логотип

 

 

Перевод: Игорь Горячев, Нина Кучер.

auroananta@yandex.ru

 

 

 

 

Сатпрем

 

Заметки об Апокалипсисе

 

Том 9

1989

 

Институт эволюционных исследований

 

 

Encyclopaedia Universalis, т.2

 

Апокалиптический

(литературное)

 

Для современного ума, термин «апокалипсис» связывается с катастрофой мирового масштаба. На самом деле, это транскрипция греческого слова αποκαλυψις, которое означает просто «раскрывающий», «снимающий покровы». Малоупотребительное в просторечном греческом, оно довольно часто появляется в переводе библии Септуагинте, где означает «раскрытие» в материальном смысле, но особенно, в переносном смысле, то есть «открытие» человеческих или божественных тайн.

 

 

Суджате

 

с которой, шаг за шагом,

мы прошли эти ужасные испытания,

неся нашу единственную любовь к Матери

и нашу отчаянную волю

 продолжать Их Работу

   до конца

 

                         

 

                  открыть

                     ужасную и чудесную

                       Тайну жизни

                         на земле.

 

 

Январь

 

ХРОНОЛОГИЯ МИРОВЫХ СОБЫТИЙ

 

2 января – Бирма: более 100 000 человек присутствовали на похоронах Кхин Куй, вдовы Аун Санга, героя Независимости, и приняли участие в демонстрации против военного режима на улицах Рангуна, длившейся более двух часов.

 

4 января – США: американская авиация сбила два ливийских истребителя над Средиземным морем.

 

               – СССР: Коммунистическая партия предложила закон, предусматривающий реабилитацию «сотен тысяч» лиц, осужденных без суда в тридцатые и сороковые годы.

 

5 января – Шри Ланка: верховная индийская комиссия в Коломбо объявила, что первый индийский батальон был выведен из страны.

 

7 января – Япония: император Хирохито умер в Токио. Его заменит принц-наследник Акихито.

 

11 января – Франция: конференция по химическим вооружениям завершилась принятием  окончательной декларации, по которой 149 государств участников отказываются от использования этого вида вооружений.

 

15 января – Бангладеш: катастрофа на железной дороге в Пубейл унесла жизни, по меньшей мере, 120 человек.

 

                     – Никарагуа: почти 5000 человек ответили на призыв 14 оппозиционных партий и приняли участие в манифестации в память Педро Йоахима Чаморро, убитого при диктатуре Анастасио Сомоза.

 

17 января – Австрия: назначив отца Клауса Кюнга, священника, принадлежащего к Opus Dei[1], главой епархии Фельдкирх, Папа продолжил назначения консервативных епископов.

 

18 января – Китай: на стадионе Гуаньджоу, 17 осуждённых, обвиняемых в убийствах, грабежах и экономических преступлениях, были казнены перед толпой в 30 000 человек.

 

19 января – США: ответственные лица здравоохранения впервые в мире разрешили использование способа, основанного на изменении генотипа человеческих клеток.

 

22 января – Индия: партия премьер-министра Раджива Ганди, Конгресс, потерпела поражение на всеобщих выборах в Тамил Наду, но одержала верх в Нагаланде и Мизораме.

 

                 – СССР: сильное землетрясение в Таджикистане; более тысячи погибших.

 

23 января – Испания: Смерть Сальвадора Дали.

 

28 января – Китай: скоропостижная смерть Панчен-ламы, второго по рангу лица в религиозной иерархии Тибета после Далай-ламы, стала тяжёлым ударом для Пекина, который рассчитывал на то, что он будет служить мостом для связи с «богом-королём» в изгнании.

 

 

 

7 января 1989

 

 

Разговор с Суджатой

 

Мать заставляет Сатпрема бежать

 

            Сегодня у нас 7 января ?

 

            Да, 7, да.

 

            Рассказать вам то, что я видела?

 

            Да.

 

            Я не знаю… Я расскажу вам то, что меня сильно позабавило.

            Я оказалась на улице, на  перекрёстке с улицей Морской, в Понди.

 

            Это улица Ашрама?

 

            Да, улица Ашрама; но я не была возле Ашрама, я была гораздо дальше (там, где жила Падма, вы знаете?)

 

            Нет.

 

            Это место осталось в моей памяти.

            Но прежде, видимо, было что-то другое, там было  что-то вроде стула, и Мать уехала на этом стуле (это  была не машина, это был стул), и именно вы её сопровождали. Я не помню больше всех деталей, но это то, что произошло: Мать сидела на стуле, и я не знаю, кто его нёс или двигал вперёд этот стул (я не видела колёсиков; впрочем, это был не стул, это было деревянное кресло, в котором прежде Мать беседовала с вами). Значит, кто-то толкал, а вы были рядом. Это не вы толкали: вы были с Ней. Но кресло двигалось с такой скоростью, что вам приходилось бежать, чтобы быть рядом с Ней, настолько это было быстро.

 

            Да.

 

            Это произошло в самом начале, я видела, как вы убегали. И затем я сама шла по улице и увидела около себя девушку (я не знаю, кем была эта девушка, чуть моложе меня или моего возраста, я не могу сказать, – впрочем, я тоже выглядела гораздо моложе, и вы тоже выглядели  моложе), и я увидела стул, который быстро приближался! И вы бежали и были весь потный! (Суджата смеётся) столько вам пришлось бежать!

 

Ах! Да! Она заставляет меня бежать!

 

(Хохочет) Весь в поту, вы знаете, когда мы бежим много и быстро.  И надо было бежать быстро, чтобы быть с Ней, но вы всё время держались рядом с Ней.

Вот то, что я увидела.

Я посмотрела с удивлением, и затем спокойно продолжила свой путь. Потом, я увидела посреди дороги Пранаба. И Пранаб также видел всех, кто проходил: и вас, и Мать (он оставался неподвижным посреди дороги), и он сказал: «Бегите быстрей! Бегите быстрей!»

 

Кому он это сказал?

 

Вероятно нам. И мы не поняли, что это было адресовано нам, но когда мы приблизились (мы шли), в тот момент он сказал: «О! Я думал, что это были дети! Вот почему я сказал: бегите». Да, так. И затем мы пошли дальше, и пришли туда, куда должны были прийти. Я не видела вход в Ашрам, ничего, сцена вдруг изменилась, мы находились внутри какого-то дома. И когда я пришла, вас там не было, стул был пустой, и Мать находилась внутри; возможно, чтобы переодеться после своего выезда, я не могу сказать. В тот момент, я, должно быть, оказалась совсем одна, да, возле стула Матери. Потом Мать вышла. Она выглядела очень молодой, полная энергии, сияющая; я не могу сказать, было ли на Ней сари или платье – возможно платье – словом что-то сияло, как мне… всё-всё сияло вокруг Неё, как если б было много золота, вы знаете. Но на Ней не было украшений.

 

Да.

 

Это Она сама сияла вот так. Затем, Она уселась на стул и начала говорить мне что-то на бенгальском. Мне хотелось послушать, но в этот момент кто-то подошёл (кто-то, как Мадхав, к примеру) спросить меня: «What is the meaning of the New Year[Что означает Новый Год]  (Сатпрем смеётся)  Я была… ! (Сатпрем и Суджата хохочут) Я его остановила, вот так! Но, очевидно, это меня  немного отвлекло, и я не запомнила, что мне сказала Мать.

 

Да.

 

Это может быть сделано нарочно; во снах, вы знаете…

 

Да, возможно, это было сделано нарочно.

 

Тогда вот так!

 

Нет, важно то, что Она вышла и шла с такой скоростью. И это идёт быстро, вне всякого сомнения.

 

(молчание)

 

            Но Она обогнала Пранаба?

 

            О да! Да! В то время, когда я подошла к Пранабу, вы совсем исчезли! Вас больше не было видно: Она полностью обогнала…

 

            Разумеется.

 

            Он даже не остановил; он стоял  посреди дороги, но ничего не остановил.

 

            Он не смог ничего остановить.

 

            Возможно. Возможно, он был там, чтобы попытаться помешать, но он не…

 

            Он никак не смог помешать.

 

            И вам тоже, не только Матери.

            Но я не знаю, кто толкал стул Матери? Кто-то был. Кто-то был, но я не могу сказать кто.

 

            Но это же Шри Ауробиндо! (Сатпрем смеётся)

 

            (Смеясь) Очевидно! Очевидно!

            Потому что Мать ничем не управляла: Она сидела на своём стуле. И вы не касались стула, вы бежали возле Неё. Значит, очевидно, был кто-то, кто толкал.

 

            Только Бог знает, как Она заставляла меня бежать! (Сатпрем смеётся)

 

            (Взрыв смеха) Я смотрела на вас: вы были совсем  мокрый от пота! Я немножко посмеялась про себя!

 

            Да, я помню видение, которое у меня было после ухода Матери; это меня настолько поразило и взволновало. Была очень узкая дорога (это произошло несколько месяцев спустя после ухода Матери), очень узкая дорога, а Мать была большой и Она выходила, Она шла по этой дороге. И я Её сопровождал; я шёл слева. И чтобы Её путь был более лёгким, я перешёл на обочину дороги. И эта обочина была из колючей проволоки – вся сплошь покрыта колючей проволокой. И поэтому я шёл по колючей проволоке; но внизу, под колючей проволокой, росли… все эти цветы Сострадания Шри Ауробиндо. Это меня так взволновало.

 

            Но в то время мы жили в Нанданаме.

 

            Да.

            Но Мать шла; путь был узкий.

 

            Она шла?

 

            Она шла, Она была большой, а я, я шёл слева, и поскольку дорога была узкой, я перешёл на обочину и шёл по этой колючей проволоке.

 

            Но в моём сне вы также были слева, не справа.

 

            Да. Да, конечно, это нормально.

 

            И ростом  примерно вровень с Нею, просто может на шаг позади.

 

            Ну что ж, с тех пор… с тех пор, скорость увеличилась… я не знаю (смеясь), стало ли меньше колючей проволоки!

 

            Если бы.

 

            Да, это другая вещь, да.

            Но в то время, это было настолько то. Оно меня взволновало… видеть все эти цветы.

 

            Сострадание Шри Ауробиндо. Но оно всегда там! Разве нет?

 

            В то время, мне очень хотелось понять это. Словом, мы бежим, хорошо. Снаружи. По улице.

            И ты говоришь, её свечение было золотым?

 

            Да, потому что там вы промчались очень быстро, как молния!

 

            Как молния?

 

            О да! Со скоростью молнии!

 

            А! Это хорошо. Ну что ж, именно это происходит в действительности.

 

            И не сделав и десяти шагов, вы исчезли.

 

            Я говорю тебе, это молния, моя Милая. Это молния. Действительно молния. Это опускается со скоростью молнии – но молния, совсем маленькая струйка, в то время как там, это массы… массы… это ужасное. У меня нет страха, но это действительно ужасное.

            Это совершенно за пределами… за пределами жизни, за пределами смерти. И мы  стоим в своём теле. Но это по ту сторону жизни и по ту сторону смерти. Это больше не жизнь, и больше не смерть.

 

(молчание)

 

            Но, всё же, я задаю себе вопрос: вы только что спросили, сияла ли Мать как золото?

 

            Да.

 

            Но, возможно, я увидела это тогда, когда вы промчались так быстро, как молния,  как вспышка. Но когда я Её вновь обнаружила (Она вошла в комнату, чтобы переодеться, не так ли, после того, как Она побыла на улице, Ей захотелось переодеться; Она вновь вернулась и уселась в своё кресло), и в этот момент, я увидела золотое сияние: всё было золотистым, да, с сиянием – это сияло.

 

            Это высочайшая Шакти, так сказать.

            Это Она, Молния. Это Она и Он.

            Но, тело осознало, что это Она и Он; иначе, это не было бы возможным, ты понимаешь. Оно осознало, что это Она и Он. Что это Она поражает вас Молнией, и Она же несёт вас, чтобы выдержать эту Молнию. Нас несут. Но мы являемся человеческим животным. Вот так.

 

(молчание)

 

            Ах! Да, Она закончит свою Работу.

            Они швырнули Её в могилу.

 

            Но это был точно мой вопрос: потому что Она возвратилась в комнату, и затем вновь вышла; и когда Она  вышла, я увидела Её такой сияющей, словно  она была вся золотистая, не правда ли.

 

            Когда Она вновь вышла…?

 

            … из этой комнаты и уселась в кресло, и сказала мне (я не помню больше, я забыла то, что Она мне сказала), именно в этот момент…

(молчание)

 

            Так в чём же твой вопрос?

 

            Нет, было так: Её швырнули в могилу, значит, как если бы Она вновь вошла в комнату, и когда Она снова выходит, Она снова выходит…

 

            Слушай, это мне напоминает то, что я видел несколько лет назад, три или четыре года назад, но уже здесь, в «Конце Земли». Три-четыре года назад я увидел ночью Мать. Она что-то шила.

 

            Мать?

 

            Да, Она шила что-то голубое и затем её напёрсток упал на землю возле меня (словом, Она говорила мне разные вещи… разные вещи) и в тот момент Она сказала мне: «О! Я ещё помню, как они бросили моё тело!» И Она начала смеяться. И затем, ты знаешь, Она сделала вот такой жест, словно что-то бросила на землю.

 

            Оо!

 

            «Я ещё помню, как они бросили моё тело» – но Она сказала это совсем без гнева, я передаю её интонацию не совсем точно, Она сказала это, как что-то забавное: «Ах! Я ещё помню, как они бросили моё тело!»

 

            О!

            И у неё упал напёрсток?

 

            Я не знаю, это было…  Это было слишком давно, чтобы я мог тебе рассказать, потому что перед этим и после было много вещей, о которых не стоило говорить – но это, это осталось очень ясным: Она сделала лёгкий жест рукой и засмеялась (ты же знаешь, как смеялась Мать – как если бы это было забавным!)…

 

            Да!

 

            … «Я ещё помню, как они бросили моё тело!» Но я говорю это с интонацией немного напряжённой, в то время как Она говорила это… но, тем не менее, Она сказала это.

 

            Да! Она сказала это.

 

            Ну, а твой вопрос?

 

            Мой вопрос… вы говорили, что Она была как девочка; но в этот раз, в моём сне, я не видела Её девочкой: Она была как женщина, может быть, лет тридцати.

 

            Ты хочешь сказать после улицы, когда Она вновь вошла внутрь?

 

            Мой вопрос: вы говорите, что Её «швырнули в могилу» – но, что касается меня, я говорю, что Она собирается снова выйти.

 

            Ну, может быть, Она уже вышла снова, нет? так как она мчалась по улице!

 

            Ну да! Но после Она вошла в комнату – тогда что это может означать?

 

            Ну что ж, Она вновь вошла в свои внутренние владения, в свои тонкие сферы.

 

            О? О! Значит так?

 

            Именно так я это понимаю.

            То, что ты увидела, это её внешнее действие, и затем, после, я бегу! с Ней! Она заставляет меня бежать! И потом ты увидела, как Она снова входит в свой собственный мир – я думаю.

            Во всяком случае, Она мчится по улице как Молния, как Вспышка. Очевидно, Она ещё не проявилась. Но кто знает? Что мы знаем?

 

(молчание)

 

            Они швырнули Её в могилу, но это не помешало тебе увидеть Её как Молнию, как Вспышку на улице. И Она закончит свою Работу, это, несомненно.

            Как? Каким образом? Когда? Я не знаю.

            Ты помнишь, Она сказала: «Последнее действие не сыграно» –  в тот момент они все затрепещут.

 

(молчание)

 

            И когда Она проявится в своём Сиянии, Она засмеётся… и все – что произойдёт со всеми? (Суджата смеётся)

 

            О! Они все задрожат.

            Божественное существо… Я совсем не думаю, что Она проявится, как… (как сказать?) мечущая молнии, в смысле, как Махакали, к примеру, я не думаю; я не представляю – что мы знаем? Я не представляю себе это вот так.

            Я думаю, что… как девочка. Но девочка…  молниеподобная, понимаешь: божественная Суть. Тогда это, это заставит задрожать всё то, что несёт в себе темноту или смерть, или… –  все задрожат, потому что они несут в себе всю смерть или ложь. Она не хочет быть Кали! Она хочет быть девочкой, вот такой, чистой божественной сутью – материализованной: это заставит всё задрожать! Этот мир, сотканный только из лжи и смерти.

            Нет нужды быть Кали: надо быть маленькой улыбкой Высочайшего, вот так: пфф – и это, это сделано. Это радикальное, молниеносное. Оно поражает как молнией своей сутью. Нет надобности в оружии, совсем, – достаточно быть этой маленькой улыбкой Высочайшего, которая приходит вот так, маленькой девочкой или девушкой: это заставит всё задрожать.

            Я говорю тебе, я не представляю, что Она снова придёт как Махакали, не так ли, великолепная, великая, безграничная и громогласная – заметь, там может быть и гром! Но… (смеётся)

            Мы не знаем ничего. Словом, всё это, лишь предположения и воображения – мы не знаем ничего. Мы не знаем ничего, кроме того, что Она закончит свою Работу: это очевидно. Хорошо, ну что ж, её последний акт, он может случиться в любой момент с этими пропащими людьми.

 

            Как «The sword of Damocles» [Дамоклов меч]?

 

            Но, я тебе уже сказал, не будет меча. Сама её улыбка будет мечом; само её присутствие. Это невыносимо.

            Что касается меня, я хорошо вижу всё то, через что моё тело должно пройти, чтобы выдержать одну маленькую каплю – совсем маленькую каплю, которая для меня…

 

            Бурный поток.

 

            Это массы.

            То, что выносит это тело, было бы невыносимо для… Они не смогли бы выносить это даже долю секунды.

 

            Значит, это будет посильнее, чем землетрясение?

 

            Ну да, я говорю тебе, само её присутствие… Но это высочайшее Присутствие, не так ли, в том смысле, что это действует повсюду одновременно, имея полное знание о каждой маленькой крохотной частичке, и везде, где будет атом… искренности или реальности, да, это будет подхвачено. Но везде, где есть просто материя, которая жрёт – даже не материя… я не знаю что, эти kabandhas[2], которые жрут, это будет совершенно невыносимо для…

 

(молчание)

 

            Но Матери или  Шри Ауробиндо совсем не интересно приходить делать чудеса и метать молнии; что Их интересует, так это несколько элементов, которые были бы способны… сделать следующий шаг. Именно это Им интересно.

            Надо, чтобы были эти элементы.

            Тогда там, в тот момент, это другая вещь; в тот момент, мы поворачиваемся к чему-то другому, потому что есть элементы, готовые сделать следующий шаг. Но именно это Их интересует; это не значит, что надо уничтожить всё остальное. Остальное, что это? Они кажутся великолепными и гигантскими, и ядерными, и научными, и… но это всё пустое – отравленное. Для Них пустяк дунуть на это сверху: ты видела, как Они дунули на Зию?

            Это для Них ничто.

            Для Них имеет значение, чтобы были человеческие животные, которые могли бы следовать за Ними, могли бы сделать шаг. Вот чего Они ожидают: чтобы эти элементы были готовы.

            Тогда, после, мы сможем спасти то, что может быть спасено.

            Но надо… это эволюционный и божественный закон, не так ли: надо, чтобы со стороны старых животных было несколько элементов, способных сделать свой собственный переход.

            И однажды, как только среди этих «животных» появятся несколько готовых, в тот же момент всё изменится. Всё будет спасено. Всё будет спасено, согласно Их божественному плану, не правда ли… и тогда, старая история на этом закончится.

            Старая история, достаточно дунуть сверху: это пустяки! Она кажется гигантской и господствующей, и царствующей, но это ничто! Это не обладает реальностью  что имеет здесь реальность? Именно эта божественная суть – вот, Это имеет реальность… молниеподобную, понимаешь. Но всё остальное, не обладает этим: это огромная Претензия; со всей их громадной силой, это ничто. Фальшивая реальность.

            Только, для того чтобы воплотить и материализовать истинную Реальность, ну… что ж! Надо пройти через всю эту корку и стену лжи и смерти, и… именно в этом мы находимся вот уже… я не знаю, сколько миллионов и миллиардов лет – четыре с половиной миллиарда, во всяком случае.

            Надо пройти через это.

            Вот, такова вся история… вся История, которая проигрывается – которую Они сыграли, которую Они позволили.  Но надо, чтобы человеческие животные прошли через эту фальшивую реальность. Эта фальшивая реальность может быть совершенно смертельной, и способна ухлопать вас и погубить в… (Сатпрем щёлкает пальцами) вот так! Но, если есть Другое – Другая Реальность, которая может материализоваться или воплотиться, всё это, это рушится: это ничто. Смерть, болезни, их бомбы, их могущество, всё это – ничто. Это ПУСТОЕ. Это пустое перед этой чистой Реальностью. Только надо суметь, я говорю тебе, чтобы воплотить или материализовать её, надо как раз пройти через всю эту смертельную, отвратительную и жестокую ложь, которая имеет полную видимость власти. И, кроме того, которая заставляет вас чувствовать её, потому что я тебя уверяю, тело должно пройти через много вещей, чтобы выдержать. Смерть действительно заставляет вас почувствовать, что она хозяйка. И поэтому там нельзя колебаться между «я верю в боль и в моё сердце, которое останавливается» или «я верю в Другую Реальность» – либо то, либо другое, ты понимаешь?

            Если на долю секунды, пока ты делаешь эту работу, твоё тело поверит в смерть и в боль, ты рухнешь, всё кончено.

            Надо физически, полностью верить в Другую Реальность. Тогда это имеет силу…  войти. Войти именно в Смерть, в Ложь, в Боль, в Жестокость, во всю эту загубленную землю. Но надо выносить это. Надо принимать это; надо сознавать, что Другая Вещь – это Реальность, а всё то, просто ложь. Но хорошо бы осознавать это не только в голове, но надо осознавать это в своём теле. В то время, когда  происходит это раздавливание, требуется… требуется совсем мало времени, чтобы тело сумело… отрицать смерть, отрицать боль, отрицать жестокость, отрицать всё то, через что оно должно пройти. Вот так.

            Это ложная реальность, но она погубит тебя, если Другая Вещь в тебе ещё не победила.

            Но это фальшивая реальность.

            Вот и всё.

            Отвратительная жестокая ложь, как концентрационный лагерь. Если ты говоришь: «Я не могу больше» –  хорошо, всё кончено, ты падаешь. Если ты говоришь: «Это невозможно» – всё кончено.

 

(молчание)

 

            И тогда Их Триумф, Их божественное Проявление, это не вопрос. Вопрос в элементах, которые имеют мужество или веру, или что-то подобное, чтобы пройти через это… через эту стену лжи, через эту фальшивую реальность.

            Вот Их вопрос.

 

(молчание)

 

            Это простой закон, не так ли: ты не станешь амфибией, оставаясь рыбой; надо выйти из океана. Поэтому ты задыхаешься, ты поджариваешься, и если ты не веришь в солнце, ты пропал; если ты не веришь в кислород, ты пропал: ты поджариваешься, ты задыхаешься, ты умираешь. Но ты не можешь стать амфибией, оставаясь в то же время рыбой: надо пройти. Пройти через стену.

 

            Подождите, я не пойму, но есть, к примеру, дельфины, которые дышат воздухом и остаются в море?

 

            Да, но словом, я говорю о виде, не являющемся амфибиями, который дышит через жабры только кислородом, содержащимся в океане; если эту рыбу вытащить на песок, она поджарится и задохнётся.

 

            Да.

 

            Если только она не верит в это солнце, которое для других… оно вас поджаривает, оно вас душит. Так вот, надо, чтобы всем своим телом она верила в это солнце. Это действительно операция вот такого рода, ты понимаешь.

            Если ты не веришь в Солнце будущего, ну что ж, это не то, чтобы ты поджаривался или задыхался, но тебя раздавливает.

            Это другой Переход, ты понимаешь.

            И мы не можем пройти в этот другой вид, если не пройдём через. Это невозможно.

 

            Да.

 

            Ты не можешь оставаться в прежних водах и в то же время стать земным видом; это невозможно. Словом, ты не можешь одновременно быть в смерти и затем проходить в…

 

            В бессмертие!

 

            … в нечто такое, что… не имеет смерти, не имеет лжи, не имеет темноты и стен – без темноты, без лжи, без стен. Это всё противоположно нашей системе.

 

            Да.

 

            Тогда надо пройти через это.

            Всё то, что есть в системе, в старой системе, служит для того, чтобы удержать тебя в её смерти, в её боли, во всей её системе: здесь полно «стражей». Как в концентрационном лагере: стражи повсюду, и затем, ты вынужден стрелять. Ну что ж, надо пройти через это.

 

(молчание)

 

            И поэтому существует Их вопрос; именно мы должны найти решение Их вопроса, ты понимаешь! «Мы», конечно с Их Милостью и Их Помощью, не так ли. Они там, точно склонились над этими бедными животными, чтобы посмотреть: «Найдётся хотя бы несколько из этих пяти миллиардов» (или я не знаю сколько –  найдётся ли несколько среди этих «даров бога!»… ), «Хотя бы несколько?»

            Они склонились там, Они ждут. Они полностью готовы.

 

(молчание)

 

            Вот моя Милая, это всё, что я…

 

(пауза)

 

            Вы говорите, что именно Их вопрос мы должны разрешить, не так ли.

 

            Да.

 

            Но, у меня сильное ощущение, что это решение очень близко. Очень сильное ощущение.

 

            У меня такое впечатление, но… У меня такое впечатление… но мы ничего не знаем.

            Моё тело ощущает, но… я говорю тебе, вот уже четыре или пять лет назад, как впервые низошли эти дозы, такие громадные, и я сказал себе: «Но Они приходят!» Так вот, на протяжении четырёх-пяти лет эти дозы не прекращали увеличиваться, и брешь не прекращала углубляться; тогда мы спрашиваем себя: и что? Мы не знаем – мы не знаем.

            У нас такое ощущение, очевидно, время поджимает, в мире таком, как мы его видим, таком отвратительном; но Им нужны элементы, несколько элементов, и к тому же необходимо совпадение обстоятельств, ты понимаешь, чтобы это имело максимум… (как бы сказать?) Милости; то есть максимум силы спасти то, что может быть спасено.

 

            Вы видите так; и я со своей стороны вижу мир таким, какой он есть и во всей его мерзости, не так ли, и я говорю себе, что это не может продолжаться: мерзости уже достаточно. Именно она проглатывает всё.

 

            Ну да, но она проглатывает всю мерзость – фактически, она играет свою роль: мерзость проглатывает мерзость; она глотает саму себя.

            Ты помнишь, как Шри Ауробиндо сказал: « Конец цикла эволюции отмечен мощным возрастанием элементов, которые должны выйти из эволюции». Это очень важное замечание.

            Ну что ж, это отвратительно для наших глаз, но это не… я говорю тебе, Ложь проглатывает саму себя, не так ли? Потому что в глубине своего сознания, я не верю, что  элемент с маленькой простой истинной искрой (не какие-то важные умы, а отважные люди с маленькой чистой и простой искрой): я не верю, что они могут быть проглочены.

            Но, очевидно, их всё меньше и меньше. Или они всё больше и больше тонут в этом море. Тонут и затем отчаиваются.

 

(молчание)

 

            Мы совсем ничего не знаем, моя Милая. Очевидно, по нашим ощущениям, мы говорим себе: но это не может быть далеко!

 

            Нет, действительно, в этом состоянии мира, который… который становится невыносимым, и Индия…

 

            О! «невыносимым», а они с таким удовольствием барахтаются в этом; они даже торжествуют. Господин Раджив Ганди провозглашает «новую эру мира»!

 

            Он может провозглашать всё, что он хочет, это не улучшит ничего.

 

            Ну да, но они все направо и налево провозглашают свою великолепную систему.  «И затем наука выведет нас из затруднительного положения».

 

            Да. Но этот крик: «Наука выведет нас из затруднительного положения!» – был в начале этого или в конце прошлого века.

 

            Он скорее устаревший, их… [триумф]! (смеётся)

 

            (Смеясь) Да!

 

            (Смеясь)  Династия Неру немного устарела и шатается!

            Они очень отсталые!

 

            (Смеясь) Да!

 

            Это руководители «backward classes» [отсталых классов]! (Сатпрем и Суджата хохочут)

 

(молчание)

 

            Нет, временами не знаешь. Мы не знаем. Но Шри Ауробиндо сказал: «It is the Hour of the unexpected[3]». Вот.

 

            Нет, я хочу сказать: ощущение, что совпадение, о котором вы говорите, очень близко.

 

            Гм… Бог его знает! Есть знаки, но…

 

            Да, эти землетрясения, извержения вулканов…

 

            Всё это, да…

 

            Всё это лишь некоторые из знаков…

 

            Да, но для Них, есть ли какие-то способные элементы? В этом всё дело.

            Я не знаю ничего. Абсолютно ничего.

            Мы в Стене, не правда ли, в чёрной стене. Мы не перед ней, мы в самой  Стене – чёрной. Тогда, сколько надо ещё прокопать, миллиметр или три километра? – ты ничего не знаешь. И затем вдруг: хоп! Последний миллиметр будет пробит насквозь. Но… когда? Как? Где ты проходишь? Ты в Стене. И сколько тебе ещё предстоит сделать: три миллиметра или четыре километра?

            Что мы знаем? Я не знаю.

 

(молчание)

 

            Да, но Они знают.

 

            Они знают, разумеется. Но это Их Тайна и у Них есть причина хранить её. Они действительно имеют причину хранить её всеми способами, потому что если бы мы её знали, мы, возможно, ужаснулись бы (хохочет), сколько ещё предстоит пройти. Или тогда, Враг, который всё время начеку, нашёл бы способ задерживать вещи. Я совсем не требую, чтобы Они раскрыли мне Свою Тайну; я не прошу этого. Я прошу Их, позволить сделать то, что Они хотят, чтобы пройти через это животное. Вот.

            Чтобы это животное смогло выносить Их Реальность. Вот так, именно этого я прошу.

            Но когда? Как? Мы ничего не знаем. Очевидно, это вопиющее. Но вопиющее… даже не для многих людей.

 

(молчание)

 

 

8 января 1989

 

            Этот «главный клапан» или «главный вентиль» является именно ключом или «рулём» этого нового дыхания (это точно позади глаз и носа или между бровей, на вертикальной оси, которая проходит через верхушку черепа). Сейчас движение или механизм становится ясно заметным и переносимым. Это больше не хаос. Можно было бы сказать, это «руль» Божественной Молнии или «дыхательный аппарат» другой Энергии. Только надо, чтобы это проходило совсем прямо до самого низа… «Совсем прямо» = без сжимания на каком-либо уровне. Однако тело автоматически и естественно сжимается, как только оно получает слишком большую интенсивность (когда оно слишком быстро бежит, слишком холодное, слишком горячее, слишком тяжёлое или в шоке, когда чересчур того или этого, и т. д.), происходит мускульное и нервное сжимание. Вся наша система построена так, чтобы защищаться – против врага, который уже внутри! Тюрьма, это само определение старой эволюционной системы… (Надо стиснуть зубы). (Или держать рот надёжно закрытым и завинченным).

            Это движение очень механическое (как старое дыхание), только мы ощущаем (Бог знает!), что это Божественная супер-механика.

            Или одно заменит другое в качестве источника энергии?

            Это расплющивание могущественное и твёрдое – да, массивная молния… и быстрая.

 

*

 

            В ночь со 2 на 3 января (или с 1 на 2, я не помню больше), я что-то увидел, одно из тех видений нового сознания, отвечающее на вопрос, который я так часто задавал Матери и Шри Ауробиндо, потому что я не знал, как делать, чтобы дышать, и я ухал, как дровосек, с каждой новой нисходящей Массой, но открыв рот или челюсть, чтобы позволить пройти этому «ух», это тянуло мускулы шеи и все сухожилия, которые разветвляются между последними шейными позвонками и лопатками, но сжимание рта, казалось, также провоцирует другой род сжимания. И вот, что Они мне показали, чтобы заставить меня хорошо понять, со своей чудесной Заботливостью (это всегда так трогательно заметить то, что Они хотят). Я увидел огромную белую лошадь, но такую громадную (не эти «беговые лошади», но «рабочая лошадь»: огромная, раз в десять больше и крупнее, чем тяжёлые рабочие лошади, которых мы знаем). На этой лошади сидело существо, которое я полностью не видел,  я видел только его ягодицы и оно, видимо, тоже было достаточно огромным, потому что занимало всю спину этой огромной лошади (у него не было седла, он сидел верхом «без седла») (и похоже, верхняя часть тела этого существа была отрезана, как на обрезанном фото, чтобы я не видел кто там был –  но я его распознал!) И вот, это существо, каждые две или три секунды очень регулярно и почти механически, наклонялось сверху к шее лошади, и я видел его руку, дающую ей какую-то пищу – это не было материальной пищей, это была своего рода белая субстанция и жидкая. Затем, во второй раз, я увидел эту громадную лошадь лежащей на боку, и я, вооружённый плоскогубцами или английским ключом (я видел две блестящие или никелированные ручки плоскогубцев), закручивал «удила» (или то, что возможно было удилами) в углу рта лошади. Это было так удивительно, этот английский ключ и я, закручивающий этот огромный рот! Вот и всё.

            Я сделал из этого вывод (каким бы глупым я не был, даже в качестве конюха! ещё одна профессия!), что следовало держать рот хорошо закрытым и что Они кормили меня с каждым дыханием.

            Они меня кормят.

            Эта «молния» – будущее питание. Или будущий «воздух».

            Именно это должно заменить старую витальную энергию, питающую растения и животных – всю старую эволюционную систему. «Жизнь» = смерть.

 

*

 

            Но тогда, Могущество этого животного ог-ром-ное… ! Локомотив.

            А что говорить о Всаднике?!

 

*

 

            P.S. Я не знаю почему, этот Всадник, который кормил «лошадь» с каждым дыханием, напоминает мне Риг Веду: «He sets flowing in one movement human strengths and things divine[4]» (IХ. 70. 3) Когда-то я прочёл это, и думал, что понимал, но я никогда не подумал бы, что этим питанием была молния!... (И даже теперь, что я знаю?)

            Мне вспоминается также эта строчка Шри Ауробиндо в Савитри: «Fearful rapidities of the downward Bliss[5]». Эта молния является (или будет, может быть) блаженством. Но Шри Ауробиндо, действительно, говорит «ужасным»!

 

 

12 января 1989

 

            (Пенджаб: вместо того, чтобы повесить К.С., они вешают женщин и детей…)

            Неисчислимый вред, который эта династия Неру нанесёт Индии…

 

13 января 1989

 

            Столько боли.

            Что делать?

            Тук-тук-тук… тук-тук-тук…

 

*

 

Вечер

 

            Это жестокое!

            Эта система, обнажённая, почти возмутительно жестока.

            Я понимаю, почему Мать говорила: «Мне хочется кричать».

            Именно её труднее всего выносить, эту жестокость… организованную.

            Что это за мир? Кто изобрёл это?

            Лучше не прибегать к метафизике, потому что это чудовищное.

            Надо выйти из этого – если мы сможем.

 

*

 

            Они вешают старуху, это выражение чудовищной реальности.

            Как люди могут чувствовать себя незатронутым этим?

            Они ещё люди?

            О, Господи, я не знаю больше, где я нахожусь.

 

           

 

Без даты

 

            Что могло бы помешать этому позвоночному хребту напрягаться, сжиматься – разрываться и страдать от боли под тяжестью этих Масс, секунда за секундой?

            Массы проходят, но каждый раз они раздирают – автоматически. Что может изменить этот автоматизм.

            В конце концов, это всё переживается заживо.

 

 

15 января 1989

 

            Иногда чувствуешь такое отчаяние. Нам хотелось бы плакать, как потерянному ребёнку.

            Но что пользы?

 

*

 

            Чтобы утешить себя, я говорю: вся Система такова, очень болезненная, иначе мы никогда не искали бы выход из неё.

            Нет «этой боли здесь» и этой «боли там» – всё является Болью.

 

*

 

            Тогда, все эти боли сердца или тела, представляют собой часть этого «физического гестапо» – это стражи Лагеря.

 

*

 

            Начиная с 15 января, сильное мозговое отупение. Мать говорила: «не надо бояться быть слабоумным в течение достаточно долгого времени». Слабоумие меня не пугает – лишь бы всем управляло Высочайшее. Мы говорили бы только то, что необходимо, мы делали бы только то, что от нас хотят, мы знали бы только то, что полезно. Маленькая сознательная искра Великой Волны. И всегда это было бы точным.

            Такие плотные, тяжёлые Массы проходят через этот центральный клапан и центральную ось… Должно ли это оказывать влияние на все старые мозговые механизмы?

            Иногда я чувствовал, как глаза вылазят из своих орбит, настолько этот клапан раздувается Могуществом.

            Всё чрезмерно, поэтому очень удобно (!) не беспокоиться больше о границах!

            Есть только долгая боль. (Мать говорила, если я хорошо помню, что это была «тайна будущего[6]»?)

