логотип


ШРИ АУРОБИНДО

 

Очерки  «От Человека к Сверхчеловеку»

 

Психология и Йога

 

1912 – 1947

 

Заметки, наброски и фрагменты[1], представленные в этом сборнике, не были написаны Шри Ауробиндо в такой последовательности, а также он не собирался создать из них единую работу. Они были упорядочены составителями по темам в трех разделах: Философия: Бог, Природа и Человек; Психология: Наука Сознания; Йога: Изменение Сознания и Трансформация Природы.

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

Раздел Первый. Философия: Бог, Природа, Человек. 2

Бог: Единая Реальность. 2

Вечное и Бесконечное  Божественное. 2

Экамэвадвитьям: Единый и нет второго. 6

Небытие, Бытие и Абсолют. 9

Природа: Мировая Манифестация. 12

Божественное и Манифестация. 12

Природа: Мировая Манифестация. 15

Существование, Сознание-Сила, Блаженство. 19

Манифестация, Неиллюзия. 22

Человек и Сверхчеловек. 29

Человек и Эволюционный Процесс. 29

Стадии Эволюции: Материя, Жизнь, Ум, Сверхразум.. 43

Появление Сверхчеловека. 53

Человек – это не финал. 55

Раздел второй. Психология: Наука о Сознании. 58

Проблема Сознания. 58

Тройственная Загадка. 58

Что такое сознание?. 62

Секрет под поверхностью. 67

Сознание и Несознание. 69

Бессознательное. 69

Бессознательная энергия. 74

Сознание и Бессмертие. 76

Наука о Сознании. 77

Психология Веданты. 77

К истинно научной Психологии. 86

Йогическая Психология. 90

Раздел Третий. Йога: Изменение Сознания и Трансформация Природы. 93

Путь Йоги. 93

Изменение Сознания: Значение Йоги. 93

Единение: Цель Йоги. 96

Йога: Частичная и Полная. 98

Частичные Системы Йоги. 105

Джняна Йога: Йога Знания. 105

Бхакти Йога: Йога Обожания. 107

Карма Йога: Йога Работ. 108

Интегральная Йога. 113

Интегральность. 113

Супраментальная Йога. 117

Йога Трансформации. 121

 


Раздел Первый. Философия: Бог, Природа, Человек

 

Бог: Единая Реальность

 

Вечное и Бесконечное  Божественное

 

1

 

Есть только три Силы, с которыми мы должны считаться, три и нет других; ибо нет других  сил во вселенной или вне её:  это Бог, Душа и Природа. И эти трое, как это было, есть различные лики Единого Существования {Существа}.

 

2

 

Любое  существование, каким бы ни было его проявление или его процесс бытия, является и тянет свою субстанцию, первооснову, энергию, истину от Духа, который есть начало, середина и конец всего – сам по себе являясь вечным и бесконечным, само-существующим за пределами конца или начала, за пределами Пространства и Времени, за пределами Формы, Качества и Обстоятельств. Это фундаментальная Реальность, от которой зависят все другие истины: те, что утверждают её, также как и те, которые кажется противоречат её. Тогда совершенным законом жизни было бы осознавать эту Реальность и её правильные взаимосвязи с другими истинами или проявлениями существования, жить в ней, направлять её Истиной все наше бытие, сознание, природу, волю и действие. Если наша жизнь является несовершенной, то это из-за того, что её сознание движется в поиске, нащупывая, экспериментируя в фундаментальном неведении реальной истины нашего существования и следовательно является неспособным знать и приводить в исполнение истинный закон её жизни. И только если человек сможет превзойти свое неведение и неспособность, он может надеяться сделать свою жизнь и природу совершенной. Если не существует средств для того, чтобы сделать это, тогда у него нет надежды выйти из своего несовершенства и страдания, которые являются следствием этого. Он может только либо умереть в своем неведении, убегая от неизлечимого несовершенства и страдания, в результате физического угасания, либо  убежать из него в результате духовного угасания, достижимого через пробуждение души к иллюзорности рождения, мира и Природы, или [ . . . ] и надеяться выйти из него  в некое другое супраземное состояние существования. Тогда человеческая жизнь на земле никогда не вырастет во что-то фундаментально другое, более или менее совершенное, чем она есть сейчас. Надежда на то, что в результате использования нашего разума и исследуя или используя законы Природы мы сможем достичь совершенной жизни здесь [на земле] – тщетна, ибо наша природа здесь, будучи сама по себе невежественной и несовершенной, не сможет достичь ничего большего, чем смягченного несовершенства и неведения. Но если существуют средства, используя которые мы сможем достичь истинного знания реальности позади вещей, войти в её Истину, Свет и Силу, тогда не причин почему бы нашей жизни здесь не стать божественной и совершенной. И именно через Йогу эти средства могут быть найдены и это проявление становится возможным.

 

3

 

Более великое существование и сознание, чем то, которым мы сейчас являемся или же являемся в нашем поверхностном существе, к которому мы все же можем, используя определенные средства, подняться и стать им или войти в него – является постулатом любой Йоги.

Чем же является это более великое сознание и существование? Это нечто или некто вечный и бесконечный, абсолютный и совершенный, в котором находится все, из которого все выходит, к которому все возвращается и которое является тайным я всех вещей. Все существует его существованием, все осознает его сознанием, продолжает существовать под действием его Ананды существования, думает его Умом, живет его жизнью, является формой его Энергии в Космосе. Но все же, то существование, которым мы живем, то сознание, которое мы используем, та высочайшая радость, которую мы испытываем, наш ум, жизнь, тело, сила являются не более чем фрагментарным феноменом от или в Нем. Этот Вечный является Всем, целым, нашим более великим Я, нашей полнотой  {завершенностью},  нашей вселенной, и все же это больше, чем вселенная. Если бы не было вселенной, это все же существовало бы.

Это Вечное и Бесконечное есть не только  Вечное бесконечного Времени и Пространства. Ибо его вечность может быть реализована не только в бесконечном развитии лет и эонов, но в единственном моменте Времени, его бесконечность не только в безграничном расширении пространства, которому мы не можем установить ни конца, ни границы, но в самом бесконечно малом атоме атома. Но за пределами мгновения и бесконечных эонов вечность Вечного является безвременьем и за пределами пространственного Бесконечного и Бесконечно малого бесконечность Бесконечного является беспространственностью.

 

4

 

Все происходит из Божественного, из Вечного, из Бесконечного, все обитает  в нем одном и им одним, все заканчивается или кульминирует в божественном Вечном и Бесконечном. Это первый постулат, необходимый для нашего духовного поиска, ибо ни на какой другой основе мы не сможем найти высочайшего знания и высочайшей жизни. Любое время движется в Вечном; любое пространство распространяется в Бесконечном; все создания и творения  живут тем в них, что является Божественным. Это является очевидной истиной внутреннего духовного, но также в конце подтверждает свою истинность и для этого внешнего пространства и времени. Нашему глубочайшему существу известно, что оно живет из-за того, что является частью Божественного, но это истинно также для внешнего и феноменального существа, составленного из невежественного Ума, слепой жизни  и подсознательной Материи. Тайное Я – это Альфа и Омега этого проявленного существования; оно также является постоянным элементом, вездесущим «х», в котором все вещи разрешаются вместе или отдельно и которое является их суммой, их строительным материалом и их сущностью. Все здесь тайно является Божественным, все – это Вечное, все – Бесконечное. Но эта тайная  истина вещей противоречит внешним проявлениям мира, она отрицается всеми фактами, предоставленными нам умом и чувствами, несовместимо с горем и страданием мира, не сочетается с несовершенством живущих существ и неизменным несознанием вещей. Что же тогда подталкивает ум утверждать это?  Что заставляет нас допускать видение вещей, которое находится в конфликте с нашим внешним видением и опытом?

Ибо на поверхности нашего сознания и вокруг нас все является только временным и преходящим, только ограниченным и конечным. То, что кажется самым обширным для нас, находит свой предел, то, что, как мы воображаем, должно быть длительным подходит к своему концу; даже эта обширная вселенная со своей массой миров, где мир находится на мире, которые кажется протянулись в бесконечность, осуждены в конце концов быть лишь безграничным конченым.

Человек, претендующий быть божественной душой и все открывающим интеллектом, резко и неожиданно останавливается грубым доказательством Природы в его невежестве и некомпетентности и  постоянно демонстрирует в своих мыслях склонность к самоуверенной ошибке и в своих чувствах, и в действиях,  к мелочной неисправимости, низости и темноте или же внезапно склонен к бездне лжи или глупости, или жестокости своей природы. В управлении миром многое, что является небожественным легко превалирует над тем немногим, что божественно или же они запутано смешены вместе. Идеал рушится на практике, религия быстро вырождается в жесткий сектантский фанатизм или формальность, торжествующее добро обращается в организованное зло. Христианская доктрина падения, Индийская идея блуждающей Душе в космической иллюзии или скептическое утверждение несознательной материальной Природы, создающей причуду сознания, часто кажутся сутью всего вопроса.

И все же, если мы идем достаточно глубоко в нас самих, мы наталкиваемся на нечто, имеющее действенную силу, что доказывает существование завуалированного божественного элемента, который утверждает свое бессмертие, Душу. Если мы уходим за пределы нашего воплощенного ума и чувств, то мы внезапно прорываемся  в нечто неизменное, что ощущает себя вечным и бесконечным, которое не может видеть себя как что-либо еще, и мы также не можем постичь его как что-либо другое, отличное от бесконечного Я и вечного Духа. Больше того, в нашей самой тайной сущности мы убеждены в совершенстве или в способности к совершенству, совершенству в нашем глубочайшем духовном существе, в способности к совершенству в нашей природе; у нас есть инстинкт и интуиция Божественного. Даже во Времени и Пространстве наш ум не может установить или представить себе начало или конец; он не может представить первый предел или последний, основополагающий  или завершающий момент без того, чтобы сразу же не посмотреть за его пределы. Если мы видим несовершенство вещей, то сама эта идея предполагает потенциальность совершенства, в сравнении с которым они являются несовершенными, и эта потенциальность указывает в запредельность Ума и Чувства, которая является интегрально и неизменно совершенной. Каждая относительность предполагает  абсолют.

С давних времен нас просили не верить в эти вещи, доверять только измерительным щупам науки, её расчетам и её тиглям, принимать только то, что материально обнаружимо и измеримо. Но эти измерения есть измерения того, что ограничено – как же мы можем обнаружить этими средствами существование или не существование того, что Безгранично? Инструменты, которыми мы изучаем Природу для того, чтобы найти то, что обнаружимо, гарантированно дают лишь результаты, которые уже содержатся в вопросе или в вопрошающем. Наука дает нам мерки и процесс вещей в пределах физических границ, но она не в состоянии рассказать нам чем являются вещи, их окончательный первоисток и их причину существования.

Во всех этих поисках, с одного конца или с другого, мы не сможем выйти за пределы самих себя и тогда уж лучше посмотреть на внутреннюю сторону нас самих, - почему мы должны ограничивать себя только нашими откликами на внешние факты. Давайте исследуем себя и не только наше чувство или понимание того, что находится вокруг нас. И в нас самих давайте посмотрим не только на наши поверхности, но на внутреннее или на самое глубокое, что есть в нашем существе и природе.

Это само-знание, проведенное достаточно глубоко, покажет нам более глубоко, чем поверхностный ум и более глубоко, чем физическое чувство, более проникновенно, чем внешняя жизнь. Оно также покажет нам Запредельное Ума, Запредельное Чувства, Запредельное Жизни; ограниченное перейдет в безграничное. Если бы не было этой способности к исследованию, то мы бы должны были довольствоваться неудовлетворительным агностицизмом; но эти средства здесь есть, посредством которых мы можем узнать себя и эти Альфу и «Х», и Омегу вещей, или, если и не абсолютно Это, во всяком случае, его статус и его динамизм, закон его бытия и закон его природы совершенно также глубоко, и даже более глубоко, чем Наука может показать нам закон и процесс физической вселенной.

На минуту давайте подтвердим только этот результат, что этот духовный поиск и знание ведут нас за пределы феноменального, которое внешне противоречит ему, к тому что за переделами феноменального  выносит нас к Божественному Вечному и Бесконечному.

 

5

 

 Укоренившейся и фундаментальной концепцией Веданты является то, что где-то там  существует  (могли бы мы, кроме как найдя это, доступное для переживания или само-откровения, если уж отвергается интеллектуальным исследованием) единственная истина, всеобъемлющая и интегральная, в свете которой все существование стало бы  открытым и объяснённым и в своей природе, и в своем окончании. Это универсальное существование для всей его массы объектов и его разнообразия фактов  является единым в субстанции и первооснове; и существует неизвестная величина «Х», или Брахман,  к которому это может быть сведено, ибо из этого оно начинается, в и посредством этого все еще существует.

 

6

 

Брахман есть то, что было до начала и будет после окончания вещей. Вначале, говорят Упанишады, было Я, было Бытие  или было Небытие; оно видело творение мира в самом себе или из того Небытия, или вечного Бытия, было рождено преходящее существование. Что мешает безвременному Вечному в самом себе зародить Время и прекратить понимание? Но сама идея предполагает время [.]

 

7

 

Говорят: «В начале было Я, Дух, Бог, Вечное». Но не было никогда начала, ибо Вечное и его работы существуют всегда и навеки.

«В начале» – это только фраза, которая не имеет значения, если только мы не говорим о сегментах существования, его сегментах во Времени, его сегментах в Пространстве, его сегментах в субстанции, ибо они имеют начало и конец. Существование само по себе не имеет конца, также как оно никогда не имело начала.

Это относится не только к чистому существованию, существованию, которое в своей сущности без какого-либо движения или признака, но и к существованию со всем  что оно содержит и проявляет в своих глубинах, также как и на своей поверхности. Ибо чистое существование – это только состояние бытия и небытия в своей полной истине и интегральном значении. И даже это состояние, хотя оно кажется для успокоенного ума лишенным признаков, движений, сконцентрированное в пустой уникальности, все же не пусто и не лишено признаков, - оно содержит в себе, окутывая, любую истину признака, любую силу движения, все, что когда-либо было, есть или должно быть проявлено в этой или любой вселенной.

Но верховное божественное Бытие находится за пределами любого разграничения на чистое существования и феноменальное существование, на наличие признака или его отсутствия,  наличия формы или бесформенности, бытия или небытия, проявления и непроявленного – ибо все это является разграничениями, отдельными состояниями, противоположными идеями для нашего ума, отдельными переживаниями для Души на ментальном уровне, manomaya purusha. Но Всевышний пребывает за пределами Ума и не нуждается в этих разделениях и противоречиях своей природы.

Экамэвадвитьям: Единый и нет второго.

 

8

 

Все существование – это существование единого Вечного и Бесконечного. Ekamevadvitiyam, - существует единое без второго и не может быть ничего другого во все времена или где угодно.

Даже существование во Времени есть То, даже конечное есть То; ибо конечное – это только обстоятельство Бесконечного, а Время – это только фаза Вечности. То, что мы называем небожественным – есть То, ибо это только лишь маска вездесущей Божественности.

 

9

 

Любое существование – это существование единого Божественного Вечного и Бесконечного, не существует и не может быть ничего кроме него; не только бесконечное является тем, но и конечное, не только безвременное, - но и Время и все то, что существует во Времени, не только Имперсональное, но и Личность, качество и количество и то, что находится за пределами качества и количества; Бесформенное и форма, индивидуальное - не меньше, чем космическое и супракосмическое, материя, жизнь, ум, - также, как  и дух, отностительное и абсолютное. Все есть то; ekam evadvitiyam.

Все, что существует, есть реальность Реального; нет необходимости в том, чтобы изобретать вечный творящий иллюзию принцип Майи, чтобы объяснять мировое существование. Идея о том, что Верховная Реальность не способна на самопроявление, и что его единственная сила – это сила самообмана – это последнее безысходное убежище человеческого Ума и Рассудка, пытающегося убежать от трудности, которая является его же собственным творением, его же собственной само-наложенной иллюзией,  или Майей, и не существует для истинного и совершенного супраментального сознания озаренного Духа. Нет несовместимости между Вечным и существованием во Времени. Время и Безвеременье – это та же самая Вечность в само-ограниченном статусе и само-ограниченном движении. Безвременное – вечно и знает себя в вечно длящемся настоящем; Время – это тоже вечное и знает себя в неделимом моменте прошлого, настоящего и будущего. Именно наше сознание, балансирующее себя в подвижном мгновении, дает нам впечатление разделённого Времени, сознания, двигающегося от мгновения к мгновению, теряя свое прошлое, добиваясь будущего, соединяющее все три только под действием памяти, которая связывает то, что есть, с тем, что было и тем, что будет. В вечном Сознании  прошлое все еще существует и простирается через настоящее в будущее. Предполагать, что Безвременное отказывается посредством своей безвременности от выбрасывания себя в мгновение Времени, и что Время, а следовательно и все, что находится во времени, является иллюзией или предполагать, что существует только Время, и мы есть его временные творения – это навязывание Божественному Вечному неведение и ограниченность нашего маленького поверхностного сознания. В действительности, мы сами, ниже нашей поверхности, являемся безвременным, развивающим в мгновении свое существование в вечном Времени.

 

10

 

Одна единственная Реальность образует все бесконечное, Единого, Божественное, Вечное и Бесконечное – существует только То и нет другого существования. Ekamevadvitiyam. .

Бесконечное, но конечное существование  - это тоже то единое бытие, то бесконечное Существо; оно не имеет отдельной реальности: Вечное, но временное – это ни что иное, как движение той же Вечности, Время не имеет ни какого независимого средства к существованию: Божественное, но все, что кажется небожественным – это маска Божественности, оно не является творением некого непостижимого Противоположного.

Божественная Реальность не ограничена ни формой, ни качеством; но форма и качество – это также его бесконечное качество, неисчислимая фигура, сосуд его земли, разменная монета того золота,  цвет, свойственный той трансцендентной белизне. Все есть божественное Вечное и Бесконечное. Личное и Безличное – это не противоположные проявления и даже не дуальные  аспекты и не являются Обликом для всегда имперсонального Вечного, удобного для нашего представления, но скорее оба являются навеки Едиными.

Все есть Божественное, даже то, что является небожественным. Не существует не я; все это - есть вечное Я; вся эта вселенная и все другие вселенные – это существование во Времени безвременного Духа.

 

11

 

Существует одна единая Реальность и не может быть никакой другой, Единый, Божественное, Вечное и Бесконечное. Ekam evadvitiyam brahma.

Единый является в одно и то же время Всем, ибо он существует во всем, все существует им, он есть все. Каким бы ни был план бытия, каким бы ни был космос, каким бы ни был индивидуум, истина его существования всегда одна и та же; это - то или оно есть Единый; ибо не существует и не может быть другого. Трансцендентное – это Божественное, универсальное – это Божественное, индивидуальное – это Божественное; все они – единая Реальность. Не только то, что мы видим как Бесконечное, но и конечное также является тем Единым Существованием; оно не имеет отдельной и независимой реальности. Не только Вечное есть то, но и временное – также, ибо временное – это только обстоятельство Вечного, вне которого Время не имеет никакого само-существования. Не только то, что мы видим как Божественное, есть то, но небожественное - не более чем маска единой Божественности, оно не является творением из непостижимого Противоположного.

 

12

 

Все существование едино; это существование Единого Бытия, божественного, бесконечного, вечного, абсолютного.

