логотип

 

ЗАМЕТКИ АПОКАЛИПСИСА

 

Всемирная Энциклопедия, том 2

____________________________________

АПОКАЛИПТИЧЕСКИЙ

  (ЛИТЕРАТУРНОЕ)

____________________________________

В современном сознании слово «апокалипсис» вызывает представление о катастрофе мирового масштаба. В действительности, это транскрипция греческого apokaluyiV, которое означает просто «обнажение», «раскрытие». Малоупотребимое в мирском греческом, оно довольно часто появляется в Септуагинте[1], переводе Библии, где обозначает «обнажение» в смысле материальном, но в-основном употребляется в иносказательном смысле, как «раскрытие» тайн человеческих или божественных.

 

ТОГО ЖЕ АВТОРА

 

Издательство Робер Лаффон

 

Телом Земли или Саньясин, роман (1974)

Мать, эссе (1977)

1. Божественный Материализм,

2. Новый Вид,

3. Мутация смерти

Гринго, повесть (1980)

Семь дней в Индии с Сатпремом (1981)

интервью Фредерика де Товарницки

Разум клеток, эссе (1981)

Бунт Земли, эссе (1990)

Эволюция II, эссе (1992)

Письма Непокорного, переписка (2 тома, 1994)

Трагедия Земли — от Софокла до Шри Ауробиндо, эссе (1995)

Ключ к Сказкам, повесть (1998)

Легенда Будущего, эссе (2000)

Воспоминания Патагонца, повесть (2002)

 

Издательство Seuil

 

Золотоискатель, роман (1960 распродан)

 

Издательство Buchet/Chastel

 

Шри Ауробиндо или Путешествие Сознания, эссе (1964)

На Пути к Сверхчеловечеству, эссе (1974)

 

Институт Эволюционных Исследований

 

АГЕНДА МАТЕРИ, 1951-1973

 

Бортовой журнал необычайного исследования Матери в клеточном сознании тела, собранный Сатпремом, её свидетелем и доверенным лицом. Тринадцать томов, двадцать три года исследований, пересекающихся с современными теориями физики материи: возможно, ключ перехода человека к следующему виду.

 

Великий Смысл / Шри Ауробиндо и Будущее Земли (1991)

Веда и человеческое предназначение, (1992)

Неандерталец наблюдает, (1999)

Заметки Апокалипсиса, тома с 1 (1999) по 7 (2007)

Птица Доэл, поэтическое эссе (2008)

Сатпрем

 

 

 

Заметки

Апокалипсиса

 

 

том 10

 

1990

 

 

U

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Институт Эволюционных Исследований


Институт Эволюционных Исследований, 2013.

 ISBN 978-2-3585-4063-6

 

 

 

Если вы хотите быть в курсе публикаций (напечатанных и готовящихся к печати), распространяемых этим издательством, пожалуйста, обращайтесь по адресу:

 

Institut de Recherches Évolutives

27, rue Denfert-Rochereau, 14780 Lion/Mer, France

 

email: ire-agenda@wanadoo.fr

Site Internet: http://www.ire-miraditi.org/

 

Суджате

 

с которой мы

шаг за шагом

преодолели эти тяжкие испытания, находя поддержку лишь в

нашей любви к Матери

и нашем отчаянном

стремлении полностью отдаться продолжению

Их Работы

 

U

 

и раскрыть

ужасную и

чудесную Тайну

жизни на земле

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Январь

 

 

Хронология мировых событий

 

2 января                — СССР: «экстремистские элементы» Азербайджана организуют акции «дестабилизации» и провозглашают свободу передвижения между СССР и Ираном.

                              — Испания: разлив нефти из танкера возле берегов Тенерифе.

                              — Пакистан: железнодорожное столкновение вблизи Суккура привело к смерти 285 человек; это самая серьёзная железнодорожная катастрофа за историю страны.

 

3 января                — ГДР: в Восточном Берлине несколько десятков тысяч человек вышли на демонстрацию, призывая SED осудить рост числа неонацистских инцидентов.

 

4 января                — Панама: генерал Норьега сдался американским военным силам и будет отдан под суд в Соединённых Штатах за торговлю наркотиками.

 

8 января                — ГДР: работа круглого стола между властью и оппозицией приостановлена, десятки тысяч манифестантов, особенно в Лейпциге, критикуют жестокость правления коммунистов.

 

14 января              — Монголия: на улицах столицы Улан-Батор несколько десятков тысяч человек вышли на манифестацию против монополии Народной Революционной Партии.

 

15 января              — СССР: антиармянские погромы в Баку, столице Азербайджана, привели к смерти 34 человек. В ответ на призыв о помощи армян советское государство посылает в регион войска для подкрепления.

                              — Болгария: Национальная Ассамблея отменяет 1 статью Конституции о роли коммунистической Партии в управлении страной.

 

16 января              — СССР: Армения и Азербайджан находятся практически в состоянии войны: для прекращения межэтнических столкновений вмешалась Красная Армия.

 

18 января              — США: Американское Астрономическое Общество объявило об открытии гигантской небесной структуры, которая, словно чудовищный магнит, притягивает окружающие её галактики, препятствуя расширению вселенной.

 

19 января              — Индия: правительство берёт под контроль штат Кашмир.

                              — Португалия: нефтяной разлив протяжённостью 20 км угрожает архипелагу Мадейра.

 

26 января              — ООН: 60 стран подписали конвенцию о правах детей.

 

27 января              — Югославия: в Косово по меньшей мере двенадцать погибших в результате жестоких столкновений между полицией и манифестантами албанского происхождения.

                              — Либерия: на северо-востоке страны продолжаются бои между армией и группами повстанцев. Продолжается приток беженцев в Гвинею и Берег Слоновой Кости.

                              — Судан: население юга страны снова под угрозой голода, глава военной хунты блокирует продовольственные перевозки, организованные иностранным посольством.

 

30 января              — Ирак: операция, проведённая вооружёнными силами на юге страны, привела к огромному количеству жертв среди гражданского населения.

 

31 января              — Ливан: в Бейруте столкновения между солдатами генерала Ауна и христианскими ополченцами Ливанских Сил.

 

 

2 января 1990

 

Столь отчаянная битва.

«My gaping wounds are a thousand and one*

*

Может быть, нужно достичь нужной температуры, и тогда Всё расплавится.

 

*

Вечер

 

Временами всё становится настолько жестоким, что хочется кричать.

«This world was built by cruelty**...» Именно её наиболее трудно выдержать, когда прикасаешься к этому.

Она вызывает телесное желание самоуничтожиться, но самоуничтожение не аннулирует этого Ужаса — НУЖНО, чтобы он исчез. Если только он сможет исчезнуть хотя бы в одном теле, может быть, тогда он весь растворится?

Невозможно хотеть этого для одного себя, предпочтёшь тысячу раз умереть.

(Две или три ночи назад я бежал по подземелью и вдруг встретил некую форму, похожую на Карла.) (Как будто он хотел преградить мне дорогу.) (У него были те же самые обвисшие плечи и массивное телосложение зверя.) (Должен сказать, он не выглядел агрессивным: его просто поставили там.) (Как зверя.)

Именно это создаёт смерть.

Смерть — лишь следствие этого.

*

Это так, не правда ли, желание умереть — оно столь оскорбительное.

И не нужное.

*

О, Господь, что за наказание.

 

U

3 января 1990

 

«Движение птицы».

Возможно, это способ.

Спасибо, Господь.

 

U

4 января 1990

 

(Море нефти на побережье Марокко.)

Я всё больше и больше убеждаюсь, что человечеству нужна катастрофа, потому что они не прекратят рожать детей, они не прекратят опустошать Землю, они не прекратят отравлять и заражать её — нужно что-то, что прекратит всё это. Земля больше не может терпеть это варварское порождение. Они слишком тяжелы для неё.

*

Все их «революции» в Восточной Европе — это революции ради Жратвы. Все они хотят жрать.

Я нахожу весьма знаковым этот нефтяной разлив у берегов Марокко. Они хотят набивать животы. И ничто не устоит перед их прожорливостью, ни океаны, ни Гималаи.

*

Нет никакого «способа»! Единственный способ — двигаться от одной секунды к другой, и каждая последующая секунда не похожа на предыдущую.

Единственной постоянной вещью остаётся фантастическое — невообразимое — возрастание этой «молнии». И как остаёшься жив? Не знаю.

П.С. Очевидно, что рыба, превращаясь в амфибию, должно быть, говорила: становится всё больше и больше солнца!

 

U

6 января 1990

 

Информационный Бюллетень BBC

 

Китай

340 миллионов женщин в репродуктивном возрасте.

 

U

7 января 1990

 

До такой степени, что я задаюсь вопросом, не собирается ли измениться атомный состав тела.

*

Окружающий мир: он больше не эволюционирует, он революционирует.

*

Молния прорубается, словно топором.

Возможно, это и есть «меч Калки»...

Сегодня вечером Суджата прочла мне отрывок из Шри Ауробиндо, написанный между 1916-1920.

 

«I take it that a closer system of international life is sooner or later inevitable because it is a necessary outcome of modern conditions, of the now much closer relations and interactions of the life of the human race, and the only alternative is increasing trouble, disorder and ultimate chaos. But this inevitable development may take, according to the way and principle we follow, a better or a worse turn. It may come in the form of a mechanical and oppressive system as false and defective as the industrial civilization of Europe which in its inflated and monstrous course brought about the present wreck, or it may come in the form and healthy movement of a sounder shaping force which can be made the basis or at least the starting-point for a still greater and more beneficial human progress. No system indeed by its own force can bring about the change that humanity really needs; for than can only come by its growth into the firmly realised possibilities of its own higher nature, and this growth depends on an inner and not an outer change. But outer changes may at least prepare favourable conditions for that more real amelioration, – or not the contrary they may lead to such conditions that the sword of Kalki can alone purify the earth from the burden of an obstinately Asuric humanity. The choice lies with the race itself; for as it sows, so shall it reap the fruit of its Karma.»

War and self-determination

(«A League of Nations»)

p. 634-635

 

(перевод)

 

«Я считаю, что более тесная система международной жизни так или иначе неизбежна, поскольку она является необходимым результатом современных условий, гораздо более тесных отношений и взаимодействий в жизни человечества; и единственная альтернатива ей — нарастающие проблемы, беспорядок и окончательный хаос.

Но это неизбежное развитие может принять, в зависимости от пути и принципа, которому мы следуем, лучший или худший оборот.

Оно может прийти в форме механической и репрессивной системы, столь же ложной и ущербной, как индустриальная цивилизация Европы, которая своим раздутым и чудовищным ходом привела к нынешнему крушению; или оно может прийти в форме и здоровом движении более доброкачественной формирующей силы, которая может стать основой или, по крайней мере, отправной точкой для ещё большего и более благотворного человеческого прогресса.

Безусловно, никакая система своими собственными силами не может привести к изменениям, в которых действительно нуждается человечество; ибо они могут прийти только путём его роста в направлении прочно реализованных возможностей своей высшей природы, и этот рост зависит от внутреннего, а не внешнего изменения.

Но внешние изменения могут по крайней мере подготовить благоприятные условия для этого более истинного улучшения, – или, наоборот, они могут привести к таким условиям, в которых лишь меч Калки будет способен очистить землю от бремени упрямого Асурического человечества. Выбор за самой расой, ибо как она посеет, так и пожнёт плоды своей Кармы.»

Война и Самоопределение

(«Лига Наций»)

стр. 634-635

U

 

8 января 1990

 

Сгибать колени

на вдохе

(одновременно)

Очень важно.

 

U

9 января 1990

 

Видение Суджаты (1973): Мать плачет: I have lost him... I have lost him... [Я потеряла его... я потеряла его...]

Это душераздирающе.

Спустя шестнадцать лет всё ещё не исчерпана мера жестокости того, что произошло.

И вся эта клевета про меня, которую они бросали Матери, чтобы изолировать Её от меня или отделить меня от Неё... Невозможно представить себе ничего более отвратительного.

Если не считать гестапо, я не знаю ничего более гнусного, чем эти ашрамиты.

*

Почему Суджата увидела это сейчас?

 

Беседа с Суджатой

 

Мать плачет: «I have lost him»

 

Итак, я тебя слушаю.

 

Это пришло к утру между 3:40 и 4:15. Я не знаю, что произошло, я уже не помню начало, но речь шла о том, чтобы навестить Мать. Там были бумаги, дела, которые нужно было решить, мы должны были задать вопросы Матери, чтобы она привела всё это в порядок.

 

«Мы», кто «мы»?

 

Сейчас я говорю «мы», потому что я была там и вы были там, а также другие люди, такие, как Р, С...

 

А...!

 

... и сейчас уже не помню, кто ещё. Поэтому я сказала «мы».

Вы там сидели на стуле, и мы были заняты бумагами, досье и т. д.; мы разгребали всё это, чтобы задать минимум вопросов.

Я находилась на веранде (я пропущу то, что происходило на веранде, поскольку это неинтересно), затем мы поднялись. Там было что-то вроде прихожей, полагаю, где находились все люди, были столы, стулья, а вы оставались всё время спокойным, и именно мы занимались этим (бумагами, которых было не найти и т. д.)

Наконец, не знаю, почему, я вошла в другую комнату. И там увидела Мать. Она сидела в маленьком кресле, и она была очень худой, тоже очень маленькой, очень худой. Я встала на колени перед ней. Затем она спросила, есть ли какие-нибудь новости о вас: где вы были — я ответила: он рядом. Тогда у Матери появились слёзы на глазах, она стала говорить: «В последний раз, когда он приходил, никто меня не предупредил; I lost him, I lost him». И она плакала. И как раз в этот момент, в этот раз, вы не стали ждать, что вас позовут к Матери, но вы сами зашли. И вы склонились над Матерью, вы положили свои руки на её руки, лежащие на кресле, вы склонились над ней, пытаясь успокоить (потому что Мать плакала), я всё это время стояла на коленях на полу, и я заметила, что на вас были только голубые брюки, а ваш торс был обнажён. Обнажённый торс и брюки (длинные, это были не шорты), длинные и голубые.

Вот, это всё, что я видела.

 

Ну да, после изолирования Матери я отчаянно пытался обратиться к Андре Мориссе, к... как её зовут? её имя? женщины, которая обслуживала?

 

Кумуд?

 

Нет, другая.

 

Васудха.

 

К Васудхе. Через самых разных людей я пытался сказать Матери: «Сатпрем здесь.» Просто сказать ей это. А они никогда не передавали мои сообщения. И не просто никогда не передавали, но однажды у меня было видение с Андре, видение того, что он сделал с моей последней запиской, которую я передал Матери. Он ПОДТЁР ею задницу!

 

Пфф...

 

Мне это показали! Я написал её на маленькой розовой бумаге, для Матери, не правда ли, чтобы сказать ей: «Я здесь.»

 

Да.

 

И я сказал Андре: «Передайте это Матери.»

 

Да. Мы поняли слишком поздно, кто такой Андре.

 

А потом я увидел, в уборной, эту розовую бумагу (запах был, кстати, отвратительный), эту розовую бумагу, там, в уборной Андре Мориссе.

 

Пфф...! Пфф...!

 

«I lost him» — ну, да, все они создали преграду, ВСЕ они.

(молчание)

ВСЕ они препятствовали.

Даже те, кто должен был помогать; они препятствовали.

 

Да, да.

 

О! Я не знаю, почему...

 

Не знаю, почему я видела [это]. Мать действительно плакала, почти рыдала.

 

Да, ты должна была видеть то, что происходило, так ведь.

 

Да.

 

А! они все были жестоки, так ведь.

 

О, да! Они полагали, что были жестоки с вами, но фактически, они были жестоки с Матерью.

 

Я был единственной связью, так ведь! Не было двух, была лишь единственная связь.

 

Да. Да.

 

Я был её единственной связью с миром.

С миром и работой для мира. Ну что же, они обрезали её.

ВСЕ они.

Все эти Нолини, эти... ВСЕ! Все они делали всё для того, чтобы ничего от меня не проникло к ней — не только моя невозможность прийти к ней, но чтобы ничего от меня не проникло к ней. Тогда я шёл в каньоны, поворачивался в сторону комнаты Матери и призывал её.

(молчание)

И там я звал... безуспешно.

Все они. И Пурна, и... — любой, любой из них, они все создали преграду. Эти подлецы.

Жестоко, да!

(молчание)

Я был единственной нитью, не так ли, которая...

 

Которая удерживала её.

 

Удерживала её.

(молчание)

Моя розовая записка Матери, я её помню. Я дал её Андре Мориссе, умоляя его (Сатпрем плачет). Я просил: «Отдайте-отдайте ей это»... А потом в ту же ночь мне показали, что он сделал с моей розовой запиской.

(молчание)

Ладно, послушай, всё это безрадостно. Стоило бы лучше...

 

Я лишь не понимаю, почему у вас был обнажённый торс?

 

Обнажённый?

 

То есть, на верхней части вашего тела не было одежды.

 

Да, я был ободран.

 

Ободран.

Да, Мать действительно рыдала. Она говорила: «Никто не предупредил меня о том, что он был здесь», и...

 

«I have lost him»...

 

«I have lost him»... Она сказала это по-английски, я не знаю... Она говорила по-французски, а эти слова сказала по-английски, «I have lost him». И в этот раз вы не стали дожидаться, пока вас пригласят. Потому что Мать закончила, и я была последней...

 

Но я не раз думал о том, чтобы силой прорваться к ней. А потом говорил себе: это приведёт к... Пранаб разгневается, и в итоге всё свалится на Мать.

 

Ну да.

 

Я пытался придумать хоть какую-то возможность — а не было никакой возможности. Потому что он воспользовался бы всем, чем угодно, чтобы свалить это на Мать и... убить её.

 

Да. Именно.

Мы не понимали, что он хотел убить Мать.

 

А! я хорошо это понимал, что если я сделаю хоть малейшую вещь, всё свалится именно на неё.

Тот знаменитый день 5 мая, я помню, не так ли, гнев Пранаба, когда я невинно, без всякого злого умысла, сказал Матери: «Ты должна меньше контактировать с теми людьми, которые только и делают, что изливают на тебя свой яд.» Не правда ли, я сказал это невинно. Она мне ответила: «Да, скажи это Пранабу» — потому что она не осмеливалась сказать. Тогда я сказал Пранабу — ты видела, какой гнев это вызвало? Я видел его, не правда ли, сидя, одним коленом на полу, КАКОВО! вот так (Сатпрем резко ударяет руками по коленям) — этот ЗВЕРЬ.

 

Действительно, зверь.

 

И я увидел, что всё это свалилось на Мать; и Мать, белая и безмолвная.

 

Ох! да!

 

В тот день я понял. Я это понял, в тот день. Кулак на его колене, вот так, а! и его гитлеровская тирада. Он обращался к толпе.

 

Да. Там была толпа, не правда ли!

 

Да. Это был гитлеровец, человек, который там был.

(долгое молчание)

Всё это было гнусно. Это было подло. Они все были подлыми.

Жестокая подлость.

А потом Мориссе пошёл, чтобы сказать людям: «Готовьтесь к уходу Матери.» Ты помнишь Прадйота, когда он пришёл встретиться со мной и сказал: «Но Андре Мориссе сообщил, что нужно готовиться к уходу Матери»?

 

Именно Пранаб сказал это.

 

Да, да, именно Пранаб сказал это Прадйоту.

 

Да-да.

 

«Готовьтесь к уходу Матери.» Тогда Прадйот пошёл к Андре Мориссе, и Андре Мориссе сказал ему: «Ну да, он прав, нужно готовиться.» И тогда Прадйот пришёл ко мне. И я был потрясён.

 

Да. Да.

 

Я возразил. Я сказал: «Но это ложь!»

 

Да.

 

Они ВСЕ хотели, чтобы она умерла.

(молчание)

 

Но я не видела рядом с Матерью ни этого Пранаба, ни этой Кумуд, были другие люди, немного поодаль, но рядом с Матерью, рядом с местом, где она сидела, не было никого.

 

Не было никого, потому что она никогда не смогла бы сказать, если бы там был Пранаб и все эти люди, она никогда не смогла бы сказать: «I have lost him»!

Она не смогла бы сказать.

(молчание)

И там, в каньонах... я кричал! повернувшись к комнате (Сатпрем плачет), я кричал! Я воображал, что она могла бы меня позвать — она не могла.

(молчание)

 

Но Мать, должно быть, также хранила в себе эту боль... Почему я увидела это вот так? Она плакала и рыдала; Она говорила: «Никто не предупредил меня, что он был здесь, никто не предупредил меня, что он был здесь.» Она плакала, а потом начала рыдать, и она говорила: «I lost him, I lost him» - и как раз в этот момент пришли вы, вбежали. И [вы] склонились над ней, чтобы успокоить. Я не знаю...

(Долгое молчание

Сатпрем молча плачет)

 

О!

О! Что мы... Через какую жестокость мне пришлось пройти в этой жизни.

И через какую жестокость пришлось пройти Ей.

(молчание)

И тот тип, утром 18 ноября, я был там — ошеломлённый, перед этим телом, которое я бы не... (Сатпрем больше не может говорить) — я не верил! (Плача) И тот тип, который позвал меня, чтобы я перевёл его послание по случаю смерти Матери! «This body was not meant...» [«Это тело не было предназначено...»] «Переведи это на французский»! Я пробыл там пять минут, перед этим... перед Нею.

 

Вы знаете, я сказала, что пропущу то, что происходило на веранде: так вот, там был он, Нолини.

 

Да.

 

Он лежал на цементе, и он говорил, что само тело было наполнено болью.

 

Само его тело?

 

Само его тело. Он сам страдал от боли. Именно это я...

 

Разумеется!

Эти люди поняли, когда было слишком поздно. Они поняли, когда ушли на другую сторону.

 

Да.

(молчание)

 

Да, это... ужас, всё это. Это ужас.

 

А! да! Простите меня, но я рассказала вам то, что видела. Я могла бы ничего не говорить — но что поделаешь?

(молчание)

 

Да. Довольно об этом.

(молчание)

Но я снова и снова вижу себя в этих каньонах. Как я смотрел и думал: «Вон там, в том направлении её комната.» А потом я сидел там, я кричал Матери. Я думал: Она меня услыш... (Сатпрем плачет и не может говорить) Она меня услышит! В конце концов, Она меня услышит!

 

Но я помню, даже 17-го вечером мы стояли прислонившись к стене вашей комнаты на веранде, и вы сказали, что Мать обязательно пройдёт через это, что это был период, когда она прекратила принимать пищу.

(молчание)

 

Да, я думал: она прекратит принимать пищу, всё это общение со старым видом, и совершит переход. Но... ты видишь: не прошло и часа, как она ушла внутрь, а они уже приготовились спустить её вниз.

 

А, да! А, да!

 

И швырнуть её, как... на съедение... Воистину, то, что они сделали, это низость. Они все были заодно...

Ладно, пора нам...

 

*

Вечер

 

Мне пришла на ум слегка ужасающая мысль: а что если они имели жестокость сказать Матери: «Сатпрем ушёл»? (Но в подлой манере ашрамитов: «С. покинул Пондичерри» — естественно, я ведь был в Нанданаме.)

Это было бы слишком ужасающей жестокостью.

Тем не менее, это возможно?

Они были способны на всё. Не имея мужества на настоящее убийство.

Безукоризненные убийцы в белом.

 

U

10 января 1990

 

(Кашмир) Эти мусульмане, сначала они вторгаются, затем размножаются, как крысы, а затем провозглашают: это наша исламская страна, и мы развяжем священную войну.

Мусульмане или китайцы — я не знаю, какое из этих человеческих бедствий хуже.

Индия окружена и захвачена.

Всё это должно быть взорвано перед тем, как новый мир станет возможным.

Мать говорила: «Над Индией водоворот сил.»

В этом и состоит вопрос Земли.

*

Взрыв не за горами.

 

U

11 января 1990

 

Это невообразимо ужасно.

 

*

Вечер

 

Присутствуют все трудности смерти без самой смерти.

 

U

12 января 1990

 

Получил первый экземпляр «Бунта Земли».

День рождения Вивекананды.

 

U

13 января 1990

 

Ощущаешь себя настолько лишённым всего.

Не знаешь, что делать.

И всё же «по логике» (!) способ изобретается в процессе прохождения сквозь это не-знаешь-что-делать...?

Если бы мы знали, что делать, это было бы уже сделано!

 

U

15 января 1990

 

Это для Тебя

и благодаря любви к Тебе.

Такими финальными словами я хотел бы закончить написанное и сказанное.

 

U

16 января 1990

 

Тело — канал.

 

U

19 января 1990

 

Это определённо «Час Бога».

И секунда Бога.

Гребень волны, готовой обрушиться.

 

U

Ночь 21-22 января 1990

 

(«Обрывки видений»)

Сегодня утром при пробуждении мне показалось, что я слышал — «война», «грядёт война» (?)

 

U

21 января 1990

 

Сегодня ночью (с 20 на 21) снова, едва заснув, попал в бурю или в циклон, бушующий с адским грохотом. Во сне я поднялся, чтобы посмотреть в окно, и увидел ствол эвкалипта, скрученный и согнувшийся под ветром. В особенности этот адский шум. Я опасался, не упадут ли большие деревья, растущие выше Края Земли, на комнату Суджаты. Я проснулся: полная тишина.

Но в ночь с 29 на 30 декабря в своих «обрывках видений» я записал похожий случай. Это произошло меньше месяца назад. Он повторяется. Вот моя запись: «Сегодня ночью, когда я лёг, я не заметил, что был во сне, и был уверен, что полностью проснулся, и я моментально был вовлечён в бурю, яростный ветер, словно в циклоне, я опасался, как бы деревья не упали на дом, и это было столь конкретным, столь физическим, что я полагал, что всё ещё бодрствую. Как только я по-настоящему проснулся, то был крайне удивлён, когда заметил, что спал, а также полной тишиной, царящей в доме... Что происходит (или произойдёт) в воздухе? (Это напомнило мне тот яростный ветер, который я пережил перед уходом Зии.)»

Полагаю, что вся атмосфера земли находится в циклоне. И когда он проявится...

*

Отчаянная и мучительная битва.

Словно недуг.

Значит, Материя не желает принимать это Могущество??

«Bear and endure» [Терпеть и выдерживать]??

 

*

Вечер

 

Я больше не знаю, как смогу продолжать.

И всё же нужно — нужно.

 

U

24 января 1990

 

Пребываю в состоянии, которое больше не является «жизнью».

От жизни осталась только боль.

*

Сегодня ночью у меня было причудливое видение.

 

*

Вечер

 

Ты и всё больше и больше Тебя.

 

U

25 января 1990

 

Суджата сказала мне: «Молния Индры сделана из кости риши.»

Ну что же, я целиком нахожусь в этом процессе, между молнией и своими костями.

*

Вот моё «причудливое видение», как я его записал в своих «обрывках видений»: «Подвешен на обогревающем радиаторе! но продолжаю ходить! плечи немного округлые или отяжелевшие! Одет в голубое.» (Ночь с 23 на 24 января)

 

 

(моя голова была вместо нагревательного элемента!)

 

И это правда! Иногда шея на три четверти сдавлена этим вторжением молнии, как будто позвонки в ней готовы сломаться или отделить голову от туловища.

Меня держит только «нить»! или я подвешен на нити... Но однако, этот «поток»!!

Если бы я рассказал об этом людям, они сочли бы меня полностью сумасшедшим!

 

U

26 января 1990

 

(Пьер Е., безумец, хочет приехать. Баликур, управляющие). Водоворот разъярённых сил.

 

*

Вечер

 

(Кашмир) Шри Ауробиндо сообщил или возвестил о «a last fierce spasm  of the nations*»... [«последнем яростном спазме наций»].

Всё подталкивает к этому или движется к этому.

 

U

28 января 1990

 

Я хорошо понимаю (именно тело понимает), что уже ничто не сможет прервать процесс, за исключением несчастного случая, как говорила Мать. Это необратимо.

Это бесконечный, возрастающий и несокрушимый «радиатор».

Мир тоже будет «нагреваться» (!)

 

U

29 января 1990

 

Загадка «центрального клапана»...

Я настолько измотан.

 

U

30 января 1990

 

Похоже, можно сознательно (добровольно) воздействовать на этот центральный клапан...

Это многое изменит в сопротивлении анатомической системы.

Это «следует изучить», как говорила Мать.

*

Когда знаешь, где находится препятствие — это уже три четверти решения.

*

Котагири или Кашмир — это мелкие брызги, или мельчайшие брызги, одной великой Волны, захватывающей весь мир.

*

Временами присутствует это потрясающее «набухание» плеч, я не знаю, что это означает.

 

U

31 января 1990

 

День ото дня это всё более ужасное, или всё более сокрушительное — «awesome» [вгоняющее в трепет].

За несколько дней до этого «причудливого видения» «обогревателя» я видел нечто (длившееся секунду, но это было ясным), чего я не могу внятно объяснить. Вот что я записал в своих «обрывках видений»: «Ночь с 18 на 19 января. Я видел (сверху) желоб, по которому стекало пламя жёлто-золотого цвета.

Я также слышал музыку (думаю, прямо перед тем, как я увидел это стекающее пламя или этот желоб с пламенем).»

Сейчас я задаюсь вопросом, не был ли этот «желоб» с пламенем моим «центральным шлюзом»? Оно продвигалось, как плотный огонь (или молния). (Но возможно, что это также всеобщий символ огня, который протекает сквозь мир и собирается всё раздробить!)

*

«По логике», всё «body» [тело] должно было разлететься в пыль — это не создано для такой материи, как наша. Или же что?

Или же разлетится в пыль только Ложь?

 

*

Вечер

 

(500 грузовиков китайского оружия для Непала.) Пришло время для того, чтобы вся эта земная человеческая система была вычищена или вытеснена.

Но, вероятно, нужно, чтобы был гарантирован «следующий шаг».

 

*

The Hindu, 31 января

 

Пакистан и Израиль, основные

получатели

 

Пакистан, вместе с Израилем и Египтом, продолжают оставаться основными бенефициарами бюджета американской военной помощи. Из нового бюджета на 4,2 миллиарда долларов субсидий, предоставляемых в соответствии с Законом о Контроле Экспорта оружия, Израиль получил львиную долю в 230 миллионов. Между тем, согласно информационным источникам, в сумме американская военная помощь Пакистану будет составлять, вероятно, 240 миллионов (почти столько же, сколько в прошлом году) поскольку Пакистан ожидает дополнительных средств от других программ военной поддержки. В дополнение к этой военной помощи Исламабад также получит экономическую поддержку, и общий пакет американской помощи поднимется до суммы около 600 миллионов долларов, почти столько же, сколько в 1990 году, в то время как Индия в этом же году получила от Соединённых Штатов только 110 миллионов долларов.

 

U

 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Февраль

 

 

Хронология мировых событий

 

4 февраля              — Египет: восемь израильских туристов были убиты исламскими экстремистами.

 

6 февраля              — Новая Зеландия: во время церемоний празднования 150-летия страны несколько сотен манифестантов-маори вышли с протестом против визита королевы Елизаветы, требуя возвращения земель.

 

8 февраля              — Полинезия: острова Самоа опустошены циклоном Офа.

 

11 февраля            — Южная Африка: глава Африканского Национального Конгресса (ANC), Нельсон Мандела, освобождён после 27 лет заключения.

 

12 февраля            — СССР: в Душанбе, столице Таджикистана,  объявлено чрезвычайное положение по случаю столкновений, ставших причиной по крайней мере пяти смертей.

                              — Южная Африка: в Натале в результате кровавых инцидентов несколько десятков убитых.

 

13 февраля            — Индия: аэробус A-320 потерпел крушение возле Бангалора, погибло 92 человека.

 

14 февраля            — США: два спутника, созданных с целью тестирования военного лазера для «звёздных войн», запущены ракетой Delta.

 

15 февраля            — Европа: Франция, Италия, Швейцария и ФРГ понесли значительный ущерб в результате проливных дождей, спровоцировавших наводнения; 22 человека найдены мёртвыми.

 

16 февраля            — Пакистан: после десяти лет изучения французский археолог публикует схему замечательной сети водоснабжения города Мохенджо-Даро возрастом более 4000 лет, являющуюся наиболее древней и наиболее совершенной из когда-либо найденных.

 

21 февраля            — Пакистан/Франция: президент Франсуа Миттеран, посетив Исламабад, заявил, что Франция разрешает реализацию атомной электростанции в Пакистане.

 

24 февраля            — СССР: в Литве на первых свободных выборах после войны сторонники независимости получили большинство мест в Парламенте.