 

 

 

17 января 1989

 

            После полудня (во сне): Суджата видит «скопление мелких золотых точек» (как булавочные головки). Это было повсюду. «Атмосфера была наполнена», говорит она. Однако она осознавала, что находится в своей кровати, здесь. Это было «на жемчужно-сером фоне», уточняет она. Мать говорила, что это было в глубине Несознательного: источник супраментального творения. Означает ли это, что мы приближаемся?

 

 

20 января 1989

 

            У меня впечатление, что всякая трудность, или тайна, крутится вокруг функционирования этого «центрального клапана». Тело не знает, как принимать это (или не принимать это!) и это создаёт много болезненных повреждений. Вчера была такая пытка.

            Вероятно, всё уступит в одно и то же время.

            (Я вспоминаю Мать: «Тело не просит, чтобы его избавили от боли, тело просит, чтобы его избавили от неведения».)

            Мы совершенно невежественны, когда входим в неизвестную физиологию.

            Тысячи стражей старой физиологии караулят там.

 

 

21 января 1989

 

            Что можно сделать со всем этим дурацким автоматизмом: например, с судорогами,  возникающими снова и снова… этими местами, где снова и снова образуются узлы … с бороздами, терзающими и раздирающими, с жилами, сжимающимися снова и снова… Где центр этого дурацкого автоматизма? Где место, логовище этого сопротивления – может ли это сплющиться где-то за один раз, или где-то раскрыться? Где тайник этого гестапо,  логово этого Несчастья? Существует ли одно логово, или их тысячи и миллионы? Один корень или тысячи и миллионы?

            Именно вся Система должна измениться! Но с помощью какого разлома?

            В Ведах, они говорят: «Our fathers by their words broke the strong and stubborn places[7]…” (V.19) Какое место является центром этих «упрямых мест»? Или же вся башня должна обрушиться? И как разрушить её без того, чтобы не разрушиться самому?

            Это Могущество, эта Молния может всё размолоть – но размолоть один за другим все эти маленькие узлы, маленькие судороги, и эти маленькие жилки? Какой Великий Удар раздробит всё это? не раздробив при этом сам инструмент?

            «Сильные и упрямые места»… во всяком случае, вот люди, которые знали, о чём они говорили.

            Со всей нашей Наукой… такие научные, но мы как пигмеи перед этими людьми. То есть мы ещё не Люди.

            Впрочем, именно об этом говорили Риши: «Weave an inviolate work, become the human being, create the divine race[8]…» (Х.53)

            Это было 5 или 7000 лет назад…

 

 

23 января 1989

 

            (Выборы в Тамил Наду). Первый похоронный звон для династии Неру.

 

*

 

            Я не знаю больше, как сделать, чтобы мне не раздирало спину.

 

 

24 января 1989

 

            Несмотря на все эти раздирания: только Ты, единственная Реальность, только Ты, ЕДИНСТВЕННЫЙ Владыка. Всё остальное – Ложь.

 

*

 

            Когда находишься в этой Молнии, хорошо понимаешь, что это может всё изменить, и что все свершения, которыми мы так гордимся, могут уйти в предысторию и исчезнуть под геологическими слоями – перед Этим.

            Никто не знает, до какой степени РАДИКАЛЬНО то, что сделали Шри Ауробиндо и Мать.

 

 

25 января 1989

 

            Сопротивление железное.

            Именно вся Система подобна этому, и в индивидуальном теле, и в нациях, и на Земле.

            Хуже всего то, что ничто не сможет доказать людям их глупость и сумасшествие: они не научатся, они не усваивают «урок». Значит?...

            Фактически, они «одержимы», как это говорили в средние века.

 

 

 

26 января 1989

           

            Была такая раздирающая пытка в моей спине (в плечах, шее), когда я стоял, там, что я решил сесть.

            ОГНЕННОЕ расплющивание.

            Добровольная агония.

            С такой мольбой тела: пусть эта Ложь и это Несчастье, и эта Земля изменятся, и Индия вновь станет страной Божественной Матери.

            Расплющивание.

            Я не знаю, как такое возможно.

            Твёрдое Огненное расплющивание.

            ТОТАЛЬНОЕ согласие. Как жертвоприношение.

 

*

 

Вечер

 

            Зачем говорить всё это? Оно не соответствует ничему в человеческом сознании. Риши использовали метафоры, и они были мудры. Египтяне использовали образы, и они были благоразумны. Элевзинцы хранили свои Мистерии.

            Мы живём во времена, где всё говорится, распространяется, «объясняется» по радио, в кино, по телевидению, с помощью электроники по всему миру, и люди не понимают в этом больше ничего. Они расшифровывают секреты Марса и Венеры, и летают на Луну, но они не знают даже, откуда они приходят и куда они идут. Наука культивирует смерть, а Церковь проповедует пустое.

 

*

 

Разговор с Суджатой

 

Звезды из горячего золота, oбразующие два квадрата

 

            У нас сегодня 26 января… 89… (смеётся, шаловливо) двадцатого века, не так ли?

           

            И что?

 

            Так вот, сегодня ночью я не очень хорошо спала, и затем заснула, но я не чувствовала, что сплю. Словно, когда просто меняешь деятельность, или переходишь от одной деятельности к другой. Хорошо, я не помню всего, но я хочу вам рассказать о том, что мне запомнилось.

            Вы помните ту историю, где мы видели  Шри Ауробиндо, позади вашей головы, и затем я увидела формации звёзд?

           

            А! да. В форме креста.

 

            Да, и мы были не на нижнем этаже. Это был второй этаж. Я уже рассказывала вам это, не так ли?

 

            Может быть, да.

                       

            Так вот, на этот раз тоже, это было не на нижнем этаже, это был верхний этаж.

            Была огромная комната, очень большая, в самом деле. Если взять мою комнату здесь, Мохини[9] и всю эту. Та была вот такая большая. Очень красивая; я не могу вам описать всё то, что там было, но я увидела вас, – вы сидели, прислонившись к стене.

 

            Сидя?

 

            Сидя на полу, и я тоже, к вам лицом, но почти в середине комнаты. Мы не были рядом, как в тот раз. И, я не знаю, что произошло, люди входили и выходили, я не помню, кто это был. Но в какой-то момент я встала. Потому что, мне кажется, мы работали. Какая работа, я не могу вам сказать. Но были люди, которые приходили, видимо для того, чтобы задавать вопросы, спрашивать, и т.д. И затем в один момент, вероятно, возникла какая-то практическая необходимость, о которой вы мне сказали. Тогда, я встала, чтобы выйти, я думаю. И когда я встала, я посмотрела вот так. Было большое окно, словно оконный проём, и он был открыт, я видела дерево, ветви – не ствол, только ветви дерева и позади небо.

            И, очевидно, это была ночь, потому что я видела, как сияют звёзды.

            Вдруг, я заметила между ветками свободное пространство, словно брешь в небо. И вот там была «cluster» (группа) звёзд – и не как обычные звёзды, немного беловатые, которые мы видим: эти были звёзды совсем золотые, которые мы называем  на бенгали (мне приходит слово: «тапто канчан», т.е. раскалённое золото, слегка с красноватым оттенком. Это было золото…) Как сказать?

            Они были, словно из золота: когда мы нагреваем его, я думаю, оно принимает немного другой вид. Во всяком случае, именно это слово мне пришло на бенгальском.

            И вот, я смотрела-смотрела-смотрела, и, если мне не изменяет память, вы подошли: мы стояли рядом и смотрели, и в тот момент, когда вы подошли, этот «cluster» внезапно принял вид формации. И это было два квадрата рядом.

 

            Смотри-ка!

 

(молчание)

 

            Квадрат, означает реализацию – или проявление – реализацию.

            С теми же красно-золотыми звездами?

 

            С теми же звёздами. Потому что после, когда я вышла, то увидела много звёзд. В самом деле, небо сплошь было усыпано звёздами.

 

            И этими красно-золотыми звёздами.

           

            Нет, другими, которые мы обычно видим. Только они были кучками. Как облака, облака из звёзд, но они были разделены, каждая была отчётливой.

 

            И в этом дереве…

           

            Сквозь это дерево…

 

            Сквозь это дерево, ты увидела два квадрата из звёзд.

 

            Да.

 

            Тогда это Шри Ауробиндо и Мать.

 

(молчание)

            Ну что ж, посмотрим…

            Такое разложение в мире.

 

(молчание)

 

            Но именно это я говорил себе сегодня утром.

            Я подумал: люди не учатся ничему. Никаким урокам, вот что ужасно. Никаким урокам. Ты видишь, что происходит повсюду, в Индии, в Ауровиле или… люди не учатся ничему. НИЧТО их ничему не научит. Следовательно, когда думаешь о совпадении обстоятельств, говоришь себе… но что… Что затронет сознание людей? Они хотят продолжать бесконечно, т.е. эти силы, стоящие за ними, хотят бесконечно продолжать своё царствование, а люди бесконечно соглашаются на их игру.

            Поэтому, я верю только в другую вещь, вот и всё, потому что рассчитывать на помощь или понимание людей, я не верю в это. Есть индивидуумы, совершенно изолированные, но люди не научатся ничему. Они находятся во власти этих сил. Они одержимы, затемнены и одержимы этими силами. Я верю только в Другую Вещь, т.е. во что? Я не знаю плана Шри Ауробиндо и Матери, но это то, ради чего они работали, т.е. не ради улучшения человеческого вида, но ради другой вещи.

 

            Другая Вещь. Шри Ауробиндо не переставал говорить: это не то, это другая вещь, не та же самая улучшенная вещь.

 

            Послушай, давай посмотрим. Ну да, что означают, эти два квадрата. Но я жду – я надеюсь только на это. У меня нет никакой надежды на обстоятельства – никакой. Потому что даже… Что научит их чему-либо, этих людей? Что может их научить чему-либо? Они не хотят, они даже не могут больше, не так ли, они настолько затемнены.

 

            Да, они не могут больше.   

 

            Посмотри на Ауровиль, посмотри на Индию. Это бросается в глаза. Но кто хочет понять это?

            В Индии это отвратительное.

            И всё же, несмотря на всё это безобразие, на всё то, что выставляет себя напоказ…

            Любой, с двумя граммами совсем маленького интеллекта… Это бросается в глаза. но кто хочет понять?

            Кто?

            Нет надежды на это.

           

            (молчание)

 

            Посмотри, это так поразительно. В Армении, было это землетрясение, а они продолжали драться – мусульмане и христиане – чтобы иметь… Во время землетрясения они дрались. Для того, чтобы иметь свою автономию, я не знаю чего. Ну что ж, они вот такие, ты видишь. Даже во время землетрясения они будут продолжать исступлённо демонстрировать свою глупость. На протяжении долгого времени я говорил себе, что будут обстоятельства, которые заставят сознания пробудиться, но я в это больше не верю. 

 

            В сознаниях, которые пробудятся…

 

            Да, обстоятельства… Что Мать и Шри Ауробиндо создадут обстоятельства, которые произведут шок в сознании людей, но я не верю в это больше, в этот шок.

            Они не в  СОСТОЯНИИ учиться чему бы то ни было. Даже иметь шок.

 

            Да.

 

            Именно это я нахожу таким ужасным. Вот почему я не надеюсь на человеческую сторону, за исключением индивидуумов, но, в таком случае, совершенно изолированных.

            Я жду только божественного вмешательства и… Их реализации.

 

(молчание)

            Хорошо, это интересно, то, что ты увидела.

 

            Но, к сожалению, я не запомнила названий звёзд, которые образовали квадраты. Это было бы интересно. И так же я не могу вспомнить, была ли у этих двух квадратов общая сторона, или это были два отдельных квадрата. Насколько я помню, это были два квадрата рядом, отдельные.

            Очень близко, но не вместе.

            В самом деле, как горячее золото. Это было так радостно. И звёзды… каждая звезда сияла. Невозможно было не увидеть их, даже с моими глазами я видела их отчётливо.

(Нежно смеётся) Во всяком случае, это было радостным. Мне радостно было видеть это.

 

            Но в каждом из этих квадратов было много звёзд?

 

            Квадраты были довольно большие, то есть, там  было не только по три звезды на сторону.

           

            Четыре звезды, ты хочешь сказать?

 

            Нет, одна-две-три, это может образовать линию. Но их было, несомненно, гораздо больше.

 

            Но тогда, все эти звёзды были на одной линии?

 

            Нет, были линии из звёзд.

 

            Да.

 

            Одна линия из звёзд, одна-две-три-четыре, не так ли. Квадрат.

 

            Квадрат. И на каждой его стороне было определённое число звёзд, которые формировали линию.

 

            Да, да.

            Да, и пока вы задавали этот вопрос, у меня создалось впечатление, что их было много, Это были большие квадраты. Мне почти хочется сказать вам, что было, по меньшей мере, шесть звёзд на сторону, в линию.

 

            Но внутри квадрата: ничего?

 

            Ничего. Совсем ничего.

 

            О-о. Значит, нас, в самом деле, ограничивают двумя квадратами.

 

            Да.

 

            Значит, это действительно было указание, знак Их реализации.

 

            Двойной реализации.

 

            Ну да, Их реализации. Матери и Шри Ауробиндо. Не так ли, два квадрата.

            И ты видела это через Их дерево, не так ли?

 

            А! это их дерево?

 

 

            Ну, конечно.

 

            Я спрашиваю себя, почему я видела это вот так, через дерево, эти звёзды…

 

            Ну, это не для… Мы уже были на этаже, ты сказала. Тогда, те, кто видели ветви… Это было большое дерево.

 

            Несомненно.

 

            Тогда, что представляет собой это большое дерево, если не Мать и Шри Ауробиндо. (Суджата смеётся) И сквозь ветви. Эти ветви были большие?

 

            Да, да. Они закрывали почти всё окно. Был только совсем  маленький просвет. Маленький просвет между ветвями, или скорее между листвой ветвей. И дерево, несомненно, было гораздо выше, я даже не видела его ствол.

 

            Да, это явно знак: два квадрата, такие правильные, каждая сторона образована звёздами из этого сияющего золота, из этого горячего золота. Очевидно, нам хотели показать что-то.

            Это Их реализация. Вот, нет никакого сомнения, не так ли. Нет никакого сомнения, это очевидно, что Их Работа будет осуществлена. Люди могут думать всё, что им вздумается, они могут делать всё, что им вздумается… Но Их реализация будет иметь место. Несмотря на…

 

            Но для нас, людей, существует всегда этот вопрос времени, когда.

 

            Время, конечно. Я бы предпочёл не думать об этом. Я живу только с убеждением, что это делается. Вот и всё. Точнее, что Они делают её. Когда? Можно сказать, что это не наша забота.

 

(молчание)

 

 

 

27 января 1989

 

            В теле есть воля выдерживать, переносить боль, даже пытку, потому что оно знает, что это Ложь, и что это Могущество приходит только для того, чтобы освободить его от этого Несчастья, освободить «его»… У тела нет больше чувства своей личной индивидуальности, и, по правде говоря, «его собственное» освобождение его не интересует, но оно глубоко чувствует освобождение несчастной Земли. Пусть этого Ужаса не будет больше. Если бы оно не прошло через концентрационные лагеря, у него никогда бы не было такого понимания. Но есть в теле, может быть, очень глубоко, или более автоматически и «естественно», воля или желание не страдать. И тогда я пытаюсь избавиться от него тоже: это не моё дело, это Твоё дело, это меня не касается – это Твой инструмент или Твоё верховое животное, и если оно сломается, разрушится, или будет испытывать боль, это не моё дело, это твоя забота. Тогда, тело позволяет происходить этому со своего рода безразличием. Это всё равно, что предаться смерти, но с широко открытыми глазами.

            Вот чему я учусь. 

 

 

28 января 1989

 

            Не надо «уважать боль» и её тысячи болезненных сигналов, не более, чем мы уважаем колючую проволоку Лагеря и её тысячи раздирающих колючек: надо ПРОРУБАТЬСЯ внутри. Вот и всё. И стиснуть зубы.

            (Фактически, Они прорубаются подобно молнии).

            P.S. Именно об этом хотел сказать Шри Ауробиндо: «My gaping wounds are a thousand and one[10]». Это раны не «психологические» (!)

 

 

31 января 1989

 

            Вот уже годы, как я нахожусь в этих раздавливающих Массах, и я до сих пор не знаю, как действовать.

            Когда я узнаю, как действовать, это будет сделано (!) в последнюю минуту я узнаю: ах! это вот как.

            Тогда, возможно, и другим это будет сделать  легче тоже?

 

 

 

ФЕВРАЛЬ

 

ХРОНОЛОГИЯ МИРОВЫХ СОБЫТИЙ

 

 

1 февраля – Великобритания: согласно телевизионному каналу CBS, Сирия и Ливия ответственны за террористический акт с Боингом 747 компании PanAm, потерпевшего крушение 21 декабря прошлого года, поблизости от Локкерби.

 

3 февраля – Индия: визит президента Миттерана закончился зрелищным шоу по случаю начала «Года Франции в Индии».

 

7 февраля – Ангола: национальный Союз за полную независимость Анголы (УНИТА) начал общее наступление против правительственных сил.

 

                  – Китай: чтобы освободить место для новых улиц, продолжается разрушение Пекина с разрушением храма династии Мин и ворот династии Ян; ответственные лица заявляют, что они будут реконструированы в другом месте.

 

10 февраля – Китай: в 1988, правительство инвестировало два миллиарда долларов в 79 стран и создало 26 совместных предприятий за рубежом.

 

                    – США: Рональд Браун, чернокожий, избран президентом демократической Партии.

 

                    – СССР: Белоруссия была гораздо сильнее затронута Чернобыльской катастрофой, чем предполагали: 300 000 человек находятся под постоянным медицинским наблюдением, согласно советской прессе.

 

14 февраля – ФРГ: правительство решило ужесточить законодательство об экспорте особо опасных материалов после случая с химическим заводом Рабта в Ливии.

                                 

15 февраля – Шри Ланка: на парламентских выборах, Объединённая национальная Партия (ОНП) президента Ранасингха Премадаса получила большинство мест в Парламенте.

 

                   – Иран: Имам Хомейни призвал мусульман всего мира казнить британского писателя индийского происхождения Салмана Ружди, чью книгу «Сатанинские стихи» считают анти-исламистской; всеобщее осуждение.

 

16 февраля – ООН: Совет Безопасности санкционировал выполнение резолюции 435, открывающей путь к независимости Намибии, последней территории, ещё находящейся под колониальным правлением.

 

18 февраля – Пакистан: шура, собрание афганских моджахедов, временно назначило  Ахмеда Шаха, политика-фундаменталиста, главой государства, а Гулбуддина Хекматира, экстремиста, премьер-министром.

 

                        – Афганистан: полномочный представитель президента Мохаммеда Наджибуллы, провозгласил чрезвычайное положение на всей территории страны.

 

19 февраля – СССР: на стадионе Минска, более 40 000 человек требовали «автономии Белоруссии».          

               

25 февраля – СССР: в Тбилиси, 20 000 человек выступили против присоединения Грузии  к советской России в 1921 году.

 

26 февраля – Европа: в результате сильного шторма, разыгравшегося на юго-западе Европы, в Средиземном море и в Бискайском Заливе, погибло шестьдесят человек; западно-германское грузовое судно потерпело крушение.

 

                    – СССР/Иран: Эдуард Шеварнадзе и имам Хомейни заявили о своей взаимной готовности установить «прочные отношения», чтобы «противостоять западным странам».

 

27 февраля – Венесуэла: беспорядки, вспыхнувшие после вступления в силу плана жёсткой экономии, привели к десяткам погибших.

 

 

1 февраля

 

            Я никогда-никогда не подвергался подобному расплющиванию Молнии и Огня.

            Это безмолвный апокалипсис.

 

 

2 февраля

 

             Мы в глубине Скалы.

            Это расплющивающее.

 

*

 

            Так будет до того момента, пока мы не проникнем в другой тип жизни.

 

*

 

Вечер

 

            Это было в тот день, в 1949, сорок лет назад, когда Мать сказала «тот», на этой огромной веранде первого этажа правительства Пондичерри. Я прислонился к балюстраде и смотрел, как она проходит мимо… с вызовом. Но вызов, на самом деле, был для меня.

            Мне было двадцать пять лет.

            И также в 1949, возможно в ту же эпоху, я увидел эту большую белую лошадь,  несущую меня во весь опор, когда я убегал из этой средневековой цитадели. Я не знал, что это означало, разве только, что это было… упоительно, как никогда не пережитая ранее свобода. Я рассказал об этом видении в Саньясине, очень точно, я думаю.

            Сорок лет… а я всё ещё в этой «цитадели»… и всё еще прохожу через эти толстые стены.

            Было столько милости в моей жизни…

 

*

 

The Hindu, 4 февраля

 

 

ФЕСТИВАЛЬ ФРАНЦИИ В ИНДИИ

 

 

                «Легенда о человечестве»: Ансамбль имел целью представить «Встречу», лазерную версию легенды о человечестве, и начался с представления о творении мира с «Большого Взрыва». Весь спектакль был посвящён появлению человека, его объединению с технологией, посредством которой он обрёл власть, и какого размаха он достиг.

                 Французы представили спектакль «с ходу», потратив на главную часть десятки миллионов франков. Множество специалистов участвовало в подготовке, чтобы установить сцену для этого спектакля, главной идеей которого было показать слияние человека с наукой и технологией. Синтетические образы и слайд-шоу, управляемые компьютерами, на фасаде здания Air India, пульсации и танцы – французы и индийцы вместе – пытались донести идею, что Франция, высокотехнологичная страна, и хочет сотрудничать с Индией.

 

*

            Так говорят карлики Кали-юги.

 

*

 

            Последовательность начала, в синоптике, была предназначена подчеркнуть эту тему с помощью образов сотворения человека. Затем, на видеоэкране, появились следы ног, чтобы напомнить о прибытии человека. Вслед за этим последовали образы первого выдающегося сооружения, которое знает мир – Пирамиды, и этому сопутствовали волнующие звуки саксофона, в то время как группа танцоров начала танец.

                «Зов жизни»: Этот танец, по замыслу, представляет зов жизни, и сфера на сцене трансформируется в компьютер. Когда компьютер взрывается, возникает страх и паника: танцоры   которые раньше находили благоприятные ответы от машиныбросаются на землю, чтобы защитить себя.  И появляется бионический человек в футуристическом костюме.

                Компьютер трансформируется в космический корабль, после того, как образы самолёта заполнили четыре экрана. Космический корабль совершает посадку на новой планете, символизирующей распространение человека и там, это радость.

 

*

 

            Они унесут свою жадность и свой эгоизм на другую планету и всё начнётся сначала. Тогда, если Бог захочет, они полетят на следующую планету, чтобы убежать от своей глупости.

 

 

 

 

7 февраля 1989

 

            Я  вновь начинаю стоя.

            Мы пытаемся, вот и всё.

 

*

 

            Если я пытаюсь держаться прямо и неподвижно, моя спина становится как  «металлическая плита», говорит Суджата, а если я пытаюсь сгибаться и двигаться вместе с движениями этой Молнии, моя спина становится израненной и истерзанной. И вот так день за днём, и мы пытаемся, мы пытаемся.

 

 

9 февраля 1989

 

            Секрет «руля».

 

 

10 февраля 1989

 

            (Моя Милая показала мне мои последние фотографии, которые она сделала. Я увидел такого старика, такого изношенного – дойду ли я до конца?)

            Мы – поле битвы между старым неумолимым законом и Другим Законом.

 

*

 

            Высочайшее имеет волю изменить этот старый закон. Достаточно невозмутимо встать на сторону этой Воли.

            (Трудность в этом «невозмутимо»). (И естественно мы идём против всех законов). ( И первое, что эти жестокие законы вам навязывают, это боль).

 

*

 

            Сегодня ночью, с 9 на 10 февраля, краткое видение, очень ясное: Раджив Г. перед дверью, его руки полны каких-то предметов (я не знаю каких). Я открываю ему дверь, чтобы он вышел.

            (Эти «предметы», вероятно, представляют собой добычу, которую он и его итальянка награбили во время своего царствования).

 

*

 

Разговор с Суджатой

 

Сатпрем открывает дверь Радживу Ганди

 

            Сегодня ночью у меня было очень краткое видение. Очень ясное и очень краткое.

            (Я… совершенно измотан).

            Очень точное. Это типично тот род видений Нового Сознания. Ты знаешь, это, действительно, как вспышка, и очень точное.

            Я увидел Раджива Ганди перед дверью. Его руки были переполнены какими-то вещами. Тогда, я открыл ему дверь, чтобы он вышел.

            Это всё.

            Я не знаю, что это были за вещи. Но у него были полные руки, тогда я открыл ему дверь, чтобы он вышел.

            Вот всё.

            Тебе это о чём-то говорит?

           

            Ну, я не могу вам сказать, но мне кажется, что он не вернётся. 

 

            О да, это, несомненно.

 

            Но то, что вы открыли ему дверь, то есть, что он может уйти целым и невредимым. Нет?

 

            Я не знаю.    

 

            У вас другое ощущение?

 

            Я не знаю. Это означает, что я его выпроводил! (Сатпрем смеётся)

            Единственное, о чём я подумал: его руки полны вещей, видишь, это добыча, которую он награбил со своей итальянкой!

 

(Смеётся) Да. Да, это, несомненно!

 

            Словом, факт таков: я открыл ему дверь, чтобы он вышел.

            Это всё, моя Милая.

 

 

11 февраля 1989

 

Скорее, это поле пытки, чем поле битвы.

            И постоянный аргумент этих сил, вот уже годы: «Ты видишь, это Твоя Молния тебя пытает, это не мы – поэтому, сиди спокойно в чёрном вагоне».

            «А если ты хочешь пройти через перегородки вагона, естественно это причиняет боль, это из железа – если только ты не сойдёшь с ума».

            Тело пытается отчаянно, но оно изнашивается.

 

*

 

Вечер

 

            Я подхожу к своего рода физической невозможности.

 

*

 

            Человечество становится всё более и более сумасшедшим.

 

           

14 февраля 1989

 

            Сегодня 81 месяц, как я нахожусь в этой операции.

            Единственное решение, это идти до тех пор, пока не упадёшь на землю, или же в другую вещь. Пытаться до конца.

 

*

 

            Нас лишают наших самых лучших средств, потому что у нас нет мужества видеть реальность такой, какова она есть – мы предпочитаем наши научные, религиозные или гедонистические иллюзии.

            «Жизнь» является полем смерти и жестокости – но Ты восторжествуешь.

 

*

 

            (Впрочем, эта жестокость распространяется повсюду, но они всегда думают, что это жестокость «соседа», или «старые нацистские истории»). (Это как Папа, который воображает, что ады существуют снаружи Его Святейшества!)

            О, Господи, надо, чтобы твоя молния дошла до самого основания Несчастья и с корнем вырвала эти ады раз и навсегда.

            Тогда наступит Жизнь.

 

*

 

Вечер

 

            Мы постоянно продвигаемся в невозможное (постоянно = ещё один день, ещё одна секунда).

 

*

 

            Пожертвовать своей жизнью, это довольно просто – миллионы и миллиарды делали это. Но жертвовать своей смертью, секунда за секундой – это гораздо труднее.

 

 

16 февраля 1989

 

            Я сказал моей Милой, что чувствую себя настолько в конце…

Она ответила мне: это вещи находятся в конце.

            Это меня укрепило.

 

*

 

Вечер

 

            Кажется, что каждый день пытка становится всё сильнее.

Если бы можно было сделать пролом в этой жестокой земной системе, всё более и более жестокой, с её отвратительными Имами, которые вас казнят «во имя Бога»… какой ужас.

            Когда Шри Ауробиндо сказал мне «Я даю тебе реализацию», у него был серьёзный вид, без улыбки. Теперь я понимаю, почему. Это было в «комнате» дел Земли. 21 июля 1984. Кусок чёрно-серого гранита (очень похожий на чёрно-серый гранит моего Шивы Лингама под азалией, перед моей комнатой).

 

*

 

            The Hindu, 16 февраля

 

МЕТАЛЛОДЕТЕКТОРЫ В ГИМАЛАЙСКИХ СВЯТЫНЯХ.

 

Ришикеш, 15 февраля

 

                Правтельство Утта-Прадеш решило установить металлодетекторы и теленаблюдение в гималайских храмах Бадринатха, Ганготри, Ямунотри и Кедарнатхе, чтобы гарантировать безупречную безопасность храмовых идолов.

                Обращаясь к журналистам Ришикеша, заместитель Главного инспектора (округа Гарвал, М.В.Н. Сингх) заявил, что правительство решило создать особые силы полиции, прикрепив их к четырём храмам. В Бадринатхе, принимаются меры для строительства вертолётной площадки.

 

*

 

            Атака Варваров повсюду.

 

 

17 февраля 1989

 

            Только когда проходишь через смерть (под давлением этой Молнии), начинаешь отдавать себе отчёт, из чего сделана эта жизнь и из чего сделано тело.

            Всё остальное, это научное «неведение». Это слепой заключенный в Башне, который хватает свой ночной телескоп, чтобы сказать гордо: вот законы жизни, смерти и животной физиологии, и звёзд к тому же.

            Они, к тому же, понастроили храмов и минаретов внутри Башни и говорят вам, не менее гордо: таков Бог.

            Будущее Царство положит конец науке и религиям, этим двум сёстрам-близнецам Неведения (это выход из средневековой цитадели).

 

 

19 февраля 1989

 

            Мне попалось на глаза письмо, которое я написал Жиду[11] в 1946 году (в феврале). Первые слова, на которые я наткнулся, были: «Но я имею жажду».

*

 

Вечер

 

            Всё тело, раздавленное, расплющенное, представляет собой только отчаянный крик: Тебе-Тебе-Тебе… как последний крик к Жизни, к Свободе, к Надежде, к Высочайшей Реальности. Оно держится только благодаря этому крику.

 

*

 

            Похоже, что обычные органы дыхания, которыми обладают люди, служат «средством передачи» или материальным механизмом для дыхания и циркуляции этой другой Энергии. Но это дыхание вертикальное, оно проходит через верхушку черепа и этот «главный клапан».

 

 

20 февраля 1989

 

            Всё утро я боролся против судороги, которая снова и снова возникала в основании шеи и лопатки. С каждым вдохом она возникала снова…

            Сегодня ночью, я видел это жестокое существо с бритым (или лысым) черепом. Он смотрел на меня пристально, с каким-то саркастическим и холодным презрением. Я записал более детально на отдельном клочке бумаги. Он напомнил мне «Карла», более могучего и менее скотского –  словно «начальник Карла». Он был желтоватого цвета.

            Чувствуешь себя таким отчаявшимся и бессильным.

 

*

 

            Можно всё понять и всё вынести, но жестокость… это нечто такое, что вызывает в вас желание умереть, не причиняемая боль, но сам факт жестокости. Это странное и ужасное.

            Когда я коснулся этого, в возрасте двадцати лет, как если бы, одним ударом, из меня вырвали мою человечность и посеяли смерть в сердце.

            Выйдем ли мы из этого ужаса по-другому, не через привычную дверь?

            О Господи, я тебя умоляю, помоги мне пытаться до конца.

 

*

 

Вечер

 

            Надо пройти через этот железный слой жестокости – это агония.

            Я не знаю…

 

*

 

            Возможно, этой ночью я видел Врага, лицом к лицу? На нём не было маски[12]. (Во внешнем мире, Аятоллы тоже мечут громы и молнии. Не заполучил ли он «исламскую бомбу»?? Возможно, это знак).

            Это последние скачки Железной Эры.

 

 

21 февраля 1989

 

            Нам так хотелось бы положить голову на Твои колени

и затем плакать, пока мы можем,

и позволить расплавить всю эту темноту мира.

 

*

 

            «Stand up and fight» [Встань и сражайся].

            Вот так.

 

 

22 февраля 1989

 

            Это совершенно «grim» [беспощадное]. И опасное. Секунда за секундой.

            Надо без колебаний быть на стороне Высочайшей Воли.

 

 

23 февраля 1989

 

            Я спрашиваю себя, не обнаружил ли я логово этого «физического гестапо»?

 

 

25 февраля 1989

 

            Это ужасающее могущество.

            Тело, как колонна Молнии.

            (Или как блок камня, в который погружается колонна молнии).

            В одну секунду всё может взорваться.

            Мы чувствуем, что это Милость, божественная и трудная.

 

 

28 февраля 1989

 

            Я всё меньше и меньше понимаю, в каком состоянии я нахожусь, кроме того, что  мне больно. Очевидно, я жив, я не мёртв, но я не чувствую себя ни живым, ни мёртвым – это абсурд. Я знаю, что мне больно, вот и всё, и тело крайне изнуренно.

            Эта «операция» такая долгая, и это ужасное Могущество не прекращает возрастать уже на протяжении  лет, до точки, где я спрашиваю себя, не приведёт ли эта неизвестная операция, которой я подвергаюсь, к чему-то более радикальному, чего я не могу даже вообразить – но к чему?

            Всё, кажется, движется в направлении смерти и разрушения, и, однако, я знаю, что это не то – несмотря на все возможные страдания и всё возможное изнурение.

            Есть будущая Реальность, есть будущая Энергия, есть другой способ, я знаю – это более ощутимо, чем Гималаи – но может ли эта старая животная материя вынести это без изменения структуры?

            Или же эта невидимая Стена исчезнет и всё изменится[13].

 

*

 

            Сегодня утром, я спрашиваю мою Милую (в полутора метрах от меня): ты меня видишь? Она отвечает: «Я вас ещё вижу», затем она приближается ко мне, смеясь (в пятидесяти сантиметрах): «Вот так, я вижу вас лучше».

            О Господи, Господи…

            А годы уходят.

 

 

МАРТ

 

 

ХРОНОЛОГИЯ МИРОВЫХ СОБЫТИЙ

 

 

1 марта – Югославия: правительство ввело комендантский час в Косово и запретило все собрания в общественных местах; военная бронетехника заняла позиции вокруг главных предприятий.         

 

4 марта – Шри Ланка: индийские войска начали наступление против тамильских повстанцев на восточном побережье и атаковали три лагеря повстанческой организации «Тигры освобождения Тамил Илама» (ТОТИ).

 

5 марта – Тибет: сотни лам проводят демонстрацию за автономию, одиннадцать человек убиты.

 

7 марта – Тибет: в Лхасе объявлено военное положение.

 

              – Афганистан: моджахеды начали наступление на Кандагар и Джалалабад.

 

                  – Кения: военная авиация Уганды провела бомбардировку города Локихогио, на северо-востоке страны.

 

10 марта – Иран: 81 торговца наркотиками публично повесили в Тегеране и в 28 других городах страны.

 

11 марта – Ливан: конфронтация возникла между генералом Мишелем Ауном, главой Христианского правительства, и Кабинетом мусульманского большинства Селима Хосса; международный аэропорт в Бейруте закрыт.

 

                – Марокко: после передышки в несколько недель, бойцы Фронта Полисарио возобновили свои военные операции в западной Сахаре.

 

12 марта – Австрия: на региональных выборах, в трех федеральных землях, победили правые ультранационалисты (либеральной Партии).

 

17 марта – Китай: глава коммунистической партии Джао Дзиянг, решительно призывает к порядку и осуждает «сепаратистское меньшинство».

 

19 марта – Сальвадор: кандидат от националистического, республиканского Альянса (АРЕНА, крайне правые) Альфредо Кристиане, избран президентом.

 

23 марта – СССР: в Литве, из-за взрыва на химическом заводе погибло четыре человека и 30 000 были эвакуированы; токсичное облако было выброшено в атмосферу.

 

24 марта – США: из гигантского танкера «Эксон Вальдес»  вылилось более 300 000 баррелей нефти в заливе Аляски, где он сел на мель после удара о риф; капитан был пьян.

 

26 марта – СССР: на выборах Совета народных депутатов, советские люди проголосовали главным образом за реформаторов; в Москве, Борис Ельцин получил 89,44% голосов.

 

29 марта – Тунис: Ясир Арафат, был назначен исполнительным комитетом ООП,

президентом палестинского государства.

 

 

 

1 марта 1989

 

            Они сожгли весь склон горы  к востоку от «Конца Земли».

 

 

Без даты

 

            Сегодня утром, я зажигаю сигарету перед Х., извиняясь: «Это очень вредно для здоровья» (!) Затем, как бы, между прочим, я вдруг добавил: «Но каждый знает, что жить, это очень вредно для здоровья»! Только надо время, чтобы заметить это…  Меня это очень позабавило.

 

 

Ночь со 2 на 3 марта 1989

 

            (Записано на клочке бумаги)

 

            Мне не хотелось бы больше продолжать эти «заметки» и вот… Сегодня ночью, Суджата видит что-то, похожее на озеро, размером, как вся площадь этого дома, но там не было воды: это была земля, совсем гладкая и блестящая, перемешенная с компостом (коровий навоз) и политая. Всё готово для посева. Она очень удивилась, увидев эту, совершенно гладкую, землю.

