тяжела эта земная жизнь.

            Любой ценой нам хотят расстроить работу. (Это тоже знак того, что мы приближаемся).

 

7 июня 1983

           

После полудня

           

            Я с изумлением каждый раз замечаю, как это Могущество утоляет жажду. Это бальзам, который протекает через всё тело и смывает все боли существования.

            Мы погружены внутрь как анемона в чашу питательной и укрепляющей воды – обнимающей так же. В самом деле, ощущение, что тело расцветает.

            На что мне жаловаться!

            Мать здесь такая конкретная! Только я не могу её видеть этими физическими глазами. Что касается остального, всё физическое.

 

8 июня 1983

           

            Я за всё время настолько привык к тому, что это трудно, что меня удивляет эта улыбающаяся лёгкость, как если бы «вещь» просто была здесь. И что надо просто распускаться как цветок. «Бог», это была некая серьёзная вещь, перед которой надо было снимать свою шляпу (или надевать её, если ты мусульманин), а здесь… о! это такое простое и улыбающееся. Это сам естественный воздух.

            Я вспоминаю Шри Ауробиндо в Савитри:

 

            Когда сгустится тьма, и сдавит удушьем грудь земли,

            И единственным светом будет телесный ум человека (…)

            Свет истины захватит врасплох Природу и пленит,

            Украдкой Бог принудит сердце к блаженству

            И Земля неожиданно станет божественной.

 

Савитри I.4

 

9 июня 1983

 

(Личное письмо)

 

            Я чувствую необходимость разобраться в ситуации – хуже, если она останется в подвешенном состоянии. Вы были настолько хороши (я думаю о Мишлин также), что я должен сделать это усилие, немного трудное, не оставляя это всякий раз на вашу непоколебимую веру в меня. Ментализировать вещи – означает только загрязнять их, это словно ставить крышку между собой и «вещью».

            В сущности, я мог бы свести всю свою речь к маленькому неожиданному опыту, который кажется ничем, и который случился после моего возвращения из Франции. Я встретил Х. и спросил у него отчасти механически: «Что нового?» И в тот самый момент, что-то во мне остановилось, взглянуло, улыбнулось и сказало (но это не я сказал): «Новое, оно здесь».

            Вот, таков факт.

            Так вот, я провёл год в концентрации. Это было 14 мая 82 года, я сел и сказал себе «мы попытаемся». И именно 13 мая 83 года я был резко выдернут из этой концентрации из-за своего брата, которого посадили в тюрьму. Это была акробатика и «испытание». Я не рассказывал те ужасные вещи, которые увидел и которых коснулся во время этого путешествия: в его неотправленном письме, найденном на его столе после его ареста, Пьер сказал мне: «Маленькие Гитлеры во всех сердцах, мир полон концентрационных лагерей» – и это правда: у меня была встреча с восемью клиентами Пьера, которых я хотел попросить отозвать свою жалобу – я провёл полтора часа среди диких зверей, никогда не видел ничего подобного со времён Гестапо: «Обычные добропорядочные французы» (!) Огромная человеческая деградация и она не с «плохой стороны» решётки тюрьмы Флери-Мерожи. Впрочем, я повторял Мантру в холодных коридорах этой тюрьмы. Зачем Мать захотела, чтобы я прикоснулся ко всему этому?

            Это мировая Тюрьма.

            Но факт, другой факт, что в тот самый момент, когда самолёт взлетел, взяв курс на Париж, потрясающее Могущество охватило меня – такое, которое я переживал в моих одиноких концентрациях – и буквально согнуло вдвое, и больше не покидало меня: в поезде, на улице, в машине Катрин (жены Пьера) и повсюду. Оно было таким потрясающе плотным, что я сказал Суджате, сидящей рядом со мной в самолёте: «Разве ты не чувствуешь?» (казалось, оно могло бы взорвать самолёт и расплющить кого угодно). И что любопытно, Суджата ответила мне: «Да, я чувствую расслабление во всём теле»! А я, я был как высоковольтный столб, а она расслаблена! (теперь я также понимаю почему). Самое необычное то, что никто, кажется, не чувствовал этого: Сила, совершенно потрясающая и невыносимая для нормального человеческого состояния, и похоже, она прозрачна, как воздух. Я не знаю, но если перевести эту силу на витальный уровень, она взрывала бы всё, через что проходила бы (а если перевести её на ментальный уровень, она взорвала бы мозг). И она как воздух. И вот, что в высшей степени интересно, эту Силу можно вынести (человечески вынести) только на уровне Материи – но очищенной материи, иначе она взрывается тоже (то есть всё то, что мешает и перекрывает, взрывается – необходима полная «адаптация» и очищение; такова была работа на протяжении года). Высочайшие интенсивности духа выносимы только на уровне Материи… как если бы они были одной и той же вещью. Всё что между ними – Ложь.

            Это открывает горизонты.

            Значит, факт состоит в том, что эта Сила установлена. Вот, такова была акробатика.

            Я не могу рассказать тебе на двух страницах, что происходило в течение года. Но у меня хватило мужества вести записи, где ежедневные этапы были объективно отмечены – это может послужить однажды, если только Опыт не будет осуществлён «in vivo» и физически, тогда «это станет видимым», как сказала Мать, и больше не будет нужды в «записях»! Но это делается. Насколько далеко мы продвинемся? Я не знаю, но это в процессе.