То, что мы видим как Множество, - это множественность Единого. Все эти внешне отдельные личности и объекты есть также единое существование; они есть существа Единого Бытия. Ибо То является их единым я; в своей духовное сущности они есть То, даже в игре и форме своего бытия они являются Тем; они являются персональностями единой Личности, они есть проявления единого Существования, они являются таким большим количеством реальностей единственного Реального. Они никаким образом не отделены и не независимы от Него. Все силы – это силы единой Силы, единственной  Энергии  Единого Бытия; нет никакой другой силы, кроме его. Все объекты – это формации единого Существования; нет ничего что бы существовало само по себе и вне Того, ничего, что было бы индивидуальной сущностью отличной от той единой Сущности вселенной. То, что мы видим как конечное – это не что-то отличное от Бесконечного. Все существует в Бесконечности, все существует в Вечности, все является материей Бесконечного. Ни один объект, ни одна личность не смогла бы войти в существование или оставаться в существовании под действием своей собственной ограниченной и индивидуальной силы;  ничто не существует посредством своей собственной ограниченной субстанции и сущности отличной от субстанции и сущности всего остального; все в глубине неразрывно едино. Существует действенное фиксирование, формулирование, разграничение, многообразная формация во вселенной, но нет сущностного разъединения или отделения. Дерево – отделено как объект или феномен, но это не отдельное существование, отделённое от всего вокруг; есть одно существование и одна энергия, которые принимают форму дерева, образуют каждый его атом, молекулу, фибру, пропитывают и являются его полной структурой бытия, и это существование, эта энергия не только живет во всех них и протекает через всех них, но простирается везде вокруг и существует, образует, наполняет энергиями все другие объекты в космосе. Каждое конечное в действительности является Бесконечным; все, что внешне является отдельным или разделённым существованием – это только передняя часть  Неделимого.

Все, что мы видим как временное, – это лишь ни что иное как Вечное. Форма того, что существует во Времени, является или кажется мимолетной, но я, субстанция, бытие, которое приняло облик в этой форме – вечно и является единым я, единой субстанцией, единым бытием со всем, что есть, было и что будет. Но даже форма в самой себе вечна, а не временна, но она существует вечно в возможности, в энергии, в сознании Вечного. Форма проявляется и удаляется из манифестации; она может быть проявлена через непосредственное проявление или может быть проявлена через конструкцию, структуру и уходить из манифестации через разрушение, либо через рассредоточение структуры, но в обоих случаях она существовала прежде в сознании и бытии Вечного. Если бы она не пред существовала подобным образом в энергии и возможности, то она бы не могла быть создана в действительности. Ибо реально существующее исходит из возможного, а возможное – это всегда возможность истины Вечного.

 

13

 

Любое существование, какой бы ни было оно природы, есть существование Единого Божественного, Вечного и Бесконечного.

Ибо не только Бесконечное является тем существованием, но также и конечное; не только существование Единого, - но и существование Многого, не только существование Непроявленного, - но и существование проявленной вселенной и всех фактических или возможных вселенных, не только Безличного, - но и Личного, не только Чистое Существование, Сознание, Блаженство Сатчитананды, - но всех форм существования или сознания блаженного или не блаженного, не только существование Абсолюта, - но существования всего того, что относительно. Нет ничего, что бы не было существованием Единого Божественного, Вечного и Бесконечного, Ekam evadvitiyam.

 

14

 

Есть только одно Существо [Бытие], бесконечное, вечное и божественное, единственная Реальность. Все есть [ ], и нет ничего другого во вселенной или вне вселенной. Ekam evadvitiyam.

Эта вечность не есть вечность Времени; вечность Времени – это расширение в движение Безвременного.

Эта бесконечность не есть бесконечность Пространства; бесконечность Пространства – это расширение в себе этой беспространственной Бесконечности.

 

15

 

Все существование – это существование Вечного, Бесконечного, Божественного, Несказанного: существование во Времени, - не меньше, чем существование в Вечности; существование в конечном, - не меньше, чем существование в Бесконечном; существование Многого, - не меньше, чем Единого; Личного,  - не меньше, чем Безличного; индивидуального и космического,  - не меньше, чем супракосмического; относительного,  - не меньше, чем Абсолюта. Ekam evadvitiyam Brahma.

Вечное – это в самой истине своего бытия есть Существование, Сознание и Блаженство существования. Эти трое составляют триединство и неразделимы,  их не трое, но одно; и только в определенной игре Проявления они могут быть распознаны и отделены друг от друга или обращены феноменально в свои противоположности. То, что проявляется для нас как Несуществование (Асат, Нигил или Шунья) – это только существование иное, чем то существование, которое мы осознаем. То, что кажется нам Несознательным – это только завуалированное или вовлеченное сознание или же сознание, к которому наш ум или чувство не имеют доступа. То, что приносит нам боль или страдание – это лишь Ананда, обращенная против себя, искаженное и измученное Блаженство существования. Эти противоречия реальны в Неведении и из-за Неведения, но для истинного сознания они являются только феноменальными и поверхностными, а не истинными истинами бытия.

 

Небытие, Бытие и Абсолют.

 

16

 

Ничто не может возникнуть из Ничего. Асат, ничто, - это творение нашего ума, где он не может видеть или понимать, где его объекты являются чем-то, находящимся за пределами его захвата,  слишком сильно запредельными, чтобы дать даже ощущение неясного осязания, тогда ум кричит: “ Здесь ничего нет.” Из своей собственной неспособности он создает концепцию Нуля. Но чем воистину является этот нуль? Это неисчислимая Бесконечность. Наше чувство из-за своей неспособности изобретает тьму. Но в истине нет ничего кроме Света, только существует сила света либо выше, либо ниже нашего убогого человеческого ограниченного диапазона видения.

Ибо не думайте, что свет создается Солнцем. Солнца – это лишь физические концентрации Света, но великолепие, которое они концентрируют для нас – саморождено и находится везде. Бог есть везде и где бы ни был Бог, там есть Свет. Jnanam chaitanyam jyotir Brahma.

 

*

 

Из всего, что мы знаем, мы знаем лишь внешнее; даже если мы думаем, что мы сокровенно ухватили самую глубокую внутреннюю вещь, мы коснулись только внутреннего внешнего. Это все еще оболочка покрова, это только вторая или третья, или даже седьмая оболочка, а не самая внешняя и видимая.

То же самое происходит, когда мы думаем, что мы знаем Бога или овладели нашим высочайшим, самым глубоким Я или вошли сокровенно в самый глубокий и высочайший Дух. То, что мы знаем или владеем – это сила, или некие силы, Бога, аспект или проявление, или формация Я; то, во что мы вошли, – это только одна ширь или одна глубина Духа.

Это из-за того, что мы знаем и овладеваем умом или даже тем, что находится ниже ума, и когда мы находим себя наиболее духовно, это именно одухотворенный ум думает о себе как о духе. Воображая, что мы оставили ум позади себя, мы забираем его с собой в его собственные духовные области и скрываем им Супраментальную Мистерию. Результатом для нас является нечто чудесное и интенсивное; но в сравнении с Той Интенсивностью и Чудом, это является чем-то тонким и неадекватным.

 

17

 

Любое существование - как ум и чувство знают существование - это манифестация Вечного и Бесконечного, которое для ума и чувства непознаваемо, но не непознаваемо для его собственного само-осознания.

Где бы не происходила манифестация, духовная, материальная или другая, она имеет позади себя нечто, что превосходит себя, и даже если бы мы достигли  высочайших возможных высот проявленного существования, то там все же было бы запредельное, даже позади Непроявленного, из которого оно [проявленное существование] вышло.

Непроявленное Высочайшее находится за пределами любого определения и описания умом или речь; ум не может дать никакого определения, утверждающего или отрицающего, и тем более не может быть выражения этого или же адекватного выражения этого. Для Ума это Непроявленное может представлять себя как Я, высочайший Нигил (Дао или Шунья), не имеющий признаков Абсолют, Неопределимое, блаженная Нирвана непроявленного существования, Небытие, из которого приходит Бытие, или Бытие Безмолвия, из которого выходит мир иллюзии. Но все это ментальные формулы, выражающие приближение ума к нему, а не То само по себе; впечатления, которые спускаются из Того в наше воспринимающее сознание, а не истинная сущность или природа (swarupa) Вечного и Бесконечного. Даже слова Вечное и Бесконечное  - это только символические выражения, через которые ум  чувствует без захватывания [понимания] некое неясное впечатление это Всевышнего.

Если мы говорим о нем neti neti (ни то и ни это), то это может ничего не значить кроме того, что нет ничего в мире или за его пределами от чего ум может получить знание о Всевышнем в Его полноте или Его сущности. Если мы говорим о нем iti iti (и то и это), то это может означать в лучшем случае, что то, что мы видим от него в мире или за его пределами – это некий указатель чего-то, что находится там за пределами, и в результате путешествия через все эти указатели мы можем подойти на шаг или два ближе к Абсолюту всех абсолютов, или к Всевышнему. Обе формулы несут в себе истину, но ни одна не касается тайной истины Всевышнего.

 

18

 

Исток и вечная Поддержка всего существования, а также всего того, что кажется для невежественного Ума несуществованием, - это высочайшее, бесконечное и абсолютное. Это Бесконечное является сущностным, а не  (исключая того, что в манифестации) подвижное временное или расширенное пространственное бесконечное; этот Абсолют  является выразимо позитивным, а не просто отрицающим абсолютом – не исключающим, но содержащим все относительности; ибо в нем они находят свою собственную вечную и неизменную истину позади их нынешней временной и изменчивой видимости.

Всевышний познаваем для себя, но непознаваем для ума, невыразим словами потому, что ум может постичь, и слова, придуманные умом, могут выразить только ограниченные, относительные и разделённые вещи. Ум получает только ошибочные неадекватные неопределенные впечатления или слишком определенные отраженные идеи вещей, которые слишком сильно запредельны ему самому. Даже здесь в его собственной сфере он понимает не истины в себе, но процессы и феномены, показывающие себя аспекты, конструкции и образы. Но Всевышний для своего собственного абсолютного сознания всегда само-знаем и само-осознаваем, также как и для супраментального гнозиса это внутренне известно и познаваемо.  Это Бесконечное и Вечное является высочайшим Я всего, высочайшим Источником, Духом и Личностью всего, высочайшим Господом всего; не существует ничего за пределами этого, ничего вне его. Миллион вселенных вечно продолжают существовать или вечно приходят к существованию потому, что они являются субстанциональными выражениями и проявлениями высочайшего Вечного и Бесконечного.

 

19

 

Все есть существование. Несуществование – это фикция ума; ибо мы описываем как несуществование все то, чего никогда не было в пределах диапазона нашего ограниченного сознания, или не было в этом диапазоне в тот момент, или было там когда-то, но ушло за его пределы.

 

20

 

Бытие – это не Парабрахман, также как и Небытие не является Парабрахманом; это лишь утвердительный и отрицающий термины,  в которых Сознание представляет свое само-существование.

Парабрахман находится за пределами Знания, поскольку Знание не может постичь того, что охватывает  его, и является предшествующим ему. Начало Мудрости заключаются в том, чтобы отказаться от попытки знать Непознаваемое.

Тем не менее, обширные тени Непознаваемого отражаются в Знании и этим бесконечностям мы даем имена: Абсолют, Относительное, Бытие, Небытие, Сознание, Сила, Блаженство, Бог, Я, Персональное, Имперсональное, Кришна, Шива, Брахман.

Каждая вещь во вселенной является Всем во Вселенной, а также Тем, что находится за пределами вселенной, то, что Знание видит из этого, - это только внешний облик того, как Все представляется в некой игре Его бесконечного сознания. Мы  являемся нашим собственным Знанием и всем тем, что неизвестно нашему Знанию.

То, что происходит во вселенной – это игра Всего в Самом Себе и его завершающее само-осуществление  в Знании, Блаженстве и Бытии. Существует индивидуальное само-осуществление, коллективное, космическое и экстра-космическое. Мы можем двигаться к любому из этих предельных утверждений, но тот, кто принимает их все и гармонизирует их является высочайшим человеческим выражением Парабрахмана. Он является Аватаром или Божественным Инструментом.

 

21

 

Все существование является Вечным, Бесконечным, Божественным; нет ничего за пределами Вечного и Бесконечного, также как и нет ничего другого нигде, будь то в существовании или в несуществовании. Все бытие ранжируется между Проявленным и Непроявленным. Они являются  двумя полюсами Бесконечного. Непроявленное – это не Несуществование. Несуществование – это термин, созданный умом, и не имеет абсолютного значения; не существует такой вещи как абсолютный Нигил или Ноль. С этим соглашаются даже философы Нигила, Дао или Нуля (Шунья), что Небытие, о котором они говорят – это Ничто, в котором существует все, и из которого все выходит. Дао, Нигил или Ноль не отличается от Абсолюта или Верховного Брахмана Веданты; это лишь другой способ описания или называния этого. Всевышний – это Существование за пределами того, что мы знаем как наше существование и поэтому только это может казаться нашему уму Нулем, Нигилом, Несуществованием. Там не существует ничего, что мы бы знали как существование, ибо, хотя все существует в Дао, все же все находится там  неким образом, о котором наш ум не может иметь представления или переживания, поэтому для ума это не имеет реальности и не приносит идеи существования. Манифестация в Неведении, в  которой мы живем, также была описана как Асат, несуществование, потому что оно не реально,  не вечно, не бесконечно, не божественно; поэтому это должно быть иллюзией, поскольку существует только То и ничего другого. Но даже Иллюзионизм соглашается, что материальный мир не существует без реальности, - он практически реален, но не вечен. Больше того, манифестация, даже если она иллюзорна в этом смысле, не имеет в самой себе ни начала, ни конца, но только для души, которая уходит из нее. Она продолжает существовать для других душ, она продолжает существовать для Вечного. Именно в вечном сознании она существует, хотя в стороне от этого сознания она не имеет существования. Больше того, вещество, из которого она сделана, не является ничем или пустотой, но Вечным в самом себе, которое проявляет себя из самого себя и из своей собственной субстанции, выброшенной в форму и силу. Поэтому нет в действительности Ничто, Нигила, но ограниченное и постоянно обновляющееся, периодически повторяющееся или изменчивое существование.

Поэтому допустимо сказать, что все существование ранжируется между Проявленным и Непроявленным, ибо оба являются уровнями существования, одно - поднимающееся к Абсолюту, другое  в проявлении (но только в проявлении)  - определенное и относительное.

 

Природа: Мировая Манифестация

 

Божественное и Манифестация

 

22

 

 Любое существование – это Брахман, Атман и Ишвара, три имени для единой безымянной реальности, которая одна и существует. Мы будем давать этому единственному реальному существованию  общее имя Бога, потому что мы в конечном счете находим его не как абстрактное состояние Существования, не осознающее себя, но как верховного и само-осознающего Единого, который существует, абсолютно – в самом Себе, бесконечно – в мире и с видимостью конечного в Его различных проявлениях в мире.

Бог, Сам по себе, вне всякой мировой манифестации или вне доступных пониманию связей  с  миром манифестации назван Паратпара Брахман, и является непознаваемым ни для анализирующего знания, ни для знания, которое синтетически постигает. Мы не можем говорить о Нем как о личности или как о безличности, существовании или не существовании, чистоте или не чистоте, Атмане или отрицании Атмана. Мы только можем сказать на каждую попытку определить Его, положительно или отрицательно, neti neti, ни то, ни то. Мы можем пройти в Паратпара Брахман, но мы не можем знать Паратпара Брахмана.

Бог в мире – это Брахман-Ишвара-Атман, Пракрити или Шакти и Джива. Это три элемента Его мироманифестации.

 

23

 

Единое и Множественное – оба являются вечными аспектами Абсолютного Парабрахмана, который Сам по себе, в некотором смысле,  не является ни единым, ни множественным. Он находится за пределами единства и множественности в своей сущностной истине, как он находится за пределами всех других противоположностей, но ни единство, ни множественность, ни Единое, ни Множество не есть иллюзии, все они являются истинами Абсолюта, иначе они бы не могли иметь никакого существования и не смогли  бы прийти к  существованию. Мир – это проявление, манифестация,  и именно абсолютный Парабрахман проявляется как Ишвара, как единое Вечное, но также Он проявляется множественным Единым в Дживе. Это создает в манифестации двойной аспект Бытия и Становления. Но становление не означает, что Бытие становится тем, чем оно никогда не было раньше или же, что оно прекращает быть своим вечным я; оно проявляет нечто, что уже есть в его существовании, истину, силу, аспект себя; только формы - преходящи и могут быть деформированы Неведением. Сама по себе Сила, которая подобным образом проявляет нечто, что есть в этом бытии, есть его Шакти, Майя, или Пракрити, три имени одной и той же вещи. Она называется Пракрити, когда её видят в её исключительном аспекте, как вырабатывающей манифестацию для Пуруши или Ишвары.

Рассматриваем ли мы душу, которая проявляется в теле, как частицу Божественного, поэтому и вечная, как и Божественное, что утверждается Гитой;   либо как само Божественное в своем аспекте множественности, или как отдельное существо, зависящее от Божественного, как утверждают дуалисты; либо как иллюзорное само-совершенство души, подчиненное Майе, реальностью будет само Божественное, неделимое и всегда непроявленное, но одна вещь несомненна: то, что появляется как Джива, есть нечто нерожденное и вечное.

 

24

 

Я, которое мы должны сделать совершенным, не является ни чистым атманом, которой всегда совершенен, ни эго, которое является причиной несовершенства, но божественной само-манифестацией в движущемся потоке Природы. Существование – это композиция Пуруши и Пракрити: сознания, которое видит, и сознания, которое исполняет и придает форму тому, что мы видим. Одно - мы называем Душой, другое – Природой. Это является первым двойным термином, от которого наша Йога должна стартовать. Когда мы приступаем к тому, чтобы посмотреть внутрь, в нас самих, а не вовне,на внешний мир, и начинаем анализировать наше субъективное переживание, мы обнаруживаем, что в нашем существе есть две части, которые для любого проявления могут быть полностью отделены друг от друга: одна – сознание, которое безмолвно, пассивно и поддерживает, и другая –занятая, активная, созидательная и поддерживаемая. Пассивное и фундаментальное сознание – это Душа, Пуруша, Свидетель или Сакши; активное и внешнее сознание – это Природа, Пракрити, обрабатывающая и созидательная энергия Сакши. Но эти двое кажется сначала стоят порознь и отделены, как будто они безучастны друг к другу.

Пуруша – тихий и безмолвный свидетель всего того, что Пракрити изберет создать, не вмешивающийся в её работы, но только отражающий любые формы, имена и движения, которые она отбрасывает на чистое зеркало его вечного существования, и Пракрити  - неугомонно созидательная, действующая, формирующая и осуществляющая вещи ради восторга Пуруши, составляют двойную систему Санькхъи. Но когда мы продолжаем анализировать их взаимоотношения и все больше и больше накапливать опыт нашей субъективной жизни, то мы обнаруживаем, что этот наблюдающий Пуруша  на самом деле является властью. Что бы ни возжелал Пуруша увидеть, Пракрити, осознав это, имеет тенденцию сохранять это в его субъективном переживании или устанавливать это; если  она чувствует в чем-либо его волю прекратить видеть это, то она имеет тенденцию отвергать и аннулировать это. С чем бы он в ней ни соглашался, она накладывает это на него, и он рад её превосходству и своему подчинению, но когда бы он ни настаивал на чем-либо, она должна в конечном счете подчиниться. Легко убедиться в истинности этого в нашем субъективном переживании, но этот первичный принцип вещей, как  в конечном счете обнаруживает Йогин, определяет даже объективный феномен. Поэтому Пуруша и Пракрити являются не только Свидетелем и наблюдаемой Активностью, но Господином и его исполнительной энергией.  Пуруша – это Ишвара, Пракрити – это Его шакти. Их игра друг с другом является одновременно и мотивом, и исполнительной силой всего существования во вселенной.

 

25

 

Божественное – это вечное Я и Дух; но Природа – это тоже вечная сила Я, вечное сознание-Сила Духа. Ум, жизнь и Материя – это силы того Могущества, энергии той Силы, субстанция того Духа, Дух и Материя не являются отдельными и противоположными творениями,  но Материя сама по себе есть самотворение Духа.

Бытие и Становление – это единственное Единое. Единое не становится Многим, но Единое вечно является Многим, также как и Многое является извечно Единым.

Это через само-существующее знание ты узнаешь посредством супраментального знания через идентичность; проблема противоположностей, уловки философии, расколы Науки, фрагментарные подъемы Религии – это приспособления все еще невежественного сознания, [ . . . ] ищущего знания.