            Очевидно, это что-то символизирует…

            «Земля, в которой не оставалось ни одного камня», говорит Суджата. «Единая материя». Затем, сегодня вечером, Суджата добавила: «Всё действительно было растёрто, это напоминает состояние вашего тела».

            В Ведах, земля символизирует тело.

            Мать говорила: «Могущество, способное раздавить и слона» (!) Но, это не значит, что слон раздавливает вас снаружи, слон проходит через ваше тело! (если только это не была та огромная белая лошадь! Локомотив!)

 

 

Ночь с 6 на 7 марта 1989

 

            Видел странный цветок, который вышел из моего правого колена. Вид анемоны. Нижние лепестки широко открыты, прямо на колене, ярко-красные – множество лепестков, словно один на другом. В центре три или четыре лепестка повыше и прямее, светло-жёлтого цвета. «Цветок» выглядел живым (!) и сочным. Никакого стебля, как если бы он выходил прямо из колена.

           

            (Мой рисунок никуда не годится, но красные лепестки были вот так, плашмя).

            Ощущение от этого цветка было не очень приятным, или, по меньшей мере, странным (это могло быть также видом актинии). (Колено = центр подсознательного).

 

*

 

            То, что происходит – за пределами всех возможностей нормального тела. Лучше ничего не говорить.

            Идти в невозможное, это неизбежно означает идти в боль и в смерть. И это неизбежно означает идти в «нечто такое», что принадлежит будущему виду.

            Можно выразить это словами, которые кажутся нелепыми: люди входят в смерть только когда умирают.

            (И я стою, здесь, перед камином). (Больше часа).

            Внешний вид (будущего вида), возможно, не будет другим, но закон будет пол-нос-тью другим.

 

 

 

9 марта 1989

 

            Скелет, словно каша.

            Тело раздавливается всё больше и больше.

            Вероятно, больше всего сопротивляется то, что остаётся в ящике после смерти.

            Мы не знаем, что делать, кроме как продолжать и выносить… до?

            Умереть, это пустяк, но откуда тогда выйдет будущее существо?

            Люди разрушают Землю безвозвратно.

 

 

10 марта 1989

 

            Агенда Матери (Издательство  «Мира Адити») покинула Ауровиль.

            Бедные тибетцы…

 

 

11 марта 1989

 

            Как выдерживать это и оставаться в форме?

 

 

13 марта 1989

 

            (Рисунок Суджаты – Распятие материи).

            Я нахожусь в таком мучительном тупике.

 

*

 

(Вечер, на поле чая)

 

            Фактически, мы постоянно в тупике, и надо постоянно проходить, и это мука.

            Но никогда не знаешь, продвинулись ли мы в этом хотя бы на миллиметр или  топчемся на том же самом месте.

            Мне вспоминается это Тук-Тук-Тук в кромешной ночи – эта Стена могла бы тянуться бесконечно и обойти всю Землю!

 

*

 

Вечер

 

            Единственная достоверная вещь – всё более и более достоверная – что впервые, за 7000 лет на этой Земле, со Шри Ауробиндо и Матерью, после Вед, мы в поисках истинных тайн.

            Правильно, логично, что секрет начала обнаруживается в конце человеческой эры, потому что это момент, когда человек должен быть превзойдён или исчезнет.

            Шри Ауробиндо пришёл открыть последнюю дверь.

            Надо отыскать эту дверь.

            Любой ценой.

 

 

14 марта 1989

 

            Я жаловался моей Милой об этом неведении тела, которое не знает, как действовать, чтобы «облегчить вещи» – я жаловался не на боль, но на неведение. Она мне ответила: «Просто нет способа, иначе вам показали бы это – вам уже показали столько вещей».

 

 

16 марта 1989

 

            Где-то есть «препятствие», которое блокирует или хочет блокировать циркуляцию или стремительное продвижение этой Молнии, напрягает мускулы, нервы, сухожилия шеи и плеч, лопаток и вызывает все возможные повреждения. И, однако, есть словно другой механизм, гораздо сильнее, чем это «препятствие», который иногда берёт верх и ослабляет или с силой раскрывает это препятствие, но это ещё не совсем освоено.

            Мне, в самом деле, кажется, что это «препятствие» совпадает с этим «главным клапаном».

            Всё это связано с дыханием.

 

 

17 марта 1989

 

            Новое?

            Медленные властные массы, потрясающие – как горы, которые нисходят. Одна за другой. Без остановки. На протяжении часа и пятнадцати минут, стоя. (Это безумное[14]).

            Полная пассивность телесной воли. (Вероятно, такого рода пассивность приходит, когда тело соскальзывает в смерть – но полностью сознавая Это).

 

*

 

Вечер

 

            Моё уравнение (или скорее моя загадка): эта «преграда» = главный клапан; этот главный клапан = центр телесной воли; этот центр телесной воли = физическое гестапо…

            Эти вещи, мы можем обнаружить только ощупью в боли и в смерти.

 

*

 

            Витальные силы = почти нулю.

 

 

18 марта 1989

 

            Сегодня была такая пытка.

            И что?

 

 

19 марта 1989

 

Разговор с Суджатой

 

Стадо оленей

Разбитая ступка

 

(Суджата напевает на бенгальском)

 

            Сегодня воскресенье? 19… марта?

 

            Да.

            Ты что-нибудь видела?

 

            Да! Забавные вещи; это забавное.

            Я не знаю, что происходит со мной, вот уже некоторое время, я оказываюсь с животными.

            И сегодня ночью, я оказалась со стадом оленей – мы говорим «оленей»?

 

            Да.

 

            «Deers».

 

            О! оленей?

 

            Оленей. Разных видов, вы знаете, большие и маленькие на большом поле, где они спокойно паслись.

            И затем, вдруг, они побежали, словно возникла опасность, вы понимаете.

 

            Ах да?

 

            Сразу. Они побежали-побежали-побежали. Я была там, я шла, и рядом со мной шёл, своего рода, гид, который мне всё объяснял. Сначала я не видела ничего, кроме большого поля; а затем, вдруг, заметила какие-то дома, разбросанные  здесь и там, затем, ещё небольшое поле, лачуги и т.д. – что-то такое. И потом я удивилась, я сказала: «Но куда исчезли все животные?». Тогда  олениха, которая была со мной, показала мне.

 

            Она была гидом?

 

            Да, своего рода, гидом, да, она объясняла мне вещи – но это была олениха, а!

 

            Да.

 

            И она сказала мне: «Посмотри». И  показала… (мы были на улице, не так ли), она показала на дверь, на верх двери. Вы знаете, иногда, на верху входной двери дома, есть украшения из дерева или другого материала…

 

            Да.

 

            Так вот, было что-то наподобие, изогнутое. Она сказала мне: «Ты видишь, они там». Они возвратились вот таким образом…

 

            Это стадо?

 

            Стадо, да: повсюду, перед многими домами, эти животные распределились. Малыши были в центре, слева от меня, то есть справа от малышей были мамы, а с другой стороны были папы. И это была как… как бы сказать?

 

            Арка?

 

            Да, там, наверху двери было что-то наподобие арки.

 

            Наверху каждой двери, значит, их там было трое?

 

            Было шесть самок, шесть детей и шесть самцов, и эти восемнадцать оленей сформировали, своего рода арку наверху двери.

 

            Сами животные?

 

            Сами животные.

 

            … образовали арку наверху двери?

 

            Да.

 

            И была только одна дверь?

 

            Да, я говорю о той, которую она показала мне, но животных в стаде было намного больше, и она сказала мне, что они были – возможно, не во всех дверях – но во многих других.

 

            Они были там живые или же из дерева?

 

            Нет-нет, живые! Они были живые, но прятались, и как если бы они почти исчезли в стене.

            Вы знаете, как например, эти «бровки[15]», которые вы попросили сделать у  Н., вы помните?

 

            Да, да.

 

            Так вот, это было вот так, что-то наподобие. Были эти животные, и они полностью исчезли в стене, создавая эту, своего рода, «eyebrow» [бровку] – арку.

 

            Да.

 

            (Смеясь) Мне показалось это немного странным!

 

            Да, это странное.

 

            И она объяснила, что животные сделали это во многих домах; но не в каждом доме, не подряд, таким способом, чтобы  их не смогли обнаружить.

 

            Они спрятались.

 

            Они спрятались. Полностью. (Суджата смеётся)

 

            Была какая-то опасность?

 

            Была опасность, и именно поэтому они все побежали; но она, я не знаю почему, она осталась со мной, чтобы объяснить мне.

 

            Но дом был в лесу, в деревне или где?

 

            Это была и деревня и не деревня, так как вдалеке я заметила ещё одно небольшое поле с хижиной и этот дом, который я видела, был кирпичный, «white-washed», вы знаете: побеленный?

 

            Да.

            Я не знаю, что это может означать! (Суджата смеётся)

            Но какое событие тебе запомнилось во всём этом?

 

(молчание)

 

            Я не знаю…

            В самом сне, мне запомнилась не опасность, не так ли, потому что я была спокойной, и эта олениха была со мной, но скорее её объяснение их организации: что дети никогда не оставались одни; с одной стороны самки, с другой самцы и дети в центре, всегда защищены с двух сторон.

 

            Ну, я не знаю.

 

            Я не могу сказать, именно это мне запомнилось

 

            Но почему вдруг там возникла эта опасность?

 

            Я не знаю, что это за опасность. Но она была, и поэтому стадо побежало, рассеялось во все стороны и исчезло. И так как их больше не стало видно, я сказала: но куда они все делись? Тогда она спокойно показала: «Смотри».

 

            Ну, я не знаю.

 

            Я рассказываю вам [это] вот так.

 

            Сегодня ночью, я тебе уже говорил, прямо в момент моего засыпания, была буря, снаружи, и затем, как если бы земля зашевелилась, или заколебалась, или… «Снаружи», я хочу сказать снаружи моей комнаты, во всяком случае, и это меня тотчас разбудило и…

 

            Ах! да, также как опасность, которая была там…

 

            Да, своего рода буря.

            Не как та чудовищная буря, которую я видел перед уходом Зии – боже мой, та была  чудовищной. Здесь же, скорее, как если бы земля… не «тряслась», это слово слишком сильное, но колебалась или шевелилась, или… Но, я не знаю, это может быть что угодно, не так ли, это может быть также… – это может быть что угодно.

 

            Нет, я вам рассказываю, потому что меня это позабавило (я вам рассказывала на днях, вечером), то, что я уже видела обезьяну, и затем, под колпаком, слонов, которые играли в бадминтон вчетвером!! (Сатпрем и Суджата хохочут) Вы помните? Это было в ночь с 7 на 8 марта. Значит, это повторяется довольно часто.

 

            Но у меня такое впечатление, что это ни в какие ворота не лезет, разве нет?! (Сатпрем хохочет).

 

            (Смеясь) Я не в своём уме?! Сначала обезьяна, а затем…

 

            Что она делала, обезьяна?

 

            Я была в старинном доме, я уже поднялась по ступеням лестницы и дошла до площадки, и почувствовала, как меня что-то тянет. Тогда я посмотрела и увидела, что у меня в  руке «string» [верёвочка], на другом конце этой верёвочки была маленькая обезьянка (маленькая, как моя рука, не такая как настоящая обезьяна), и это именно она тянула. Она не хотела подниматься по лестнице, она тянула. У неё было много листьев и веточек, которыми она закрывалась и всё это казалось гораздо больше, чем она сама; она всё время прыгала и я сказала себе: что же она собирается делать? Не собирается ли она меня укусить? Тогда Пратип, который был рядом со мной, вдруг сказал мне: «Не бойся, Борописи, она увидела своего самца» (или «она ищет своего самца»). Тогда, это меня успокоило, умиротворило, и обезьянка также стала более спокойной, она начала подниматься.

            Затем, поднявшись наверх, я вошла в большой зал, заполненный вещами, и там, на столе, под колпаком, что я вижу? Я вижу (Сатпрем прыскает со смеху) слоны стоят на двух лапах! И затем, я вижу… (Суджата хохочет)

 

            (Хохочет) Послушай! Тебя увезут в сумасшедший дом, если это будет продолжаться! Ты знаешь, что такое «сумасшедший дом»?

 

            Да, Мать рассказывала об этом! (хохочет)

 

            (Смеясь) Послушай! Ты несёшь околесицу, моя Милая!

 

            (Всё ещё смеясь) Но это было забавным, согласитесь! Представьте слонов, вчетвером (впрочем, я видела только двух, с одной стороны), играющих в бадминтон под колпаком…

 

            Микро-слонов?

 

            Микро-слонов, да.

 

            Как… микро-обезьяны?

 

            Да. Совсем маленькие!

 

            Послушай, я не знаю, что всё это может означать – это мне показалось немного… (смеясь) пора в психушку!

 

            (Хохочет) Пора в психушку?...в  психушку?! Мой Милый!

 

            Послушай! Я не понимаю того, что ты увидела!

 

            И поэтому, я спрашиваю себя, почему, вдруг, я вижу всех этих животных.

            Но сегодня ночью были не микро, это были …

 

            Нет, сегодня ночью, это не казалось слишком сумасшедшим! (Сатпрем смеётся)

 

            (Смеясь) Ну, всё-таки, немного сумасшедшим, да?!

 

            Нет, такое впечатление, что это имеет смысл. Я не знаю.

 

            Мне кажется, ночью я сплю не очень хорошо, лишь урывками, и я, должно быть, вижу, только обрывки вещей, может поэтому, это остаётся в сознании таким способом. Иначе, я рискую забыть то, что вижу. Потому что, в самом деле, для меня это не имеет смысла.

 

            О, последний (или первый из твоих снов), там, это мне кажется действительно…

 

            (Хохочет) Безумным?

 

            Безумным, да, это самое малое, что можно сказать.

 

            (Смеясь) Послушайте!

 

            Но другой, я не знаю.

 

(молчание)

 

            Нет, но это, как история той большой ступки, о которой я вам рассказывала …

 

            Что ты об этом скажешь?

 

            Я хочу сказать, что вижу вещи, не понимая того, что они означают.

 

            А, эта ступка, я же тебе объяснил.

 

            Да. К счастью. Иначе, сама я не понимаю смысл.

            Вот, это всё, что я хотела рассказать.

 

            Ну, я, в самом деле, не знаю, что это может означать, твоё стадо олених и оленей; я не знаю, что это такое.

            Животные пугаются, прячутся… Я не знаю.

 

            И говорят,  оленихи самые добрые из животных, разве нет?

 

            Да, несомненно.

 

(молчание)

 

            Есть только одни хищники на земле – которые называются «людьми».

 

(долгое молчание)

 

            Да, я немного жалею о том, что не послушала вас и не записала то, что увидела: разбитую ступку.

 

            Послушай, расскажи-ка ещё раз, если можешь.

 

            Это было в комнате, узкой, но длинной, на первом этаже. Я не  помню больше всего того, что произошло, но вдруг я заметила Павитру, который брал эту большую ступку, я пользовалась ею много лет, вы помните?

 

            Да, в твоей лаборатории в Ашраме.

 

            Да, в которой я делала столько вещей для Шри Ауробиндо, для Матери, и  для Ашрама, разумеется.

 

            Да, помню, я видел, как ты делала пудру, … я не знаю что ещё, кремы.

 

            Да. Тогда он взял её и поставил (я стояла там), он принёс её и поставил передо мной, и она разбилась.

 

            Он поставил её на пол?

 

            Думаю, это было на полу. Но он поставил её немного резко и она разбилась. Но трещина  была не вертикальной, она шла вокруг – как сказать?

 

            По кругу?

 

            По кругу. То есть, кусок вверху, кусок внизу; и это  была не просто  трещина, но мы действительно видели, что она разбита.

 

            Да, не похоже, чтобы Павитра так относился к вещам.

 

            Нет, конечно, нет.

 

            Он относился ко всему бережно, Павитра.

 

            Он был очень бережливым относительно вещей, не так ли, очень-очень. И поэтому, я немного удивилась и посмотрела на него с огорчением; я сказала: «Но Павитра… ?» Он не был обеспокоен, я не помню больше его слов, может быть, он даже ничего не сказал, но он улыбался с таким видом, словно ему было совершенно всё равно, почти как, если бы он сделал это нарочно.

 

            Словно он разбил эту ступку нарочно.

 

            Нарочно.

 

            Ступку, которой мы пользовались… Ты говорила мне, что Мать тоже?

 

            Да, Мать тоже, иногда Она приходила, брала пестик и толкла!

            Она делала это часто, Мать. Эта ступка была достаточно большой.

 

            Да, я помню, большая ступка…

 

            Вся белая.

 

            … вся белая, фарфоровая.

 

            Да.

 

            Как минимум пятьдесят сантиметров в ширину.

 

            Я помню, да.

 

            И Павитра взял её и хлоп!

 

            Он поставил резко (как бы сказать), не резко, но он поставил с силой. Это на него совсем не было похоже.

 

            Именно это я сказал тебе, когда ты рассказала мне об этом на следующий день; ступка, это средоточие, не так ли, «adhar», это средоточие. Средоточие чего-то, очевидно, работы и большой работы – работы… Для меня, это символ работы Матери, Павитры, твоей, Шри Ауробиндо: всей работы, которую они сделали в Ашраме. Они хорошо потолкли Материю, Они действительно поработали внутри. Это символ всей их материальной работы в этой лаборатории.

            В твоей лаборатории, не так ли?

            И в то же время, это была лаборатория Ашрама?

            Хорошо, так вот, Ашрам, приходит Павитра и бац! Он ставит её на пол, и она разбивается. То есть, символ всей работы, которую лучшие элементы – включая Мать, включая Шри Ауробиндо, включая тебя, включая Павитру – вся работа, которую вы сделали: хоп! Он разбивает её, словно это не имеет никакого значения.

 

            Да, точно.

 

            Ну что ж, правильно: это закончено! (Сатпрем хлопает в ладоши) ЗА-КОН-ЧЕ-НО. Это как Ауровиль (вновь хлопает в ладоши): это ЗА-КОН-ЧЕ-НО! Он разбивает её.

            Пусть не останется никакой Церкви, ты понимаешь.

 

            Никакой формации.

 

            Ничего от той работы, которую Они сделали. Символически, они сделали её в месте, которое было Ашрамом, не так ли…

 

            Да, и лабораторией.

 

            Лабораторией – в твоей лаборатории, к тому же – и он её разбил. То есть это ЗАКОНЧЕНО, и ничего не должно остаться от всего этого.

            На этот раз, не будет ещё одной церкви.

            Работа была сделана: хорошо, ну что ж, мы разбиваем место, где делалась работа: теперь это повсюду.

            Нет никакой нашей Святой Матери Ашрама. Никакого нашего Святого Отца Ауровиля! (Сатпрем хохочет) С Нолини I, как папой! Или Нолини II!

 

            (Смеясь) Бедный Нолини! Он ушёл на другую сторону до того, как стать папой!

 

            К счастью!

            Но Павитра был человеком очень старательным и очень учёным…

 

            Да.

 

            … он был чрезвычайно аккуратен – Бог знает, мне помнится – (смеясь) он меня, впрочем, донимал немного!

 

            (Смеясь) Потому что он напоминал вам вашего отца?!

 

            Да, потому что он напоминал мне моего отца!

            Словом, он, кто так бережно обращался с вещами, схватил её и разбил. Хорошо, ну что ж, это действительно символически.

 

            И к тому же, никакого сожаления, это меня сильно удивило. Прежде всего, потому что разбивает именно он, и, кроме того, абсолютно без всякого сожаления.

 

            Ну да. Несомненно. 

            Та работа, что делалась – сделана.

            Да, символически, Мать и Шри Ауробиндо нуждались в месте, в средоточии – в лаборатории, чтобы делать свою работу.

 

            Своё толчение.

 

            Чтобы толочь, да! Чтобы делать толчение, как ты говоришь. Хорошо, ну что ж, Они осуществили это толчение. Бог знает! Посмотри, всё истолчено.

            Но Они не собирались оставлять после себя церковь, а!

 

            А это Самадхи, вокруг которого они делают свою церковь сейчас, я вам рассказывала свои сны, вещи, которые я видела…

 

            Да.

 

            И совсем недавно, я снова оказалась перед Самадхи, чтобы сделать свой пранам, и когда я проснулась, то попыталась вспомнить то, что я видела. Это было похоже на белый мрамор, слегка кремовый, но полностью на уровне земли.

 

            Вровень?

 

            Со-вер-шенно  вровень, и не было этой маленькой стеночки, служащей…

 

            Да, не было могилы.

 

            Нет, ничего.

 

            Но, ты мне несколько раз рассказывала, что видела это, и даже однажды ты сказала мне, будто Мать Сама заставила разровнять это место.

 

            Да. Это было первое видение, и постепенно я увидела, как это исчезало. Мать уже вышла и Шри Ауробиндо также, постепенно всё было разровнено, не было больше ничего.

 

            Не было больше ничего. Нет больше ничего.

 

            Но я не знаю, почему я делала свой пранам?!

 

            Может для того, чтобы показать тебе: «Ты видишь? нет больше ничего». Всё было разровнено.

 

            Всё разровнено, там был «floor» [пол].

 

            Нет-нет, на этот раз не будет церкви.

 

(молчание)

 

            Но вы знаете, вы только что сказали, что теперь, нет больше нужды в каком-то особом месте, не правда ли, это закончено, и поэтому её разбивают…

 

            Да, лаборатория… больше нет нужды в особом месте.

 

            Вдруг, я сказала себе, что эту историю с разбитой ступкой, я увидела после того, как (я вам рассказывала уже) я увидела какое-то озеро (или «pond» [пруд], я не знаю), достаточно большое: это было в лесу, я смотрела с другого берега, но слева от меня, оно исчезало в деревьях;  я была очень удивлена, потому что озеро было заполнено не водой, как мы подумали бы, но  очень однородной субстанцией и эта однородность…

 

Землёй?

 

Я не могу сказать, что это было, потому что это не было сухой землёй, это было что-то жидкое. Не жидкостью, не чем-то твёрдым: это было жидким и имело слегка зеленоватый блестящий цвет (я вам рассказывала, когда мы перемешиваем коровий навоз с водой, получается немного зелёный цвет), что-то блестело, но  меня поразило, что это было однородным.

 

Земля?

 

Это озеро, субстанция этого озера.

 

Ты сказала мне, что это всё было размолото.

 

Ну да, это всё было полностью размолото! И  настолько размолото, что представляло собой очень однородную массу.

 

Да.

Я сказал, что это напоминает мою спину! (смеётся)

 

(Смеясь) Хорошо размолотое

 

(Смеясь) Хорошо размолотое, но не каша!

 

И после, я вижу эту вещь, которая разбивается. И поэтому я спрашиваю себя, не показывают ли мне что-то?

 

О! Мы размолоты, без всякого сомнения. Нас толкут и размалывают. Я полностью расплющен.

И земля, фактически, она… я не знаю, она полностью размолота.

 

Вот почему нам не нужна теперь

 

А! церковь не нужна! Мы же не собираемся начинать всё сначала ещё раз!

 

Нет-нет, это…

 

Ещё один Аллах, и затем Кааба, и затем… и затем я не знаю что! О нет! все эти ужасные и лживые истории – только не эта ложь!

Да, нет никакого сомнения, что работа сделана. Мы видим, что вся земля разрушается.

 

Да, неизвестно, как это всё держится!

 

Да! Неизвестно, как это всё держится.

Такое впечатление, что было бы достаточно одного пфф! вот так, и всё-всё-всё, повсюду, всё обрушится.

И, однако, всё, кажется, стоит – «кажется»…

Но что из этого выйдет, я не знаю.

Всё рушится.

Сама Мать разровняла Самадхи. Ты же видела это?

 

Да.

 

Она не хотела могилы, чтобы не осталось ни следа, ничего.

 

Да.

 

Хорошо. И вот эта ступка, лаборатория Ашрама, Павитра, хоп! разбивает её.

 

Да.

 

Всё это закончено, за-кон-чено.

Теперь, Они находятся в событиях. Ужас у нас под носом. То есть разрушение всего… всего мира. Ради какой новой интеграции, я не знаю, но определённо это не Пралайя – это другая вещь.

Они раздробили всё это. Они растолкли в твоей ступке. Хорошо. Мы не собираемся хранить ступку, как святое таинство! 

 

(молчание)

 

Сейчас ужас распространён в земной атмосфере.

 

В атмосфере, больше чем в атмосфере.

 

Да, я хочу сказать, в земной.

 

Да. О! да, совершенно. Всё разбито.

 

Всё разбито.

 

Всё. Нет вещи… Всё кажется стоит, но всё разбито. Возьми любую страну, неважно какой аспект мировой системы, это не что иное, как гниль, которая держится…  не знаешь как. Но было бы достаточно дунуть: пфф! и не осталось бы больше ничего.

Достаточно дунуть, в самом деле, и нет ничего.

 

(Смеясь) Но дуновение всё же божественное!

 

Да, разумеется, именно Оно дунет! (смеётся). Но я хочу сказать, практически, это не представляет много трудностей! (Сатпрем и Суджата хохочут). Именно Оно выберет свой Момент, не так ли, но практически, без усилия, ты понимаешь?

 

(молчание)

 

На этот раз, не будет церкви, будут действия – будет новый мир. А в новом мире не будет нужды в церкви!

 

Только не это! Только не это!

 

И это будет та Вещь, достаточно только открыть глаза, она будет совсем живая и повсюду. Не нужны ни священники, ни…

 

Ни «math» [монастыри], ни

 

Ни монастыри, ничего – это будет здесь.

Не будет нужды в Матримандире, с тоннами бетона! Это будет ЗДЕСЬ.

 

С каждым дыханием.

 

И к тому же это таинство будет здесь. (Смеясь) Это будет потрясающе ЗДЕСЬ! Не будет нужды…  бетон, это… пфф!

 

(Смеясь) Бетон, падающий вот так, от  дуновения!

 

Всё это мир Лжи обрушивается, вот и всё.

Хотя, нам кажется, что он обрушивается медленно.

 

            Потому что мы соразмеряем с

 

            Но фактически, всё разрушается – кто на самом деле устоит?

 

            Если внимательно посмотреть…

 

            Но, даже не надо внимательно смотреть!

 

            (Смеясь) Достаточно взглянуть!

 

            Посмотри, что творится во всех странах: кто способен устоять? Кто непоколебим?

            Эти американцы, на чём они танцуют (смеясь) со своими долларами?! Достаточно  лёгкого удара на Бирже и затем: пфф! всё обрушится! (смеётся) Достаточно маленького болтика, который плохо закручен в их высокой технологии и всё обрушится! Всё шаткое; эта громадная механика: ничто. Достаточно ребёнка, который придёт туда и просто отвинтит, чуть-чуть отвинтит их гайку, и всё рухнет! (Суджата долго смеётся)

 

            Это была бы «the greatest joke» [величайшая шутка].   

 

Но «шутка» грандиозная –  ужасная «шутка», во всём мире. Это ужасное.

            Но это ничто, в самом деле, просто стоящие руины.

           

Когда-то мы спросим себя: но как это продержалось так долго?

           

Да…

           

Разве нет?

           

После ухода Матери, я тебе рассказывал об этом, я был в Баликурте, это было на следующий день или днём позже (я увидел это во сне), я сидел на своей веранде и видел перед собой – совсем маленький кусочек сада, ты знаешь, и дальше дома Ашрама?

Так вот, всё было разбито вдребезги, словно супер-бомба, действительно, всё разнесла на миллионы кусочков, повсюду вокруг меня, передо мной; как если бы, в самом деле, всё было разбомблено и сплющено, разбито на миллионы кусочков. Не оставалось ничего, кроме кусков щебня, повсюду на земле – всё было сровнено с землёй. И поверх всего этого плавала моя золотая авторучка.

Это одно из первых видений, которые у меня были.

Всё разрушено – словом, даже не разрушено: разбито вдребезги. То есть все здания Ашрама, всё то, что было перед моей верандой, оказалось разбито вдребезги, как если бы произошло чудовищное… больше чем разрушение! Всё было действительно… я не видел ничего, кроме кусочков щебня на земле: остатки Ашрама.

И поверх этого плавала моя золотая авторучка; поверх этого опустошения или разрушения плавала моя золотая авторучка.

 

Она красивая! Очень красивая.

И это истина, не правда ли, которая остаётся от всего этого? Остаётся именно эта золотая авторучка (которую вам подарила мама, разве нет?)

 

Нет, это то, что следовало сделать… Именно Агенду следовало сделать, понимаешь.

 

Ну да.

 

Но от Ашрама: кусочки, обломки.

 

Обломки.

 

Это было через несколько дней после ухода Матери, потому что мы остались на два или три дня в Баликурте после ухода Матери.

 

Да.

 

Так вот, в течение этих двух или трёх дней, я увидел это во сне.

Было удивительно увидеть… Вместо дома Мадхава перед мной, или Удхара, и от всего этого (смеясь), всех этих ашрамовских домов, не так ли, всё было уничтожено чудовищным… я не могу сказать «взрывом», потому что не было даже воронки, но как если бы всё было разбито и не оставалось больше ничего, кроме щебня, кусочков кирпичей, всё было сровнено с землёй; не осталось ничего.

Как ступка Павитры: хлоп! и разбита. Больше не нужна. Всё это закончено. Они сделали свою работу.

И теперь смотрят.

 

(молчание)

 

Ну что ж, я надеюсь, что мы скоро увидим. (Смеётся)

 

Хорошо.

 

*

 

            Это приводит в отчаяние.

            Мы не видим выхода, мы не знаем что делать, тело не понимает, оно не знает средства, оно не знает способа, оно не знает, что могло бы помочь, оно бьётся и бьётся в боли, и это продолжается, и каждый день одно и то же, и оно разрушается всё больше и больше – что делать? Это его крик отчаяния: что делать?

            Когда оно прищемляет себе палец дверью, оно понимает, что надо вытащить свой палец, но здесь оно расплющивается, и расплющивается, и расплющивается, не понимая, что нужно сделать, чтобы помочь ситуации – оно не понимает. Как быть? Какой выход? Есть ли средство? Есть ли движение? способ, нечто такое, что заставило бы… это проходить?

            В самом деле, это темнота отчаяния и беспомощного непонимания. Оно знает, что это Могущество является Освобождением, и оно не знает, как позволить ему проходить. Это железное!

            И поэтому оно пытается – месяц, два месяца, год, три года, годы… и это всё время одно и то же, и ничего не поддаётся, ничего не раскрывается – нет средства.

            Нет средства.

            Есть только эта ужасная Стена.

            И с каждым днём я старею.

            «Мы не знаем ничего», говорила Мать, и теперь её крик становится для меня очень волнующим. Я не понимал, что это означало.

 

*

 

            У всех богов есть оружие, гром и молнии, у Зевса или у Кали, а у Смерти лишь посох, это dandhakal, «посох времени».

 

*

 

Вечер

 

            Тело верит, что, наконец-то поняло: надо удерживать вдох настолько глубоко, насколько возможно, несмотря на возрастающее расплющивание, которое сопровождает каждый выдох.

            (Каждый вдох втягивает Могущество через макушку черепа, и каждый выдох заставляет его нисходить до пяток – каждый уровень позвоночника является отдельной «преградой») (Завинтить рот). Завтра посмотрим.

 

*

 

            Моя Милая слушает музыку на ступенях у моей двери.

            Я чувствую всё больше и больше, что время отмерено.

 

*

 

            Моменты одной жизни – краткие и простые.

 

 

20 марта 1989

 

            То, что Они посеяли на Земле, такое чистое и такое могущественное, что все земные нечистоты уйдут и разрушатся сами по себе, помимо своей воли.

            Можно сказать, что Супраментал – это Могущество Высочайшей Чистоты.

            P.S. Как говорила Мать: «Кто устоит»? (!)

 

 

*

 

            Я думаю, что тело обнаружило зачаток метода или «способа действовать» с этим вынужденным вдыханием, несмотря на расплющивание.

            Но это очень трудно переносить.

            Это, в самом деле, вертикальное дыхание.

            Новый вид дыхания.

            Вертикальное дыхание, которое идёт вглубь, как пневматический бур.

            Прежние лёгочные мешки продолжают функционировать, и они служат агентом или материальным механизмом, но можно сказать, что они совсем больше не дают витальной энергии – а другая Энергия… надо учиться усваивать молнию (!)

            Это шаткое состояние между двумя системами.

 

*

 

            Сегодня после полудня, не было вопроса о «методе», это была такая буря массивной и властной молнии, почти неистовая, тело сгибалось и корчилось во всех направлениях – моя спина, как открытая рана.

            Всё тело представляет собой препятствие.

            Что можно сделать с этой позвоночной системой?

            Надо стать медузой!

 

*

 

Вечер

 

            Даже тело атлета или двадцатилетнего не вынесло бы этого (несмотря на долгие-долгие приготовления[16]). Тогда как сделать переход от животного тела к другому телу? Я не могу вообразить, что эти позвонки изменят свою природу, если только не какое-то чудо. Как перейти от этого способа существования тела к другому способу? Даже через десять веков проблема останется всё та же, если мы будем иметь дело с тем же самым животным телом. Сама структура под вопросом – она может быть более пластичный, более такой, более другой, но фундаментально это будет позвоночная структура. Как сделать переход?

            «Надо, чтобы физический факт изменился», говорила Мать…

 

*

 

            Я записываю это. Вечером, Суджата слегка проводит своей рукой по моей спине, чтобы утешить меня. Она сказала мне: «Интересно, на два пальца выше вашего тела, горячо, как если бы я касалась рукой батареи, и, однако, когда я касаюсь вашего тела, оно не такое горячее». Я не знаю, что и думать по этому поводу.

            Откуда вся эта энергия? (у меня нет никакой!).

 

           

21 марта 1989

 

            Нет ни «метода», ни способа, ни средства – единственный метод, проходить через это день за днём, если возможно.

            Каждый раз, когда я думаю о том, чтобы найти способ, на меня сразу же обрушивается анти-способ.

            Вот почему Шри Ауробиндо ничего не сказал.

            Мудро ли я делаю, что веду эти записи?

 

*

 

 

            Я признателен уже только за то, что смог попытаться выйти из этой ужасной вещи.

 

*

 

            Я могу сказать, что у меня нет надежды выйти ради самого себя[17], но это достойно человека, столкнуться лицом к лицу с этими жестокими силами.

            Мне хотелось бы только, чтобы другой вид смог выйти из нашего.

 

*

 

Вечер

 

            Я не знаю больше, как делать.

            Мне хотелось бы только суметь продолжать-продолжать…

 

*

 

            (Сегодня после полудня, я провёл на ногах и к концу часа меня настолько раздирало, что я должен был сесть; я сел, и через долю секунды, тело вдавилось в кресло, как пружина, которую сжимают с силой – это было, в самом деле, любопытно. Я не стал продолжать). (Как делала Мать? Вероятно, это была ужасная пытка. А Шри Ауробиндо?).

 

 

22 марта 1989

 

            (Я продолжаю встречать только мёртвых – и людей, которых я никогда не встречал при жизни – одного из них я даже резко послал, два года назад, а другого я послал менее резко на этот раз, но твёрдо! Что они все приходят? И они меня совсем не интересуют).

            Может быть, я нахожусь больше в «мире мёртвых», чем живых (!)

            Другая сторона «башни»?

            Забавная жизнь, где мы не мертвы и не совсем живы…

 

 

23-24 марта 1989

 

            (Ауровиль) Видение 23-24 марта (забрасывание камнями).

            Ложь, никогда не бывает без истины

            и истина часто приходит с помощью Лжи.

 

*

 

            Истинное

бежит впереди.

            Тело говорит:

            пусть это служит Тебе,

            вместо этой истории,

            повторяющейся миллионы раз.

 

 

            24 марта 1989

 

            Ночью, я встречаю столько существ, желающих мне зла или которые стремятся причинить мне зло – почему? зачем эта жестокая система? Это печально.

            Когда я познал Ужас, моя самая большая боль была от того, что подобное может существовать, именно моя собственная человечность была поражена.

            Я никогда хорошо себе не представлял, что могли бы сказать по этому поводу «другие».

            Сегодня ночью, это был молодой хулиган[18], который хотел забросать меня камнями – он был индийцем. Полный ненависти… Я сказал ему «почему, почему? я индиец с 1946 года».

 

*

 

            Я пробудился  к жизни с морем, с радостью, с простором, и после… я никогда не находил утешения.

            Но я знаю, что Они меня утешат однажды, и что моя радость имела смысл.

            15 ноября 1943 года – это был катаклизм в моей жизни и в моём существе – который заставил меня искать контр-катаклизм.

            Значит, в любом случае, спасибо.

 

 

26 марта 1989

 

            Впечатление, что находишься в чёрной клетке, которая сжимается всё больше и больше, больше и больше.

 

*

           

 

 

The Hindu, 22 марта

 

НАРКОТИК, ЧТОБЫ УБИТЬ ЗИЮ?