            Один последний факт, о котором я хочу написать тебе – нечто поразительное, повторяющееся сотни раз, и это подлинное открытие. В самом деле, «моё» открытие. Я не знаю, как выразить это простыми терминами, потому что это новое (кроме Шри Ауробиндо и Матери, и возможно, ведических Риш, никто никогда не видел подобного, и даже Мать и Шри Ауробиндо никогда нигде не упоминали об этом явно – во всяком случае, я ничего не знал об этом). Чтобы тебе был понятен этот «факт», я вернусь немного назад:

            Первый этап этого супраментального путешествия - пробуждение стремления в материальном, телесном сознании. Вот, нет нужды описывать тебе это. Под воздействием этого стремления, «Это» нисходит, Супраментал нисходит – ощущение Чуда, немного ужасающего в начале, но Чуда невиданного! Нужны месяцы, чтобы немного приучить тело выносить этот водопад (это скорее, как расплавленная руда). То есть, надо очищать промежуточные слои: всё то, что преграждает путь, взрывается или угрожает всё взорвать; малейшая пылинка имеет «взрывоопасные» последствия. Это длится долго и его трудно выносить, но совершенно чудесное. Таким образом «Это» нисходит и разминает (уф!), и пахтает, и очищает всю промежуточную магму. Это первая «нить», которая устанавливается между материальным человеческим и супраментальным Сознанием. Затем, однажды, мы входим во второй этап (или скорее третий) и именно там, находится моё открытие:

            Под воздействием этих повторяющихся «нисхождений», однажды, вдруг, всё материальное, телесное сознание начинает подниматься! Никогда не видел ничего подобного! – мы слышали (или переживали) о «Кундалини», которая поднимается; такой опыт у меня был тысячи и тысячи раз на протяжении многих лет; она поднимается наверх и расширяется в великое пространство, очень приятное, сияющее и т.д., и т.п. Но здесь, внезапно, однажды, это как если бы (не «как если бы») тело оказалось под огромным магнитом, и всё сознание тела начинает подниматься (ощущаешь, как миллионы микроскопических частиц захватываются этим «магнитом» и начинают подниматься отовсюду сразу). Первый раз, у нас было полное впечатление, что мы умираем – это путь «выхода», когда умираешь. И на протяжении очень долгого времени и постоянно, тело чувствует, что вот-вот умрёт. Это трудно выносить, трудно не «бросать». И, чем выше это поднимается (в самом деле, с вершины на вершину, одна за другой), тем больше мы чувствуем, вместо разреженного воздуха, что проходим через плотные слои, всё более и более плотные и почти невыносимые – это становится почти взрывоопасным, словно это материальное, телесное сознание «наверху» входило в расплавленную атмосферу. И именно там, после дней и недель «адаптивных» опытов, происходит нечто очень неожиданное: мы поднимались-поднимались под воздействием этого Магнита, и это было всё более и более плотным, и затем, внезапно, неизвестно как, это оказалось здесь. Мы больше не поднимались, мы больше не спускались: это было здесь. Это было в теле, на уровне Материи, без верха и без низа, та же самая плотность атмосферы или Силы была непосредственно, сразу же здесь. Как внезапное опрокидывание: мы были здесь. Как если бы мы день за днём поднимались в небо, а затем, внезапно, это небо наверху, оказывается, всё время было здесь, под вашим носом, в вашей комнате и в вашем теле! Чувствуешь себя немного идиотом. Таращишь глаза, но это факт.

            Я могу дать объяснения постфактум, но факт в высшей степени интересный (то, что я называю «моё» открытие) в том, что именно материальное, телесное сознание поднимается и устанавливает связь с Супраменталом[60]. Меня всегда удивляло это супраментальное сознание, которое надо было искать «наверху» и этот супраментальный план, который находился «наверху», и я часто спрашивал Мать: «но почему наверху, и как наверху? Оно должно скорее располагаться внизу, когда нисходишь, а не когда поднимаешься?» И я, на самом деле, не понимал, как Кундалини или ментальное сознание, или витальное, или «духовное» сознание – словом, всё то, что мы знаем как сознание – могло установить контакт с Супраменталом? Мне казалось нелогичным, чтобы Ментал, даже на своих самых высоких уровнях, устанавливал связь с Супраменталом – с таким же успехом можно было требовать от старой рыбы установить связь с ящерицей, не выходя из своего высшего и духовного рыбьего сознания! И Мать никогда ясно не отвечала на мой вопрос: она говорила мне всегда (как Шри Ауробиндо), что сначала надо идти искать Супраментал наверху – то, что она не говорила мне, что надо идти искать его наверху с помощью материального, телесного сознания! Вы когда-нибудь видели, как поднимается телесное сознание!... Ну вот, это факт: оно поднимается. У нас даже возникает впечатление, внизу, что мы вот-вот умрём. Мать хорошо сказала: «Именно тело строит мост», но где же это видано, чтобы тело поднималось наверх, чтобы найти Супраментал?... Так вот, это противоречие решено (для меня).