 

26

 

Все существование едино  в Реальности; многообразно в своем проявлении Реальности. Реальность – это Абсолют, дух,  Я, Бытие, Единое Существование, которое является всем и находится везде, но которое также больше, чем все и нигде. Этот Единый может быть всем потому, что он не является чем-то особым, отдельным, исключительным, он может быть все-проникащим и вечным в своей сущности потому, что не связан Пространством и Временем. Он есть Единое, но также и Множественное, его множественности – это самовыражение, а не отрицание, не  избыток, не разделение или фрагментация своего единства. Каждое бытие из-за своей множественности кажется является частью Единого, конечное Бесконечного, временный лик и временная форма Вечного; но в и позади этой видимости существует Реальность, и там каждый является сам по себе Единым, проявляющим что-то  от себя, каждый является Бесконечным в конечном феномене себя, каждый является Вечным, играющим во Время. Но Время тоже вечно, Время есть вечность в протяженности и движении, поэтому каждый является в своей реальности вечным существованием Вечного, бесконечным Бесконечного, духом Единого духа, я Единого Я. Ибо Реальность находится за пределами наших противоположностей единого и множественного; её единство и её множество вечно присущи друг другу; и все же она не связана ни своим единством, ни своей множественностью, хотя и то и другое истинно, потому что они являются её характерными аспектами, - это есть Абсолют.

 

 Природа: Мировая Манифестация

 

27

 

Бог – это не Существо, которое создает и управляет вселенной, но сама вселенная и, кроме того, все, что является Безвременным и Беспространственным. Бог является также Существом, которое создает вселенную  в самом Себе и управляет ей; ибо вселенная – это только один элемент Его существования. Если б человек смог представить центр, который содержит свою собственную окружность, то мы бы имели точное определение Бога во вселенной. Что такое Имперсональность Бога? Это есть факт Несуществования и Существования и Становления. А что такое персональность Бога? Это факт, что все это, Существование как Становление, Существование не похожее на другое Существование, является осознанием себя во Времени и Пространстве и за их пределами. Имперсональность Любви – это самосуществующий Восторг, который обнимает, владеет и делает едиными в бытии все то, что проявляется в Брахмане. Персональность Любви – это Единый, который осознает само-Восторг и распространяет Свою Любовь во все существа.

Персональность и Имперсональность являются одной и той же реальностью по-разному понятой Знанием. Эго – сознание Единой Бесконечной Персональности, отраженное в ограниченной форме сознания и искаженное этой ограниченностью. Сама форма – это лик Всего, которое позабыло в последовательности моментов Времени, в состыковке Пространственных элементов все то, что находится позади неё и вовлечено в неё. Эго – это мост, посредством которого оно пробуждается от само-Неведения и возвращается к само-Знанию.

Если мы стоим на мосту лицом к миру Форм, то мы склонны к Относительному; если мы отвернемся от него в другую сторону, то мы склоняемся к Абсолюту. И только когда мы переправимся через мост, мы сможем легко и в совершенстве охватить Относительное в Абсолютном.

Дух и Материя, Чистое Существование и Существование формально расширенное в Пространстве – есть два полюса вселенной. В Духе нет эго и  в субстанции Материи нет эго. На обоих полюсах эго теряет себя, но в Духе - через синтез,  в Материи – через растворение. Субстанция материи, жизнь и ум – это материал, который Эго использует для того, чтобы развить свое сознательное существование; есть более высокие бесконечные утверждения, в которых оно завершает свое сознательное существование.  Это единство сущности и единство суммы. Последнее – это только синтетическая формула и утверждение множественности. Единство в сущности – это истинное единство.

Единство и множественность необходимы друг для друга и для единой реальности. Множественность – это единство, расширенное в своей возможности; единство – это множественность, само-собранная в своей сущности.

 

28

 

Бесконечное Бытие в покое осознает свое собственное вечное единство. В Абсолюте существует вечное безмолвие.

Бесконечное Сознание-Сила в движении осознает свою собственную вечную множественность – вечно длящееся движение и созидание  Всевышнего.

Когда в неподвижном эфире возникает – как первый признак созидательного импульса Природы – вибрация, Шабда, и эта вибрация является линией эфирного движения, является эфиром, содержащим эфир в своей собственной сфере неподвижной само-силы, и того изначального движения достаточно для того, чтобы инициировать все формы и силы, таково даже первоначальное движение Бесконечного.

Но эта вибрация не есть движение некой материальной силы или  субстанции и этот контакт не есть материальный контакт. Это есть вибрация сознания в духовной сущности; это есть контакт сознания с самим собой в духовной субстанции.  Это первичное движение, не первоначальное или первое во Времени, ибо оно было вечно и продолжается вечно, но первоначальное в том действии сознания, которое является вечным повторением всех вещей в вечном настоящем. Или, если хотите, вечным прошлым-настояшим-будущим, три синхронных, одновременных  времени  того вечно упакованного Времени Бесконечного, которое интерпретируется нашим слепым ограниченным пониманием как пустота безвременья Абсолюта.

 

29

 

Любое существование и любая сила  исходят от Всевышнего и любые работы любого существования или любой силы – это движения Универсального и имеют место в Вечном и Бесконечном. Всевышний не представляется нашим умам упакованным в материю; бесчисленные супрафизические планы отделяют наше земное сознание от всенаправляющего касания нашего Источника, и там не может быть вопроса о незавуалированном непосредственном, близком присутствии и руководстве того Невыразимого. И все же Божественное Сознание и Сила, вечная Читшакти, первичная Сила, трансцендентная и вечная Мать, поскольку она удерживает Всевышнего скрыто в себе, может привести нас в некое касание с той невыразимой Славой и сообщать нам высочайшую Волю и её следствия. Это не может быть сделано через ум; ибо думающий ум может только сформировать некую неадекватную и совершенно абстрактную  концепцию Абсолюта или верховное Личности, или имперсонального Принципа или Присутствия. И даже высший ум, переживающий это, возвращает только бледное  отражение Сатчитананды, которое он получает из того Невыразимого или неясного чувства Вечного или Бесконечного. Он не может положить власть на То, и он не может войти, ибо если он попытается, то либо то исчезнет от него, либо исчезнет он сам в не имеющем признаков трансе, угасании, аннигиляции, пустоте или растворении, нарвикальпа самадхи, нирване, винаше, шунье, лайе. Но что не может сделать ум, то может душа и более великий тайный Надразум

Для земного ума Бог не существует, или же существует только ментальная идея, эмоциональная [ ] или проекция жизненного ума и образ самого себя.

 

30

 

Читшакти, а не ум создала мир. Читшакти – это то, что Ученые называют в своих различных аспектах Силой и Энергией, но это не материальная Сила или Энергия, это божественная сила само-сознательного Бытия, формирующего себя, нематериального, не в субстанции материи, но в субстанции того само-сознания в те образы формы и силы, которые создают мир. То, что мы называем миром, - это гармония вещей, видимых не индивидуальным умом или даже космическим умом, но скорее видимое через космический ум, как через отражающего посредника, Глазом божественного Существа. Глаз, который видит нематериальное, видимые вещи являются нематериальными; ибо материя, сама по себе, – это только форма, образ и проявление вечного Духа.

 

31

 

Как, спрашивается, мы создадим постоянный и неизменный мир из мира изменяющихся и преходящих объектов? Но там где никого нет это тоже создает проблему. Мы ничего не сделаем из этого; мы можем только воспринять чувствами мир стабильности в постоянном движении, мир схожести, несмотря на изменение. Это мир, который существует таким; мы не делали его таким; наши чувства получают, они не создают;  если есть ошибка в их восприятиях или образах, то это пассивное несовершенство чувства, которое является причиной неправильного или видоизмененного образа, это не желанное и динамическое изменение, подобное свободе артиста, увлеченного Природой.

Люди всегда изменяются, но человек имеет постоянный характер, который неизменен. Тигры отличаются друг от друга и от самих себя в процессе времени, но тигр – это все то же животное и может, как таковой,  всегда быть узнанным. Именно детали вариативны и изменчивы, но тип, фундаментальный образец – постоянен. До настоящего времени наши чувства и наш ум, основывающийся на своих данных, не предавал или не обманывал нас. И если они видят мир, то стабильно и тем же самым, несмотря на постоянную подвижность и изменение, это именно из-за того, что мир таков и именно поэтому мы должны видеть его таким, и не можем видеть как-то иначе. Если существует проблема, то это не мы её создали, это не проблема нашей психологии, но почему же это так, что стоит позади подвижности мира и его стабильности, какова причина или значение, или реальность его. Несомненно существует проблема чем же являются ум, чувство и их природа, их реальность, их связь с миром и их причина или предназначение; но это тоже является проблемой метафизики.

Существуют ли тогда два мира, один – изменчивый и существующий во времени, другой – вечный и неизменный? Или, вернее, существуют ли два способа знания одного и того же мира? Эти вопросы так, как они поставлены, являются бессмысленными; ибо очевидно, что мы видим именно один мир, а не два, и что объекты здесь принадлежат той же самой вселенной, а не двум различным вселенным в одно и то же время. Не может быть истиной то, что человек принадлежит к одному миру, а люди в своей изменчивости - к другому, или что в видении изменений и вариаций видов тигра мы видим мир одним образом, а когда мы видим неизменность типа видов, мы знаем это каким-то другим способом. Эти искусственные проблемы есть результат рассмотрения слов и концепций вместо вещей; мы сосредотачиваемся на словах и понятиях «схожести» и «изменения», видим, что они представляются как абстрактные идеи, которые противоположны друг другу, воображая, что они также противоположны фактически, как и в нашем уме, являются несовместимыми и поэтому не могут сосуществовать в том же самом мире или не могут быть истинными в одно и то же время или же в одном и том же мировосприятии. На самом деле не существует такой несовместимости; нечто, что является постоянно тем же самым может быть в постоянном изменении своих деталей существования, не теряя свою постоянную фундаментальную схожесть. Нет причины почему что-то не должно быть  преходящим (не являясь поэтому нереальным) во многом из своего проявления, но все же неизменным в себе, в своем бытии, будет ли эта неизменность вечной или только продолжительной во времени.   Несомненно, два мира могут встречаться, мир ума или духа входить в мир Материи, но тогда их элементы смешиваются в один мир, мир, так сказать, умоформируемой или духоуправляемой Материи; не существует двух отдельных миров, которые мы видим одновременно и смешиваем вместе в результате ошибочного действия нашего ума и чувств. Наши души, наши умы могут принадлежать по происхождению  к миру ума или духовному миру, но здесь они находятся в одном и том же мире изменчивой жизни и тела, и, рассматривая их таким образом, мы не делаем ошибки.

 

32

 

Философия изменения? Но[2] что такое изменение? Обычно под изменением подразумевают переход от одного состояния к другому и кажется, что это бы предполагало переход от одного статуса к другому. Росток изменяется в дерево, переходит из статуса ростка в статус дерева и на этом он останавливается; человек переходит из статуса молодого человека к статусу пожилого человека и единственное дальнейшее изменение, возможное для него, – это смерть или растворение его статуса. Поэтому кажется, что изменение – это не нечто изолированное, что является единственной  первоначальной и вечной реальностью, но это нечто, зависящее от статуса, и если статусом было несуществование, то изменение также не могло бы существовать. Ибо мы должны спросить, когда вы говорите об изменении как о единственной реальности, изменение чего, от чего к чему? Без этого «чего» не может быть изменения.

Очевидно, что изменение – это изменение некой формы или статуса существования из одного условия к другому условию. Иначе что же это такое? Является ли это само по себе фундаментальным и абсолютным, необъясняемым или неопределяемым каким-либо другим термином, чем оно само, постигаемое и понятное как единственная реальность через чистую интуицию, которая чувствует и кричит «Изменение = реальность» и потом немеет и больше ничего сказать не может?

Объект изменяется, личность изменяется, условие изменяется. Но можно ли сказать, что объект – это не реальный объект, но только последовательность изменения, или что личность – это не личность, но последовательность изменений, состояние вещей – это не состояние и там нет вещей, но есть только последовательность изменения? Это кажется является иллюстрацией главного порока метафизики – возвышать слово до реальности или идею - до реальности, не выясняя чем же является реальность, на которую она пытается указать. Ибо повесить ярлык слова или имени – это не значит понять и определить, создать концепцию – не означает понять. Тогда определите для нас, что такое изменение, прежде чем вы попросите нас принять его как единственную реальность. Вы можете сказать, что я понял это, я видел, что это является единой неизменной реальностью, но не просите меня определить что это такое, «лучше прислушайтесь в безмолвии к безмолвию Природы и вы тоже поймете». Но что если, прислушавшись подобным образом, я постигну другие реальности, чем изменение:  скажем, например, неизменное бытие так же, как и изменчивую силу, статус также как и изменение? Предупреждаю, что вы погрузились в разговор, а не в безмолвие, в диалектику интеллекта, вместо неоспоримой уверенности интуиции, и таким образом оставили вашу же собственную методологию. Если должна быть использована одна только интуиция, тогда вы должны дать место и моей интуиции так же как и вашей и любой другой, какой бы противоречивой по своей видимости она ни была  до тех пор, пока не придет более великая интуиция, чтобы поставить все на свои места, примирить, включить в непротиворечивое целое.

В мире нашего переживания противоречия часто являются взаимодополнениями и необходимы для существования друг друга. Изменение возможно только если есть статус из которого меняются; но статус опять же существует только как шаг, который останавливается, шаг в постоянном переходе изменения или шаг, на котором изменение остановилось, прежде чем оно перейдет к другому шагу в своем созидательном переходе. И позади этой связи есть дуальность вечного статуса и вечного движения, а позади этой дуальности  есть нечто, что не является ни статусом, ни изменением, но содержит и то и другое  как свои аспекты. Это, вероятно, и должна быть истинная Реальность.

 

Существование, Сознание-Сила, Блаженство.

 

33

 

Природа Вечного – это бесконечное Бытие, природа Бытия – это Само-Осознанность и Все-Осознанность, или Сознание, природа сознательного Бытия – это сознательная Сила, осознающая саму себя и свое действие, природой сознательной само-осознанности является бесконечное Блаженство.

 

34

 

Идентичность – это первая истина существования; разделение – это вторая истина; любое деление  - это разделение в единстве. Существует единое Существование, которое смотрит на себя из множества само-разделенных единиц, рассматривающих другие схожие или несхожие само-разделенные единицы через призму разделения.

Бытие – едино; разделение – это приспособление или вторичное условие сознания; но первичной истиной сознания также является истина единства и тождества. Единое сознание, организованное во множестве само-разделенных единиц сознания  есть субъективная природа существования.

Объективная сторона сознания – это сила, потому что сознание – это сила бытия. Вечное первичное действие этой силы заключается в том, чтобы создать для своего собственного сознания формы или фигуры его бытия.

Все силы в своей основе являются сознательными силами. Населяя и поддерживая каждую индивидуальную или универсальную форму бытия, существует и должна существовать некая сознательная сила бытия. Но сознательная сила имеет способность захватываться и вовлекаться в свои работы и формы; в сознании существует сила само-забвения.

Это само-забвение есть первичный феномен материального существования. Но как в спящем или полу-сознательном, или забывшем самого себя человеке существует сублиминальное я, которое не спит и не забыло себя и не является несознательным, также и  в том, что кажется несознательной формой, выработанной несознательной силой или энергией бытия,  существует, обнаруживаемая расширенным знанием, такая же [сублиминальная] сознательная сила, и она должно быть частью сознательной силы бытия единого существования. Природой бытия, осознающего себя, владеющего всем своим сознанием и силой, является внутренне присущий ему восторг своего собственного существования.  Ибо опыт показывает, что любое полное владение собой – это восторг, и только несовершенство во владении создает несовершенство или внешнее отсутствие восторга. Но единое существование извлекает равный восторг из всех универсальных форм и фигур своего собственного бытия, и этот восторг есть причина и поддержка вселенной и индивидуального существования. Также по этой причине всякое творение и любое действие силы имеет тайно или явно восторг или поиски восторга, или некое влечение к нему в качестве первой мотивирующей причины, хотя внешний объект или цель действия кажется носит другой характер.

Эти истины не проявляются полностью для нас потому, что мы стартуем с разделения, но они становятся само-очевидными, когда мы достигаем более обширного сознания, открытого к сознательному единству, лежащему в основе вещей или едины с единым сознанием существования.

Единое существование, не важно как мы называем его: Богом, Брахманом, Пурушей или каким-то другим именем, является по своей или по его природе бесконечным существованием, осознающим себя и свое собственное вечное блаженство существования. Или же, говоря меньше в терминах разделения и анализа, это единое существование, сознание, блаженство в неотъемлемом единстве.

 

35

 

Целью и условием Жизни является Ананда; средствами Ананды является Тапас; природой Тапаса является Чит; континентом и базисом Чит является Сат. Поэтому именно через процесс Сат, развивающего свою собственную Ананду, посредством Тапаса, который есть Чит, проявляется Абсолют как расширенное вечное, в эволюционном плане Брахман проявляется как мир. Тот, кто должен жить совершенно, должен знать Жизнь, тот, кто знает Жизнь, должен знать Сатчитананду.

Удовольствие – это не Ананда; это полу-успешная попытка ухватить Ананду средствами, которые гарантируют повторение боли. Поэтому это удовольствие никогда не сможет быть длительным овладением [Ананды]. Оно по своей природе преходяще и мимолетно. Боль, сама по себе, очевидно не есть Ананда; также она не является сама по себе чем-то позитивным, реальным и необходимым. Она имеет только негативную реальность. Это реакция, возникающая в результате неспособности удерживать удовольствие от определенных контактов, которая становится привычным для нашего сознании и, долго вкрапленная в него, обманывает нас видимостью закона. Мы можем подняться над преходящим удовольствием; мы можем освободиться от возможности боли. Поэтому удовольствие не может быть завершением и целью жизни; ибо истинная цель и условие Жизни – это Ананда, а Ананда – это нечто по самой своей природе единое, ничем не обусловленное и бесконечное. Если мы делаем удовольствие целью жизни, то мы также делаем боль условием жизни. Эти двое идут вместе и являются неразлучными товарищами. Вы не можете иметь одного в качестве своего супруга, не делая другого сотоварищем своей жизни. Они являются мужем и женой, и, хотя они постоянно ссорятся, не хотят слушать о разводе.

Но, как говорят Буддисты, ни боль не является необходимым условием для жизни, ни отмирание чувства не является условием для блаженства.

 

36

 

Мир живет в Ананде и посредством Ананды. Из Ананды, говорит Веда, мы были рождены, Анандой мы живем, в Ананду мы возвращаемся, и она добавляет, что ни один человек не имел бы силы даже дышать, если бы не было этих небес Блаженства, обнимающих наше существование как эфир обнимает наши тела, кормя нас своей вечной субстанцией и силой и поддерживая жизнь и деятельность. Мир, который в сущности является миром блаженства – таким было древнее Ведантическое видение,  дришти, Ведических драшт (drishti – видение, откровение, прямое видение Истины; drashta – провидец, мудрец), которое отличает Индуизм в своей ранней зрелости от космической скорби Буддизма и космического разочарования Майявады. Но возможно выпасть из этого Блаженства, не реализовать его в низшей природе, в Апара Пракрити, быть не в состоянии ухватить и овладеть им. Для полноты человеческого блаженства необходимы две вещи: полнота его бытия и полнота его знания, создающих через их объединение полноту его силы во всех своих проявлениях, вирьям, балам, бхраджас, теджас, оджас (viryam – динамическая или  духовная сила, balam - сила, bhrajas - ?, tejas – свет энергии, энергия и сила души,  ojas – сущностная энергия). Ибо Ананда, Сат и Чит создают единую реальность, а Чит в своей внешней работе является чистой силой, которой наши Риши давали имя Тапас. Достичь даже здесь на земле этой полноты блаженства, зависящей от полноты существования, озаренности и силы, должно всегда быть человеческой тенденцией коллективного усилия. Достичь его в самом себе здесь и за пределами, iha ca

amutra ca, всегда должно быть тенденцией человеческого существа и усилия индивидуума. Когда бы ни размышляло в нем знание, оно может ухватить это блаженство, оно будет фиксировать его небеса. Это есть Сварга, Вайкунтха, Голока; это есть Нирвана (Swarga – Рай, мир Брахмана, Vaikuntha – небеса Вишну, Goloka – мир Любви, небеса вечной красоты и блаженства Вайшнавов).