Нью-Дели, 21 марта

               

               

                Ведущий американский эксперт по химическому оружию предположил, что в заговоре, с целью убийства президента Пакистана Зия-уль-Хака, были использованы, в частности, наркотики и психотропные препараты.

                Наркотик, фентанил метил 3, который в три тысячи раз сильнее героина, вероятно, был нанесён, согласно «U.S. Defense and Foreign Affairs Weekly», на ручки управления и шлемы пилотов самолёта экс-президента, разбившегося в августе прошлого года, погубив всех, кто был на борту.

                По словам эксперта, имя которого еженедельник не раскрывает, наркотик, который проникает в кожу, был применён в достаточно разбавленной дозе, чтобы прошло какое-то время, прежде чем экипаж был дезориентирован.

                Как стало известно, американские чиновники обеспокоены тем, чтобы методы «убийства наркотическими веществами» не были применены вновь.

                Продажа на рынке США: химические вещества, использованные в этом смертоносном заговоре, подобны психо-активному веществу, известному как МДМА. Нескольким служащим западно-германской компании были предъявлены обвинения в незаконной его продаже на рынке наркотиков в США.

                Завод в Ливии: Немецкая компания была также обвинена правительством Бонна за оказание помощи в строительстве завода по производству химического оружия в Ливии.

                Ливийский завод способен производить наркотики, подобные МДМА – известный так же под названием «Экстази», но нет доказательств того, что психотропные препараты, использованные для убийства президента Зия, были произведены на этом заводе, добавляет еженедельник.

                Новое разъяснение: эти факты указывают на первое применение наркотиков, в особенности, психотропных препаратов, в качестве средства убийства, и проливает новый свет на возможное применение  продукции ливийского «фармацевтического» завода.

                Вероятно, этот завод мог служить производителем химических наркотических веществ, предназначенных для продажи за границу. Эксперты по наркотикам считают, что, по меньшей мере, тридцать процентов всего героина, фактически продаваемого на улицах США, синтетического производства.

                Производство 200 грамм такого вещества как фентанил метил 3 стоит не более нескольких тысяч долларов, хотя его производство крайне опасно. Но двести грамм дают 200 млн. разделённых и упакованных доз на продажу.

                При такой чрезвычайной силе, это означает, что потребовалось совсем немного, чтобы дезориентировать экипаж самолёта C-130, и, таким образом, совершить убийство президента Пакистана.

               

*

 

            Всё же, это исходит и из Германии также.

 

*

The Hindu, 26 марта.

 

НЕФТЯНОЙ ТАНКЕР СЕЛ НА МЕЛЬ

Вальдес (Аляска), 25 марта

 

                Нефтяной танкер Exxon Valdez, загруженный до отказа, сел на мель в заливе Аляски, что привело к разливу, по меньшей мере, 150 000 баррелей нефти, сообщила в пятницу береговая охрана.

 

*

 

            Бедные маленькие тюлени.

            Эти знахари не остановятся, пока не разрушат всю Землю. И сначала разрушаются сознания.

 

*

 

            Эти две новости (их «экстаз» и эти миллионы литров нефти, которые всё разрушат) вдруг напомнили мне одно видение – или скорее два, которые у меня были… Первое (записанное в моих «обрывках видения») случилось в ночь с 30 июня на 1 июля 1986, значит почти три года назад.

            Я был в месте, где мы знаем и видим вещи Земли, и было ясно сказано (я записал слова): «Власти приняли решение «о полном  разрушении» лагеря». «Лагерь» = земной лагерь, а «власти» = силы, которые властвуют на Земле.

            Затем несколько дней назад (может с неделю), я оказался в лагере, словно в конце войны, в последние дни, когда началось бегство СС, и тогда, как если бы «комендант» лагеря сказал: «Больше нет необходимости этим заниматься, теперь им платят за то, чтобы они сами убивали друг друга» (Они = заключенные). Это было как «последние дни лагеря».

            Теперь посмотрим, чего хочет Шри Ауробиндо.

 

 

27 марта 1989

 

            Я, в самом деле, не могу «понять» природу этих «подъёмов из глубины».

(Иногда мои руки поднимаются до колпака камина! как крылья птицы, или как распятие!).

 

*

 

Вечер

 

            Когда мы входим в контакт с Этим, с этой высочайшей Жизнью, этой подлинной Жизнью, для нашего тела и нашей «жизни», это сама смерть!! Это Чудесное Могущество, оно смертельное!! Так продолжается ад Лжи в её концентрационном лагере, который мы называем «жизнью» – «это жизнь». И это сама смерть.

            Надо разрушить это Колдовство.

            Именно это пришли сделать Шри Ауробиндо и Мать.

            Когда эта Жизнь обнаружит пролом, чтобы войти в наш концентрационный лагерь, это будет конец правления смерти и начало нового вида – таков смысл Апокалипсиса.

            Достаточно одного пролома – то, что я называю «пробоиной».

            Как если бы «вещь» – Цель или Процесс – становились всё более и более ясными, точными. Сначала, когда я говорил о «некробиозе», это была та же самая вещь, но ещё неясная и больше представляемая, чем переживаемая. Сейчас, это воспринимается в самом теле.

 

*

 

            Фактически, все эти мысли пришли ко мне одна за другой из-за одного любопытного видения, которое у меня было этой ночью (26-27 марта), и которое я понял только сегодня вечером. Это совершенно новое сознание, которое показывает вам вещи очень конкретно и юмористически. Я сидел с «кем-то» за столом, и вдруг этот «кто-то» бросил на землю то, что показалось мне очень хорошей пищей (это был то ли очень белый рис или белая крупа). Я сильно удивился. Затем, во второй раз, я увидел этого «кого-то», лежащего на земле, и словно в конвульсиях, как если бы он умирал или был отравлен. Наконец, в третий раз, я прижал голову или лоб этого «кого-то» к своей груди с большой любовью, словно чтобы восстановить его силы. У этого  «кого-то», которого я видел в конвульсиях, была совершенно белая кожа, он был очень худым( я видел его рёбра) и как мне показалось, обнажённым. У меня возникло ощущение, что это был мой друг, Бернар д’Онсо, потому что я испытывал много нежности к этому «кому-то». Затем, сегодня вечером, я понял, что это был «рабочий» и что, в данном случае, я был, по-видимому, «высшим двойником», который убеждал его, что он принял эту очень хорошую пищу… за яд.

            Вот так вот. Для животного тела и животного существа, эта новая Жизнь является смертельным ядом!

            Я подозреваю, что эта «очень хорошая пища», была той самой «Молнией», которой мистический Всадник кормил эту огромную белую лошадь.

            Мы принимаем саму Жизнь за отравленную смерть – и эта отравленная смерть есть сама наша жизнь!

            «Стражи» лагеря хотят нас заставить принять свободу за яд, от которого мы умираем – и они дают вам все признаки и все ощущения смертных конвульсий.

            Но эти ощущения очень конкретные и часто даже «мучительные».

            Они вас даже реально убивают, если у вас нет высочайшей веры в освобождение и глубокого понимания их жестокой системы.

            Апокалипсис, это конец стражей Ужаса.

            Самая большая трудность в том, что мы все, или почти все, соучастники этого Ужаса.

 

 

            29 марта 1989

 

            Это невероятно ужасное.

И мучительное.

            Я не знаю…

 

*

 

            Я бы не стал заниматься этим ради всех радостей небес, нет. Но ради того, чтобы этого Ужаса не существовало больше никогда-никогда-никогда.

            После, я мог бы раствориться.

            Я не знаю, кто является моим «высшим двойником», ни что он об этом думает, но я, рабочий, я думаю о своём брате, я думаю о своём деде, и обо всех этих беднягах, моих братьях, я не хотел бы для них какой-нибудь другой жизни такого рода.

            Я понимаю лучше Спартака, чем Будду.

            Но Шри Ауробиндо гораздо радикальнее.

 

 

            Ночь с 30 на 31 марта 1989

 

            Была долгая встреча с Матерью, но без какого-либо воспоминания о том, что происходило, за исключением её «рабочей тетради» (своего рода Агенда в буквальном смысле) и всё было уже сделано! Будущее там тоже было … уже сделано! Было две даты или два отрывка, которые  я отметил розовой закладкой (мне показалось, что это был  вопрос от 26 мая… надеемся, что это не был 2000 год!) Затем я встретил Шри Ауробиндо, очень улыбающегося (обычно я встречал его серьёзным или строгим) и была атмосфера Сострадания или любящего понимания. Но что меня поразило: он долго «тёр» мою макушку своей ладонью, снова и снова водил по кругу своей ладонью по моему черепу, как если бы «массировал» или, в самом деле, хотел, чтобы что-то вошло в мою голову[19]!

            Еще одна любопытная деталь: выйдя оттуда, я оказался в каком-то дворе (похожем на двор Ашрама), где было «Самадхи Шри Ауробиндо». Я прошёл рядом с этим «Самадхи», как если бы там ничего не было! как если бы его не существовало! Я был немного ошеломлён или удивлён, когда проснулся – я прошёл там, рядом с этой могилой, как если бы не было ничего! я так любил это место, когда бывал в Пондичерри, там было так хорошо! И затем… ничего, как если бы этого не существовало. В самом деле, это было «ничем».

            Это, кажется, подтверждает то, что Суджата видела несколько раз: Самадхи сравняли под руководством самой Матери. Впрочем, я не могу даже сказать, что я «видел» Самадхи (могилу с облицовкой и низкими стенками), нет, я не помню ничего такого в моём видении сегодня ночью, но это было «место» Самадхи.

 

*

 

Вечер 31 марта

 

            Это безумное расплющивание.

            Встреча этой ночью придала мне мужества. Как Они пожелают! (иногда я забываю это!)

 

 

 

 

АПРЕЛЬ

 

ХРОНОЛОГИЯ МИРОВЫХ СОБЫТИЙ

 

 

2 апреля – США: нефтяное пятно неизвестного происхождения, от которого пострадали более тридцати километров пляжей на двух островах архипелага Гавайских островов, угрожает другим морским животным, в том числе черепахам и китам.

 

4 апреля – Ливан: интенсивные артиллерийские бомбардировки Бейрута, начиная с 14 марта; 131 человек погиб и 600 ранены.

 

6 апреля – Норвегия: советская атомная подводная лодка затонула в международных водах; 42 моряка погибли.

 

7 апреля – Великобритания: Михаил Горбачёв, во время своего визита в Лондон, объявил о закрытии двух ядерных советских заводов, производящих оружие.

 

9 апреля – Джибути: проливные дожди опустошают столицу.

 

10 апреля – Канада: около 6000 эскимосов отправились к избирательным урнам, чтобы избрать шестерых представителей для составления конституции регионального правительства.

 

12 апреля – Франция: приглашённый в Страсбург Советом Европы для участия в семинаре о правах человека, Далай-Лама, продолжил свой визит кратким «неофициальным» пребыванием в Париже, где он принял участие, в частности, в литературной телепередаче «Апострофы».

 

14 апреля – Китай: несмотря на политику ограничения рождаемости, число китайцев на сегодня составляет 1,1 млрд. человек.

 

16 апреля – Уругвай: референдум об амнистии военных, обвиняемых в нарушении прав человека во времена диктатуры, был ратифицирован  с 53% голосов «за».

 

18 апреля – Китай: в Пекине, тысячи студентов провели демонстрацию, почтив память Ху Яобана, скончавшегося 15 апреля, и потребовали от правительства «рассказать правду» о его «отставке» несколько лет назад.

 

20 апреля – Австрия: столетняя годовщина со дня рождения Адольфа Гитлера, это благоприятный момент для всех неонацистов показать своё присутствие по всему миру, особенно в Браунау-на-Инне.

 

22 апреля – Китай: тысячи студентов, требующих «демократии», объединились в Пекине с ещё большим числом людей, также выражающих свое стремление к либерализации режима.

 

23 апреля – Мавритания/Сенегал: магазины мавританцев были разграблены в Дакаре; в отместку более 200 сенегальцев были убиты в Ноуакшоте.

 

26 апреля – Бангладеш: в результате торнадо, сопровождаемого сильным ветром, погибло более тысячи человек.

 

27 апреля – Китай: сотни тысяч демонстрантов в центре Пекина скандировали лозунги в поддержку демократии.

 

                  – Афганистан: моджахеды выпустили 60 ракет по Кабулу.

 

28 апреля – Сенегал: после вспышки насилия, приведшей к гибели 35 человек в мавританской колонии, в Дакаре были введены чрезвычайное положение и комендантский час.

                 – США: в 1988, число террористических актов в мире достигло рекордной цифры 856.

 

 

 

Ночь с 31 марта на 1 апреля 1989

 

            Я увидел сегодня ночью нечто такое, что наполнило меня странным волнением, я не знаю почему. Это было очень краткое – одна секунда – очень чёткое и полное безмолвной интенсивности. Внезапно, я увидел маленького человека или мальчишку, лет семи-десяти, в длинных розовых штанах,  немного длинноватых для него, которые ниспадали до самых ступней и покрывали их – такого рода штаны с перекрещивающимися подтяжками, которые носят садовники или некоторые рабочие – и в тёмно-зелёной рубашке, заправленной в штаны. Он был блондином, западного вида, словно  вышел из сказки (мне показалось, что земля была покрыта снегом, но я не знаю) и он смотрел на меня с какой-то молчаливой силой. А «я», я был за оконным стеклом, как будто в поезде или в автомобиле, который уезжал, а он стоял на «перроне», гораздо ниже, чем я, совсем маленький и такой трогательный, и он смотрел на меня с такой силой, которая продолжает меня волновать, я не знаю почему. Всё продолжалось не более секунды. Это было чрезвычайно точное. А «я», я уезжал. Мы были разделены этим стеклом. Ни слова, только этот взгляд. И я был очень взволнован этим.

            Я не знаю, кто это.

            Почему это меня так взволновало? Спустя часы, я всё ещё чувствую это волнение, как если бы это только что произошло.

            Мы видим вещи странные и загадочные.

            Кто это?

            Он стоял очень неподвижно, руки вдоль тела – только этот напряжённый взгляд. Взгляд того, кто любит и выражает любовь своими глазами.

            Я уезжал.

            Кто этот «я», который уезжал?

 

*

            В один прекрасный день говоришь себе «прощай», и затем вот.

            Это всё печальные истории земли.

 

*

 

            Мы здесь для того, чтобы эта печальная система могла измениться.

            Мы изобрели всякого рода религии для того, чтобы утешать себя ими – но это невозможно утешить, пока будет существовать смерть.

 

 

2 апреля 1989

 

            Я спрашиваю себя, не является ли тот, кого я называю «рабочим», этим телом – сознанием тела, то, которое тело приобрело, проходя через свой опыт моряка и в девственном лесу, затем проходя через эту йогу рядом с Матерью. То есть, очень немногие человеческие тела индивидуализированы, за исключением тех, кто прошёл через трудные приключения (я не говорю об атлетах, например, которые просто развивают животное и укрепляют его).

             То, что мы обычно называем «телом» – это тело неважно чьё, с различными хромосомами и пигментацией. Фактически, тело, главным образом, «индивидуализируется» посредством своего общения с элементами природы (море, лес, и т.д.), оно выходит наружу из себя и своих стен (я спрашиваю себя, с чем тела «общаются» сегодня, кроме телевидения и кино?) Тело становится тем, с чем оно встречается (оно стало так же ужасами лагерей, но это в значительной мере расширило его опыт и заставило его коснуться в глубине своего Врага №1: смерть). Таким образом, тело приобретает  индивидуальность и даже личность, как Ментал приобретает индивидуальность, проходя через свои лекции и свои интеллектуальные или духовные «встречи». Есть Умы, которые являются просто Мсье неважно кто, с некоторыми различиями в политических мнениях (!).

            Тогда, я спрашиваю себя, не был ли этот мальчик в розовых штанах, который выглядел так, словно вышел из сказки, не был ли он тем, кого я называю «рабочий»? или скорее душой рабочего, душой тела. (Не душа Ментала, ни даже душа сердца, то, что люди – и не мало людей –  знают, но душа тела).

            Когда я говорю «тело знает», это именно тот человечек знает (!) и ничто не могло бы заставить его отступиться, потому что это не как вера в уме и в сфере духовных идей: это сознание или скорее любовь в теле. Оно знает, потому что оно уз-наёт, и оно узнаёт то, что оно любит, как ребёнок узнаёт свою мать. Тогда, это совершенно точно и непосредственно. Все другие законы и знания, это путаница миллионов вещей, – а это, простое и очевидное. И мы сказали бы несокрушимое. Даже когда все законы тела рушатся и находятся под угрозой, оно узнаёт Тебя. Тогда оно продолжает.

Поэтому, я хорошо понимаю также, почему это материальное сознание, сознание тела, может соединиться с «другой стороной», с тем, что Шри Ауробиндо называет Супраментал, потому что только оно, это сознание тела, может коснуться его, не… приходя в ужас. Все другие сознания или части человеческого сознания ужаснулись бы, как если бы они входили в саму смерть.

            Высочайшее находится в основании Материи.

            Сознание тела, это подлинная материя, которая узнаёт Высочайшее, свой источник. Всё остальное, это… покровы… блистательные и сверкающие, и какие только угодно, но не чистое Это.

            Только Это способно вынести Это (!)

            То есть Реальность Материи, это Любовь.

 

*

 

            Я спрашиваю себя, кому этот малыш говорил: прощай…?

 

*

 

            Сегодня утром, я испытываю такую боль и усталость, словно я в лёгком тумане.

 

 

           

3 апреля 1989

 

            Моё тело не может больше…

 

*

 

           

            Я думаю, что слышу Мать: «Если бы мне сказали…»

 

*

 

            Но нечего «говорить»: это ад, через который надо пройти – если это возможно.

 

 

4 апреля 1989

 

Разговор с Суджатой

 

Слоны

 

            Сегодня 4 апреля?

 

            Да, это дата.

 

            Да, семьдесят девять лет…

 

            Да

 

            Прибытие Шри Ауробиндо по морю с… Востока! Не так ли?

 

            Да.

 

            (молчание)

 

            Тогда я не знаю, что происходит, вы знаете, но с некоторых пор, я часто нахожусь с животными. Я рассказывала вам, как-то, что были олени?

 

             Да.

 

            И там был, словно гид.

 

            Да.

 

            Ну вот, сегодня после полудня также, был  маленький слон, который был как гид.

            Маленький слон, который вёл меня куда-то за собой. Я пришла и увидела гигантское дерево, в самом деле, гигантское. Даже его верхушки не было видно. Я находилась  в самом низу, на земле, с маленьким слоном, и видела, что на этом дереве  было полно слонов – таких же маленьких, и они все были очень заняты. Такие красивые, эти слоники, но немного серые (не белые слоны), но очень красивые. Я не знаю почему, мне запомнилось голубое – или они были одеты в голубое, или что, не могу вам сказать, как голубое сияние. Словом, на нём было полно слонов, почти снизу доверху (не совсем доверху, до определённой высоты; можно сказать, как на уровне вашей крыши здесь, или выше – или  моей комнаты).

 

            Да.

 

              Там было много ветвей, дерево довольно красивое, вы знаете, зелёное, много ветвей и зелёных листьев.

            Так вот, эти слоники резали ветки.

 

            Резали ветки?

 

            Резали ветки!

 И у них не было инструментов. Внизу, немного в отдалении, я видела человека, который, похоже, был их хозяином и использовал их; это именно он заставлял  бедных животных (у них не было пил, ничего), он заставлял их делать всю  работу своим хоботом! Поэтому они страдали!… Они не говорили ничего, они делали то, что он заставлял их делать. И затем, я не знаю почему, я почувствовала, что внутренне, они ворчали; внутри было недовольство. В самом деле, они сильно страдали. Вы понимаете, они действовали своим хоботом, как пилой: т.е. не только, чтобы сломать ветку, но чтобы пилить её как пилой, осмелюсь сказать. Я не знаю, как они  это делали… были ветки горизонтальные, возможно, по которым они ходили туда-сюда и делали это.

            И затем, ближе к вершине, был слон, который не говорил абсолютно ничего (другие немного разговаривали – я не знаю, впрочем, на каком языке они говорили, я не понимала! но они переговаривались между собой), но тот, кто находился наверху (не совсем наверху, скажем, на втором или третьем этаже дерева), был вождём слонов, я думаю, он встал на ноги  и  обратился к человеку внизу. Человек хотел передать им ещё какие-то другие приказы, и на этот раз некоторые животные запротестовали: они не хотели больше продолжать делать всё это. Поэтому он встал на ноги и начал говорить… И, он говорил в рифму! И потом я поняла то, что он сказал: «Вы здесь, и именно ваш брат извлекает пользу из всего…».

           

            «Ваш брат»?

 

            Да, он говорил человеку, у которого, по-видимому, был брат.

 

            Да.

 

            Этот человек, заставляющий работать этих животных, был, скорее всего,

добрым, но немного «fool» [идиотом], так сказать;  слон объяснял ему: «Вы заставляете нас делать всю эту работу – почему? Вы не получаете никакой выгоды: всё идёт вашему брату; именно он забирает всё. Мы работаем, вы даёте нам работу, и затем ваш брат извлекает выгоду из всего; ни вы, ни мы, ничего не имеем, мы работаем – и мы страдаем, к тому же…».  

            Кажется, брат тоже имел слонов, но которые не делали ничего, он заставлял делать всю работу этого человека, который был здесь, а сам оставался немного в отдалении, а когда всё было закончено, он получал прибыль, вот.

 

            Любопытно. Это то, что ты увидела?

 

            Сегодня после полудня.

            И затем я услышала громкое карканье воронов…

 

            О! Полно воронов. Они размножаются также, как и… «братья»! (смеётся)

 

            Тогда это меня…

 

            Это тебя разбудило.

 

            Это меня разбудило и прервало. Но воспоминание сохранилось до сих пор. Я не знаю, что этот человек сделал или что происходило после. Представления не имею…

 

            Ну что ж, я не знаю. Очевидно, люди используют всё.

 

            И причиняют страдания.

 

            О, да! они жестоки. Кого они только не мучают?

 

(молчание)

 

            Помнишь, на днях ты рассказывала мне о той огромной «leak» (утечке) нефти на Аляске?

 

            Да-да.

 

            Так вот, я не знаю, сколько сотен тысяч или миллионов литров нефти уже загрязнило эту прекрасную землю, эту чудесную страну, не так ли… и в комментариях (это было на BBC), один тип сказал: «Это повлияет на рыболовство»! А! Это всё, чего они хотят, эти ПОДЛЫЕ люди. «Наша добыча пострадает» – эти ЗВЕРИ. «Ах! наша добыча пострадает».

            Мерзавцы.

 

(молчание)

 

            Ну вот, я не знаю, что означает твой сон, моя Милая.

 

            Но я тоже! Поэтому я и задала вам вопрос: означает ли слон что-то, я хочу сказать, имеет ли это смысл, «meaning».

 

            Я не знаю, моя Милая. Я не знаю.

 

            Они были такие красивые, вы знаете. И у вождя было достоинство, это был настоящий вождь.

 

            Да, они ворчат. Земля фактически ворчит – я не говорю о людях, так называемых: эти не ворчат, они жрут. Но земля, в общем, она ворчит.

 

(молчание)

 

            Нет, я пытаюсь понять, что представляют эти слоны, понятия не имею.

 

            Во всяком случае,  именно человек руководил, чтобы разрушить это прекрасное дерево.

 

            Да, они разрушают всё.

            Я помню, у меня было одно видение, шесть, семь или восемь лет назад, не помню точно, ещё до того даже, как я начал эту йогу. Я увидел гигантский теплоход, и в этом теплоходе, в трюме (то, что мы называем трюмом), была огромная топка, высотой больше дома (ты знаешь, что такое топка? то, что заставляет двигаться корабль). Я видел эту огромную топку; и была, словно большая-большая дверца, открытая, и это пылало-это  пылало-это пылало, не так ли, чтобы заставить двигаться этот гигантский корабль, и перед дверцей, или рядом с дверцей, был совсем маленький человек (он выглядел как спичка, рядом с этой гигантской топкой), он взял кресло, последнее кресло, чтобы бросить его в топку.

            Они всё сожгли, не осталось больше ничего.

            Они сжигали всё, чтобы вести свой корабль в НИКУДА.

 

            А потом они сожгут и сам корабль!

 

            Да, словом, тем временем, они сжигали всё.

 

            Последнее, последнее…

 

            Эта гигантская топка… Они сжигали всё. Чтобы идти в никуда.

 

(молчание)

            Что можно сказать?

            Мы как слоны: возмущённо ворчим.

 

(молчание)

 

            Ну вот, я не знаю, что это символизирует моя Милая; очевидно, это что-то означает. Может быть, события скажут нам.

 

            Во всяком случае, ясно одно, именно человек разрушает всё  прекрасное.

 

            О, да! он разрушает всё.

            И самого себя тоже, но, к сожалению, медленно.

 

            (Смеясь) Да, слишком медленно!

 

            Это было в 1915?... когда Шри Ауробиндо сказал: «Будет ли это медленное разрушение?»

 

            Вы видите?

 

            В 1915… Ну вот! Это стало заразным.

 

            Их терпение бесконечное; но мы… с нашим… нам бы хотелось, чтобы это шло побыстрее.

 

            О! когда видишь… То, что касается меня, это не… они могут убивать друг друга сколько угодно.

 

            Да.

 

            Но, что меня волнует, так это видеть всех этих бедных животных, этих тюленей, морских свинок, этих рыб, этих медведей, всё это на Аляске, которую… заливают нефтью!

            И, кроме того, на Аляске это так, а в других местах по-другому, и повсюду это вот так.

 

            Да. Персидкий залив не должен быть прекрасным!

 

            О! ну да, конечно, со всеми этими… Но, повсюду, моя Милая.

 

            Да.

 

            Пфф.

 

            Да, ваша прекрасная страна, Бретань, побережье Ла-Манша, это…

 

            О, я помню, уже… последний раз, когда я ездил во Францию, это было в 1964?

 

            В 64, да.

 

            Я ещё не видел Бретань такой разрушенной, какой я увидел её после. Но помню, я шёл по пляжу и у меня был дёготь под ногами.

            В 64.

            О! Это отвратительно. Мы знаем об этом, но, в конце концов…

            Ну что ж, я не знаю, моя Милая.

            Слоны могут ворчать, но что это значит? ...

            Они угнетены. Они угнетены и без защиты перед этими карликами.

 

            Да. Да.

 

            У них огромные средства.

 

(молчание,

Сатпрем вздыхает)

 

 

            Я не слишком вас утомила, мой милый?

 

            Мы утомлены в любом случае.

            Это долгое.

            Это долгое…

 

(пауза)

           

            Но я подумала вдруг: слон, это существо Ганеши.

 

            Я не знаю.

 

            Да, у него голова слона.

 

            Да. И это означает, Ганешу?

 

            Ганеша, это Мудрость.

 

            И при чём здесь мудрость?

 

            Но, может быть, это она?

 

            Но у них нет никакой мудрости.

 

            Слоны её имеют – именно поэтому они ворчали! (смеясь) Нет, я говорю о животных.

            Но внезапно, мне пришло: слоны, это же атрибут Ганеши.

            Вам это говорит что-то?

 

            Ганеша, – сын Матери.

 

            Сын Матери. Это Сидхидата.

 

            Ну, может быть, сыны Матери – истинные сыны – начинают понемногу ворчать?

            Но что они могут сделать? Они могут измениться сами? Ты же видишь, это нелегко! Потому что, нет ничего другого, что надо менять в мире, кроме как самого себя.

 

            Во всяком случае, они могут отказываться участвовать в работе Разрушения.

 

            Сыны Матери, немногие, я думаю, не участвуют.

            Они должны быть хорошо скрыты. Лучше, чтобы они скрывались.

Я не знаю, что это означает, моя Милая, не могу сказать.

 

(молчание)

 

            Я не знаю.

            Посмотрим.

 

 

5 апреля 1989

 

Разговор с Суджатой

 

Маяк, предстоящая Буря,

Сатпрем зовёт Х.

 

            У нас утро 5 апреля.

 

            Да.

 

            Сегодня ночью я увидела (но это осталось очень смутным, я не знаю, есть ли в этом какой-то смысл) место, где стояло какое-то здание, а вокруг него, словно «courtyard» [двор] но с деревьями (или lawn [газоном]), или павильон в центре, я не знаю.

 

            Да?

 

            Там, насколько я помню, мы были вместе на газоне (там было немало народу) и вы сказали мне: «Ты должна познакомить Х. с…» кем-то, кого я забыла, с кем-то важным, очевидно. Я оказалась слева от вас, и увидела справа от вас Z, а с другой стороны, X. И на Z. была какая-то «straw hat» [соломенная шляпа] мне кажется (смеясь) – я не помню, чтобы видела её раньше в шляпе! но на ней была эта шляпа. И прежде чем я собралась, Z, вышла вперёд и представилась сама; Х последовал за ней, и затем я подошла туда и мы немного поговорили.

            Потом, внезапно, я не знаю, что произошло (были другие люди тоже), мы оказались наверху; был какой-то павильон… сейчас, когда я снова думаю об этом, у меня создаётся ощущение «lighthouse», вы знаете?

 

            Маяк, да.

 

            Маяк. И вокруг своего рода веранда.

 

            Да.

 

            И она была застеклённой.

 

            Да.

 

            В тот момент, я ничего не думала: я делала. И вы предупредили, что надо немедленно закрыть все окна, потому что надвигается большой «storm» [шторм]. И надо было всё закрыть заранее, тщательно. И ещё вы сказали позвать на помощь Х, потому что там было мало людей, чтобы помочь.

            Вот то, что мне запомнилось. И как только вы сказали это, я начала пытаться закрывать окна, но окон было много.

 

            Да, конечно.

 

            Тогда, я помню, вышла, чтобы позвать Х. Я не знаю, почему Х.?

 

            Ну, это, может означать… Прежде всего, Х., это человек, который имеет материальное сознание, очень практическое и активное, и, кроме того, это происходило на Западе – кажется, не так ли? – так как там были Х. и Z.?

 

            Были разные люди, но я их не запомнила. Там были люди и внутри также, но никто не приходил помочь. И, однако, судя по вашему тону, это было неминуемо. И следовало действовать немедленно.

 

            Да, конечно, люди, которые находятся там, не отдают себе отчёт.

 

            Тогда, вот, это всё, что я запомнила.

 

            Вероятно, это то, что должно произойти на Западе.

            Это должно быть что-то, касающееся Запада.

 

(молчание)

 

            Вот, это всё, что я увидела!

 

            Ты должна была что-то увидеть.

 

            Что это означает?

 

            (Смеясь) Ну что ж, буря приближается!

 

            Ну да, и то, как вы это сказали, предвещало ужасную бурю.

 

            Ладно, посмотрим.

 

            Да.

 

            (пауза)

 

            Одна деталь: Х был одет во всё тёмно-синее.

 

            Да.

 

            Немного как… не такое уж тёмное, но довольно тёмное. То, что называют тёмно-синим, не так ли? Он был одет вот так.

 

            Те, кто работают ради изменения и нового мира, всегда в голубом.

 

            О-о? Это голубое?

 

            Могут быть некоторые нюансы, но это… это цвет Действия Шри Ауробиндо и Матери.

 

            О!

 

            Именно так я понимаю это.

 

            О!  это интересно.

 

            Я говорю тебе это спонтанно, потому что  я никогда его не материализовал, но именно так я это понимаю, потому что этот Свет, с разной интенсивностью, я всегда видел со Шри Ауробиндо и Матерью, не так ли, и каждый раз, когда у меня были видения действия Шри Ауробиндо или Матери в материи, я видел людей, одетых в голубое, как моряков.

 

            Да, мне напомнило именно это: как матросы!

 

            Как матросы.

 

            У  Z., наоборот, был рисунок на ткани; на белом фоне полно «веточек», – вы знаете, «веточки»? маленькие букетики цветов.

 

            Не голубые, не…

 

            Нет-нет.

 

            Да, Z, она в своём мире.

           

Это было зелёное, коричневое, вы знаете.

 

            Да, точно, это совершенно Z.

 

            Может быть, почти как Природа, так сказать.

 

            Да, точно, она в мире красоты природы, поэзии леса… (Суджата смеётся) мир, который не… да, который снаружи нашего мира, так сказать! (Сатпрем смеётся)

 

            И, во всяком случае, это не мир действия.

 

            Нет. Нет.

 

            А на что указывает шляпа?

 

            (Смеясь) О! ни на что, это фантазии Z! (смеётся) Она очаровательна.

 

            Впрочем, она была такая.  И очень непосредственная, вы знаете.

 

            Да. Но она живёт в мире, который не имеет ничего общего с изменениями, работой, действием… Она в своём мире природной Красоты.

 

            И полном красок.

 

            Да. Очаровательном, и поэтическом.

 

            Да, очень очаровательном.

            Вот, эту деталь я хотела добавить.

 

            Ну, да, он был в голубом, точно.

            Я видел это судно, там, заполненное, словно солдатами или матросами, одетыми в голубое, под управлением Шри Ауробиндо, который был в каюте, и это судно высадилось на берег – «высадилось на берег», я хочу сказать, плыло по улицам, по огромным улицам! Так вот, оно было заполнено матросами, одетыми в голубое. И их оружием, я помню, был маленький голубой платок; у них у всех был карман с маленьким голубым платочком.

 

            И это было их…?

 

            Их оружие. И у них не было другого оружия, кроме этого маленького голубого платка. Это прелестно, впрочем.

 

            Ну да, да.

 

            Нет нужды в автоматах, ты знаешь, совсем!

Я видел этот огромный военный корабль (не пассажирский теплоход, это был как крейсер, как военный корабль). Шри Ауробиндо был наверху, как Адмирал на борту, и вдруг, я был так поражён, увидев, что этот крейсер или этот корабль начал плыть – на всей скорости, впрочем – по улицам большого города, как если бы он высадился на берег! И внутри, было много матросов, стройными рядами, не так ли, и я говорю тебе, всё оружие, которое у них было, это маленький голубой платочек, на груди: это было их оружие. И было несколько существ, немного, может три-четыре-пять, одетые в белое, которые свободно прогуливались среди матросов; трое-четверо-пятеро существ в белом, которые казались… я не знаю, кем: они не выглядели как офицеры, потому что это было в мире, где нет «офицеров», словом, вещи делались силой сознания; было четыре или пять существ в белом, я не знаю кто, и затем Шри Ауробиндо, наверху, в абсолютном молчании, как Адмирал на борту.

            Ну вот, все матросы были в голубом! (Смеясь) И Х., несомненно, был хорошим матросом! (Суждата и Сатпрем смеются)

 

            Да. Во всяком случае, вы сказали мне в самом начале представить Х. кому-то, и, во-вторых, когда мы были наверху…

 

            Позвать Х.

 

            … вы позвали Х на помощь.

 

            Это, должно быть, что-то на Западе, моя Милая.

            Понимаешь, каждое существо имеет радиус действия – очевидно, есть те, кто имеют более глобальный охват, если можно так выразиться, но Х. – это очень западное. Но я не знаю.

 

           

 

Ночь с 5 на 6 апреля 1989

 

            Я ещё раз смог конкретно понять что-то.

            Сегодня ночью, в какой-то момент (очень краткий, впрочем) моя мать пришла и положила свою голову мне на грудь, и тогда… она вошла в меня, как если бы вся полностью вошла в моё сердце. Это было очень любопытно. В телесной жизни, животной, даже когда два существа сильно любят друг друга, всегда есть «то, что разделяет» – там, в этом мире (можно было бы сказать, подлинном), ничто не разделяет, ни один атом кожи и кости! И поэтому, можно было бы сказать, что эта кожа и эти кости, эта животная структура – сама Ложь. «То, что разделяет».

            Можно было бы сказать, что есть «непроницаемая Материя», в противоположность «Материи открытой», ещё неизвестной нам.

            (Вероятно, именно её Мать называла «ложной Материей»).

            Я только и смог сказать: «О! моя мамочка»…

            Как изменить всю структуру, сохраняя эту структуру!? И как лишиться этой структуры, не исчезнув?

            По видимости (и по ощущениям!) я полностью нахожусь в процессе дезинтеграции. То, чего я не вижу, это реинтеграции или новой интеграции (!)

            Впрочем, это непостижимое.

            (Если только этот мальчишка, которого я видел недавно, не материализуется и не займёт моё место!)

            (Это было бы чудесно!) (что подумала бы Суджата?!)

            Я был бы мудрым ребёнком, может быть … на сей раз!