                             

25 февраля            — СССР: 100.000 человек прошли по Москве с требованием ускорить реформы.

 

27 февраля            — Европа: ещё одна буря в северо-западной Европе забрала жизни более 60 человек.

 

28 февраля            — Бенин: президент, генерал Матье Кереку, согласился на либерализацию марксистско-ленинского режима, установленного в 1972 году.

 

 

1 февраля 1990

 

Во сне Суджаты я сидел на краю своей кровати, одетый в голубое, и объяснял ей (она записала это при пробуждении):

1.2.90 — Полюса изменились (объясняя это изменение.)

(Это может быть изменение мира.)

(Или переворот мировой ситуации.)

(Или моя собственная работа.)

Не знаю, почему, но я подумал о маленьких песочных часах, которые переворачивают: «time is up» [Время вышло].

 

U

4 февраля 1990

 

На протяжении восьми дней я уже третий раз вижу, как меня казнят через повешение. Первый раз всё выглядело очень реальным, и я сложил руки, прежде чем подняться на эшафот (эшафот или виселицу, не знаю) (мои руки были очень белые, почти светящиеся, и это больше всего меня поразило во всём видении). Во второй раз был тот радиатор-обогреватель (!), а в третий сегодня ночью на голубом шнуре... Странно. И я очень любил того, кого собирались повесить на голубом шнуре! и я как будто собственноручно затянул шнур вокруг шеи!!

Вероятно, первое видение было воспоминанием из прошлых жизней, в то время как два других были «видениями работы».

 

*

Вечер

 

Тело больше не знает, как выдерживать это механическое раздавливание.

Это та самая «фиксированность материи», на которую жаловалась Мать. Что делать? как действовать? Это мучительно.

 

U

Ночь 4-5 февраля 1990

 

Сегодня ночью я в третий раз оказался в чудовищном урагане: яростная сила. Я ощущал, что дом вот-вот упадёт нам на головы. Это продолжалось очень долго. Похоже, я кричал, как говорит Суджата, но я её не слышал. Уже в третий раз (первый: ночь с 29 на 30 декабря, потом ночь с 20 на 21 января). Земля пребывает в урагане.

В другой момент сегодняшней ночи я находился в очень мощном автомобиле (не знаю, кто управлял, подозреваю, что Шри Ауробиндо) и очень быстром, который с величайшим мастерством совершал поворот или вираж. Это было сделано с поразительной точностью и «безошибочностью». Потом мы выехали на прямое шоссе. Впечатление, что это происходило в Индии (не в сельской местности, но, возможно, в каком-то городе.)

Приближаемся к повороту...

 

*

Вечер

 

Я всё лучше и лучше понимаю, что нужна долгая подготовка, в мельчайших деталях, чтобы эти тысячи и тысячи мышечных волокон, связок, нервов и т. п. имели мгновенную и автоматическую — точную — реакцию на прохождение этой Молнии, не вставая на дыбы и не артачась с той или с другой стороны позвоночника; иначе всё может сломаться в долю секунды.

Поэтому Шри Ауробиндо говорил «до последнего атома».

Да, та самая «чёрная лошадь, привязанная к фюзеляжу сверхзвукового самолёта» Thunderbolt [Молния]. Именно эта лошадь должна перестать вставать на дыбы, именно она должна позволить проходить через себя этой «thunderbolt» [молнии]... сверхзвуковой.

Насколько же тщательно «новое сознание» разъясняет вам вещи!

Сегодня после полудня я стоял на протяжении часа, как колонна молнии — но это безумная концентрация в каждую долю секунды.

Важность медленного, очень медленного выдоха, без перерывов.

(Пьер Е.) Отвечаешь на крики этого младенца, а в ответ получаешь отравленные силы, овладевшие этим младенцем. Весьма печально. Тут уже не помочь.

 

U

6 февраля 1990

 

Для тела ментальная активность — совершенно ненормальная функция, она ему досаждает. Мы живём в этой ментальной атмосфере как в природном воздухе, но для тела она — яд. Эта пагубная и затемняющая активность будет заменена автоматизмом — ясным, очевидным и проявляющимся в тот момент, когда это необходимо. Больше не пытаешься узнать: это здесь, и ты это делаешь. И то, что бесполезно — неизвестно, и, соответственно, не делается.

Этот интеллект, который мы так превозносим, лишь временный инструмент.

В тишине разворачивается эта великая Волна, и каждая вещь в каждый момент времени пребывает на своём месте.

То есть каждая из вещей находится в Реальности, а их собственная реальность под пеленой Лжи, всё окутывающей, всё развращающей и всё деформирующей. И тут вдруг всё становится точным, вплоть до самых микроскопических деталей.

Но есть коллективная атмосфера, вызывающая постоянные трудности.

 

*

The Hindu, 6 февраля

 

Эршад: армии из семи дивизий будет достаточно

 

Дакка, 7 февраля

«Нам нужно семь дивизий, чтобы защитить себя, а у нас есть лишь шесть. С сетью рек и природных препятствий Бангладеш не так легко доступен для армии захватчиков. Однако, у нас есть намерение сформировать дополнительную дивизию, которая завершит нашу минимальную потребность в обороне», заявил президент, генерал-лейтенант Х.М.Эршад в недавнем интервью «Gulf News» в Дубае.

По поводу отношений с другими странами генерал-лейтенант Эршад сказал, что его страна была в очень тесном сотрудничестве с Пакистаном в области обороны*, но большинство снаряжения было получено из Китая, где также проходили обучение армейские офицеры.

 

*

Все они, вместе с их китайскими и американскими союзниками за спиной и многочисленным оружием, готовы броситься на Индию.

«The partition must go and will go**» — сказал Шри Ауробиндо в 1947 году.

 

U

7 февраля 1990

 

Единое Могущество для разрушения всего...

Для тела это хуже, чем землетрясение, поскольку это продолжается. Постоянно на крайнем пределе. Нет, это не «крайний предел», потому что предел постоянно превышается. Очевидно, что нужно выйти за пределы башни.

Всё, о чём просишь у человеческого инструмента, это чтобы он вытерпел и выдержал; а всё остальное делают, дают и позволяют Они.

Если судить по внешним признакам, я «на краю», но Они держат вас за пределами края.

*

 

Беседа с Суджатой

 

Старый стул, лиана

и рухнувшая стена

 

Сегодня у нас 7-е?

 

Да, 7-е.

 

7 февраля.

 

У меня было видение, весьма загадочное, но очень конкретное. Определённо, это что-то из Нового Сознания. Скажешь мне, что ощутила; оно весьма загадочное, но очень чёткое.

Я находился в каком-то месте, не знаю, вероятно, немного наверху, я не видел себя. Я не видел себя, но я хотел спуститься на землю, поставить ногу на землю, поставить одну ногу на землю, и я, вероятно, был немного выше, а подо мной стоял стул. Это происходило на открытом месте, но там был стул, деревянный стул с прямой спинкой, самый обычный, какие мы видим в офисах, ты знаешь, деревянный, с прямой спинкой, и чтобы спуститься оттуда, где я находился, не знаю, говорю тебе, я не видел себя, я хотел поставить ногу на этот стул, потому что иначе пришлось бы прыгать прямо на пол, а мне нужно было поставить куда-нибудь ногу, не правда ли, я не собирался падать на землю. И тогда, в тот момент, когда я поставил ногу на этот стул, я тотчас понял-ощутил, что часть его была в некотором роде отломана и что всё сейчас сломается. В общем, я не набил шишек, мне удалось спуститься с этого стула на землю. И потом я сказал кому-то, кто там находился: в самом деле, нужно склеить этот стул. Тогда этот человек (не знаю, кто это был), выглядело так, будто он сказал «нет-нет»: он не хотел этого делать.

 

О! Он не хотел его склеивать?

 

Да, он не хотел клеить, нет, я не знаю. Но, в общем, было так, будто он сказал «нет», это происходило без слов. Тогда в этом видении я тотчас пошёл в угол этого места, чтобы ухватить конец лианы, дабы прикрепить её... вероятно, потому что я видел лишь факты, не правда ли: моя нога, пытающаяся встать, стул... я видел только материальные факты, и ещё этот тип, который выглядел так, будто не хотел, и следующее, что я видел, это себя, ищущего, пытающегося ухватить конец лианы, для того, я полагаю, чтобы прикрепить к этому стулу — я полагаю, поскольку я видел исключительно это, себя, пытающегося ухватить конец лианы. Значит, я потянул за маленький конец лианы, и в тот же момент, словно из-за того, что я потянул за маленький конец лианы, упала огромная ветвь. Я был ошеломлён, увидев такое... я потянул за маленький кончик лианы, а на землю упала огромная ветвь этого «creeper» [вьюнок] или лианы. И тогда в тот же момент кто-то рядом со мной (не знаю, кто это был), потянул за то, что осталось от этой лианы, огромная ветвь которой отвалилась, вызвав у меня изумление, он потянул изо всех сил и вытащил целый ствол дерева, который был в стене, он вытащил его из этой стены.

 

О! Там была стена?

 

Да, там была стена, кирпичная, он вытащил настоящий ствол дерева, и из-за этого в стене появилась огромная дыра, а я с изумлением смотрел на эту дыру, огромный ствол, вырванный из стены; и потом это строение, эта стена (она была из кирпичей), я увидел всё это и сказал: «Она сейчас рухнет», в ней была огромная дыра от этого вырванного ствола. Эта лиана была внутри стены, и этот некто с огромной силой потянул за всё это, и ствол вышел из стены и сломал её, а я смотрел с изумлением, там было строение, или дом, короче, были кирпичи, всё готово было рухнуть.

(долгое молчание)

 

Очень любопытная последовательность.

 

А, да! ощущается, что это нечто, что мне хотели показать, нечто очень ясное, нечто, что имеет очень ясный смысл. Но это немного загадочно. Я хотел подлатать этот стул, я собирался найти конец лианы, а когда я потянул за этот маленький конец, с треском выворотил огромную ветвь, и я был совершенно ошарашен. А потом кто-то, кого я не видел, потянул за то, что от неё осталось, и огромный ствол, находящийся в стене, был выворочен из стены и выворотил стену: огромная дыра, а потом это место, это строение — не знаю, было ли это здание или дом или что, не было ничего, кроме кирпичей — всё это готово было рухнуть. Но там была огромная дыра.

(молчание)

Тебе это о чём-нибудь говорит?

 

Возможно, конец видения, но начало остаётся для меня совершенно загадочным. Вы хотели поставить свою ногу на что-то, а потом это оказался стул. Это были вы сами, или кто-то другой, кроме вас?

 

Да, этого я не знаю, поскольку я видел не всё. Возможно, ты понимаешь; кто есть мы в такого рода видениях?

 

Потому что когда вы сказали, что пошли искать кончик лианы...

 

Да, это был работник.

 

Понятно, это были вы как работник.

 

Да, безусловно.

 

Но кто именно хотел сделать этот первый шаг на стул, чья это была нога?

 

Какое у тебя впечатление?

 

У меня впечатление — я могу сказать вам о своём впечатлении, но это может быть «guesswork» [предположение], что на самом деле это была Мать, которая хотела поставить свою ногу.

 

Да.

 

И к тому же очевидно, материя — ведь дерево это материя — и она была очень нестабильна, и тогда в тот момент пришёл рабочий, который... но другой, который был там, не правда ли, символизировал какого-то человека, отказывающегося что-либо делать. И в этот момент туда пришли вы, рабочий, собирающийся что-то сделать, и когда вы сделали это, когда вы потянули (это действие было сделано, действие вытягивания лианы), когда это действие было сделано, тогда пришло невероятное Могущество, которое завершило...

 

Выкорчевало его, да.

(молчание)

 

И это очевидно, мы видим, что всё обваливается.

 

Что всё...?

 

Всё обваливается, рушится...

 

Да, рушится.

 

... всё рушится. Земное здание, всё, не правда ли?

 

Но я не знаю, моя Милая. Я могу описать тебе ощущения, которые у меня возникают, я тщательно рассмотрел это, я задавался вопросом: «Но что всё это означает?» Поскольку это видение, очевидно, является видением другого сознания и ясно показывает вам, хотя и способом действительно загадочным — у меня было много таких загадочных видений. Но они приходят от Божественного, это Новое Сознание, и именно Божественное показывает вам или заставляет вас действовать. У меня в некотором роде впечатление — хотя я не знаю, так ведь — сегодня утром я долго оценивал это видение, я сказал себе: «Но что это за стул?»

Что означает этот стул? Поэтому я не знаю, я рассказываю тебе о своём впечатлении, и у меня впечатление, что речь идёт о Кашмире.

 

О!

 

Не правда ли, бюрократия или правители или не знаю кто? они хотели бы подлатать это сиденье, понимаешь, подклеить немного, чтобы оно держалось. Сиденье — это их старая ложь, их старая ложь разделения Индии на части, поэтому они конечно же хотят подлатать это, сделать ещё один маленький «Ташкент» или ещё одну маленькую «Шимлу» или не знаю что, дабы поправить ситуацию. Поэтому я пошёл, чтобы  найти одну лиану, потом была огромная ветвь, которая упала, а потом потянули всё, и стена обрушилась.

 

О, это означает, что разделение ушло.

 

У меня впечатление, что обрушивается само разделение. У меня такое впечатление.

 

О! о!

 

Что на сей раз Божественное не позволит... собираются немного подклеить, принять «Simla agreement» [соглашение в Шимле], или какой-нибудь «Ташкент» или ещё какой-нибудь мелкий трюк, чтобы склеить это, но на сей раз этого не произойдёт... У меня такое впечатление, моя Милая.

 

Да, бесспорно, поскольку именно это вам показали...

 

После этого ко мне настойчиво приходило то, что сказал Шри Ауробиндо, впрочем, я тебе об этом рассказывал сегодня утром: «Partition must go and will go.» [Разделение должно уйти, и оно уйдёт] А когда Шри Ауробиндо что-то говорит, это не... Именно такая мысль пришла ко мне.

 

О! А этот обычный стул?

 

Ну, это был стул правительства Индии, или бюрократов, или тех, кто... знаешь ли, в этом полностью открытом месте такое выглядит как «furniture» [мебель], которую мы видим в офисах администрации Индии, ты знаешь, как они выглядят, эти стулья.

 

Да, немного обшарпанные.

 

А также настолько неудобные, насколько это возможно. Поэтому они и не хотят работать (смех).

Не знаю, моя Милая, но такое у меня впечатление. Потому что сначала, когда я потянул... поскольку в моих движениях много силы, не так ли, я обессилен и в то же время в моих движениях много силы. Поэтому я потянул за этот конец лианы (смеясь), вероятно, энергично, как это сделал бы рабочий, и затем увидел, как упала эта огромная ветвь, вогнав меня в изумление, а потом некто или кто-то или что-то, я не знаю, потянул, и весь ствол дерева был вырван из стены и рухнул, оставив огромную дыру в стене, и потом я увидел все эти кирпичные штуки, готовые рухнуть. Я смотрел на это с изумлением. (Смеясь) А я хотел всего лишь взяться за кончик лианы...

 

(Смеясь) Чтобы подвязать?

 

... чтобы подвязать стул. Но что это может быть, а! как не интерпретация?

 

Однако, правильная.

 

Не знаю. Но согласись, если дать волю правительству, если, скажем, позволить индийцам, даже не правительству, а самим индийцам — они начнут исступлённо пытаться залатать эту штуку, тогда через три, четыре года появятся люди, которые начнут убивать друг друга, а потом китайцы окажутся здесь, а потом... они бесконечно будут пытаться залатать это.

 

Непал, Пакистан, Бангладеш... все!

 

Все они, имея за спиной американцев и китайцев, готовы наброситься на Индию. Так что Индия полностью... Бангладеш, Непал, Тибет, Пакистан, все они готовы наброситься на Индия, а Индия, чего она хочет: она хочет устроить маленький «Ташкент», дабы уладить вещи, не правда ли.

 

Ибо мы вежливы.

 

Да, ибо мы вежливы. В этом болезнь Индии: поскольку мы вежливы, и они в самом деле очень вежливы (Суджата смеётся). Этот имбецил Неру и все остальные имбецилы, упускающие одну за другой все возможности... им поднесли Пакистан на блюдечке, вы это хотите, берите, это для вас, в 65 году или когда?

 

Нет, даже раньше, в 47-48.

 

... Даже раньше, в 48. Хотите, вот вам Пакистан, вам отдают его, а они: «Нет-нет-нет.» А потом, в 65-м: «Нет-нет-нет, прежде всего мы хотим организовать “Ташкент”», а потом это повторилось... в 68-м?

 

Потом, нет, потом это было в 71.

 

Потом 71-й, и снова «Нет-нет-нет, мы лишь хотим»... И теперь у них тысячи беженцев из Бангладеш, наносящих такой вред, какой только возможно, а потом этот «Эршад», заявляющий: «У нас полно китайского оружия, берегитесь, а!» он заявляет это в адрес Индии! Непальцы получили 500 грузовиков китайского оружия! Что это, гниль, абсцесс, не правда ли, гангрена, которой Индия столь вежливо позволила распространиться?

 

А беженцы из Бангладеш, из Пакистана продолжают приходить.

 

И потом они продолжают проникать, эти «мусульмане», каждый из них делает десять детей, каждый из которых делает... и все они готовы вершить «Джихад».

Тогда если самой Индии дать волю, она бесконечно будет продолжать чинить свой старый стул, заклеивать старый стул.

 

Но тогда кем был тот, кто отказался помогать?

 

Я не знаю, там был какой-то тип, и выглядело так, будто он сказал... не то чтобы он отказался, но выглядело так, будто он покачал головой, говоря «нет»...

 

Он больше не хотел клеить?

Да, да, то есть на этот раз именно Божественная Сила...

 

А! я уверен, что Шри Ауробиндо больше не желает всего этого. Его речь, речь Шри Ауробиндо, его заявление по радио в 47 году оказалось таким чудесно безошибочным, не правда ли: «Согласившись с этим разделением, Индия постоянно будет ослаблена, и постоянно будет существовать риск иностранного вторжения», Он сказал всё, не так ли. И тогда вслед за этим Он сказал, Шри Ауробиндо сказал: «The partition must go» [разделение Индии должно исчезнуть], тогда Индии предоставили первую возможность, потом вторую, потом третью, и каждый раз они говорили «нет-нет-нет», мы вежливые индийцы, мы не хотим... Этот менталитет ужасен.

 

Потому что именно Неру согласился — Ганди согласился на это разделение. Он ведь отец страны...

 

Отец нации.

 

Отец нации... мы ведь добрые парни, мы следует тому, что сказал нам наш отец.

 

И вот результат, а. Сорок лет спустя они оказались в этой ситуации, они окружены китайцами, мусульманами, американцами за их спинами, и потом, у этих людей ещё и бомбы, а! значит... Что ещё они собираются подлатать на этот раз? Позволит ли Божественное, чтобы это снова латали?

 

Полагаю, Божественное больше не хочет всего этого.

 

А, нет! Но Индия — это символ, не стоит заблуждаться. Она — символ всего остального мира, но именно здесь сердце циклона или центр водоворота всех сил, не так ли... именно здесь пребывает душа Земли, поэтому именно здесь находятся все враги души Земли. Ну что же, есть американцы, есть мусульмане и есть китайцы. Эти трое, три «асура» вместе. И все они готовы броситься на Индию.

(пауза)

 

Сегодня мне попался текст, написанный Шри Ауробиндо в 1900.

 

Да.

 

А сейчас у нас 1990.

 

Да.

 

(Суджата читает:)

 

«At the turn of the century»

 

«The last century of the second millennium after Christ has begun. Of the twenty centuries it seems the most full of incalculable possibilities and to open the widest doors on destiny. The mind of humanity feels, it is conscious of a voice of a distant advancing ocean and a sound as of the wings of a mighty archangel flying towards the world. But whether to empty the vials of the wrath of God or to declare a new gospel of peace upon earth and goodwill unto men is as yet dark to our understanding*

 

Повтори последнюю фразу: «But whether to empty the vials of the wrath of God or to declare a new gospel of peace upon earth and goodwill unto men is as yet dark to our understanding...» [Но опустошать ли сосуды гнева Божьего или провозглашать новое евангелие мирного существования на земле и доброй воли в отношении людей — это пока ещё темно для нашего понимания.] А, да! хм, ну что же, сосуды (смеясь) «the wrath of God», я полагаю, что гнев Бога не за горами, потому что, воистину... во всём этом человечестве очень мало человеческого.

 

Очень...?

 

Очень мало человеческого...

 

Ах, да...!

 

И всё же, позавчера у меня было видение, о котором я тебе рассказал, тот поворот.

 

Да. Да, да.

 

Это тоже видение Нового Сознания. Я был в том автомобиле, очень мощном автомобиле, наподобие Мерседеса или Роллса или я не знаю, я сидел в нём, позади, очень мощный автомобиль, несущийся на огромной скорости под управлением кого-то, я не знаю, кого, но я думаю, что это был Шри Ауробиндо. И там был этот вираж, поворот, и поворот этот как будто был отмечен маленьким тротуаром, но это был не настоящий тротуар, как на Западе, а просто обозначение. И этот Мерседес или Роллс, эта мощная машина, вписалась в этот поворот с бритвенной точностью, мастерски, не правда ли, она вписалась в поворот с бритвенной точностью, вся эта... почти касаясь, в каких-то сантиметрах от края дороги, и хоп! Потом пошла по прямой. Мастерски, потому что с такой мощной машиной пройти в сантиметре и не задеть... Я видел всю кривую, я сидел позади и наблюдал.

Поворот. Так что здесь я не знаю, индивидуально это или нет; полагаю, что здесь больше нет ничего индивидуального, не так ли, есть поворот, пройденный с мастерством! Это потрясающий водитель! (смех) Я смотрел на это с лёгким ошеломлением, я сидел на заднем сиденье машины слева и никого не видел ни справа от себя, ни впереди, я не видел никого, я наблюдал всё это, ощущал мощь машины, разумеется, и я видел этот мастерски совершённый поворот. Ты знаешь, она прошла всего в нескольких миллиметрах, но следуя точно по кривой, а потом хоп... и дальше пошла прямая дорога.

 

Но... вы сказали, что эта дорога не выглядела как на Западе.

 

Да, я не могу сказать, что после поворота видел дорогу ясно, мне она не показалась асфальтированной, не могу сказать, что это было, она не создавала впечатление асфальтированной, не такая дорога, какие мы обычно видим, хорошо уложенная в... но что отметило моё сознание, так это главным образом поворот, совершённый с... в первую очередь мощь этого автомобиля, он создавал впечатление Роллса или Мерседеса, мощная машина... и во-вторых мастерство водителя, шофёра. Позже я сказал себе: «Это Шри Ауробиндо».

 

Но я вижу, что это происходит очень быстро.

 

Это видение поворота, оно было два дня назад.

 

Да.

 

Когда это было? Я скажу точно, поскольку я записал его. Потому что мне показалось, что мне хотели о чём-то сказать.

 

Ну да, разумеется.

 

А, да! Это было в ночь с 4 на 5 февраля. Значит, это произошло 5 февраля, и в эту же ночь 5 февраля, в начале ночи, я оказался в том ужасающем урагане. Я говорил себе: «Но крыша дома рухнет нам на головы.»

 

И потом вы пошли, чтобы...

 

И я пошёл закрывать всё, я запер здесь все двери, окна, пошёл в твою комнату, убедился, что всё закрыто. Это происходило той ночью, с 4 на 5 февраля. И тогда утром я увидел этот поворот, сначала ураган, а потом поворот. Но в конце концов, это было два совершенно отдельных видения.

 

Но всё же было ещё, за неделю до этого, всего лишь неделю назад, у вас была эта... вам сказали: война, будет война.

 

А, да! тогда я услышал нечто прямо перед пробуждением. Но, ты знаешь, я очень осторожен в таких случаях, я не связываю... они не обладают для меня такой же очевидностью, как видения Нового Сознания. Но несколько дней назад перед самым пробуждением я услышал: «Война, будет война».

 

Но ещё раньше, думаю, 19-20, у вас ещё было это...

 

Да, был ещё один ураган.

 

Это серия их трёх.

 

Да. Я видел три урагана с конца прошлого декабря. С января, конца декабря, это третий ураган, увиденный мной — не просто увиденный: в котором я находился. А потом этот поворот, а потом сегодня утром эта загадочная вещь.

 

Кирпичи.

 

Это были кирпичи. Я был настолько ошеломлён, увидев ту дыру в... ту огромную дыру в стене, что вытаращил глаза вот так... Для видения оно было очень материальным, и потом я сказал себе: «Но всё рухнет» (смех), я видел, как всё шаталось, готово было... И на этом моё видение закончилось. Это выглядело как дом, строение или что, я не знаю. Но я видел, что всё готово было рухнуть.

 

И потом, когда она начала рассыпаться, то рассыпалась очень быстро!

 

Да, и в этот момент видение прерывается, чтобы я не получил кирпичами по голове! (смех)

Так что вот, я ощущаю, что в моём теле это становится таким ужасным. Говорю же: это становится таким ужасным.

 

Вы знаете, вы так побелели, я не знаю, как...

 

Я функционирую с другой энергией, не так ли, но моя спина изодрана и я полностью... я не в живом состоянии.

Вот, моя Милая, ладно, увидим. Мне больше не хочется говорить, потому что всё это в моей спине.

(пауза)

 

Я хотела добавить совершенно прозаический комментарий.

Ваше видение кажется связанным с тем, что происходит в Кашмире прямо сейчас, видите...

 

Я не знаю, но действительно, невозможно больше позволять подобной ситуации продолжаться, это невозможно, не так ли. Они собираются заключить ещё одно маленькое соглашение, а потом через год-два или через шесть месяцев придут ещё несколько миллионов мусульман с американским или китайским оружием на несколько миллионом долларов и... невозможно допускать подобную ситуацию.

 

Требуется нечто более радикальное, чем всё это.

 

И это символ всей Земли — воистину, не стоит обманываться.

Насчёт радикального, лично я верю только в одну вещь — в то, что хочет сделать это Могущество, поскольку я своей спиной знаю, что оно хочет что-то сделать и что оно является... что оно обладает высшей волей совершить что-то. Я знаю это, и рассудком всё больше и больше убеждаю себя, но мы ничего не можем сделать, мы ничего не можем сделать... до тех пор, пока эта человеческая раса — такая, как она есть — продолжает распространяться по этой земле, расхищать, пожирать и... это невозможно. Это невозможно. Так что ты можешь взять как символ Индию, не правда ли, мы видим, что происходит в Тибете, в Бангладеш, в Кашмире — и это невозможно. Или тогда остаётся омерзительное саморазрушение... до тех пор, пока больше не останется ничего от всего того, что... до тех пор, пока от Земли ничего не останется.

 

Да, сама планета Земля уже...

 

Да, пожрана, отравлена и... нельзя позволять этому продолжаться. Нельзя допустить, чтобы Индия продолжала в таком же духе, это невозможно. С этими «goundas» [бандитами], которых всё больше и больше, больше и больше, больше и больше... А на смену их богам пришёл телевизор, а ещё они хотят «dowry» [приданое] для своих женщин, а ещё... Где во всём это человечество?

 

Это больше не человечество.

 

Совсем.

 

Это не люди, это двуногие, и больше ничего. Как вороны на двух лапах.

 

Значит, судя по тому, что происходит в моём теле, я считаю: Высшее действительно чего-то хочет, и Оно хочет этого «relentlessly and fiercely» [яростно и беспощадно], потому что, уверяю тебя, то, что происходит — это «fierce» [яростное], это почти дикое. Итак, чего же Он хочет, а? Разумеется, Он не хочет, чтобы всё оставалось вот так. А индивидуум, принимающий это на свою спину, это не... Что значит месье Такой-то? Что он значит? Он может быть лишь, как сказала Мать, трубой, трубой для того, чтобы заставить войти нечто... войти внутрь немного молнии.

 

Да ещё какой молнии, а?

 

А, да! о, да, ещё какой молнии. Это не может, не может больше так продолжаться. Моё тело говорит себе: «Я не в силах, как я могу продолжать вот так?» И впечатление, будто вся Земли говорит: «Я не в силах, как я могу продолжать вот так?»

 

Именно тело Земли говорит это.

 

Да, как я могу продолжать вот так, с этими размножающимися дьяволами. С этими «gifts of God» [дарами Бога], как сказал Папа, драгоценными «gifts of God». (Суджата смеётся) Это омерзительно, воистину, омерзительно.

 

Говорят, что эти идиоты...

 

О, моя Милая, они больше, чем идиоты, они ужасно вредоносные!

 

Да, вредоносные.

 

Это «дары Бога», а детёныши тюленей, рыб и всех остальных — это, значит, не дары Бога, а созданы лишь для того, чтобы наши маленькие «дары Бога» сожрали всех. Что же, вместо Матери они выбрали «мать Терезу», а! сначала...

 

Символично, да?

 

Да, так и есть.

 

Как вместо Шри Ауробиндо они выбрали своих Ганди и Неру.

 

Да. Конечно.

 

Ладно, что вы хотели...

 

Всё это должно прийти к какому-то результату, это необходимо.

Это необходимо. Потому что каждый проходящий день это... это становится всё более непоправимым.

 

Да.

 

Видишь ли, я причиняю себе боль разговорами об этом.

 

Да, простите.

 

Да нет же, моя Милая. Мы все знаем, что это так.

 

Эта прекрасная Земля, как мы с ней обходимся. Мы её опустошаем. Это... А Шри Ауробиндо и Мать, они так любили эту Землю. Конечно же, они что-нибудь сделают.

 

Ну да, именно так я чувствую. Они не сделают, они уже делают. Такова моя... не убеждённость, нет, говорю тебе, моё тело находится здесь как столб громоотвода для того, чтобы принимать невозможную молнию и раздираться изнутри. Они делают, они продолжают делать.

 

Они продолжают делать.

 

Они не позволят им латать старый стул — стул бюрократов по всему миру!

 

Да. И Шри Ауробиндо с Матерью будут здесь, не правда ли?

 

Они будут здесь.

 

Они будут здесь.

 

Ма.

U

 

10 февраля 1990

 

Возникает желание плакать, скорее, от отчаяния, чем от боли.

 

U

Ночь 10-11 февраля 1990

 

Х рассказал мне своё видение: я был в очень зелёном месте (вроде лужайки), там, где я находился, была впадина или перепад высот. Потом он видит, что я сильно порезал свою ногу (правую) «трубой» или «заземлением» (говорит Х), торчащим из дна этой впадины. Тем не менее, крови не было, но ступня была сильно порезана или проткнута «словно железным копьём». Он пошёл искать меркурохром.

Заземление... Ступня = тело.

Более конкретных символов не найти.

Весьма утешительно, когда узнаёшь (через других), что это идёт «в землю».

И он добр, этот брат, он пошёл искать меркурохром.

*

 

Indian Express, 11 февраля

 

Население Индии может

возрасти в три раза

 

Вашингтон, 10 февраля

Население Индии, несмотря на программу интенсивного планирования семьи в стране, может «удвоиться или утроиться» в течение грядущих четырёх десятилетий, что может означать её экономический крах. Такое предостережение вынес аналитический центр «World-watch Institute», базирующийся в Вашингтоне, округ Колумбия.

В своём первом докладе «Состояние мира в 1990 году» номер один среди научно-исследовательских организаций считает, что кроме Индии ещё Эфиопии, Нигерии и огромному числу других стран придётся столкнуться с бременем слишком многочисленного населения.

Он основывает свой анализ на прогнозе численности мирового населения в 8 миллиардов в 2030 году, на один миллиард меньше, чем в прогнозе ООН. Эта цифра предполагает, что население Индии и других наций удвоится или утроится.

Учёные института утверждают, что если не принять драконовских мер для снижения рождаемости, то в XXI веке эти страны столкнутся с нехваткой продовольствия, энергии и др., а также с деградацией почв.

«Либо эти страны быстро перейдут к контролю численности в семьях, либо смертность, голод и истощение будут сдерживать рост населения», заявил в пятницу г-н Лестер Р. Браун, президент Института, представляя этот доклад на пресс-конференции в Вашингтоне.

 

U

12 февраля 1990

 

Это изменение в самой организации нашей материи. То есть новая Материя. Старое тело вовлекается в своего рода циклотрон молний и раздавливается в лепёшку.

Нет, это не будет старая материя, ставшая более податливой, как после хорошей гимнастики (!)

Выдерживать такое — слегка ужасающе, но нужно вытерпеть и выстоять, пока не дойдёшь до «критической точки».

К такому выводу я пришёл сегодня вечером в конце операции.

Есть только КРИК к Тебе, достаточно абсолютный и тотальный для того, чтобы пересечь это.