            Моё объяснение постфактум может быть неуклюжее, но я попытаюсь. Происходит внезапное перевёртывание: вдруг, это здесь; то, что мы искали где то наверху, это бесконечное восхождение через всё более и более плотные слои, заканчивается, вдруг, маленьким окошком, обескураживающим и непостижимым: это здесь, мы здесь, как если бы мы никуда не поднимались! Мы карабкались в небо дни и часы, чтобы обнаружить небо на земле (и на своих двоих)! Что это означает? (действительно, я вытаращил глаза, то есть открыл их посреди опыта, чтобы коснуться своего тела и убедиться, что я не сплю, или не «спиритуализирую»). В конце концов, мне кажется я понял вот что: мы «поднимаемся», то есть телесное сознание поднимается, чтобы пройти через аквариум; оно проходит через все слои, которые покрывают материю, и это становится всё более и более плотным по мере того, как приближаешься к покровам всё более и более внешним, или к самой внешней корке, и затем внезапно, оно снова обнаруживает само себя, оно снова обнаруживает себя в Супраментале, как если бы никогда его не покидало! Небо в Материи, в глубине Материи. Именно все промежуточные слои (ментальные, витальные, и т.д.) создают оболочку или кокон тяжёлой Лжи, через которую надо проходить. И когда это проходишь, Материя становится самой собой, т.е. Божественной! Она совершенно божественная, без верха и низа, она никогда не прекращала быть божественной; есть только «пробка» ментальной и витальной грязи, которая препятствует Потоку быть тотально самим собой, божественно самим собой. Телесное сознание «поднимается» через слои и оказывается вдруг самим собой!

            Тогда всё позволено и всё возможно, мы понимаем это.

            Это точно моё видение «двойной швартовки»: мы не отдаём земные материальные швартовы, чтобы пришвартоваться к супраментальному причалу. Это двойная швартовка. «Путешествие» представляет собой переход через слои. Когда мы пересекли их, есть только причал и земля – но истинная земля!

            «Новое», оно здесь!

            Остаётся долгая и медленная (?) скрупулёзная чистка всех клеток и атомов – чтобы «Это» текло без препятствий. Тогда ВСЁ БУДЕТ ВОЗМОЖНО.

            Но Проход сделан. Он открыт. И он открыт для всего мира. «Сеть» Матери – это тотальная реальность: если открывается одна точка, открывается всё для всего мира. Они проделали брешь в сети. Я могу засвидетельствовать это. Кто хочет пройти?

            Тогда, я понимаю, почему Суджата чувствовала «расслабление», когда я сам был как атомный реактор! Она вновь обнаружила себя! Акробатика Парижа доказывает, что это может происходить посреди варваров и в тёмной суматохе мира.

 

Сатпрем

 

            P.S. Ты можешь передать это письмо Мишлин, но только ей. Не следует эти вещи обсуждать, это слишком сокровенное, и там не должно быть «никакой личности» во всём этом – подождём, пока это будет для всех людей доброй воли. Это было бы ужасно, страшный беспорядок, ужасная персонализация, если эти вещи станут известными. Вот и всё! Это будет такое утешение, когда не будет больше маленьких личностей, но Личность, улыбающаяся повсюду!

            Говорю ли я на тарабарском языке или это имеет для тебя смысл?

 

11 июня 1983

 

            Мы сказали бы, работа прозрачности.

            Работа в белом свете.

            Почти физическое ощущение Матери во мне.

            Да, маленькая белая дорожка в Материи.

 

 

12 июня 1983

 

            Я нахожу этот мир удушающим.

            Я должен также уделять внимание тюрьме Пьера.

            Катрин, сдерживаемые когти.

            Фальсификаторы S.A.’s Action[61].

 

13 июня 1983

 

            Интенсивное стремление, почти потрясающее, в теле: «единственное утешение: есть только Ты, повсюду, во всех клетках, во всех атомах».

            И физическое божественное Присутствие.

 

*

 

Видение

             

            Прошлой ночью, я оказался в огромном глубоком гроте или в пещере, в глубине. Я видел себя совсем маленьким рядом с огромными скалами. Но это не выглядело тёмным, был свет и красивые скалы, словно из гранита, а не из базальта. Я испытывал какой-то страх, что вода сверху заполнит этот грот, и я окажусь в ловушке.

            Фактически, я находился полностью в Материи или в подземельях Жизни.

            (Относительно моего тела, которое я видел совсем маленьким, эти огромные беспорядочные скалы внутри грота были, возможно, метров восемьдесят в высоту, и я не видел, где они заканчивались).

 

14 июня 1983

 

            У меня совсем нет больше этого ощущения, что вот-вот взорвёшься, которое было прежде, хотя Сила иногда бывает потрясающей плотности. Я не чувствую больше, совсем, ни этого «нисхождения», ни этого восхождения материального сознания, похоже, что Сила проникает горизонтально, если можно так сказать. Преобладает ощущение белого плотного света, и, кажется, всё происходит мягко. Вероятно, это медленная работа «утончения» Материи или насыщения и просветления Материи… Я не знаю, в самом деле. Остаётся только позволять этому происходить.

            Также, преобладает ощущение, что «моё» тело – это совсем не моё тело, но маленькая частица Материи, или из Материи в среде без границ, состоящей из волн Силы или валов Силы, или из плотного моря Силы (в зависимости от обстоятельств).

 

15 июня 1983

 

            О! пусть все эти старые тёмные корни человеческого подсознательного будут сожжены, растворены! Эта старая солидарность с ночью, страхом и отрезанной головой.

 

16 июня 1983

 

            Полное впечатление (ощущение), что физически погружён в купель белого света. Не купель, которая касается только кожи: купель внутри, которая касается и окутывает каждую клетку и, возможно, каждый атом – как губка.

            Когда мы полностью податливые – это Мать.