 

37

 

Блаженство Брахмана может быть описано как вечность невыразимого всевышнего экстаза. Не существует противоречия или несовместимости между этими двумя состояниями в природе Брахмана. Блаженство там – это острая высь и серцевина покоя; покой там – это сокровенное ядро и сущность блаженства.  Не существует никакой неясности или бурности в бытии Брахмана; его невыразимая острота является вечной в своей само-уравновешенности.

Существенная характерная черта нисхождения сознания из своего высочайшего уровня в верховном духе – это постоянное снижение силы Сатчитананды, интенсивности его силы: силы бытия, силы сознания, силы блаженства. Интенсивность всех этих трех в высочайшем статусе – невыразима; в Сверхразуме сила сознания всегда озарена и не уменьшена; в надразуме  - она уже уменьшена и распылена; высочайшая интенсивность ума – это убогая вещь в сравнении с великолепием надразума, и так он продолжает уменьшаться, пока не достигнет внешнего нуля, который мы называем несознанием. Степень и количество боли, которые ум, жизнь и тело могут вынести, по нашим человеческим стандартам значительна;  но их способность к удовольствию очень ограничена и слаба по своей силе, низка по своему уровню. То, что мы называем экстазом будет казаться богу смехотворно мелким, пресным  и лишенным остроты. Его способность продолжаться также плачевно коротка и измерима мгновениями.

 

38

 

В переживании даже на духовном плане до тех пор, пока мы не превзойдем дух в уме, существует различие между покоем и Анандой. Покой – это статическое Божественное, Ананда -  динамическое Божественное. Покой является негативным позитивом; он позитивен сам по себе, по статусу, по вечности, по сути, по абстрактной конкретности, по силе в покое. Он является или имеет тенденцию быть негативным для всего, что меньше, чем он сам, противоречит ему самому или больше, чем он, для динамического, для действия, для творения, для времени и происходящего, для субстанционально конкретного, для силы в движении. Или же, когда он допускает эти вещи или даже чувствует или  поддерживает их, то делает это с определенной незаинтересованной отделенностью. Он имеет сущностный характер Свидетельствующего Духа или самое большее – незаинтересованного Свидетеля-Творца. Ананда в каждой своей фибре является позитивом позитивов. Она утверждается и ликует  во всем, что родственно покою, но она также утверждается и ликует  во всем, что покой отрицает или наблюдает с независимой отделенностью. Ананда – это всеохватывающая и созидательная сила. Она может существовать в мировом клубке конфликтующих сил, Ананда боли и страдания и в полном проявлении боль и  страдание больше не остаются самими собой, но трансформируются Анандой. Но эти противостоящие отличия в конце оказываются лишь частью ментального творения,  разделяющей Майи, в которой мы живем. В сверхразумном переживании покой всегда наполнен Анандой и через него Ананда может действовать и созидать; Ананда всегда наполнена божественным покоем и её самая сильная экстатическая интенсивность  не содержит никакой возможности беспокойства. На высоте супраментального Бесконечного покой и Ананда едины. Ибо их статус и динамизм неразделимы,  отдых и действие  утверждают друг друга,  и являются сущностью и выражением единого неделимого целого.

 

39

 

Единый, который есть Двое, которые есть Многое, - это формула вечного и безвременного проявления в мирах  Сатчитананды. Единый, кто есть Двое и становится Двумя, которые становятся Многим – это формула вечного проявления во времени в трех мирах Ума, Жизни и Материи.

Единый,  кто сам по себе вечно является Двумя и всегда неисчислимо Всем и Вечное и Бесконечное, это есть признак Всевышнего, который находится за пределами Времени и Безвременья в высочайшем Абсолюте.

 

*

 

Единый есть Четверо вечно в своей супраментальной четверичности Бытия, Сознания, Силы и Ананды.

Брахма, Вишну, Шива, Кришна -  это вечная Четверка, квадратичного Бесконечного.

Брахма – это Вечная Персональность Существования; из него все создается, его присутствием, его силой, его импульсом.

Вишну – это Вечная Персональность Сознания; в нем все поддерживается, в его широте, в его стабильности, в его субстанции.

Шива – это Вечная Персональность Силы; через него все создается, через его страсть, через его ритм, через его концентрацию.

Кришна – это Вечная Персональность Ананды; из-за него становится возможным любое творение, из-за его игры, из-за его восторга, из-за его сладости.

Брахма – это Бессмертие, Вишну – Вечность, Шива – Бесконечность; Кришна – это самообладание вечного, бесконечного, бессмертного Всевышнего, его само-исход, само-проявление, само-нахождение.

 

Манифестация, Неиллюзия

 

40

 

Как земля, когда она становится горшком, полом или духовым шкафом, никогда не перестает быть землей, также и Бытие, даже хотя оно становится всеми вещами и личностями,   является вечно и нерушимо тем же самым.

Становление не отменяет Бытия; после миллионов событий в миллионах вселенных прошедших в Бесконечности, его бесконечность остается вовеки той же самой.

Майявадины прикрепляют свои формулировки, свои жесткие iti к Парабрахману, Абсолюту и говорят, что поскольку это есть то, оно никогда не может быть ничем другим и поэтому мир должен быть иллюзией. Но Абсолют находится за пределами всех определений, описаний, ограничений, он не связан ими, ни признаками, ни отсутствием признаков, ни единством, ни множественностью.

 

41

 

Говорят,  согласно некоторым последователям Адвайты с необычно широкой философской терпимостью, что точки зрения всех других философий истинны на пути или по меньшей мере полезны и отмечают стадии в реализации Истины, но высочайшая реализация есть истина Монистической Адвайты – существует только Единый и ничего больше. Эта уступка ни к чему не приводит; ибо она означает, что другие духовные переживания – это только временные полезные иллюзии или полезные полу-истины и Адвайта – это единственная истинная истина.  Спор остается; ибо все другие школы также будут провозглашать свои как самые высокие истины. Ум не может прийти к совершенной терпимости потому, что уму нужно разрезать и определять истину противостоящую или вышестоящую по отношению ко всем другим. В сверхразуме аспект Единого истинен как и все другие аспекты; все является в равной степени истинным, но ни что не является единственно истинным.

 

42

 

Позиция, занимаемая Иллюзионистами, сначала должна быть четко сформулирована; ибо часто существует большая расплывчатость в умах и его последователей, и его противников, которая оставляет место для большого числа путаных мнений, а реальный исход, витальный момент затемняется. Сначала мы должны сделать это допущение для защиты, как бы ни было это ценно, что Иллюзионизм не утверждает абсолютное несуществование вселенной, но только то,что она есть существование, которое в своем начале и своем конце является несуществованием, а  в своей середине - это существование, которое доходит до несуществования. Пока оно [существование] длится, оно реально для ума, который создает его; но оно не является реально существующим, - оно существует только феноменально, как сон, как галюцинация, как фантазии человека в бреду. Из этого предположения возникают три вопроса. Является ли это вызванное галлюцинацией творение истинным, или не является ли сама теория галлюцинацией логического ума или переживающего сознания? Во-вторых, если истинно, то как возникла эта иллюзия и как это возможно? В третьих, кто есть жертва галлюцинации? Вся теория  возникает из того или приводится в действие  одним первоначальным предположением, от которого она является логическим следствием. Оно заключается в том, что Брахман является единым  реальным, первоначальным и вечным существованием, во-первых, само-существующим, во-вторых, не имеющем признаков и связей, в-третьих, не поддающийся изменению, постоянный, а следовательно, неспособный к развитию признаков и связей, в-четвертых, единственно существующий, ибо в существовании нет и не может быть нечего кроме него. Ни одно из этих первичных положений относительно Брахмана не накладывало себя неопровержимо на интеллект; существуют философии, которые отрицают одну или все из них, с таким же совершенно замечательным шоу интеллекта,  каким может снабдить нас любой логический аппарат Майявадина.  В    действительности, то, что мы поначалу видим как одно переживание нашего сознания вовсе не является этим, но как раз противоположным. Мы видим, что каждая вещь приводит себя вовсе не к  существованию, но к продолжительности действия Силы, к Карме, как буддисты назвали это. Мы видим, что это действие Силы существует только посредством бесконечного изменения признаков и связей,  через поток буддистского образа. Вне его [потока] - это ничто, это буддистская шунья, или Нигил, и снижение вселенной до своей первичной стартовой точки, выход из нее – это не возврат к само-существующему, но возврат к Нигилу, Нирване или угасанию. Поэтому она  далека от того, чтобы быть неизменной или неспособной  к модификации, но по самой своей природе есть постоянная модификация и изменение. Устраните поток становления и результатом будет не Бытие, а ноль. Это та трудность, которую Майявада должна преодолеть, логика, которая должна быть опровергнута.

Ибо она не может отрицать, что вселенная, вещь из которой начинается любой наш сознательный опыт, является таким постоянным потоком становления, кругом мутаций и модификаций, масса признаков и связей. Вопрос в том как это поддерживается? что есть то, что  придает видимость постоянства преходящему, стабильности - нестабильному, сумме вечной схожести, в которой все элементы суммы находятся в постоянной нестабильности и всё способно к изменению? Буддист допускает, что это делается действием сознания, идеей и ассоциацией, виджняна, санскара; но идеи и ассоциации сами по себе являются Кармой, действием Силы, сами по себе непостоянны, создавая только видимость постоянства посредством действия всегда по тому же самому кругу, создавая ту же самую комбинацию форм и элементов, как пламя и поток кажутся всегда теми же самыми, хотя то,что образует их,  является всегда непостоянным. Современные материалисты говорят, что именно материальная Энергия или вечная Энергия принимает форму Материи и следует всегда тому же самому неотъемлемому закону действия. Майявадин наоборот говорит, что это именно Сознание, но сознание, которое является в своей реальности постоянным и неизменным само-существованием, только оно создает феномен постоянной модификации и мутации. Как же это возможно? Здесь заложена загадка, ибо это прямое самопротиворечие.  Чтобы уйти от него, он ссылается на то, что феномен вовсе не имеет реальности, но является иллюзией.

Чтобы хоть как то работать с этой теорией,  мы должны сначала допустить, что сознание является причиной и континентом вселенной, и что она существует только в сознании, а вовсе не в самой себе. Как он [Майявадин] собирается доказать это? Через призыв к рассудку и  опыту. Наш рассудок говорит нам, что у нас нет никакого знания  о существовании вселенной кроме того, которое дает нам наша сознательная ментальность и нет возможности знать её [вселенную]; может быть признано существование вселенной только сознанием, допускающим её существование, поддерживающим её своим согласием. Если под действием какого-то случая, закона или процесса наше сознание сможет в конце концов прекратить осознавать вселенную, то, поскольку нас это коснулось, вселенная больше не существует; она аннулирована для нас, она была иллюзией, от которой мы освободились, подобно тому как прекращается сон или галлюцинация. Любая подобная финальная развязка доказывает, что изначально вселенная также была несуществованием, ибо иначе, если бы она существовала для нас вечно без начала, то она бы также вечно продолжалась для нас без конца. Но даже если она прекращается для нас, она все же продолжается в существовании  и способна наблюдаться и проживаться другими. Как такое может быть? Мы должны предположить, что, поскольку она существует космически, её существование должно быть допущено и поддерживаться согласием космического сознания, которым и для которого она существует или, вернее, кажется, что существует. Хорошо, если в результате какого-то случая, закона или процесса это космическое сознание в конце концов прекратит осознавать вселенную, тогда вселенная больше ни для кого и ни для чего вообще не существует; это доказывает, что существует полная иллюзия, существующая феноменально только до тех пор, пока космическое сознание допускает это, но способна подойти к концу и поэтому показано, что было несуществующим в своем начале и несуществующим в своем конце.  Сейчас наш предельный опыт показывает, что существует последнее и высочайшее состояние сознания, в котором вселенная подобным же образом прекращает свое существование для индивидуума.  Что это за состояние? Это самадхи, транс сознания, в котором единственное переживание, которое может быть таким образом выражено: “Я нахожусь в блаженстве” и единственная память, приносимая назад – это “Я был в блаженстве”. В этом состоянии вселенная для индивидуума не имеет существования; он освобожден от нее.  Поэтому это высочайшее состояние переживания  является переживанием, о котором можно утверждать только три вещи: существование, сознание существования, блаженство сознательного существования; но это чистое существование без всяких других признаков или какой-либо связи. Но как это доказывает, что это является высочайшим  состоянием нашего сознательного бытия? Хорошо, знание мудрецов, которые вошли в него, доказывает, что это высочайшее состояние, это знание осталось после них после того, как они в конце концов все исчезли в нем, не возвращаясь к сознанию феноменального мира, и это подтверждено авторитетом Веды. Рассудок говорит нам, что такое состояние должно быть наивысшим состоянием, поскольку это состояние бесконечно за пределами феноменального и которое феноменальное достигает в результате само-исчезновения, и, будучи  наивысшим, оно должно быть также и первоначальным: феноменальное, которое исчезает из него, должно быть первично наложено на него. Не существует рационального ухода от этого заключения.

Хорошо, индивидуальная душа может убежать из сознания вселенной, но что такое космическое сознание? Ибо до тех пор, пока вселенная продолжает существовать – и кто скажет, что  она не является для всех вечностью? – этот побег может только доказывать, что индивидуальная душа вошла в состояние несознания или поглощенного само-сознания, подобно человеку отошедшего ко сну или впавшему в транс, в то время как мир продолжается вокруг него точно также, как и раньше, по сути незатронутый и вовсе не аннулированный от того, что душа не осознает его. Но прежде всего эта высочайшая сила индивидуального сознания не может быть присуща ему, ибо это должна быть сила всеобщая и универсальная; индивидуум отражает вселенную, ибо только закон вселенной может быть повторен с индивидуальной модификацией в законе индивидуума. Во-вторых, индивидуальная душа во всех одна и та же; ибо это является опытом высочайшего знания и сознания, что существует одно я во всех, без признаков, неизменное, немодифицируемое, то же самое посреди всех изменений феномена. Как это я может отступить назад, чтобы поддерживать индивидуальное в нем, также оно может, и должно быть способно,  отойти назад, чтобы  поддерживать вселенную. В одном случае прекращается поток феномена, сконцентрированного вокруг его индивидуального образа, в другом – поток феномена сконцентрированного вокруг его вселенского образа. Только теория? Но она подтверждается рассудком, действующим в соответствии с нашим всеобщим переживанием, который видит низшее, или феноменальное, и высшее, или вечное, и видит как феноменальное исчезает, рассеивается с лица вечного.

Тогда мы имеем как факт высочайшего состояния существования, который есть само-существование, первичное Я есть, которое является не имеющим признаков блаженством и сознанием бытия, неизменным, вечным и это кажется является общим для всех существ, тайной всего, реальным я всего. Но что же тогда происходит с миром? Он является массой постоянных модификаций сознания и бытия, сам по своей природе является модификацией сознания или бытия  или их  обоих. Он не может быть модификацией ничто, он должен быть модификацией чего-то. Если сознание и бытие являются первым фактом, реальным и вечным, то не является ли вселенная модификацией сознательного бытия, этого реального, этого вечного нечто, и поэтому сама по себе реальна?  Разве она сама по себе не вечна, вечное продолжение модификаций, беспрерывное продолжение или же прерывистое и  повторяющееся продолжение? Не должны ли мы тогда предположить наличие двух состояний Брахмана: первичное состояние вечного неизменного бытия, вторичное состояние вечной продолжительности модификаций бытия, становлений Брахмана? Разве Ведантическое утверждение о том, что все выходит из Брахмана, существует в нем и возвращается в него, не предполагает того, что все вечно содержится в нем и все является его модификациями? В этом случае мы не можем говорить, что Вечное Бытие абсолютно немодифицируемо. Нет, говорит Иллюзионист, верховное вечное я – не только не видоизменяется, но оно не поддается видоизменению и ничего кроме вечного невидоизменяемого я реально не существует: все остальное – это кажущееся. Как же тогда возникли все эти видоизменения? Что является ключом этой мистерии, причиной этой магической иллюзии?

Майя, отвечает Иллюзионист. А что такое Майя? Это сила вечного сознания Брахмана, посредством которой там происходит внешнее видоизменение сознания, от которого все эти модификации, которые мы называем вселенной, являются следствием. Видоизменение является внешним, нереальным, но все же фактом, нереально, несуществующее реальным. Майя существует и все же не существует; и её результаты также внешни, нереальны, но все же до тех пор, пока продолжается Майя, они являются фактом, с которым мы должны иметь дело, нереально, несуществующе существует. Мы должны уйти от них, уходя от Майи. Мы не поймем  как может невидоизменяемое сознание вообще подвергаться  даже внешнему видоизменению, не говоря ничего о таких зловещих результатах видоизменения? Этому нет объяснения, там не может быть объяснения. Оно находится за пределами интеллекта, прежде чем интеллект вообще мог существовать и не может быть понято интеллектом; это должно быть принято как факт; это факт, что Майя существует, это факт, что из Майи можно выйти и следовательно, не будучи вечной, является преходящей, нереальной и её нет. Увидеть это и выйти из нее - вот все, что нужно сделать. Только до тех пор, пока она длится, мы участвуем в модификациях. Но это подразумевается, говоря, до тех пор, пока она длится, и кто же есть тот, кто подчинен ей и уходит от нее? Разве это Брахман подчинен Майе? Нет, Брахман, - это вечное неизменное сознание, осознающий только блаженство своего самосознательного существования, не может быть подчинен Майе, не замечает этой феноменальной иллюзии. Ибо, если бы он делал это, то мы бы возвращаясь в то, должны были также замечать это и не смогли бы через возвращение убежать от неё. Это только индивидуальная душа подчинена Майе и убегает из нее. Но кто есть эта индивидуальная душа? Является ли она я в индивидууме, Дживатманом,  и является ли это я в индивидууме чем-то отличным от вечного Я? Нет, индивидуальное я – это вечный Брахман, ибо существует только одно я, а не множество. Но тогда Дживатман также не может быть подчинен Майе или выйти из нее. Тогда нет никого, кто был бы подчинен ей, никого, кто бы убегал. И в действительности это так, говорит иллюзионист, но то, что кажется нам сейчас индивидуальным я – это отражение в уме вечного Я, а он как раз и является тем, что подчинено Майе и страдает от нее. Но тогда что такое Ум? Это результат Майи, это иллюзорное движение сознания, это то, для кого и посредством которого существует вселенная. Освободитесь от его действия, его движения, и иллюзия прекратится; вы будете свободны. Но опять же кто это “вы”? Если я действительно вечен, то я, индивидуум, не существую; мое реальное я, используя безнадежно глупый язык,  (поскольку это означает индивидуума, владеющего я, чего не может быть, поскольку индивидуальность - это иллюзия) - мое реальное я  находится в вечном блаженстве и, будучи незатронутым, не может тревожится является ли это ложное, несуществующе существующее я связано или оно убегает, страдает оно или находится в блаженстве. Тогда к кому это относится? Только к Майе и уму? Хорошо, тогда это дело между Майей и умом, и они могут уладить это между собой. Совершенно верно, будет отвечать иллюзионист, для вас, ментального существа, это имеет значение потому, что вы находитесь в Майе, вы страдаете, как бы это ни было феноменально и нереально и единственный способ избавиться от этого – отменить Майю через отмену себя, своей ментальной индивидуальности, её результат, только из-за которого она и существует; тогда вы не будете существовать, Майя и мир будут существовать для других ментальных существ; но вы подвергнетесь исчезновению в Брахмане, для вас будет существовать только Брахман. Как же мне,  - поскольку я могу быть только либо в Майе, либо вне  её, - либо индивидуально осознавать Майю, а не свое реальное я, либо не существовать индивидуально? Как может «Я» осознавать только мое реальное я и ничего больше? Это возможно; ибо так как ум ложно отражает Брахмана из-за Майи, как индивидуум, то, свободный  от Майи, он может истинно отражать Брахмана, и он прекращает быть индивидуальным умом, хотя в индивидуальном теле он все еще кажется индивидуально освобожденным. В действительности, именно Брахман изгоняет Майю из сознания, тогда ум, поднятый  в Самадхи, исчезает в Самадхи, и это является [? начальным] признаком. Зафиксируйте свой ум на этом, посмотрите на вещи фактически и не задавайте нелогичных вопросов, типа  как же там может быть индивидуальное спасение, если там нет индивидуального я, которое должно быть спасено. Эти вопросы не возникают как только осуществлено освобождение, они возникают в Майе, которая является практическим фактом и может принимать только практическое решение.