*

Сегодня ночью я увидел кое-что забавное (с 11 на 12 февраля). Я не очень хорошо понял. (Скорее, «услышал».)

Я услышал «музыку бури» или «того, что создаёт бурю». Была «последняя нота», которая произвела большую обрушивающуюся волну. Потом я увидел себя бегущим с невероятной скоростью, в ночи, по большому безлюдному бульвару. (Обычно я бегу по ночному подземелью.) (Это большой бульвар, определённо, такой же большой, как Елисейские Поля.) Мои ступни едва касались земли, так быстро я бежал.

Это напоминало музыку большого концерта.

(Несколько ночей назад я также слышал музыку...)

*

Но то, что земная материя может выдержать это, что-то значит — что-то совершенно неизвестное, но определённо, совершенно потрясающее.

Я жду фактов.

 

U

15 февраля 1990

 

Когда придёт изменение, оно не проявится маленькими кусочками здесь или там, это будет сделано одним махом, с божественной виртуозностью. И всем этим недо-людям ничего не останется, кроме как умолкнуть — этим мошенникам.

 

U

Ночь 16-17 февраля 1990

 

Вчера вечером едва заснул, как оказался среди грохота и вспышек воздушных пулемётов, как будто у меня над головой стреляли военные самолёты. Пулемётные очереди. Не знаю, что было мишенью (по внешним признакам это был Край Земли, но возможно, Индия). Во сне я пошёл, чтобы склонить голову перед фото Шри Ауробиндо на камине, и проснулся.

Земная атмосфера полна жестокости, конфликтов, войн... А также те три урагана.

Всё больше и всё лучше, во всех деталях, я вижу демоническую хватку всей земной, «человеческой» системы.

Именно для этого пришёл «Пурна Аватар*»: чтобы открыть физические двери в этой омерзительной тюрьме.

Понимание и видение тотальной злобности земной системы даёт великую силу действия — но кто способен выдержать это? Они хотят мелких утех.

Будда, Христос и другие аватары приходили для того, чтобы открыть психологические двери и провести нас через века, пока мы не достигнем брутальности нынешних фактов.

 

U

18 февраля 1990

 

Мы и не предполагаем, до какой степени Они здесь.

*

 

Indian Express, 18 февраля

Особенно большое число пакистанских женщин умирает во время беременности или родов, шесть на тысячу рождений. Однако за последние двадцать лет население Пакистана удвоилось, дойдя до цифры 100 миллионов; уровень рождаемости (6,8 детей на женщину), в отличие от большинства других развивающихся стран, едва ли снизился за последние двадцать лет.

 

U

19 февраля 1990

 

Такая отчаянная битва с этой адской и мучительной судорогой, ежедневно.

Где находится рычаг?

Есть ли точка, центр сопротивления, который нужно растворить? — или что?

«Bear and endure»? [Терпеть и продолжать]

О! Мать так хорошо сказала: я не прошу излечить мою боль, я прошу излечить моё неведение.

Это тотальное неведение.

*

Зачем писать эти вещи, всегда одни и те же?

 

*

Вечер

 

Я бы никогда не подумал, что это столь омерзительно.

Бесчисленное раздирание.

Как продолжать всё это, оставаясь в той же самой материи?

*

Сегодня ночью (18-19) я видел гигантскую бетонную плиту, которую обнажили (вытащили из земли).

(Может быть, мне показалось, но я также видел войска? или же это были солдаты или рабочие, помогавшие извлечь эту плиту?) Может быть, это Он, «foundation stone»? [Камень в основании]

*

Невозможно делать это ради чего-то другого, кроме освобождения Земли.

*

Если даже для меня это пытка, то чем это было для Матери? и для Шри Ауробиндо?

*

Мы невежественны по необходимости, если бы мы «осознавали», новый вид был бы уже создан.

*

Но, не правда ли, это Высшее Солнце, Высшая Жизнь, а ложное тело чувствует, что это «омерзительно»......! Вот так.

Это омерзительно для смерти.

*

 

Indian Express, 19 февраля

 

У Пакистана шесть атомных бомб

 

Согласно пакистанской газете, цитирующей американское издание, западные спецслужбы сообщили, что Пакистан владеет шестью атомными бомбами, эквивалентными бомбе, сброшенной на Хиросиму, и готовится создать ещё более мощную.

Пакистан провёл испытания своей первой атомной бомбы около полутора лет назад и теперь пытается установить реактор для производства плутония, необходимого для создания других бомб, утверждает «Nawai Waqt», цитируя «US News and World Reports».

Известно, что бомбы, созданные из плутония, меньшего размера, чем созданные из урана, и, следовательно, более просты в использовании. Также известно, что Пакистан начал монтирование новой атомной электростанции вблизи Golva.

По словам оборонных аналитиков, стратегическое окружение в Южной Азии в 90-х годах всё более и более будет определяться позицией, принятой Пакистаном, обладающим ядерным оружием.

Несколько месяцев назад сообщалось, что Пакистан имеет атомную бомбу и, вероятно, собирается испытать её, конечно же, в Китае. Пишется, что бомба готова к доставке и может транспортироваться бомбардировщиками F-16.

F-16 снабжены «точками внешнего базирования», необходимыми для транспортировки бомбы, хотя Соединённые Штаты убеждены, что электрические соединения для обеспечения функционирования бомбы, не были поставлены.

Считается, что Пакистан, превысив свои обязательства, начал вносить изменения, чтобы сделать F-16 пригодными для сброса атомных бомб.

К середине прошлого года сообщалось, что Пакистан совершил «огромный прорыв» в области обогащения урана, развивая новый метод, базирующийся на «жидкостной системе» и мог производить пять-шесть атомных бомб с 70-80 кг обогащённого урана.

Эксперты американских разведывательных служб датируют способность Пакистана запустить начальный атомный взрыв концом 1983 года, после того, как Китай мог предоставить Пакистану планы своих атомных бомб и достаточно урана для создания двух бомб.

Приблизительно в течение последних двух лет пакистанские учёные могли произвести обогащённый уран на заводе Кахута и теперь этого было бы «достаточно для производства нескольких бомб», говорится в докладе.

Способность Пакистана к производству атомного оружия достигла зрелости и подошла к той стадии, когда может достичь фазы ядерного деления для термоядерных устройств.

Говорили также, что профессор Абдул Кадир Хан, пакистанский учёный, утверждал, что они могут создать водородную бомбу. Это, по словам экспертов, нельзя воспринимать легкомысленно, поскольку 90-процентного обогащённого урана достаточно для «запуска» водородной бомбы, а Пакистан приобрёл у Западной Германии завод по производству трития.

Эксперты полагают, что Пакистан может сохранить неоднозначную позицию и создать запасы, даже не проводя испытаний, поскольку вооружение из обогащённого урана по так называемому методу tube-canon не нуждается в испытаниях.

Отчёты позволяют понять, что Пакистан намеревался испытывать бомбы из обогащённого урана согласно методу имплозии на базе плана четвёртых испытаний атомного оружия в  Китае.

Закупка за рубежом металлического бериллия, кабелей и переключателей имплозионного типа подтверждают, что пакистанские учёные нацелены на метод имплозии.

Эксперты говорят, что Пакистан следует к бомбе по двум путям: через обогащённый уран и через плутоний. В то время как обогатительный завод в Кахуте использует уран 235, атомная станция в Карачи (KANUPP) является ведущим производителем плутония 239.

Согласно этим докладам, успех Пакистана в ядерной отрасли во многом обязан помощи из Китая и вопреки опровержениям Пекина эта поддержка пакистанской ядерной программы будет продолжаться.

Китайско-пакистанские отношения развивались с начала 1960 годов и стали настолько прочными, что планы ракетных двигателей и ракет были предоставлены в распоряжение завода в Havlin рядом с Wah. Кроме того, пакистанское руководство часто стремилось нейтрализовать имидж Индии как великой державы в Южной Азии и стремилось вовлечь Китай в дела региона.

К тому же появились доклады о сотрудничестве Пакистана с Ираном в области ядерных вооружений. Было сказано, что уже год две исламские страны строят секретный ядерный центр в Вазвине в Иране.

*

А позорно известный Миттеран собирается продавать атомные станции Пакистану — до чего докатилась Франция?

Бизнес есть бизнес, как в Англии, как в США, как в Германии, как во всём мире.

 

U

Ночь 21-22 февраля 1990

 

Непостижимое видение.

Видел громадную выкопанную яму в земле, больше, чем огромный плавательный бассейн. На дне её, казалось, была труба, но вода не лилась или лилась очень слабо. Потом я увидел, как делали ещё одно углубление внутри этого огромного углубления, более глубокое и более узкое. И в нём кто-то показывал мне источник, выходящий на уровне земли. Мне показалось (но это не ясно), что этот кто-то устанавливал сообщение между сексуальным центром и этим вторым углублением. Потом я увидел рабочего, вооружённого шахтёрским ломиком, ломающего или выламывающего большой кусок черноватого гранита внутри этого углубления или в его стене: она была похожа на коричневую глину, слегка блестящую или «мокрую», и рабочий извлекал оттуда этот кусок гранита.

Возможно, события объяснят мне, что это было.

 

U

23 февраля 1990

 

Я всё больше задаюсь вопросом, не идёт ли речь о создании иной материи или изменении нашей материи в иную под действием этого раздавливания.

*

Это не одна общая темница (осмелюсь сказать): каждая из миллиардов клеток обернута в свою особую темницу. Именно это заставляет трудность быть такой «раздавливающей».

 

U

24 февраля 1990

 

Ужасно-ужасно.

Проходишь через раздавливание смерти, как через базальт, секунда за секундой, полностью живой... я не знаю, как.

*

Да, это словно проходить сквозь гранит могилы своим физическим телом.

Возможно, я переживаю воскрешение из мёртвых.

 

U

25 февраля 1990

 

Я никак не осмеливался записать это (потому что не мог на самом деле в это поверить и потому что место было таким тёмным), но в ночь с 22 на 23 января я видел Мать. В этой комнате всё было очень тёмным, но мне показалось, что это был Край Земли (возможно, в комнате у входа), и Мать сама была вроде как в тени, за исключением освещённой головы. Она приблизилась ко мне, села в кресло, потом Она взяла мои руки в свои, как раньше, и сказала мне (её голос был чистым, как хрусталь): «Ты мой добрый сын». Я ощутил что-то вроде рыданий в сердце, и это меня разбудило.

Не могу в это поверить.

Запишу для объективности, но...

Когда дело касается «меня», я не могу поверить, что существует что-то хорошее, мне кажется, что всё плохо.

Когда я растворюсь в Ней, всё будет хорошо — и ладно.

*

(Очевидно, что место работы расположено в полной темноте.)

(Но это, возможно, означает также, что Мать входит в эту темноту...) Всё было настолько тёмным, что я действительно не видел, где я нахожусь.

 

*

Вечер

 

Это становится практически невыносимым.

 

U

26 февраля 1990

 

Indian Express, 26 февраля

 

Бейкер призывает к широкомасштабной

помощи Пакистану

 

Вашингтон, 25 февраля

Госсекретарь США, г-н Джеймс Бейкер, призвал к широкомасштабной помощи Пакистану, заявив, что это поможет поддержать ростки демократии в этом регионе и стимулирует экономическое развитие.

«Мы просим для Пакистана 573 миллиона долларов для полного двустороннего содействия, дабы поддержать ростки демократии, стимулировать его экономическое развитие и  оказать помощь в военной модернизации. Мы приветствуем поддержку Пакистаном афганского народа в его борьбе за самоопределение», заявил Бейкер в письменном тексте, включённом в доклады Комитета по иностранным делам Сената.

Также он заявил, что Соединённые Штаты играли ключевую роль в выводе советских войск из Афганистана.

*

 

Вашингтон, 26 февраля

Мировое население составляет около 5,3 миллиардов человек, это цифра, которая, согласно данным ООН, в следующем столетии может подняться до 14 миллиардов, пока не стабилизируется на этой отметке. Комиссия объявила, что нынешнее население может удвоиться в течение 39 лет и в конце XXI века достичь 27 миллиардов, если рождаемость и смертность останутся на том же уровне, что и в настоящее время.

Чтобы остановить демографический рост на отметке примерно 9 или 10 миллиардов, требуется, чтобы около 75 процентов пар использовали контрацептивы.

 

U

Ночь 27-28 февраля 1990

 

Ещё одно непостижимое видение.

Видел себя в своего рода колодце из камня (гранита), который должен был наполниться до краёв, но достаточно большой, потому что я с восторгом плавал внутри него, на спине, вращаясь кругами вокруг центральной точки или центральной оси по отношению к ногам. Не представляю, что это может значить.

Это весьма далеко от практических, физиологических фактов.

*

Веды говорят о «колодце мёда, скрытом под скалой»... В данный момент это, скорее, колодец боли.

*

Но если это «колодец мёда» и я его вижу, то, может быть, он не так уж далеко??

На данный момент целиком находишься в «скале».

*

Очевидно, что страж ключа от Тюрьмы — это боль. Она — сама противоположность Божественному. И именно её встречаешь на каждом шагу и в каждый момент.

 

U

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Март

 

 

Хронология мировых событий

 

1 марта                 — Индия: партия бывшего премьер-министра Раджива Ганди  потерпела поражение на местных выборах в нескольких штатах.

 

2 марта                 — Южная Африка: Нельсон Мандела избран вице-президентом ANC.

 

6 марта                 — СССР: Верховный Совет легализует частную собственность. В Тбилиси толпа молодёжи опрокидывает статую Ленина на одной из центральных площадей.

 

8 марта                 — Франция: в Ла-Рошель запустили судно под названием «Богиня демократии», которое из международных вод должно вести радиопередачи в направлении Китая. Пекин осудил эту инициативу.

 

9 марта                 — Эфиопия: правительство провело впечатляющие политические и экономические реформы, гигантские портреты Маркса, Энгельса и Ленина были бесцеремонно убраны.

 

10 марта               — Гаити: генерал Проспер Аврил ушёл в отставку и бежал во Флориду, по меньшей мере 20 человек были убиты во время демонстраций против военного режима.

 

11 марта                — СССР: Литва официально заявляет о своей воле стать независимой.

 

14 марта               — Ливия: завод Рабта, подозревавшийся в производстве боевого газового оружия, опустошён пожаром.

 

16 марта               — СССР: Михаил Горбачёв, провозглашённый вчера президентом Советского Союза, объявляет о радикализации реформ.

 

18 марта               — ГДР: первые всеобщие свободные выборы завершились победой христианско-демократический Партии. Результат интерпретируется как плебисцит в пользу быстрого объединения с ФРГ.

 

19 марта               — Ирак: страна, превращённая в руины войной с Ираном, накопила общий долг размером почти в 70 миллиардов долларов, который она не в состоянии уплатить.

                              — США: по заявлению НАСА, атмосфера над северным полюсом, похоже, в свою очередь подверглась разрушению озонового слоя.

                             

20 марта               — Румыния: в Трансильвании жестокие стычки между румынскими националистами и этническими венграми (Мадьярами) привели к гибели по меньшей мере шести человек.

 

21 марта               — Намибия: после 75 лет южно-африканской оккупации и 23 лет партизанской войны бывшая германская колония получила международный суверенитет.

                              — Китай: характерно, что новый бюджет отмечен увеличением на 15%  оборонного бюджета.

 

24 марта               — Шри-Ланка: последний контингент индийских войск по «поддержанию мира» покинул страну. Миссия индийской армии, начатая в июле 1987, также подошла к концу.

 

28 марта               — Великобритания: в аэропорту Хитроу американские и британские специалисты обезвреживают сеть экспорта ядерных комплектующих в Ирак.

 

 

3 марта 1990

 

Я всё больше и всё лучше понимаю, через что прошли Шри Ауробиндо и Мать.

*

Нет, не проходишь сквозь «барьер» «целиком», проходишь сквозь его тысячи и миллионы фибр.

 

U

4 марта 1990

 

Приходится бороться против такого чёрного отчаяния.

Воистину, «дверь без ключа».

Тук-тук-тук... Тук-тук-тук... Тук-тук-тук...

*

Дело в том, что сопротивление не уменьшается со временем, терпением либо выносливостью — нет, оно увеличивается.

Возможно, придётся дойти до высочайшего Сопротивления, которое призовёт Высочайшую Мощь или Высочайшую Милость.

Мир — единое целое.

Он опрокинется для всех.

*

Так что, по внешним признакам, каждый день это усугубляется — в моей спине и в мире (!)

 

U

5 марта 1990

 

Есть феномен, повторяющийся довольно часто, но я до сих пор не могу объяснить его для себя. Обычно он происходит в конце (или ближе к концу) «операции».

Посреди этого раздавливания молнией вдруг без видимой «причины» опускается огромная МАССА, почти раскалённая (но не «обжигающая» в нашем физическом смысле), потрясающей твёрдости, более обширная, чем тело; и когда эта твёрдая Масса доходит до уровня плеч и спускается, всё тело раздувается, как будто тело отклеивается от своего скелета — раздирающего и сопротивляющегося — и тогда эта твёрдая Масса спускается, раздувает всё, и привычного «раздавливания» больше нет; но она такой твёрдости — можно сказать, настолько безумной — что в теле всё замирает в неопределённости, словно в чрезвычайной опасности, через которую нужно пройти не дыша, без содроганий, чтобы ничего не протестовало, не сопротивлялось, ибо всё может взорваться в мгновение ока. Тогда больше нет этого привычного раздирания-раздавливания (что приносит невероятное облегчение), но есть эта «лёгкая» твёрдость (осмелюсь сказать), как воздух — поскольку она прокатывается и свободно проходит — но «воздух»... который мог всё разнести. И почти жгучий, как охватывающая солнечная Масса (но ничего общего с нашими градусами Цельсия!)

Я не знаю, что это такое. Но тело отклеивается от своей сморщенной и жёсткой анатомии и как будто раздувается, гипер-раздувается этой нематериальной (какой не может быть никакая материя) твёрдостью или этим твёрдым, гипертвёрдым воздухом.

Это совершенно удивительное ощущение тела, отклеивающегося от своего скелета и наполняющегося «чем-то» текучим, но, однако, способным взорвать всё.

Я барахтаюсь среди неадекватных слов.

*

Когда это приходит, в теле всё останавливается, оно задерживает дыхание, как будто находится на самой границе Неизвестного. (Можно сказать — как будто одним махом оно могло бы «свернуться» и стать другой вещью, как сворачивается молоко!)

Сегодня вечером этот «феномен» был особенно мощным.

 

U

6 марта 1990

 

Сегодня было мучительное раздавливание.

Как будто все кости и суставы нагромождались друг на друга, создав единый блок неистового сопротивления.

Это раздирающе.

А Молния такая же неистовая, как и Сопротивление — и что?

Каждый раз они всё сильнее с обеих сторон...

*

Одна курьёзная вещь. Сегодня ночью Суджата встретила бенгальца (которого я знаю), ставшего губернатором Раджастана. Человека весьма чуткого и культурного. Его зовут Чаттопадхьяй. И этот человек сказал Суджате, что он должен был поехать в Непал, в одно место на горе, о котором он не знал, и он спросил у Суджаты, знает ли она об этом месте. Суджата не знала. Однако, там был я, присутствовал на их встрече, и я сразу же ответил, совершенно «естественно»: о! но это та самая гора, нужно пойти вон туда (я сказал название места и горы, как будто отлично знал о них!)

Вдруг я вспомнил, что много лет назад я очень часто возвращался  в одно и то же место, которое для меня (для моего духа) могло располагаться в Бутане или в Непале*. И это место было чем-то вроде монастыря, напоминающего укреплённый замок, возвышающийся над глубоким и очень крутым ущельем...

Должно быть, одна из моих жизней проходила там.

Суджата сказала, что я ответил Чаттопадхьяю «совершенно естественно»: о! да это же вон там.

 

U

7 марта 1990

 

Я искал, в какую дату у меня было видение той горы, раздавленной потрясающим безмолвным давлением (это была словно горная цепь перед моей комнатой на территории Края Земли), и я знал, что после этого раздавливания будет «землетрясение»... Это произошло в ночь с 24 на 25 августа 1980.

А Суджата отметила, что именно с 25 августа 1986 начали нисходить эти Массы (четыре года!...)

25 августа... совпадение?

*

Но в том видении 1980 года (всегда ясном, будто оно произошло только вчера) я не отметил, что там был некто, одетый в белое, как будто на холме или горной цепи, расположенной намного ниже или под Краем Земли, и этот некто тоже наблюдал за этим расплющиванием. Не знаю, кем был этот «некто». Сам же я, как обычно, стоял на лужайке перед своей комнатой.

Когда я вспоминаю об этом, мне кажется, что я вроде как беспокоился об этом существе, одетом в белое, потому что он находился очень низко и близко с этому расплющиванию.

Но это значит, что кто-то другой также осознавал феномен, поскольку смотрел на него.

 

U

8 марта 1990

 

Но удивляет именно эта текучесть, более твёрдая, чем паровой молот.

Она вас перемалывает, ничего не ломая (до сих пор!)

Но это раздирает.

Вот уже скоро четыре года, как я нахожусь в этих раздавливающих Массах, постоянно возрастающих... Это вызов всем нашим физическим законам.

 

U

9 марта 1990

 

Из всех отказов наиболее трудный, я думаю, отказ от печали.

Именно она наиболее крепко привязывает нас к старому человечеству.

Она прячется за дверями, и она может оставаться там на протяжении веков... чтобы прыгнуть вам в лицо при первом же вдохе.

Каждый раз, когда она показывается, я говорю: хорошо, Господь, однажды возникнет другая система — а тем временем нужно иметь храбрость, чтобы войти туда.

На несколько градусов ниже печали Враг показывает те же самые когти, но более обнажённые: это боль, жестокость и смерть.

Поэтому правильно не обманывать себя «сентиментальными» иллюзиями.

Вся  система, с её редкими милыми улыбками и краткими взлётами, захвачена Врагом.

Нужно идти к телесному корню.

Ключ находится в теле, я всё больше и больше убеждаюсь в этом — убеждаюсь физически.

Он там, где отрицание наиболее сильное.

 

U

10 марта 1990

 

Заставить спуститься этот крик в Материю.

Боль уже является этим криком.

*

Я знаю только один телесный крик: Ты.

 

U

11 марта 1990

 

Как только во мне открывается дверь души, приходят рыдания — почему?

Как будто внезапно воздух свободы, любви, простора посреди тюрьмы.

Ты.

*

Опять эти истории с «трубопроводом» (!) Сегодня ночью, с 10 на 11 марта, я находился в одном месте, похожем на ванную комнату, кто-то показывал мне довольно широкую трубу (около 20 см в диаметре), уходящую в землю, наподобие водопровода. Внутри трубопровода был как будто «поршень». Я погружал свою ногу или ступню в трубу,  ставил её на «поршень», и поршень скользил или опускался под весом моей ноги — и выходила вода!

Предполагаю, что «вода» — символ новой Жизни.

Она выходила из земли (или со дна этой «трубы») под давлением моей «ступни».

 

U

12 марта 1990

 

Это раздавливание молнией столь сокрушительное, что... определённо, что-то готово сдвинуться в Земле.

Или в человеческом виде.

Все старые законы будут потрясены.

 

U

13 марта 1990

 

Иногда мечтаешь собрать эссенцию жизни, Красоту и слёзы жизни в несколько слов, проникающих криком сквозь века.

Мне нужно было родиться поэтом, музыкантом или чайкой.

Я вручаю своё тело мистерии будущего, в котором этот крик воплотится.

*

Этот идиот аббат, комментирующий «Бунт Земли»: «Нет, спасение не “физическое”, оно метафизическое.»

А сам он кто, мета-рыба? или что? огурец, засоленный в святой воде?

Они держатся за неё смертельной хваткой, это их средство существования.

Папы всей вереницы предшествующих видов никогда не упускали возможности заявить, что «спасение» являлось мета-скорпионьим, мета-крысиным или  мета... ядерным, и тем не менее физическое по-любому продолжает существовать!

Но нужна недюжинная храбрость для того, чтобы внедрить грядущее физическое в нынешнее физическое.

Это гораздо труднее, чем умереть.

Шри Ауробиндо делал это на протяжении сорока лет....

А Мать...

«Он притянул энергии, преобразующие Эпоху» — говорила Савитри.

Мы пришли к этому.

 

U

15 марта 1990

 

Мучительно и без ощутимого результата.

Впечатление, что я нахожусь в самой Жестокости.

(Времена мусульман.)

Китайцы не отстают.

А немцы готовят супер-монстра, если им позволят.

Тем временем американцы продают оружие всевозможным дьяволам — бизнес есть бизнес.

Впрочем, весь мир занят бизнесом.

Необходимо срочно создать Новое существо, прежде чем на земле больше ничего не останется, кроме этих зверей.

 

U

16 марта 1990

 

Доходишь почти до безумия, говоря себе: что делать, что делать, что делать — как поступить, как действовать?

Есть ли другой способ делать это? какой?

Шри Ауробиндо говорил: «Физическое сопротивление может быть таким, что предпочтёшь отбросить свою собственную субстанцию.» Я не могу предпочесть это! Я хотел бы продолжать — от всего сердца и со всей своей болью, до последнего дыхания; но как действовать? что делать?

Если бы сопротивление было тотальным, общим, я бы мог упорствовать, выдерживать, но здесь адская судорога между шеей и лопаткой, блокирующая или отклоняющая Могущество, и тогда вся спина скручивается и раздирается. Вся пытка сосредотачивается в одной точке, именно поэтому чувствуешь себя столь адски и безысходно — я не вижу выхода. Что делать для предотвращения этой судороги?

Я пробовал тысячи способов на протяжении лет, и не нашёл никакого способа.

*

В последнюю ночь от 100 до 200 человек (прислуга говорит, что 200) пришли на холм в самой нижней части Края Земли, к юго-востоку от Края Земли, они срубили все деревья и выкопали место для своих хижин. (200 хижин = 1000 человек...)

Всё ускоряется.

Вот что я видел десять дней назад (в ночь с 6 на 7 марта) и записал в свои «обрывки видений»: «В кромешной ночи Край Земли атакуют гундас (бандиты), и все они были детьми! двенадцати лет (колония внизу, которая множится и “звереет” или “грубеет” всё больше и больше). Прилив неумолимо поднимается. “Безмолвный сценарий” — и всемирный. В пятидесяти метрах под нами. Нет нужды далеко ходить, чтобы увидеть состояние мира. Я сказал об этом в книге: островок Красоты никогда не выживет в окружающем Варварстве — ни в Тибете, ни в Афинах, ни здесь, у Края Земли. Время поджимает.»

Единственная надежда — то, что происходит в этом теле (и, я надеюсь, в некоторых других никому не известных телах.)

 

U

18 марта 1990

 

Это Могущество — высочайшая тайна.

Или тайна Высочайшего.

*

(Если верить тому дурачине-аббату, то это метафизика, которая становится физикой!)

 

U

19 марта 1990

 

Эта обструкция приводит в такое отчаяние.

Что справится с этой механикой?

Она ме-ха-нис-тич-на и бесконечна.

Требуется изменение в самой структуре...

Нужно, чтобы изменился физический факт! сказала Мать.

*

Думаю, что в конечном итоге это действительно вопрос атомной структуры, то есть самой организации этой материи.

Нужно достичь точки, в которой это Могущество смогло бы изменить закон атомов — оно может это сделать, вне всяких сомнений, но нужно достичь точки, где субъект эксперимента сможет выдержать операцию и при этом не взорваться преждевременно.

И, тем не менее, будет ли момент, когда это должно будет «взорваться»?

Шри Ауробиндо говорил о «новом принципе материи» — он  знал, о чём говорил.

Я всё больше убеждён, что это единственное решение.

Нужно достичь верной «дозы».

*

Очевидно, это означает множество механических сопротивлений, то есть — множество боли.

 

*

Вечер

 

Никогда не был в подобной яме боли.

Тело своего рода раздираемый обломок кораблекрушения на скале.

В любом случае, мы идём к Тебе, Земля и весь экипаж.

 

U

21 марта 1990

 

Сегодня ночью я снова оказался в концлагере! — 45 лет спустя! и после всей этой чистки молнией! (такого не случалось со мной на протяжении года или двух, или, возможно, больше).

Значит, есть неизгладимые отпечатки, наподобие наших механических рефлексов — записанные, как барельефы Египта, начиная от древних ночных династий. Вся эта система должна быть РАСПЛАВЛЕНА.

Есть лишь один концлагерь, и всё является его частью.

Но это означает пошатнуть сами основы Земли (или жизни на Земле)...

Возможно, это и есть Новая Эра.

Я не сомневаюсь, что если хотя бы одна точка концлагеря — одна-единственная точка — уступит, то всё уступит.

Это единое целое.

Это и есть «grim foundation stone» [зловещий камень в основании].

Мало-помалу оцениваешь громадность задачи.

Если это безумно, то мне больше нравится такое безумие.

*

О, Ма, отдаю тебе эту точку, чисто и просто.

А иначе какой смысл в этой точке?

*

Очевидно, что одна человеческая точка (или рептилии, или земноводного, или любого другого из известных) содержит все составные элементы земной материи (да и любой другой в галактике). Достаточно одной точки.

Психология, философия и религии с нашими науками — лишь изменчивые покровы, в которые облачилась эта точка материи.

 

*

Вечер

 

Цель эволюции в этом, чтобы найти — рас-крыть — Божественную Реальность Материи под этой животной и смертельной коркой.

Это и есть «божественная раса» Ведических Риши.

Корка мучается и сопротивляется.

«Разрушаться вперёд» — это выражение обретает смысл, всё более конкретный... и раздирающий.

У меня впечатление, что материя не останется такой, какая она есть.

А иначе что? Смерти и смерти, повторяющиеся без конца, потопы и вселенные, повторяющиеся без конца, растущие династии, приходящие в финале к разложению — а человека до сих пор нет?

«This time something will be done*» — сказал Шри Ауробиндо.

 

U

23 марта 1990

 

Нужно собрать всё своё мужество.

 

*

Вечер

 

Сегодня ночью видел свою шею в красных тисках.

Взялся ли я за дело неправильно?

Я не знаю, как взяться!

Нет никакого способа.

Красные тиски — ситуация конкретно и в точности именно такая. Нужно терпеть и выдерживать, вот и всё.

Молния пробивает себе путь.

Борозда боли открывает новые пути дыхания. Фактически, есть две борозды, параллельные позвоночнику, от затылка до низа (то, что Клод называет «великими меридианами»). Обе борозды вверху присоединяются к точке, которую я называю «центральным клапаном» (вероятно, аджна чакра), находящимся в центре перпендикулярно на уровне лба между глазами. «Источник» располагается выше головы и проходит через верхушку черепа. Внизу эти борозды следуют ориентировочно по той же траектории, что и седалищные нервы, те, которые вначале заставляли меня думать, что у меня воспаление седалищного нерва, «ишиас» (или шейный ревматизм!) Завершение этих борозд находится под ногами.

Нет способа «взяться за дело»: нужно позволить проделать дыру.

*

(Я помню рассказ Матери о том, как «летучая мышь вцепилась ей в шею» — flying fox [крылан, летучая лисица].)

 

U

24 марта 1990

 

Вся эта темнота желает остаться в своей безболезненной темноте.

Именно это нужно собирать в кулак каждое утро.

Для нашей грубой материи свет означает боль; сознание означает боль. Воспринимать означает страдать.

Таков основополагающий печальный факт.

Поэтому приходится резать.

*

Мы обитаем внутри определённого животного круга, представляющего собой что-то вроде приобретённого или «адаптированного страдания», которое болезненно превратилось в «способ жизни», но как только мы хотим выйти из круга, даже на миллиметр, то сразу же обнаруживаем, что такое система. Именно сам фундамент должен измениться.

Я полностью внутри этого.

Неудивительно, что это бесчисленное раздирание.

 

U

25 марта 1990

 

(17 ч. в Тихой Долине)

 

Похоже, что вся наша Материя — та, которую мы трогаем, видим, переживаем и ощущаем — это коагулированная, сгущённая боль. Фиксированность Материи и есть эта коагуляция — сама противоположность Божественной Радости. (Учёные говорят о «глюонах», но это, скорее, болеоны*!)

Это не де-коагулируется никак иначе, кроме как в смерти.

И нужно декоагулироваться живьём (посредством молнии).

Я не знаю, что останется от этого тела в конце...

Свободные атомы! удерживаемые вместе Божественной Радостью.

Тогда земное Несчастье будет побеждено.

 

*

Вечер

 

(Румыния и венгерские евреи) Они освободились от диктатора и обнаружили тот же самый Ужас в самих себе.