 

 

Ночь с 6 на 7 апреля

 

            Снова, возможно, в сотый раз, (или больше!), я констатирую, что сознание, которое имеет доступ к «другой стороне», это сознание совершенно материальное, то, которое наблюдает и замечает все детали Материи здесь (эта линия не прямая, здесь пятно, на этой стене трещина и т.д. … именно это сознание особенно развивают моряки, потому что они должны наблюдать за многими вещами одновременно и быстро). Например, совершенно банальная вещь сегодня ночью: я встречаю Павитру ( я не знаю всего того, что произошло вначале), но в конце он передаёт мне «кружку» воды (именно такой кружкой пользуются моряки,  чтобы вычерпать воду из трюма, когда там набирается вода, здесь эта кружка была красного цвета). Это было для того, чтобы «освежить» моё тело. И вот я выливаю эту воду себе на спину, и удивляюсь: «Смотри-ка! эта кружка не опустошается! она наполняется по мере того, как её опустошают!» (как бочка Данаид!) Совсем такого же рода наблюдение, которое делает для себя здесь материальное сознание, когда оно наблюдает здесь факты и удивляется тому, что не соответствует здесь «естественному».             Ментальное сознание, например, не пошло бы в это место, потому что оно не увидело бы ничего (оно видит только свои идеи, занимается прожектёрством своих действий!) (оно очень полезно человеку для понимания самого себя и своего существования, но в том мире оно слепо).

            Это сознание, которое сформировалось  в Материи и посредством Материи. И «естественно» это сознание должно было бы распасться быстрее всего с распадом нашей материи. И, однако… (Ментал, витал и душа могут продолжать существовать в своём собственном мире, после распада нашей материи, но оно…?)

            И, тем не менее, именно оно должно было бы сформировать будущее сознание нашей будущей материи (я догадываюсь об этом). Сознание очень острое и очень прозрачное. В этом сознании нет никакого желания и никакой «идеи»: оно видит, оно наблюдает и оно действует сообразно. Как моряк, который убирает парус или травит шкот. Но тогда, вероятно, им будет двигать «высший двойник» и возможно высочайший – ТЫ.

            Возможно это то, что я называю «душа тела», или душа будущего тела…

 

*

            Эта отчаянная непроходимость в моей спине… что-то разрушается, и это разрушается всё больше и больше, как все вещи нашей материи, и это, кажется, безысходным – что будет действовать дальше? Или этот вид материи решительно неспособен? Но эта «душа тела», которая страдает и понимает «другой Закон» и всем своим сердцем привержена этому другому Закону, что она может сделать? Если её тело уйдет… и что? снова вселяться в другое животное тело, которое столкнётся с теми же самыми препятствиями, теми же непроходимостями…? Я не вижу выхода, и это как ад. Есть ли выход?

            Тот «кусок чёрно-серого гранита», который дал мне  Шри Ауробиндо, был плотным гранитом (как моя спина), – это скоро «раз-уплотнится»?

            Это «почти» как вопрос всего вида, который ставится в одном теле – если это не разрешится  в одном месте, в одной точке, где это разрешится? Повсюду одно и то же.

            Было много преодолённых эволюционных «невозможностей» перед появлением и до появления нашего вида, но в настоящем случае, трудность ещё более велика, чем все предшествующие «невозможности», потому что должна измениться сама природа Материи. До настоящего времени, мы имели только мутации и перестановки внутри того же самого типа Материи. Человек – это только усложнение протозавра.

            О! слова напрасны и тело страдает.

            Эта мания писать… я всегда надеюсь, что это упростит задачу другому. Но…

 

 

7 апреля 1989

 

Вечер

 

            Тело не может больше.

            Сегодня после полудня, к концу тридцати пяти минут, я должен был прекратить.

            Что мне делать? Что делать?

 

*

 

            Моя Милая говорит: «Материя готова» («однородная», как в её видении со 2 на 3 марта) «и очень важно, чтобы вы были свидетелем или свидетелем изменения». (Потому что я её спрашивал, следовало ли продолжать позволять себя расплющивать, пока спина не станет безнадёжной, увечной – и будь что будет).

            Моя Милая добавляет: «Так же, как Божественное нуждается в «трубе» или в «воронке», оно нуждается также и в человеческом свидетеле – это также важно».

 

           

Ночь с 7 на 8 апреля 1989

 

            Это было так кратко – вспышка – что я не ручаюсь за свою память. Но, прямо перед своим пробуждением, я увидел большую белую фаянсовую трубу, какие ставят в ванной комнате, но толще, чем те, которые я знаю (примерно 25 см в диаметре, может быть). Это был «изгиб» трубы и через этот изгиб труба уходила вглубь под землю в цистерну или в яму. И я знал, что через трубу, которая шла сверху и делала этот изгиб, «кто-то» заставлял течь оранжевую вязкую глину, полужидкую, словно под давлением, чтобы заставить её пройти в яму или под землю. Мне показалось, что там, эта оранжевая глина должна была соединяться или смешиваться с чем-то белым или с другим сортом белой глины (но я не уверен). И кто-то возле меня, показывая мне этот изгиб или эту оранжевую глину, текущую сверху под давлением, говорил мне (насколько я помню): «Не беда, если это немного испачкает одежду». (Как я понимаю, «одежда» обычно символизирует тело).

            Я понятия не имею, что и думать об этом. Но вот уже некоторое время я вижу загадки не очень… ясные или трудно объяснимые, или допускающие разные толкования (!)

            (Возможно, я являюсь этим «изгибом», немного ушибленным, чтобы «это» шло под землю?)

 

 

9 апреля 1989

 

            На протяжении некоторого времени была серия загадочных видений, которые меня немного беспокоят, во-первых, потому что создаётся впечатление «серии», которая ведёт к чему-то, во-вторых, потому что им можно придать абсолютно противоположное значение, в зависимости от того, какой они имеют смысл: индивидуальный или общий, близкий или отдалённый, кратковременный или более глубокий… Но больше всего меня обеспокоило видение, которое у меня было в ночь с 29 на 30 марта. Полностью отчётливое и также полностью необъяснимое. Вот оно:

            «Кто-то» ставил корабль на сухое место (этот «кто-то», вероятно, был «рабочим», в данном случае «моряком», но он не видел ничего, потому что был в действии). Так вот, «я» не видел ничего, я был в операции. Затем, «я» увидел себя на склоне утёса (этот «я» был, должно быть, «высший двойник», тот, кто наблюдает или смотрит) и этот утёс возвышался над дном бухточки или небольшого залива, и тогда я увидел очень красивое трёхмачтовое судно, в самом деле, такой красивый корабль, весь белый, паруса убраны, который «кто-то» поставил в «сухой док». На мгновение я спросил себя (высшего двойника), не помочь ли мне «ему» (моряку или рабочему), затем я сказал себе: «Не стоит» (как если бы моряк справился бы и сам). И затем, то, что меня поразило больше всего в этом видении (помимо красоты этого трёхмачтового судна) то, что он надёжно держался на ряде клиньев или брусьев, которые блестели, как если бы они были только что аккуратно распилены: мы видели глянец дерева и цвет был между жёлтым и розовым,  как сердцевина мимозы. Эти клинья или брусья были тщательно поставлены поперёк, на большом расстоянии друг от друга, под килем –  их было возможно с десяток, и они блестели на этом черноватом дне, возможно илистом, и защищали этот великолепный корабль от всех контактов с грязью. Он стоял на сухом месте, как в часы отлива, в этой бухточке, которую я наблюдал сверху. Я не видел никого на мостике. Его поставили «в сухой док» (впрочем, я не видел «подпорок», словно он был нормальным: корабль стоял совсем прямо на своём киле, удерживаясь на этих блестящих «брусьях»).

            И тогда возникают всевозможные тревожащие и противоречивые вопросы. Обычно, мы ставим корабль в сухой док, когда есть поломка или когда его ставят «на зиму» – но он выглядел совершенно новым, без малейшей поломки, весь белый, с хорошо закреплёнными парусами, безупречный, как если бы, наоборот, он был вполне готов плыть, как только наступит прилив.

            Далее, имеет ли этот корабль индивидуальный смысл или более широкий? Мать часто говорила мне, что «корабль» символизирует «мою» йогу (но я не знал корабля настолько роскошного, можно было бы сказать, такого величественного – великолепного!)  Если это «моя» йога… тогда мы на мели!? меня ставят в сухой док… Или же, это корабль Нового Мира, который готов, вполне готов, и который ждёт прилива?

            Если это «мой» корабль, тогда это стояние на мели меня немного беспокоит, так как состояние моего тела не блестящее.

            Но  это видение, такое ясное и такое необъяснимое меня беспокоит, или тревожит, тем более, что оно приходит в серии с другими видениями, смысл которых также допускает противоречивые интерпретации, но все они, кажется, направлены к чему то.

            Чтобы изложить суть этих видений (которые у меня уже записаны), то порядок был такой:

1)      2-3 марта. Суджата видит это озеро блестящей, зеленоватой земли, очень «однородной», как если бы всё было растёрто и не осталось ни малейшего камешка.

      Это готовая Материя.

2)      26-27 марта. «Рабочий» (?) бросает или роняет на землю очень хорошую пищу, затем он дёргается в конвульсиях, как если бы собрался умереть. «Я» (высший двойник) утешаю его, прижав его голову к своей груди.

3)      29-30 марта. Видение трёхмачтового судна.

4)      30-31 марта. Шри Ауробиндо «трёт мне голову».

5)      31 марта -1 апреля. Этот мальчишка в розовых штанах, на перроне, которому я говорю прощай: я уезжал (кто этот «я»?)

6)      7-8 апреля. Этот фаянсовый «изгиб», через который проходит оранжевая глина под давлением и который углубляется под землю: «Не беда, если это немного испачкает одежду» –  что кажется немного бесцеремонным, если посмотреть на довольно жалкое состояние этой «одежды». Словом, с другой стороны, мы видим вещи, возможно, по-другому!

Вот такая немного загадочная «серия».

Я не знаю, к чему всё это ведёт.

N.B. Во всяком случае, я дошёл до такой точки, что решил вчера (и сегодня) дать 

своему телу небольшой отдых и не работать. Я нахожусь в «сухом доке» (!) Не знаю, приведёт ли это в порядок мою спину… Завтра я увижу.

            Абсурд (может быть, юмористический) в том, что мне действительно, хотелось бы сделать «пролом» в этом, не разрушая своей башни!

            Это одновременно смешно и совсем не смешно.

 

 

10 апреля 1989

 

            Всё время та же самая скала и та же самая молния, и те же самые повреждения.

            И этот постоянный вопрос: что делать?

            Ладно. Не остаётся ничего, только быть непоколебимым[20].

 

*

 

            Было время (на протяжении долгого времени), когда я думал, что это Могущество расплавит все препятствия – нет, оно не собирается расплавлять все препятствия: оно собирается расплавить само Препятствие.

            Было время, когда я думал, что может быть завтра «это будет лучше» – нет, это не будет лучше, но это будет по-другому.

            Вот и всё.

            Наше «лучше», это ещё что-то от старой манеры.

 

*

 

Вечер

 

            В этой «Спокойной Долине», куда я прогуливался, остались только закопчённые огнём камни и обожжённые или загубленные деревья.

            Это недо-человечество стало слишком тяжёлым для Земли.

 

*

 

            Случайность! Суджата показала мне это фото в одном из этих бенгальских журналов…

            Осталось одно дерево.

 

*

 

            Затем, позже, она показала мне этот отрывок из «Жизни Божественной»: «If by any occult law of Nature such a human development of the supramental being is intended, it could only be by a few in humanity detaching themselves from the race so as to become a first foundation for this new pattern of being. There is no reason to suppose that the whole race could develop this perfection…» (стр. 741, американское изд. «Человек и Эволюция»).

 

(перевод)

 

           

 

            «Если посредством оккультного закона Природы такое развитие человеческого существа в существо супраментальное было предназначено, это могло бы быть осуществлено только несколькими представителями человечества, отделившими себя от расы, так чтобы стать первым фундаментом для этого нового образца существа. Нет причины полагать, что вся раса смогла бы достичь такого совершенства...». (Человек и Эволюция в Духовной Эволюции, главы из Жизни Божественной, переведённые Матерью).

 

 

 

11 апреля 1989

 

            Ещё из Шри Ауробиндо (словно случайно я наткнулся вслед за этим):

            «Working on the physical is like digging the ground; the physical is absolutely inert, dead like stone. When the work began there, all former energies disappeared, experiences stopped… One rises, falls, rises again and falls again, constantly meeting with the suggestions of the Vedic Asura: “You can’t do anything, you are bound to fail.”»

            Он знал.

 

(перевод)

 

           

 

            «Работа над физическим, это словно копать землю; физическое абсолютно инертное, мёртвое, как камень. Когда работа началась там, все бывшие энергии исчезли, опыты прекратились... Вы поднимаетесь, падаете, снова поднимаетесь и снова падаете, постоянно встречаясь с внушениями ведических асуров: «Ты не можешь ничего сделать, ты обречён на неудачу».

 

 

*

 

            Единственное отличие в том, что камень инертный, а это камень, который страдает.

 

 

Ночь с 12 на 13 апреля 1989

 

            Ещё один странный факт, который я записываю из-за его странности. Это происходило прямо перед моим пробуждением сегодня утром: я «торопился» (проснуться), потому что… я должен был медитировать (!) с… малышом (и я удивлялся про себя, я, который никогда не давал медитаций! и с этим малышом к тому же, который ещё не достиг возраста, чтобы медитировать!). И этот «малыш» (я его увидел) весь был одет в голубое (лет семи, я сказал бы).

            Я снова спрашиваю себя, то ли это «рабочий», то ли тот, кого я называю «душа тела»… это, всё же, странно. Я торопился проснуться, потому что мне надо было «медитировать» с этим малышом!

            Всё наоборот! Обычно, когда люди «медитируют», они уходят от Материи, а здесь, чтобы медитировать, надо было вновь входить в Материю (и, в придачу, с малышом!). Это именно материя медитирует!

            Он был весь в тёмно-голубом – вероятно, цвет его одежды должен меняться согласно его занятиям или… его состояниям души!

 

 

14 апреля 1989

 

            Моя спина не может больше.

            Тогда это конец.

            Что делать?

            Они не скажут мне ничего?

            Не для того же Они вели меня так долго, чтобы оставить меня здесь?

 

*

 

            Шри Ауробиндо всегда говорит о «самоотдаче», в таком случае, это момент, чтобы делать «самоотдачу».

            Но нам трудно «сдаваться» боли и смерти. Это не достойно человека. Или же, есть другой способ?

            Какой способ?

            Я в таком отчаянии.

 

*

 

            Я не могу поверить, что это будет закончено, я не могу поверить, что Милость не придёт мне на помощь.

            Может быть, я вёл себя неблагоразумно со своим телом, но где благоразумие на этом Пути?

 

*

 

            Я прошёл взад и вперёд по аллее «Конца Земли».

 

 

15 апреля 1989

 

            Когда я хожу взад и вперёд по аллее, на моих плечах и спине лежит эта раздавливающая масса, которая давит-давит-давит, чтобы низойти, но, кажется, она остаётся блокированной на уровне лопаток… и естественно это создаёт железо.

            Когда стоишь неподвижно перед камином, кажется, это проходит лучше с лёгким извивающимся движением плеч и спины, затем сгибание коленей и ног, и ступней – но вся моя спина настолько разорвана…

            Тогда, что делать?

 

*

 

            Я написал сегодня утром эпиграф к этим Заметкам.

 

 

16 апреля 1989

 

            Я чувствую себя (тело чувствует себя) как этот маленький тюлень,

 который смотрит

и не понимает.

Он смотрит-смотрит…

Именно материя молит, чтобы обрести свой смысл.

 

 

17 апреля 1989

 

            Моя способность принадлежит Тебе, и моя неспособность принадлежит Тебе.

ОМ.

 

 

18 апреля 1989

 

            Я нахожусь в смертельной невозможности.

            Боль, настоящая, это не иметь возможности делать.

            Если бы у нас были слёзы, мы бы расплакались.

 

*

 

            И Они не говорят мне ничего – почему?

            Мне показали это тело в «конвульсиях», потому что оно не могло выносить эту «пищу».

            Мне показали этот корабль в «сухом доке».

            Мне показали также этого «мальчугана» в розовых штанах…

            Каков вывод?

 

*

 

Вечер

 

            Фактически, это Могущество постоянно здесь, раздирая и раздавливая мою спину, с каждым дыханием, прогуливаюсь ли я, или сажусь выкурить сигарету, пью свой чай или отправляюсь неважно куда, оно всё время здесь (за исключением, лишь, когда я сплю), и поэтому тело постоянно стонет. Именно каждое дыхание заставляет нисходить и циркулировать это раздавливание молнией – лёжа на спине, это то же самое (но, плашмя на животе на моей кровати, это кажется менее раздирающим, или менее «циркулирующим»…)

            Эта позвоночная конструкция со своими тысячами фибр, сухожилий, мускулов и разветвлений совершенно непригодна выносить Это. И что? (по меньшей мере, это своего рода пытка). (Или, по меньшей мере, это своего рода Чудо, которое меняет всё).

            Вот уже годы, как это тело страдает и оно не видит выхода – у него есть вера, но есть также и возрастающее страдание.

 

*

 

            Мать говорила: «Победа достаётся самым выносливым».

 

 

 

20 апреля 1989

 

            Никогда не испытывал подобных МАСС твёрдой молнии, сверхтвёрдой, как столб Луксора, который проходит через ваше тело. Нет больше вопроса о том, чтобы «извиваться», ни «обратного движения» снизу – малейшее «отклонение» разрушило бы всё. Только колени и ступни немного сгибаются с каждой «вдыхаемой» Массой – да, вдыхаемой, мы дышим этой твёрдой молнией.

            Это совсем как тот «сверхзвуковой самолёт», которому препятствует старая лошадь (!)

            Это очень… ужасное.

            Конец всего этого. Я спросил мою Милую, где конец всего этого. И тут же ей вспомнилось то видение, которое у меня было раньше: канал справа от меня, с голубым течением, которое затем проходило под моими ногами, как под мостом, и сразу же, слева от меня, становилось океаном… ! … или же всё тело разрушится, позвонки сломаются, или же… что-то другое разрушится: Смерть разрушится.

            (На протяжении часа, стоя перед камином).

            Любопытно, у тела нет ни малейшего страха, словно для него не было больше вопроса «жизни» или «смерти», но другая вещь – единственное понятие, которое у него остаётся, это боль: быть более стойким, чем эта Ложь.

 

*

 

Вечер

 

            Когда я прекращаю, тело как оловянный солдатик и очень трудно пойти лечь.

            Это Могущество прекрасно могло бы заменить скелет, чтобы заставить нас держаться на ногах – но как заставить исчезнуть старые позвонки!

            (Если только другой добрый малый не будет расти тайком внутри!)

 

*

 

            Моя Милая говорит мне со своим здравым смыслом, немного насмешливо: «Но так как это Могущество находится здесь постоянно – оно установлено – зачем тогда вам стоять целый час, чтобы получить его, если это вас утомляет!?» Я отвечаю ей: «Потому что я хочу, чтобы оно проходило также нормально, как кислород, которым люди дышат сегодня – сейчас, оно не проходит свободно (Бог знает!), где-то есть препятствие, мешающее пройти.

            («Где-то», это, возможно, всё тело!)

            (Я не хочу сказать, что это Могущество заменит кислород! Я хочу сказать, что оно будет источником жизни). (Жизнь не будет больше смертью-которая-живёт).

 

 

21 апреля 1989

 

            Я искал даты некоторых прежних видений и наткнулся на это в старом блокноте:

            Ночь с 9 на 10 июня 1981 «Во сне, я говорю Шри Ауробиндо: есть века печали в сердце людей. И я плакал, плакал…».

            Я вновь нахожу тот же самый отзвук.

            Необходимо изменение, такое тотальное, в этой человеческой системе.

            Такая милость, что я могу пытаться…

 

*

 

            Позвоночник раздавливается всё больше и больше. Как продолжать?

 

*

 

            Эта постоянная забота вести «летопись» (!) как память будущих времён (!)

 

 

22 апреля 1989

 

            Вероятно, что все эти Массы, которые нисходят, скапливаются под Землёй, и что однажды…

            Мне кажется невозможным, что всё это «улетучится».

 

 

Ночь с 22 на 23 апреля 1989

 

            Снова видел образы одной из прошлых жизней. Это приводит в такое уныние. Я думал, что уже видел их десятки и сотни, но это продолжается и продолжается… Это Могущество ОТКАПЫВАЕТ всё, до самых мельчайших деталей – да, до последнего атома темноты. Это мучительный процесс в любом случае. И именно это оно делает повсюду на земле – до тех пор, пока не появится истинная Земля, чистая и обнажённая. Но, тем временем… оно очищает и очищает.

            Не надо больше иметь слёз, чтобы делать эту работу.

            У меня всё больше и больше впечатление (переживание), что существует только один человек, и что всё поле земной работы находится здесь «на расстоянии руки»?

            Шри Ауробиндо выкопал Гималаи под Землёй.

 

*

 

            Прежде (когда-то), я мог «войти внутрь», чтобы отдохнуть или освежиться[21], теперь я не могу больше это делать, потому что я сразу же раздавлен этими Массами.

            Я не могу даже спокойно выкурить сигарету на чайном поле, не имея этих Масс на своей спине! Мне не следовало бы жаловаться (!), но это так.

 

 

23 апреля 1989

 

Полдень

 

            Эта постоянная борьба с позвонками, сухожилиями, мышечными связками, утомительна. И это продолжается годы, и кажется без-жа-лост-ным.

            Кто может выйти отсюда?

 

*

 

            This world was built by Death... This world was built by Cruelty[22]

            This world?

            Кто может выйти отсюда?

            Эта материя будет бесконечно и механически противопоставлять своё жестокое отрицание – кто может выйти отсюда?

            Мать разрушалась всё больше и больше. Именно это я сейчас делаю.

            Это не может «уладиться», нужна другая система, но как пройти в другую систему, не разрушив всю старую систему? – если тело разрушится, не останется больше ничего, через что надо «проходить»? Останется только «ящик» и что-то с другой стороны могилы.

            А с этой стороны??

            Я не знаю больше ничего.

            Есть, словно протест в моём «подлинном» теле.

            Это как прошлые жизни: они приходят механически, чтобы бросить вам свою коварную улыбку или свою коварную боль – ты видишь, я всегда здесь. И всё всегда здесь. И весь мир мы тащим на себе – повсюду это то же самое.

            Кто может выйти отсюда, из этого вида материи?

 

*

 

            Мне вспоминается Асура, который приходил сказать Матери: «Ну вот, Шри Ауробиндо, он ушёл…»

            И Мать ушла.

            А я НЕ МОГУ верить в этого Асуру – я не могу, это отвратительная жестокая Ложь. Но как делать? Как делать? Как? Как?

            Я знаю, что это Ложь, и, однако, моё тело не может пройти через эту Ложь. Это приводит в отчаяние. Оно бьётся с позвонками, с мускулами и с нервами, которые повторяют ему механически, день за днём, секунда за секундой и год за годом: «Это вот так, это вот так, это вот так…» Я ОТКАЗЫВАЮСЬ верить в «это вот так».

 

*

 

Вечер

 

            День пытки.

            И, однако, это тот же самый могущественный Нектар, который низошёл шесть или семь лет назад, и теперь тело (это фальшивое тело?) воспринимает его, ощущает его, как пытку…

            И, однако, это было то же самое тело, которое воспринимало и ощущало этот Нектар шесть или семь лет назад – или же что? Я не понимаю.

            Это оболочка смерти тела? Или его основа смерти, его субстрат смерти??

 

*

 

            Мы настолько чувствуем, что мир приблизился к своему концу, но который никак не может закончиться.

 

*

 

            Завтра будет сорок три года, как я встретил Шри Ауробиндо и Мать.

            Я знаю только, что я люблю Их всем своим сердцем, всей своей душой, всей своей жизнью и также телом, насколько я могу.

 

 

25 апреля 1989

 

            Я должен принять во внимание, что этот скелет, этот позвоночник составляет часть переходной системы, которая должна быть заменена «чем-то другим», и, следовательно, не важно, если это «разрушается» или «мучается», потому что это раздавливающее Могущество как раз и есть «что-то другое», которое должно сформировать свою собственную систему, или же… я должен позаботиться о том, чтобы «уменьшить повреждения», чтобы это орудие могло существовать как можно дольше и продолжало служить базой для «Другой вещи».

            Позвоночник колеблется между двумя выборами, и сомнение остаётся – или вопрос остаётся (ежедневно).

            Вероятно, нужно идти как придётся, до тех пор, пока Другая вещь не установит свою собственную систему в глубине.

            Возможно, надо, чтобы разрушение происходило достаточно медленно, чтобы новая интеграция имела достаточно времени, чтобы скрыто сформироваться.

            Можно рассматривать вопрос также  с земной точки зрения. Это те же самые условия.

            Апокалипсис, это «обнажение» Новой Системы (или конец старой).

            Будет интересный момент между одной и другой (!)

 

*

 

            (Моя спина является очень хорошим свидетельством состояния земли! Или состояние земли является очень хорошим свидетельством состояния моей спины!).

            Мы – труба для прихода Другой вещи. (Или, скорее, «изгиб»).

 

 

26 апреля 1989

 

            Я нахожусь перед вопросом (или внутри него), таким мучительным.

 

*

 

После полудня

 

            Стоя, неподвижно.

            Как столб громоотвода

            (на протяжении сорока минут).

 

*

 

Вечер

 

            Как говорит Суджата: «Линия разграничения очень тонкая».

 

 

27 апреля 1989

 

Вечер

 

            Вена на моей правой ноге также подаёт знаки, что она собирается или может лопнуть.

            Всё становится проблематичным.

 

*

 

            Возможно, вещи будут происходить не так, как я это себе представляю (впрочем, я не воображаю нечто великое), но, всё же, они будут происходить.

 

 

30 апреля 1989

 

            Типичное (!) видение нового сознания: я бежал, и надо мной, с той же скоростью, летела птица, чёрная, типа ворона (но гораздо больше) с очень чёрными человеческими глазами (и немного геометрическими веками, или квадратными, или прямоугольными). Она казалась злой птицей[23]. Я разглядывал её на бегу, затем «кто-то» сказал мне (или я сказал самому себе): «Но, если ты будешь разглядывать эту птицу на бегу, ты упадёшь!». Надо смотреть себе под ноги, вот и всё.

            Эта «птица» и есть все те пагубные голоса, которые я не перестаю слышать.

            Типично образы для детей! (нового мира).

            Я замечаю, что очень часто в этих видениях я бегу – я бегу и бегу (чаще всего в темноте!)

 

*

 

            Именно через всю жестокость физической системы надо пройти, надо действительно решиться на это – не ожидая никаких любезностей.

            Римлянин Глабр[24] распял 6000 рабов войска Спартака на обочине дороги из Падуи в Рим. Таковы стражи Системы.

            В наши дни, «рабы», это телезрители, довольные и относительно хорошо накормленные.

 

*

 

Вечер

 

            Я даже не могу больше спокойно дышать! без того, чтобы эта массивная Молния, которая нисходит и нисходит, не разрывала мне спину. Но это Милость!

            Именно поэтому Мать стонала всё время.

            (Я на правильном пути!)

 

*

 

            В конце концов, мы не можем сказать, что рыбе на песке легко дышится! Её трудность в том, чтобы изобрести будущий способ дыхания.

            Ведические Риши всегда призывали «Indra of the Thunderbolt[25]». Теперь я знаю, что это может означать!

            Это то самое «вертикальное дыхание» (может, лучше сказать «подобное молнии»?)

 

*

            Я рассказал об этом Суджате; она ответила мне: о! люди думают, что это «боги Природы» или доисторические истории. Но когда эта доисторическая история упадёт на их историю, это будет интересным…

            Каждый вечер я говорю себе: как можно продолжать вот так? и каждое утро это продолжается.

 

 

 

 

 

МАЙ

 

Хронология мировых событий

 

1 мая – Ливан: режим прекращения огня  нарушен обеими сторонами.

 

          – ЮАР: Дэвид Вебстер, профессор университета Витвотерстранд и активный борец с апартеидом, был убит перед своим домом в Йоханесбурге.

 

2 мая – Венгрия: пограничники начинают ломать «железный занавес» на границе с Австрией.

 

4 мая – Франция: в Новой Каледонии, президент Национального освободительного социалистического фронта канаков (FLNKS), Жан-Мари Тжибао, и его соратник Йвене Йвене, были убиты экстремистами.

 

5 мая – Иран: президент Парламента, Али Акбар Хашеми Рафсанджани, призывает палестинцев убивать жителей Запада в отместку за «сионистское насилие в Палестине».

 

10 мая – Панама: компетентный суд сообщает об аннулировании общих выборов 7 мая; мирная демонстрация оппозиции была грубо подавлена полицейскими, поддерживающими режим.

 

12 мая – СССР: Михаил Горбачёв объявил об одностороннем выводе 500 ядерных боеголовок из Восточной Европы.

 

13 мая – СССР: «гигантское столкновение» между армянами и азербайджанцами в районе Мардакерска; несколько раненых.

 

15 мая – Китай: Михаил Горбачёв прибыл в китайскую столицу; протокол приёма был сильно изменён в связи со студенческими демонстрациями.

 

                – Япония/США: водородная бомба была обнаружена на глубине 4900 метров вблизи японских островов; американское военно-морское министерство должно было признать, что оно транспортировало такого рода вооружение во время войны во Вьетнаме.

 

16 мая – Китай: Михаил Горбачёв и Ден Сяопин официально положили конец тридцатилетней советско-китайской напряжённости.

 

17 мая – Китай: Михаил Горбачёв предлагает китайскому правительству «демилитаризацию» пограничного региона между двумя странами.

 

18 мая – Китай/СССР: обе страны берут на себя обязательство не пытаться навязывать свою волю в зоне тихоокеанской Азии или в других местах.

 

21 мая – СССР: в Москве, более 100 000 человек присутствует на митинге в пользу демократии.

 

24 мая – Франция: бывший полицейский Паул Тоувиер, глава второго управления полиции Лиона в 1943 и в 1944, скрывавшийся 45 лет, арестован в монастыре в Ницце.

 

25 мая – СССР: 2250 членов Совета Народных Депутатов собрались в первый раз в Кремле и избрали Михаила Горбачёва президентом Советского Союза.

 

27 мая – Бангладеш: сильный циклон; по меньшей мере, 60 жертв.

 

                – Вьетнам: сильный тайфун, обрушился на центр страны и привёл к гибели 740 человек.

 

28 мая – Венгрия: государственный министр Имре Позгай высказывается за «ликвидацию» коммунистической системы, полагая, что невозможно реформировать коммунистический строй.

 

29 мая – Китай: в Пекине, студенты Института изобразительных искусств возводят статую свободы, названную «богиней демократии».

 

 

1 мая 1989

 

            Да – да – не надо слушать этого мерзкого смертельного ворона, летающего над моей головой. Это всё маленькие отвратительные Глабры и Карлы ложной системы, которая будет сокрушена – лишь Ты – свобода, Ты – Освобождение, Ты – ЕДИНСТВЕННАЯ Реальность. А эта пытка – лишь пытка старой Земли, ложной и пребывающей в заключении. Мы находимся В ПРОЦЕССЕ её освобождения. Она будет освобождена.

            Но это немыслимо ужасное.

 

*

 

            Глабр, был до Иисуса Христа, Гитлер, был после Иисуса Христа. Где разница? Скоро это будет просто после Человека.

 

*

 

            Аргумент №1 этого отвратительного ворона в очках, такой: «Смотри, ты станешь немощным или полным инвалидом, тогда ты не можешь больше ничего делать – пощади, хотя бы чуть-чуть, своё тело».

 

*

 

Вечер

 

            Это становится настолько невозможным, что становится интересным (!)

            Это должно вести куда-то (я не знаю куда).

 

*

 

 

2 мая 1989

 

            Гораздо труднее быть Спартаком против тысячи маленьких жестоких римлян в своём собственном теле.

            Это очень «детальное».

            Где центр этого ужаса?

            Существует один центр или их тысячи?

            Эта битва такая бесконечная и переменчивая.

            Шри Ауробиндо имел это терпение – это мужество... – на протяжении сорока лет, день за днём... Значит?

            Это Высочайший Спартак Земли.

 

*

 

            Мне вновь настойчиво вспоминается тот человек в подвалах Гестапо, на улице Ив, который показывал мне свою окровавленную руку с выдернутыми ногтями, и меня самого, говорящего ему, я не знаю с чем в сердце: «О! мерзавцы». Это всё. Затем он лёг на землю, положив окровавленную руку себе на лоб, и закрыл глаза...

            Всё это, это здесь, неизгладимое

            Это здесь.

            И многие другие вещи...

            Пятнадцать лет спустя, в 1958, я едва не потерял сознание в Храме Рамешварам, потому что это всё обрушилось на меня.

            И теперь в 1989.

            Есть Ты, есть Ты...

 

*

 

            Завтра я попытаюсь продолжать, лёжа ничком на кровати.

 

*

 

4 мая 1989

 

            Сильные сердечные боли на протяжении четверти часа, двадцати минут (я работал, лёжа на спине). Я сел, примерно, через пятнадцать минут (я призывал Мать) началось странное слюнотечение, очень жидкое и очень обильное, которое низошло в мой рот и потекло в горло, и... боль прекратилась.

            Я начал работу лёжа, но Могущество, кажется, блокируется в верхней части спины и это очень трудно (я пытался лежать плашмя, но, кажется, это не очень благоприятно, это не течёт хорошо).

            Тогда я снова встал на ноги, и Могущество потекло, но всё время возникает проблема этого расплющивания... Мы, в самом деле, не знаем, что делать. Но, я думаю, что стоя неподвижно (но, по возможности, оставаясь гибким), это лучшее решение,  не смотря на... то, что сопротивляется.

            Но это странное слюнотечение... любопытный феномен.

 

*

 

            Надо пройти через всё с верой в нереальность видимостей.

 

*

 

Вечер

 

            Я рассказал об этом странном слюнотечении Суджате, она сразу же сказала мне: а это не нектар? (амрита?)

            Я не знаю, у слюны не было какого-то особого вкуса (насколько я мог судить в этом состоянии), но она была удивительно жидкая. И очень обильная: она текла в горло.

 

*

 

            Моя Милая – это Милость Матери рядом со мной. Без неё я никогда бы не смог делать эту работу. Это материальная база. (Шакти, точно).

 

*

 

            Я заметил, также, что когда боль в сердце прекратилась, «слюна» прекратилась тоже.

            Но как только эта «слюна» низошла, я сразу же заметил (тело сразу же заметило, или почувствовало), что это не было «естественным», что это нечто «особенное».

 

*

 

            Если бы эта «слюна» текла всё время, то функционирование не осталось бы тем же самым (во всём привычном механизме тела, возможно даже в старой необходимости питания). По-видимому, сила, поддерживающая тело, была бы другой и боли не смогли бы возникать. «Это» помешало бы им возникать – оно приходило бы не «после», но «до», если можно так сказать.

            В конце концов, я, действительно, думаю, что это тот знаменитый «нектар» индийской традиции. Но я всегда недоверчиво отношусь к «ярлыкам» – я предпочитаю факты. Сегодня после полудня, это был факт (!)

 

*

 

            Мы не знаем, каковы животные механизмы тела, но вполне возможно существуют божественные механизмы (!)

 

*

 

5 мая 1989

 

            Это постоянный буль-дозер.

            С каждым дыханием, это «даёт дозу[26]». И какую дозу!

 

*

 

6 мая 1989

 

            Теперь всё совершенно ясно: эти «подъёмы из глубины» или эти «обратные течения» представляли собой просто неспособность тела позволять проходить прямо этому Могуществу, и тело «отталкивало» эти Массы, слишком... неудобоваримые – и это вызывало немалые повреждения. Так же, вся эта «фантастическая скачка верхом», эти удары с силой, эти конвульсивные движения, этот своего рода невозможный танец и  руки, поднимающиеся, словно в распятии – всё это, это было сопротивлением тела, с множеством повреждений, по-видимому, неизбежных, потому что тело не может с первого раза позволить пройти этой Молнии, без того, чтобы не сжиматься на том, или ином уровне, и есть много позвонков... После телесного открытия этого «центрального клапана» и этого «центрального шлюза», это больше не прежний хаос, когда всё тело было потрясено, не умея «ассимилировать» это Могущество, но было, и ещё есть, множество разрывов. Сейчас это как кол Молнии, которая проходит прямо через мозг, шею, плечи, спину, ноги, до пяток, и телу удаётся оставаться относительно неподвижным, как своего рода столб из молнии (только с лёгким колебанием колен и лодыжек). Оно стоит, руки вдоль тела, словно замороженное, и через него проходит этот стержень или этот кол твёрдой молнии, но если бы была секунда или даже доля секунды телесного невнимания или напряжёния, или мускульного сжатия, всё сломалось бы как спичка. Это очень трудно выносить. Но факт, что тело не имеет больше конвульсивных движений или содроганий, которые вызывали много повреждений. Ему удаётся оставаться устойчивым, как столб, и мои глаза фиксированны на глазах Шри Ауробиндо, не уходя в сторону даже на долю секунды. Это Ты... Ты... Ты...

            Трудная область, поистине, между последними шейными позвонками (шея) и низом лопаток, это... гнездо несчастья.