Хорошо, таков характер ответа. Но как я могу знать это, это не является уклонением от трудности? Что если я скажу, что в действительности невидоизменяемый Брахман – это не самая высокая истина? что Брахман осознается одновременно в своем неизменяемом вечном я и в своем вечно видоизменяемом космическом существовании, Акшара и Кшара, но он сам находится за пределами их обоих, и что моим действительным путем ухода есть то же самое: осознавать свое вечное я и всю вселенную как модификации моего я; что вместе с этой трансцендентностью и  универсальностью приходит совершенное блаженство, и что тот факт, что я, все еще существуя в Майе, могу блаженно осознавать единое Я везде и во всех вещах во вселенной, является доказательством моего утверждения? Это кажется мне по крайней мере такой же хорошей теорией, как и ваша теория Майи; и если вы скажете как же это возможно, то я могу либо сослаться на рассуждения, либо ответить также как и вы, что это супраинтеллектуальный факт, и мы должны принимать его как факт и найти практический способ реализовать его. Если вы хотите, чтобы я отверг его в пользу вашей теории, то по крайней мере помогите мне. Дайте мне понять как мир может быть несуществующе существующим, как может неизменное быть внешне изменяемым, как я могу существовать только за пределами мира и все же существовать в нем так ощутимо, что я должен бороться, чтобы выйти из него; как Брахман существует только за пределами Майи и все же через меня существует  в Майе; как ум, являясь результатам Майи, инструментом, чтобы видеть мир и все же быть способным освободиться от Майи и видеть только Брахмана; как, будучи через свою индивидуальность подчиненным  Майе и способным убежать только освобождаясь от индивидуальности, я все же становлюсь индивидуально осознающим Брахмана и достигаю индивидуального спасения, в то время как весь остальной мир, через который я являются индивидуальностью в моем переживании, все еще подчинен ей; как нереальная индивидуальность может реализовать Брахмана.

Майявадин отвечает, что также как сила Майи Я, которая создает неведение в каждом индивидууме, также  именно Я в каждом индивидууме  позволяет ему иметь знание, убирая с него силу Майи. Как такое может быть, это может быть объяснено только при помощи аналогий. Как человек ошибочно принимает веревку за змею и затем обнаруживает, что это веревка и не существует ни какой змеи, также и ум думает, что существует мир там, где есть только Брахман и обнаруживает в конце, что существует только Брахман; - или как человек, который ошибочно принимает перламутровую раковину за реальный жемчуг и ухаживает за ней и затем разочаровывается и оставляет её, чтобы преследовать реальность. Как горшок является только именем и формой земли и земля является единственной реальностью, также и мир и индивидуальность – это только имя и форма; разбей горшок, и он вернется назад в свою первичную землю; разруш имя и форму в сознании, освободи от индивидуального и там будет только Брахман в сознании. Есть много золоченых орнаментов, но реальность их всех – это золото; и только это имеет значение. Также  и Брахман – это то, что стоит обладания; все остальное есть имя и форма и простая суета. Или же, если эти аналогии кажутся только физическими образами и не годятся для супрафизических фактов, рассмотрите как вы спите. Сон не имеет реальности, все же является реальным для вашего сознания, пока он длится. Вы во сне не являетесь реальным собой; вы пробуждаетесь к своему реальному я. Также и мир – это сон; засыпая по отношению к миру, сон прекращается; пробуждаясь к Брахману, сон убеждает в нереальности. Это единственно возможный и совершенно обоснованный ответ.

Разве это достаточный ответ? Разве он доказывает главный момент, что мировое сознание является внешней и нереальной модификацией вечно немодифицируемого Брахмана и следовательно должен быть рассеян так быстро, как это возможно, для того, чтобы я могло прекратить существовать, за исключением того случая, когда я уже вечно существует, но вовсе не как я, но как Брахман?

Прежде всего, разве это показывает, что единственным практическим делом является освободиться от сознания мира, которое не имеет ценности и не имеет цели кроме само-замешательства, и стать снова тем, кем я никогда не прекращал быть в моем нереальном сознании, поскольку в действительности в моем реальном сознании я все же являюсь тем, не имеющем признаков и неизменным Духом? Разве мир действительно является ничего не значащим сном, бесцельным бредом неведения? Разве, кроме как убежать из него, мы не имеем здесь другого духовного занятия? Вот те реальные вопросы, которые душа человека задает мыслителю иллюзионисту, и мы должны оценить его ответ.

 

43

 

Существование – это не счастливая случайность, не произвольное творение, созданное никем, вещь, которая необъяснимо случайно пришла к существованию. Оно несет в себе Слово Бога, оно наполнено скрытым Божественным Присутствием.

Существование – это не слепая машина, которая как-то возникла и начала установленное низкое движение без причины, смысла или цели. Существование – это Истина вещей, развертывающая через постепенный процесс манифестации, эволюции свою собственную  вовлеченную Реальность.

Существование – это не иллюзия, не Майя, которая не имеет основания, не имеет права на существование, не могла существовать и не существует, но только кажется существующей. Могучая Реальность проявляет в самой себе свою удивительную  вселенную.

 

44

 

Все, что существует, является манифестацией Божественной Бесконечности. Вселенная не имеет никакой другой причины для существования.

Есть вечная манифестация и есть временная манифестация; обе - без начала или конца,   также как и То, которое проявляется без конца или начала. Время и его творения вечны.

Временная манифестация – это выбрасывание частично в иерархию устойчивых  типов, а частично она движется через долгие развертывающиеся серии превратности случая и новой формации и является эволюционной в своем процессе.

Типические миры не изменяются. В своем собственном мире бог – это всегда бог, Асур – всегда Асур, демон – всегда демон. Чтобы измениться, они должны либо переместиться в эволюционирующее тело или же полностью умереть для самих себя, чтобы они могли быть вновь рождены в другой Природе.

 

45

 

Все, что существует, есть манифестация, также как и все то, чего не существует, есть само-сдерживание Всевышнего, Бесконечного, кто вуалирует себя в игре имперсональных сил, в тайниках мистического Бессознательного и будет в конце концов вновь открывать  здесь свое наиболее сокровенное присутствие, свою самую интегральную силу, свет, красоту, Ананду и все обширное и невыразимое существование через рост озаренности еще невежественного сознания сейчас эволюционирующего в Материи, сознания от которого Человек является только одной ступенью, одновременно  вершиной восхождения, которое закончено, и стартовой точкой более великого восхождения, которое только еще готовит свое начало.

Любая неэволюционная манифестация  - это игра и самоформулирование Единого Бесконечного в одном или другом термине своего существования, сознания-силы, Ананды, своего само-знания, само-силы, само-восторга, ради славы, радости и красоты игры и больше ни для чего.

Любая эволюция – это поступательное само-раскрытие Единого для самого себя в терминах Множества из Бессознательного, через Неведение к само-сознательному совершенству.

Эволюция имеет цель, но это цель в окружности. Это не прямая линия или другая фигура развития из того, чего нет, к тому, что существует, от меньшего к большему.

Не существует начала или конца Вселенной в пространстве или времени; ибо вселенная – это манифестация Вечного и Бесконечного. Манифестация – это не эпизод в Вечном. Это его лик и тело славы, которая нерушима, это движение его радости и силы, которому нет необходимости в том, чтобы спать или отдыхать, делая конечные вещи из их работы.

В начале, говорят, было Вечное, Бесконечное, Единое. В середине, говорят, существует конечное, преходящее, множественное. В конце, говорят,  будет Единое, Бесконечное, Вечное.

Ибо когда было начало? Нет такого момента во Времени, ибо начало находится в каждом мгновении; начало всегда было, всегда есть и всегда будет. Божественное начало вечно находится перед Временем, и во Времени, и за пределами Времени.  Вечное Бесконечное и Единое – это бесконечное начало.

А где находится середина? Нет середины; ибо середина – это только связывание непрерывного конца и вечного начала; это символ творения, которое является новым в каждое мгновение.

Творение вечно было, вечно есть и вечно будет. Вечное Бесконечное и Единое – это магический средний термин его собственного существования; именно оно является этим творением без конца и начала.

А где находится конец? Конца нет. Невозможно мгновение, во время которого будет прекращение. Ибо любой конец вещей – это начало новых вещей, которое есть все же то же самое Единое в вечно развивающемся и вечно повторяющемся образе. Ничего не может быть разрушено, ибо все есть Он, кто существует вечно. Вечное Бесконечное и Единое – это невообразимый конец, который никогда не закрывает ворота к новым бесконечным обширностям своей славы.

 

Человек и Сверхчеловек

 

Человек и Эволюционный Процесс

 

46

 

Человек – это переходное существо, он не закончен. Он является средним термином эволюции, а не её концом, венцом или законченным шедевром.

 

47

 

Человек – это не конец, он есть переходное существо. За его пределами ожидает  своего формирования божественная раса, сверхчеловек.

 

48

 

Бог – это начало, середина и конец всех вещей; но в начале Он скрыт, в середине -частично или постепенно проявляется и в конце - развуалирован.

Вселенная – это некая манифестация Бога,  под действием определенных условий и в терминах постепенно развертывающейся гармонии. Эти условия и движения, которые управляют ритмами гармонии, являются универсальными законами.

В этой вселенной двумя элементами являются инволюция и эволюция. Материальная вселенная начинается с инволюции Бога в движение бессознательной Силы и с форм инертной Материи, и она побуждаема божественным импульсом внутри нее к эволюции Бога через нарастающую манифестацию сознания и сознательной силы, которая должна достичь своей кульминации в совершенном и бесконечном само-знании, само-господстве и само-восторге. Под инволюцией мы имеем в виду само-сокрытие Божественного в нисхождении, от которого последней ступенью является Материя, под эволюцией – самопроявление Божественного в восхождении, от которого последней ступенью является Дух.

Поскольку эволюция или постепенное само-развертывание  является сущностным движением вселенной, импульсом любой жизни во вселенной должно быть само-осуществление и реализация её наивысших потенциальностей. Позади каждой формы жизни присутствует божественная идея, которая определяет свою форму и свои пределы, и форма ограничивает потенциальности жизни. Следовательно, само-осуществление жизни содержит внутри определенные пределы, фиксированные природой жизни и законом её бытия и действия, которые определяют эту природу. Идея, которая определяется таким образом, является причиной и формой, которая таким образом ограничивает символ Конечного во вселенной. Вселенная – это бесконечность, созданная бесчисленными конечными выражениями себя в идее и форме изнутри своего собственного бесконечного существа. Единое и бесконечное – это душа и реальность любого конечного; множественное конечное – это ритм, движение и гармония бесконечного.

Поэтому в и позади любой конечной жизни во вселенной существует бесконечная реальность, ищущая, чтобы прийти к себе, которая должна в своем само-развертывании создавать конечные формы жизни, которые все же способны в своем сознании и движении проявлять и осуществлять бесконечное. Человек является таким конечно-бесконечным и  единственным типом такой формы жизни, которая все же существует на земле.

 

49

 

Любая жизнь и ум на земле – это история Бытия, Сознания, Силы, Радости, которые тайно заключены во внешне бессознательную Материю и борются за освобождение. Ослепшие, связанные, притуплённые, заточённые, они все же стремятся, чтобы выйти из черной клетки, из этого мрака в свой собственный свет, широту, сознательное видение и силу, само-сознающее действие, блаженство, свободу, гармонию, совершенство. Это начинается с маленьких начал, таких как вибрация в металле, как раздувание и привлечение, нащупывание и [? возбуждение] в растениях, как неразвитая или мельчайшая  сила чувства жизненного импульса,  поднимающаяся к инстинктивному рассудку и уму и целенаправленной силе в насекомых, как более организованное, сознательное и эмоциональное, даже резко и узко  мыслящее и планирующее витальное существо в животном и упорно добивающееся до тех пор, пока оно не пробьется в некое полу-открытие себя в думающей, рассуждающей, проявляющей волю и устремляющейся природе человека, Ману, ментального создания. Здесь в настоящее время оно находится, неудовлетворенное какими-либо средствами, но, как  кажется, узнаёт несколько более полное я, некое верховное человечество или сверхчеловечество, некое начало божественного, которое было бы, наконец, её истинным само-нахождением и триумфальной манифестацией из материи, даже здесь в этой  ограниченной и ограничивающей земной Природе.

Это стремление и медленный выход на поверхность Чего-то, что всегда было скрыто в Материи, в Бессознательном – вот весь смысл Эволюции, - не просто развитие все более и более организованно живущего тела из протоплазмы, как это считают ученые, чьи глаза зафиксированы только, или главным образом,  на физических вещах, но борьба Сознания, сомнамбулизированного в Материи, для того, чтобы пробудиться и освободиться, найти и все более полно овладевать собой, высвобождение  и медленное само-раскрытие сначала тайной Души в Силе и Форме, рост Духа.

Эта эволюция, это иногда претенциозно, заканчивается в человеке, человек – это средство и завершение; но это от того, что мы упускаем реальные значения процесса.  В действительности, поначалу мы видим это Дух, тратящий бесчисленные миллионы лет для того, чтобы развить материальную систему миров, поначалу свободную от жизни; меньшие, но достаточно обширные серии миллионов, чтобы развить землю, которую бы могла заселить жизнь; еще меньшие последовательности миллионов, чтобы сделать возможной, подготовить и поднять саму жизнь, хотя бы и с  немощным и ограниченным механизмом ума; но однажды, когда он создал тело, ум, живущий аппарат, хоть и несовершенный, но все же достаточный, то он больше не  озабочен главным образом эволюцией тела или [ . . . ] воплощенной жизни, но может наконец  заняться своим собственным присущим ему делом. С этого времени эволюция означает эволюцию сознания, ума и, если там есть такая вещь, то и эволюцию того, что находится за пределами ума, - и в этом случае, также как её последним шагом была эволюция ментального существа, человека, из витального существа, животного, аналогично её следующим шагом будет развитие из ментального человека более великого духовного и супраментального существа.

 

50

 

Любой ум и жизнь на земле – это развивающееся проявление Духа, или Существа, которое вовлекает себя в Материю и медленно эволюционирует из Материи вопреки бессознательному сопротивлению сначала жесткой материальной само-формации и под действием её условий, её собственных тайных сил и природы. В Бессознательном, в которое он вовлек себя, эти силы, эта природа кажутся не только скрытыми, но противоречивыми;  выбрасывая в свои собственные противоположности, они с трудом проявляются,  работают поначалу во  вспышках и слабых проблесках, затем растут в более лучшую, но все ещё  сильно приуменьшенную фигуру. Но эволюция не может считаться подошедшей к концу до тех пор, пока  эти приуменьшенные образы не становятся все более и более свободными, развитыми, мощно достигают своего собственного полного осуществления, раскрытия своей истины, врожденного совершенства, красоты и величия. В этом заключается цель земного существования, - проявить в Материи, в Пространстве-Времени, в фигуре и теле то, что было когда-то само-сдержано только в вечном невоплощенном я и духе.

Для того чтобы эта эволюция могла существовать, было неизбежно это немыслимое погружение верховного Сознания и Бытия во внешне пустую бесчувственность, бессознательность, несуществование; ибо без этого погружения, проявление, кажущееся все же действенной аннигиляцией в своей противоположности, творение этого феномена космической Энергии, который мы называем Материей, было бы невозможно. Все же, как бы ни была действенна эта видимость, - это только видимость. В пустоте этого Не-Существования все силы бытия содержатся вовлеченными и латентными; в непроницаемой тьме этого Бессознательного все возможности сознания лежат готовые к проявлению; в этой бесчувственности есть погруженный Восторг Существования, который проявляясь в противоречивых фигурах удовольствия и боли, может пробиваться вверх к космическому выражению своей собственной истины Блаженства, которая поддерживает все вещи.

Вопрошать почему  же вообще было предпринято это погружение, почему такая эволюция, медленная, неблагодарная, болезненная должна когда-либо быть предпринята – естественно для человека, болезненно борющегося со своей собственной временностью, невежеством и страданием, – неизбежными  следствиями этого погружения, или падения, – но с космической точки зрения они неуместны и бесполезны. Возможность была там в Бесконечном и очертила себе для проявления линии эволюционирующего мира посреди бесчисленной возможности  или исчислимой реальности различных вселенных, и это было предпринято не потому, что Дух в вещах испугался невозможности себя, но скорее был готов своей волей санкционировать все, чтобы проявить существование. Для Космического Духа, который видит вещи как целое, выработка этой вселенной или любой другой вселенной – самооправдано,  затемненная работа по проявлению - не меньше, чем слава её завершения и финальное совершенство в еще недостижимом свете, блаженстве и величии.

Во всяком случае, в этом мире эволюции нечто от вечного духа вбросило себя со всем тем в нем, что соглашается на нисхождение; и осуществить мир, а не убежать из него, - вот глубочайшее значение Духа и Божества внутри нас и во вселенной.

Тогда это должно быть нашей волей в земном существовании – будучи умом в материи, расти в Дух, будучи человеком-животным, проявляться в Божественное, расширяться из нашего ограниченного чувства существования в свободу и бесконечную безбрежность, из полу-фигуры сознания мы должны быть озарены в истинное сознание, из слабости – реализовать божественное Мастерство, из дуального существования боли и удовольствия - проявиться во владение космическим Блаженством существования, из тупой куколки наших ограниченных я,  распуститься в единство с Божественным Я, которым мы и являемся. Ибо это не эгоистическая воля в нас, но предназначение Божественного Обитателя, ради которого он предпринял телесную жизнь и земное существование.

 

51

 

Прежде, чем здесь могла быть какая-либо эволюция, должна обязательно быть инволюция Божественного Всего, что должно проявиться. Иначе там бы не было эволюции, но последовательное творение новых вещей, не содержащихся в их прошлых жизнях, не их неизбежные последствия или следующие в серии, но произвольно возжеланные или чудесно задуманные необъяснимым Случаем, неуверенным счастливым случаем или внешним Творцом. Долгий процесс земной формации и творения, сомнительное чудо жизни, борьба ума за то, чтобы появиться и расти во внешне обширном Неведении и царить там как интерпретатору, созидателю и господину,  намеки более великого чего-то, что уходит за пределы ограниченного чуда ума к бесконечным чудесам Духа, - это не бессмысленный и случайный  преходящий результат некого космического Шанса, со своей огромной комбинацией случайных стечений обстоятельств; они не являются случайной игрой некой слепой материальной Силы. Эти вещи существуют и могут существовать только из-за того, что есть нечто вечное и божественное, что скрыло себя в энергии и форме Материи.

Тайна земной эволюции – это медленное и поступательное освобождение этого скрытого постоянно пребывающего там духа, трудное проявление, медленное становление божественного Нечто или Кого-то уже вовлеченного со всеми своими потенциальными силами в первый формальный базис поддерживающей субстанции, его более великие медленные проявляющиеся движения, запертые в единой изначальной выражающей силе Материи.

Мыслитель и искатель, человека не было бы здесь, если бы он не был воплощенной частью все-сознательного Бесконечного, которое является суперсознательным  над ним, но также лежит скрыто в бессознательности материальной вселенной.

Развитие форм – это не самая важная или не самая значительная часть эволюционного процесса;  это лишь один признак вещи, которая была сделана, но форма не есть её сущность. Материальная форма – это только поддержка и средство для поступательного проявления Духа.

Если бы все было случаем или игрой бессознательной или непоследовательной Силы, тогда бы не было причины, почему бы человеку со всеми своими несовершенствами не быть последним словом этого трюка несознательного интеллекта или этого случайного чуда. Именно из-за того, что Божественный Дух находится там, и его проявление есть значение этого движения, новая сила должна проявиться в сериях, которые начинаются из Материи.

Материальная вселенная была бы напрасным расточительством, если бы чудесная пустыня, не проявила Жизнь, как первый указатель на некую чудесную полезность и максимально глубокий и подвижный смысл. Но жизнь тоже сама по себе была бы движением без следования к своей важной инициации или  без какого-то света к своей собственной мистерии, если бы  в Жизни не была скрыта интерпретирующая или, по крайней мере, ищущая сила сознания, которая могла бы  направлять свои силы и пытаться ухватить их и направить их  к их собственному  реализованному исходу.