            Похоже, она улыбается, насмешливо, и говорит: «Ну вот, ты видишь, история продолжается!»

Если бы мы забыли себя полностью, была бы просто Мать.

            Впечатление, что она говорит мне: «Мы переделываем тебя заново».

 

*

 

(Письмо Суджаты к Катрин, жене Пьера)

 

            На этот раз Франция (во всяком случае, Париж) мягко улыбнулась мне, словно нежной улыбкой Матери. Ваше присутствие, твоё и Мишлин, сделало это ещё более приятным.

            Ты знаешь, я чувствовала твою любовь даже через твою «кипящую голову» (как ты говоришь)! И когда эскалатор уносил нас от тебя, я «увидела» твою душу, которая смотрела на нас.

            Взял ли новый судья дело Пьера? Когда он выйдет? Всё же, это продолжалось полтора месяца. Это долго. Конечно меньше, чем концентрационный лагерь Сатпрема, где он провёл ГОД с половиной.

            Твоё письмо от 6 июня дало мне пищу для размышлений. Пьер сочиняет стихи… Я уверяю тебя, что Сатпрем не писал стихи в лагерях – он «становился». Шри Ауробиндо, когда провёл ГОД в тюрьме, он «становился». Но Пьер, по-прежнему тешит себя иллюзиями?

            Ты знаешь, Катрин, если мы хотим быть с Сатпремом, если мы хотим стать чем-то другим, ну вот, надо СТАНОВИТЬСЯ.

            Ты говоришь, что тебе так хотелось бы, чтобы вся эта «теория», которую ты знаешь, низошла в твою кожу. Но готова ли ты принять реальность? Посмотри на себя честно: ты хочешь бунтовать – не СТАНОВИТЬСЯ. Ты, кажется, также не понимаешь, что надо пропитываться словами тех, кто ЯВЛЯЕТСЯ нашей помощью, так как их слова несут силу истины. Для тебя, это всё ещё только «теории»!

            Ты говоришь: «Я покончила с жаждой думать и знать, сегодня у меня жажда быть» – не правда. Красиво сказано, – но не соответствует действительности. Ты молода, Катрин, у тебя совсем нет жизненных переживаний, которые необходимы, чтобы расширить нас, чтобы иметь понимание, и особенно, чтобы смягчить нас. Ты чиста – чудовищность жизни возмущает тебя – и ты ограничена в своей чистоте. Мне почти хочется сказать, что ты «ограниченная». Для того, чтобы суметь БЫТЬ, надо, прежде всего, быть широким, быть лёгким.

            Извини меня, Катрин. Я обнаружила в Катрин «существо» хорошо знакомое и очень уклончивое! Становись, чтобы я тебя узнала, наконец!

            Но БУДЬ.

 

Суджата

 

18 июня 1983

           

            Божественные опыты – божественное Присутствие – физическое, в теле, такое потрясающе могущественное и конкретное, что мы спрашиваем себя, как всё это не взрывается или не начинает расплавляться.

            Но никакого страха; наоборот: Наслаждение.

            Тело начинает спрашивать себя, как это собирается измениться, мутировать? В самом деле, должен быть момент, когда изменение произойдёт.

            И в то же время, мы чувствуем: это Час Бога.

 

*

 

            Вдруг я говорю себе: если бы Мать и Шри Ауробиндо вошли в мою комнату, мой ментал и мой витал, мои чувства испытали бы огромный шок – но тело нашло бы это таким естественным! Просто, оно скакало бы от радости.

            То есть всё то, что живёт в иллюзии, испытало бы большой шок. И именно тело «должно» умирать – это так не справедливо!

 

*

 

            Всё время впечатление Великой Тайны, которая лопнет однажды, как мыльный пузырь – и тогда мы, в самом деле, будем изумлены. Может быть, потрясены простотой.

            Возможно, вторжением реальности.

            Не внеземной, но внутри-земной!

 

*

(Письмо Сатпрема к Катрин)

 

            Милая Катрин, сильная Катрин, я измучился, пока написал эти страницы для Пьера. Мне не хватает энергии написать тебе побольше. Но я очень ценю твою мужественную силу, чтобы укротить своего «льва».

            Прочти приложенное письмо. Я не думаю, что его возможно передать в тюрьму. Но однажды, надо будет показать его Пьеру. Подождём удобного момента.

            Я могу сказать тебе, что «Проход» делается. Но это не предмет для обсуждения.

            Я обнимаю тебя очень нежно, ты маленькая мужественная сестра.

 

            Сатпрем

 

*

 

(Письмо Сатпрема своему брату Пьеру)

           

            Пьер,

            Выслушай внимательно, пожалуйста. Мне нужно сказать тебе некоторые вещи, и я не буду повторять тебе их дважды.