            Нужно время...

 

*

 

            С этой работой в Материи, или скорее этой борьбой с позвонками и мускулами, и ещё бог знает чем, заканчиваешь тем, что забываешь свою душу, свои чувства, свои мысли, или «идеалы» – остаётся только Материя в борьбе, и в боли.

            В сущности, боль, это мольба Материи. Это образ действия её души – её призыв.

            Именно Материя призывает то, что является широким, счастливым, гармоничным – то, что она знает, как свой Источник. И исцеление всего.

            Когда она будет дышать свободно, всё Божественное будет здесь.

            Не будет нужды в метафизике (!)

 

*

 

Вечер

 

            Это не создано для животной системы.

            Парадокс (или вызов) в том, что эта тысячелетняя животная система должна переходить в Божественную Систему. (Не сохраняя там свои кости! Или же сохраняя там свои кости?)

            Лично я предпочёл бы избавиться от этих чёртовых кости, но сохранить другую Жизнь...)

            Это означало  бы радикально другую, неизвестную систему.

            (Такое впечатление, что вместо плеч у меня железная вешалка!)

 

*

 

            Я жаловался Суджате об этом постоянном «дыхательном» раздирании. Она сказала мне: теперь шлюзы открыты, вы не можете остановить их.

 

*

 

8 мая 1989

 

            Бессилие такое тотальное в моём теле, словно я вот-вот рухну, и в то же время, потрясающее Могущество, которое могло бы и мёртвого поднять на ноги.

            Всё это создаёт странную комбинацию в животном теле.

 

*

 

            (Я, может быть, уже новый живущий со старой смертью на спине! (шучу... немного).

 

*

 

 9 мая 1989

 

Полдень

 

            Эта властная Молния, расплющивающая, почти неистовая.

            Очевидно «это» хочет сломать или отыскать сопротивление (но не очень хорошо знаешь, не сломается ли тело).

 

*

 

После полудня

 

            На протяжении пятидесяти пяти минут, стоя на ногах, не шевелясь, без дрожи, тело как столб, через который проходит эта расплющивающая Молния. Присутствовали все условия, чтобы сломаться, чтобы сердце взорвалось, чтобы вены на ноге лопнули – все условия, чтобы умереть – и это продолжалось, продолжалось и продолжалось... Это было настолько невозможное, что тело было словно изумлено, и оно говорило самому себе, пока это происходило: «Но это ТЫ-САМ! Это ТЫ-САМ выносишь САМОГО-СЕБЯ». И фактически «я», это просто Ложь, темнота, этот старый металлолом, который «переносит» или который думает, что переносит что бы то ни было, но всё стало бы смертью и тысячу раз смертью уже давно, если бы это не был ТЫ-САМ, который переносит всё это – этим Бессмертным, который проходит через Смерть. Именно смертное освобождается от своей смерти.

            Смерть, это ложь, через которую надо пройти.

            «Колдовство», «чары» – верить в то, что Это не может пройти через это, и что оно умрёт в пути – но это именно смерть умирает. И именно ТЫ-САМ становишься ТОБОЙ-САМИМ.

 

*

 

Вечер

 

            Да, большой «красный глаз» сжигает «гроб». Именно это я видел пять или шесть лет назад.

            Я не знаю почему (дерзну об этом сказать?), у меня впечатление, что я начинаю выходить из туннеля («чёрный вагон»).

 

*

 

            Насколько чудесно Они предупреждали меня о каждом этапе пути!

            Это «новое сознание» – опекун тела. (Иногда немного загадочный!)

 

11 мая 1989

           

            (На чайной плантации, «спокойная Долина»)

            Сегодня после полудня я мог бы сказать: я был совсем близко от смерти.

            На протяжении пятидесяти пяти минут или часа, стоя на ногах, это была пытка в моём правом плече, шее, спине. Затем я прилёг на свою кровать: в течение тридцати минут я был в агонии, это держалось только на ниточке Тебя. О! Это крик о Тебе: Ты.

            Затем я пошёл прогуляться, как обычно, потому что я больше не знаю, где проходит граница между жизнью и смертью.

            Если бы я не делал всё «как обычно», впечатление, что я бы свалился замертво.

            Но я не знаю, как я делаю для того, чтобы жить и не знаю, как я делаю, чтобы не умереть.

 

*

 

            Это была «нить», здесь, на моей кровати.

            И это пытка.

            И, однако, моё тело КРИЧИТ, что это Ложь.

            Именно этот КРИК делает так, что оно живёт всё же.

 

*

           

            Я зашёл слишком далеко? – Но ГДЕ остановиться? Где жизнь, где смерть?

 

*

 

Вечер

 

            Мать говорила: «Может быть, надо быть способным пройти через границу и вернуться»?

 

*

 

            На своей кровати, после операции, когда я находился в этой агонии, эта ниточка... я чувствовал, что достаточно было бы одного «да» тела, чтобы я ушёл – но оно кричало Ты-Ты-Ты, Твоя Победа, Твоя Красота, Твоя Любовь, Твоё царство на Земле – и Индия, пусть Индия вновь станет страной божественной Матери.

            Тело не могло сказать «да» этой Лжи.

            Но я не знаю, как продолжать вот таким образом?

 

*

 

            Это две реальности, наложенные друг на друга: покров мучительной смерти, и под ним Жизнь, Жизнь, больше чем жизнь. Всё зависит от...

            Это как в лагерях: свобода снаружи. Но это не свобода «снаружи»: Свобода под или внутри.

            И как заставить упасть этот «покров» так, чтобы всё не сломалось? – попросту не «умерев»?

 

*

 

            Этот Раджив Ганди вызывает тошноту.

 

*

           

12 мая 1989

 

            Это беспрерывное расплющивающее дыхание.

            Как говорит Суджата: шлюзы открыты, вы не можете остановить их.

 

*

 

            Да, каждые две или три секунды «всадник» склоняется к шее лошади, чтобы «кормить» её.

            Это новый воздух.

            Вся старая система сопротивляется... болезненно.

            Я дышу маленькими стонущими струями.

 

*

 

            Тогда, я может быть уже высадился на другом берегу (?!)       

            Как амфибии в 350 миллионном году до Иисуса Христа (!)

 

*

 

           

Вечер

 

            Ну и ну! Это всё же странно: сегодня ночью, посреди ночи, я услышал словно пришедшее от Шри Ауробиндо или сказанное Шри Ауробиндо (я не видел его): «Ползание наоборот»...

            Весь день, я спрашивал себя: но что это означает?

            Хорошо, я, может быть, «ползу» наоборот из мира, или наружу концентрационного лагеря (с юмором Шри Ауробиндо).

            Это меня ободрило.

            И всё же еще одно странное (я не дерзнул даже записать это, но присутствует словно улыбка... позади всего). Я заканчивал записывать эти строки, а Суджата встала, чтобы отнести тарелку после своего ужина, она задела мои часы на столе и воскликнула: «Я опрокинула часы!... что это означает!?»

            Похоже, что всё взаимосвязано.

 

*

 

            Китайские студенты, кажется, хотят устроить новую революцию... Посмотрим.

 

*

 

13 мая 1989

 

            Загадка или «механическая проблема» в этом «центральном клапане». Этот механизм тело не очень хорошо понимает и, возможно, в этом источник повреждений. Это скорее как «заслонка», которая открывается и закрывается, может быть, как отсасывающий и нагнетательный насос. Это трудно, потому что это, кажется, управляет тысячами фибр, сухожилий,  нервов, почти всем позвоночным столбом и его связками, по крайней мере, верхней частью позвоночника до низа лопаток.

            Тело «понимает» лучше, чем несколько месяцев назад, несомненно, но это ещё не ясно, и его часто «подавляют» эти расплющивающие Массы, так как оно не знает, что делать, чтобы позволить им проходить и не сжиматься. Именно здесь возникают повреждения.

 

*

 

            Этой ночью (с 12 на 13), в середине ночи, Шри Ауробиндо давал мне поесть. Были словно слёзы эмоции или любви у меня в сердце. Я был слишком взволнован, чтобы  обращать внимание на то, что я ел. Но это был ОН-сам. Также (но это не так ясно), он говорил мне или показывал мне, что позже (или после) он даст мне другого рода пищу (нечто такое, что имело красный цвет, я думаю). То, что я ел, имело, кажется, светло-жёлтый цвет (?). Я не очень хорошо отдавал себе отчёт.

            Мне не совсем понятно, что это означает («пища», это, определённо, вид силы...). Мы поймём в фактах.

            Я видел также загадку (сияющего жёлтого грифона), но надо подождать, чтобы увидеть, с чем это связано.

 

*

 

(Предстоящий визит Горбачёва в Китай)

 

Hindu, 13 мая

 

                М. Горбачёв ясно выразил своё видение международного порядка, подразумевающего сотрудничество и он решителен в своём стремлении добиться ядерного разоружения, демилитаризации и демократизации международной системы. Идеи господина Дена содержат позитивную эволюцию по сравнению с видением мира, присущим Мао Дзе Дуну, то есть видением противостояния. Но помимо этого, философия господина Дэна не представляет собой ничего большего, чем прагматическое использование международной ситуации, чтобы добиться экономической модернизации Китая.

                Это различие отражается в вопросах разоружения и безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Москва и Пекин имеют сходные позиции по вопросам ядерных испытаний, принципа не использования первыми (ядерного оружия), безъядерных зон и в противостоянии программе Звёздных Войн. Но Китай не торопится поддерживать совместный подход по ядерному разоружению, предложенный М. Горбачёвым.

                Полные рвения, чтобы защищать своё собственное ядерное оружие устрашения и сдержанные в том, чтобы раздражать Запад радикальными предложениями о разоружении: позиция Пекина по поводу ограничения вооружения была сдержанной. В той же манере, китайцы показали себя безразличными к советским предложениям по поводу многостороннего сокращения вооружений и безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Китайцы отбрасывали советские идеи о безопасности в Азии, как нереальные. Было бы интересно посмотреть, как М.Горбачёв взялся бы за дело, чтобы надавить на своих гостей по этим вопросам, и сумел ли бы он озвучить эту возможность новых идей о мире и разоружении в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

 

*

 

Разговор с Суджатой

 

Павитра: Пустые коробки и пакеты от китайской еды.

 

            Итак, расскажи мне, что ты видела.

 

            Это было в ночь с 9 на 10 или с 10 на 11, я забыла.

 

            Я не знаю.

 

            Словом, неважно.

            Я находилась в комнате, где был Павитра, который давал мне коробки. Коробки, которые мне давали, выглядели, как китайские, у меня ещё стоит в глазах красный цвет, с чёрными линиями. У меня было впечатление, что коробки из картона, их было три, я думаю, примерно вот такой высоты, как этот аппарат.

 

            Тридцать сантиметров

 

            Может быть, и чуть выше, немного глубже, чем это.

 

            В пятнадцать сантиметров.

 

            И я не знаю почему, одна коробка , по крайней мере, была открыта, и, вероятно, он открывал каждую  коробку поочерёдно, и все были пустые. И он давал их мне. В этот момент, кто-то пришёл сказать, что были люди, которые хотели увидеть Павитру. Мы вышли из комнаты – и я не знаю, кем я была! Я была китаянкой, или что, я не могу вам сказать; потому что когда мы вышли, это не был больше тот Павитра-да, каким я его знала, это был господин как китаец: более крупный (Павитра-да был худощавым, не так ли), но этот господин не был таким худощавым. И даже не как Шу-Ху.

 

            Да.

 

            Но довольно солидный.

 

            Так, значит, Павитра стал этим китайцем?

 

            Да-да. В этот момент, я заметила, что он был китайцем. И затем у двери (я не знаю, в каком месте мы находились) – там была большая входная дверь и нечто вроде веранды, а с другой стороны, вероятно, находился сад. Это не был бедный дом, во всяком случае. И вот, там было, по крайней мере, три человека, которые пришли увидеть «Павитру-да», и эти трое тоже были китайцами. Они поговорили немного, и этот «Павитра-да» (в кавычках, потому что я не знаю, как называть его, но, во всяком случае, хозяин дома, который был китайцем) сказал своему начальнику – начальнику или «clerk» (служащему), я ничего не знаю...

            Я заметила, что снаружи справа был стол (я сказала  бы «deal table» (стол, сделанный из досок), вы знаете? Ничем не примечательный), и кто-то сидел за этим столом…

 

            Тоже китаец?

 

            У меня действительно создалось такое впечатление, но гораздо более тёмный, и весь этот угол был совсем тёмный; он не имел ничего общего с той комнатой, где мы были сначала (это был своего рода «hallway» [коридор]).

            Справа, таким образом, был этот человек, и хозяин дома приказал ему приготовить пищу для этих людей, которые только что пришли.

            И вот, что меня сильно удивило: я увидела на столе картонные пакеты со  всякого рода  китайской пищей. (Мы используем сейчас пакеты еды «instant» (быстрого приготовления), всё «instant»). И вот, там были пряности, еда всякого рода; и прямо впереди, в двух шагах от стола, была свого рода этажерка, полная пакетов всех размеров: пакеты из картона всех размеров, как коробки в кафе, вот такие большие, и среднего размера, как тот шоколад, который вы берёте, Van Houten!...   

 

            Да, это примерно десять-пятнадцать сантиметров, так.сказать.

 

            Были побольше, поменьше...

 

            Да, все размеры.

           

            И, кроме того, совсем маленькие также, и полным-полно: эта «rack» (эта этажерка), я не знаю, сколько там было полок, но все заполнены едой.

 

            Едой. И хозяин дома хотел, чтобы раздали это...

 

            Чтобы приготовили еду для этих гостей.

 

            И это всё? Это то, что ты увидела?

 

            Это то, что я увидела.

 

            А эти большие пустые картонные коробки, что с ними стало?

 

            Я не могу вам сказать.

            Я не знаю даже, оставили ли их в комнате.

 

            У меня впечатление, что эти пустые коробки, это весь коммунистический китайский опыт...

 

            О, это та красная коробка, которую я заметила? красный цвет...

 

            Да...

 

            О!

 

             Красиво разрисованная, ты сказала.

 

            Да.

 

            У меня впечатление, что все эти пустые коробки, это весь китайский коммунистический опыт, бессодержательный, пустой, как и русский опыт. И тогда Павитра, это существо очень высокого ментала. У меня впечатление, что все эти маленькие пакеты с едой во множестве, это формации, которые он хочет распространить – формации, которые он хочет распространить среди студентов, которые собираются устроить новую революцию.

 

            О!... О!

            Но Павитра-да, вы хотите сказать... это не он – словом, существо высшего Ментала, которое хочет сделать это?

 

            Да, это существо высшего Ментала, которое хочет... перевернуть Китай.

 

            О!

 

            Сделать там новую революцию. С... – в этом есть План, ты понимаешь; это не могут быть просто студенты, которые волнуются. Ты помнишь, Мать говорила, что китайцы были более восприимчивы, чем индийцы! (смеётся) во время той войны...

 

            Во время той войны в шестьдесят втором.

 

            Они остановились.

 

            Да, никто не знал почему.

 

            (Смеясь). Да. Ну вот, у меня впечатление, что Божественное хочет занять их!

 

            О-о!

 

            Оно хочет занять их.

 

            О, о! Потому что все эти пакеты, это была только китайская пища.

 

            Да, именно, то есть новая пища, новая сила, новая революция.

 

            О!

 

            Тогда если эти китайцы подхватят идею Матери о неподвижной Революции – ты помнишь, то, что она хотела в 68, для французских студентов?

 

            Да, во Франции.

 

            Китайцы могут подхватить это: там есть интеллект; к несчастью, он жестокий, но интеллект есть. Тогда Божественный План, возможно в том, чтобы изменить этот Китай...

 

            Лунный...!

 

            Лунный, да. Во всяком случаем, чтобы он больше не угрожал Индии – и Тибету, не надо забывать о Тибете.

 

            О! да! особенно.

 

            Божественное имеет кусочек своего сердца в Тибете. Оно имеет большой кусок своего существа в Индии, но есть кусочек его сердца в Тибете.

            Тогда, может быть, это волнение студентов, это больше чем волнение. Если, тем более,  Павитра был там, это что-то означает.

           

            Он был в Монголии, вы знаете.

 

            Ну да, конечно.

 

            Значит, он в контакте с Китаем.

 

            У него есть контакт, несомненно.

            Есть контакт с Азией и, его прежнее прошлое, несомненно, исключительно восточное и сознание исключительно восточное, это очевидно.

            И Павитра, это не кто-нибудь, не так ли.

 

            Да.

 

            Тогда, если это именно он берётся за... показывает вам эти пустые коробки, и затем после, все эти новые пакеты с едой для раздачи, это, несомненно, новая сила, новое питание, которое он хочет раздавать в Китае, чтобы Китай вышел из этой жестокой системы, и в то же время, чтобы направить их в направлении, которое будет менее... менее ужасным.

 

(молчание)

 

            Я говорю тебе, возможно в Китае происходит новая революция. Не забывай, что Мать говорила, что первая китайская революция в 1911, была первой вехой трансформации.

 

            Да!     

 

            Я всё время спрашивал себя: «Но почему эти чёртовы китайцы были первой вехой?»... Но, возможно, что это, это последняя веха?

 

            О-о... О! это знак того, что приходит, веха?...

 

            Возможно, что так. Этого, моя Милая, я не знаю, я говорю это из неведения, но на протяжении десятилетий и из-за Матери, я всегда воспринимал Китай как великого...

 

            Асуру.

 

            Великого Асуру. Тогда это, может быть, своего рода... шаг «нейтрализовать» Асуру, но...

 

            Изменить его?

 

            Изменить его, вот, я ничего не знаю об этом; но, во всяком случае, нейтрализовать его, ты понимаешь, нейтрализовать его самую опасную сторону.

            Ты понимаешь, их миллиард по численности? (я уже не знаю, сколько сейчас) – им нужно пространство! У них полно вооружения, у этих людей, и ужасного вооружения – значит?

            Ты помнишь у Шри Ауробиндо: « In passing, Tibet, as a gateway to India...»  [Пройдя Тибет, как врата в Индию...] – Вот.

 

            Да

 

            Тогда, Тибет, это уже... это уже больше «не проходя»: это пройдено, они уже проглотили его.

 

             Да.

 

            Так вот, дверь в Индию, она открывается всё больше и больше, эта дверь в Индию. В Непале, правительство Индии сделало всё возможное, чтобы заставить туда вернуться всех возможных китайцев... чтобы непальцы стали очень дружны с китайцами!...

           

            О! Вы знаете, Непал, я должна сказать, у меня нет такой уж  симпатии к  Непалу.

 

            Нет, но тем временем, Непал открывает все двери Китаю.

 

            Непал уже открыл дверь.

 

            Да, уже.

 

            Индия много пыталась...

           

            Индия сильно помогла!

 

            Тоже, да, но также пыталась (как сказать?) «put up with it» [поддержать].

 

            Но сейчас, они поощряют китайцев, как только могут, чтобы они могли прийти в Непал.

 

            С американцами!

 

            С американцами, конечно.

            И пакистанцами, это то же самое, и Бангладеш, это всё одно и то же, и повсюду это то же самое: Индия, окружённая китайцами и друзьями китайцев.

 

            Да.

 

            Хорошо. Тогда, вполне возможно, что Божественное хочет защитить Индию вопреки ей самой.

 

            Вопреки ей самой! Вопреки её правителям.

 

            Да.

 

            Но тогда, возвращаясь к той главной, достоверной вещи, значит, в 1906 году, Сатана сказал Матери (то, что Мать рассказывала вам, не так ли), что он ездил в Китай, чтобы устроить Революцию...

           

            И это будет первый знак Трансформации – первая веха или первый знак.

 

            Да, да. И позднее, когда случилось убийство Кеннеди, Мать повторяла вам тогда, что эта китайская революция была первой вехой, и что убийство Кеннеди было второй.

 

            Да, ну вот, ты видишь? Американцы проводят полностью политику Асуры. Со времени Никсона, они неизменно продолжают политику Лжи. Они дружат со всеми производителями оружия и везде, где можно устроить войну: это дружба. Они дружат со всеми, кто может устроить войну, эти американцы.

 

            Да.

 

            Это хороший бизнес, а!

 

            Да.

 

            Им нужно преподать хороший урок.

            С их Библией. По крайней мере, у других нет Библии: у них нет претензий.

 

            (Смеясь): Вы знаете, я не сказала бы  это об Индии – я обожаю Индию, подлинную Индию, но то, чем она стала внешне...

 

            Да, но это никак не связано с американцами или китайцами, не так ли, это другая вещь. Это грязь, которая есть в Индии.

 

            Уф! И какая грязь!

 

            Грязь и загрязнение.

            Но другие агрессивны.

 

            Агрессивны, да.

 

            Они владеют ужасным оружием, и, кроме того, это бизнес, это бизнес. И затем, другие, они имеют столько миллионов и миллиардов, что им, в самом деле, хотелось бы немного распространиться и накормить свои миллиарды.

 

            Да.

 

            Хорошо. Ну вот, возможно, это как раз то, что Божественное сейчас...

 

            Нейтрализует?

 

            Нейтрализует, я не знаю, я говорю это с надеждой! (смеясь)

            Пока, это только волнения студентов, но если Павитра взялся за дело, это что-то означает – и, если ты увидела это.

 

            Что касается меня, я совсем ничего не думала о том, что вы мне говорите сейчас, ваше объяснение, просто я рассказала вам то, что увидела; я даже не придавала никакой важности своему сну!

 

            Если ты видишь Павитру в подобных вещах, это не просто кто-то. Это не просто кто-то и не всё равно кто: Павитра, это человек, который всегда интересовался миром. Это не тот человек, который  интересовался  маленькой приходской церковью. Для него (и он был, возможно, единственным, среди этой тысячи или двух тысяч учеников), для него, Шри Ауробиндо имел, действительно, мировой смысл; он понимал то, что это означало, великая эволюционная революция Шри Ауробиндо – он понимал.

            Он очень хорошо понимал, Павитра.

            Не надо забывать, что после Японии, после Монголии, после всех этих опытов там, он приехал прямо к Шри Ауробиндо. Он понял что-то. Он не был маленьким человечком, который понимал: это было Существо, Павитра.

 

            Ах! да, существо, действительно, сформированное!

 

            О! да.

            Что касается меня, я видел его великим и светлым. К сожалению, очевидно, здесь есть все эти человеческие примеси или человеческие ограничения; но, словом, он что-то представляет собой, не так ли. Тогда, если ты видишь его с этими пустыми коробками (смеясь)... китайскими! и затем, после, все эти пакеты с едой, это, очевидно, означает новую силу, которую он хочет пустить в ход в Китае – «хочет пустить»: скажем, Божественное использует Павитру, вот таким образом.

            Словом, я чувствую это так.

            Точно так же, как русский опыт зашёл в тупик, но, китайский опыт... это не «тупик», потому что китайский тупик, это означает, что они делают ужасные вещи, чтобы выйти из своего тупика; значит этот тупик более опасный, чем тупик русских.

            И они умны, уф!

 

            Но любопытно, что послезавтра Горбачёв собирается ехать в Китай.

 

            Да, я, в самом деле, боюсь, что Горбачёв... не понимает подлинной опасности, которую несёт в себе Китай, вот что.

            Я почувствовал это уже некоторое время назад, когда он начал ретироваться перед китайцами, ты знаешь? Он начал идти на уступки с китайцами; сначала на их границе наверху, были споры о границах: он всё сделал так, чтобы китайцы были довольны; затем в Монголии, он всё уладил: он ушёл из Монголии, чтобы китайцы были довольны.

 

            О-о? Я этого не знала совсем.

 

            Да, они вывели свои войска из Монголии.

 

            О? Полностью?

 

            Я думаю, да. Под аплодисменты американцев.

            Тогда, я, в самом деле, боюсь, что... Горбачёв, это порядочный человек; я боюсь, что он не понимает, что китайцы, это... это нечто непорядочное, это всё совершенно извилистое. Это извилистое, это дух совершенно извилистый.

 

             И, однако, с ясным умом, они хотят...

 

            Но с ясным умом, они хотят власти.

 

            Да. Они знают, чего они хотят.

 

            Они знают, чего они хотят. И то, чего они хотят, это власть – и не власть где-то в уголке, это власть над землёй.

 

            Да-да.

 

            «Мы Властители» – вот, чего они хотят. Американцы – дети рядом с ними; но дети достаточно глупые, чтобы играть в игру китайцев.

            Вот. Ну что ж, будем надеяться, что эти волнения будут... больше чем волнения.

 

            Сегодня по радио, говорили, что студенты начали «hunger strikes» [голодные забастовки] (это новое развитие); они пришли на площадь Тяньаньмин и более тысячи участвуют в этом.

 

            Если бы им подсказать, чтобы они последовали идеи Матери, о неподвижной Революции, чтобы они не попали снова в ловушку насилия.

 

            Вы знаете, это любопытно, они повязали белые повязки вокруг головы.

 

            Студенты.

 

            Эти студенты.

 

            Слушай! Это, в самом деле, интересно! Ты видишь, я говорю тебе, Павитра... Павитра или Божественное, позади, они собираются посеять что-то.

 

(молчание)

 

            Ну, надеемся. Потому что ты понимаешь, Индия, я боюсь, что она не имеет влияния на китайцев, в том состоянии, в котором она находится.

 

            И тогда, предоставленная самой себе, она не сделает ничего.

 

            Ну, конечно.

 

            (Смеясь) Ничего, надо непременно, чтобы Божественное вмешалось в это немного более активно!

 

            Но они не делают ничего! Им столько раз давали возможность, Божественное подносило им на блюдечке возможность прекращение этого отвратительного разделения: «Нет-нет-нет-нет-нет! мы не хотим, мусульмане – наши друзья, мы не особенно хотим касаться этого!»

            Они отвратительны, они отвратительны.

            А Индира! сколько надо было дать пинков под зад, чтобы она вмешалась в Бангладеш – и после скольких катастроф и месяцев?

 

            Десять месяцев.

           

            Она не шевелилась. Они не хотят шевелиться – они хотят надувать щёки. Это, в самом деле, царство грязи в Индии. Это коррупция, грязь, непроходимая.

 

            Что за фразу вы использовали, которая мне понравилась? Это царство коррупции, или...?

 

            Это диктатура коррупции.

 

            Диктатура, вот.

 

            Диктатура Коррупции: они правят (хохочет), потому что весь мир коррумпирован!

 

            (Смеясь) Маленький пример, мой паспорт, с ноября месяца – сегодня у нас 13 мая?

 

            Да, моя Милая, надо пойти перечислить необходимое количество рупий в нужный карман.

 

            (Смеясь) Вот, сколько его уже делают? Семь месяцев.

 

            Да, но Индия получит свой урок тоже, да – не надо бы, чтобы это был китайский урок, не так ли, потому что китайские уроки были бы ужасные.

 

            Да. Мать говорила, что она видела китайцев в своей комнате и когда она говорила это, она «shuddered» [содрогнулась от ужаса]... Ей показалось это слишком жестоким.

 

            Но, вполне возможно, что... возможно, что... Это всё в многоточиях. Посмотрим.

 

(молчание)

            Хорошо.

 

            (пауза)

 

            Вы знаете, я нахожу интересным, это ваше  объяснение, то есть, что это даёт «food for thoughtnot fodder for thought![27]» (смеётся) но, в самом деле, «пищу для размышлений».

 

            Ну, я не знаю, что касается меня, это то, что мне кажется простым и, я мог бы сказать, вполне очевидным.

 

            Нет, но когда вы сказали, что это, возможно, последняя веха.

 

            Ах! Их не может быть много, потому что, действительно, мы в конце пути; не может быть много других вех.

             Мы полностью в конце пути.

 

(молчание)

 

            Последняя веха.

 

            Надо посмотреть, моя Милая, будет ли это развиваться, эти волнения. Я сильно надеюсь. Сразу же, впрочем, я сказал тебе, как только это началось, я сказал: «Ах!» Как только это началось, я сказал: «Ах!»

            И моя первая мысль, как только это началось: «Смотри-ка, а! Может быть, это сможет занять их?» – но как только что я сказал тебе сейчас, Божественный План возможно, гораздо шире этого.

 

            Да.

 

            (молчание)

 

            Вы, может быть, не помните, но Павитра ушёл именно 16 мая, и это точно двадцать лет – что вы думаете!

 

            Чёрт возьми! Двадцать лет, как он ушёл!?

 

            В 69.

 

            Боже мой.

 

            А у нас 89.

 

            Тогда мы начинаем становиться очень старыми! (Сатпрем и Суджата смеются) Двадцать лет назад, как он ушёл?! это невероятно.

 

            Это невероятно, да.

 

            И это случилось 16 мая?

 

            Это случилось 16 мая. Он родился 16 января и ушёл 16 мая. Точно 20 лет.

 

            Боже мой...

 

            Подумать только! Кажется, что это было только на днях.

 

            Когда я бывал в доме правительства в Пондичерри, время от времени, вот так, я заходил увидеть его. Мне очень нравился этот человек – я высоко ценил этого человека. Я чувствовал ум; ум и ясность.

 

            Да, ясность.

 

            Он был единственный такой, во всём этом Ашраме.

            Он был единственный, там не было такого другого. Был только он.

 

             Я не знаю... я не знаю, Дилип-да казался мне хорошим – это было другое.

 

            Ах! Дилип, ну, да, конечно; Дилип тоже, да, но это было со стороны сердца, чувств, и т.д.,; Павира, это был Ум. Дилип был хорош также: он имел подлинное сердце, Дилип; но все остальные, в самом деле, это... все остальные! (Суджата смеётся)

            Я очень уважал Павитру. В последние разы, когда я видел его, значит, это было в 69, ты говоришь?

 

            Да.

 

            Он был уже очень...

           

            Болен.

 

            ... очень болен; однажды я увидел его, он был великий и светлый: он взглянул на меня, я взглянул на него, как если бы он говорил мне «прощай»...

 

            О...

 

            Он был великий и светлый, его взгляд был полон Света.

            Но мы чувствовали, что это был высший регион ментала; не было... Есть много других вещей, которых не было там.

 

            Да-да.

 

            Но, в конце концов, возможно, он приходил не для этого.

 

            Да, это было существо «higher Mind» [высшего Ментала].

           

            Да, действительно, то, что есть самое высокое в «высшем».

           

            Он очень любил меня.

 

            Да. Он очень любил меня тоже.

 

            Да.

           

            Что касается нас двоих, он нас, в самом деле, любил. Он, должно быть, чувствовал, не так ли. Он, должно быть, чувствовал.

 

            И, кроме того, он понимал вашу работу с Матерью

 

            Да.

           

            Это именно он попросил своего брата прислать магнитофон.

 

            Ну да. Он сразу же понял важность этих бесед.

 

            Конечно.

 

            И он говорил: «Но надо сохранить это, надо сохранить это»; он понимал. Он был, в самом деле, единственный, кто понимал. И именно по его милости, у нас появился этот магнитофон, иначе мы были бы годы без... я делал записи, но как ты собираешься «записать» Мать? Это... это...

 

            Её голос, её интонации...

 

            Всё богатство того, что Она говорила... Мы бы сохранили скелет, не так ли... скелет.

 

            Да. Да.

 

            Он также показал тебе на днях, Павитра, ту ступку, которую он разбил, почти намеренно!

 

            Намеренно!

 

            Да, ну вот, да, как в твоей лаборатории; ну что ж, эти лабораторные работы на Морской улице в Пондичерри: закончены! И без сожаления.

 

            Да. Да, это...

 

            Не осталось больше ничего; только разбить ступку. Мы размололи всё, что было нужно. И Павитра, человек, очень аккуратный, который никогда ничего не ломал бы – он был химиком, помимо всего прочего: химики, они аккуратные (взрыв хохота), я знаю их! ну вот, ступка Ашрама: с этой историей покончено. Шри Ауробиндо и Мать сделали работу, теперь остаётся вам смотреть и понимать – и следовать, если вы можете.

 

            Рави Шанкар  так хорошо сказал: «Institutions once so glorious, like Santiniketan and Sri Aurobindo Ashram...» [Организации, прежде такие прославленные, как Шантиникетан и Шри Ауробиндо Ашрам...]

           

            Ах, да.  И затем, Ауровиль, это то же самое.

 

            «...Посмотри»!

 

            Да, смотри! смотри!

 

            (Смеясь)  Он не знал Ауровиль, иначе он его добавил бы!

 

            Они во сне, эти люди, но не в прекрасном сне, ко всему прочему. Что они думают?

            О! они просто хотят защитить свой маленький теперешний комфорт, вот и всё.

            Словом, давайте отбросим, отбросим все призраки.

 

            Да, думается, это скоро...

 

            Ну, Павитра, это не призрак! (смеясь) Он, возможно, на другой стороне, но это не призрак.

            Короче говоря, я очень доволен.

 

            По поводу Китая.

 

            Нет, не по поводу Китая: по поводу Индии! (Суджата смеётся) Потому что, я вижу, что он слишком уж нависает над Индией.

            Нет, в конце концов, мы не знаем Божественного Плана; никто не знает. Никто не знает.

 

            Мне бы очень хотелось узнать! если бы Божественное захотело сообщить нам совсем чуть-чуть...

 

            Нет, моя Милая... – послушай, ты же видишь, Оно сообщило тебе, в конце концов? То, что ты рассказываешь? Оно сообщает тебе немного, в конце концов...

 

            (Смеясь) Значит, Оно хорошее, Божественное, не так ли? Оно доброе.

            Только у меня нет понимания, вы знаете, я не понимаю. Я рассказываю вам, и после именно вы даёте мне понимание.

Вот.

 

            Но кто мне даёт понимание?

 

            Хорошо. Посмотрим, что хочет Шри Ауробиндо.

 

(Птицы поют)

 

*

 

14 мая 1989

 

            Надо, чтобы божественный Закон был гораздо сильнее закона боли и смерти. В этом весь путь и весь смысл.

            Возможно, даже, вся история эволюции и её цель.

            Великий божественный вызов.

            Именно это ощущает моё тело сегодня, 14 мая 1989, на седьмой год этого «пути».

            Когда божественный Закон будет властвовать над одним телом старого вида, Земля поменяет властителя.

            Таков путь, который открыли Шри Ауробиндо и Мать.

 

*

 

16 мая 1989

 

             Это «неразрешимая механическая проблема», если только, как говорит Шри Ауробиндо, не придёт такое «могущество Агни», которое изменит всю материальную структуру... Значит? Надо, чтобы сама природа костей, сухожилий и мускулов – всё это механическое соединение – изменилось...

            Это означает своего рода дезинтеграцию в неизвестном или с помощью неизвестной системы.

            «Система» не такая уж неизвестная: это именно то Новое Могущество, тот великий «красный глаз», но как выносить это без... без того, чтобы не испариться?

            Например, всё разрывается или приходит в расстройство справа, слева, здесь, там... Не знаешь, что делать. Если напрягаешь мускул здесь, он рвётся в другом месте, если он мягкий здесь, он напрягается где-то ещё и разрывается, если напрягается, он становится как железный, и возникают повреждения или травмы. И так далее. И есть тысячи и тысячи мышечных жил и соединений.

             Надо пройти всё это в «высочайшей кремационной печи» (!) Я не знаю, шучу я или нет.

            Что касается меня, я готов к этой «решительной операции», это лучше, чем ежедневная пытка «мало помалу». Но Божественное знает лучше. Вероятно, я не знаю того, что говорю!

            А пока: «Bear and endure» [Терпи и выноси].

            Потому что, мы не видим, как эти мускулы и эти позвонки «преобразуются» в другой вид эластичности – они бесконечно повторяют свой «закон» позвонков и мускулов.

            Все органы адаптируются (сердце, мозг, и т.д.), но не эта базовая структура.

            Должно ли это, в самом деле, делаться «мало помалу», или есть неизвестная телесная пружина, скрытая «где-то»? В таком случае, надо копать – продолжать копать – до этого неизвестного «тайника».

 

*

            «Жёсткость», «твёрдость», возникают от определённого числа электронов, которые вращаются вокруг атомов (если я хорошо понимаю ядерную физику), значит необходимо Могущество, которое имеет силу пройти через эту «электронную стену». Разве не так?

 

*

 

            Я продолжаю встречать мёртвых, всегда мёртвых! Сегодня ночью, это был Монод-Херзен (который от всей души меня ненавидел при своей жизни), и он был очень добр со мной, предлагал мне фрукты и ещё что-то.

 

*

 

Вечер

 

            Я снова обнаружил этот отрывок Шри Ауробиндо о могущественном Агни.  Он говорит: «Тонкие процессы будут более могущественными, чем материальные, так что тонкое действие Агни будет способно совершить  операции, которые, в противном случае, при фактическом состоянии вещей, потребовали бы физических изменений только при возрастающих температурах». (Письма II, 340, старое издание).

            Он предвидел, таким образом, изменения на атомном уровне... (во всяком случае, в структуре материи).

 

*

 

            Секунды чрезвычайной опасности.