*

Когда я об этом «думаю», тело обладает потрясающей верой.

Это значит, что Божественное здесь.

Следовательно...

*

 

Indian Express, 25 марта

 

Следующие семь дней

 

Скорпион

(24 октября-22 ноября)

Две ваших центральные планеты, энергичный Марс и упрямый Плутон, собираются сформировать конфигурацию сложной задачи. Когда они достигнут этой позиции, это можно будет описать как необратимая сила, встретившаяся с незыблемым объектом, поэтому будьте готовы. Но в основном это время для независимости, чтобы вступить на новый путь.

*

 

Иногда астрологи говорят дельные вещи!

 

U

26 марта 1990

 

Бывают моменты, к самому концу «операции», когда ощущаешь себя будто в конце жизни.

 

U

27 марта 1990

 

Забавно, тело больше ни во что не верит, ни в жизнь, ни в смерть, ни в колотящееся сердце, ни в головокружения, ни в эту раздувшуюся трубу у себя в затылке, оно не верит даже в свои позвонки — оно даже не пытается принимать «Саридон», когда боль слишком нестерпимая. Оно даже могло бы сказать, что больше не верит в свои боли, если не считать того, что они причиняют боль (!), как и в свой прогрессирующий износ. Оно не верит больше ни во что. Оно будет ходить как обычно, и если оно умрёт, возможно, оно скажет: пора мне походить (!). Оно верит только в «это», как тюлень на своей льдине «верит» в солнечный воздух, и оно знает (смутно, но упрямо), что однажды «это» придёт, чтобы его спасти. Вот и всё.

Забавно, вся наша физическая и физиологическая жизнь превращается в конкретную иллюзию — она конкретна, она причиняет боль, она чёрная и изнурительная, но это уже словно иллюзия прошлого, которая продолжает настаивать на своём. Это кошмар с тайным солнечным «этим» внутри, которое его поддерживает.

Я даже перестал пить коньяк, потому что знаю, что на самом деле он не поддерживает меня, разве что приносит удовольствие. Ничто не поддерживает, не помогает, за исключением «этого»... где-то глубоко, очень глубоко, позади моих костей или органов.

Физически, практически мне ничего не помогает, кроме сна — без сна, думаю, я бы не выдержал. Вне всяких сомнений, именно Они кладут бальзам на эту Ложь, когда я сплю — или Они просто возвращают меня к состоянию истины.

Вчера вечером я был похож на человека, готового умереть, настолько это было болезненно, а потом продолжил как обычно, хотя и со стоном.

*

Когда я слышу звук ОМ, я знаю, что это — живое. А всё остальное...

Тогда мне хочется рыдать, как потерявшемуся ребёнку.

*

Раздумывая над этим, приходишь к мысли, что телесное сознание как будто независимо от нашего физического сознания и, возможно, даже независимо от нашего физического состояния.

Может быть, это новое сознание тела, которое в процессе формирования?

А тот, кого я называю «работником», возможно, является тем, кто строит новое тело, медленно, в темноте, в мучениях?

Я воистину ничего не знаю.

 

U

Ночь 28-29 марта 1990

 

Сегодня ночью я слышал: «Месяц май будет очень долгим.»

 

U

29 марта 1990

 

Эти дозы не перестают увеличиваться, просто безумие!

Есть лишь три возможных выхода: смерть, изменение материи, разрушение физической иллюзии.

Или же тело всё больше и больше обретает способность дышать тем, что находится здесь, как амфибия, переходящая к новому Солнцу.

Но может ли такое продолжаться без того, чтобы эта материя изменилась? или взорвалась.

*

Возможно, «физическая иллюзия» — это когда рыба «думает», что её водяную плёнку невозможно пересечь.

Не знаю, как я держусь стоя.

Тело не знает, как оно выживает.

В каждую секунду это мистерия.

*

У нас расцвёл первый бутон «Божественной Любви*».

 

U

Ночь 29-30 марта 1990

 

В самом первом сне (в час, когда я вижу всеобщие мировые события) я слышал ужасающий треск, как будто гигантское строение или здание развалилось на куски (я не видел этого здания), и этот треск вызвал или произвёл потрясение в громадной человеческой толпе, миллионы человек, как будто всех их встряхнула эта волна — это было очень ясным, как будто я находился среди этой толпы (однако, я смотрел немного сверху). Человеческая масса, которую всколыхнуло это сотрясение.

Если бы я попытался перевести в слова ощущения этой толпы, я бы сказал — паника. Или «awe» [трепет, ужас].

Что это за «здание»? Финансовое здание? или человеческое здание?

 

U

30 марта 1990

 

Когда копаешь яму, то достигнув глубины десяти сантиметров, ты уже не должен их заново перекапывать, а можешь двигаться дальше или глубже; но здесь же ничего не является «достигнутым», эти десять сантиметров никогда не оказываются выкопанными, остаётся всё то же сопротивление или всё то же страдание в первых десяти сантиметрах позвоночника, которые были и десять месяцев назад, и два года назад, и я не знаю когда.

Это продлится столько, сколько продлится.

Кошмар.

Я хорошо понимаю, что этот кошмар земного масштаба... наполненный сумасшедшими и жестокими голосами.

Меч Калки медлит — но Он лучше знает.

*

Все они набиты своей «демократией» — превосходная панацея от мировой гнили.

 

U

31 марта 1990

 

Такое невозможное раздавливание.

Требуется сверхчеловеческое усилие, чтобы стоять прямо.

Тело изнурено.

*

Сегодня утром прямо перед пробуждением я видел склон холма, опалённый огнём (не раскалённый, а опалённый).

Сначала я подумал, что огонь зажгли люди, как они обычно здесь поступают, потом я задался вопросом, не был ли это один из тех необычайно кратких образов (не успеешь глазом моргнуть) нового сознания, чтобы показать вам «ситуацию» — в Ведах постоянно встречается фраза «Hill of the being» [Холм существа], не был ли это «мой» холм, опалённый... Агни?

Это был очень красивый русый или рыжий цвет,  как осенние листья в закатном солнце.

 

U

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Апрель

 

 

Хронология мировых событий

 

2 апреля                — Ирак: президент Саддам Хуссейн впервые признаёт, что его страна обладает бинарным химическим оружием. Он угрожает использовать его против Израиля в том случае, если тот начнёт наступление.

6 апреля                — Непал: в Катманду полицейскими убито по меньшей мере 22 человека, участников митинга за восстановление многопартийной системы и демократии.

                              — СССР: в Вильнюс, столицу Литвы, отправляют солдат.

8 апреля                — Венгрия: демократический Форум выиграл выборы в Парламент.

                              — СССР: исламские государства призывают правительство прекратить иммиграцию советских евреев в Израиль.

9 апреля                — Непал: король Бирендра уступил требованиям оппозиции и вернул многопартийную систему.

                              — Космос: американский спутник Cobe, запущенный в ноябре прошлого года, точно подтвердил наличие теплового излучения, свидетельствующего о рождении Вселенной почти 15 миллиардов лет назад.

11 апреля              — Великобритания: британские таможенники захватили «самое большое в мире орудие», предназначенное для отправки в Багдад.

12 апреля              — Индия: шесть смертей в результате инцидентов на индо-пакистанской границе.

13 апреля              — Танзания: на юге страны 250000 человек пострадали от сильнейших наводнений.

20 апреля              — Алжир: по призыву Исламского Фронта Спасения (FIS) несколько десятков тысяч манифестантов прошли по столице Алжира.

24 апреля              — США: возвращаясь к своему заявлению от 17 апреля, президент Джордж Буш решил ничего не делать против Кремля в ответ на блокаду Литвы.

                              — США: космический челнок Дискавери берёт на борт космический телескоп Хаббл, который должен обеспечить обзор космического пространства, невозможный с земли.

                              — Эфиопия: несколько миллионов человек снова под угрозой голода.

25 апреля              — Космос: астрофизики обнаружили вторую звезду, окружённую кольцом материи, которая может оказаться звёздной системой на стадии формирования.

26 апреля              — Китай: землетрясение в округе Цинхай силой в 6,9 баллов по шкале Рихтера стало причиной гибели более ста человек.

 

 

Ночь 31 марта — 1 апреля 1990

 

Я находился на самом верху очень высокого здания на сваях. Наблюдая сверху (вероятно, с террасы) я видел вертикальную стену из серого цемента (без единого окна, как мне показалось, словно крепостная стена) и необычайное сапфирно-голубое море, по которому прокатывались очень большие голубые «валы», проходящие, казалось, даже под этим зданием.

Сапфирно-голубой цвет Новой Жизни...

Здание было, возможно, двадцати метров в высоту.

Это не было море в момент шторма, совсем нет, но огромные мощные валы, как на Диком Берегу (я даже не видел пены).

*

«Стержень из железа» (говорит Суджата) между моей шеей и лопаткой.

Что делать?

Господь, я в такой безвыходной ситуации, скажи мне, что делать?

*

Можно ли оставаться в стенах и уважать эти стены?

И можно ли выйти из стен, уважая их?

Ambulando solvitur[2].

День за днём делать столько, сколько можешь (я говорю так потому, что сегодня после полудня вынужден был прекратить работу из-за того, что этот «стержень из железа» стал... «обессиливающим» — в этом и состоит могущество враждебных голосов: «Ты станешь немощным, это приведёт к непоправимому, ты больше ничего не сможешь делать...» Был ли я прав или неправ, что прекратил?)

 

U

2 апреля 1990

 

Это фан-тас-ти-ческое Могущество, которое может всё разнести на кусочки, однако, продолжаешь оставаться на ногах... (раздираемый, но невредимый).

(Движение птицы.)

Не тот ли это болид, который я видел сегодня утром перед самым пробуждением...?

Это действительно дыхательная молния.

Сегодня сильно тянет сердце.

*

Определённо, это другой тип жизни.

*

Вот что я записал после пробуждения в своих «обрывках видений»:

«Маленький гоночный автомобиль в форме веретена перед моим гаражом (направленный к выходу). Мне показалось, что я видел на кончике веретена, позади, ярко-красное пятно. Можно сказать, небольшой болид[3]. Я удивился — это было для меня сюрпризом.» (Проснувшись, я даже спросил себя — а кому он принадлежал.)

Если я правильно помню, цвет корпуса самого болида был серебристый (но мягкий и нежный, ничего металлического).

У меня даже создалось своего рода впечатление, что корпус болида был сделан из маленьких створок, пропускающих воздух и свет. Колёс я не видел.

 

*

Вечер

 

Интересно то, что само тело говорит или отдаёт себе отчёт: но ведь это иная форма жизни!

Только оно не знает, как настроить свою старую систему на эту молниеподобную жизнь (!)

*

Для него нет никаких сомнений, что именно это и есть Жизнь. Но оно не знает, как её выдержать.

 

U

3 апреля 1990

 

Находишься в процессе обжигания своего холма. Это совершенно точный образ.

Не знаю, как можно остаться в человеческой форме.

Этом механическом панцире.

«Bear and endure», воистину, это единственное, что остаётся делать.

 

U

4 апреля 1990

 

80 лет назад Шри Ауробиндо прибыл в Пондичерри.

 

U

5 апреля 1990

 

Иногда вместо сокрушительных ударов молнии это становится потоком твёрдого огня, прокатывающегося по спине вниз. (Особенно на протяжении вчерашнего дня или нескольких последних дней.)

(Возможно, это и есть тот «обожжённый холм»...)

 

U

6 апреля 1990

 

И снова «стержни из железа» там и тут, ещё более яростные.

Этой Стене миллионы лет, и она заставляет вас ощутить это.

Не знаю, существует ли Победа, но существует способность людей не склонять голову перед своей Судьбой.

*

Дни становятся всё более и более ужасными.

И повсюду эти подлые и трусливые террористы, обстреливающие или взрывающие автобусы с женщинами и детьми... Они недостойны даже того, чтобы называться зверьём.

Бесчисленные маленькие нацисты.

До каких пор?

И куда?

Такова человеческая низость.

Единственный возможный финал — это изменение вида. А до тех пор оно будет становиться всё более и более гнусным (и раздирающим мою спину).

 

U

7 апреля 1990

 

Странное чередование колонны молнии — полностью прямолинейной сверху донизу, а тело напряжено до хруста, полностью вертикальное — и последующего массивного раздавливания, прокатывающегося, словно поток огня, через плечи и тело.

Это несколько ужасающе.

Но у меня впечатление, что всё движется в правильном направлении.

(Когда это превращается в «поток», то всё становится, можно сказать, мягким, как варёный хрящ!)

 

*

Вечер

 

Определённо, Будда сделал лишь половину работы: то, что он нашёл наверху, нужно было заставить спуститься в кости.

Именно Шри Ауробиндо сделал это.

Долгий и терпеливый труд.

 

U

8 апреля 1990

 

Раздавливание молнией и огнём на протяжении семидесяти минут стоя... о! Господь...

Ни жизнь, ни смерть не существуют.

Новое Солнце прокладывает себе путь.

И оно опрокинет наши стены.

*

Жизнь и смерть = старый вид.

Если бы жизнь существовала, я был бы мёртв. Если бы смерть существовала, я, тем не менее, был бы жив.

Это ни жизнь, ни смерть. Это ДРУГАЯ ВЕЩЬ.

Это Новое Солнце Божественной Жизни.

И Новая Земля Шри Ауробиндо и Матери.

Ныне происходят божественные вещи.

Я чувствую себя как «первая» амфибия на Земле (!)

*

Я говорил Л о «жизни без смерти», а люди воображают, что это та же самая жизнь, только без смерти — но это совсем не так!

Их жизнь и есть смерть.

 

U

Ночь 7-8 апреля 1990

 

Новое Сознание знает, как быть совершенно бесстыдным и прямолинейным в своих «объяснениях» (или, скорее, демонстрациях). Мне было стыдно это записывать, но всё же это значимый факт... Во сне у меня начался неудержимый понос, и весь мой кишечник опорожнился. Я подумал: о! какой ужас! всё это на моих простынях (пусть меня простят). Я поднял своё одеяло (во сне), дабы увидеть последствия (!), и с изумлением увидел, что изверг только чистую воду! и была лишь одна капля крови.

Проснувшись, я задался вопросом, не означало ли это «очищение физического организма»? полная очистка от всего этого ужаса в подсознательном. Оно чистое: вода.

Но я не знаю, что это за «капля крови»? Последняя капля устаревших витальных сил?

Не смею в это поверить. Но в конце концов, именно это я видел.

 

U

9 апреля 1990

 

Утро

 

Постоянно одни и те же враждебные голоса... (что ты себе воображаешь?!)

Я могу сомневаться в том, что когда-нибудь стану новой Амфибией, но я не могу сомневаться в том, что этот кислород существует, а если он существует, то я не сомневаюсь в том, что однажды люди его заметят и что они будут ходить по новой Земле. Вот.

Сначала это был хаос боли; теперь же есть пути циркуляции.

*

Это Солнце будет формировать само себя новым способом, автоматически и безошибочно, как прежнее старое солнце сформировало маленьких ящериц.

Мы словно в океане со множеством акул. (Должно быть, и у них есть папский закон против абортов.)

 

*

Вечер

 

На протяжении нескольких дней слева появилась ещё одна судорога, почти симметричная первой.

*

Основа тела никогда не забывает Нектара, который оно пило шесть или семь лет назад, но всё остальное утомительно.

Вероятно, эта «Молния» также является и этим Нектаром, но он должен пройти через панцирь Лжи.

Это всегда та же самая вещь — нет никакой другой — но она должна пересечь разнородные слои. И бесчисленные деформирующие среды. Она чистая только в сердцевине материи или в возвышенных вечностях — именно соединение этих двух и должно быть сделано.

Тогда она станет бесчисленным Нектаром.

 

U

13 апреля 1990

 

Беседа с Суджатой

 

Мать заботится о Сатпреме

 

Итак, как я вам уже говорила, ночью я ворочалась то так, то эдак: тело хотело прохлады. Потом я встала рано, закончила свой лёгкий завтрак, ещё не было четырёх с половиной часов! Тогда я сказала: ещё слишком рано, чтобы начинать день! (смеясь) и легла в свою кровать — а потом плюх! ушла! (Смех) В итоге, когда я открыла глаза, было пять тридцать. В это время мне приснился сон.

Как обычно и происходит, я забыла начало, остались очень сумбурные воспоминания, а последняя часть осталась в памяти очень яркой.

 

Да, да.

 

В первой части были вы, не знаю, где мы были, что делали, там было хождение взад и вперёд, то есть мы ходили туда и сюда, речь шла об определённых вещах, бумагах, книгах или что? я полностью забыла.

Потом в какой-то определённый момент пришли П и Р. П также приходил с журналами и чем-то, я не знаю. Далее вы исчезли, то есть вас больше не было с нами, вы ушли куда-то в другое место. Р всё время была там, но она не слишком много говорила, она немного ходила. И я сказала П: теперь вы можете мне прочитать (он должен был что-то мне прочитать). Он взял бумаги в руки (бумагу или газету или журнал, не знаю), и как только он начал, я сказала: «Послушай, уже десять часов, мне нужно идти»! (Смеясь) Я запомнила это.

Потом я вышла из комнаты, где находилась, и оказалась в коридоре, наверху. Р была со мной, она пришла со мной, а П остался там, где был.

Я думала, что именно в это время должна была прийти Мать; поэтому я и ушла.

Знаете, там, где заканчивается коридор, он идёт направо в большую комнату.

 

Ты говоришь об Ашраме?

 

Да, коридор наверху.

 

Да.

 

Не слева, будуар Матери, а другая комната, куда мы поднимались к Матери.

 

Да.

 

Итак. Придя туда, что же я вижу? — Мать! Там была Мать. Вы помните? прямо рядом с большой дверью, мы входили налево, там был стол.

 

Да.

 

С вазами и т. п.

 

Да.

 

И напротив него, прислонившись, рядом с дверью, сидела Мать, вот так, согнутые колени, опираясь...

 

За столом?

 

Нет! на полу.

 

На полу.

 

Да, любопытно, почти всегда я вижу Мать сидящей на земле.

 

Да, это не... Это именно так, да.

 

Она была там, вот так. И я подумала: «О! Мать уже спустилась!» или «Мать уже здесь!», что-то вроде этого. И знаете, что Мать делала?

 

Нет.

 

Она присматривала за вами. Она была там, а передняя часть стола выступала: вы прислонились к нему.

 

К столу?

 

К столу.

 

Стоя? Сидя?

 

Нет-нет, вы сидели. Если я правильно помню, вы сидели скрестив ноги. И были полностью погружены в медитацию. И именно Мать следила за тем, чтобы вас не беспокоили в вашей медитации. Сама Мать была полностью пробуждённой, юной, она улыбалась, смеялась. А потом она мне сказала: «Хочешь мне помочь?» Я не знала, что имелось ввиду, тогда она объяснила мне позже, что должны были принести вещи, и я должна была ей их передать, а она их расставит. Вероятно, в холодильнике или где-то. Вы знаете, у Матери в холодильнике были (смеясь) самые разные вещи!

 

(Смеясь) Да, да.

 

Не только пища, фрукты, но множество цветов, множество кремов, множество... Видит бог! (смеясь) всё, что она ставила туда! я не знаю! Но во всяком случае, я всё это там видела! Так вот, она сказала, что должны были принести вещи, я должна их ей передать, а она их расставит. Вот.

 

Предметы, которые она должна была расставить в...?

 

Да.

 

А я сидел, и она присматривала за мной?

 

Она присматривала за вами.

 

Я был такой, как сейчас, или моложе?

 

Я не могу сказать насчёт лица; знаете, когда человек в медитации, лицо не имеет возраста. Но вы, однако, были в голубом.

 

А! я был в голубом, это как раз важно.

 

Вы были в голубом.

 

Да, это так.

 

Насчёт Матери я совершенно не помню, это как-то не сохранилось у меня в памяти. Думаю, это был небесно-голубой, не цвет моря, как у вас, но небесно-голубой, он всё время сверкал и смешивался с белым, полагаю.

 

Нет, важно то, что я был в голубом. Это моя одежда для работы, если можно так сказать.

 

И любопытно, вы были в медитации, а Мать присматривала, но так, будто речь шла о работе; вы не просто медитировали-медитировали.

 

Да.

 

Но так, будто вы совершали работу, если можно так сказать.

 

А! да!

 

Создавалось такое впечатление — или, скорее, ощущение.

 

Да, конечно.

Она присматривает за мной на протяжении того времени, когда совершаю работу — Она может такое делать, поскольку это... это опасно.

Да, ну что ж, это хорошо! Это хорошо! Я знаю, что Они присматривают, не правда ли, но в конце концов, внешнее сознание, оно совсем ничего не знает! — (смеясь) но отрадно слышать такое! (Суджата и Сатпрем смеются)

 

Вот.

Я совсем не понимаю роли П и Р.

 

Знаешь ли, в тех мирах переходы происходят очень быстро... Фактически, мы пребываем во многих местах одновременно, не так ли; но переходы от одной вещи к другой происходят очень быстро, нет ни расстояний, ни...

 

Ни какого-то особого перехода.

 

Ни перехода. Мы как будто попадаем из одной комнаты в другую.

 

Да.

 

Нет, я думаю, что нет никакой связи; и тебе хотели показать именно то, что Мать присматривала за мной.

Ах! да, Она это может! (Суджата смеётся) Но я в этом не сомневаюсь, я знаю, но... внешне ты совсем один и пребываешь в темноте. Внутренне и глубинно знаешь. Но внешне, хм, ты находишься там и... доля секунды — это доля секунды.

Ладно...

 

Но также очень часто, когда я вижу Мать таким образом, в Ашраме, там немало людей. Я вижу одного, другого...

 

Да.

 

Но здесь не было никого другого. Комната была совершенно пустой. Мать, сидевшая рядом с дверью, и вы, прислонившийся к столу. Всё, больше никого.

 

Да, я думаю, что это располагается в твоём уме, в твоём внутреннем сознании — я собирался сказать «внешнем»!

 

Ну да, это...

 

Для твоего сознания это выглядит так, будто происходит в Ашраме или в знакомых для тебя местах, не правда ли.

 

Да.

 

Но это... Важно, что ты видела её сидящей на земле, именно таково её положение на данный момент: Она на земле и она сидит! (Сатпрем ударяет по земле)

 

Да, сидит.

 

Она не на небесах! И я в голубом: именно это важно — и к тому же Она присматривает.

Ладно, моя Милая, что ж...

 

Но ещё, пока мы с вами говорим, так вот: Мать разговаривала, и она говорила очень естественно, не шёпотом, не совсем, но происходящее там, казалось, не мешало вашему состоянию.

Вот, на этом всё!

 

U

Ночь 13-14 апреля 1990

 

(Индийский Новый Год)

 

Посреди ночи я проснулся от сильного шума ветра бури или урагана и одновременно от ощущения холода. Я поднялся и... увидел, что всё стекла большой восточной стороны вылетели, разбились, и тысячи осколков стекла рассыпались по полу моей комнаты, а буря бушевала снаружи. Пришла Суджата, я сказал ей быть осторожнее, чтобы не порезать ноги осколками стекла, усеявшими мою комнату. (Дождя не было: только бушующий ветер.)

Обычно ветер не разбивает стёкла — был ли это ветер?... Или взрыв?

*

Вечер

 

Никогда-никогда не испытывал подобной Молнии. Кажется невозможным, что эта материя останется такой, какая она есть.

*

Возможно, мы близки к «взрыву». Всё говорит мне об этом.

 

U

14 апреля 1990

 

Беседа с Суджатой

 

Разбитые стёкла

 

Итак, сегодня у нас Вайсакша!

 

Новый год.

 

Да, новый год — бенгальский. И тамильский тоже! 14 апреля.

 

Итак, слушай, сегодня ночью я кое-что видел. Это было очень кратким, и к тому же я не знаю, что это значит. Я проснулся посреди ночи, услышал шум бушующего ветра и очень замёрз. Я поднялся; видишь тот большой застеклённый проём, там?

 

Да, да.

 

Все стёкла разбились, тысячи осколков стекла на полу, и к тому же этот завывающий ветер снаружи. В этот момент пришла ты, я сказал тебе: «Осторожно, не порежь ноги этими осколками стекла на полу.»

Все стёкла были выбиты, стёкла большого проёма, там, на восточной стороне.

Ни дождя, ничего, но ураганный ветер, ветер очень, очень... Именно это меня разбудило, шум ветра, и к тому же я замёрз.

 

Посреди ночи? Так?

 

Да, посреди ночи. Меня разбудили шум и холод.

 

 То есть из более глубокого сознания вы возвратились в более внешнее сознание, более материальное.

 

Более материальное, а потом я поднялся, чтобы...

 

Вы поднялись, встали?

 

Да, во сне.

 

Ах! во сне.

 

Потому что я замёрз; в особенности потому, что я замёрз, не так ли, и к тому же был это шум. Обычно — в этом году я слышал  ураганы множество раз, но они происходили над Краем Земли или же... словом, это происходило снаружи. Но здесь все мои окна оказались... всё стёкла были разбиты — не разбиты: выбиты. И к тому же повсюду на полу все эти осколки стекла.

 

И это была ваша комната?

 

Это была моя комната, это не происходило в другом месте: это была моя комната.

 

И так как осколки были внутри, это означало, они были выбиты...

 

Когда ты пришла, я сказал тебе: «Осторожно! ты порежешь ноги.»

 

Это значит, что они были выбиты снаружи.

 

Да, снаружи. И я полагаю, что этой бурей или ураганом, этим ураганным ветром — я предполагаю, но на самом деле, я не знаю.

Да, у меня не было никакого ощущения, что дом атаковали люди — ничего подобного. Впрочем, любопытно, у меня было своего рода впечатление, когда я смотрел на все эти разбитые стёкла, что снаружи был свет. Потому что я видел очень ясно, не правда ли, если бы снаружи было темно, я бы не видел так ясно.

 

А не могло быть светло из-за лунного света?

 

Возможно. Во всяком случае, я чётко видел то, что было снаружи, и я видел все эти выбитые окна, словно дыры, если угодно.

 

О!

 

Тем не менее, очевидно, я был настолько изумлён, увидев все эти разбитые стёкла, но у меня не было ощущения, что ветер присутствовал внутри моей комнаты.

 

Только холод?

 

Сначала я услышал шум ветра, урагана.

 

Да, да.

 

Но было холодно... И когда я смотрел на всё это, если бы буря и ветер были внутри, я бы почувствовал... (Сатпрем смеётся) ветер хлестал бы меня, не так ли! Здесь же я не... Очевидно, я был настолько изумлён, видя все эти разбитые стёкла, что меня не интересовали другие вещи, но я не ощущал, что ветер вошёл внутрь, в основном я видел осколки окон на полу. Ты пришла, ты пришла посмотреть; думаю, что я не звал тебя, думаю, что ты просто пришла.

 

Вероятно, я тоже услышала шум.

 

Вероятно, ты тоже услышала шум. И я сказал тебе: «Осторожно, не порежься».

 

Любопытно.

 

Да, это любопытно. Все ураганы, которые я мог видеть, всегда были снаружи моей комнаты, или над Краем Земли, или... В общем, они не проникали внутрь.

И это не было какое-то место в тонком мире: это была моя комната, какой она является физически.

 

Да, потому что вы говорили об этом проёме.

 

Да, эти окна, полностью выбитые, и к тому же, в особенности, осколки стёкол на ковре!

 

Любопытно. Что это могло означать?

 

Ну, я не знаю!

(молчание)

Обычно ураган или буря, они не разбивают окна! Они могут снести крыши, но они всё же не выбивают окна.

 

Это любопытно. Странно.

 

Да, я не знаю, что это такое.

 

Вы не пришли ни к какому выводу?

 

Ни к какому! Я был весьма изумлён! (Сатпрем громко смеётся)

 

Нет, я хочу сказать — сегодня утром.

 

Нет, я не пришёл ни к какому заключению, потому что... Если это не проникло в мою комнату, я решил: а, хорошо! ну что же, снова асурический и демонический ветер, дующий где-то в Индии или в мире. Но в данном случае (смеясь) он дул в моей комнате! он разбил окна моей комнаты!

То, что здесь происходит, очень мощное, это, вне всяких сомнений, хм, потрясающе мощное.

 

Именно поэтому я отметила, что стёкла оказались внутри, это не было внутренней силой, сломавшей...

 

Нет-нет, о, нет, это пришло снаружи.

 

Снаружи, да. Поскольку то, что происходит в этой комнате, очень сильное, вы понимаете.

 

Да, это очень сильное... Я собирался сказать тебе: к счастью, мы спрятаны от всех и нас игнорируют, а! Но мы не спрятаны от асурических сил, они прекрасно знают.

 

Нет, я имела ввиду: эта Сила, которая настолько сильна в комнате, не она ли разбила окна?

 

Нет-нет. Конечно же, нет: она бы, скорее, проломила кому-нибудь голову (Сатпрем и Суджата хохочут)! Она бы, скорее, слегка встряхнула бы страны, чем...

 

Любопытно, в последнее время мы слышим, что во многих местах происходят землетрясения — ещё одно в Японии.

 

Да, но в конце концов, всё это, в этом нет ничего переломного.

 

Но это должно означать что-то.

 

К счастью, Мать присматривает за мной, как ты видела, потому что, уверяю тебя, требуется хорошая защита!

Вот, я ничего об этом не знаю. Возможно, события подскажут нам... одним из способов, я надеюсь, не слишком разрушительным для нас! (смех)

(пауза)

Да, я как раз хотел бы добавить пару слов к тому, что я тебе только что говорил. Пока я принимал ванну, я подумал — но в конце концов, не ветер же разбил окна таким образом; только взрыв мог сделать это.

 

Ну да, да.

 

Ветер не бьёт окна в таком стиле. Впрочем, как только я встал, как только увидел эти пробитые окна, я не ощутил никакого яростного ветра, проникшего внутрь, не правда ли. Очевидно, мы осознаём то, на что смотрим. Поэтому я видел эти окна, и ничто другое не имело значения; но у меня не было ощущения яростного ветра, проникшего в комнату. Я ощущал холод.

 

Но всё же у вас были сомнения, поскольку вы сказали: «Но тем не менее, ветер может срывать крыши, но не ломать окна».

 

Как правило, такое делает взрыв.

Вот, это всё. Посмотрим... возникнут ли обстоятельства, которые это подтвердят.

 

(Смеясь) Которые взорвут!

 

(Смеясь) Которые взорвут!

Вот так, моя Милая.

 

U

15 апреля 1990

 

Я борюсь с железным законом, не признающим ничего, кроме своего железного закона.

 

*

Вечер

 

Если пойдёт движение в Кашмире и рванёт «взрыв», каждый начнёт сводить счёты со своим соседом по всему миру.

Это будет повсеместная война.

 

U

16 апреля 1990

 

Агония. Все кости расплющены этим твёрдым Огнём.

То самое красное Солнце.

*

Что произойдёт с Землёй?

Агония Смерти.

 

*

Вечер

 

(P.S. Чудесно то, что продолжаешь ходить, стоять на двух ногах и вести себя как «нормальный» человек!)

За что Они так щедро одарили меня?

 

U

17 апреля 1990

 

(Письмо Клоду Брюну)

 

Брат,

Чувствую твою усталость и борьбу. Не знаю, существуют ли на этом трудном пути какие-либо способы сократить дорогу, кроме как отдаться Матери всем своим сердцем и своим телом — отдаться этому, Будущему. И принять всё как часть процесса.

Невозможно приблизиться к «этому» без того, чтобы обязательно не откопать, не обнажить эту омерзительную Ложь, обитающую во всех нас. Не существует «маленьких» и «больших», «ничтожных» или менее «ничтожных» — мы все  пребываем в одной и той же отвратительной ванне, и нужно всё очистить.

Так что это хороший знак, если можно так сказать. Как только мы приближаемся, это выходит изо всех щелей, вооружённое разнообразными когтями. Ладно. Так вот, всё, что нужно — это Тебе, это для Тебя — и ни для чего другого. И идёшь шаг за шагом.

Но главное: никогда не позволять видимостям захватывать себя — они не более, чем видимости. И на этом пути ты полновластно ведом. Если понимаешь и знаешь, что это является процессом, то становится легче принять его, волна за волной: мы не гневаемся на бурю и не отчаиваемся: мы проходим через неё.

К тому же нужно быть добрым и терпеливым в отношении своего тела, этого бедняги, которому очень непросто.

Повторять Мантру, и ещё — отдавать всё Матери: это Тебе, это для Тебя, Тебе, для Тебя.