            Новый мир, это не бегство – это завоевание. Трудное завоевание, более трудное, чем завоевание Сахары или восхождение на Эверест: это детские игры по сравнению. У меня нет привычки преувеличивать. И если ты не способен вести свою битву сейчас, там, где находишься, ты не сможешь вести её и в Бретани – именно сейчас ты проходишь испытание (или не проходишь его). Именно поэтому я никогда не приглашал тебя приехать, чтобы присоединиться ко мне – это слишком трудное. Ты хотел связать мне руки и примчаться ко мне: «ку-ку, вот и я!», но нельзя жульничать с Новым Миром. Он сразу же схватил тебя и поставил точно туда, где ты должен быть, чтобы пройти своё испытание (или часть испытания). Поверь мне, это не шутки. Я писал тебе черным по белому (но ты, видимо, не обратил внимания): «Когда приближаешься ко мне, всё становится опасным». Ты подумал, это красивые слова, но красивые слова, это для тебя – что касается меня, я говорю то, что есть. И это становится на самом деле опасным, так как Новый Мир не терпит ни секунды жульничества, ни пылинки Лжи – иначе не пройдёшь, он вышвырнет тебя наружу, и он может быть очень жестоким. Раньше говорили о «драконах», о «змеях», которые стерегли «Сокровище» – образное выражение реального факта. Ты не жульничаешь с драконом: если ты не чист, он сожжёт тебя. Значит, свою битву за чистоту, искренность, честность, подлинную и божественную простоту, ты должен вести сейчас, иначе тебя вышвырнут наружу, и второй раз, возможно, будет хуже, чем первый. Приближаться к этим строгим и серьёзным вещам небезопасно – но опасность только для неискренности и нечистоты. Ты провёл сорок лет своей жизни, мороча себе голову – сбрось маску, парень, теперь нельзя больше жульничать. Поэтому не думай, что ты сядешь на поезд или на самолёт, чтобы вот так вот просто приехать, чтобы присоединиться ко мне, как ни в чём не бывало – тебе не позволят сделать это, даже если бы я этого хотел. Я знаю, о чём говорю. 

            В чём состоит эта битва? Это очень просто. Общая, мировая система, мы знаем её (то есть некоторые знают её: те, кто попытались из неё выйти). Эта Система, она жестока: неумолимые и очень злобные силы таятся в каждом закоулке, подстерегая «нарушителя», и если ты становишься нарушителем, Мерзость начинает показывать свои зубы. Но пока ты маршируешь в ногу, Мерзость рассыпает улыбки и любезности: она называет себя Справедливостью, она называет себя Поэзией, она называет себя Религией, она называет себя Идеалом – она надевает всяческие маски, чтобы скрыть реальную историю, мерзкую историю. Что касается меня, то меня грубо освободили от масок в возрасте двадцати лет – вот уже сорок лет, как я нарушитель. Я освоил это ремесло.

            Так вот, когда мы мужественны и достаточно упорны, мы выходим из Системы. Это самая легкая и самая «занятная» часть Битвы. Мы «против», это очень просто. Мы «выходим» из неё, это очень просто (не всегда просто). Но тогда, если мы честны и искренни перед собой, мы очень быстро замечаем (более или менее быстро), что Система, оказывается, имеет свои корни внутри, в вашей собственной коже. Мерзость полностью внутри и она удерживает вас тысячью маленьких невидимых нитей, которые заставляют вас выплясывать то так, то эдак. Это начинает становиться гораздо менее забавным, и гораздо более трудным, потому что тогда, Мерзость, Система начинает показывать свои зубы внутри – здесь, я уверяю тебя, надо быть очень героическим, чтобы не позволить себя сожрать. Можно позволить себя сожрать, рассказывая себе прекрасные истории. И замечаешь, тогда, что это больше не маленькие полицейские справа и слева, очень любезные, известные нам своей униформой, но универсальные и жестокие Силы, которые держат в тюрьме весь мир людей – мы главные стражи своей собственной тюрьмы. Здесь, я тебя уверяю, надо быть очень сильным, то есть очень чистым – чистота, это ЕДИНСТВЕННАЯ сила. Только чистота может сразить Дракона, нет другого оружия.

            И поэтому, Новый Мир, заключается в выкорчёвывании Системы внутри себя. И, наконец, корни этой Системы тянутся до самого генетического кода и глубины каждой клетки, потому что мы – сын отца, который был сыном деда, который был… там вся Святая Церковь и весь Святой Ужас. Ты понимаешь масштаб этой Битвы?

            Тогда, если ты ещё готов взять в руки автомат, стучать кулаком по столу, писать стихи и говорить «Мне-Я», ты совершенно ничего не понял, и полностью являешься марионеткой этих жестоких Сил – ты сотворишь поэзию Бунта, и Роман великолепного «Мне-Я», которое является маленькой смешной марионеткой. Для этих Сил, Бунт настолько же хорош, как и покорность, Зло так же хорошо, как и Добро, Любовь (так называемая) настолько же вкусна и восхитительна, как и Ненависть. Это две маски Мерзости. И «Мне-Я» – раскрашенная маленькая марионетка этих Сил. Выход из этой ужасной системы начинается тогда, когда мы вышвыриваем за дверь это знаменитое «Мне-Я», потому что, во всех отношениях, это знаменитое «Мне-Я» представляет собой только «Мне-Я» отца, прадеда и всего святого Племени – надо выйти из ПЛЕМЕНИ, радикально. 

            Тебя посадили в тюрьму, чтобы ты нашёл подлинный выход. Если ты продолжишь устраивать цирк с самим собой и с другими, ты можешь просидеть двадцать лет в тюрьме, и даже если ты выйдешь из неё физически, ты всё равно еще останешься в Тюрьме.