 

52

 

Наша жизнь – это не случайность и не механизм; это не причуда некого широко протяженного само-организующегося Случая, и также не является результатом слепой неисчислимой материальной Необходимости.

То, что мы называем случаем – это игра возможностей Бесконечного; то, что мы называем Необходимостью – это истина вещей, вырабатывающаяся из  самой себя  в последовательности Времени Бесконечного.

Она [наша жизнь] кажется в действительности была рождена из космического Бессознательного, которое как-то подталкивалось к строительству мира, делало то, что могло или то, что должно, но в обоих случаях ничего не зная ни о себе, ни своем собственном действии. Но все же есть ли смысл в этих работах, сознательное намерение; наша жизнь ведома волей некого тайного Существа (тайного, возможно, в рамках своего собственного феномена) к решению этой упакованной космической Мистерии, к развертыванию желанной и могучей Загадки.

Все, что мы видим в и вокруг нас – это игра Бога, “Лила”. Это организованная сцена, драма, разыгрываемая Единой Личностью со своими собственными множественными персональностями в своем собственном имперсональном существовании, - игра, план, вырабатываемый в обширной и пластичной субстанции его собственного мирового бытия.  Он играет с силами и энергиями своей Природы игру проявления из бессознательного Я, из которого все здесь возникло,  через смешанное и несовершенное сознание, которое есть все, чего мы сейчас достигли, к верховному сознанию, к божественной природе. Этого мы сейчас не знаем; наш взгляд зафиксирован на частичной внешней манифестации, которую мы видим и называем вселенной  (хотя даже сейчас мы видим и знаем очень мало от нее или о ней, возможно, немного знаем  её процессы, но ничего не знаем фундаментального, ничего из её реальности)  и на внутренней частичной манифестации, которую мы не видим, но переживаем, чувствуем и называем собой. Наш ум заперт в расселине между этими двумя фрагментами и склонен рассматривать их как полноту вещей и единственное осязаемое и реальное существование.

Именно так лягушка рассматривает себя и свой водоем. Но мы должны вырасти из этого лягушачего сознания и превзойти пределы этого водоема. В конце мы начинаем понимать, что мы имеем более истинное и божественное существо, от которого наша мелкая персональность является только поверхностью и искаженным проявлением, более истинное и божественное Сознание, в котором мы должны стать осознающим себя и осознающими мир, сбрасывая наше нынешнее фрагментарное и ограниченное ментальное видение себя и вещей.[3]

Сроки нашей судьбы уже известны нам; мы должны расти из того, чем мы являемся в более озаренное существование, из удовольствия и боли - в более чистое и более обширное и глубокое блаженство, из нашего борющегося знания в неведении - в спонтанный безграничный свет сознания, из нашей нащупывающей силы и слабости - в уверенную и все-понимающую Силу, из разделения и эго - в универсальность и единство. Существует эволюция, и мы должны завершить её: человеческая животность или животная человечность – этого еще не достаточно.  Мы должны перейти от неадекватного образа человечества в образ Божественного, от ума - к сверхразуму, от сознания ограниченного - к сознанию Бесконечному, от Природы - к Сверхприроде

 

*

 

Это не скачущее воображение, но неизбежный исход для нашего еще неосуществленного существа и незавершенной природы, это необходимость эволюционного мирового импульса: потому что вещи таковы, какими они являются, это тоже должно быть. Ибо вещи таковы, какими они являются, но не такие, какими они были; они не могут вечно оставаться тем, чем они есть, но должны расти в то, чем они могут и должны быть. А то, чем они должны быть, может быть не меньшим, чем превосхождение их нынешнего несовершенства, это полнота того, чем они стали только наполовину; но они могут и должны быть чем-то большим, чем это, они должны расти в свою собственную скрытую реальность, их природа должна проявить то,что ныне скрыто, их реальное я.

Совершенство видов и типов – это не то,  на что это нацелено; тип часто совершенен [в пределах своих] границ, ибо это пределы, которые создают вид; виды тоже могут быть совершенны в самих себе, совершенны в своей собственной вариации вида, и вид совершенен количеством, красотой или странностью своих вариаций. Но в Природе мы видим, что она стремится всегда превзойти себя, уйти за пределы того, что уже сделано. Ибо достигая в животном все то, на что способна животность, она в достигающем человека усилии не производит совершенное синтетическое животное, она сразу же начинает вырабатывать нечто большее, чем животное. Человек до определенной степени является синтезом нескольких животных; даже можно сказать, что он синтезировал их все, от червя и  скунса, до слона и льва; но как животное он ужасно несовершенен. Его величие в том, чтобы быть больше, чем животное и своей новой природой он превзошел животное и компенсировал все свои недостатки даже в сфере борьбы за жизнь. Относительно беззащитный вначале, он стал владыкой земли; он не просто primus inter pares (?) он есть властелин и другие больше не являются, даже если и были когда-то, равными ему.

 

53

 

Мир, в котором мы живем – это не бессмысленная случайность, которая необъяснимо имела место в пустом Пространстве; это сцена эволюции, в которой воплощается вечная Истина, скрытая в форме вещей и которая тайно  присутствует в процессе развертывания сквозь века. Существует смысл в нашем существовании, цель в нашем рождении, смерти и тяжком труде, в завершении всей нашей работы. Все является частями единого плана; ничего не было сделано напрасно во вселенной; ничего нет тщетного в нашей жизни.

Эволюция подготовлена, или подготавливает себя, в соответствии с этим планом. Она начинает здесь с системы миров, которые кажется были мертвыми, но все же находятся в постоянном движении; она продолжается к рождению, жизни и сознанию, оправдывая Материю; она находит оправдание рождения в мыслящем человеке; [?  ] к божественности. Медленный [?  ] божества в Материи, вот смысл материальной вселенной.

Человек – это переходное существо, он – не финал. Он слишком несовершенен для этого, слишком несовершенен в способности к знанию, слишком несовершенен в воле и действии, слишком несовершенен в своем обращении к радости и красоте, слишком несовершенен в своей воле к свободе и своем инстинкте к порядку. Даже если он мог бы стать совершенным в своем собственном типе, его тип слишком низок и мал, чтобы удовлетворить нужду вселенной. Нужно нечто более огромное, более высокое, более способное достичь всеобъемлющей универсальности, более великое существо, более великое сознание, суммирующее в себе все, чем мир намеревался быть. Он должен, как было указано полу-слепым провидцем, превзойти себя; человек должен развить из себя божественного сверхчеловека: он был рожден для трансценденции. Человечность – этого еще не достаточно, это только прочная ступенька; потребностью мира является сверхчеловеческое совершенство того, чем мир может быть, цель сознания – это божественность.

Самая глубокая нужда человека – это не доведение до совершенства своей человечности, но стать более великим, чем он сам, быть больше, чем человеком, быть божественным, даже быть Божеством.

Отдыхать в человечности означает отдыхать в несовершенстве; совершенный человек был бы само-удовлетворенным финалом незавершенности. Его природа является переходной и поэтому в ней есть врожденная тенденция стремиться к чему-то большему.

Хотя на самом деле он отворачивается от своей судьбы, становится двуногим термитом, удовлетворенным совершенно организованным или достаточно комфортным материальным порядком. Он бы [……] существовал, разрушался или становился стабильным, подобно муравью или навозному жуку, или после достижения полной эффективности исчез бы как ленивец, мамонт, птеродактиль или динозавр. Исчез бы врожденный смысл его существования, а с ним и необходимость существования. Но этого не может быть; в нем есть нечто, что запрещает это. Но это наибольшее – это человечество не сможет реализовать себя, кроме как переходя в сверхчеловечество.

Святой, мудрец, провидец, вдохновенный человек действия, созидатель, - вот его вершины бытия. За пределами его есть супраментальное существо, духовный сверхчеловек.

 

54

 

Наше существование в космическом порядке – это не случайность, не бессмысленная причуда Случая, который произошел для того, чтобы организовать себя в мир или в продукт слепой Силы, которая каким-то образом ухитрилась существовать в том, что мы называем пустым Пространством и осуществляла там [? без души] необъяснимые революции, как будто заставляемая своей собственной беспричинной необходимостью; человек также не является результатом химической комбинации газов под действием Энергии, которая каким-то образом, будучи в своей основе бессознательной, преуспела, без всякого намерения к этому, в создании сознания и начала писать стихи, рисовать картины, создавать цивилизации, выдумывать несуществующего Бога и невидимого Творца. Несомненно, что в ней было нечто большее, чем это; где-то там была Идея [и если она] проявляется, то это потому, что она была [….] и должна проявиться.

Если есть разум, который появился в Материи и постоянно развивает свою высоту и свой уровень, то это может быть только потому, что там уже был разум, пребывающий во сне, вовлеченный, скрытый или каким то образом была возможность в Материи, которая вышла из скрытого состояния, когда вещи и условия стали готовы. Или же еще из-за того, что позади или в мире имманентно находится Интеллект, который создал или проявляет этот мир и в нужное время послал эту силу самого себя [………..]

Природа эволюции, согласно физической Науке, - это развитие форм, все более и более соответствующих все более и более комплексному и тонкому развитию Жизни и только побочно - все более и более комплексному и  тонкому сознанию, служащему целям Жизни. Это сознание есть временный феномен, начинающийся в каждой форме вместе с рождением и заканчивающийся со смертью тела. Тогда сознание – это обстоятельство тела и оно не способно пережить тело. Не существует, следовательно, такой вещи как сознание. Поэтому сознание, не зависящее от тела, выражающее себя в нем, как в своем инструменте, душа или дух – это миф, воображение; если бы она существовала, то это было бы непростительное вторжение в природу вещей, как она видится в этой материальной вселенной; или, поскольку все в этой вселенной зависит от Материи, возникает из Материи, является обстоятельством Материи или результатом Материи и возвращается к Материи, то все будет действовать только ей и в ней и будет возвращаться в конце концов к Материи. Сознание, само по себе, – это феномен Материи и есть ни что иное как Материя в действии, комбинация феноменального действия химических или других физических сущностей и операций и не может быть ни чем иным. Это не доказано и недоказуемо, - хотя, может быть, что это также неопровержимо и не опровергаемо. Либо это должно быть оставлено в бесплодном свете, или в отсутствии света, агностицизма или являться по большей части делом веры, а не знания.

Но все это означает только  то, что Наука не имеет никаких адекватных средств, чтобы  скрупулезно иметь дело с супрафизическим, а также не может собрать и обращаться со всеми необходимыми данными; она может иметь дело только с физическим и с физической стороной супрафизического; а этого не достаточно. Вера и знание сами по себе являются супрафизическими вещами, с которыми Наука не может иметь дело; ибо нынешняя психология – это не наука; это только спор между различными связками гипотез и предположений.

 

*

 

Человек – это не финал, он есть переходное существо.

Этот несовершенный мыслитель, стесненный ограничениями своего ума и чувств, этот невежественный ум, ищущий истину самого себя и вещей и никогда не достигающий конкретного знания, этот спотыкающийся логик, способный только на умозрительные и жесткие логические умозаключения, но не на несомненные выводы или не на полное и прямое знание, это несовершенное существо, разрывающийся между своей рассуждающей волей и своими полу-сдержанными импульсами и инстинктивными желаниями,  это вещь связок идей и чувств, желаний и стремлений, этот охотник за формами и формулами, это страдающая и скорбная смесь мудрости и слабоумия, которую мы называем человеком – это не конечный продукт Природы, не последнее её слово, не венец её эволюции, не вершина сознания, не её главное творение.

 

*

 

Центральный факт, сущностное и главное значение эволюции – это не развитие и совершенство внешней и инструментальной формы, но развитие и нарастающее совершенство сознания. Если бы человеческое сознание было бы чем то полным, законченным, a ne plus ultra[4], тогда бы мы могли уверенно сказать, что здесь была вершина, здесь венец и конец вещей и существ, здесь совершенное творение и высочайшее земное творение. Или же, если его сознание, хотя и несовершенное, показывало бы признаки того, что оно может достичь самую вершину возможности, управлять землей и открывать небеса, тогда мы могли бы поверить, что человек был последним инструментом, посредством которого Природа переходила от земной к высочайшей стадии развития из её первоначального несознания к верховному сознательному бытию.

Но человек, кажется, является по самой структуре своей природы существом с животной жизнью, из которой он растет, и ментальными границами ,за пределы которых он не может выйти.

Ибо ум – это человек; ум, втиснутый в тело и запутанный в замысловатую машинерию тяжелого и ненадежного физического организма, который помогает ему меньше, чем вредит. Только умственные данные для знания - это движения земной жизни, движения и процессы физического мира и его собственные процессы и движения. Его мнения относительно других вещей  - это просто догадки, предположения, фантазии; он думает о них посредством абстракций, он не может ухватить что-либо конкретное. Он может наблюдать жизнь и знать её через наблюдение и умозаключения из наблюдения, или он может знать через теорию; он может узнать её составные части и её процессы. Его знание себя  - того же самого сорта; он набрасывает процессы мышления, разграничивает наблюдаемое строение личности; он оценивает человека по тому, что он говорит и делает, а не потому, чем он является, ибо этого он не может видеть. Он открывает через анализ или делает синтез  через сборку воедино фрагментов вещей. В итоге он открывает феномен, но упускает реальность; он знает вещи как объекты, но ничего не знает о вещах самих по себе. Реальность находится за пределами его захвата, он уверен только относительно проявления. Это много для того, кто появился из неведающей Материи и начинал как неведающее животное, но этого не достаточно, чтобы сделать человека венцом творения и последней вершиной эволюции.

Если человеческое знание и его способ знания несовершенен, то еще более несовершенна его жизнь и его дела. Его работы иногда достигают совершенства. Некоторые люди искусны в поэзии, художественном творчестве, ремеслах,  но больше людей - не так искусны, а большинство – это обычные копировщики и плохие работники. В науке и работах с научной основой, человек конечно преуспевает и их работы были часто эффективны или совершенны, ибо там все есть метод и правило и там человеческий ум ищет, чтобы овладеть и исполнить то,что он должен сделать, и то, что он всегда может сделать. Немногие имеют проницательность в работах, еще меньше имеют какую-либо оригинальность.  Он может делать работу ремесленника, ибо человек в сущности ремесленник. Он искусен в  построении  вещей, строительстве, работе, мошенничестве. Он совершенен в сносе, разрушитель ne plus ultra[5]. Мир наполнен его конструкциями, но он более всепроникающ в своем разрушении; но это оставляет не много следов. Но все же великих делателей мало, хороших делателей много, а убогих делателей легион, но делателей зла едва ли меньше. Все это показывает, что он является переходным  и эволюционирующим животным, редко являясь высоко развитым, много убого развитых и в массе - едва развит.

Житие более трудно, чем делание; хотя оно универсально, и должно становиться легче в результате практики, оно обычно еле сделано, почти универсально сделано небрежно или полу-выработано. Человеческое общество – разваливающееся дело; оно неустойчиво, сверх детально разработано и пышное на вершине, но ниже находится многочисленный уровень. Когда он пытается реформировать свой мир, он сводит все к  более низкому уровню вниз или даже к наихудшему. Он может силой спустить все вещи на уровень мирового пролетариата, но он не может сделать пролетариат мировой аристократией.

 

55

 

Существуют два состояния бытия, два уровня или предела, между которыми располагается или движется  любое существование: высочайший предел верховного сознания, всеведующее Сверхсознание, нижайший предел верховного несознания, всемогущее Бессознательное. Тайна сознания откроется только когда мы постигнем оба эти предела и движение между ними, которое мы называем вселенной.

Не может быть сознания без существования, ибо сознание Пустоты или Нигила – это пустая фантазия, невозможная вещь. Ибо Ничто не может ничего осознавать, не может сознавать себя; если бы оно осознавало себя, то это одновременно было бы существованием, осознающим себя, оно бы прекратило быть Нигилом; было бы сразу очевидно, что оно все время было Существованием, кажущимся Нигилом, что это было Существом или несознательным Бытием, но сейчас начинающем осознавать свое собственное существование. Пустота, осознающая себя  возможна, но тогда это было бы пустое существование, а не Нигил. Там может быть вечное Не-Существование, но это тоже не было бы Нигилом; в итоге это может быть только верховное суперсознательное существование, превосходящее наше представление о Бытии. Истинный Нигил обязательно был бы как не способен на сознание, так и на существование; из него ничего не может прийти, также в нем ничего не может быть, ни духа, ни души, ни ума, ни Материи.

Тогда мы имеем на одном конце вещей верховное суперкосмическое существование и [на другом] – верховное бессознательное существование, а между ними мы имеем сознание во вселенной; но оба являются двумя состояниями единого Бытия; то, что находится между, также является движением этого единого Бытия между его двумя полюсами, его двумя, высочайшим и нижайшим, уровнями самопроявления. Ekam evadvitiyam.

 

56

 

Любое существование на земле – это эволюция того, что спустилось вниз из сверхсознательной Вечности, чтобы быть вовлеченным туда в подсознательную Бесконечность. [6]

Это Вечное и это Бесконечное  есть та же самая Сущность в противоположных силах, но первое проявляется как темная тень другой.

Сверхсознательное скрыто от нас потому, что оно завернуто в свое собственное бытие безграничного света; Бессознательное ускользает от нашего поиска потому, что оно погружено в свою собственную вуаль непроницаемой тьмы.

Все, что проявлено из Вечного, уже было организовано в мирах или планах своей собственной природы, планах тонкой Материи, планах Жизни, планах Ума, планах Сверхразума, триединого светящегося Бесконечного. Но эти миры, или планы, не эволюционные, но типические.

Типический мир – это мир, в котором некий управляющий принцип проявляется в своей свободе и полной способности, энергия и форма являются пластичными и подчиненными его цели. Их выражения поэтому являются автоматическими и удовлетворяющими и не нуждаются в том, чтобы развиваться; они существуют до тех пор, пока нужны, и не нуждаются в том, чтобы рождаться, развиваться, приходить в упадок и разрушаться.

Ибо эволюция там с необходимостью должна быть противодействующим средством или сопротивляющимся инструментом или инволюцией вещей в своей противоположности. Это то, что произошло в земном мире. Дух должен развиваться из материи, сознание – из Несознания, жизнь – из  безжизненности, ум – из жизни, которая пуста от мыслей; из ума и его фрагментации и трудного складывания из кусочков вещей - к автоматической завершенности супраментального знания.

Существует тайное само-принуждение в Бессознательном, чтобы проявить то, что вовлечено, заключено в тюрьму, подавлено и неактивно внутри него, но также существует огромная Инерция, как некий бездонный космический сон, который сопротивляется воле к проявлению и препятствует эволюции. Таким образом существует направленная вверх левитация к сияющей вечности Духа, которой противостоит направленная вниз гравитация назад к Бессознательному.

Эта Инерция была нужна для того, чтобы эволюция могла быть постепенным эоническим процессом, а не взрывом скрытых элементов либо в быстрые само-обусловленные типические серии, либо в их первичное сверхсознание.

Как следствие этого замедления, сила того, что вовлечено развивается с трудом и медленно.  Эволюция – это борьба между настоятельным призывом к манифестации и железной замедляющей, сопротивляющейся Инерцией. Эволюционное существование непрочно из-за направленной вниз гравитации назад к своему источнику, которая мощно препятствует  и давлению изнутри к стабильности, и тяге свыше к само-трансценденции. Материя в нашем мире может легко раствориться в своих элементах, жизнь отступает в смерть, ум снова впадает в несознание. Развитый тип, животное или человек, медленно борется, и с большой трудностью, за проявление: для него более легко исчезнуть, как исчезли мастодонт и динозавр. Отсюда закон шаткой нестабильности, наложенный на формы Материи, который нейтрализуется только на время расточительной волей к воспроизводству в Природе.