[...] я вас люблю

Сатпрем

 

P.S. Ты понимаешь, мы работаем для Земли — для Божественного Дела на земле. Не для себя.

 

U

19 апреля 1990

 

К концу «операции» я словно нахожусь на экстремальной границе жизни, то есть не осталось или почти не осталось старой энергии, и если бы не было другой энергии, я бы рухнул на землю как старая тряпка.

Вероятно, подобное почти тотальное изнеможение является частью тотального перехода к другой Энергии — но... пребываешь в самом конце старой системы, и это выглядит в точности как приближающаяся смерть. Меня это не волнует.

Очевидно, что являешься более живым для старого способа бытия. Но иной способ...

Иной способ несёт меня, вне всяких сомнений, но он изнашивает и изнуряет старую систему.

То есть тело находится за пределами известных нам физических законов, но не знает своего нового физического аппарата. Между смертью и иной Жизнью.

Может быть, тот скоростной «болид», который я видел, является новым «транспортом», который подготавливается?...

Вчера видел своё фото, странно взволновавшее меня (сделанное Суджатой несколько месяцев назад). Я выглядел как человек, смотрящий очень далеко и как будто подошедший к концу жизни. Предлагаю Матери белую розу.

*

Существа, у которых нет иной потребности, кроме как дышать божественным воздухом...

 

U

20 апреля 1990

 

К тому же всё больше и больше растёт материальная растерянность, как будто я больше не знаю своего пути в материи повседневности.

То есть я всё больше и больше движим Энергией и Сознанием, которые фантастически превосходят всю мою старую механику. Как старый Панар модели 1923 года, который обрёл бы энергию футуристичного болида 2000 года и неизвестного водителя. Это нелегко для старых поршней и трубопроводов, и для мозговых извилин.

Я не сомневаюсь в том, кто является водителем, но с внешней точки зрения я с завязанными глазами. Не знаю, будет ли у превосходного «Ягуара» 1990 года преимущество, ибо он будет движим тем же самым принципом энергии или той же системой, что и старый Панар — возможно, он сопротивлялся бы дольше и с большей силой.

Когда чувствуешь себя совершенно беспомощным, то ты более пригоден. Имей я тело тридцатилетнего, я также имел бы и витальность тридцатилетнего, и она бы точно скрежетала, может быть даже находила бы всё это недопустимым. Я бы подумал, что «умираю»! И это правда, постоянно находишься в процессе умирания!

*

Нет, мозг не будет водителем к будущему виду.

*

 

The Hindu, 20 апреля

 

Броская одежда приводит к смерти

 

Чикаго, 19 апреля

Вот какой новый урбанистический феномен появился в Америке: дети, которые грабят — а иногда убивают — других детей из-за кроссовок, солнцезащитных очков или модных спортивных курток.

В одном только Чикаго за период чуть больше года погибли четыре молодых человека во время ожесточённых стычек из-за разноцветных и атласных курток с логотипами спортивных команд на спинах.

В холодный зимний день одиннадцатилетний мальчик был вынужден отдать свои спортивные кроссовки стоимостью 61 доллар четырём юношам, а потом пройти несколько кварталов босиком, чтобы вернуться домой — один из инцидентов, происходящих каждый месяц, заявляет полиция.

«Дети, пытавшиеся сохранить при себе свою куртку, избиты или убиты», заявил начальник полиции. «Очень холодное и бессердечное умонастроение».

Чтобы справиться с этой проблемой, школы от Балтимора с Майами до Лос-Анджелеса возвращаются к старой идее: дресс-код. Некоторые государственные школы даже требуют ношение униформы, традиционно ассоциируемой с частными школами.

*

 

What is the frame of their T.V.? [А какое умонастроение их ТВ?]

*

Вечер

 

Настолько мучительное Сопротивление, и не знаешь, что делать. Я не знаю, что сказать этим мышцам, сухожилиям, позвонкам. Я не знаю ничего, я не вижу решения.

Являешься не более, чем животным, страдающим от боли.

 

*

Ночь

 

Механически «проблема» сводится к этому: как выдержать вес не  сокращая или не напрягая мышцы?! Может ли атлет поднять тяжесть не напрягая мышцы?

Естественно, тысячи элементов раздираются — да и как им не раздираться?

Тут нужны жидкие мышцы и жидкое тело!

Мы находимся в тюрьме с тысячами решёток.

«My gaping wounds are a thousand and one» [У меня тысяча и одна зияющая рана] — сказал Шри Ауробиндо.  Я не знаю никого более конкретного и точного, чем Шри Ауробиндо — а они говорят, что это «поэзия»!

«This world was built by cruelty...» [Этот мир был построен жестокостью.]

Лучше ничего больше не говорить.

Держаться, пока можешь.

Таковы условия, не о чем дискутировать.

*

P.S. Сегодня я узнал, что вчера, 20 апреля, был день рождения этого ужасного Гитлера. Поэтому моё тело ощутило (не зная того), что эти силы всё ещё активны. Весь день была боль, полная когтей.

 

U

21 апреля 1990

 

(Пенджаб, Ассам, Уттар Прадеш, Дели...)

Похоже, Индия становится страной террористов и поджигателей...

Ситуация на земле (и особенно в Индии) настолько отчаянная (или приводящая в отчаяние), что остаётся лишь совершать отчаянные усилия.

*

Вечер

 

Снова эти приводящие в трепет прокатывания твёрдого огня через плечи и спину (после этой заставляющей трещать прямой молнии). Так что, похоже, вся эта жёсткая структура меняет состав. Это одновременно ужасно и чудесно. Но это происходило уже к концу «операции» — это продолжалось более четверти часа, и мне пришлось прекратить, потому что должны были прийти X-Y, чтобы пропылесосить.

(Однако, тело на самом деле не ощущает, что это «ужасно», оно ощущает, что это феномен, неизвестный на земле и неизвестный для тела, «awesome», Высшее.) Как будто «некая вещь», происходящая в первый раз.

*

Пока я ходил по «тихой долине», я думал о Шри Ауробиндо: «Мощный рецидив элементов, которые должны будут уйти из эволюции». («Финальная стадия эволюции отмечена мощным подъёмом элементов, которые должны будут уйти из эволюции.») И я подумал: на сей раз поглядим, будет ли это... какой процент этого типа человечества?... Немного страшно говорить об этом.

 

U

22 апреля 1990

 

Именно это я ощутил 20 апреля.

 

The Hindu, 22 апреля

 

В Берлине неонацистские своры

совершают акты насилия

 

Берлин, 21 апреля

Вчера в Берлина, в 101 годовщину рождения Гитлера,  буйствовали своры неонацистов, разбивая витрины магазинов, нападая на иностранцев в вагонах метро и рисуя «свастику» на стенах города.

По сообщениям Агентства германской прессы, по меньшей мере десять человек были ранены. Акция нацелена на протесты против решения Восточной Германии не позволять республиканцам, находящимся в стране вне закона, оспаривать местные выборы, прошедшие 6 мая. Полиция утверждает, что множество вандалов пришли вчера вечером из Западного Берлина.

В Восточном Берлине очевидцы и полиция говорят, что несколько сотен молодых с бритыми головами, «скинхедов», выкрикивали нацистские лозунги, такие как «Хайль Гитлер», и нападали на прохожих на Александерплатц, центральной площади города.

Член Красного Креста утверждает, что по меньшей мере десять человек получили несколько ударов по голове от молодых людей, вооружённых бейсбольными битами и разбитыми бутылками.

Одной из первых мишеней этих молодых было кафе для гомосексуалов, расположенное на площади. Также они взрывали петарды и кричали: «Раздавить турок и красных.»

Силы спецназа из 600 восточно-германских полицейских с собаками разогнали толпу и арестовали тридцать молодых людей.

*

 

Этот Ужас здесь повсюду — повсюду.

 

*

Вечер

 

Физический закон — это закон Лжи, смерти и жестокости —  его можно пересечь (то есть Высшее даёт вам способ или силу пересечь его), но вам на спину сваливают всю боль, всю смерть и всю жестокость — всю систему — без какого-либо смягчения, полностью. Есть только один Сезам: Тебе.

Мы созданы из этого физического ужаса, и нужно пройти через него — полностью, интегрально и до самого конца. Подобное невозможно, но «Оно» позволит вам сделать это, если вы готовы всё выдержать и всему противостоять.

Нет, пересекаешь не «иллюзию», пересекаешь беспощадное и свирепое Железо.

И Чудо в том, что вам дают силу и терпение пересечь её вопреки и наперекор всем «законам».

Нет иного ключа, кроме одного: Тебе.

Ордалия*.

Если доберёмся до конца, весь этот Ужас разлетится. Такова моя вера.

U

24 апреля 1990

 

Сегодня исполнилось сорок четыре года, как я встретил Шри Ауробиндо и Мать.

Это мой настоящий день рождения.

 

U

26 апреля 1990

 

Тело никогда не было в подобном землетрясении молнии и огня — раздавлено, скручено, изогнуто, вытянуто, избито словно в вулканических конвульсиях. Это ужасающе.

Адская судорога — словно рана, которая травмируется с каждым дыханием.

Я не знаю — я больше ничего не знаю, словно в конце мира, когда всё поглощено Высочайшим «нечто».

Тело переживает апокалипсис.

Это невозможно пережить, а я жив. (С трудом.)

*

Что-то наверняка произойдёт на Земле.

Я бы сказал: конец Железной Эры.

Моё тело переживает этот конец. (Или, не знаю, может быть, это Новое.)

Когда смотришь с одной стороны, говоришь: наступает конец; когда смотришь с другой стороны, говоришь: наступает Новое.

 

U

Ночь 26-27 апреля 1990

 

Я всё же хочу записать это видение, которое кажется мне содержащим больше смысла, чем кажется на первый взгляд.

Я был в освещённом туннеле или подземелье розово-оранжевого цвета (как лосось).

Этот туннель, определённо, был таким же большим, как метро в Париже, но освещённым. Мне показалось, что я слышу очень большой грузовик или гусеничный вездеход, идущий в другом направлении, и я опасался, как бы он меня не раздавил (точный образ моих опасений!). Я увидел углубление на боковой стене туннеля (этот туннель был в земле или в глине, не знаю, и именно земля имела этот розово-оранжевый цвет) и захотел укрыться в этом углублении, чтобы меня не раздавило, и я заметил лестницу, ведущую наверх — я вскарабкался по этой лестнице, у которой насчитал двадцать одну перекладину (значит, довольно высоко), и вышел наружу в каком-то общественном месте, совершенно тёмном. Туннель же освещал сам себя.

До сих пор я всегда видел себя бегущим по подземельям в полной темноте.

Значит, в Материи существует большой канал циркуляции — новой циркуляции. А я внутри (с некоторыми опасениями!)

На глубине двадцати одной перекладины под землёй что-то происходит.

 

U

28 апреля 1990

 

Вертикальная молния на протяжении сорока пяти минут (без колебаний). Но при этом имеешь такую груду металлолома в спине...

На тот момент создаётся впечатление, что молния «проходит» лучше, а потом... ох!

Отдаешь себе отчёт в операции.

Словом, только бы это понемногу входило в землю.

 

U

29 апреля 1990

 

Беседа с Суджатой

 

Мать погружает свои ноги в грязный водоём

 

Итак, вы знаете, сегодня ночью у меня был длинный-длинный сон.

 

Да, что ты видела?

 

Но я не буду всё вам рассказывать, поскольку думаю, что во второй половине нет ничего интересного. Это было в первой части — и которая, кстати, хорошо мне запомнилась.

В самом начале, не знаю: это происходило во дворе Баликура, вероятно, я пришла в мою комнату, и я видела вас (полагаю всё же, что это были вы), как вы смотрели в небо. И в небе было множество сверкающих звёзд. Я осталась с вами, и у меня сложилось впечатление, что было ещё двое или трое человек, но я не запомнила никого из тех, кто там был. Вы смотрели и говорили: «Эта звезда очень интересная.» Тогда я тоже посмотрела, и я не поняла, о какой именно звезде вы говорили. Затем, проследив за вашим взглядом, я спросила вас: «Те, которые формируют что-то вроде ромба?» Потому что было скопление звёзд (кажется, четыре звезды), формирующие не квадрат, а что-то вроде ромба. И действительно очень яркие, [там была] одна звезда, сияющая очень ярко. А мы смотрели. И как только вы заставили меня заметить, мы перенеслись на вашу сторону: на вашу сторону рядом с «Божественной Любовью» — вы помните? в саду.

Потом это был уже не Баликур, от него ничего не было. Но «Божественная Любовь» осталась.

 

Это был уже не Пондичерри?

 

Думаю, нет. Я не могу точно сказать, поскольку обстановка была совершенно другая. Единственное, что осталось, это «Божественная Любовь».

И эта «Божественная Любовь», она как будто была приподнята, полностью окружена травами и приподнята, почти как на чём-то вроде холмика — который был, должно быть, размером с вашу комнату.

 

Холмик?

 

Да.

 

О! Это большой!

 

Но он весь зарос травой, весь покрыт, с этими деревьями на нём. Думаю, что мы смотрели на север, если я правильно помню. А позади нас (следовательно, на юге) земля была достаточно пологой; но я не могу сказать, была ли она обработана или что, я не очень хорошо помню. Потому что мы смотрели перед собой. А перед нами; это происходило вместе с Матерью. Там была Мать, там были вы, я и, полагаю, ещё два или три человека. И перед нами теоретически должны были быть сад и ваша комната — но было не так, был большой водоём с водой, очень большой, вы знаете, покрывающий пространство площадью не меньше акра. По ширине действительно размером с весь наш участок, от одного чайного поля до другого, а в длину был ещё больше (потому что я совсем не видела другого края), но это был пруд.

 

Скорее, озеро.

 

Озеро, если угодно.

Так вот, мы разглядывали всё это, потому что Матери нужно было где-то разместиться (предполагалось, что люди должны были прийти, чтобы увидеться с нею), для того, чтобы люди могли Её увидеть. Значит, Мать должна располагаться немного выше по сравнению с остальными.

Не знаю, почему, но люди должны были находиться слева от нас, чтобы увидеть Мать — слева от нас, то есть на берегу озера.

 

Да.

 

Итак, мы обсуждали, где должна разместиться Мать. В тот момент у меня возникло впечатление, что там был также и Павитра-да, но я не могу сказать точно.

В основном именно Мать смотрела, каким образом ей разместиться, чтобы быть видимой для всех!

 

О! «каким образом ей разместиться»?

 

Да, чтобы быть видимой для всех. А потом вдруг что же мы видим: Мать спускается, она идёт рядом с прудом. И в этом месте пруд, озеро не было прямым, оно немного изгибалось; и к тому же вода озера не была такой уж чистой (именно поэтому, думаю, я назвала его прудом.)

 

Да, пруд, да.

 

Поскольку вода была не такой уж чистой; его долгое время не чистили, или что. Так вот, Мать приблизилась, а это была грязь. Я сказала: «Но... что Мать делает?!» Тогда Мать нашла место — видите, все были здесь, а она спускается сюда. Это было немного...

 

С провалами и с...

 

Да, так. Ну, она дошла до какого-то места, посмотрела и вошла в него.

 

В пруд.

 

Да. Она зашла туда, по колено... Я сказала: «Но что Мать делает?! Если там глубоко...» Не правда ли, я опасалась, что Мать полностью погрузится туда — но нет, ей было по колено. Она прошла совсем немного и вернулась на берег.

 

Она снова поднялась на берег?

 

Она снова поднялась.

Вот так, на этом [всё].

 

Там были люди? Люди должны были прийти или что?

 

Да, это была своего рода «rehearsal» [репетиция], если угодно, чтобы подготовиться к... чтобы, пока люди не пришли, узнать, где им разместиться и т. п. Но мы, мы были с Матерью, мы были частью её «team» [команды] (смеясь), осмелюсь сказать! Поэтому она делала это перед нами, чтобы мы увидели.

 

В итоге она разместилась в грязи пруда.

 

Не знаю, почему она спустилась туда, ибо лучшее место для того, чтобы быть видимой, было под деревом «Божественной Любви», стоявшим на возвышении, не правда ли, но она, не знаю, по какой причине, она спустилась, вошла в воду, и к счастью вода не поднялась выше, чем...

 

(Хохоча) Полагаю, Мать достаточно большая, чтобы не утонуть!

 

(Смеясь) Я и в самом деле думала, что она может утонуть! Я подумала: «Но что же Мать делает?!» Я боялась! У меня вот так сжалось сердце!

(молчание)

 

Во мне спонтанно возникла мысль, как ты хочешь сделать Мать видимой для людей, пока она шлёпает по грязи, пока всё это барахтается в грязи!

 

 Единственное, что я могу сказать, что во всём этом пруду вода не была чистой, но она нашла лишь небольшой участок, где вода была чистой: там, где она спускалась и поднималась, там, на совсем маленьком участке, вода была чистой. В остальном же пруду она была зеленоватой, знаете.

Я не знаю, мой милый, люди барахтаются в грязи, да, но...

(молчание)

 

Лично я полагаю, что это означает, что всё это грязное озеро нужно очистить. И возможно, что поставив туда ноги она начала его очищать.

(молчание)

 

Но мне это тоже пришло на ум, когда мы были на том приподнятом участке под «Божественной Любовью», глядя на этот пруд и зеленоватую поверхность, я сказала: «Нужно, чтобы он был чистым, нужно его очистить.»

 

Этот пруд?

 

Этот пруд, нужно его очистить.

 

Да, ну да, это так. Что же, это именно то, что Мать показала и хотела сделать, она поставила туда свои ноги. Это означает, что там должно быть очищено, и что, возможно, тот факт, что она поставила туда свои ноги, означает, что там будет очищено.

 

Потому что я не знаю, как именно его должны очищать.

 

Достаточно, чтобы Она поставила туда свои ноги. Если Мать приходит, чтобы поставить свои ноги в земное кишение...

(молчание)

Божественная Любовь, зелень и Красота, это будет позднее! Сначала нужно, чтобы... Нужно это очистить. И Она, говорю тебе, это действие, вероятно, Она действует: она сначала хочет это очистить. Она не пошла под дерево «Божественной Любви»: она пошла и поставила свои ступни в грязь!

Как она была одета?

 

Этого у меня не сохранилось в памяти. Обычно такое остаётся у меня в памяти, но в этот раз у меня никаких воспоминаний о цвете одежды.

 

Я был там; как я был одет?

 

Никаких воспоминаний.

 

Никаких воспоминаний.

 

Никаких воспоминаний об одежде. Но что мне интересно, поскольку мы (горстка людей) с Матерью находились рядом с этой «Божественной Любовью»: не означает ли это, что определённое число людей всё же находятся в будущем?

 

А, ну да! определённо!

 

И что это очищение для...

 

Но речь шла о том, что Мать встала таким образом, чтобы быть видимой?

 

Да, да.

 

Хорошо, итак, каким образом ей стать видимой, пока эта грязь находится здесь.

 

То есть видимой повсеместно, в целом.

 

Материально, в земном смысле, всеобщем.

 

Всеобщем. Да, материально и...

 

Что касается нас, мы можем быть в будущем, не правда ли, но есть то, что присутствует здесь; есть этот грязный пруд здесь; итак, нужно его очистить. Именно это и является необходимостью. До колен: колени — это подсознательное. Ну что же, это всё земное подсознательное, пребывающее в омерзительной грязи.

Твоё видение остановилось на этом моменте?

 

Нет, позже оно перешло к другим событиям, но...

 

Да, мы очень легко переходим от одного события к другому.

 

Да, но я связала два этих события.

 

Скопление звёзд: звёзды — это новое творение, очевидно. А «Божественная Любовь» — это будущее, очевидно.

Но есть это большое озеро, этот большой пруд... Именно это центральный факт твоего видения: Она пришла поставить свои ноги в этот пруд. Ну что же, если она поставит туда свои ноги, это означает, что он будет очищен. Сам факт того, что она поставила туда свои ноги — что она может поставить туда свои ноги.

 

А! да... О! но не означает ли это, что как раз один уголок этой водной материи уже очищен, следовательно, она может поставить [туда свои ноги].

 

Возможно. Да, вероятно, ты соприкоснулась с чем-то.

 

Ах!

 

Но разумеется, нужно, чтобы нечто в земной материи позволило ей поставить ногу.

 

Да.

 

Ещё с самого начала именно таким было моё впечатление или моё... моё понимание, что до тех пор, пока мы не предоставим... Я говорил когда-то, семь лет назад, я говорил: нужно подготовить область для высадки Матери.

 

А! да, да...

 

Нужно место, где бы Она могла высадиться. Нужно, чтобы было место, где бы Она могла поставить свою ногу. На протяжении семи лет все мои... (не знаю, как это назвать?) мои попытки были в том, чтобы появилось место, где бы Она могла поставить свою ногу.

 

Она не только смогла поставить ногу, но она смогла и пойти. Она сделала несколько шагов, вы знаете, это был участок как отсюда дотуда, значит, она прошла весь этот участок перед тем, как снова выйти из воды.

 

В пруду.

 

Да, в пруду.

 

То есть пять-шесть метров?

 

Я не знаю, будет ли пять-шесть метров отсюда до...

 

Да, четыре метра.

 

Да, она прошла по меньшей мере три метра.

 

Но всё это мне... (в общем, есть множество вещей, о которых я не рассказываю никому), но всё, что я мог увидеть или понять, показывает мне, что Они стоят одной ногой на земле. Но что требуется содействие обстоятельств, о которых мы не знаем. Но Они уже стоят одной ногой на земле — на земле, в материи. Я видел это не раз. И что эта молния, как я говорил, именно она создаёт... Являешься как будто земным передатчиком, не так ли, который позволяет Этому входить в животную человеческую материю — в земную материю. Оно может где-то войти. Но если оно где-то входит, это означает, что Они где-то поставили свою ногу. Именно этого хочет Божественное. Оно не собирается любезно нисходить посреди стада обезьян (кроме того, возможно, Оно не находит обезьян столь же отвратительными!), ну или посреди скопища скотов. Оно не собирается любезно приходить.

Я помню, семь лет назад у меня было очень простое видение. Потому что с самого начала я говорил себе: но нужно, чтобы Мать пришла, Мать придёт! Тогда однажды Она пришла, это произошло в одном месте, напоминающем Playground[4], если угодно, там была человеческая толпа в полной темноте! Виден был только первый ряд этой человеческой толпы, краешек сари, ты знаешь — a long shawl [длинная шаль] зеленоватого цвета, где было крошечное отражение, как... даже не света. Тогда я сказал: «Мать, так ты придёшь?» Она мне ответила: «Смотри». И показала мне эту толпу в полной темноте. Тогда к чему это... Нужно, чтобы появился хотя бы уголок... один возможный уголок.

 

 Но вы знаете, что я чувствую?

Мне вдруг показалось, что... Вы всегда говорите об «уголке материи».

 

Да.

 

Лично я думаю: поскольку вода — это жизнь; тогда я подумала, не означало ли это старую жизнь, один уголок которой, одна совсем маленькая часть которой была очищена...

 

Да, это сторона... А! да!

 

И это старая жизнь.

 

Да, можно так сказать.

 

Следовательно, может начаться новая жизнь.

 

Да, разумеется. Но вся работа новой жизни, если можно так сказать — я не могу сказать, что она сделана, поскольку я чувствую себя как... в моём теле больше не осталось «жизни» — но она проведена. То, с чем она не проведена, это кости, материя, именно материя: бессознательное, находящееся под ногами. Именно в этом состоит работа; именно поэтому я всегда говорю о материи. Эта Новая Жизнь, я могу сказать, что она установлена, она выдерживается, она переживается — я не живу ничем иным, кроме как ею. И я могу сказать, что это сделано. Но это не будет сделано полностью, или в истинном ключе, если сама материя — то есть физическая структура, кости, не правда ли — не будет способна... я не знаю, выдержать эту Жизнь живьём, нормальным способом. Для моей материи это является агонией и болью, не так ли.

(молчание)

Эта Новая Жизнь, ну да, она вошла. Но не сделано само изменение материи. Чисто физическое изменение. Сначала нужно, чтобы вошла Жизнь, Новая Жизнь. И нужно, чтобы материя смогла её выдержать. Хорошо, но это первый шаг. Затем нужно, как говорила Мать: нужно чтобы изменился сам физический факт, то есть чтобы эта смертельная и убогая — и жёсткая — материя могла превратиться в нечто. Так вот, именно этого я не знаю, и это является моей ежедневной агонией и болью. Как она может измениться? я ничего об этом не знаю. Эта Молния может сделать всё, что угодно, но она не может... она не может взорвать свой человеческий инструмент. Нужно, чтобы мало-помалу, крошечными дозами, нужно, чтобы она позволила ему достичь финальной дозы, когда он изменится, понимаешь?

Но чтобы выдержать финальную дозу без... (Сатпрем смеётся)

 

Вы говорите, что уже раздавлены!

 

О, да, раздавлен, моя Милая.

Эта Новая Жизнь, если угодно, уже одной ногой на земле, то есть в материи.

 

Но Мать шла! Не только поставила ногу, но сделала несколько шагов!

 

Да, да, я не знаю число её шагов, ты понимаешь.

 

Да.

 

Но я знаю... если принять меня как произвольный образец: я знаю, что я иду, и я на двух ногах, вопреки этому невозможному расплющиванию. Значит, если я иду, если человеческое животное идёт в таких условиях, это значит, что и Мать... Она тоже может идти.

Но тогда, разумеется, с земной точки зрения, сначала должна быть очищена эта человеческая грязь.

Но Новая Жизнь, она дьявольски — или божественно — конкретно вошла в землю, так ведь. Люди этого не знают, но я, во всяком случае, это знаю, и возможно — я надеюсь — некоторые другие тоже это знают. Только нужно её выдержать! Это совершенно невыносимо.

Она невыносима, ибо мы сделаны из смерти. А Новая Жизнь бессмертна. Так каким же образом смерть сможет выдержать Высочайшее Бессмертное? Это всё равно что просить её рассыпаться, оставаясь при этом на ногах. Так вот, именно это и происходит: тебя разрушает, а ты всё-таки остаёшься на ногах — с трудом.

Ну что же, нужно, чтобы в земных масштабах все эти отбросы были вычищены; и то, что Она поставила туда свои ноги — обнадёживающий факт: это Действие, совершаемое ею.

(молчание)

Все видения, которые у меня были, о которых я не говорил, о которых я не говорю, обнадёживающие; однако, всё настолько шатко, не правда ли. Действительно ощущаешь себя словно... на тонкой нити: держишься за нить.

(молчание)

Но «обнадёживающий», не правда ли, я хочу сказать (я всегда рассматриваю себя в качестве образца, никогда в качестве индивида): если какому-то человеческому образцу показывают эти вещи, или дают, или заставляют пережить эти вещи, это значит, что Будущее доступно. Однако, для образца на его сегодняшней стадии — я не знаю, как всё будет через десять минут — это рискованно.

Говорю тебе, каждый день доза увеличивается. Это ужасающе. В этом невозможно выжить.

«Ужасающе», это не то слово — хотя это воистину ужасающе, но «ужаса» нет, однако это...

 

Мы говорили «awesome» [приводит в трепет].

 

Это «awesome» — совершенно «awesome». Этого достаточно, чтобы вы рассыпались, поэтому... — чтобы вас распылить. Но это вся та смерть из которой мы... Из которой мы сфабрикованы, мы созданы из смерти, не так ли. И бессмертная и высшая жизнь входит туда; и естественно, что она разрушает эту смерть. Но она не может разрушить смерть одним махом, ибо тогда этот добрый малый разлетелся бы на части. Поэтому, вероятно, существует божественная дозировка, которая... которая увеличивается, которая стремится к той точке, когда — ну а это уже тайна. Но в каждую секунду, когда переживаешь это, возникает впечатление, что находишься в той точке, когда. И каждый день, каждую секунду у тебя впечатление, что ты в той точке, когда. То есть, находишься на крайнем пределе — чего? я не знаю, чего.

(молчание)

Их ноги стоят на земле. Фактически, они царствуют. Они Владыки ситуации. Внешне выглядит совершенно противоположно, но это потому, что Они это позволили, по причине своего Сострадания, вероятно, для того, чтобы попытаться спасти максимум из того, что можно спасти, чтобы урон был минимальным. К тому же, если требуется один или несколько образцов для того, чтобы был сделан решительный и финальный шаг, то Божественное не может дать вам финальную дозу вот так, одним махом. Поскольку тогда вы разлетитесь на атомы.

(молчание)

Это один и тот же феномен, как в индивидууме, так и на земле. Шри Ауробиндо всегда говорил: «Конец одной из эволюционных стадий отмечен мощным обострением всего того, что должно уйти из эволюции.» Ну что же, ты видишь это обострение, оно бурлит по всей земле. Но то же самое и в моём теле, не так ли: вся смерть в моём теле РАС-ПЛЮ-ЩИ-ВАЕТСЯ!

(молчание)

Это всё то, что... Это вся смерть, которая уходит из эволюции. Это вся система, которой миллионы лет, находится в процессе дезинтеграции. И рискованным является этот последний шаг, он рискованный, когда последние осколки старого, последние осколки смерти, последние осколки ужаса... И в то же время, хоп! приходящее Новое. Это Новое не может низвергнуться одним махом, потому что тогда всё взорвётся. Что крайне нежелательно. Но всё происходит взаимосвязанно.

Это наподобие того, что я говорил себе на днях, если смотришь на всё с одной стороны, говоришь: наступает конец. Для меня — конец моего тела, конец моей жизни, а для земли — конец всего; а потом, если смотришь с другой стороны, говоришь: «Наступает Новое.» И как раз именно потому, что наступает Новое — наступает конец, ты понимаешь?

Именно так понимает моё тело. С одной стороны оно прекрасно видит, что наступает конец, не так ли, всё раздавлено, и в то же самое время словно... в то же самое время это что-то вроде постоянного воскрешения к Новому, которое просачивается в то самое время, пока другое разрушается.

Ладно, во всяком случае... — я слишком много говорю. Во всяком случае, если Она поставила ноги в этот пруд, то возможно, он... забурлит!

Нужно, чтобы вся эта грязь ушла. Нужно, чтобы он стал чистым, по-другому невозможно. Не может быть новой жизни на той земле, какая она... Нужно, чтобы вещи устремились к тому моменту, когда всё это должно будет — как говорил Шри Ауробиндо — уйти из эволюции. Но тогда уйти должно нечто радикальное. Уйдёт Смерть; уйдёт ужас; вся эта отвратительная дрянь, которая продолжается на протяжении тысяч лет — или миллионов.

(молчание)

 

То есть теперь очищение будет более быстрым?

 

Но оно должно происходить всё быстрее и быстрее — именно это я ощущаю в своём теле. Всё это кипение — оно кипит: это кипящий котёл повсюду на нашей земле! хорошо видно, что вещи устремляются к чему-то. Все эти президенты, выступающие с речами, они выглядят такими смешными марионетками: «В 92-м мы сделаем это, а в 94-м сделаем то, а потом такое-то объединение и такое-то...» (Сатпрем смеётся) Они смешны, не так ли, это маленькие карикатурные марионетки.

Достаточно сделать: пуф! вот так, и это закончится! Да, именно об этом говорила Мать: «В конце останется пустяк, одно дуновение, и это будет здесь.» Но нужно прийти к тому моменту, когда это будет возможно без тотального разрушения. И символически — без того, чтобы этот образец разлетелся на атомы!

Этот момент опасный; это момент, когда приближаешься к концу, не так ли, когда последние атомы смерти позволят Новому утвердиться в полной мере. И что тогда произойдёт, об этом я ничего не знаю! (Сатпрем и Суджата громко смеются)  Я предпочёл бы не знать этого!

 

(Смеясь) «The Supramental will speak for itself», не так ли?

 

«Супраментал сам себя объяснит», сказал Шри Ауробиндо. Ну что же, он объяснит себя дьявольски конкретно — или супраментально.

Но нужно двигаться... Это не может происходить быстро, не может. Но в конце концов, мы видим... внешне мы видим, что события обрели импульс или стремительность, которую я всё больше и больше ощущаю в своём теле, где, я думаю... Говорю тебе, я не знаю, как я остаюсь живым.

Ладно, послушай, я слишком много говорю.

 

Вы спрашивали меня недавно об одежде?

 

Да.

 

Единственное, что я могу сказать — на Матери не было сари: на ней было её платье. Она была в платье. Это всё, что я...

 

Да, именно так я всегда... её чувствую: в большом платье.

 

Вот, мой милый, я потратила много вашего времени.

 

Нет, просто разговоры причиняют мне большое беспокойство.

 

Да, и ещё они утомляют.