            Я мог бы рассказать тебе маленькую историю. Это было больше 25 или 30 лет назад. Я был на Цейлоне (но это был другой мир), на Юге Цейлона, в деревне, на окраине джунглей. Я жил в храме, я спал в храме и я просил милостыню каждый день со своей медной чашкой (это было время, когда я думал, что вышел из Системы!). Мне обычно давали рис, смешанный с зелёным стручковым перцем, нарезанным тонкими кусочками. Этот перец был такой жгучий, что мои пальцы горели, когда я ел свой рис. В конце концов, так как у меня уже был тиф в лагерях и амёбная дизентерия, я всё время отхаркивал кровь. Я был очень болен, но я продолжал, потому что я упрям. И вот однажды, когда я вычищал мою чашку у реки, я с жалостью смотрел на себя; я говорил себе: «Ты видишь, ты один на краю мира (так как в то время, это был ещё «край мира»), у тебя нет ничего, ты умираешь». Короче, я рассказывал себе жалостливые истории, хотя я и, в самом деле, был в скверном состоянии. И вот, внезапно, на берегу этой реки, пока я начищал свою медную чашку и сжимал свои повреждённые кишки, какая-то Сила снизошла на меня, охватила меня и буквально прокричала в уши: «Но какая разница, что ты думаешь об этом!» Пьер, одна маска упала. Внезапно, я не был больше тем же самым: то, что я думал об этом, не имело ни малейшего значения. Всё, что мы думаем об этом, это роман, это подделка, это Ложь, Ложь, Ложь. Дизентерия – Ложь, тиф – Ложь, Рак – Ложь, всё – Ложь; мы думаем только о ложном и поддельном. Есть ДРУГАЯ ВЕЩЬ.

            Вот, это первая маска, которая падает: маска Ментала.

            Затем есть вторая маска: маска чудесных, вечных чувств, которыми живут люди. Эта маска гораздо более лживая и более упрямая: мы «любим», мы «чувствуем», о! всё святое племя страстей и желаний, чувств и «Мне-Я» чувствует – а это только маленькие грязные нити, которые дергают те же самые жестокие Силы. Поэтому надо, чтобы и здесь тоже, мы дошли до точки, когда мы закричим: «Но какая разница, что я чувствую!» И весь этот театр рушится.

            Это не легко.

            Когда эта вторая маска, витальная маска, сброшена, мы оказываемся очень близко к тому, что я мог бы назвать «Пылающий Нуль». То есть, нет больше ничего, все разрушено, демаскировано – мы опустошены, смехотворны и превращаемся в полное ничто. Тогда это начинает гореть внутри. То есть, это начинает БЫТЬ чем-то, что не является ни дедушкой, ни прадедушкой, ни поэзией, ни религией, ни идеалом, ничем из всей этой отвратительной грязной истории – нечто такое, что ЕСТЬ, без слов, чистое, простое, как огонь, или как ребёнок. Мы огненное дитя. Мы ничто, которое горит. Мы ЕСТЬ.

            Вот, это начало.

            А затем, надо выдирать другие корни Лжи в глубине тела, в клетках – это последняя часть Битвы.

            Ты схватываешь?

            Поэтому, никаких историй, пожалуйста, но Истину.

            ИСТИНУ.

                        Я обнимаю тебя и Катрин

Сатпрем

           

            Так как Новый Мир, это мир, где Истина могущественна. 

 

19 июня 1983

 

            Должно быть, существует фундаментальное ложное представление или фундаментальное ложное восприятие, которое всё остальное делает непонятным.

            Впечатление, что всматриваешься в крошечное неизвестное. В точку, где старый воздушный шар лопается.

            Мы не можем «пытаться» узнать, потому что это старый орган, который пытается; надо стать новым органом – тогда, мы узнаем.

            Я вспоминаю Тагора: «Чем больше ты призываешь неизвестное, тем больше оно становится известным».

 

*

 

            Надо только переживать Истину; тогда, неизбежно, мы узнаем Истину.

 

*

 

После полудня

 

            На протяжении месяцев опыт происходил десятки раз, или скорее пытался произойти десятки раз, но я так и не смог ухватить его до самого конца. Сегодня после полудня снова.

            Сначала общий поток или общая среда, куда тело погружается, кажется для того, чтобы уплотниться (или скорее ощущение сгущения) в том месте, которое занимает тело в этой среде. Это не «нисхождение», но своего рода уплотнение, как если бы тело наполнялось плотным могуществом, чрезвычайно сильным, и оно становится почти твёрдым. Всё тело – как блок плотной Силы. И очень неподвижное. И вот здесь, иногда, происходит этот ускользающий опыт: вдруг, чувствуешь, что-то поворачивается в голове, очень легко, и мы ощущаем, что вот-вот перейдём в другое место. Нормально или обычно, я полагаю, что мы переходим в сон, но мы чувствуем, что это не сон, это другая вещь – я так и не смог узнать, потому что не смог дойти до конца опыта. Это как секторный маяк. Находишься в одном секторе, и чувствуешь, что попадаешь в другой сектор; очень лёгкое изменение, и мы переходим, скажем, из зелёного сектора в белый сектор маяка (как маяк Киберона). Но здесь, это не то, что мы как мореплаватель переходим из зоны, прочёсываемой зелёным сектором, в зону, прочёсываемую белым сектором; мы словно сами являемся маяком – маяком сознания, я полагаю – который легко смещается и переходит из одного сектора в другой. И в момент изменения сектора, мы чувствуем, как что-то легко поворачивается в голове, мы вздрагиваем, и снова оказываемся в старом привычном секторе.

            Я не знаю, не нахожусь ли я на краю расстройства мозга, как говорила Мать, но… всё же есть нечто такое, что происходит или пытается произойти.