 

*

 

17 мая 1989

 

            Похоже (?), что-то разжалось в этом «центральном клапане»?

            Совершенно отупевший.

 

*

 

18 мая 1989

 

Утро

 

            Мы никогда не касаемся проблемы или секрета Земли и тел, за исключением лишь только, когда мы очень больны, пережили несчастный случай, или при смерти (!) (И при том, даже не потому, что врачи вмешиваются в это!) Тысячи вещей стоят между нами и секретом – между телом и его секретом.

            Такова грустная истина нашего вида – он, возможно, умирает для того, чтобы обнаружить свой секрет!

            Но очень трудно достичь этой обнажённости (телесной).

 

*

 

После полудня

 

            Я никогда-никогда не проходил через такую ужасную вещь. На протяжении пятидесяти пяти минут, стоя, в этих Массах... я не знаю, молния это или огонь, но твёрдые-твёрдые, властные и стремительные, расплющивающие, как если бы весь мозг, спина, плечи, всё было разорвано, неисчислимо разорвано, готовое взорваться. Ужасно. Расплющивание Огнём.

            Тело просто повторяло и повторяло: Ты-Ты-Ты. Твоя Победа на Земле, конец этого Несчастья и этой Лжи. Пусть Индия вновь станет страной Божественной Матери, пусть эта Земля принадлежит Тебе-Тебе-Тебе…

            Это было совершенно запредельное. Прохождение Огня. Да, своего рода расплющивающий и раздирающий, и кипящий катаклизм. Твёрдый Огонь.

            Мы, должно быть, близки к концу.

 

*

 

Вечер

 

            Я пошёл прогуляться «как обычно», и что-то сказало: ну вот, ты видишь, это возможно. И я ответил: но, всё же, должен быть момент, когда это опрокинется в другую вещь, я не знаю, трансформируется? или распадётся? Последняя капля, которая сделает так, что...

            Это расплющивающий огонь.

            Поэтому, мы должны закончить тем, что изменим состав или... я не знаю.

 

*

 

            Сегодня ночью (или скорее сегодня утром, перед пробуждением), я увидел вещь настолько странную, что я не смею даже записать её.

 

*

 

            Я попытался рассказать моей Милой, но, очевидно, я увидел то, что не соответствует ничему ни в одном человеческом сознании.

            Это не соответствует ничему.

            Когда я слушал Мать, что я на самом деле понимал?

            Я понимал «принцип», вот и всё.

 

*

 

Разговор с Суджатой

 

Кипение

 

            У нас сегодня 18 мая; вы знаете, что будет завтра?

 

            Да, завтра, это была моя последняя беседа с Матерью.

 

            19 мая.

 

            Ах! моя Милая, если я понимаю то, что происходит в моём теле сейчас, это будет Кипение повсюду.

            Повсюду.

 

(молчание)

 

            Это самый конец – самый. И конец – это... великий...

 

            Поворот?

 

            Больше, чем поворот, больше, чем поворот – не поворот, нет.

            Конец этой эры... человеческой.

            То, чего я не знаю,  не попытается ли Асура устроить последнее... последние разрушения на земле, ты понимаешь, потому что это конец, сейчас, это конец, полный – если я понимаю то, что происходит в моём теле, это конец.

            Тогда, не попытается ли Асура устроить последние разрушения? Я не знаю.

            Он будет делать только то, что Божественное пожелает, в конце концов.

 

            Но, через разрушения...

           

            То, что Высочайшее пожелает.

 

            Да, да.

 

            (молчание)

           

            Это кипение! я говорю своему телу: это кипение.

            Если бы я не знал всего этого, это более, чем ужасное, это, действительно, своего рода катаклизм. Я не знаю, как такое возможно, я знаю лишь, что я в Их руках, и Они держат меня, вот и всё, что я знаю. Но... это невозможное.

            И тогда, я знаю – я знаю, очевидным образом, что нет границы между телами: есть ОДНО тело, есть ОДНО тело – нет тридцати шести тел, есть ЕДИНОЕ тело.

            Приходишь к МОМЕНТУ, ГДЕ это несомненно.

            То, что происходит в Китае, это знак. И именно Павитра организует всё это. Павитра... кто заставляет это шевелиться, Павитра?

           

            Но вы напомнили мне, что на днях, в тот момент, когда я делала Сурью Намаскар [молитву солнцу] на восходе солнца, я увидела...

           

            Да, ты сказала мне, что видела Китайца, всё время, в этом солнце.

 

            И к тому же, однажды, неожиданно, я увидела образ Матери.

 

            Да.

 

            И мне кажется, что история с этими китайскими студентами началась как раз после.

 

            Но для меня совершенно очевидно, что это организовано. Это организовано: это великое кипение повсюду; мы начали видеть его немного в Китае, но фактически, это кипит повсюду.

 

            Да.

 

            И моё тело, это кипение – атомное кипение.

            Это безумное! Это... Никто не может понять, никто, никто. Впрочем, необязательно, чтобы мы понимали; важно то, что всё это меняется – и затем, это изменится, и как! Это не то, что изменится! это даже не изменится, ты понимаешь...

 

            Это другая вещь.

 

            Это другая вещь.

            Это не «изменится». Люди не собираются «меняться».

 

            Они, и в самом деле, становятся неизменяемыми.

 

            История с этим землетрясением, на Кавказе, очень символическая: во время землетрясения, они убивают друг друга: мусульмане, христиане, или в другом месте, это кашмирцы, или где-то ещё... – повсюду это одно и то же.

            Но, в конце кипения, в тот момент, когда ОН, ОНА решат, что этого достаточно: ну вот, останется только посмотреть.

            Фактически, Они направляют. Они направляют.

            Они не переполнены совсем! (Сатпрем хохочет)

 

            Это мы переполнены!

 

            Да, это именно люди переполнены всё больше и больше.

 

            Спрашиваешь себя, когда посмотришь, в самом деле, немного пристальней, по поводу внешнего, внешнего состояния вещей, говоришь себе: но как всё это ещё держится?

 

            Ну, да. Фактически, это уже больше не держится, это очевидно.

            Что касается меня, у меня полное ощущение, что я нахожусь... я не знаю... совсем на краю – больше чем на краю, ты понимаешь: я нахожусь на другой ужасающей стороне; я даже не на краю: я на другой стороне. И как мне удаётся держать ногу на этой стороне здесь, вот что удивительно. Но, другая сторона, которая... – хорошо, надо всё отдать для этого, потому что... это невозможное, это нестерпимое, это невыносимое, это... это невыносимое.

            Тогда, это означает что? Это означает, что другая сторона проникает сюда.

            И какая другая сторона, а! пфф... Это молнии подобное.

 

(молчание)

 

            Значит?

            Нет, мой единственный вопрос: не собирается ли Асура устроить... ты знаешь, это его привычный трюк: когда он отчаивается, это насилие.

 

            Насилие повсюду – вы хотите сказать война?

 

            Какого рода насилие? я не знаю, не так ли. Но они обладают ужасным оружием.

 

            Да.

 

            Тогда, кого он может толкнуть на что?

            Но, ещё раз, я уверен, что Высочайшее здесь, с... Оно держит всё, в Своей руке для Него.

            И это будет длиться не дольше, чем ОНО ЗАХОЧЕТ.

 

(молчание)

           

            Да, завтра 19, это была моя последняя беседа.

            Я помню, в тот день, у меня было много вопросов! Обычно я не говорил ничего, потому что я хорошо видел состояние Матери; я говорил: «Сознание, в самом деле, пробуждено в твоих клетках, но Сила не пробуждена!» Ты знаешь, ты помнишь, я говорил ей... Я говорил ей: «Сила не пробуждена!» (Сатпрем смеётся) В самом деле, мы говорим глупости! Мы говорим о том, чего не понимаем. Так вот, эта Сила здесь, ты знаешь, уф!

 

            Но Мать принимала ваши вопросы.

 

            Да, конечно Она принимала... Она принимала, конечно.

            Но, я как листок на ветру – и я набит до отказа Молнией. И я не знаю, как я держусь на ногах на этой стороне здесь.

 

(молчание)

 

            Ну что ж, посмотрим, но то, что я ощущаю в своём теле, это конец чего-то. Я говорю тебе, одним шагом я ещё на этой стороне, но это едва ли шаг; как я держусь на ногах? понятия не имею.

            Давай передохнём.

 

(пауза)

 

            Так вот, фактически, сегодня утром, солнце не показалось – очевидно, оно поднялось, но не показалось: было облачно. Я была повёрнута спиной, и затем, вдруг, у меня возникло впечатление, что был очень сильный свет; я повернулась посмотреть, и действительно, в небе было облако (смеясь) – я не знаю?– которое отражало очень сильный белый свет и имело такую форму: было видно немного лицо, немного грудь, и затем руки, поднятые в жесте великой Победы. Это продолжалось недолго, может, полминуты, но достаточно для того, чтобы я увидела и рассмотрела это, и затем всё исчезло.

            Но свет был очень сильный, и очень белый.

            Это было сегодня утром, я хотела рассказать вам и потом забыла, вы знаете, утро, то одно, то другое.

            И именно это, очевидно, осталось в моём сознании, откуда и этот рисунок – и это мне напомнило то утро. Вот.

 

            Посмотрим.

            Надо выстоять.

 

            Да, мой милый, надо, абсолютно.

 

*

 

20 мая 1989

 

После полудня

 

            Суджата увидела очень могучую ногу, цвета голубого сапфира (она видела половину ноги, от икры до ступни), и, начиная от лодыжки (сама ступня), она была белая. Также, сразу выше лодыжки, спереди (передняя часть), в этом голубом сапфире был словно кружок или жемчужина, светящаяся красным, как рубин.

 

            Ощущение чего-то очень могучего. Он (Она) ставят свою ногу (на землю). Они ставят ногу «где-то» (очевидно в физическом) (во всяком случае, в материи).

            (Я видел один раз Руку Шри Ауробиндо, прямо перед исчезновением Зии, но на этот раз, это нога).

            Они высаживаются...?

            Когда-то (несколько лет назад), я сказал: «Место, где бы Ты могла поставить Свою ногу на Земле»...

            Сейчас, я не знаю больше – я продолжаю продвигаться вперёд день за днём... как старый упрямый бретонец, по неизвестному курсу.

            (В этот день, шесть лет назад, я видел мой Берег последний раз).

            Курс несомненный, но моя лодка хрупкая. Это Курс Великих Несомненностей.

 

*

 

21 мая 1989

 

            Новый феномен...

            Это то, что я мог бы назвать феномен «плавающих Масс», или «мягких Масс». Это очень странное.

            Я находился (сегодня после полудня) на протяжении тридцати пяти или сорока минут, стоя, в привычной операции и были эти расплющивающие Массы, которые пробивали или пробуривали  свой путь через железо моей спины – все эти мускулы, сухожилия, нервы, натянутые суставы трещали как железные, как обычно (то, что я называю «железная стена») – когда, я не знаю почему, и что вызвало это, моя спина, вся моя  спина буквально раздулась, как если бы она стала «колыхающейся» и эти те же самые Массы (всё такие же могущественные) прокатывались или мягко колыхались через спину – у меня было ощущение, что спина «колышется» и движется, как если бы эти Массы стали мягкими (или, возможно, скорее, как если бы это железо стало мягким – можно было сказать «расширившимся»). И это продолжалось до конца операции, двадцать пять минут без остановки... Это было ощущение такое... удивительное (можно было бы сказать, почти чудесное) после этого расплющивающего и раздирающего железа... Я не знаю, что это означает. Проходящий феномен? или что? Но это давало ощущение такое удивительное, эта раздутая спина и эти Массы, которые колыхались и проходили волнами через спину, вместо того, чтобы раздавливать и раздирать её... В самом деле, я не знаю, ни как объяснить это, ни что вызвало это.

            Надо посмотреть, будет ли это повторяться. Это было бы чудесно! Своего рода чудо.

            (Если бы я не так устал, я бы настаивал, чтобы посмотреть, куда это приведёт, но я уже довольно долго стоял на ногах в этой операции, и я прекратил).

 

*

 

Вечер

 

            Всё же, я замечу, что сегодня 7 лет и 7 дней, как я нахожусь «в операции», и что сегодня двадцать первое (3х7), шифр Матери. Воскресенье.

            О! это было бы таким чудесным...

 

*

 

 

22 мая 1989

 

            Одна интересная деталь относительно этого «китайского Павитры», которого видела Суджата и этих многочисленных пакетов с «едой», которые он раздавал или заставлял раздавать. Вчера вечером, Суджата сказала мне, что она забыла рассказать мне, что в её видении, было, в частности, трое «приглашённых» этого «китайского Павитры», и один из них был в очках... Сегодня утром, я открываю газету, и в первый раз я увидел фотографию Джао – он был в больших очках. Я показал фотографию Суджате, она сказала мне: это точно он.

            Трое «приглашённых».

 

*

 

Вечер

 

            Этот прекрасный феномен не повторяется.

            Молния всякий раз кажется всё более расплющивающей.

            Сильное отупение.

            (Иногда, есть такие Массы, которые кажется «пережимаются» в этом «центральном клапане»...)

            Всё это словно по ту сторону жизни, без смерти.

            Именно боль заставляет ощущать меня, что «я живу».

 

*

           

23 мая 1989

 

            Проглотив Ауровиль, Враг хочет разрушить Институт в Париже...

            Когда хочешь служить Божественной Работе, надо быть готовым к тому, что весь мир будет против вас, потому что этот мир очень мало божественный.

            Нечего говорить, надо пытаться делать. Насколько возможно. Это единственная надежда.

 

*

 

            Фактически, роль Врага, это всё проглотить, за исключением того, что божественно – вот, они не могут коснуться этого.

            Надо божественное тело

                                                       или же

земля будет уничтожена этим бедствием.

 

*

Indian Express, 21 мая

               

                ТРЕВОЖНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ПО ПОВОДУ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО БУМА

 

Вашингтон, 20 мая

 

                Мировое население удвоится и пересечёт планку в десять миллиардов в 2025 году, если не будет существенных инвестиций в программы контроля за рождаемостью: это - предостережение Фонда Организации Объединённых Наций для Населения (UNFPA).

                В своём последнем докладе, озаглавленном: «Состояние мирового населения, инвестиции в пользу женщин: задача девяностых годов», опубликованном в среду, UNFPA утверждает, что необходимо, по крайней мере, дополнительно два миллиарда долларов, чтобы остановить рост мирового населения.

                «Эти прогнозы показывают, что демографический кризис представляет собой проблему, которую надо решать немедленно, а не в следующем веке», заявил доктор Нафис Садик, директор UNFPA, во время пресс-конференции в среду.

                Десять лет назад, ООН установила максимальные, средние и минимальные оценки для стабилизации населения: точку, где население прекращает расти.

                Минимальная оценка в 7.7 миллиардов больше не рассматривается. Средняя оценка в 10.2 миллиардов будет возможна, при условии роста фактических расходов в 519 миллиардов долларов, но без этого, мир столкнётся  с более высокой оценкой, то есть 14.2 миллиардов.

                Два миллиарда долларов дополнительно представляют собой только 2% помощи мирового развития. Фактически, ежегодные расходы для служб планирования семьи в развивающихся странах доходит до трёх миллиардов долларов. Половина этой суммы приходится на Китай и Индию, которые тратят миллиард и полтора миллиарда, соответственно, по оценкам доктора Садика.

                Пол-миллиарда приходит от международных инвесторов, ещё пол-миллиарда от других развивающихся стран, и ещё пол-миллиарда от стран получателей.

                Доктор Садик заявил, что рост числа служб для семьи в мире, спасло бы так же жизнь трёх миллионов женщин вплоть до 2000 года, так как меньше женщин умирали бы от осложнений из-за беременности, родов, а также незаконных абортов. Доклад призывает также к инвестициям в программы, предусматривающие улучшение условий женщин.

                Для доктора Садика, положение женщины будет иметь решающее значение для будущего демографического темпа роста: «Мера, в которой женщины будут свободны в принятии решений относительно своей собственной жизни, могла бы быть ключом для будущего, как богатых, так и бедных стран».

 

*

 

 

 

 

25 мая 1989

 

            Тридцать лет с моей Милой.

 

*

 

 

26 мая 1989

 

            Снова этот необычный феномен «колыхающихся» или «текучих» Масс, на протяжении сорока пяти минут сегодня, после полудня. В начале, первые двадцать пять минут, было всё то же расплющивание молнии и огня, которое проходило через или трамбовало и раздирало это, своего рода, железо в моей спине – в самом деле, болезненный металлический покров, и, затем, появилась Масса ещё более сильная, и... она начала прокатываться как прилив через мою спину –  она могла бы всё раздавить, но она прокатывалась, и это тело катилось в этом божественном приливе, в самом деле, как если бы в теле, в моей спине, изменилась текстура: вместо того, чтобы проходить через железо, и расплющивать железо, она проходила, как через каучук (или почти), во всяком случае, тело позволяло прокатываться свободно – да, почти как тот «наездник», которого я видел танцующим, стоя на лошади. Это были те же самые расплющивающие Массы: они не изменились (насколько я могу судить), но они проходили свободно. Своего рода необъяснимое чудо. На протяжении сорока пяти минут. Можно было бы почти сказать, что не было больше вопроса о позвонках, мускулах и сухожилиях – но тело очень хорошо чувствовало, что надо абсолютно СЛЕДОВАТЬ Движению, поддаваться ему полностью, иначе всё бы сломалось.

            Посмотрим.

            Есть надежда!

 

*

 

Вечер

 

            P.S. То, что я не записал, но что очень ясно осталось в моём сознании: когда у меня было это видение «чёрного вагона»... я не помню уже сколько лет назад, сразу же после и словно часть того же самого видения, я увидел себя на ковре своей комнаты, делающим асаны. Чёрный вагон и сразу же, после, асаны!

            (Мы не всё записываем, потому что не понимаем! или начинаем понимать – надеюсь – годы спустя!)

            Сегодня вечером, мою спину всю раздирает, но я полон надежды.

 

*

 

Ночь с 26 на 27 мая 1989

 

Видение

 

            Гребень высокой горы, острый; словно чёрная скала, и обширный нисходящий склон, покрытый снегом. Мне кажется, кто-то «шёл» по этому гребню. Этот обширный склон снега был очень красивым. (Я не видел другой склон). Не был ли тот, кто «шёл» (если я могу так сказать, так как гребень был таким высоким и острым) «работником» (в виде альпиниста!) Насколько я мог видеть (так как это было такое грандиозное и такое широкое, и этот маленький человечек был таким крошечным в этом), тот, кто шёл, возможно, прошёл три четверти этого хребта (несомненно, больше половины).

            (Хребет был длинным).

 

*

 

27 мая 1989

 

            Нет, это ещё не то.

            Снова и снова эта железная судорога образуется между основанием шеи и правой лопаткой.

            Вот так, и хоть плачь.

            Надо, чтобы что-то центральное изменилось в Материи, иначе ничего не изменится.

            Где этот «центр»? – неисчислимый?

 

*

 

            Надо сохранять мужество.

            Мы не знаем, как это может стать другой системой, если только не чудо. Надо иметь терпение этого Чуда.

 

            «Копай ещё глубже

            И стучись в двери, к которым нет ключа...»

 

            Надо низойти до самой глубины этого колодца боли, возможно, именно там «центр» и ключ.

 

*

           

            30 мая 1989

 

            Это именно смерть страдает.

            Надо достичь конца этой смерти.

 

*

           

 

            31 мая 1989

 

            И к тому же, этот постоянный аргумент Врага: «Не лучше ли тебе писать книги?» – по крайней мере, в этом была бы польза...» Ты служил бы Шри Ауробиндо... Ты служил бы... А чему ты служишь?

            Жестокое кишение ночью и днём.

 

*

 

            Китайские студенты описывали этого Ли-Пена как «китайского фашиста»... «Трансмиграция» продолжается.

 

*

 

Вечер

 

            Это становится такой пыткой... что делать? как делать?

            Как держаться?

 

*

 

            Тело корчится от боли, не зная как позволить этому проходить – оно хотело бы, хотело бы... но оно не знает как.

            Тогда, оно разрывается повсюду.

 

*

 

            Пока оно говорит «Ты», оно держится.

            Вот именно, убить смерть: надо пройти через неё целиком. (Сверху донизу и миллиметр за миллиметром).

            Другой вид находится в конце.

            Материальное тело не будет больше сформировано смертью. Другая организация Материи.

 

*

           

Разговор с Суджатой

 

Ствол дерева наполовину оранжевый

Ведический Агни в двух скрытых крайностях

 

(Суджата поёт)

 

            Вот!

            Сегодня после полудня, я заснула – спустя долгое время! Настоящий сон, я увидела сон. Вы знаете, когда мы выходим из тела, я думаю – словом...

 

            Это не всегда приятно!

 

            О!... о-о.

            Я не знаю, что произошло, я спускалась по лестнице, и я пришла в какой-то двор. Там были люди, которые приходили через ворота, и эти люди ушли куда-то, затем они должны были вернуться (чтобы снова уйти или остаться? я не могу вам сказать, я всё забыла); но они ушли куда-то, и я слышала много голосов – из которых один или два я узнала. Я пошла посмотреть: это были индусы (были также дети; семьи или что, я не могу сказать). Но, что привлекло моё внимание, я пришла в своего рода... Внизу были комнаты,  и позади, был небольшой сад с растениями, деревьями, но трудно выразить... была также стена. И между этой стеной и стеной комнаты (может быть, кухни? я не знаю), был совсем маленький проход, который, казалось, был закрыт растениями: было дерево, и затем другое (вьющееся растение), которое свешивалось немного. Я смотрела, думая, что лучше бы его подрезать немного, иначе, все эти люди, проходя, могли бы повредить эти растения. И пока я смотрела и говорила себе всё это, мои глаза были направлены вдаль. Я заметила дерево, которое было на расстоянии как отсюда до двери, может быть…

 

            Да, метров десять?

 

            Может быть. Но это было дерево... настоящее дерево, без листьев, ствол и ветки – вы знаете, осенью, все листья опадают?

            Вот такое, ничего. Но что любопытно,  значительная часть этого дерева была оранжевого цвета – вы знаете, сегодня вечером вы дали мне этот пух?

 

            Да.

 

            Этот нежно оранжевый цвет.

 

            Оранжево-красный – красно-оранжевый.

           

            Этот цвет красно-оранжевый?

 

            Да.

 

            О! вечером я не поняла [не рассмотрела хорошо] – словом, именно этот цвет напомнил мне сразу же это дерево, у которого значительная часть...

 

            Ствола?

 

            Это было посредине дерева: это не было ни возле корней, ни на самой верхушке.

 

            Да, посредине?

 

            Посредине.

 

            Но это был всё же ствол?

 

            Я спрашиваю себя; у меня впечатление, что это был ствол и несколько ветвей, возможно – возможно, ствол? Это было полностью оранжевое, вы знаете, я не могу вам объяснить, но я долго оставалась там и смотрела, как если бы это сильно привлекло моё внимание.

 

            Иначе говоря, низ дерева был сухой, и верх был сухой?

 

            Нет, внизу, это был ствол дерева. Я видела ветки без листьев, все листья опали. Оно стояло крепко, совсем прямо; оно было совершенно прямое, но было много ветвей, вы понимаете?

 

            Без листьев.

 

            Ни одного листочка.

 

            И часть этого дерева, посредине...

 

            Полностью оранжевая.

 

            Любопытно.

 

            Да. Я долго оставалась там, рассматривая. После, я повернулась назад и стала вновь подниматься по лестнице, чтобы вернуться. И в тот момент, я была полностью во сне, глаза закрыты: я держалась за перила, и я поднималась по ступенькам на ощупь. Там была маленькая веранда и комната, я вернулась в свою комнату и вы были в комнате. Вы окликнули меня, я сказала: «О! Вы здесь?» Вы ответили, что да. И затем, я забыла, что происходило. Вот.

 

            Это любопытно.

            Любопытно, что это было посредине дерева.

 

            Посредине. Это не были ни  корни, ни верх.

 

            Ни основание, ни верхушка.         

            Ну, я не знаю.

            Но эта толпа людей – было много людей, ты говоришь? которые ушли, или что?

 

            Которые пришли.

 

            Которые пришли. Ты говоришь, что ты узнала голоса?

 

            Да, например, там была Аннапурнаджи – вы знаете? вы помните Аннапурнаджи?

 

            Нет.

 

            Любопытно, это второй или третий раз, что совсем недавно... я совершенно забыла её.

 

            Она ушла?

 

            Нет, она жива. Это... вы знаете, Ганпатрам?

 

            Да?

 

            Это она. Я не знаю, почему. Я подтрунивала над ней немного, она говорила что-то и я отвечала. Я не знаю, все эти люди... Словом, дети были тоже – я не столько «видела», сколько, главным образом,  слышала голоса.

 

            Да. Но это дерево, оно было снаружи этого двора?

 

            Оно могло быть частью дома – я не могу сказать. Как если бы оно выделялось совсем одно, среди остальных.

 

            Ну, я совершенно не представляю, что это означает.

 

            Я не могу вам сказать.

 

            У меня нет никакого понятия, что это означает.

 

            (Смеясь) И у меня тоже.

 

            Тогда, оставим.

 

            Да. Просто я долго смотрела, я не знаю почему.

 

            Да, это загадочное.

            Что это за дерево?... Оно было светящееся?

 

            Cолнце падало сверху, несомненно, потому что я очень ясно видела малейшие  веточки. веточки были коричневые, не так ли, не было зелени.

 

            Я не знаю.

            Это мне ничего не говорит.

            О! Ма...

            У тебя было какое-нибудь ощущение, когда ты смотрела на это?

 

            Что вы имеет в виду, говоря «ощущение»? кого, чего?

 

             Нет, ощущение: что ты почувствовала?

 

            Как я только что сказала вам: я долго смотрела, как если бы это привлекло моё внимание, я стояла и смотрела. И затем, это запомнилось.

           

            Да, но я хочу сказать, это не вызвало в тебе какого-то особенного ощущения.

           

            Как если бы я должна была рассмотреть это... Я не могу вам сказать, мой милый.

 

            Хорошо.

 

(Позднее)

 

            Единственная вещь, которая приходит мне в голову: в Ведах, они говорят, что голова и ноги Агни скрыты...

            Тогда мы видим только середину, которая является нашим материальным телом... я не знаю. Я не знаю.

 

            Это означало бы, что материальное тело... стало видимым?

           

            Веды говорят так: мы не видим голову Агни, и мы не видим его ног; то есть то, что над землёй и то, что под землёй, не так ли.

            Это означало бы, что середина, или ствол, или видимая часть или материальная... насыщена или что, этим Агни.

 

            Этой субстанцией. 

 

            Да. Я не знаю, моя Милая, просто эта странная вещь посредине, ствола, посредине дерева... я не знаю, почему, это напомнило мне Веды.

            Да, точно, говорят, что он без головы... – мы не видим головы, и мы не видим ног; именно это говорят Веды. Мы не видим его корней, и мы не видим его источника.

            Ну вот, во всяком случае, для меня, я не вижу ни корней, ни источника, но я вижу свою спину... раздавленную этим.

            Я ничего не знаю, возможно, это интерпретация...

 

            Правильная?

 

            ... воображаемая –  словом, я понятия не имею.

            Вот. Мне нечего больше сказать.

            Можно, в самом деле, сказать, что это ствол, не так ли – так вот, это раздавленный ствол.

 

(Позднее)

 

            Я могу задать вам вопрос?

 

            Да, если ты хочешь.

 

            Так вот, я спрашиваю себя: что представляет собой дерево?

 

            Ну, я не знаю; я не знаю...

            Ты понимаешь, всё «единое»; тогда, это, возможно, дерево мира, это, возможно, дерево единого существа... индивидуальное существо, это может быть... что?

 

            Но совсем без листьев?

 

            То есть мы не видим Агни наверху, и мы не видим Агни внизу: мы видим оранжевое посредине.

 

            Да. Значительная часть. Но ни одного листочка, вот что... потому что на дереве, обычно ожидаешь увидеть листву, даже если нет цветов или фруктов – но ничего, совершенно голое.

 

            То есть, это ещё невидимое, я хочу сказать, голова Агни и ноги Агни ещё невидимы, но голова Агни и ноги Агни извечно там.

 

            Да.

 

            Это то, чего не было ещё на земле, так сказать, это Агни посредине: Агни посредине, именно то, что соединяет голову и ноги. В этом, как раз, тайна и проблема, чтобы ствол с костями и позвонками, или же земное туловище, смогли выносить этот Агни.

 

            Это было очень красивым, вы знаете, этот цвет очень... очень нежный, я бы сказала. И это не был цвет охры, как одежда саньясина.

 

            Охра? Разве нет, это была не охра?

           

            Совсем не как охра одежды саньясина, я всегда нахожу что-то жёсткое в этом цвете – совсем нет, это было очень мягким, как тот пух, который был у вашей двери сегодня после полудня. И любопытно, что вы обнаружили его именно сегодня!

 

            Ну, я не знаю. Но это не имеет ничего общего с пухом, я уверяю тебя (смеётся).

            Это ужасное. Это... это пытка.

            Ну, я ничего не знаю, моя Милая. Это вещь из Вед, которая... Для меня, самое живое на земле, это Веда. Это единственная вещь, которая говорит мне... которая имеет для меня смысл. Естественно, «Веда»: это именно Шри Ауробиндо заставил меня понять Веду. Всё остальное, это их идиотские истории.

 

            Извините меня, что заставила вас говорить.

 

            Пустяки, моя Милая.

 

(Птицы поют)

 

*

Без даты

 

[На клочке бумаги]

 

            Разница с материей маленького тюленя, в том, что он есть, его материя есть то, чем она является. А моя материя стремится к тому, чем она не является  – именно это «не является» молит и страдает.

            Есть нечто такое, что покрывает её и мешает ей быть тем, чем она является.

            Она знает, что есть другая вещь, вот и всё, и она протягивает свои слепые руки через тьму и толщу, которая покрывает и причиняет боль.

 

*

 

 

 

ИЮНЬ

 

 

Хронология мировых событий

 

 

3 июня – Китай: в Пекине, вооруженные силы были отброшены населением, которое поддержало студентов на площади Тянь-Ань-Мынь.

 

                – Иран: Имам Рухолиа Хомейни умер в возрасте 89 лет.

 

                – СССР: в Узбекистане, этнические столкновения узбеков и турков месхетов привели к гибели нескольких человек.

 

4 июня – Китай: в Пекине, демократическое движение студентов подавлено армией, сотни человек убиты.

 

                – Иран: Али Хаменей, глава государства, избран главой революции.

 

                – СССР: железнодорожная катастрофа на Урале спровоцировала взрыв газа вдоль газопровода, около 500 человек погибло.

 

5 июня – Гонконг: массовые убийства в Пекине повлекли за собой панику на Бирже британской колонии.

 

                – Колумбия: каждый день беспризорных детей убивают «военизированные» фанатики.

 

                – США: президент Буш вводит ограниченные санкции против Китая, в частности, временное прекращение продажи вооружения.

 

9 июня – Китай: после 34 дней отсутствия, Ден Сяопин, вновь появился на телевидении, чтобы поздравить генералов, ответственных за военное положение.

 

11 июня – Перу: боевая группа партизанского движения Светлый Путь убила 45 крестьян ударами лопат и другими инструментами в провинции Хуанкавелика.

 

12 июня – Аргентина: президент Рауль Альфонсин объявил о своей отставке в конце месяца.

 

13 июня – Франция: клавесин потерял своего верного служителя, Скотта Росса.

 

17 июня – Китай: агентство «Новый Китай» обвиняет, не называя по имени, генерального секретаря Партии, Цзао Цзиня, в «поддержке мятежников» и заявляет, что «проблема будет решена».

 

21 июня – Шри Ланка: правительство вводит чрезвычайное положение по всей стране.

 

               – Китай: трое приговоренных к смерти, с начала репрессий, были казнены.

 

24 июня – США: в течении 24 часов, на трёх судах, гружённых нефтью, произошли аварии, спровоцировавшие небольшие нефтяные разливы.

 

                   – Иран: 14 продавцов наркотиков были повешены в Тегеране; 50 000 наркоманов были высланы на шесть месяцев в трудовые лагеря.

 

25 июня – Норвегия: пожар на советской атомной подводной лодке в международных водах.

 

28 июня – Китай: новый глава коммунистической партии, Цзян Цземин, вновь подчеркнул, что режим будет «безжалостен» к «заговорщикам».

 

                   – Шри Ланка: правительство и бунтующие тамильцы объявили о заключении соглашения о прекращении военных действий.

 

30 июня – Судан: правительство премьер-министра Садека Эль Махди, обвинённое в том, что оно «потерпело неудачу в управлении страной»,  было свергнуто в результате военного государственного переворота.

 

               

Без даты

 

            Это не жестокое, пока мы находимся в согласии с тюрьмой.

 

 

 

Ночь с 1 на 2 июня 1989

 

            Снова странное видение.

            Я увидел себя в гробу (без крышки), я был очень белый (не знаю, какого возраста) и я говорил себе: «Но я ещё полон сил и бодрости! Надо ускользнуть отсюда».

            Вот всё.

            У меня было ощущение, что для того, чтобы я «ускользнул оттуда», мне следовало прятаться или чтобы меня не видели, как если бы вокруг или поблизости находились «враги».

            Я был мёртв, и я был ещё полон сил…

 

 

2 июня 1989

 

            Проход через смерть. «Скала».

 

 

Ночь со 2 на 3 июня 1989

 

            Забавно! Я встретил Мать, и мы разговаривали о мире. И я говорил ей (как если б она не знала об этом!): «В Китае и в Египте это приходит в движение…» (Почему я упомянул Египет, это странно, потому что там не происходит ничего, кроме… 2563 года назад + 1989 лет = V династия! если только не было связи между Китаем и Амоном-Ра!...). Затем я сказал Матери, в заключении: «Во Франции, они зажиточные и пузатые»!!!

            Это точно.

 

*

 

Полдень

 

            Это неистовство молнии и огня…

 

*

 

            Я не записал, но думаю, что это важное. В ночь с 3 на 4 или с 4 на 5 июня, я увидел чёрный колодец, в который спускалась лестница (которая показалась мне белой), но я не решался спускаться, потому что первые ступени были «плавающими» или расшатанными (не прочными), но затем «это» опускалось само собой, «как лифт» (или «подъёмник»!).

            Мне всегда казалось, что лестница имеет знак сходства с позвоночником – образ позвоночника.

            «Колодец» был совсем чёрный.

            Это «лестница Иакова» наоборот!

 

 

5 июня 1989

 

            Тело подаёт тревожащие знаки (вчера, сегодня).

            Но, если бы я ещё прислушивался и к знакам, не осталось бы больше ничего другого, как пойти и лечь в ящик.

 

*

            В моей спине делается революция.

            Я думаю, что это «последняя веха».

 

 

6 июня 1989

 

            Вот моё убеждение, приобретённое экспериментальным путём к концу этих семи лет операции, «субъектом» которой я являюсь.

Проблема очень трудная, но основная вращается вокруг этой «чувствительности», и я говорил раньше – и говорю это снова – что все ощущения являются ложью и вымыслом смерти, чтобы снова затянуть нас в свои сети. Без этого понимания невозможно идти по этому пути, потому что с первым же шагом смерть навяжет вам очень убедительное ощущение, что… ох-ох-ох… лучше не касаться этого. Сердце даёт сбой – это очень убедительное, мозг готовый закипеть, это очень убедительное – есть тысяча очень убедительных способов в системе смерти, и все убедительные, потому что она царствует с начала времён: «Человек полностью смертен», не так ли, этот старый силлогизм вдалбливают нам с колыбели и он в нашем телесном сознании. НО, если мы поймаем луч другого Солнца, и если мы прицепимся к этому единственному Лучу, вопреки всему, тогда – и именно здесь моё экспериментальное убеждение, я мог бы сказать, моё физическое знание – тогда вас заставят пройти через все знаки и симптомы смерти, и это единственная вещь, единственная сила, которая может заставить вас пройти через старую катастрофу. Все наши ощущения, это вымыслы смерти, чтобы снова затянуть нас в свои сети, и это очевидно, потому что мы находимся в смерти, мы являемся мёртвыми-живыми, значит, все наши ощущения и наши «доказательства» являются ощущениями и доказательствами смерти. Есть только этот единственный Луч, который может заставить нас пройти через эти ужасные и мучительные видимости. Но он МОЖЕТ –  если мы его хотим. Если мы готовы пройти через испытание.

            Таково заключение моего опыта.

            Смерть и боль, это Ложь, через которую надо пройти.

            Этот «луч» другого Солнца находится в глубине нашего телесного сознания, под всеми этими атавистическими покровами. Его надо рас-крыть. В этом весь путь. И если этому следовать неуклонно, это трудно.

            Только этот «урок» долгий и всеобъемлющий. (Всеобъемлющий в теле и на Земле).