 

Они причиняют мне беспокойство. Ладно, вся земля беспокойна! (смех)

(пауза)

Что ты хочешь сказать?

 

Я хотела сказать, что всегда вижу Мать очень активной и юной, в своих движениях она... Это совсем не Мать, сидящая в своём кресле, ничего подобного, никогда — всегда активная.

 

О, да.

 

Как некто, не имеющий возраста, не так ли.

 

Да.

 

И юная — «юная» не означает дитя!

По поводу дитя, вы знаете, уже почти две недели — когда-то я вам рассказывала о солнце, когда всходит солнце. По-моему, в прошлом году я вам рассказывала, что оно немного напоминало китайца или что-то вроде этого.

 

Да.

 

Так вот, уже почти две недели при восходе солнца у меня впечатление, что это Мать. Мать, когда она была совсем юной, вы знаете, щеки немного округлые, а взгляд! (смех) вот такой! настоящая Шакти!

 

Да.

 

Но Шакти в ребёнке — вот таким я вижу солнце на протяжении двух недель. Любопытно. Я смотрю каждый день.

(молчание)

 

Я тоже, я ощущаю то же самое: мы находимся одновременно и в финале, и в Новом. Именно это совершенно ужасно и это трудно выдержать, потому что финал, он полностью здесь (я говорю о своём теле), и Новое, оно ужасающе здесь. Ужасающе, ибо оно, говорю тебе, оно невыносимо для Смерти.

(молчание)

Всё больше и больше оказываешься в той точке, где... В той точке, где — это всё, что я могу сказать, моя Милая.

(долгое молчание)

 

U

30 апреля 1990

 

The Hindu, 30 апреля

 

«Наркотики и автоматы Калашникова

 в Пакистане»

 

Повсеместная доступность героина привела к большому социально-политическому разложению. По словам ежемесячника «Herald», «Неспособность Пакистана и Соединённых Штатов серьёзно заняться мирным урегулированием ситуации в Афганистане быстро превращает пограничный регион между Пакистаном и Афганистаном в рынок героина и гашиша, наиболее широкий и наиболее доступный в мире. Если Афганистан расколется по причине безудержных конфликтов его военачальников, в Пакистан и Соединённые Штаты может хлынуть поток дешёвого героина, который невозможно будет остановить.»

Он добавил: «Если мирного урегулирования не произойдёт в кратчайшие сроки, Афганистан станет мировым центром наркоторговли и терроризма, и конфликт разрастётся по всему региону.» Так утверждает профессор Хидайат Амин Арсала, покинувший свой пост в международном Банке Вашингтона, чтобы стать министром финансов временного партизанского правительства. Его опасения подтвердились в Пакистане.

[...] чиновники говорят, что Пакистан захвачен культом наркотиков и Калашникова. В 1980 годах Пакистану была незнакома героиновая зависимость. Теперь по оценкам число героиновых наркоманов составляет два миллиона. Начальники полиции утверждают, что только в приграничной области насчитывается более полумиллиона автоматов Калашникова, что позволяет наркомафии держать целые армии.

*

 

Наркомафия, против которой американцы восстают с добродетельным «негодованием», оплачивается американским оружием...

Такова их «Гуманитарная помощь» слаборазвитым «демократиям».

 

U

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Май

 

 

Хронология мировых событий

 

1 мая                     — Бирма: Международная Амнистия обвиняет правительство в том, что оно открыло 19 пыточных центров для того, чтобы обезглавить оппозицию.

4 мая                     — СССР: Латвийский Парламент голосует за независимость.

5 мая                     — Италия: землетрясение в районе Потенца привело к смерти двух человек, 19 раненых.

9 мая                     — Франция: в Карпентрасе было вскрыто 34 еврейских захоронения, тело одного из погребённых посажено на кол.

                              — Индия: тропический циклон в штате Андхра Прадеш привёл к гибели более 450  человек.

10 мая                  — Алжир: в столице Алжира тысячи человек вышли на митинг за демократию и толерантность и против радикальных исламистов.

12 мая                  — СССР: президенты Эстонии, Латвии и Литвы собрались в Таллине на первый за полвека балтийский саммит, собираясь возродить Совет Балтийских Государств, созданный в 1934, когда эти три республики были независимыми.

                              — ФРГ: в Мюнхене несколько вещей, принадлежавших Адольфу Гитлеру и нацистским главарям, были проданы на аукционе; смокинг Гитлера оценили в 100.000 немецких марок.

13 мая                  — Израиль: два еврейских кладбища в Хайфе были осквернены неизвестными.

14 мая                  — Франция: 32 могилы в еврейской части кладбища Клиши-Су-Буа были осквернены. В Париже 200.000 человек вышли на митинг против расизма и антисемитизма.

18 мая                  — ФРГ/ГДР: представители обеих стран подписали договор об учреждении социального, экономического и денежного единства.

20 мая                   — Румыния: Фронт Национального Освобождения и Ион Илиеску выигрывают на первом за 50 лет свободном голосовании.

22 мая                   — Индия: бунты в Кашмире и Пенджабе привели к гибели ста человек.

24 мая                  — СССР: план экономических реформ президента Михаила Горбачёва вызвал недовольство Верховного Совета.

                              — Судан: 31 человек погибли при землетрясении на юге страны.

26 мая                  — Пакистан: в ходе операций по поддержанию порядка и этнических столкновений в Карачи и Хайдарабаде, двух крупных городах провинции Синд, были убиты более 70 человек.

27 мая                  — Бирма: на парламентских выборах, организованных правящими военными, побеждает оппозиция.

29 мая                  — СССР: несмотря на возражения президента Михаила Горбачёва, Борис Ельцин, лидер радикалов, избран президентом Парламента Российской Федерации.

                              — Перу: в землетрясении на севере страны погибло более ста человек.

30 мая                  — Европа: землетрясение на обширной области от Анкары до Варшавы и от Ленинграда до Югославии; в Румынии девять погибших и 186 раненых.

 

 

1 мая 1990

 

The Hindu, 1 мая

 

Пакистан увеличил свой

оборонный бюджет

 

Исламабад, 30 апреля

Пакистан увеличил свой оборонный бюджет более чем на 11,7 процентов, как объявили сегодня пакистанские газеты.

Это цитата из высших источников информации в министерстве обороны, которые якобы сообщили, что правительство Бхутто только что предоставило дополнительно четыре миллиарда рупий вооружённым силам для удовлетворения нужд безопасности страны.

Никакой прямой информации об использовании этих денег не поступило.

*

Откуда приходят все эти деньги?

 

U

2 мая 1990

 

Эта адская и раздирающая обструкция между шеей и правой лопаткой, но я говорю себе, что другое, «более лучшее», тело имело бы другой тип обструкции в другом месте, в другой части тела — это Материя, выражающая своё сопротивление тем или иным способом, здесь или там.

Вся Материя должна изменить структуру.

Возможно ли это?

В этом моя единственная надежда.

Тогда не остаётся ничего иного, кроме как позволить месить и раздирать себя, пока не дойдёшь до «конца».

*

К конце концов, я думаю, что «стойкие и упрямые места» — это вся физическая материя, которую мы знаем.

Требуется нисхождение Великого Солнца, полностью и целиком. Ну что же...

Мне наглядно показали ещё годы назад: весь этот «гроб» должен войти в великий красный Огонь (я думал, что это был «маяк» или «великий глаз»!)

Это выглядит слегка сказочным...

Должен сказать, что меня больше ничем не удивить. Иначе я бы давно умер от изумления (!)

Я готов ко всему — честно.

Хотелось бы позволить им сделать то, чего Они хотят. Вот и всё. Служить этому Изменению, о котором взывает, кричит, почти вопит Земля.

 

U

3 мая 1990

 

Я целиком нахожусь посреди жестокости — днём и ночью.

Я всё лучше знаю, ради чего я борюсь.

«Есть тысячи способов сбежать, — говорила Мать, — и только один, чтобы остаться: это быть храбрым и ещё раз храбрым.»

Нужно много храбрости, чтобы не быть преисполненным печали. Это настолько просто — заставить распять себя или кидать бомбы, с той или другой стороны этой гибельной линии.

Но дойти до основания, без слёз и без ненависти... с мечом любви ради Красоты Земли и божественной Реальности.

Так что эта «молния» — Твой меч любви, он приходит для того, чтобы разорвать и пронзить темноту и Ложь.

Нужно, чтобы человеческая материя согласилась пересечь линию, вместо того, чтобы пребывать с той или другой стороны (или летать сверху).

Задаюсь вопросом, не был ли тот туннель на глубине двадцати одной перекладины под землёй туннелем, пересекающим эту «линию»?

 

*

Вечер

 

Буря вертикальной молнии, властной, неумолимой (по-английски я бы сказал relentless), словно сокрушительные удары, проходящие сквозь тело с каждым дыханием.

Это настолько невыносимо, и тем не менее, выдерживаешь... я не знаю, как.

Возрастающая трудность.

*

Сейчас я вспоминаю, уже довольно давно в какую-то из ночей я видел большую фаянсовую трубу, уходящую под землю, а через эту трубу вниз стекала жидкость или «что-то» оранжевого цвета. По-видимому, «трубой» был я, поскольку «некто» (думаю, мой высший двойник) сказал мне (с некоторой бесцеремонностью!): «Не страшно, если она немного запачкает одежду.» (Одежда = тело.)

Должна быть зависимость между этой трубой с проходящим по ней оранжевым «нечто» и этим розово-оранжевым туннелем, который я видел однажды...

Иногда трудно сложить вместе кусочки этой странной новой географии.

А не создаёт ли тело — эта «труба» — соединение или связь между тем оранжевым «нечто», спускающимся сверху, и тем туннелем на глубине двадцати одной перекладины под землёй?... Это та самая «молния».

Во всяком случае, обычно туннели создаются и циркулируют под землёй.

Одежда слегка «запачкалась».

*

P.S. Я совершенно несправедлив в отношении моего двойника, «Не страшно, если она немного запачкает одежду», это означает: «Не волнуйся, если она немного скручивается и раздирается.» Эта чудесная Забота, даже если она выглядит слегка бесцеремонно. «Не волнуйся, в любом случае всё будет хорошо.»

*

Если состыковать эти разнородные видения с самого начала, получилось бы нечто вроде фресок в Фивах! для египтологов будущего.

Но может быть, тогда всё будет уже ясно!

Веды — тоже своего рода фрески... до-египетские.

Потребуется Эрже[5] новой географии, сочетающий одновременно и точность, и юмор!

 

U

4 мая 1990

 

Это настолько фантастично! Фантастическая верховая скачка.

Верхом на молнии.

(Или, скорее, молния верхом на тебе.)

*

Вспоминаю то видение в... 1949! Выезд из средневековой цитадели на спине той потрясающей белой лошади — но эта белая лошадь проходит через моё тело (или мою спину)! Но тело как будто на лошади, в галопе, оно сотрясается именно в движении всадника на лошади!

Таким было первое в моей жизни видение!

Конное землетрясение!

 

U

5 мая 1990

 

Да, Ма, пусть этот год будет годом Твоей Победы. Годом освобождения Земли от всего этого Несчастья и Ужаса.

 

U

6 мая 1990

 

Такая ожесточённая борьба.

Готов кричать.

 

*

Вечер

 

Кажется, что всё Отрицание Земли собралось в этих костях.

А эта Молния бомбит-бомбит-бомбит-раздавливает-раздавливает-раздавливает... раздирает.

Так что временами не знаешь, отчего хочется кричать, то ли из-за Молнии, то ли из-за этого яростного сопротивления — переживаешь обе вещи. Нужно пересечь Стену в своём собственном теле.

Беспощадная битва.

И это милость, я знаю.

Либо смерть, либо Жизнь.

(Фактически, смерть и Жизнь вместе.)

Этот бретонец чувствует себя прямо как на конце её «буксирного троса».

 

U

8 мая 1990

 

Как только я встаю, за три секунды тело до хруста наполняется этой молнией, с головы до ног, успеваешь лишь сделать два-три вздоха. И тогда начинается неумолимое «раздавливание», чтобы заставить войти молнию, игнорируя то, что тело уже наполнено — и она входит с каждым вдохом, ты не можешь этого прекратить (каждый выдох вдавливает её ещё чуть ниже). Но «естественная» тенденция старого тела, когда оно наполнено до хруста — уменьшить «подачу», уменьшить вдох этой молнии; и оно скручивается, раздавливается, сокращается в том или ином месте — оно задыхается... Но это противоположно тому, что нужно делать! нужно углублять вдох, заставить войти ещё больше молнии, чтобы побороть удушение или прочие раздавливания в тех или иных местах. Именно это трудно. Всё равно что стремиться наполнить бутыль, которая уже полная, но это не вода, это молния! а кто способен прекратить молнию или дыхание?

Очевидно, что больше всего страдает именно «горлышко» бутыли (шея и плечи), именно там удушение, сдавливание наиболее сильные. Надо бы пересечь «дно» бутыли — дно находится под ногами или ниже ног. Фактически, молния пересекает это «дно», поскольку ничто не способно её остановить; но ей приходится проходить сквозь всё более сильное сжатие или сопротивление в теле, и она увеличивает интенсивность и размах, дабы пересечь это всё более и более яростное сопротивление...

Но важный факт — физически важный — состоит в том, что нужно дышать (вдыхать) как можно глубже, только так можно преодолеть эти раздавливания, сокращения и различные скручивания. Чтобы прекратить свои раздирающие конвульсии, рыба на песке хочет прекратить вдыхать этот непригодный для дыхания воздух, который её раздавливает, но это противоположно тому, что нужно делать.

В нашей старой системе, когда лёгкие переполнены, мы просто выдыхаем воздух; но здесь же нужно «выдохнуть» эту молнию через ступни (осмелюсь сказать!) Есть «дно» или «нечто», которое мешает, или блокирует, или тормозит прохождение этой молнии — и этим является всё наше несчастье, раздавливающее и раздирающее. Она должна пройти через возрастающее сопротивление и, соответственно, она возрастает пропорционально!

Мне хотелось бы узнать: что это за «дно»? Бесчисленное дно?

Но любопытно, что единственный способ преодолеть раздавливание или раздирание — это вдыхать ещё больше молнии. Если запыхаешься или будешь блокировать молнию, тогда она становится совершенно раздирающей и раздавливающей, или же молния снова выдавливается вверх, а всё тело поднимается в ужасающем обратном течении (в каком-то смысле это приносит облегчение, но после этого замечаешь, что всё тело раздирается этим подъёмом снизу).

Воистину, физически являешься ТРУБОЙ для прохода этой молнии. Если труба задыхается или её сдавливают, то она взрывается.

Возможно, «дно» находится на всех концах и на каждом миллиметре этой трубы (!)

Когда труба будет способна пропускать через себя молнию без закупорок, «так же естественно, как мы дышим», тогда утвердится новое дыхание и, возможно, начало нового вида — это свободное дыхание придаст форму всему остальному и произведёт все необходимые физические изменения. (Но что я знаю?!)

Для начала рыбе нужно было научиться дышать свободным кислородом; потом уже были проведены все необходимые изменения.

*

То, чего я не знаю — позволит ли эта Молния оставаться материи такой, какая она есть. С этой возрастающей твёрдостью или возрастающим расплющиванием, не закончится ли тем, что она разлетится во все стороны (!)?

*

Вся земля бьётся в судорогах на песке Новой Жизни.

 

*

Вечер

 

Но когда возникает эта железная судорога, готов кричать от отчаяния. Не знаешь, что делать.

Именно в такие моменты говоришь себе: эта материя не может оставаться такой, какая она есть.

Вот уже целые годы я проживаю этот «вопрос».

*

Я не более, чем измученное животное на незнакомом пляже.

Но я знаю, что это пляж завтрашнего дня.

И я знаю, что это мучение — Милость.

 

U

9 мая 1990

 

Встретил Л-С.

 

U

11 мая 1990

 

Сегодня в начале ночи (с 10 на 11 мая) я не мог заснуть, и я думал, что полностью бодрствую, и тут обнаружил себя посреди циклона, как будто я жил на берегу моря, и там было цунами. Происходящее было столь настоящим, столь конкретным, что мне казалось, будто я полностью пробуждён, и я призывал Мать, ибо стены готовы были обрушиться на меня под яростью волн. Тогда я понял, что, вероятно, сплю, но у меня ни на секунду не возникло впечатления, что я «проснулся»!

В воздухе витают «циклоны»... С начала года.

*

В теле такая неутолимая потребность, как будто в каждую секунду оно в поисках «его», этого дыхания — потребность, напоминающая саму жизнь. В этом нет ни «мысли», ни даже «эмоции»: телесная ПОТРЕБНОСТЬ, наподобие воды, воздуха; и каждую секунду она здесь. Да, словно иная жизнь, развивающаяся в теле. В каждую секунду, неважно когда, неважно где — оно как будто нащупывает «это»; и если бы его лишили этого, оно упало бы замертво.

Вероятно, это и есть базис нового вида.

*

Раньше были всевозможные «духовные эмоции», которые примешивались к этому — теперь есть просто это, столь же естественное, как дыхание. Живая мантра.

Единственная «проблема» — эта упрямая костная материя.

*

Всё же, переосмысливая увиденное, я подумал — мой «двойник» сказал «одежда»: одежда — это то, что покрывает нечто... а не было ли этим «нечто» истинное физическое...? Будущее существо.

*

Та оранжевая расплавленная масса, может быть, она нужна для того, чтобы расплавить нашу фальшивую материю?

 

*

Вечер

 

11 мая

Информационный Бюллетень BBC

 

Карпантра

 

Еврейское кладбище осквернено и разрушено французскими неонацистами...

 

U

12 мая 1990

 

Когда мне больно, я говорю: это Твоя Милость, пытающаяся пересечь ЛЖИВЫЙ ужас.

 

U

14 мая 1990

 

Никогда не был в подобном расплющивании.

Господь...

*

Как продолжать, имея подобный скелет? Настоящая Тюрьма. Всё остальное адаптировалось.

Это и есть «камень в основании» — эти кости, это тотальное Бессознательное.

Базис смерти.

Всё сводится к нему. Это ось нашей «жизни».

Нужно, чтобы эта ось изменилась...

*

Сегодня исполнилось восемь лет, я вхожу в девятый год...

 

*

Вечер

 

Клиши

Осквернено ещё одно еврейское кладбище в пригороде Парижа... и нарисованные красные Свастики на могилах.

О! Господь, о! Мать, я рад, что буду раздавлен, если всё это тоже будет раздавлено.

Это признаки конца.

Есть веские причины заставить их Молнию войти в эту Материю.

 

U

Ночь 14-15 мая 1990

 

Думаю, что это имеет смысл, но не очень хорошо понимаю, какой именно. Очевидно, что это видение нового сознания (очень краткое, просто образ). Я был на откосе небольшого холма, кажется (но я видел лишь то, что было у меня перед глазами, как будто в саду, крутой склон или что, я не знаю). Он был из оранжево-розовой глинистой земли или глины, и я смотрел на целую осыпь этой глины, как будто она была размыта дождём, а ниже лежала целая куча глинистой земли или глины от этого оползня или эрозии. Я чётко видел промоину, по которой текла вся эта глинистая земля, и я сказал (как хороший «работник»!) или отметил: гляди-ка, надо бы поднять всю эту обвалившуюся землю. (Что показалось достаточно абсурдным «кому-то», кто был рядом со мной и кого я не видел.) Кажется, я также видел дерево, растущее на боковом склоне холма посреди этой оранжевой земли.

На этот раз был не «туннель» того же цвета, но всё происходило снаружи: обрушивание или вымывание, как будто от сильного дождя.

Это создавало очень «ведическое» впечатление или ощущение, но я не знаю, чего именно.

И показалось весьма позитивным: как будто совершается работа. («Дождь», размывший это, всегда представлялся мне «водами сверху».)

Не могу оценить размеры всего этого, поскольку видел исключительно то, что было у меня перед глазами. Промоина была чистой, как канал в каньоне.

Холмик обвалившейся земли, ещё совсем вязкой, как мокрая глина более тёмного оранжевого цвета. Он находился ниже меня (я смотрел на него с более высокого уровня, рядом с промоиной).

Любопытно, что мои реакции всегда такие, какие были бы у работника отсюда, который смотрит на то, что происходит на другой стороне, и реагирует на это здешними привычками, реакциями или ощущениями. Именно работник со своей «логикой» работника.

Материальное сознание или сознание материи, наблюдающее материальные вещи для того, чтобы действовать. Это всегда нечто, которое действует или находится здесь для того, чтобы действовать.

Возможно, это было место, где «другая сторона» и «здешняя сторона» перемешались. Пористая промоина в нашей могиле.

(Похоже на тот «шатающийся стул» — Кашмир — когда я сказал «нужно его починить», что было абсурдным, а я пошёл искать кончик лианы, чтобы подвязать свой стул!)*

 

*

Вечер

 

Я отказываюсь говорить.

 

U

17 мая 1990

 

The Hindu, 17 мая

 

Бордо, Франция

Французский профессор истории и географии одного из лицеев, по словам её семьи, была избита и получила угрозы убийства по телефону после того, как она обсуждала со своими учениками недавние антисемитские безобразия во Франции. Она госпитализирована с сильными ушибами и в состоянии шока после того, как в прошлый понедельник в городе Ройан на юго-востоке двое человек напали на неё и избили до потери сознания. Она посвятила урок гражданского образования обсуждению осквернения еврейских могил в городе Карпантра на юге.

*

 

Франция нуждается в экзорцизме — как и вся Земля.

Может быть, тот «туннель в розовой глине» подготавливает земной экзорцизм?

*

 

The Hindu, 19 мая

 

Осквернённые еврейские надгробия

 

Квебек, 18 мая

Тридцать надгробий на еврейском кладбище в Квебеке были разрисованы красно-чёрными свастиками и полными ненависти лозунгами, — заявила в четверг полиция.

Осквернение кладбища в Сент-Фуа, пригороде Квебека, произошло поздно вечером в среду или рано утром в четверг и стало предметом расследования.

Этот акт антисемитизма, последовавший за серией подобных инцидентов во Франции и в Израиле, шокировал небольшое еврейское сообщество Квебека, состоящее из тридцати семей.

«Я не могу понять, зачем кому-то поступать таким образом», — заявил представитель еврейской общины. «Мы никому не досаждаем.»

 

U

Ночь 18-19 мая 1990

 

Символическое видение о коррупции Раджива Ганди.

Р.Г. был в некотором роде лавочником или торговцем вином, и я спускался в его погреб или подвал. Там было какое-то количество бутылок иностранных вин. Я хотел взять одну из этих бутылок, и тут заметил, что она была наполовину пуста. Я беру ещё одну, а она также наполовину пуста. Тогда я хочу долить полупустую из другой бутылки и с удивлением замечаю, что обе полупустые бутылки составляют как раз (ровно, с точностью до миллиметра) одну полную бутылку. Там была также маленькая тарелка с засаленными вещами, где плавали косточки от фруктов.

Полагаю, что эти бутылки = «взятки», и две бутылки вместе составляют одну целую или один банковский счёт. Погреб или подвал = банк.

Потом сразу же было продолжение или вторая часть того же видения: я пришёл на своего рода собрание, проходившее в полной темноте, кроме Р.Г., которого я видел ясно, он сидел за маленьким столом как президент этого «собрания». Одновременно со мной на это собрание пришли три персонажа. Эти трое находились в полной темноте, и я видел только три ожерелья из золота (или позолоченных), которые необыкновенно сияли в этой темноте, и было любопытно наблюдать три этих «ожерелья», которые двигались вместе с теми, кто их носил (и кого я не видел). Были ли это «ожерелья» или позолоченные «этикетки» (как на горлышках трёх бутылок, с которыми можно было бы ассоциировать три этих ночных персонажа), но они ярко блестели. Три этих персоны с «золотыми горлышками» или «золотыми ожерельями» собирались сесть на длинную скамью, стоящую прямо перед маленьким столиком Р.Г. Я сел рядом с ними, слева от них. Но посередине скамьи, прямо перед Р, был один человек, сидящий спиной к Р (то есть он смотрел на собрание), и читал развёрнутую газету, полностью чёрную, на чёрной бумаге. (Полагаю, это были гнусности Р.Г.) И Р.Г. сказал: «Мне всё равно, что ко мне повернулись спиной», но при этом энергично протестовал (как мне показалось) против присутствия этих трёх персон с золотыми «ожерельями» или позолоченными «этикетками». (Во всяком случае, их было «видно» во всей этой темноте.)

 

U

20 мая 1990

 

К Л-С: как Бог даст.

*

 

Indian Express, 21 мая

 

Возрождение нацистов

в Восточной Германии

 

Берлин, 20 мая

Неонацистские страсти снова разгорелись в Восточной Германии, стране, где недавно имела место демократическая революция.

Последним инцидентом было осквернение могилы знаменитого драматурга Бертольда Брехта (1898-1956).

В тот же день, на прошлой неделе, когда в Берлине открылся всемирный еврейский Конгресс, вандалы написали «Judensäue» («еврейские свиньи» по-немецки) на надгробии и «Евреи — вон» рядом на стене.

По-видимому, в Германской Демократической Республике мёртвые мешают живым. Не все мёртвые: только евреи, русские солдаты, погибшие здесь во время Второй мировой войны, и представители демократического движения, чьи имена хорошо известны.

Недавно неонацисты обезглавили статую поэта из простых рабочих Эриха Вайнерта (1890-1953) в центре Магдебурга.

Сначала неонацистские инциденты, учинённые небольшими группами молодых людей с крашеными волосами, рассматривались как детские шалости, в то время как теперь это сотни неонацистов, противостоящие полиции на улицах Берлина.

«Завтра нас станет ещё больше», — таково их послание. «Сегодня — Германия, завтра — весь мир.»

 

U

23 мая 1990

 

Есть только один закон,

закон Высшего.

Есть Твой закон,

наперекор и вопреки всему.

*

Именно этому обучаешься в теле всеми способами.

«Но в конце концов, есть предел», говорит физическое (предел боли, предел утомления, предел раздавливания). — Нет, не существует предела, — говорит Высшее Могущество, — и я тебе это доказываю.

Либо моё доказательство, либо доказательство смерти.

*

Это за пределами жизни и смерти.

Всё в критическом состоянии.

Мутация мира.

 

U

26 мая 1990

 

Все те, кто пытался на протяжении веков или тысячелетий, должно быть, наталкивались на это Железное Препятствие  или оно их расплющивало.

Значит?

Молния хлещет сверху, рикошетит, откатывается обратно, раздирает спину, потом снова хлещет и опять рикошетит и опять откатывается и снова раздирает — с каждым дыханием, бесконечно...

Есть то, чего хочет Высшее.

*

Хочется знать, выкапываешь ли хотя бы на миллиметр в день?

Не остаётся ничего, кроме как идти до тех пор, пока можешь — пока Они этого хотят.

В этом единственная надежда нашего отчаявшегося вида и нашей агонизирующей Земли.

*

Месье Ле Пен заявляет, что газовые камеры нацистов были лишь «деталью Истории».

Сколько «деталей» им ещё нужно?

Мне больше нравится задаром копать по одному миллиметру, чем жить в компании с Ле Пеном.

Впрочем, не «задаром», а за Красоту Земли и Любовь Матери.

 

*

Вечер

 

Постоянно оказываешься в тупике, и всё же нужно продвигаться.

Если бы Они сказали мне «делай вот так», было бы настолько проще...

Это постоянное впечатление или внушение, что делаешь не так, «как нужно», стало моей пыткой.

Я нахожусь в постоянном вопросе.

 

U

27 мая 1990

 

Конечно же, Они вряд ли могли бы что-то «сказать» в этой бешеной скачке землетрясения из молний! это ритмическое балансирование миллионов микроскопических элементов тела (мышц сухожилий, связок, нервов, суставов, позвонков... и т. п.) Нужно отыскать равновесие, ритм; и только тело может их отыскать, мало-помалу, через маленькие, микроскопические эксперименты, «неприятные» и слегка раздирающие.

Тогда это становится более «понятным».

Воистину, нужно быть словно всадник на лошади-молнии — составлять единое целое.

Но тело — это миллиарды элементов, работающих слаженно.

*

Да, Они сказали мне самое главное: «стоять на лошади», «всё это едино», и «сжать челюсти»; а также «не страшно, если она немного запачкает одежду.»

Добавлю: если Молния зажимается из-за того, что мы задыхаемся или что-то подобное, она становится раздавливающей и опасной.

Обычно по прошествии 50-55 минут или часа тело находит, что «с него довольно».

В конечном итоге, делаешь то, что можешь (!)

*

Это Могущество, оно безумное. Они действительно хотят чего-то радикального — и ничего-ничего-ничего общего со всем тем, что мы знаем материально и духовно. Потрясающее Новое.

Новое Божественное и новая Материя.

 

U

28 мая 1990

 

Я очень молюсь за то, чтобы Пакистан развалился — эти мусульмане кажутся мне наиболее очевидными «реинкарнациями» или продолжателями гитлеровских сил.

(Фактически, нацистские реинкарнации бесчисленны.) (Я видел их даже в Ашраме!)

«Молюсь» — в смысле некой активной, материальной воли (со времён Зии).

Может быть, вся человеческая система должна развалиться, чтобы уступить место иной вещи.

Нужно, чтобы «иная вещь» была готова.

 

U

Ночь 27-28 мая 1990

 

Суджата видела статую Будды в своей ванной комнате (!)

*

 

Беседа с Суджатой

 

Статуя Будды в ванной

комнате Суджаты

 

Это для тебя, я бы хотел, чтобы ты повторила мне с самого начала то, что ты видела сегодня ночью и рассказала утром, с самого начала.

 

А, да! я была в своей ванной комнате, а потом возвратилась.

 

Да, итак, да, расскажи мне.

 

То, что я видела в ванной комнате?

 

То, что ты видела; расскажи именно так, как это происходило.

 

Я была в своей ванной комнате, предполагалось, что она была моей, но она была немного тёмной. Не знаю, чем я занималась, причёсывалась или что-то ещё, и я заметила стол, деревянный, придвинутый к стене, потом я повернулась к нему, чтобы взять что-то, как мне кажется. И заметила, что на нём стояли три статуэтки, и насколько я помню, это был Будда, Будда. По крайней мере, та, что стояла в центре. Я не очень хорошо видела две других, а статуэтка в центре показалась мне более высокой, чем две других. Лицо было очень красивым, вы знаете, именно выражение. Я также заметила что-то вроде деревянной коробки, тщательно отделанной, тоже очень красивой, очень милой.

 

На этом столе?

 

На том же самом столе, перед статуэтками. (Смеясь) Я посчитала, что стол загромождён, именно так я и подумала: что надо бы убрать оттуда некоторые предметы, чтобы освободить место, и тут, вуаля, они были такие, очень красивые, они произвели на меня впечатление.

 

Какого цвета они были?

 

Какого цвета? Скульптура? Скульптуры?

 

Этот Будда, в центре.

 

Все три были одинакового цвета, у меня сложилось впечатление, что они были из камня, вырезаны из камня, не из гранита, но... но как я уже сказала, было темно, я не могу точно описать. Это не было мрамором. И потом, да, стол был совсем обычный, из дерева, ничего особенного, но эти объекты, они совсем не казались предназначенными для ванных комнат.

 

Да, точно. Как вышло, что изображение Будды оказалось в твоей ванной комнате? Ванная — это физическое место тело, не так ли. Именно это я нахожу...

 

Странным?

 

Поразительным.

 

О!

А потом, когда я вышла оттуда, я вдруг осознала, что это был сон, который я видела, и я подумала: «О! я должна рассказать это Дхуму.» Поскольку я не особенно понимала, я сказала себе: «Но это очень странно», для меня это не имело смысла, не правда ли.

(молчание)

 

Ма...

 

Вам это о чём-нибудь говорит?

 

Факт в том, что это находится в месте, олицетворяющем физическое тело.

 

Не означало ли это, что я физически была частью жизни Будды, другой жизни, физической?

 

Это возможно; но я нахожу любопытным, что теперь это находится здесь. Весьма вероятно, что ты принимала участие в жизни Будды. Это весьма вероятно, не знаю. Меня это не удивляет. Но то, что сейчас это находится здесь, в этой ванной комнате, которая является местом физического, и что это происходит теперь, мне это кажется... это характерно для образов Нового Сознания, которые... которые мы вполне можем не понимать, совсем не понимать, но которые явно имеют смысл. Почему? И это говорило само твоё нынешнее физическое сознание: «О! этот стол загромождён, нужно немного навести порядок.» В точности как в Новом Сознании, это настолько физически, что мы видим это глазами нынешнего физического сознания. Но это что-то значит. Лично я, когда вижу такие вещи... когда ко мне приходят видения Нового Сознания, я смотрю именно своим сегодняшним материальным сознанием, извне, не правда ли, наиболее материальным, наблюдающим те вещи на другой стороне и говорящим: «Любопытно, это должно быть вот так, а это не должно быть вот так.» Материальное сознание. Итак, почему ты увидела их в своей ванной комнате? Сейчас. Именно это меня...