            Возможно, человеческое сознание – как маяк, который привык прочёсывать определённую зону (зелёную или красную), но есть, возможно, другие сектора и вместо привычного «фильтра», окрашенного красным, голубым или зелёным, есть другой фильтр – или нет фильтра совсем!

            Есть изменение сектора. Но какое? Мне ещё не удалось ухватить другой сектор. Возможно, мир стал бы, тогда, совсем другим.

            Я не боюсь сойти с ума – нельзя стать более безумным, чем человек, какой он есть сейчас.

            Надо крепко ухватиться за Божественное. Быть чистым. Без историй. 

 

20 июня 1983

 

            Купюры в Агенде в их «S.A.’s Action» – действительно, смрад идёт от этого Ашрама.

            Это точно моё видение Матери, с её согнутым, скелетоподобным и почерневшим позвоночником, которая кричала мне: «Go and get me à safety belt[62]».

            Подумать только, что она перестрадала всё это, всех этих людей, всё время, с открытыми глазами и с живым телом… Я не знаю, существовал ли подобный ужас в «духовной» истории человечества – даже распятие Христа кажется театральной постановкой рядом с этим.

 

*

 

             Мать, когда ты взорвёшь это Самадхи перед их лживыми физиономиями.

 

*

 

            Единственное – единственное – решение, это частичка чистой Материи посреди этого всеобщего разложения.

            И поэтому жажда, такая абсолютная!...

 

*

 

После полудня

 

            Божественные переживания такой силы, что нам хотелось бы упасть в обморок.

            И, однако, мы ощущаем, что есть ещё покровы между чистотой «этого» и мной самим.

            Нам хотелось бы броситься туда как в абсолютную пропасть огня и любви – навсегда.

            Абсолютная Любовь. Именно так.

 

*

 

Вечер

           

            Я начинаю понимать, почему Мать говорила о «трансе».

            Да, не знаешь, что это, «боль или блаженство».

            Такое впечатление, что меня заставляют следовать путём Матери, но в чудесных условиях и без этого ужасного окружения.

 

*

 

(Письмо Сатпрема Катрин)

 

            Катрин,

            Извини мои телеграфные оскорбление! Они сказаны с нежностью.

            Но есть вещь, которую ты должна понять о Пьере. «Держать его за руку», это очень хорошо, и может быть в этом твоя роль, но истина требует вещей более сильных, иначе Пьер упустит шанс своей жизни. На сей раз, надо чтобы Пьер имел мужество встретиться с самим собой, вместо того, чтобы морочить себе голову и жалеть себя, как мальчишка. Он мальчишка, ладно, но речь идёт о том, чтобы узнать, хочет ли он остаться в старом мире, быть мальчишкой старого мира, или перейти в Новый – стать «сыном Огня», а не котелком историй. Наступает момент, когда надо быть наедине с самим собой и ОБНАЖЁННЫМ. И если упускаешь этот момент, то определённо упускаешь и свою жизнь.  

            Именно это важно, а всё остальное - второстепенные вещи, по поводу парня, «несправедливо» брошенного в тюрьму только из-за простых предположений. Что касается меня, я думаю, что именно Мать держит его в тюрьме, потому что надо, чтобы любой ценой он выучил урок, иначе совершенно БЕСПОЛЕЗНО приезжать сюда. Такой, какой он есть, Пьер не готов и не способен сделать никакого перехода. Если мы не способны прямо и совершенно просто встретиться с самими собой, и дать себе несколько хороших шлепков, вместо того, чтобы обвинять всегда других и «какую-то несправедливость», тогда остаётся только барахтаться в общей грязи. На самом деле, бунтовщики и «невиновные» – это всё пустая болтовня старой эпохи. Мы все находимся в некой личной гнили, из которой надо иметь мужество выйти. Понимаешь? – не забудь улыбнуться.

 

Сатпрем

 

21 июня 1983

 

            Любой след Лжи становится невыносимым и таким болезненным, даже когда это ощущается в «других» – которые всё меньше и меньше кажутся «другими». Тогда это делает мир удушающим и болезненным, физически болезненным. (Ложь Пьера, например).

            Стремиться только к Тебе.

            Всё остальное – боль.

 

*

 

После полудня

 

            Письмо Пьера о том, что он хочет покончить с собой 30 июня.

            Почему я испытываю эту боль, такую глубокую?

 

21-22 июня 1983 (ночь)

 

Видение

 

            Вот то, что я записал в своих «обрывках видения»:

            Суджату повесили. Мать помогала осуществлять казнь. Как если бы она приговаривала к смерти всех. Это было в Ашраме. Все ашрамиты были согласны. Прошёл Пранаб с сардонической усмешкой: «О! нет, его (Сатпрема) вешать не будем».

            Снова ложная, жестокая Мать, которая всех обрекает на смерть, и прежде всего, Суджату и Сатпрема.

 

22 июня 1983

 

            Сегодня после полудня, я почувствовал, что тело полностью разрушалось – не расплавляясь (!), но становясь совершенно пористым. И чем больше оно становилось пористым, тем больше через него проходили чрезвычайно быстрые волны могущества. Ощущение белого рассеянного свечения. И я (тело) ощущал, почти непрерывно, что вместо него или овладевшее им, было тело Матери[63]. Так что в какой-то момент, я сказал: «О! было бы здорово, если бы Мать физически продолжала свою маленькую божественную бомбардировку мира!» (небольшой сверх-электрический дождь, который пробивал бы насквозь эти маленькие человеческие панцири!)