Поскольку эволюция происходит из Бессознательного, то она является не только  ненадежным, но также и невежественным движением, скорее чувствующим свой путь, чем сознательно ищущим его. Но все же её наиболее значительный элемент – это рост сознания, которое должно наконец проявиться из неведения в знание.  Когда это произойдет, эволюция станет сознательным и совершаемым под действием воли движением, осознающим свой процесс и свой путь, больше уже не будет спотыкающимся поиском или шатким ростом, но светящимся истечением Божественного.[7]

Призыв к манифестации составлен из  двойного потока Силы, движущейся между двумя полюсами. Существует воля, или по крайней мере импульс, в самом Бессознательном, медленная, немая, невежественная, но императивная и неотвратимая, к раскрытию своего вовлеченного содержимого. Но также существует и давление свыше от уже установленных Сил к своему проявлению здесь в Пространстве-Времени и к [проявлению] своих эволюционных возможностей в мире Материи.  Мир тонкой Материи давит на бесформенное Бессознательное для манифестации форм; мир внутренне присущей Жизни давит на форму Материи к проявлению воплощенной Жизни; мир внутренне присущего Ума давит на оживленную Жизнь к проявлению ума в живущем теле. Это принуждение на столько сильно, что противоречит и в конце концов сопротивляется отвержению и торможению Инерции.

Вверху на вершинах существования находится все то, что пребывает за пределами Ума и все то, что является полным великолепием Духа. Это тоже ожидает своего часа манифестации, своего поворота к раскрытию во Времени и Пространстве и развивающихся серий сил Вечного.

 

57

 

Любое существование на земле – это эволюция того, что спустилось вниз из сверхсознательной Вечности, чтобы быть вовлеченным здесь в подсознательную Бесконечность.

 Сверхсознательная Вечность, к которой мы тяготеем, и подсознательная Бесконечность, из которой мы поднимаемся, – ибо мы являемся частью их обоих, и мы стоим между ними как их развивающаяся связь – являются противоположными силами одного и того же Бытия, являются на самом деле в своей сущности одним и тем же Бытием, но одно -проявляется для нас как темнота и пустая тень другого. Сверхсознание скрыто от нас потому, что оно завернуто в свое собственное бытие безграничного света; Бессознательное ускользает от нас потому, что оно погружено в свою собственную вуаль непроницаемой тьмы.

То, что спускается из Сверхсознательного я, есть я, дух, обширная и все-содержащая Сущность вечного существования. Она погружается, неся свои силы  в него, в бесконечный океан бессознательного, apraketam salilam, и скрывает себя там. Оно скрывает себя и свои силы от самого себя – оно проявляется в нас как своя собственная противоположность.

Я – это бессмертная и непостижимая сущность и субстанция всех вещей, это чистое вездесущее всеведающее всемогущее существование. Оно проявляется  для нашего существования, когда мы всплываем из подсознательного, как мистическая Пустота или Нигил, неопределимая, но все же от  которой существуют все вещи и формы, бессознательная, но все же расцветающая в сознание, инертная, но все же проявляющая гигантские энергии, безжизненная, но все же являющаяся родителем жизни, бесчувственная, но все же источник боли и удовольствия. Эта невозможность, это универсальное противоречие нереально и рождено нашим неведением, которое было наложено на самого себя, как вуаль, вовлеченным Я и Духом. Ибо, если бы этого Бессознательного там не было, то эволюционное проявление Я, которое является законом и объектом этой вселенной, было бы невозможно; все было бы расцветом в манифестацию слишком немедленную, слишком неодолимо могущественную в своем процессе, слишком абсолютную. Я, Дух – это чистое существование, духовная субстанция, которая является само-осознающей и следовательно все-осознающей. Оно по своей природе является абсолютным и всезнающим сознанием, вечно постигая всего себя, всего в себе и будет естественно проявляться как абсолют, неограниченное и неделимое знание. Оно становится бессознательным, из которого сознание в борьбе пробивается к свету, ища и нащупывая самого себя, нащупывая через символы и откровения своей субстанции, но находя поначалу только фрагментарные символы и отделенные формы и объекты, которые, кажется, не имеют я. Сознание в индивидуализированной форме начинает осознавать себя через удары внешних вещей, которые не являются или кажется, что не должны быть им самим. Оно начинает осознавать себя как отделённую форму, и только когда оно становится все более и более глубоко само-осознающим, начинает медленно осознавать всё, что находится вне его, как часть своего собственного  продолжающегося неделимого существования.

Природой Духовного сознания является само-существующая Сила, которая в действии становится спонтанно само-проявляющейся или, как это кажется нам, само-творящей и само-определяющей энергией. Она всеведающе всемогуща и создает из самой себя то, что желает, на тех условиях, на которых она желает – ибо её воля является волей бесконечного и бесконечно разнообразного само-осознающего единства, чьи шаги, не важно чем они являются,  с необходимостью есть движение совершенной Истины и Знания. Но она под влиянием той же необходимости  является прямой противоположность, когда в результате работы пустого Бессознательного проявляется Субстанция вещей. Ибо даже если это Несознание является только внешним, поскольку всезнание и его сила скрыта в нем,  все же  эта ошибка, это феноменальное Несознание есть и намеренно было предназначено, чтобы быть динамичным и деятельным. Другими словами, все должно рассматриваться и проявляться как нащупывания Бессознательного, результатом чего в заключение было бы все же именно то, что задумано предопределяющим и императивным Интеллектом. Инертная Душа, управляющая со странной и слепой уверенностью   шагами сомнамбулистической Природы, не была бы неадекватным образом внешнего Духа этой материальной вселенной. Этот материальный мир, появившийся из подсознательного Бесконечного, проявляется для нас так, будто он был единственной реальной вселенной и даже, возможно, единственным возможным творением. Но это потому, что мы ограничены нашими чувствами, которые, как мы сейчас знаем, должны быть ограничены их сферой и даже их ошибками. Материальные чувства по самой своей природе могут воспринимать только материальные вещи и исходя из итого наш  ещё детский внешний рассудок  делает вывод, что существуют только материальные вещи и не существует ничего другого. Все формы, которые нематериальны или из другой субстанции, чем наша, являются  и не могут не быть иллюзиями, галюцинациями, нереальными образами. Но существо как то по другому  созданное в сознании или чувстве могло бы хорошо видеть этот мир в других образах, чем те, которые представляются нам. Другие, возможно, видели бы другие миры, созданные из другой более тонкой материальной или сущностно ментальной или витальной, или духовной субстанции. Мир – это только упорядочивание вещей, как они переживаются сознанием Духа, и это сознание может видеть все виды вещей всеми способами в соответствии с любым планом самого себя, каких бы посредников и каких бы инструментов он ни создавал ради своих космических целей. Мы ничего не поймем в существовании, если мы ограничим наше видение определенным взглядом на вещи нашего первоначального сознания и его инструментами, которые навязаны нам физическим;   ибо это сознание есть только поверхностный феномен нас самих и наше всеобщее бытие гораздо глубже, выше и обширнее, чем наше, наши возможности бесконечно расширяются за пределы их нынешних границ, и мир также является гораздо более комплексным, чем то, к чему склоняет нас первая грубая необъяснимая мистерия Материи.

Этот материальный мир, в котором мы живем, – это не единственная реальность, но только одна из неисчислимых потенциальных и существующих вселенных; все они не нуждаются в Материи, как мы знаем её, или в Неведении в качестве своей основы. На самом деле, этот мир материи сам зависит от многих планов сознания и существования, которые нематериальны; ибо они не имеют грубой субстанции в качестве основы или как посредника для их инструментальной энергии и сознания, или как их первичного условия существования. Все силы, которые вовлечены здесь в бессознательную Бесконечность и которые мы видим проявляющимися из нее, - ум, жизнь и то, что находится за пределами ума, не меньше, чем сама материя – имеют свое предшествующее существование и являются не просто эволюционными результатами Природы в этой вселенной. Они не только предсуществуют, но также имеют свои отдельные планы манифестации,  в которых по очереди существуют  (также как материя является здесь основой), как посредники инструментовки, как первичные условия существования.

 

58

 

Все земное существование – это медленный подъем скрытого Сознания, взбирающегося из внешнего Несознания к своей собственной совершенной и  сияющей манифестации. В этом секрет эволюции и её значение. [8]

Даже в вещах неподвижных есть скрытый дух, - существует Все-Сознание, скрытое в Бессознательном. В Материи вкраплена жизнь, в Жизни вкраплен ум, в Уме скрыто еще не проявленное более великое супраментальное и духовное бытие. Это является значением и освещающими элементами загадки. Эволюция – это работа Природы или является, так сказать, сразу и Энергией тайного Духа, работающего снаружи и под действием ограничивающих условий бессознательной Силы для того, чтобы высвободить эти скрытые состояния, каждое по очереди, из  их инволюции в первичном Бессознательном.

Работает именно Все-сознание, сила самоосознающего космического Духа и проявление этих скрытых сил подразумевается в самой природе существования; поэтому результат неизбежен.

Наука открыла физическую эволюцию, скрытую в прошлой истории земли, скрытая запись о которой осталась в эмбрионе; но физическая эволюция – это только внешний признак, средства и материальное условие еще более тайной эволюции.

Духовная эволюция, эволюция сознания – это единственный внутренний факт, который освещает проблему земного существования и открывает ему свое истинное решение; вне этого наша жизнь здесь не имеет вразумительного объяснения.

Древняя Индийская мысль открыла эволюцию от жизни к жизни: от жизни дерева или растения, к жизни насекомого и животного, от жизни животного к жизни человека, достигаемую с трудностями сквозь века. Эту медленно достигнутую человеческую жизнь она принимает как ключ к освобождению от сбивающего с толку круга загадки. После примерно восьмидесяти или больше лакхов [миллионов] рождений, говорит Тантра, душа достигает человеческой формы и сознания и раньше или позже находит тайну ухода от рождения во времени в не имеющую ни рождения, ни смерти Вечность, из которой она пришла.

Эти два открытия кажутся на первый взгляд совершенно не связанными и несопоставимыми. В одном –  развивается именно физическая Жизнь в космосе, и индивидуальность – это только мимолетный представитель видов, виды являются средствами космической эволюции. На самом же деле, именно ум является элементом и ментальное человеческое существо – это венец этого необъяснимого проявления; когда человеческое развитие закончится, когда раса придет в упадок и разрушится, тогда космическая эволюция подойдет к концу, ибо нет ничего большего, что она смогла бы сделать. В человеке она выпустила свою стрелу; ничего большего невозможно. Сознание проявилось из Бессознательного, достигло этого фальшивого и роскошного, этого летающего и хромого чуда вечно ищущего созидательного Ума Человека и отступает назад в Бессознательное; его появление не имело ощутимого значения, его краткая игра и её прекращение не имеют ни какого значения в бессмысленных кругах бессознательной вселенной.

С точки зрения индийцев, именно индивидуальность развивается от жизни к жизни и  иерархия растительного, животного и человеческого является установленной неизменной лестницей для её восхождения. Успешное творение все более и более высоких видов рассматривается в Упанишадах, так же как и в Пуранах, и наследственность утверждалась как средство для сознательного продолжения человеческого воплощения Духа, но все же эволюция является индивидуальной, а не космической, духовной, а не физической.  Но и здесь  этот устойчивый феномен духовного воплощения, появляющийся от бестелесного Духа и развивающийся назад в бестелесный Дух, тоже кажется лишенным значения.

Если оголить их ограничения, то эти два открытия могут быть рассмотрены скорее как взаимодополняющие, чем  как несопоставимые. Очевидно, что существует эволюция; сначала из Бесформенного проявляется Материя, неживая в своем проявлении; в Материи проявляется несознательная в своем проявлении жизнь; в жизни ум проявляется и в животном, но инстинктивный и иррациональный в своем проявлении; в жизненном уме появляется рациональный рассуждающий ум, но все же находящийся в само-невединии  в своем проявлении, - ибо он  ищет, чтобы знать, но все же  не знает тайну и предназначение своего собственного существования. Он еще не бесспорен, но он утверждает, что в думающем человеке дух движется к своей манифестации, дух осознает самого себя и свою собственную тайну и значение. По крайней мере до сих пор, эволюция являлась бесспорной, и мы можем без колебаний утверждать, что здесь есть космическое Существование, которое сначала достигает материальной манифестации самого себя или манифестации в себе, материальная формула; затем на этом базируется формулирование жизни, витальная формула; на этом снова базируется  ментальная формулировка, формула ума. Возможно, что на этой основе она опять же подготовит духовную формулировку, или самоутверждение, и самознание, которое будет полным проявлением.

Также очень очевидна эволюция форм, общая и индивидуальная, в роде и видах, которая дает возможность тому, чтобы формулировка была эффективной, каждая на свой собственный манер, организованная так, чтобы выражать все более и более определенные и превосходящие возможности материи,  все более и более определенные и превосходящие возможности жизни, все более и более определенные и превосходящие возможности ума, - большее чем это, еще не было позитивно доказано, но это весьма доказуемо. Если мы добавим, что в ментальной формуле, в ментализированной жизни и теле человека духовное проявление находится в процессе, который еще не достиг своей полноты  возможности и что возможно появление духовного человека, или супраментального существа, тогда цель физической эволюции и её значение станут ясны. Эволюция тела – это только средство для эволюции сознания и духовная формулировка  будет той, в которой космическое Существование найдет свое собственное полное подтверждение, проявит через первичную вуаль Материи свою само-осознанность, само-знание, само-осуществление. Тогда Космический Дух, скрытый в Бессознательном есть Альфа, а его проявление в сознании одухотворенного человека есть Омега.

 

Стадии Эволюции: Материя, Жизнь, Ум, Сверхразум..

 

59

 

Эволюция земной природы не закончена, потому что она проявила только три силы из семеричной шкалы сознания, которая вовлечена в проявленную Природу. Она выявила из своего внешнего несознания только три силы Ума, Жизни и Материи.

 

60

 

С определенной точки зрения, можно сказать, что материя – это чисто материя математики. Но этого нельзя сказать об Уме или о Жизни. Опять же, Материя – эта материя формул. Всё чисто материальное создано согласно формуле. С другой стороны, Материя – это вещество магии. Она есть вещь магических и супрарациональных формул.

И наконец, вся Материя – это matra, вещь степеней, мер, количеств.

 

*

 

Мы обнаруживаем, что вода создана из комбинации в фиксированном количестве двух первичных элементов: кислорода и водорода. Мы не знаем, или еще не знаем, почему это должно быть так. Все, что мы можем сказать, это то, что она является фиксированным законом Природы, что когда точно, без отклонений следуют этой формуле, то появляется нечто, называемое водой, - возникает феномен материальной Природы. Кажется, что в этой магии нет здравого смысла. Мы могли бы отчасти понять, если бы кислород и водород по самой своей природе имели тенденцию создавать в каких-либо комбинациях воду, или нечто подобное воде, но только фиксированные количества могут проявить чистую вещь. Но это не так; это может быть сделано только в результате фиксированной соответствующей комбинации. Тогда эта формула является формулой природы, магической формулой. Только в результате произношения фиксированной комбинации слов или слогов, или звуков может последовать магический результат и никак иначе. Любая вариация аннулирует эффект и оставляет заклинание бесплодным.

Сам водород создан комбинацией фиксированного количества электронов или электрических частиц энергии в фиксированном  соответствующем  положении в их движении. Кислород создан другой подобной комбинацией. Элементы одинаковы по типу, это позиционное квантование.

 

61

 

Эфир и материальное пространство – это разные имена одной и той же вещи. Пространство, по крайней мере в своей первооснове, если не в своем универсальном характере, - это расширение субстанции сознания, в котором имеет место движение энергии для взаимодействий существа с существом или силы с силой и для построения символических форм, на основе которых может быть поддержан этот взаимообмен. Эфир – это пространство, поддерживающее  работы материальной энергии и те символические формы, которые он создает; говоря парадоксально, но точно, он является нематериальной или сущностной материей.

 

62

 

Материя – это лишь форма сознания; однако не растворяй полностью объект в его субъективности. Не отвергай тело Бога, о возлюбивший Бога, но сохрани его для своей радости; ибо Его тело также восхитительно, как и Его дух.

Бренный и преходящий восторг – это всегда есть символ вечной Ананды, показанной и быстро скрытой,  которая ищет через усиливающееся повторение, чтобы присоединить себя к некой типической форме переживания в материальном сознании. Когда какая-то форма будет  доведена до совершенства, чтобы выразить Бога в типе, то его восторг больше не будет бренным, но вечно повторяющимся овладеванием ментальными существами в материи, проявляясь в их периодах и часто в их мгновениях счастья.

 

63

 

Эволюция – это единый вечный динамический закон и скрытый процесс земной природы.

Эволюция инструментов духа в среде материи – вот все фундаментальное значение  ценностей земного существования. Все её другие законы являются её ценностями действия и процесса; духовная эволюция – вот её единственный всеохватывающий смысл.

 

*

 

 История земли – это сначала эволюция организованных форм, посредством работы материальных сил.

Потом на этой первичной стадии последовала эволюция жизни в форме и организация иерархии живущих форм в результате работы освобожденных жизненных сил. Следующий шаг – это эволюция ума в живущих телах  и организация все более и более сознательных жизней посредством процесса развития сил ума. Но даже и это не конец; ибо есть  более высокие силы сознания за пределами ума, которые ожидают своей очереди и должны совершить свое действие в великой игре, сыграть свою роль в созидательной Лиле (Lila – игра Бога).

 

*

 

 Материя, средство всей этой эволюции, кажется бессознательной и неживой; но она так проявляется для нас только потому, что мы не способны почувствовать сознание вне определенного ограниченного диапазона, фиксированной шкалы или спектра, к которому мы имеем доступ. Ниже нас есть более низкие уровни, к которым мы нечувствительны и их мы называем подсознательными или бессознательными. Над нами существуют более высокие уровни, которые являются для нашей низшей природы сверхсознательными.

Трудностью Материи является не абсолютное несознание, но затемненное сознание, ограниченное своим собственным движением, неясно, молча, слепо само-осознающее, только механически отзывчивое на все, что вне его собственной формы и силы. В худшем случае, его можно было бы назвать не столько бессознательным, сколько неведением.  Пробуждение все более и более великого сознания в этом Неведении является чудом вселенной Материи.

Это неведение Материи есть завуалированное, вовлеченное  или сомнамбулистическое сознание, которое содержит все скрытые силы Духа. В каждой частице, атоме, молекуле, клетке Материи скрыто живут и незаметно работают все всеведение Вечного и все всемогущество Бесконечного.

Эволюция форм и сил, посредством которых Материя будет становиться все более и более сознательной до тех пор, пока, проходя за пределы формы, жизни и ума, она не станет осознающей с божественной осознанностью вечный и бесконечный Дух в его собственных высочайших диапазонах, в этом значение земного существования. Медленное само-проявляющееся рождение Бога в Материи – вот цель земной Лилы.

 

**

 

Материя одновременно является и силой, и субстанцией. Материя – это первичное существование, которое Брахман сделал  конкретным в его атомарном разделении; Материя – это изначальная субстанция-сила, которую Брахман-Шакти сделала активной в затемненной инволюции сил духа, в самозабвенном неведении.

Материя-сила выбрасывает материю-субстанцию, материальная Шакти выбрасывает Материю-Брахмана в форму, выражающую свои собственные наиболее характерные силы. Когда это сделано, физический мир готов к великолепному вторжению сознательной Жизни в управляемую силой инерцию  материальной субстанции.

Материя –  это не единственная сила и не единственная субстанция. Ибо Жизнь и Ум - также, и то, что находится за пределами Ума, есть также силы, которые являются субстанциями, но другого рода и уровня.

Дух – это изначальная сила-субстанция; все остальные являются разновидностями и ответвлениями силы духа, степенями и модификациями субстанции духа. Материя также есть ни что иное, как  сила и ранг духа; Материя также является субстанцией Вечного. Но Материя, которую мы видим  и чувствуем – это только самая внешняя оболочка и слой; позади нее есть другие более тонкие уровни физической субстанции, которые меньше сжаты атомарным  неведением, и для Жизни и Ума более легко  войти в них и действовать. Если бы не существовали более тонкие невидимые физические уровни или слои, поддерживающие этот грубый видимый физический мир,  этого мир не смог бы вынести; ибо тогда тонкие операции связи между Духом и Материей [не могли бы] вообще быть осуществлены и именно это делает грубые видимые операции возможными. Эволюция была бы невозможна; жизнь и ум и то, что находится за пределами ума, не смогли бы проявиться в материальной вселенной.