 

Puzzle [озадачивает]?

 

Да, это любопытно. У меня нет комментариев, но на самом деле я хотел услышать то, что ты видела.

 

Я не знаю, кто: кто был изображён на двух других статуэтках? Я не очень хорошо рассмотрела. Но та, что в центре, была...

 

Да, то, что должно быть увиденным, мы видим ясно, а то, что не имеет... остальное было тёмным, вот и всё, мы не видим.

 

К тому же я не особенно их разглядывала, я собиралась взять что-то и в этот момент увидела, я не стала всматриваться.

 

Да.

 

Вы знаете, иногда переходишь, а потом что-то остаётся в глазах, и позже говоришь себе: «О!»

 

Любопытно. Но я помню видение Ж.-Кл. пять-шесть лет назад, или раньше, я не знаю, он ходил к — как зовут торговца в Котагири, того, который продаёт всевозможные вещи для строительства?

 

Кумаран Наир?

 

Кумаран Наир, он ходил к Кумарану Наиру, а потом нашёл горшок, большой горшок возрастом, я не знаю, две или три тысячи лет, и он принёс его мне, а внутри горшка был Будда, там был тот самый Будда, голова внизу, а ноги в воздухе.

 

О-о!

 

И цвет Будды был, я думаю, он сказал мне «amber», янтарь. Как янтарь.

 

То есть немного желтоватый.

 

Нет, слегка рыжеватый. И в горшке Будда был вот так, головой вниз и ногами вверх. В перевёрнутом положении.

 

О! и наша Людмила, она тоже, она видела Будду, да?

 

Да.

Не знаю, моя Милая, но в любом случае я нахожу это поразительным. Это поразительно, поскольку происходило в твоей ванной комнате. Будь это в другом месте, можно было подумать что угодно, не так ли, но здесь, это было столь... как объект, который был там в твоём материальном сознании, ладно, ты причёсывалась или чистила зубы, и ты говорила себе: «Но в конце концов, здесь нагромождено, что эта вещь делает здесь?» Именно это я нахожу поразительным. Вот, тут больше не о чем говорить, ты знаешь. Но я хочу записать этот факт, поскольку нахожу это странным.

 

Вот. Сегодня у нас 28 мая?

 

Да, 28 мая. Ма, мне так больно. Ма... Ма...

(молчание)

 

Тогда почему я сразу поняла, что это был сон?

 

Произошло нечто, что тебя поразило, и чтобы сказать тебе: да, нужно запомнить это, пойти и рассказать Дхуму! пойти и рассказать Сатпрему! (Смех) Ты видишь, это нечто, что запечатлелось в твоём сознании. Как раз это не было чем-то малозначимым. Я очень сожалею, на протяжении первых лет, когда я совершал эту йогу, я видел множество вещей, но не записал их, потому что не очень хорошо понимал или они казались мне странными, а потом, спустя месяцы или годы я говорил: но послушай-ка, я видел что-то подобное. Впоследствии, получив несколько подобных опытов, я начал говорить себе: но я должен хотя бы записать, даже если не понимаю.

 

Во всяком случае, лишь начиная с 84 года мы начали записывать.

 

Да. Но лично я начал записывать эти вещи позднее.

 

83. Некоторые вещи вы начали...

 

Начал, но потому что... я записывал то, что казалось мне очевидным. Но то, что казалось мне неочевидным и странным, я не записывал.

 

Да.

 

Видишь вещи, которые в данный момент не соответствуют фактам, и тогда говоришь: «Это странно». Как в тот раз, когда я видел Соню Ганди хозяйкой дома, в то время как Индира была ещё там, и я не записал: не знаю, записал ли я, думаю, что я никогда не записывал это видение. Поскольку я как раз находил это странным. Этот большой дворец Индии и иностранные туристы, полно иностранных туристов, они проходили, как посетители, и запихивали вещи себе в карманы, одну, другую вещь, все драгоценные предметы, они рассовывали их по карманам. В то время как Соня Ганди спокойно за этим наблюдала. Она, которая считалась хозяйкой дома. Все эти иностранные туристы, набивающие богатствами Индии свои карманы. Это был большой дворец Индии. Я так и не записал это, потому что... Соня Ганди, в то время я подумал, что Индира ведь ещё была жива, и не только она, но и Санджай...

 

Думаю, Санджай уже ушёл.

 

Он уже ушёл? Но во всяком случае, Индира ещё была там?

 

Да, как раз она ещё была там.

 

Я совсем не понимал, поэтому я, конечно же, и не записал. Эти вещи совсем не связаны с актуальными реалиями. И мы думаем, что это странно, это фантазия... а потом замечаем, что это совсем не было фантазией.

 

Это была «hint» [подсказка] вещей, которые должно произойти.

 

Не «hint» (Суджата смеётся), это было ясное видение ситуации, совсем не какая-то «подсказка». Она была там и смотрела на всех этих иностранных туристов, расхищающих сокровища Индии. Она спокойно стояла там и наблюдала, не говоря ни слова.

 

(Смеясь) Она им не помогала?

 

Она им не помогала, однако, вероятно, это должно было пойти к ней на счёт в швейцарском банке! (смех)

(пауза)

 

Я раздумывала об этом. Лично я никогда ничего не записываю, не правда ли, я рассказываю вам, и потом всё, конец, я забываю и т. д. Но недавно вы дали мне перечитать часть моего видения, где вы взбирались на вершины гор.

 

С пика на пик. Как в Гималаях, да.

 

Да. Не знаю, где это происходило, но они были «ice-capped» [заснеженные].

 

Да, восхождение.

 

Восхождение. И тогда я вдруг вспомнила поэму Шри Ауробиндо. Знаете, где Он пишет: «Hill after hill was climbed» [Пик за пиком были преодолены]. Помните это?

 

Нет.

 

... and «behold the last tremendous brow» [И вот последний головокружительный уступ]. Я не повторю вам всю поэму, лишь два-три [слова], наподобие этих, а потом: «one step and all is sky and God*» [один шаг, и ничего, кроме неба и Бога]... «The last tremendous brow», это действительно было так.

 

Это происходило в 83-м. Это было начало.

 

И это было в самом начале 83-го.

 

Да.

 

Интересно, сейчас я не вижу чего-то особо впечатляющего.

 

Я не знаю, есть ли сейчас что-то, что нужно видеть, понимаешь. На самом деле, сейчас нужно выдерживать и действовать или становиться, или воплощать, или материализовать, в некотором роде отчаянно.

*

Никогда не было столько раздавливающей боли, как сегодня.

Они знают. Они ведут.

 

U

30 мая 1990

 

Сегодня утром моментально, едва я встал перед камином — сокрушительные удары, столь яростные, властные, неумолимые, что по прошествии пяти минут я готов был упасть в обморок.

Продержался полчаса.

Тело всё меньше и меньше понимает, как это выдерживать.

Через тебя прорубаются, словно топором.

*

Вспоминаю Веды, говорящие об Агни:

 

«The flaming rays of thy might rush ahead on

every side violently*» (I.97)

 

Они хорошо сказали «violently» [яростно].

*

Как действовать, чтобы не отвалиться от собственных костей?

Оно текучее, но столь же крепкое, как удар топора.

*

Это Высшее, и у него есть цель, и эта цель отнюдь не в том, чтобы вас искалечить, стало быть, не остаётся ничего другого, кроме как выдержать его «цель», настолько, насколько мы способны.

*

(С сердцем тоже трудности, начиная с 23 мая.)

Я продвигаюсь, но я не знаю, как ещё держусь на двух ногах.

*

Если возникают такие потрясающие трудности, значит, цель должна быть столь же потрясающей.

*

Если хочешь выйти из царства смерти, нужно согласиться на то, чтобы пересечь все границы.

Хотелось бы, чтобы освобождение было земным.

 

*

Вечер

 

Множество землетрясений.

Нет тридцати шести материй, есть только одна.

 

U

Ночь 30-31 мая 1990

 

Посреди ночи в момент глубокого сна, когда мы смотрим на вещи «сверху», у меня было видение (скорее, «слышание»!) Это было место «наподобие» Игровой Площадки Ашрама. Мать завершила свои «Беседы» по средам и задавала вопросы присутствующим, или просила их задать вопросы, как она обычно делала. Тогда эта присутствующая там толпа (я ничего не видел, только слышал) начала бурное обсуждение или истеричные вопли, там даже была целая банда людей, которые протестовали и пели лозунги! В конце этого буйства Мать взяла слово и сказала голосом очень спокойным, но непререкаемым или неопровержимым: «Хорошо, дети мои, ясно, что вы не готовы перейти к другой вещи.» И это поставило финальную точку во всём.

Это было таким ясным, а тон был таким «особенным», что я поднялся посреди ночи, чтобы это записать.

Я задался вопросом, не обращалась ли Мать к своему человеческому творению?

(Буйство на «Игровой Площадке» могло происходить в Парламенте Индии, но я ничего не видел, только слышал — впрочем, все парламенты мира достаточно похожи.)

У меня сложилось впечатление чего-то серьёзного. Как финальная точка.

 

U

31 мая 1990

 

Раздавливающие Массы твёрдой Молнии, наваливающиеся друг на друга без обратного оттока. Тело как колонна.

На протяжении пятидесяти пяти минут.

Ордалия каждую секунду.

Невыразимо.

Словно переход в иную физическую природу.

*

(Вспоминаю размышления Матери: «Если бы люди знали, в каком состоянии находится моё тело, они бы сказали, что оно полностью сошло с ума.»)

Это настолько безумно!

*

 

Беседа с Суджатой

 

Мать говорит: «Хорошо, дети мои...»

 

Сегодня у нас последний день мая?

 

Да, 31 мая.

Сегодня ночью — не могу сказать, что я видел что-то, поскольку я совсем ничего не видел — но я слышал. Это больше слышание, чем видение.

Это была вроде как Игровая Площадка (знаешь, в то время, когда Мать проводила беседы по средам); но не могу сказать, что это была Игровая Площадка, потому что я совсем ничего не видел, но только слышал. В конце этих «Бесед», ты знаешь, Мать иногда задавала вопросы или просила людей задавать вопросы. И это был как раз такой момент. Значит, она задала вопросы. И там была толпа — которую я не видел — которая, так сказать, отвечала Матери, так что это была дискуссия, гвалт, буйство, протесты, даже люди, которые стали петь лозунги, словом, вся атмосфера была как в Парламенте Индии, если угодно! (смех)

Тогда в конце Мать сказала вот что (я поднялся среди ночи, чтобы это записать), вот что она сказала — тоном очень спокойным, но непререкаемым: «Хорошо, дети мои, ясно, что вы не готовы перейти к Другой Вещи.»

 

Ух!

 

Поэтому в час ночи я поднялся, чтобы записать это.

(молчание)

Не могу сказать, что это были люди Ашрама, или... я ничего не видел.

Но я имел конкретное ощущение, поскольку это было увидено в достаточно высоком сознании, не правда ли, вот так, и как раз в середине ночи — и потом, это была именно Мать, это не было... У меня сложилось впечатление, что Она обращалась к человеческому творению. Но этого я не знаю. У меня сложилось впечатление, что это был не «Ашрам», понимаешь.

 

Да. Не ограничено Ашрамом.

 

Не ограничено Ашрамом. Ашрам мог быть в составе, не так ли...

 

Ну да.

 

...и определённо, Ашрам был в составе, но...

Но.

Это встряхнуло что-то в моём сознании до такой степени, что у меня возникла потребность не забыть эту фразу и точно её записать. Говорю тебе, в час ночи я пошёл за клочком бумаги и авторучкой и записал.

(молчание)

 

Это повеление.

 

Не знаю, это было совершенно... Очень спокойно, но неопровержимо. Как будто Она констатировала, Она поставила последнюю точку, по-другому и не скажешь: «Хорошо, дети мои, ясно, что вы не готовы перейти к Другой Вещи.» И после этого больше не о чем было говорить.

 

Да.

 

И Она сказала: «Дети мои».

(молчание)

Вот. Думаю, что тут действительно нечего добавить, моя Милая.

 

Да, это факт.

 

Да, это факт.

 

Спасибо, что... сказали.

Она дала последний шанс, не так ли...

 

А! да вот уже 17 лет прошло, как Она дала шанс!

 

Ну да, она продолжала давать, но теперь это... сделано.

 

Да, это было как будто... вуаля.

 

Она объявила конец чему-то, и вот, так и есть.

 

В моём сознании это словно последняя точка: «Вот, и ясно, что...» Словом, тут нечего добавить, понимаешь, это... Нечего добавить.

(молчание)

 

И все эти землетрясения и...

 

Тут нечего добавить, моя Милая.

 

U

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Июнь

 

 

Хронология мировых событий

 

2 июня                 — Индия: правительство выводит войска из индо-пакистанской пограничной зоны в целях снижения напряжённости между обеими странами, спровоцированной кризисом в Кашмире.

3 июня                 — Китай: несмотря на меры запугивания, студенты в студгородке Пекинского Университета устраивают манифестации, отмечая годовщину резни на площади Тяньаньмэнь.

5 июня                 — Либерия: войска повстанцев Чарльза Тейлора атакуют международный аэропорт столицы Монровия.

9 июня                 — СССР: более ста смертей в результате конфронтации между киргизами и узбеками; президент Узбекистана Ислам Каримов просит помощи советского государства для устранения конфликтов между обеими республиками.

                              — США: в Мексиканском заливе взорвался и загорелся супертанкер «Mega Borg», угрожая загрязнить берега нефтяными разливами.

                              — Перу: ещё одно землетрясение на севере страны — девять погибших и раненые.

10 июня               — Израиль: еврейское кладбище на Элеонской горе, расположенное в восточном Иерусалиме, осквернено неизвестными; более 70 надгробий разбиты.

12 июня               — Алжир: Исламский Фронт Спасения (FIS) выходит победителем на местных выборах.

13 июня               — Румыния: полиция вторгается на Университетскую площадь, занятую протестующими на протяжении почти двух месяцев.

14 июня               — Нигер: в результате столкновений между армией и группами кочевников-туарегов в ночь с 6 на 7 мая во время нападения на субпрефектуру Чин-Табараден погибли сотни человек.

                              — Китай: шведский Институт оборонных исследований отследил китайские ядерные испытания мощностью от 40 до 50 килотонн; с 1988 года Китай прекратил свои эксперименты по экономическим соображениям.

15 июня               — Румыния: шахтёры, призванные на помощь президентом Ионом Илиеску, устроили в Бухаресте царство порядка и террора.

16 июня                 — Китай: наводнения в провинции Хунань забрали жизни более ста человек и разрушили 16000 домов.

17 июня                 — Шри-Ланка: правительство объявило «тотальную войну» с тамильскими сепаратистами, возобновившими свои атаки, игнорируя соглашение о прекращении огня.

19 июня               — Суринам: рядом с Моенго, окружённым армией, разворачиваются яростные бои.

20 июня               — СССР: Грузия и Узбекистан утверждают свой суверенитет в отношении центральной власти в Москве.

21 июня               — Иран: ужасное землетрясение на северо-западе страны рядом с Каспийским морем; около 40000 погибших и более 50000 раненых.

26 июня               — Замбия: по причине яростных бунтов с двумя десятками жертв правительство объявило комендантский час.

27 июня               — Никарагуа: штаб контрас сложили оружие, официально положив конец конфликтам, свирепствовавшим на протяжении девяти лет и забравшим жизни более 50000 человек.

28 июня               — Шри-Ланка: 355000 беженцев, спасающихся от боёв между армией и повстанцами.

 

1 июня 1990

 

Теперь ясно вижу механизм (по крайней мере, я так думаю): тело,   механика тела постоянно хочет вытолкнуть вверх этот избыток молнии, нагромождающейся с каждым дыханием. Уже за один-два дыхания (вдоха) оно наполнено, набито до отказа. И как раз это движение обратного оттока скручивает и раздирает тело (плечи поднимаются, лопатки скручиваются, возникают судороги, и всё раздирается). Так что единственный способ — нагромождать одно дыхание (или вдох) молнии поверх другого, чтобы заставить опуститься или протолкнуть вниз предыдущее дыхание с помощью следующего дыхания — именно это очень трудно поддерживать, поскольку эта Молния всё больше и больше нагромождается «внизу» перед препятствием, которое она бомбит (под ногами или в нижней части тела), и ты словно «бомба» молнии или переполненный ацетиленовый баллон, она становится своего рода «ужасающей» твёрдостью, и тем не менее, нужно с каждым дыханием заставлять опускаться, форсировать ещё немного вниз эту раздавливающую молнию. И как раз тут, похоже, становится опасно, поскольку давление столь плотное, столь мощное, столь твёрдое, что малейшее движение обратного оттока со всей своей умноженной силой может всё взорвать или во всяком случае разодрать плечи, лопатки, шею и т. п. — и если оно бросится в голову, то можно взорваться, как бутыль с газом! Нужно суметь оставаться подобным колонне, которая становится всё более и более твёрдой, компактной или молниеподобной и должна (я так полагаю) откапывать, или пробивать, или подрывать препятствие внизу — пока не пробьётся на «другую сторону». Естественно, она несмотря ни на что должна пересечь препятствие, ибо ничто не способно противиться этой Молнии, но то, что фильтруется сквозь препятствие, недостаточно для того, чтобы всё протекало естественно, как дыхание — и она будет нагромождаться до тех пор, пока препятствие не будет полностью пробито. Это прорыв Железной Стены.

Шри Ауробиндо хорошо сказал: «Это более текучее, чем газ, и более твёрдое, чем алмаз». Идеальное определение. Сам я говорю о «молнии» по той причине, что молния текучая (!), но она может легко расколоть стену.

Но по правде говоря, я не очень хорошо понимаю, находится ли «препятствие» «внизу» или на каждом миллиметре уровней тела — возможно, это бесчисленная Стена.

(Атомная стена?)

*

Веды говорили о «сознании прочном, словно колонна». Кажется, я понимаю, что имелось ввиду, и это совсем не то, что думают люди! Это «сознание» молнии!

Возможно, что «беременная гора» в конце концов «раскроется надвое»! (если только не на тысячу кусков!)

 

*

Вечер

 

Провёл всю вторую половину дня делая противоположное тому, что говорил утром. Тело проводит своё время скручиваясь и разрываясь от этой адской судороги, автоматически возникающей заново с каждым вздохом. Это раздирает и приводит в отчаяние. Не знаешь, что делать. Думаешь, что узнал — и не знаешь ничего. Думаешь, что уловил метод, а он даёт вам пощёчину.

Это продлится столько, сколько продлится.

Думаю, что я неправ, ведя эти заметки. Но я не знаю.

Если есть какой-то путь, способ, хотелось бы дать его другим, чтобы облегчить их задачу. Иллюзия ли это?

*

Тело не может ни понять, ни принять того, что божественная Мощь может быть слабее этих идиотских автоматизмов, и оно страдает, оно трудится... и оно не знает, что делать.

Похоже, что его единственный «способ» состоит в том, чтобы страдать — но это идиотизм! Именно Ложь страдает.

Как пловец, который не может поверить, что единственный способ — это тонуть.

Поэтому я борюсь за то, чтобы дышать этим новым воздухом вопреки всему тому, что хочет заставить меня утонуть.

Может быть, я доберусь до берега Матери?

 

U

3 июня 1990

 

Раньше в этом теле было солнце, оно расцветало и росло к свету; теперь, похоже, полная тьма, без ответа, базальтовая, как тюрьма без света и без выхода, и однако это то же самое тело — разве нет?

Трудно поверить, что это то же самое тело.

Как будто эти базальтовые и немые чёрные стены являются самим телом — или тем, что от него осталось.

Так где же те солнечные прерии прежнего тела?

Есть нечто совершенно непостижимое.

Я не вижу, каким образом эти чёрные стены когда-нибудь изменятся — они могут рассыпаться, вот и всё. То есть ещё одна смерть.

Но где они, мои солнечные прерии?

Нетрансформируемый остаток, который уйдёт в ящик, и иная вещь, которая уйдёт к поднебесью?

Мне это не кажется земным решением.

Всё безмолвно, как могила, за исключением моих стонов и моих страданий. Здесь нет обнадёживающих голосов.

Можешь лишь стучать и стучать в эти стены, пока есть силы.

*

Тем не менее, что-то говорит мне, что эти стены должны уступить место иной вещи.

Последняя мистерия.

Нужно быть достаточно храбрым и терпеливым или выносливым, чтобы переживать эту мистерию.

Именно последний отрезок наиболее трудный.

Это продолжительный отрезок.

 

*

В тихой долине

 

Нужно постоянно утверждать Закон красоты, радости, любви против закона смерти и боли. Вот и всё.

Божественный Закон против тысячелетнего животного закона.

Это животное — переходный несчастный случай для того, чтобы достичь божественного тела.

В этом спасение Земли.

*

Вечер

 

Дыра боли.

Никогда бы не захотел делать это для себя.

 

U

4 июня 1990

 

(Письмо Клоду Брюну)

 

Брат,

Мать дала тебе тело для того, чтобы оно служило некой цели. Оставлять его разлагаться в ящике — совершеннейший идиотизм.

Твоё тело, твоё материальное сознание имеет все те прекрасные качества, что необходимы для Работы — и прежде всего, ты любишь Мать. Так призывай же Её именно там, в теле. Тело очень простодушно под всеми своими обёртками, оно как растение, которое ищет солнце. Нужна жажда и ещё раз жажда — и эта жажда автоматически поведёт вас к Солнцу. Ты видел молодые ростки пшеницы, пробивающие весной мёрзлую землю. Это то же самое. Не нужно жалеть о тёмной и глупой обёртке: нужно культивировать жажду внутри, и стучать, стучать Мантрой, как прибоем, во всё то, что преграждает. Оно в конце концов падёт. То, что падёт, пока ещё пытается набросить на тебя страхи и печали, чтобы крепче удерживать тебя, но это фантомы — существуют миллионы фантомов. Но маленький росток пробьётся к Солнцу.

  с любовью Матери.

           Будь храбрым, брат

                     [...] моя нежность

Сатпрем

 

Да, прогулка в лесу.

P.S. Я нахожу твой опыт страха и смерти весьма позитивным, в нём ничего негативного — нужно СМОТРЕТЬ на всё как на предмет завоевания; каждая трудность и каждая неудача — это замаскированная Милость — трамплин, чтобы прыгнуть дальше и глубже.

С.

 

5 июня 1990

 

Всё же я записал этот факт: на протяжении месяцев во время «операции», когда я стою перед фото Шри Ауробиндо на камине, я очень часто вижу широко открытыми глазами вспышки молнии золотого цвета, которые всегда в форме вилки, направленной вниз.

Что-то вроде этого.

 

 

Они бьют вниз как молнии, со скоростью вспышки. Они совершенно не зафиксированы. Это происходит за долю секунды.

И они всегда золотые.

Возможно, это для того, чтобы успокоить меня: «Ты видишь, именно я делаю это.» — «Я провожу операцию.»

*

Если Он посылает эту молнию, то, определённо, с какой-то целью.

(Меня ободряет записывать эти вещи.)

*

Моё наблюдение утром 1 июня абсолютно верное.

*

 

Беседа с Суджатой

 

Уход Шри Ауробиндо

 

Сегодня у нас 5 июня?

 

Да.

 

После полудня я спала и мне приснился сон. Но он был очень запутанный, в самом сне всё было очень запутанно. Во всяком случае, речь шла о Шри Ауробиндо и Матери.

Вот как он начинался: как будто Чампаклал пришёл к моему отцу и сказал, что он должен сделать выставку в комнате Шри Ауробиндо. Там был мой отец. И потом — не знаю, почему — я вышла. Вероятно, я вышла для того, чтобы посмотреть на эту комнату Шри Ауробиндо и Матери. Но потом, по мере того, как события разворачивались, я поняла, что она немного — не полностью — но немного напоминала мою комнату в Баликуре (вы помните, там были окна с деревянными штуками, которые можно было поднять)...

 

Да.

 

Она немного напоминала её. Это для того, чтобы дать вам некоторое представление о background [обстановке]: о том, где происходили события.

Так вот, когда я пришла к Шри Ауробиндо, в так называемую комнату Шри Ауробиндо, я оказалась там. И была крайне удивлена, увидев Мать и Шри Ауробиндо, которые, собственно говоря, были не в комнате, но, вы знаете, там была небольшая перегородка.

 

Да.

 

Но в моём сне не было перегородки, это была прихожая. Шри Ауробиндо и Мать находились там. Я была крайне удивлена, увидев Их там.

Но любопытно — обычно я помню цвет, не правда ли? Здесь же я не помню, как они были одеты.

Короче. Сначала Они были там. А потом, позже, я не знаю, что произошло, мне пришлось выйти, и потом я вернулась и снова была крайне удивлена, увидев Их в моей комнате, на моей кровати. (У меня была деревянная кровать, вы помните?)

 

Да.

 

Так вот, Они были там, на моей кровати, возле второго окна.

Потом, я не знаю, там было полно народу...

 

В комнате?

 

Нет, прямо в... раньше там была входная дверь со стороны моей комнаты, которую потом поменяли (большая входная дверь). Вы помните?

 

Да. Ты хочешь сказать, большая входная дверь?

 

Раньше большая входная дверь находилась прямо перед моей комнатой.

 

А, ладно! поменяли, я не знал.

 

Её поменяли гораздо позже. А иначе это был бы проходной двор. Так вот, эта дверь, и там были люди, множество людей, знакомых мне или незнакомых. Я пыталась их выпроводить, я подумала, что не нужно, чтобы они тут... как сказать? «crowding» [толпились].

А потом, когда я как будто вышла и вернулась, я была снова удивлена (смеясь) — я много удивлялась сегодня после полудня — я снова была удивлена, увидев... Мать, вероятно, немного ушла в себя, но Шри Ауробиндо стоял, прогуливался, Он занимался чем-то. Я не могу сказать точно, чем он занимался. Потом Он как будто наклонился, чтобы поднять что-то. И я видела, что ему нужен был платок, я дала ему платок, который у меня был, он его взял, потом ему понадобился ещё один платок. Тогда я вытащила один, но он был немного использованный, но всё же я предложила его и у меня больше не было других (Суджата смеётся). Тогда я отвернулась, чтобы поискать ещё один в моём шкафу. И пока я искала: я оборачиваюсь и вижу, что он лёг на кровать. Ему плохо, он почти опустился на кровать.

 

Опустился?

 

Да, опустился на кровать, он полностью лёг. Поэтому как только я увидела это, я позвала, я побежала — нужно было пробежать всего три шага — но я позвала Мать, очень активно... Мать, Мать, Мать, Мать... и Мать пришла, она посмотрела и сделала вот так (жест), но он оставался...

 

Мать проводила своей рукой над Шри Ауробиндо?

 

Да. А потом она попросила меня дать ей лаванду. Мать оставалась очень спокойной, аб-со-лют-но безмятежной. А я была в панике, увидев Шри Ауробиндо в таком состоянии, но Мать, она водила рукой вот так над телом Шри Ауробиндо. И любопытно, голова Шри Ауробиндо была направлена к югу. Он лежал головой к югу. Теперь, после размышлений, рассмотрев это, я поняла. Тогда я снова подошла к моему шкафу. Там были люди, они сидели.

 

Люди?

 

Да, там сидели три-четыре человека. Тогда я сказала: «Please go out, please go out, don't look» [Пожалуйста, выйдите, пожалуйста, выйдите, не смотрите].

Да!! Я забыла сказать, что прямо перед этим, когда я нашла Шри Ауробиндо и Мать в моей комнате, я видела второе окно с поднятой рамой, а люди...

 

Залезали в окно?

 

Да, как будто не было рам, не было рам, они стояли там, на «sill», «window-sill» [подоконнике]. Сильно толкая друг друга: вы знаете, как бывает в толпе. Там даже был один, который упал на Шри Ауробиндо...

 

Да?

 

Не знаю, я его не узнала.

 

Но я хочу спросить, индиец или кто?

 

Возможно, вероятно... тот, который упал на Шри Ауробиндо, и я была совершенно, как бы выразиться, казалось, моё сердце разрывалось: «Но что это за люди, это не имеет никакого смысла.» Именно после этого Шри Ауробиндо поднялся — чтобы скрыться.

 

Сначала он опустился на кровать.

 

Нет, нет-нет. С самого начала, когда я нашла Шри Ауробиндо и Мать в моей комнате, Шри Ауробиндо был в положении полулёжа.

 

А, хорошо! эта сцена произошла раньше.

 

Раньше, раньше. И как раз после этого Шри Ауробиндо поднялся, а я передала ему платок; я думала, что тот человек, упавший на Шри Ауробиндо, ушиб его или что-нибудь в этом роде. Тогда Шри Ауробиндо понадобились носовые платки, которые я ему передала. Но чего я не поняла, так это того, что именно Шри Ауробиндо искал на стене или делал со стеной (там была стена, поскольку эта стена — я видела её полностью белой, там совсем ничего не было, но он приложил руку к стене и что-то делал.)

 

Как будто для...?

 

Будто для того, чтобы взять что-то или, не знаю.

 

Ты уверена, что это была стена?

 

Это была совершенно белая стена, знаете, между двумя окнами,  на ней не было ничего: совсем белая стена, без ничего, а он был, как бы сказать, склонившийся, не правда ли, для того, чтобы... Понимаете ли вы то, что я говорю?

 

Да, продолжай.

 

Да. Там была кровать, а позади стена.

 

Значит, он наклонился, чтобы что-то найти рукой, и он прикасался к стене.

 

Да, он наклонился немного, вот так, опираясь на стену, а другой рукой он искал. Что он искал — я не могу вам сказать. И после, когда я пошла искать третий платок, я вдруг обернулась...

 

Он опустился на кровать.

 

Да, он опустился на кровать. В этот момент я была в панике, я срочно позвала: «Мать, Мать!», тогда пришла Мать. Никто не двинулся, никто не помог, никто ничего не хотел делать, и я... я не знаю, почему. И к тому же, они просто сидели там, занимали место, создавали толпу, и должна сказать, я была раздражена, (смеясь) меня это раздражало. Но в конце концов, было не время раздражаться, во всяком случае, я очень вежливо сказала им: «Please go out, please make space» [Пожалуйста, выйдите, пожалуйста, освободите пространство], а потом открыла свой шкаф и стала искать «spray» лаванды.

 

Лаванды.

 

Да, ещё там были люди, спрашивающие: «Как вы узнали, что это находится там?» Я ответила: «Ну, я храню вещи в порядке, поэтому знаю, где что находится.» Мой шкаф действительно был в полном порядке, он не был загромождён.

 

(Смеясь) Меня это не удивляет!

 

(Смеясь) Нет, но я... вещи были разложены очень аккуратно, он не был загромождён вещами. Короче, я нашла спрей и отнесла Матери. А Мать тем временем водила рукой над телом Шри Ауробиндо, а потом она взяла «spray» и использовала его. И что любопытно — не на лице Шри Ауробиндо, а на его теле, и тело было без одежды. Обычно мы видим Шри Ауробиндо в его чаддаре, так вот, он был без чаддара, на нём было только его дхоти, если мне не изменяет память. И он был очень (как сказать?) бронзовый, я бы сказала. Его цвет я запомнила, а цвет платья Матери не запомнила.

 

Бронзовый?

 

[Цвет] бронзы, знаете, то, что мы называем медью.

 

Медью?

 

Да, медь. Это была не латунь, но медь.

 

Да.

 

Именно так. А Мать — как сказать: «spray» [распыляла]?

 

Да.

 

Лаванду на тело, на туловище Шри Ауробиндо, водя рукой. В этот момент я увидела Шри Ауробиндо, у него были открыты глаза и он улыбался. Вот. И на этом я проснулась.

 

Это были индийцы, толпа людей, находящихся там?

 

Вероятно, множество людей из Ашрама.

 

Да, грубое стадо. И вульгарное.

 

Ох, да, да. В особенности вульгарное, без сознания, без какого-либо уважения. Воистину, «a selfish lot» [банда эгоистов].

Любопытно, что среди них я увидела Гаутама, которому я сказала: «Ты можешь войти и остаться, ты можешь остаться.» Вы знаете его, Гаутама Чоула.

 

Да.

 

Он был единственным. Но всем остальным я говорила: «Please go out.» Я не знаю.