            К тому же, ощущение «дыхания» миллионами точек моего тела. Странно. Словно не было больше привычной коагуляции.

            Лишь бы только это была Ты, это всё, что нужно.

 

23 июня 1983

 

            Постоянное впечатление, что кружишь вокруг или гонишься по пятам за глубокой тайной – словно я бился и бился о загадочную, критическую точку: если это будет известно, обнаружено, то и всё остальное станет ясным – изменится.

 

*

 

Видение

 

            Я видел забавную вещь сегодня ночью, для которой я не нахожу объяснения.

            Я находился на берегу океана, но наверху, словно на прибрежных скалах, и над океаном возвышался огромный голубой куб (возможно 15-20 метров в высоту), но это был куб, состоящий из океана! Я видел достаточно прямые углы, это была вода, вне всякого сомнения (голубая, как в океане), и она не растекалась, как если бы это была твёрдая вода! Куб словно лежал на поверхности или на берегу океана, и я смотрел на него сверху или сбоку, но всё же сверху [64]. И я сказал себе: но как это держится вместе?! Это была та же самая «материя» что и вода, совсем как вода, но в форме куба.

            Что это за «куб из океана»?

            Он состоял, очевидно, из той же самой материи, что и океан, но материи, которая не подчиняется тем же самым законам.

            Нам известны три состояния Материи: твёрдое, жидкое и газообразное – четвёртое состояние Материи: жидко-твёрдое или твёрдо-жидкое?

            Может это была супраментальная Материя? Которая является, или даёт ощущение твёрдого блока и, тем не менее, текучая. Эта твёрдость, кажется, является следствием вибрационной плотности (как если бы вибрации были «сгущенные», или такие плотные, такие сильные, что они дают ощущение твёрдости). Мать говорила о «пластичной твёрдости»…

            Этот «куб из океана» не был полностью голубым и тусклым, были словно пятна или серебристые (или белые) мерцания внутри, как на поверхности океана. Мы чувствовали движение.

 

24 июня 1983

 

            Я не прошу ни луну, ни сил небес – я прошу ТО, ЧТО ПОДЛИННО.

            Истины мира и существа.

 

*

 

            Я чувствую, как Пьер кричит.

            Боже Мой, когда мы выйдем из этой боли повсюду.

            Когда мы избавляемся от своей, мы получаем боль всех других.

 

 

25 июня 1983

 

            Я написал Кармен, и весь день, у меня была сильная трудность, словно мне пришлось поднимать тяжесть в этом телесном сознании, которое обычно такое пылкое.

            Это позволяет вам понять насколько всё взаимосвязано.

            Всё сразу же здесь[65].

 

*

 

Вечер

 

            После этого дня, проведённого так, словно я поднимал тяжести в теле, вдруг снова пришло стремление, и оно было таким Божественным, таким чудесным, это стремление, эта нужда, это пламя, эта жажда в теле – мы забываем об этом – что внезапно я сказал себе, но вот это и есть Цель, нет никакой другой! Это и есть Божественное в Материи – это не «наше» стремление, не «наша» жажда: это Он, именно То, что жаждет в Материи. Я никогда раньше не предполагал, до какой степени это стремление, эта жажда, являются Чудом самим по себе. Оно самодостаточное. Это восхитительное дыхание Материи.

            И, наконец, я спрашиваю себя, не является ли это тем знаменитым «клеточным сознанием», о котором говорила Мать? Я всё время ждал, надеялся: «Если бы мы смогли, научить их (клетки) тому великолепию, которое присутствует внутри них…» И это здесь! А я не знал этого! Я всегда чувствовал «телесное сознание» или всеобщее «материальное», но этому не достаёт остроты восприятия: телесное сознание состоит из клеток! И вот, целый год я ждал то, что оказывается было под моим носом! Чудо, оно здесь, действительно здесь! Надо было однажды лишиться этого, чтобы я его заметил! Очевидно, опыты не приходят с наклеенными на них ярлыками. Легче наклеить ярлык, чем подтвердить опыт!

 

*

 

(Письмо к Кармен)

             

            Моя милая Кармен,

            Я так рад узнать, что ты снова в своём гнёздышке Обсерватории с дроздами и постоянными колокольчиками монахинь. Я пишу тебе не слишком часто, но ты со мной. Чем больше мы идём, тем больше жизнь становится чудесной тайной – мы также чувствуем, что окошко где-то очень близко, и мы вдруг окажемся в жизни такой простой, что она кажется немыслимой. Старые призраки отбиваются, но это, в самом деле, призраки. Ты знаешь, открытия Матери и Шри Ауробиндо, это не просто какой-то трюк для Аватаров и для будущих времён: это переживается, или, скорее, это становится. Я подтверждаю шаг за шагом невероятную возможность и больше не сомневаюсь, что все наши законы существования и наши мудрствования ничего не стоят. Это Факт абсолютно конкретный и… я собирался сказать чудесный, но это не «чудо», напротив, это великая Естественность существования. Когда «Это» течёт в венах, больше не сомневаешься, что всё возможно – только старые привычки цепляются. Мы пытаемся избавиться от них. Вот. И тогда, такое присутствие Матери! В течение года я нёсся галопом, или скорее она заставляла меня нестись галопом - я не хочу больше заниматься уста