            Вероятно, именно это Шри Ауробиндо заключил в одно слово «чары».

 

*

 

Вечер

 

            Индия объявляет трёхдневный «национальный траур» ради этого «великого духовного лидера», Аятоллы… Этот жестокий убийца.

            Индия приводит в отчаяние.

            Именно здесь глубина земной трудности.

 

 

7 июня 1989

 

            Шри Ауробиндо говорил: «твёрже, чем алмаз». Эти Массы твёрже, чем алмаз, углубляются-углубляются-погружаются-погружаются неумолимо через этот телесный Базальт – это Базальт!

            Это такое трудное и невыносимое.

            То ли моё тело как базальт, то ли… земная оболочка, я не знаю?

 

*

 

            Каким-то образом я «понимаю» эти Массы молнии или алмаза, но я не могу понять, как тело может быть таким твёрдым – это невообразимый Базальт. Внешне оно такое же хрупкое, как листок на ветру!

            Но когда «это» прорубается сквозь Базальт, это своего рода пытка для тела. Это не психология: это мускулы, сухожилия, позвонки.

            Можно иметь психологию, объемлющую землю, если мы имеем более широкое сознание, но как можно стать телом всей земли? (очевидно, нет различия между  телом китайца, русского, американца или того же бретонца, но…).

            Может быть, это Стена Лжи смертельна.

            Но тогда вся Земля находится в этом!

            Бывают секунды такие опасные.

            Божественное Могущество, я «понимаю», но могущество этого железного сопротивления, это меня поражает, тогда как я, словно деревянная спичка в этом!

 

*

 

             «Железное сопротивление», это, должно быть, то-что-создаёт-смерть – смерть всего. Как стены концентрационного лагеря создают смерть всего того, что есть внутри.

            (Тогда, одни скажут вам, что смерть случилась по причине тифа, другие скажут, что это сердце или истощение, или… я не знаю что, но фактически, это стены, которые создали смерть). (То есть, вся их медицина и их наука вовсе не знают причины – или они вам скажут «просто»: «Все люди смертны»).

 

 

8 июня 1989

 

            Массы, настолько сильные проходили через мою голову сегодня утром, что я видел двух Шри Ауробиндо, одного над другим (около десяти минут!).

            Тогда, Он разглядел меня хорошо – у него было четыре глаза!

            Забавная жизнь.

            Которая и не жизнь, и не смерть.

 

*

 

            Сегодня после полудня, в конце сорока пяти минут, снова был этот феномен «плавающих Масс» (я должен был бы скорее сказать «плавающей спины»!). Вместо того, чтобы бурить через этот блок железа, Массы прокатывались и проходили волнами почти сквозь эти кости и мускулы, как если бы сопротивление ушло или, как если бы некий слой железа неожиданно был пройден. Но я не продолжал долго, потому что уже к концу часа я слишком устал. Феномен произошёл также 2 июня, но я не записал его, потому что… мы становимся недоверчивыми к мимолётным чудесам[28].

            Но, кажется, что этот феномен появляется снова время от времени. Похоже, меняется именно субстанция тела – во всяком случае, этого железа там больше нет.

            Надо видеть «кривую», как говорила Мать.

 

*

 

            Зия представлял Жестокость, Аятолла представлял Жестокость, и китайцы в основном представляют Жестокость – это то, что уходит.

            Это, в самом деле, последний корень – самый глубокий.

            Божественная «Рука» начала с Зии. Был тот фантастический ураган – я сказал бы, космический.

 

 

9 июня 1989

 

            Это такое раздавливание.

            Как далеко это зайдёт?

 

 

10 июня 1989

 

            Барбье переселился в Китай.

            Когда же этот Ужас выйдет из Земли?

 

*

 

            Единственное спасение, это следующий шаг эволюции – его надо делать!

            Иначе, ещё раз варварство проглотит землю.

            Будет ли Индия избавлена?

 

*

 

The Hindu, 10 июня

Преследование лидеров студентов

Токио, 9 июня

 

... Введя военное положение, власти объявили номера телефонов, призывая население предоставлять информацию о главных членах «контр-революционных бунтов» – официальный термин для лидеров студентов и рабочих, преследуемых военными и полицией. Государственное радио не прекращает распространять номера телефонов, по которым можно связаться с органами общественной безопасности...

 

*

The Hindu, 11 июня

                Главный китайский лидер, Ден Сяопин, пожимает руки офицерам народной Освободительной армии в прошлую пятницу в Пекине, в то время как предыдущий Президент, Ли Хианян (слева), смотрит! По случаю своего первого публичного появления три недели назад, в своей речи перед офицерами, Ден расхваливал военное подавление про-демократического движения.

 

*

 

                Радио Пекина сообщило, что со вчерашнего дня после полудня, официальные лица получили 167 «важных» сообщений по объявленным номерам телефонов, предназначенных для граждан, желающих дать информацию о призывах к общественному волнению.

 

 

*

 

            В точности нацистские методы доноса.

 

 

11 июня 1989

 

            Сегодня после полудня, на протяжении часа, тело извивалось по всякому, как змея в вулкане молнии и огня.

            Это ужасное.

            Я ЗНАЮ, что ЭТО ТЫ.

            Что это Несчастье и Ложь могут измениться.

 

*

 

            Это невозможно, Земля скоро зашевелится.

            Это именно Веда нисходит.

 

*

 

Вечер

 

            Странность, ещё находиться в материальном теле.

            «Земля скоро зашевелится», но это, вероятно, будет не очень приятно…?

            Что собираются делать китайские нацисты?

 

*

 

            «This time, something will be done[29]», сказал Шри Ауробиндо в своей манере говорить, такой сдержанной.

 

 

13 июня 1989 (Ночь с 12 на 13 июня)

 

            Видел что-то странное. Блок чёрно-серого железа геометрической формы, размер которого я не мог бы определить (этот блок казался больше чёрным, чем серым, он был матовым) и этот блок проходил через моё тело (или моё тело проходило через него?). Это могло бы быть раздавливающим, но оно было текучим, немного как молния в массе. Однако, твёрдым! И когда «это» проходило через моё колено (правое) было особенное ощущение, которое я не смог бы описать. Затем, сразу же, словно часть того же видения (или скорее того же факта), я увидел огромный (или очень большой) пылающий костёр или пламенеющий очаг (я не могу оценить больше его размеры, так как не было ориентира) и я ясно видел в этом очаге огромное бревно (или ствол), пламенеющее, как горящие угли (но без пламени, как что-то раскалённое).

            Вот всё. Это «бревно» лежало поперёк очага.

            Это очень походит на то, что происходит.

 

*

 

            То, что Шри Ауробиндо называл «трансформация», это (я думаю) прохождение этой Стены.

            Мне больше нравится слово «трансматериализация»: именно материя переходит на другую сторону (без трупа).

            (Если только другая сторона не охватывает нашу Материю).

            Это и есть «апокалипсис».

 

*

 

            P.S. Когда видим китайцев «за работой», очень хотелось бы сказать себе, что нужен был бы  новый «ледниковый период».

 

*

 

            Это мне напоминает, что в 1946, в правительстве Пондичери, в моём первом письме, которое я писал моему другу детства Жану Наварро (адвокату), я писал ему: «Мы находимся на заре нового ледникового периода»! (приходят забавные вещи под перо! но я вспоминаю об этом снова, более сорока лет спустя! Это меня поразило).

 

 

Ночь с 18 на 19 июня 1989

 

            Встретил Раджива Ганди. Между нами был маленький стол. Я собирался говорить, затем, я сказал ему, проведя рукой по лбу: «Я не знаю больше, что я хотел бы вам сказать» (!) То есть, нет контакта между нами. Затем, когда я повернулся спиной (но я чувствовал своей спиной), он плюнул на землю.

 

*

 

            Это становится всё более и более трудным – неумолимым.

            Похоже, что китайцы в моей спине.

 

*

 

            Если это «последняя веха» для Земли, это должно быть также последней вехой для меня.

 

*

 

            Расплющивание железа.

            Это совершенно «grim foundation stone[30]».

            Продолжается и продолжается.

 

 

Ночь с 19 на 20 июня 1989

 

            Большая подземная тюрьма, как семи-восьми этажное здание (атмосфера лагеря). Я сел в лифт (железный, абсолютно тёмный). Спустился на 6 или 7 этаж вниз, открываю эту железную дверь, чтобы выйти. Я замечаю, что возле меня, в лифте, была «надзирательница» (или я не знаю кто), у которой я заметил только кончик пальца с его ногтем, окрашенным ярко-красной или кроваво-красной эмалью – это всё что я увидел у неё. Я знал, что ниже был ещё этаж – один – но я остановился здесь, чтобы спуститься. Этот кончик пальца «надзирательницы» (точно фаланга) был белым со своим красным ногтем. Как будто указательный палец. Может быть, мне показывали, что я должен низойти туда.

            Это утешительно думать, что остаётся только один этаж.

            А затем… кто знает? свобода… земная?

 

*

 

            Чудесно то, что Они мне показывают. Они наблюдают за мной. Они знают то, что я чувствую.

 

*

 

            Этот «лифт» (или скорее спуск), был точно как колодец шахты.

            Возможно, это тот «главный шлюз»?

 

 

20 июня 1989

 

            Предисловие к Заметкам??

           

            Основной факт жизни, это смерть.

            Однако, мне кажется, что ничего не может быть во вселенной, кроме радости. Творение для смерти и боли, это нелепость.

            И мне кажется настолько очевидным (всё более и более очевидным), что это животное тело, созданное эволюцией и сфабрикованное смертью – бесчисленными смертями – не имеет другого смысла, кроме как найти секрет не-смерти и радости в этом теле, даже происшедшем от смерти.

            Этот смысл, наш вид ещё не нашёл.

            Когда виду не удаётся найти свой смысл, он умирает или разрушается сам по себе.

            Религиозные и научные, мы сбиты с толку.

            Наука и религии сделали нас инвалидами наших собственных средств и нашего собственного секрета, выпроваживая нас на небо или в утилитарную Механику.

            Да, был Сократ.

            Они убили Сократа.

 

 

21 июня 1989

 

Я пытаюсь написать (начать писать) предисловие к этим Заметкам. («Сумерки людей»)

 

 

24 июня 1989

 

            Эта железная судорога снова образуется в моей спине. Я боролся, боролся…

            Мы не знаем больше, что делать.

            Тело молит, чтобы суметь продолжать.

            Здесь, в глубине материи, мы находимся в такой полной темноте. Похоже, что единственную вещь, которую оно способно осознавать, это боль.

 

*

 

            Это настоящий вызов написать это «предисловие» в состоянии, в котором я нахожусь –  я заблуждаюсь? я прав? Суджата говорит мне, что надо «материализовать»… и что после, возможно, я не смогу больше это делать.

            «После»… что?

 

 

27 июня 1989

 

Вечер

 

            Каждый день я готовлюсь к полному разрушению и удивляюсь, вновь обнаруживая себя на ногах.

            Может быть, это разрушение в малой дозе.

 

 

 

 

ИЮЛЬ

 

 

ХРОНОЛОГИЯ МИРОВЫХ СОБЫТИЙ

 

3 июля – Ливан: про-сирийские подразделения сообщают о прекращении военных действий и о снятии наземной блокады, установленной с прошлого марта в христианских регионах; бомбардировки продолжаются.

 

6 июля – Европа: в Страсбурге, Михаил Горбачёв обратился к членам Совета Европы для развития своей концепции «общего дома».

 

                 – Израиль: 14 израильтян погибли в результате аварии автобуса, спровоцированной палестинцем.

 

7 июля – Китай: правительство «энергично» протестует против распространения во французской прессе заявления двух лидеров оппозиции в изгнании, Яна Жаки и Вуера Каихи.

                  – США: Президент Джордж Буш продолжает выступать против переговоров о тактических ядерных вооружениях.

 

11 июля –  Великобритания: в возрасте 82 лет умер Лоренс Оливьер, актёр, игравший преимущественно шекспировские роли.

 

13 июля – Австрия: Абдель Рахман Гхассемлоу, генеральный секретарь демократической партии иранского Курдистана, убит в Вене.

 

14 июля – Малайзия: власти снова отправили в море более 800 вьетнамских «морских беженцев», высадившихся на малайских берегах в течение последних недель.

 

16 июля – Китай: наводнения в провинции Сичуань привели к гибели более 700 человек.

 

               – Австрия: смерть руководителя оркестра Герберта фор Караяна.

 

17 июля – США: первый полёт считающегося невидимым бомбардировщика Б2.

 

19 июля – Франция: Мари-Маделин Фуркад, бывший руководитель сети Союза в Сопротивлении, умер в возрасте 80 лет.

 

20 июля – Франция: пять китайских диссидентов, которым удалось бежать из своей страны, заявили в Париже о создании «демократического фронта» для смещения мирными средствами режима в Пекине.

 

                – США: Джордж Буш дал сигнал к началу возобновления космических исследований. Планета Марс будет целью « в ходе следующего тысячелетия».

 

25 июля –  Италия: в водах Адриатики, ковер липких водорослей, толщиной иногда до десяти сантиметров, мешает насыщению воды кислородом и ставит под угрозу жизнь морской среды.

 

27 июля – Израиль/Ливан: израильская боевая группа на вертолетах похитила, на юге Ливана, религиозного высокопоставленного деятеля про-иранской организации Хезболла, шейха Абдэль Карим Обейда.

 

28 июля – Иран: президент Парламента, Али Акбар Хашеми Рафсанджани, избран президентом Республики с более чем 90% избирательных голосов.

 

               – Канада: два миллиона гектаров леса уничтожены пожарами.

 

29 июля – СССР: через три года после Чернобыльской катастрофы, Парламент Белоруссии рекомендовал эвакуацию 106 000 человек из деревень в зоне заражения.

 

 

 

Ночь с 30 июня на 1 июля 1989

 

            Видел следующее: я сидел у двери своей комнаты, здесь, на ступеньках, и смотрел на маленькую девочку, которая играла (впечатление, что она играла в мяч или в теннис, я не знаю), (словом, она играла). Затем, эта маленькая девочка лет двенадцати, приблизилась ко мне, вся улыбающаяся и с нежностью, которая заставила вибрировать моё сердце – это было таким сладостным и нежным. Я дал ей цветок белого амариллиса, который Мать назвала «превращение». И про себя, я сказал себе: «Слушай, почему я дал ей цветок!?» (Всегда, именно это, совершенно материальное сознание отсюда, видит эти вещи и наблюдает их глазами отсюда!)

            И у меня возникло впечатление, что этой «маленькой девочкой» была Мать.

            (Когда я дал ей тот цветок, присутствовало ощущение, что Суджата стояла позади меня).

            Затем, маленькая девочка увлекла меня в уголок сада, где стояли две высокие стены, образуя угол (однако, в «Конце Земли» нет нигде стен). И она сказала мне совершенно неопровержимым тоном: «Мы посадим здесь большое дерево».

            Про себя я подумал «Но оно разрушит стены!»

            Затем, неожиданно, маленькая девочка ушла, якобы для того, чтобы найти дерево (!) и она была в ослепительном солнце, окутанная (кроме головы и ног, мне кажется) маленьким белым облачком, совсем белым, и я сказал себе про себя «Но это солнце скоро заставит растаять её облако!» И её облик, лицо этой маленькой девочки было таким золотистым, улыбающимся, смеющимся, словом, таким радостным.

            Оно было полным солнца! (как если бы я, в сравнении с этим, был в темноте!)[31]

            Что это за «большое дерево»? которое мы собираемся посадить здесь – где, здесь?

            Если бы она хотела дать мне понять, что речь шла о какой-то стране на Земле (например, об Индии), она объяснила бы мне это иначе – не этот уголок сада, который был словно в «Конце Земли» (но в «моём» саду нет стен!).

            И что это за «стены», которые собираются «разрушиться[32]»?

            (Забавно, именно это материальное сознание наблюдает с двух сторон, как если бы это была одна и та же вещь, с одним и тем же взглядом!)

            (И свойство этих видений в том, что они являются чрезвычайно краткими, как моргание физическим глазом – так что спрашиваешь себя: но послушай, а видел ли я действительно !?)

 

 

3 июля 1989

 

Разговор с Суджатой

 

Ворон, разбрасывающий огонь

Тяжёлый труд С.

Младенец с бессонницами

 

            Вы помните, сегодня утром вы сказали мне, что на крыше был ворон?

 

            Да.

 

            Именно это мне напомнило: я была в кухне и что-то делала, я уже не помню что…

 

            Во сне?

 

            Да. Голова опущена, так как я делала «пароту» или не помню что, и наступали сумерки (как я делаю часто в половине седьмого, может быть, это ещё не ночь, но день уже подходит к концу!), всё было вот таким: полутёмным. И затем, мне послышался шум. Я посмотрела и увидела возле окна две «shadowy figures» [неясные фигуры] – я подумала, что это Х. и У. стояли там, что они забыли свой ключ и просили меня подойти открыть дверь. Но я увидела, что это были не они, это были Бауди и Сумитра.

Тогда я быстро пошла открыть им дверь. Они вошли вдвоём, и мы немного поговорили. И Сумитра почти простёрся к моим ногам, вот так! Тогда я сказала: «Ну что же это такое?!». Я обняла его, и затем Бауди собралась сделать то же самое, я сказала: «Ну что ты , Бауди?! (смеясь) я была так удивлена, потому что Бауди гораздо старше меня: это именно я должна делать пранам, не она! (смеётся)

            Словом, это началось вот так.

            Затем, после, я увидела всю свою семью, которая была там. То есть: Седжда, Раджабхай, Супрабха, Пратип, Прабир – вот, в полном составе. Тогда я сказала: «Но почему вы здесь?» (Это происходило здесь, однако дом не был похожим, кроме начала кухни). Тогда они сказали, что собирались жить в гостинице, но пришли сюда на несколько дней, по какой-то причине. Я сказала: хорошо, надо только спросить Сахиба, согласится ли он, чтобы Бауди, Сумитра, Супрабха остались здесь у нас; а мужчины останутся в гостинице (во всяком случае, не было вопроса, чтобы все остались в доме), и затем я собралась вас искать.

            В этот момент вы вышли от себя: вы только что проснулись, я думала, что вы собирались завтракать, я дала вам еду, и затем, после, я рассказала вам новость (потому что, проснуться вот так, и оказаться перед ними всеми, это не шутки!). Но нет, вы вышли, и вы их увидели (я не знаю того, что произошло), затем вы пошли полоскать рот и т.д.

            И мы, мы находились в большой комнате, с тем, что мы называем «phorash» на полу (кладут коврики, покрытые тканью, что-то вроде этого), мы сидели на них; они выглядели совсем белыми. Были окна, разные окна – это происходило не здесь…

 

            Не «Конец Земли»?

 

            Никакого сходства комнат.

 

            Да.

 

            Это была большая комната, немного выше, а другие находились внизу. Передо мной было какое-то окно. Вдруг, я заметила Бауди, которая пыталась прогнать ворона, находящегося от меня в трёх-четырёх метрах, а Бауди была совсем близко, и она делала пфф! пфф! чтобы прогнать его…

 

            Да.

 

            … а ворон не двигался.

 

            Да.

 

            Абсолютно не двигался, он клевал, вот так. Тогда я сделала движение, как если бы я собиралась бросить что-то, и он улетел. У меня не было ничего, но он улетел.

 

            Да.

 

            И ворон был не чёрный-чёрный, вы знаете: ворон очень упитанный, но немного коричневатый, цвета земли и не блестящий.

 

            Чёрной земли?

 

            Нет-нет, там был оттенок коричневого, но он не был блестящим – вы знаете, какие бывают вороны…

 

            Да.

 

            упитанный, блестящий – совсем нет: немного коричневый, да так. Тогда я прогнала его, и затем он снова вернулся. Потом я увидела его что-то клюющим на ковре (ковёр покрытый сукном, вы знаете?), и он говорил: «Почему мне мешают собирать эти кости…» (он собирал маленькие кусочки костей в свой клюв – полный! Я видела его клюв: совсем полный!), «как я смогу распространять и поджигать?»

            То есть, я поняла, что он собирал эти кости и собирался их повсюду распространять – и именно это создавало огонь.

 

            Странно.

 

            Он был очень рассержен, очевидно, потому что ему мешали собирать здесь эти кости, тогда, взлетев, он уронил кусочек кости, нарочно, на окно – и окно загорелось! Тогда я принялась тушить: и, кажется, мне это удалось, насколько мне помнится.

 

            Да, твои жесты имеют власть.

 

            О!...

 

            Значит, ты потушила?

 

            Да.

 

            И он улетел?

 

            Он улетел – он улетел. И в третий раз он не вернулся.

 

            Ворон, это смерть.

 

            Да.

            Что это может означать? Он собирает кости, он их повсюду разбрасывает и это поджигает вещи – настоящим огнём, я ещё вижу окно с пламенем, красным, голубым, довольно большим пламенем. Но я прошла туда и не знаю, как я это сделала, но я смогла потушить.

 

            Да, ты захотела… это всё.

 

            Ну вот, это всё что я хотела вам рассказать.

 

            Да. Это интересное, это загадочное.

            Но загадочно то, что это произошло возле тебя. И также твоя семья, Бауди, Сумитра… Тогда, что это означает? Это означает… Очевидно, это внешний мир.

 

            Это внешний мир.

 

            Это внешний мир.

            Но он прилетел клевать сюда, всё же, туда где ты была?

 

Да, в ту же самую комнату, он был здесь, и я видела его очень ясно, вы же знаете какие они большие здесь?

 

Да.

 

Не как вороны с равнин, это были вороны отсюда, большие.

 

Да, это смерть.

 

И он собирал… «picking bones» – «picking up bones» [подбирал кости], скорее; маленькие кусочки…

 

… которые лежали на этом белом сукне?

 

Очевидно – очевидно, потому что именно там он клевал.

 

Ну, слушай, я не знаю, об этом стоит подумать.

 

Я не поняла. Я знаю, что как вы говорите, ворон, это средство передвижения, верховое животное Смерти, не так ли…

 

Да.

 

…тогда?

Мне, в самом деле, показалось очень любопытным то, что он говорил, будто он рассеивал это, что он разбрасывал эти кусочки, которые собирал, и именно это создавало огонь! Фактически, улетая, он нам продемонстрировал это.

 

(молчание)

 

Странно.

 

(молчание)

 

В самом начале, когда я начал эту работу, у меня было видение ночью, довольно забавное. Это происходило в то время, когда я должен был пройти через страх смерти в своём теле, не так ли: есть период, когда надо проходить через страх – люди не знают что это такое: это было в начале, в самом начале. И тогда, как-то ночью, я увидел себя на рынке, словно на индийском рынке, и я держал в руке ворона – словно… (мальчишки, которые прогуливаются с обезьянками, а?) и я держал за конец соломенной верёвочки ворона, который был весь обвязан соломой! (Смеясь). Я прогуливался с ним, как с обезьянкой по рынку!! Я обвязал своего ворона!! (долго смеётся)

 

Это не плохо!

 

Он был весь обвязан соломенными жгутами, ты же знаешь, как делают?

 

Да, да!

 

… И я его прогуливал, как прогуливают обезьянку на рынке, ты знаешь! (Сатпрем и Суджата хохочут). Я покончил со своим страхом! (смеётся)

 

Это, в самом деле

 

Да, словом, это в стороне.

То, что ты говоришь, действительно представляет интерес, но я не знаю какой.

 

(молчание)

 

 

            Кости? Что это может означать? Я хорошо знаю свои кости, не так ли! (Сатпрем хохочет).

 

            И это были совсем маленькие, довольно мелкие кусочки и много. Я не знаю, во всяком случае, это не вызвало у меня ощущения человеческих костей!

 

            Очевидно, кости, это самое материальное, самое грубое, самое бессознательное, самое… в животной эволюции: это сам каркас.

 

            Да.

 

 

            Бог знает, что … я это знаю. Именно кости является наиболее бессознательными. И именно они, как раз, остаются после смерти, не так ли?

 

            Да.

 

            Но то что твоя семья была здесь, это меня… Очевидно, это символическое, но я понимаю это, как символ, представляющий внешний мир, не так ли. Всё это, Бауди, Сумитра, они очень милые, но это, действительно, внешний мир. Совершенно.

 

            Да.

 

            Ну, я не знаю, моя Милая.

 

            Но в этой комнате вас не было.

 

            Меня не было там.

            Но над этим стоит подумать. Надо посмотреть, появится ли какой-нибудь смысл.

 

            Нет, я подумала рассказать вам об этом, потому что нашла это очень любопытным!

 

            Ну да, и, очевидно, это имеет смысл. И меня удивило бы, что это имеет смысл…

 

            Такой ограниченный?

 

            … Такой ограниченный и индивидуальный, это меня удивило бы. Это меня удивило бы, прежде всего, потому что ты там, потому что ты была там.

 

            Но, это показалось мне действительно любопытным, вы знаете? ворон здесь и Бауди здесь: ворон не двигался!

 

            Да, она могла фукать сверху, но она не имела никакой власти, и ворон даже не шевелился

 

            Он не шевелился! А я, издали, сделала просто жест, как если бы собралась бросить камень или что-то, и он улетел!

            Тогда, я пока останавливаюсь?

 

            Да, оставь, моя Милая, потому что… я не понимаю.

 

            Да.

 

(Позже)

 

            Этот ворон сказал тебе: «Почему вы мне мешаете», не так ли? Так вот, единственный ответ, который мне приходит: мы мешаем ему поедать смерть – поэтому он собирается разбрасывать повсюду огонь.

 

(молчание)

 

            Мы мешаем ему поедать смерть; мы мешаем ему делать его дело.

 

            Да, это «scavenger» [стервятник].

 

            Мы мешаем ему поедать смерть. Именно эта фраза пришла вот так, прямо: мы мешаем ему поедать смерть, поэтому он собирается разбрасывать повсюду огонь.

            Я не могу тебе сказать больше, это пришло мне вот так. Что означают мои собственные слова, я не знаю.

            Это всё.

            Надо оставить вещи в покое, и затем, посмотрим.

 

            Да.

 

(Позднее)

 

            Но вы знаете, почему я сделала жест, чтобы прогнать ворона?

 

            Нет.

 

            Потому что я немного боялась за Бауди. Бауди приблизилась – не только приблизилась, но она дула, и она дула на ворона не стоя, она присела на корточки. Её лицо было так близко от ворона (который не двигался), что я подумала: «Не собирается ли этот ворон напасть на Бауди», вот почему я сделала этот жест.

 

            Очевидно, Бауди, в как индивидуум (не символически, а такая какая она есть), она находится в неустойчивом состоянии, не так ли; её сердце, её здоровье находятся в слабом состоянии. Да, сразу же, когда ты сказала, что Бауди фукала сверху, сразу же, я сказал себе: «ах…», глядя на личность Бауди – и я хорошо понимал, что её фуканье не имеет никакого эффекта. Но я был бы удивлён, если бы смысл был таким индивидуальным и ограниченным –  возможно, это имело индивидуальный смысл, не так ли,  … Вещи имеют одновременно… – фактически, я не знаю где индивидуальное: всё в связи друг с другом, и каждая вещь есть всё. Поэтому, я удивился бы, что это было просто индивидуальное – может быть, это одновременно индивидуальность Бауди, а также и другая вещь: это тотальное.

 

            Да, потому что меня также удивило то, как разговаривал ворон! Он разговаривал. И то, что он говорил.

 

            «Почему вы мне мешаете?»

 

            И именно таким способом он поджигал; как если бы я видела, вы понимаете, что этот ворон летел над крышами, бросал кусочки и затем дома начинали гореть.

 

            Огонь, это также война, разрушение. На Шри-Ланке, они… Если, действительно, они провозгласили на севере одностороннюю независимость…

 

            Они ещё не провозгласили, они только думают это сделать.

 

            Они думают это сделать.

 

            Именно поэтому они подготавливают своих парней.

 

            Но, если они это делают, это означает войну.

 

            Ну да.

 

            Потому что именно Индия поддерживает это…

 

            Северо-восточный Совет.

 

            Это безумие.

 

            Это безумие. Именно это она делает на протяжении двух лет.

 

            Да, это извращение.

            Если они объявляют одностороннюю независимость, это неизбежно война; Ланка не может сказать: «Ну конечно, мои друзья, будьте независимы», это невозможно, не так ли.

 

            Ну да, это была целая история.

 

            И каковы индийцы – этот сумасшедший, всемирно раздутый Тюрбан, не так ли, он считает себя центром мира, этот человек – и этот сумасшедший их поддерживает: это означает войну.

 

            Но этот Северо-восточный Совет, как они его называют, не отважится ничего делать без поддержки «peace-keeping force» [индийские силы для поддержания мира на севере Шри Ланки], без поддержки этого Тюрбана.

 

            Это, в самом деле, безумное, вся эта история.

 

            Да.

 

            Это безумное. Но какова игра Божественного позади? Потому что оно ведёт вещи, тогда…? Оно ведёт их окольными путями… опасными.

 

(молчание)

 

            Ну, я не знаю, моя Милая. Остаётся только посмотреть, как будут разворачиваться вещи.

 

            Да.

            Они ещё не объявили: они только подготавливают своё объявление, именно поэтому они хватают этих молодых парней в автобусах, на улицах, в поездах, повсюду: они помещают их в лагеря «to indoctrinate» [для их агитации].

 

            Подумать только, что Индия следует методу китайцев! Это невероятно.

 

            Больше нет ничего невероятного, мой милый.

 

            Да. Такая чистка в Индии была бы нужна. Но как, как? Как сделать прочистку, не разрушив всё?

 

            Не говоря даже о министре Обороны, даже армия, командующий армией, протестует?

 

            Они не могут.

            С некоторых пор я тебе повторяю: если бы один из этих пилотов был немного поумнее, он полетел бы бросить бомбу на итальянцев и на своего Тюрбана (смеётся), это было бы неплохо!

            Словом, это в качестве шутки, не так ли.

            Ладно.

 

(пауза)

 

            Я должна сказать, что эти три сна, которые у меня были один за другим…

 

            Какие сны?

 

            Этот, с вороном.

 

            Да.

 

            Предыдущей ночью, я видела С., которая вскапывала атриум[33], как говорят?

 

            Ах да, в том тамильском доме.

 

            В том тамильском доме.

 

            Патио внутри, какие бывают в тамильских домах.

 

            Говорят патио? Да, центр свободен, как квадратный

 

            Вокруг колоны и затем…

 

            И С. всё это вскопала, ставя всё в ряд, сажая и т.д., она проделала большую работу там.

 

            Да.

 

            А Л., который был в комнате, сидел за столом (деревянный стол кассы, к тому же!) перед окном с железной решёткой – вы же знаете, как это выглядит?

 

            Да.

 

            И комната была довольно тёмная, я должна сказать, как тамильские комнаты

 

            Да. Л. в клетке. (Суджата смеётся)

 

            И он наблюдал – физически, он не принимал участия в работе С.

 

            Да.

 

            Я смотрела на всё то, что она сделала и, в самом деле, я была изумлена; я нашла, что она хорошо потрудилась. И в этот момент пришли вы, вы посмотрели, и нашли, что эстетически это не было совсем то! (Сатпрем и Суджата хохочут)

 

            Это меня не удивляет!

 

            И вот, я видела С., не так ли, она, действительно, физически вскопала, и её лицо было немного красным, чувствовалось, что она вся потная и т.д. И когда вы нашли, что это не так, вы начали сами поднимать горшки с растениями и ставить их на веранду (Суджата долго смеётся)…

 

            В другом порядке!

 

            Я не знаю как, потому что я подумала, что она всё посадила в землю, и, однако, вам удавалось находить горшки! И большие горшки, вы знаете, полные земли, с маленьким кустиком, стало быть, очень тяжёлые – и вы носили их! И затем, были двое тамильских юношей, особенно один, который не делал абсолютно ничего; я была очень рассержена, и вы же знаете, как я могу сердиться, тогда я сказала: «Но что ты делаешь! Почему ты не помогаешь?!» (Суджата смеётся)

            А я, я не знаю, обычно я очень активная, физически; я имею в виду эти вещи, как только я вижу [когда необходимо что-то сделать], я делаю; но здесь, по какой-то причине, я не знаю какой, мне было запрещено касаться, участвовать физически.

 

            Да. Это именно я должен касаться.

 

            Это именно вы делали.

            Но как?! Я была совершенно… я говорила себе: вот это Дум! (Суджата и Сатпрем смеются)

 

            Ну, я не знаю.

            Но какое отношение это имеет к … [сну с вороном]?

 

            Нет, и затем то, что я увидела днём раньше, я вам рассказывала?

 

            Какой, что?

 

            Вы помните, тот ребёнок?...  Я была в своей кровати…

 

            Ах! да…

 

            большая кровать, очень красивая, навевающая сон, и затем я увидела кого-то, одетого в голубое, кто привёл маленького ребёнка, одетого во всё белое, очень красивый ребёнок, с очень светлой кожей – но, однако, возможно, не совсем западный. Тогда (это должно быть мать?), мать оставила ребёнка со мной, потому что она пошла куда-то, и ребёнок, который лежал рядом со мной, сказал мне: «Я не могу спать». У него была словно бессонница (смеясь), ребёнку три года и бессонница! Я не поняла, я сказала: «Но это очень легко: тебе надо только войти в Мать!» – «Но это займёт много времени», ответил он мне. Я сказала: «Нет, я не могу тебе сказать, что это делается за несколько секунд, но не больше полминуты!» (Сатпрем и Суджата хохочут) «Сначала, ты входишь немного, и затем, через несколько минут, ты полностью исчезаешь в Матери». И говоря об этом,  было так, как если бы я делала это сама, также легко. И я не шутила! Это было для меня что-то совершенно… (смеётся).

 

            Нормальное.

 

            Да! Я сказала: «Именно таким образом мы спим!». Вот это, мне очень понравилось.

 

            И что же означает этот ребёнок также?

 

            Я не знаю.

            Вот.

 

            Но какую связь ты видишь между тремя?

 

            Нет, я хотела сказать, что из этих трёх снов, которые у меня были один за другим, первый понравился мне больше всего.

 

            О! он милый, да, определённо. Но что означает этот ребёнок?

 

            Я понятия не имею!

 

            Это была девочка или мальчик, ты не знаешь?

 

            Девочка – какая-то девочка, это было ясно. И одета полностью в белое.

 

            Ты говоришь, три года?

 

            Может быть; возможно, даже меньше, два с половиной, три года, я не могу сказать. Очень маленькая.

 

            Новое Существо?

 

            Но зачем новое Существо имело бы бессонницу?! (Суджата хохочет)

 

            (Смеясь) Слушай! Видя сумерки нынешнего мира, хочется скорее спать, чем смотреть на всё это!

 

            Ну да! Но у неё, у неё была бессонница!

 

            Это ей мешало спать, может быть!

 

            (Хохочет) У вас на всё находится ответ! (Сатпрем и Суджата хохочут)

 

            В нашем полностью сумасшедшем мире, у неё, в самом деле, было бы желание заснуть! и проснуться, когда это закончится!

 

            Ну да – именно это я ей предложила! Как Мать, а?

 

            Да.

 

            Ну вот, мой милый. Сегодня у нас что? 3 июля?

 

            Да.

 

            Хорошо, давайте остановимся.

 

            Да. Давай-ка отдохнём.

 

(Пение птиц)

 

 

 

 

4 июля 1989

 

            Молния погружается всё глубже и глубже.

 

 

5 июля 1989

 

            После завтрака, я лёг на свою кровать, я не спал, и я, у кого никогда не было видений в бодрствующем состоянии, вздрогнул, потому что на мгновение, только чтобы успеть заметить это, я увидел белую руку, которая разжималась, роняя горсть маленьких бело-кремовых камешков (слегка золотистых или тёплых, кремовых) и эти камешки (с несколькими жёлтыми ракушками, я думаю), падая, одновременно наполняли или заканчивали наполнять маленький горшок мёда, наподобие тех, которые мне дала Мишелина. Тогда я понял, что это была Мать, и одним махом она отсчитала мои главы VII и VIII «Сумерков» (я не знал, сколько было глав, я совсем ничего не знал, я заканчивал VI). Это были мои «знаки на пути»!! Мать отсчитала мои знаки на пути! Это мило.

 

 

6 июля 1989

 

            Скорости ужасные.

 

 

7 июля 1989

 

            Я закончил эти Сумерки людей[34].

            ОМ.

 

*

 

            Франция дала приют китайским «контр-революционерам» и заслужила гнев господина Ли-Пена. Я рад за Францию – наконец-то! Эта традиция не мёртва.

 

 

10 июля 1989

 

            Моя Милая заставила меня прочесть эти две строчки из Шри Ауробиндо. Это чудесное! Он сказал всё в двух строчках!

 

            « Wake not heaven’s Lightning from its slumber’s lair

            To clothe thee with the anguish of its robe».

 

(The Fire King and the Messenger)

 

                                                                                                   (перевод)

 

            «Не пробуждай Молнию небес из её логова сна