 

Я знаю не больше.

Мы очень хорошо знаем, что представляет собой толпа Ашрама, вся их темнота, нам это знакомо, но я не знаю, отражает ли это что-то более общее.

(молчание)

Но у меня впечатление, что это всё же образ людей Ашрама, нежели что-то иное. Знакомая картина — темнота, хамство этих людей.

 

Но в отношении Шри Ауробиндо и Матери...

 

Да? Что в отношении?

 

То есть: это образ, показывающий мне, как они были грубы даже со Шри Ауробиндо и Матерью, так?

 

Ба! послушай, после ухода Шри Ауробиндо в 1950 Мать сделала замечание, которое она не обнародовала, и вот что она сказала: «Поведение учеников заставило Шри Ауробиндо покинуть тело.» «Поведение учеников», сказала она. Ты помнишь это замечание? Мать никогда его не обнародовала, но оно в моих документах, в тех бумагах. Она так и сказала: «Поведение учеников». Так вот, это было в 50-м. Конечно, их поведение не было таким оскорбительным и публичным, как с Матерью, не правда ли, тогда как с ней это было выставлено напоказ. Но там была банда проходимцев, наверху, рядом со Шри Ауробиндо. К тому же вся эта толпа не блистала совершенством.

 

Но любопытно, я не узнала никого из той банды, которая была вокруг Шри Ауробиндо раньше.

 

Да, лица и существа, всё это — тёмная масса. Тёмная масса. У них были имена на короткое время, господин Такой-то с кучей наград, дипломов. Но это тёмная масса, ей нет нужды иметь имена и хранить их. А вот грубость, она родилась не сегодня.

 

Но всё же мне любопытно узнать, что Шри Ауробиндо хотел взять со стены?

 

Возможно, он хотел её толкнуть, опрокинуть.

 

О!

 

Именно это он хотел. Такое впечатление возникло у меня сразу, как только ты сказала мне об этой стене, он хотел повалить её.

(пауза)

Я задаюсь вопросом, не было ли то, что ты видела, образом того, что творилось там в момент ухода Шри Ауробиндо...

 

О...

 

Ситуации, сложившейся там в момент ухода Шри Ауробиндо; они падали на него, не правда ли, а он отчаянно старался толкнуть стену, а все эти люди бросались на Него, как волки.

 

А Мать приходила и возрождала Его?

 

Да, но это уже после, это уже после.

 

Но то, что вы говорите, кажется, имеет смысл.

 

Да, у меня нет впечатления, что это что-то из сегодняшнего дня. Это ситуация 50 года, когда Он видел, что не может делать Свою работу, там были все эти... у меня нет имён для этих людей.

 

Да, которые, воистину, буквально падали на него!

 

Которые падали на него, да. И его «real work» [истинная работа], он не мог её совершать. Он толкал стену, он находился там для того, чтобы толкать стену, и в придачу там были все эти люди, которые падали на него.

 

И всё-таки, вы знаете, даже лёжа вот так он создавал впечатление очень сильного существа.

 

Ну да, Он был очень сильным, Шри Ауробиндо, он ушёл не из-за слабости, он ушёл из-за, как сказала Мать, «Поведения учеников». Он ушёл — не из-за слабости он ушёл, не правда ли, но под предлогом болезни, это был предлог, просто он сказал: «Ладно, я не имею возможности ничего делать», и Он ушёл по собственной воле. Он видел этих людей: «С теми, которые здесь, вокруг меня, ничего не сделаешь, я не могу». Тогда он доверил материальную работу Матери, и Мать сделала столько, сколько смогла, а потом ты видела, как они в той же манере — и даже хуже — обрушились на Неё.

 

Аах!

 

Это и есть объяснение. Это была ситуация 50 года.

(молчание)

Но в 50-м четыре или пять раз в письмах он говорил: «Но я не имею возможности делать свою “real work”». Теперь, когда я немного узнал, что это за «real work», о, её невозможно делать с бандой волков вокруг тебя, это невозможно.

Он был могучим, он был все-могущим, Шри Ауробиндо, но он действовал в условиях окружающего мира, не так ли. Он никогда-никогда не действовал из божественных высот, совершая чудеса и делая то, что хочет. Он полностью принял условия окружающего мира — такого, каким он был, и такого, какой он есть. Все трудности, он принял их на себя, он не совершал никаких чудес.

 

(Смеясь) Так называемых, он не сделал...

 

Нет, я хочу сказать: он совершил честную работу, то есть он принял все условия и увидел, что в таких условиях это не было возможно. Тогда он сказал: «Я ухожу». И поскольку он был человек, скромное существо, он принял в себя болезнь, не так ли, как говорили: «Он был очень болен.» Шри Ауробиндо полностью стёр себя, тотально. Он проделал фантастическую работу в полностью человеческих условиях, как и Мать. Он мог бы высказать то, что хотел, сказать: «Я не хочу никого видеть», он мог бы заявить, но он не сделал этого. Он просил, он умолял учеников. Он принял все человеческие условия, все, как и Мать.

 

Но это действительно... я как будто вижу образ, не так ли, напротив стены, я вижу его спину, о, там было могущество!

 

Да, о, да, Шри Ауробиндо — это могущество; могущество, которое он материализовал в человеческом животном теле. Он сделал всё в абсолютно человеческих и в абсолютно животных условиях. Он трудился там, «Honest work» [честная работа], а!

А для других он был болен... А потом, ты видела, даже с Матерью, я помню последнее письмо Кармен: «Какого рода рак у Матери?» Ты помнишь, она задала вопрос, что это был за рак, от которого она ушла? Кармен меня об этом спрашивала.

 

Я не помню этого.

 

Даже Кармен меня спрашивала «Но из-за какого рака Мать ушла?»

 

Это был рак тех, кто её окружал.

 

Ну да. Она полностью приняла условия. Тогда они сказали: «Она была старая, её сердце остановилось.» И он, и она обладали совершенным могуществом: «Вы не хотите, значит, не хотите.» Ну так главным образом именно поэтому я и захотел совершить эту работу, чтобы доказать ЭТО, что весь их труд не был напрасным.

(молчание)

А все эти имбецилы, эти убожества, воистину, они полагают, или они решили: «Шри Ауробиндо не смог, Мать не смогла, им не удалось.»

 

Они не понимают Их сострадания.

 

Разумеется, если бы Шри Ауробиндо и Мать материализовали до конца, пфф, как сказала Мать, их эго распылилось бы, они бы распылились. Вот, а Мать не хотела их распылять, Шри Ауробиндо тоже. Они оставались полностью человечными, до самого конца, то есть в высшей степени Божественными. Да.

(пауза)

Но ты видишь, тем не менее, это представляет интерес: то, что ты увидела, это действительно образ...

 

Исторический интерес?

 

Да, образ того, что происходило тогда, в 50-м.

 

Однако, любопытно. Почему я увидела это сейчас, сорок лет спустя?

 

Почему ты увидела это сейчас?

Сам я понял это тогда, когда написал трилогию, я понял причину ухода Шри Ауробиндо.

 

Это было в 74-м, 75-м?

 

Я понял. Ты помнишь, Мать мне сказала: «Однажды Шри Ауробиндо придёт и объяснит тебе Сам, почему Он ушёл.» И вот, когда я написал трилогию, я понял, почему он ушёл.

То, что ты сегодня видела, было образом этого «почему».

(молчание)

Именно при написании трилогии я вдруг понял. «Понял» означает: я немного выразил это в книге, но лишь немного, потому что я был окружён всей этой армией, а! Только немного, но внутренне я понял.

 

Они там были действительно как дикие собаки.

 

А, да!

 

Банда... вы говорили волки, но те, которых называют «wild dogs» [дикие собаки], я нахожу их ещё хуже...

 

Да-да, скорее, так... Это образ, это образ того, что там происходило.

 

Но почему он пришёл сейчас!? Лично я никогда ничего об этом не думала, не размышляла. Почему это пришло?

 

Потому что ты пишешь эту книгу, возможно, поэтому... я не знаю.  Требуется много времени на то, чтобы раскрылась реальная реальность вещей.

 

Я подумала, Машай, а что если — потому что я делаю не только книгу о Шри Ауробиндо, при этом я всё же в контакте с Ним...

 

(Смеясь) Ну да! это в любом случае.

 

... но также я сейчас достаточно регулярно печатаю ваши заметки. Разве это не имеет к этому какого-то отношения?

 

Не знаю, лично я отчаянно стремлюсь... материализовать, продолжать. И я стремлюсь продолжать не ради КОГО-ТО на земле, не ради КОГО-ТО. Я стремлюсь продолжать РАДИ НИХ.

 

Ради Них.

 

U

6 июня 1990

 

Выдерживать это сдавливание молнией без обратного оттока — слегка ужасающе, а сдавливание сжимается всё больше и больше, всё больше и больше, бомбя препятствие «внизу», каждая доля секунды — своего рода ужасающее чудо. Нет ни «ужаса», ни страха, но... это совершенно нечеловеческое.

Сегодня утром по прошествии сорока минут тело решило, что с него достаточно и хотело прекратить, но мне потребовалось ещё двадцать пять минут, чтобы обрести способность немного пошевелиться, потом лечь на живот. Я пишу это, а она бомбит мою спину, и бомбит без перерыва, хотя и с меньшей резкостью или давлением — пойду похожу.

(Без обратного оттока адская судорога ведёт себя смирно.) (Всё «разбито молнией»!)

Не закончится ли это взрывом?

То, что Ты пожелаешь. Да.

Словно бочонок молнии!

 

*

Вечер

 

Говоришь себе: но в конце концов! должен быть предел всему этому... Но его, кажется, нет!

Суджата сказала мне: это как ваше видение канала, проходящего у вас под ногами, и слева он сразу становится океаном — океан, он не имеет предела, сказала она.

Да, но «мост», возможно, его имеет? Не знаю.

*

Но должна же эта молния хоть немного входить в Землю?

 

U

7 июня 1990

 

Это становится столь опасным и «невозможным» — каждую долю секунды.

Никогда не переживал подобных сокрушительных — неистовых — ударов. Да, словно для того, чтобы пробить стену, но стена — это я! или что-то в этом теле.

Все трудности коренятся в механическом законе: скелет.

Как позволить расплющивать себя?

Скелет — это очень важно для того, чтобы оставаться на своём месте.

 

U

9 июня 1990

 

Беседа с Суджатой

 

Интенсивно-красный Марс

Мать бежит

 

Сегодня у нас 9 июня.

 

Да.

 

Этой ночью я плохо спала, урывками, но я видела два сна, которые могли бы оказаться интересными. Я даже не знаю, был ли второй продолжением, но я так не думаю — я полагаю, что это два разных сна. Первый: я открыла глаза и обнаружила себя лежащей на кровати, моей кровати, я не знаю, где; вероятно, у себя, и вы тоже спали в своей кровати в своей комнате, которая была смежной с моей. Не знаю, видела ли я вас, но, вы знаете, была уверенность, что вы там спите. А потом вдруг оказалось, что я по-прежнему в своей кровати, во всяком случае, на своём матрасе (смеясь), спящая, и потом я посмотрела на небо. Вы знаете, я очень люблю смотреть на звёзды, и я посмотрела на звёзды — очень яркие. Не знаю, почему я всегда вижу некоторые звёзды через ветви дерева, ветви очень... листва очень светлая, как у тамаринда. А потом я увидела две красные звезды, вероятно, это были планеты. Одна была очень яркой, ярче другой; было также множество других, белых, и все звёзды были яркими, но всё же с небольшими вариациями в яркости. И потом кто-то сказал мне, что хотел бы узнать, и я сказала: «Посмотрите на Марс», он сказал: «Какой Марс?» Я ответила: «Вон тот.» Там были две красных звезды, и эта находилась прямо напротив нас, другая немного левее.

 

Да, над тобой.

 

Почти. То есть сделав вот так (жест), я смотрела прямо на неё, чуть повернув голову, достаточно было бросить взгляд на небо, и я её увидела. Но когда я сказала «Вон тот», в этот момент я заметила (любопытно, что перед этим, когда я лежала, я видела эту звезду отдельно), что она была красная и что все окружающие были «cluster» [скоплением] звёзд, не знаю, была ли это туманность, но нет, я бы сказала, скорее, множество звёзд, со всех сторон, и Марс, возможно, был за ними, позади. Но он сиял настолько ярко, настолько сильно, что сделал красным всё остальное.

 

Другие звёзды были белыми?

 

Да, другие были белыми, но этот, воистину...

 

Он сделал красными все остальные звёзды?

 

Да, видите ли, там было полно звёзд, и к тому же позади находился Марс. Но его яркость была такой мощной, что всё белое становилось розовым.

 

Весь круг звёзд или вся туманность стали розовыми.

 

Да, но это был, скорее, «cluster» [скопление].

 

Но был ли это именно Марс, или это было солнце?

 

Не знаю, я говорила о Марсе.

 

Ты говорила о Марсе.

Но Марс — это планета.

 

Да, планета.

 

Это не было светилом?

 

Была ночь, поскольку я видела звёзды. Во всяком случае, в моём сознании, которое оставалось достаточно материальным, знаете, это была ночь, и я видела звёзды. Даже и речи не шло о луне.

 

Что означает Марс в Индии? Марс — это символ чего?

 

На Западе Марс — бог войны.

 

Да, ну а в Индии?

 

Я не знаю. Думаю, индийцы в некотором роде переняли.

 

Как они его называют?

 

Мангал.

 

Мангал, что это означает?

 

Планета.

 

Но само слово имеет смысл?

 

Ну, оно имеет смысл: то, что делает добро.

 

То, что делает добро?

 

Благотворный. Мангал, мангал означает — благотворный (Суджата смеётся). Но я не могу сказать точный смысл.

 

И это всё?

 

Это всё.

 

Какую эмоцию ты испытала, глядя на это?

 

Я была очень удивлена, поскольку в самом начале я видела небо, полное звёзд, ярких, белых и т. д. За исключением одной, которая была красной, и другой, ещё более яркой, ещё более красной.

 

Но я имею ввиду — какое ощущение ты испытала? Ты была удивлена?

 

Я была удивлена, это всё. Я сказала: «Смотри-ка, любопытно.»

 

Это было над тобой?

 

Нет, предположим, я нахожусь здесь (жест), тогда они были бы там.

 

Они были прямо перед твоим взором на 45 градусов?

 

Да. Да.

 

Но, выходит, низко над горизонтом?

 

Нет, поскольку я была обращена прямо лицом к небу. Они были, нет, возможно, я видела их вот так. Если бы я подняла руку вот так, я бы увидела.

 

На 90 градусов. Извини, это моряк во мне требует точности (смех).

 

Я не могу вам сказать, я могу лишь указать.

 

Не важно.

 

Думаю, там было ни 45, ни 90, возможно, там было 70 или 80 градусов.

 

Согласно твоей астролябии (смех).

 

Да, это была одна часть, а потом, я не знаю, была ли... должно быть, это другое, словом...

 

Ты знаешь, в том мире события сменяют друг друга, можно видеть чуть ли не десять вещей одновременно, которые не обязательно должны быть связаны. За исключением видений Нового Сознания, тогда это совершенно ясно. И что потом...?

 

Потом я оказалась на берегу моря, вероятно, в Понди. А дальше я не знаю, там была целая история — с Матерью — не то, чтобы я была с ней, но история закручивалась вокруг Матери. Потом я забыла всё остальное, за исключением того, что происходило у меня на глазах: это осталось, не правда ли. Всё, что происходило в голове, разговоры... забылось. Итак, я увидела Мать, она была в автомобиле. Она вышла из автомобиля и пошла. Она шла, там были строения, была дорога, здания; в этот момент это уже было не на берегу моря, это происходило внутри. Она шла по дороге рядом с тротуаром. Предположим, что мы шли вот здесь, тогда она была бы слева, почти вплотную к тротуару. Она шла. Со мной кто-то был (думаю, Сумитра, но я не уверена), и мы были на другой стороне, тоже на дороге, не на тротуаре. (Там тоже был тротуар.) Но там, на той стороне было что-то вроде «building materials» [строительные материалы], вы знаете — песок, кирпичи и т. п. Я помню, [как] шла по этому. А потом я заметила, что Мать была далеко впереди. Я сказала: «Поторопимся! Она идёт так быстро, а мы, такие молодые, гляньте, как медленно мы идём.» Затем я посмотрела в сторону Матери и увидела, что она бежит, она не смотрела ни направо, ни налево: сначала она очень быстро шла, и как раз в тот момент я сказала «Двигайтесь», не правда ли, она двигалась так быстро. И потом в какой-то момент я увидела, что она побежала.

 

Да, всё идёт очень быстро, подготовка идёт очень быстро. Внешне хорошо видно ускорение.

 

Но ускорение в худших вещах!

 

Моя Милая, худшее — нужно, чтобы оно вышло, худшее. Нужно, чтобы оно полностью вышло наружу.

 

Ну да, оно выходит и выходит.

 

Я помню, как Шри Ауробиндо сказал: «Man this product of the beast and the mind» [Человек — порождение зверя и разума] Ты знаешь.

 

В «Савитри»?

 

В «Савитри». То, что было здесь в начале, должно выйти в конце. Это «beast» и «mind», и они должны выйти. Всё это должно выйти, чтобы появилась иная вещь. Я чувствую в своём теле, в самом своём теле — это столь безумно. Это реальность, Она бежит очень быстро; сейчас, когда я вижу себя во сне, я бегу, но бегу скачками — можно сказать, гигантскими, иногда я делаю шаги по пятьдесят метров, большую часть времени в темноте, но я бегу, почти всегда, когда я вижу себя, я бегу, воистину, бегом и в темноте.

Так что когда ты сказала, что Мать бежит, это показалось мне полностью соответствующим тому, что происходит. Во всяком случае, тому, что происходит в невидимом. В невидимой подготовке.

(молчание)

Внутри события происходят очень быстро, говорю тебе, я вижу свои собственные скачки, а потом ты видишь бегущую Мать, и я думаю, всё будет двигаться настолько быстро, насколько это возможно без разрушений.

 

Но она не совершала... как вы только что сказали, гигантских шагов, она бежала.

 

Она бежала.

 

Она бежала, но быстро. Знаете, Мать может быстро бегать.

 

Нет, я множество раз видел себя совершающим действительно гигантские шаги. Я не придаю этому особого значения, но в конце концов, это просто означает, что всё движется очень быстро.

 

Её одежда была кремового цвета, на этот раз кремовое платье.

 

Ладно, посмотрим.

 

Вот, это всё... Но между этими двумя: это было в конце, а в начале были звёзды, а между ними я один раз увидела Павитру-да, который искал мёд (Суджата смеётся).

Я вас оставлю, мне нужно идти...

 

Да, моя Милая.

 

U

12 июня 1990

 

Господь, в конце концов, Ты восторжествуешь надо всеми этими несчастьями, болью и варварским Отрицанием Твоей Красоты и Твоей Радости.

О, Ма, именно Ты несёшь меня, в конце концов, Ты заставишь меня продержаться до конца Твоего пути.

Когда Твоя великая белая волна хлынет через горы...

 

U

13 июня 1990

 

Повсюду проявляет себя Зверь.

*

Моя спина словно железо.

Воистину, делаешь это только ради божественной Красоты.

*

Похоже, что каждый день становится всё труднее.

 

U

15 июня 1990

 

Такая отчаянная борьба с этой адской судорогой, с каждым дыханием.

Не пойду ли я ко дну?

Не могу поверить.

Я плыву и плыву, но я не знаю, где берег.

*

Вся эта животная система должна измениться.

Может быть, иной тип тела строится поверх этого?

*

Вся эта система организована так тщательно и микроскопически для того, чтобы из неё не могли выйти — это миллионы стражей.

Именно эта «микроскопическая» сторона заставляет меня говорить о том, что решение, возможно, лежит в организации атомов.

Но тогда... но тогда?

Именно этот атомный или электронный «покров» должен изменить структуру под действием Могущества.

Ну что же...

Берег далеко.

Неизвестно — может быть, она там.

Часто (очень часто) я вспоминаю фразу Шри Ауробиндо: «A last blow from the Supreme and the thing is done*

Так что я плыву и плыву...

*

(Беспорядки в Румынии)

Гитлер ушёл и оставил после себя кучу отпрысков

Зия ушёл и оставил после себя кучу отпрысков

Чаушеску ушёл и оставил после себя кучу отпрысков...

И так далее.

Петен и Дорио ушли и оставили кучу отпрысков...

Должна измениться вся «человеческая» система, атомы, включая римских пап с их багажом.

 

U

Ночь 15-16 июня 1990

 

В глубоком сне я убегал из концлагеря (которого я не видел). Была полнейшая темнота. Море, я плыл. Передо мной на каноэ «охранник» с прожектором, который почти не светил. Я плыл под водой, чтобы он меня не заметил. Я удивлялся скорости, с которой я плыл. Всё было чёрным. Я плыл.

*

Тысячи раз тело хотело сказать, что оно так больше не может, и оно продолжает в тысяча первый, тысяча второй, тысяча третий раз...

*

Может быть, это «океан Бессознательного» из Вед, где «тьма закутана в тьму»?

Нужно вернуться к самому началу Времён, к истоку Несчастья.

Нужно, чтобы Земля была освобождена от этого Несчастья.

Иначе маленькие Гитлеры будут возвращаться бесконечно.

*

Мать говорила: «Шри Ауробиндо открыл двери — когда мы будет способны, мы пройдём через эти двери.» Нужно быть способным...

Тогда понимаешь, что означает «новая эволюция».

«Новый вид» — это то, что больше не будет волочить за собой ни вирусы и темноту, ни ярмо старой смерти.

 

U

16 июня 1990

 

Вечер

 

Откуда это впечатление или ощущение (в моём теле), что совершён Поворот? (Я имею ввиду, что входишь в Поворот.)

 

U

17 июня 1990

 

Не собирается ли этот «цилиндр» молнии взорваться на несколько миллионов кусочков? Это в точности как те большие железные цилиндры, которые я видел в гаражах.

Это настолько ужасно — настолько ужасно.

Тело находится в постоянном «я не могу прыгнуть выше головы».

Нужно, чтобы Они держали меня в своих ладонях, ибо...

 

*

Вечер

 

Помню времена, когда я говорил об «образце» B.E.23 или о «пробирке» — я и не подозревал, что этот образец или пробирка были отлиты из чугуна.

Это даёт мне полную меру пройденного пути.

Чем глубже погружаешься, тем оно твёрже.

 

U

19 июня 1990

 

Настолько изматывающая и мучительная борьба против препятствия, которое всегда одно и то же.

«Bear and endure» [терпеть и выдерживать]...

*

Вечер (Тихая долина)

 

Это Ты прокладываешь Свой путь через всю Ложь и Несчастье.

Естественно, Ложь и Несчастье будут сопротивляться, раздирать и мучить столько, сколько смогут — не стоит надеяться, что они изменятся или исправятся.

Но может быть, в глубинах всего этого существует некая пружина?

Нужно туда добраться.

*

У меня впечатление, что в этом и состоит опыт Матери: «На самом дне наиболее тяжёлого, наиболее жёсткого, наиболее удушающего Бессознательного...»

Именно это нужно пересечь и ПЕРЕЖИТЬ.

*

Чем больше я погружаюсь туда, тем больше я осознаю Божественную Работу.

 

U

22 июня 1990

 

(Иран — землетрясение). Фундаменталистам дали увидеть суть вещей.

 

U

24 июня 1990

 

Переживаю невыносимые вещи.

Непросто переживать вещи, которые никогда не испытывал.

Тело больше ничего не знает.

Оно знает Это... но...

Тело состоит из миллионов границ, и каждая заставляет вас ощутить её боль.

 

U

25 июня 1990

 

Я постоянно слышу эту Волну Бесконечности, и днём, и ночью, когда я засыпаю, всё время — ход Бесконечности. Иногда настолько сильно!

Я больше не вижу моря, но мне подарили прибой Бесконечности. И Вечности.

Физическое присутствие Вечности.

У меня трудности, но «кто-то» щедро одаривает меня Заботой.

 

U

Ночь 24-25 июня 1990

 

Я спускался по очень-очень длинной узкой лестнице, у которой не видно было ни верха, ни низа. Лишь следующая перекладина, куда поставить ногу (или, может быть, обе?). Лестница была очень шаткой или подвижной (можно сказать, «извивающейся»), в пустоте. Это было очень опасно. Лестница казалось очень-очень длинной, бесконечной. Казалось, она была сделана из слегка серебристого материала или имела слегка серебристый цвет (но не блестящая). Своего рода акробатика, особенно, если нужно было остановиться (в какой-то момент я хотел остановиться для того, чтобы отдохнуть или «поесть» на маленькой платформе «в пустоте», и это изменение в движении было особенно опасным). Опасным была, главным образом, неустойчивость лестницы, её «подвижность».

(Лестница...?)

Я не поднимался, я спускался, перекладина за перекладиной, медленно, опасно, ненадёжно.

Она выглядела такой огромной, а я видел себя таким маленьким на этой бесконечной лестнице.

Я так измучен.

*

 

Однажды (это впервые) я подумал: сколько дней можно так продержаться?

То есть, такое ощущение имеет старое животное тело. Но всё настолько превосходит границы, что я уже не знаю — всё возможно и невозможно.

Это будет продолжаться столько, сколько захотят Они.

*

(«Технология»)

Они изобретают несчастья, чтобы облегчить Несчастье.

Но согласно их расчётам, следующее несчастье будет лучше предыдущего.

Дай нам время, и мы изобретём идеальное несчастье.

 

U

28 июня 1990

 

(Ланка, Кашмир и повсюду)

Земля в вихре водоворота и безумия.

*

Чем ниже спускаешься по «лестнице», тем более это сжато и раздавливающе.

Никто не может представить себе.

Спрессованная молния.

Что останется от тела в конце?

Вечное и истинное.

Не остаётся ничего, кроме этого — всегда и во всех случаях.

*

(Через два месяца, 25 августа, исполнится четыре года, как я нахожусь в этом «раздавливающем спуске»!)

Спускаюсь по «лестнице» на протяжении сорока восьми месяцев!! Удивительно.

*

 

Беседа с Суджатой

 

Объявление войны

«Фляга», содержащая могущество

X собирается закопать флягу

 

Итак, что произошло?

 

Это было совсем под утро, сон, который очень смешанный, но я расскажу вам кое-что. Он начался с вас, я чётко осознавала, что вам нужно принять [?], и что я должна подогреть молоко.

 

Да.

 

С этого он и начался. Тогда я поднялась, а вы ещё спали. Любопытно, я видела вас в этом светло-голубом. Вы ещё находились в своей кровати, но вы были в светло-голубом и очень спокойно спали.

 

Полностью одет в голубое...?

 

Нет, укрыты, наполовину укрыты, но верх был светло-голубым, а ваше лицо... вы крепко спали. Вы были спокойным, но... я находила, что ваше лицо немного белое. Итак, я вышла, пошла на кухню, чтобы приготовить. И там я встретила Сумитру, Супрабху, моего старшего брата, и я увидела, что они принесли хлеб, очень хороший хлеб, невероятно мягкий, белый, лёгкий, вот такой, и они принесли всё это именно для вас. Короче, я перескочу дальше, поскольку тут не было ничего интересного. Затем я оказалась во дворе. В руке у меня было радио, я хотела послушать новости (оно было «on» [включено]: радио работало), и услышав голос той, кто говорила по радио, я сделала комментарии, я сказала: «В самом деле, можно было найти голоса получше, чем этот!» (Смех) И вместо новостей, которые я хотела услышать, она говорила про министра Информации, который собирается объявить что-то; министр Информации начал, а дальше — полная тишина, радио перестало работать. Я стою там с радио и говорю: «Но что это значит?» Затем эта женщина начала говорить-говорить. Мне показалось, что я что-то понимаю. А потом, как я поняла, мы ждали, что произойдёт что-то. Я уловила, что могло означать всё это, но как будто там, на заднем плане, стоял вопрос о войне. И так как я стояла в этом дворе, я посмотрела прямо перед собой, там был...

 

Перед тобой?

 

Нет, там был один этаж, «second storey» [третий этаж], там был... я сделаю вам рисунок, чтобы вы поняли. Подождите, я принесу [что-нибудь, чтобы нарисовать].

(пауза)

Смотрите, я находилась здесь (Суджата рисует) — двор. Я не знаю, что происходило позади, там, а здесь: поднимающаяся лестница. Здесь было — не знаю, что находилось позади, но вот что я видела: поднимающаяся лестница и одна комната здесь и одна комната там.

 

Значит, они были закрыты?

 

По-моему, там была дверь, скорее всего, дверь. Но я не очень хорошо разглядела, поскольку стояла внизу. И в моём сознании это была ваша комната, и вы были там (Суджата показывает): здесь. И здесь я увидела прямо за углом, напротив — почти прислонившись к стене — не прислонившись, но стоя, там был X.  И он тоже что-то держал в руках. Поэтому... здесь...

 

Он был в центре, между двумя комнатами?

 

Не в центре, он был ближе к маленькой.

 

К твоей комнате?

 

Не знаю, у меня впечатление, что это была ванная комната.

 

Вот как! а где была моя комната?

 

Вашей комнатой была большая комната.

 

Здесь, справа?

 

Здесь. Вы были где-то там.

 

X находился наверху лестницы?

 

Наверху лестницы, прямо там было что-то вроде маленькой веранды.

 

Между комнатой и этой ванной?

 

Да, да.

 

И что?

 

Да, просто небольшое открытое место, наподобие маленькой веранды. И он находился там, стоял. Тогда я позвала снизу, я посмотрела и сказала: «Вы что-нибудь поняли? какие были новости?» Тогда он объяснил мне, что стоял вопрос о войне, что это было индийское радио и что ожидаются... как сказать? ожидаются... не припасы...

 

Как бы ты сказала на английском?

 

Я не могу найти подходящего слова. Не резервы... они ожидали материалов. Вот: они ожидали материалов. Следовательно, скоро собиралась разразиться война, но они просто ожидали материалов, чтобы объявить, что это была война. Но война не была долгой. И, очевидно, материалы, то есть эти...все виды продовольствия... не просто продовольствия, это было... в моём сознании это было, как я поняла, для того, чтобы пополнять оружие...

 

Боеприпасы?

 

Да, боеприпасы, вот. Там было нечто большее. Все виды материалов, нужных для того, чтобы вести войну. Именно этого они ожидали; как только это прибудет, начнётся война. Вот как это было.

А потом сцена вдруг изменилась, сразу после этого. В этот момент вы тоже были внизу.

 

Во дворе?

 

Во дворе, и X тоже был там.

 

Тоже внизу.

 

Тоже. Мы все были во дворе.

 

Как выглядел этот двор? Это происходило не здесь?

 

Нет, я совсем не знаю, что это было за место, я никогда там не была. А потом шла речь о том, чтобы спрятать что-то, спрятать в смысле — закопать. И тогда вы заговорили с X, я была там как зритель или свидетель. Это происходило между вами и X, и тогда... X показал вам вещь, которую нужно закопать, и эта вещь была немного... я бы сказала, горшок из глины, цвета кофе с молоком, вы знаете, такого цвета, блестящий. Как делают из глины, не совсем как «crockery china» [китайский фаянс], но, вы знаете...

 

Фарфор.

 

Да, фарфор. У меня было впечатление фарфора. И оно имело такую форму... (Суджата рисует)

 

Наподобие колбы?

 

Да, возможно. Но она была очень красивая, очень красивая.

 

Как фляга?

 

Как фляга. Да, не совсем как «coudjâ», но...

 

Она была большая?

 

Она была, я бы сказала, такой высоты (жест).

 

Пятьдесят сантиметров.

 

Это пятьдесят сантиметров? я не знаю.

 

Да.

 

И он вам объяснил, что была одна и половина в другой.

 

Одна и половина чего?

 

Он показал вам горшок. В горшке что-то было. Он был полон...

 

Наполнен?

 

Он был наполнен. А другой содержал половину этого продукта. Я не видела второго горшка, первый был полон, но он нёс его достаточно легко. И это было... Я не знаю, что, поскольку не видела, и это нужно было закопать. Итак, мы вышли с...

 

С этого двора?

 

...с этого двора через ворота. А потом, там была улица, тротуар, улица и потом здание на другой стороне; на самом деле, вероятно, несколько зданий. И прямо перед другим зданием X осмотрелся, он сказал: «Вот здесь можно выкопать и положить.» Но тем временем это привлекло внимание людей, они подошли, мы подумали, что должны сделать это не здесь, а в другом месте, мы пошли туда, там было место, где можно было закопать.

 

Другой угол этого здания?