Существует не только этот материальный план бытия, который мы видим, есть план физической жизни, соответствующий витально-физическому действию Природы. Существует физический сверхразумный план, соответствующий супраментально-физическому действию Природы. Также  существует план физической духовной силы или бесконечного физического Бытия-Сознания-Силы-Блаженства, соответствующий духовно-физическим операциям Природы. И только когда мы обнаружим и разделим эти планы Природы и нашего физического бытия и проанализируем синтез их вкладов во всю игру, тогда мы откроем то, как стала возможна эволюция витального, ментального и духовного сознания в бессознательной Материи.

Но есть и еще большее; ибо за пределами этого множества слоев физического существования есть другие, супрафизические, уровни: многоуровневый план Жизни, многоуровневый план Ума, планы Сверхразума, Блаженства, Сознания Силы и бесконечного Бытия, от которых зависит рождение и продолжение физического существования. Именно более высокие планы, которые постоянно наполняют, развертывая невидимые энергии, которые поднимали её  эволюцию из темноты, в которой она начиналась, к великолепию света сознания по сравнению с которым высочайший человеческий ум будет лишь слабым проблеском огня светлячка, по сравнению с солнцем в его огненной славе.

Существует великолепная иерархия уровней сознания между самой затемненной Материей и самым озаренным духом. Сознание в Материи должно продолжать восхождение к самой вершине этих серий и вернуться со всем тем, что они должны дать нам, прежде чем эволюция сможет всецело осуществить свою цель.

 

**

 

Материя, Жизнь, Ум, Сверхразум, или Гнозис, и за пределами этого - четверичная сила верховного Бытия-Сознания-Силы-Блаженства – все это ступени эволюционного восхождения из бессознательного в Сверхсознательное.

Жизнь не вся пришла на землю со стороны; её принцип всегда существовал в материальных вещах. Но, заключенная во внешнюю неживую инерцию или слепую силу движения Материи, она связана своими движениями и неспособна проявить свое собственное независимое или доминирующее существование.

Жизнь существует в земле, скале, металле, газе, атоме, электроне и других более тонких еще не открытых силах и частицах, которые образуют материальную энергию и форму. Она есть во всем, но по началу  это едва ли различимое присутствие, организованное только для того, чтобы тайно поддерживать материальные энергии, процессы, формации и трансформации; она находится там как вовлеченная  сила для построения  и выражения Формы Материи, а не для выражения Жизни. Она не владеет собой, не осознает себя в форме, не подталкиваема к само-проявлению; беспомощное орудие и инструмент, а не свободный агент, она  слуга  Материи и раба Формы, а не хозяин дома.

Но выше материального мира существует план господствующей Жизни, который давит на эту материальную вселенную и ищет, чтобы излить в нее то, что он может, из своих типов, энергий, сил, импульсов, проявляя творческих богов. Когда в материальном мире форма готова, Боги и Жизненные Демоны этого более высокого плана привлекаются [в том смысле, что им становится интересно это занятие], чтобы наложить свое творческое касание на Материю. Тогда приходит стремительный и внезапный расцвет Жизни; появляются растения, вирусы, насекомые, животные. Жизненная Душа и Жизненная Сила со своими многочисленными и более комплексными движениями проявляются в том, что казалось сначала инертной и неживой субстанцией. Рождаются и развиваются души жизни, умы жизни, животные существования; появляется новый мир, который рождается и содержится в этом мире Материи и все же превосходит её в своей собственной динамической природе.

 

64

 

На каждом основном шаге восхождения Природы существует полное изменение  сознания в эволюционирующем духе. Как когда восходящий оборачивается на вершине, к которой он стремился, и смотрит вниз с восторженной и более широкой силой видения на все, что было когда-то выше или на одном с ним уровне, но сейчас находится ниже его стоп, эволюционирующее существо но только превосходит свое прошлое я, свой прошлый сейчас превзойденный статус, но управляет с более высокого уровня само-существования и видения, с новым понимающим чувством или новым понимающим взглядом и исполняющей силой, в более великой системе ценностей; все то, что было когда-то его собственным сознанием, сейчас находится ниже его вершин и принадлежит к низшему творению. Это обращение есть признак решающей победы и печать радикального развития Природы. Новое сознание, достигнутое в ходе духовной эволюции,  всегда является более высоким по уровню и силе, всегда более обширное, более понимающее, более широкое в видении и чувстве, более богатое и более тонкое в способностях, более комплексное, организованное, доминирующее, чем сознание, которое было когда-то нашим собственным, но сейчас оставлено позади нас. Там есть более великие просторы и пространства, высоты прежде невозможные, неожиданные глубины и близости. Там есть светящаяся протяженность, которая является самим признаком инструкции Всевышнего по своей работе.[9]

Также отметим, что каждый из великих радикальных шагов вперед, уже предпринимавшихся Природой, был бесконечно более великим в своем изменении, неисчислимо более обширный в своих последствиях, чем его слабый предшественник. Имеет место чудесное открытие к всегда более богатому и более широкому выражению, происходит новое озарение творения и динамическое возвышение его значений. В том мире, в котором мы живем,  не существует равенства всего на однородном уровне, но есть иерархия всегда возрастающих стремительных превосходств, продвигающих свои горы-плечи вверх к Всевышнему.

Растительная жизнь является наиболее значительным развитием минерала, но это отличие ничтожно в сравнении с бездной, разделяющей немую витальность растения от сознательного переживания животного. Пробел между животным и человеком в сознании так велик, как бы ни был он мал в физическом, что научно предполагаемый родственник обезьяны и человек выглядят психологически почти невероятными. И все же различие между витальным животным и ментальным человеком так ничтожно по сравнению с той разницей, которая будет между человеческим умом и сверхчеловеческим более обширным сознанием и более богатыми силами. Этот прошлый шаг по сравнению с этим новым будет как медленный марш улитки в траве по сравнению с внезапным титаническим тысячекилометровым гигантским шагом  с континента на континент.

Эволюция на земном плане, даже в самой тупой грубой материи только во внешнем проявлении является развитием физического функционирования и формы; в своем сущностном факте, в своем внутреннем значении, в своей значимой силе, это есть развитие сознания, духовное или психологическое изменение.

На каждом шаге дух увеличивал свой рост, совершенствовал свои инструменты, лучше организовывал свое само-выражение; входило новое сознание, поднимало старое и придавало ему расширенное движение и другое значение, добавляло более великие, более богатые, более комплексные движения, к которым первые формулировки [духа] были неспособны. В пред-растительном мире все движения, любой стимул, любая реакция являлись материальными и, если и динамическими, то носили механистический динамический характер. Даже жизненные движения, которые существовали  там, как в минералах, являются в большей степени жестко автоматичными, неиндивидуализированной механической внешней природы: рождение, формирование, усталость, сон, смерть. Там есть ментальные или психические силы и многозначительности, как открывает оккультное знание, но кажется, что форма их не осознает; это нечто, находящееся позади жизни минерала, сознание, скорее поддерживающее, чем населяющее его [минерал], использующее, но не используемое им, таким является их хозяин.

В растительном мире впервые истинно витальное сознание появилось в земной Природе.

 

65

 

Вся тенденция и цель Природы в земном существовании – проявить еще непроявленное. Её постоянной целью является развитие из того, что было развито, то, что еще не было развито, но ожидает того, чтобы быть освобожденным из своей латентности. Эта непрерывная эволюция - вот все значение земного существования.

Все, что было развито, является формой материи с жизнью и умом, поселенными в ней; то, что еще должно быть развито, – это сверхразум, освобожденный от их узких пределов и трансформирующий ум, жизнь и материю.

Здесь на земле и в материальном универсуме материя была первым элементом, базисом вещей, условием всего того, что должно здесь развиться. Жизнь  смогла развиваться лишь настолько, насколько она смогла склонить или заставить материю дать ей форму и инструментовку. Ум также должен приспосабливать себя  к средствам, которые даются ему организованным живущим телом. Однако, нет причин полагать, что жизнь сама по себе [на своем собственном плане] ограничена в своих возможностях маленьким диапазоном, реализованным в живущем животном или в человеческом теле, или в потенциальностях ума, ограниченного сферой сил, предоставленных ему мозгом, нервами и физическими чувствами, его искусным, но все же очень бедными и ненадежными инструментами здесь.

В мире где жизнь, а не материя была первичным элементом, условием и базисом, в витальном мире, жизнь была бы свободна организовать себя своим собственным образом со свободной энергией в пластичных и гибких формах, и её диапазоны возможностей были бы огромными и не очерченные ни какими жесткими пределами.

 

66

 

Но какова должна быть завоеванная для земного сознания выгода, если мы осуществим  восхождение из ума ко всему, что бы ни было за его пределами, и каково значение супраментального изменения? Для чего человек должен оставить свои безопасные человеческие пределы ради этой богоподобной, но опасной авантюры?

Сначала обсудим, что же было достигнуто, когда земная Природа перешла от грубой несознательности и инерции первых организованных форм того, что кажется нам неживой Материей, к вибрирующей чувствительности растительного уровня. Была достигнута жизнь; целью было начало немого нащупывающего и вовлеченного сознания, которое стремилось к росту, к вибрации чувства, к бодрствованию и сну, к голоду и жажде, к физической боли и удовольствию, к подготовке к витальным желаниям и живущей радости и красоте. Это было начало, которое до сих пор не закончено – это был первый шаг к осознающему сознанию и тому, что еще должно стать божественной Анандой.[10] В растениях земная природа достигла первой фигуры жизни, но существо, которое она создала, не могло бы владеть ей [Анандой] потому, что это первое организованное жизненное сознание имело чувство и поиск, бодрствование и сон, голодало и было удовлетворенным, жаждало и пило, росло и расцветало, имело удовольствие от одних контактов и страдало от других, но было все еще внешне слепо, немо, глухо, приковано к почве, из которой оно было рождено, вовлечено в свои собственные нерв и плоть. Оно не могло выбраться из этой примитивной формулы, не могло встать позади своего нервного я, как это сделал витальный ум животного, и еще меньше могло повернуться к тому, что выше него, чтобы понять свои собственные движения, как это делает мыслящий и наблюдающий ум человека и контролировать их. Это было убедительное, но лишенное свободы достижение; ибо все еще был большой гнет первичного Несознания, который скрывал  грубым феноменом Материи и энергии Материи все признаки Духа. Природа ни коим образом не могла остановиться на этом, потому что она так многое хранила в себе, что было все еще оккультно, потенциально, невыражено, неорганизовано, подавлено, латентно; эволюция волей-неволей должна была двигаться дальше. Животное должно было заменить растение и встать во главе и на вершине Природы.

А что же тогда должно было быть достигнуто, когда Природа перешла от темноты растительного царства к пробужденному чувству, желанию и эмоции, и свободной мобильности животной жизни? Целью было освобожденное чувство и ощущение, желание и смелость, проворство и находчивость объектов желания, страсти и действия, голод и битва,  завоевание и сексуальный зов, игра и удовольствие и вся радость и боль сознательно живущих существ. Не только живущее тело, которое животное имело вместе с растением, но жизненный ум, который появился впервые в земной истории, который  рос и рос от формы ко все более организованной форме, пока он не достиг в лучших [представителях] предела своей собственной формулы.

Животное достигло первой формы ума, но не могло владеть им потому, что это первое организованное умственное сознание было заключено в узких границах, прикрепленное к первым функционированиям физического тела, мозга и нерва, вынужденное служить физической жизни и его желаниям, нуждам, страстям, ограниченное настоятельными целями витального импульса, естественными желаниями, чувствами и действием, связанное своей собственной низшей инструментовкой, его спонтанными комбинациям ассоциаций, памяти, инстинкта. Оно не могло выйти за их пределы, чтобы изучить их;  еще меньше оно могло повернуться и посмотреть на них сверху, как это делает человеческий разум и воля с тем, чтобы контролировать, расширять, переорганизовывать, превосходить и сублимировать.

 

67

 

Ума появляется из жизни в материи; он не способен проявиться напрямую в материальной форме. Он находится там, но он действует механически в сомнамбулизме первичной силы несознания и инерции. Именно это, и ничего больше, является тем, что мы имеем в виду под несознанием Материи; ибо, хотя сознание присутствует там, оно связано,  чуждо, механистично в своем действии; оно поддерживает работы Силы своим неотъемлемым присутствием, но не своим светом активного интеллекта. Вот почему материальная Природа делает работы верховного и чудесного интеллекта и все же там кажется нет вмешательства никакого пребывающего внутри Провидца или Мыслителя.

 

68

 

Поскольку человек является ментальным существом, он естественно воображает, что ум является единственным великим  правителем, актером и творцом или необходимым агентом во вселенной. Но это заблуждение; даже для знания ум не является единственным или величайшим возможным инструментом, единственным претендентом и открывателем. Ум – это грубая интерлюдия между обширным и точным подсознательным действием Природы и более обширным безошибочным  сверхсознательным действием Божественного.

Нет ничего, что мог бы сделать ум, но чего нельзя сделать лучше в неподвижности ума и в свободной от мысли тишине. Когда ум находится в тишине, тогда Истина имеет шанс быть услышанной в чистоте безмолвия.

Истина не может быть достигнута мыслью ума, кроме как через идентичность и безмолвное видение. Истина живет в тихом беззвучном Свете вечных пространств; она не вмешивается в шум и  болтовню логических дебатов.

Мысль в уме в лучшем случае может быть сияющим и прозрачным одеянием Истины; она даже не является её телом. Смотри сквозь одежду, а не на нее, и ты сможешь увидеть некий намек на её форму.  Там может быть мысле-тело Истины, но это есть спонтанная супраментальная Мысль и Слово, которое выскакивает полностью сформированное из Света, а не какая-то трудная ментальная подделка и мешанина. Супраментальная Мысль – это не средство для достижения  Истины, ибо Истина в сверхразуме является само-обоснованной и само-существующей, но способ её выражения.  Она является стрелой из Света, а не мостом для её достижения.

Прекрати внутренне мысль и слово, будь неподвижным внутри себя, смотри вверх в свет, вовне в обширное космическое сознание, которое окружает тебя. Будь все более и более единым с блеском, великолепием и безбрежностью. Тогда Истина проявится для вас свыше и будет втекать в вас ото всюду вокруг вас. Но только если ум является не менее силен в своей чистоте, чем в своем безмолвии. Ибо в нечистом уме безмолвие будет вскоре наполняться вводящими в заблуждение огнями и фальшивыми голосами, эхом или сублимацией своих собственных тщетных тщеславий и мнений, или откликом на свою тайную гордость, самомнение, амбицию, вожделение, жадность или желание.  Титаны и Демоны будут говорить ему с большей готовностью, нежели божественные Голоса. Безмолвие необходимо, но также там необходима широта. Если ум не безмолвен, то он не может получить свет и голоса божественной Истины, или, получая,  примешивает к ним свои собственные мерцающие языки пламени и слепую претенциозную болтовню. Активный, высокомерный, шумный, он искажает и уродует то, что получает. Если он не широкий, то он не сможет приютить действенную власть и созидательную силу Истины. Какой-то свет может играть там, но он становится узким, ограниченным и бесплодным. Или же сила, которая нисходит,  сжимается, пресекается и снова удаляется из этого враждебного чуждого плана в свои обширные родные высоты. Или даже если иногда спускается вниз и остается, то подобна жемчужине в  грязи; ибо никакого изменения не происходит в природе или же там сформирована только скудная сила, которая указывает узко  наверх на вершины, но может мало удерживать и еще меньше [иметь силу] распространять на мир вокруг себя.

 

69

 

  Рассудок – это очищенное, упорядоченное и организованное Неведение. Он есть полу-освещенное Неведение, ищущее истины, но истина, на которой он настаивает ,основывается на данных  и постулатах Неведения. Разум не владеет Истиной,  он - искатель. Он не способен открыть Истину или воплотить её; он оставляет Истину скрытой, но переводит в ментальные представления, словесные и идеативные схемы, в абстрактную алгебру понятий, в теорию Неведения. Чувственная очевидность – это его отправная точка, и он в действительности никогда не уходил в сторону от этого ненадежного начала. Его представления начинаются с чувственных данных и хотя, подобно коршуну, он может парить высоко в воздухе абстракций, он привязан к  земному чувству струной огромной силы; если эта струна оборвана, он лениво дрейфует в облаках и всегда падает назад к своей первичной земной основе под действием естественной гравитации– только так он может получить силу, чтобы идти дальше. Его сфера – эта воздух и небеса конечного, он не может подняться в стратосферу духовного видения, еще меньше он может двигаться спокойно в Бесконечном.

 

70

 

Ум никогда не был совершенным инструментом знания. Ибо даже если бы он был свободен от любой позитивной ошибки, даже если бы он мог быть весь интуитивным, или безошибочно интуитивным, то он мог бы все еще представлять  и организовывать только полу-истины или отделённые истины и даже их также не в их собственном теле, но в светоносных отображающих фигурах, собранных вместе, чтобы создать аккумулированное всеобщее или многочисленную структуру.

 

71

 

Функцией интеллекта не является охватывание реальности, но придумывание и руководство действием; интеллект не может постичь жизнь и реальность. Интеллект (логика) ходит вокруг объекта, интуиция входит в объект; один останавливается у [ ?], другой входит в абсолют.

 

72

 

Интуиция,  но что мы имеем в виду, говоря об интуиции? Каков её источник, природа, работа, и как она связана с рассудком, чувством и инстинктом, нашими другими способами знания или в чем же отличие? Является ли интуиция единственным средством [получения] истинного и полного знания или ей необходим рассудок, чувство, инстинкт, чтобы завершить её? Есть ли более великая сила прямого, абсолютного и полного знания, от которой интуиция является только особым или частичным действием, - некая первая и последняя потенциальность, Альфа и Омега всезнания; всезнания, которое мы приписываем Богу или Духу вселенной? Вот вопросы, на которые предлагается здесь ответить; но ответ может прийти только от самой интуиции, от прямого видения и переживания, ибо, если интуиция существует, то она и её работы очевидно должны быть чем-то, находящимся за пределами рассуждающего рассудка, а следовательно не полностью понятны рассуждающему рассудку. Я знаю самого себя потому, что я являюсь собой, я знаю движения моего ума, радость, гнев, любовь, мысль, волю потому, что они являются мной, или частью меня. Наблюдение, размышление здесь могут быть как подчиненный процесс; но не в результате наблюдения или размышления я знаю их; я чувствую и знаю мой гнев или любовь как часть себя, и мне не нужно наблюдать или размышлять для того, чтобы знать, что я сердит или что я люблю.

Интуиция – это прямое знание, само-существующее и независимое от средств и приспособлений; оно естественно само-существует и основано на знании через идентичность; или, когда она достигнута, она возникает либо в результате идентификации или в результате знания, возникающего от некого внутреннего контакта возможного в результате лежащей в его основе, или оккультной, идентичности.

 

73

 

Для супраментального ничто не имеет ценности истины, если это является только мыслью или понято через рассудок. Это только тень или отражение, а тени всегда могут искажать, в лучшем случае дают только общее представление; отражения могут всегда принимать ложную форму или неправильно интерпретироваться и, в лучшем случае, не иметь субстанции-истины. И только когда входят в объект,  видят его внутренним окружающим видением, владеют им в переживании,  включают его в наше живущее вселенское и отождествляющееся индивидуальное сознание, делают единым с нами в Истине, которая существует, поддерживает, постигает, приводит в действие все вещи, - только тогда имеет место характерный процесс сверхразума, способ непосредственности, искренности и силы, великолепие и всеобщая полнота гнозиса.

 

74

 

Но что такое сверхразум, и где он находится в этом мире полу-света, в котором сознание является конструктором идей, образов и ощущений, которые одновременно информируют и  сбивают с толку, представлений, которые являются полу-истинными, полу-ошибочными, символами вещей, а не самими вещами, относительными впечатлениями, но ничего абсолютного. Наши чувства дают нам формы вещей как они кажутся нашим чувствам, а не тем, чем они являются; ибо они бы представлялись другим чувствам совершенно по-другому, чем нашим; на этом непрочном базисе наш ум выстраивает великую массу своих идей о мире и вещах, или, если он корректирует свидетельства чувств, то это делается в свете рассудка, чьи концепции Пространства, Времени и Субстанции в равной степени несовершенны, в равной степени относительны, эмпирически обоснованы до некоторой точки, но фундаментально сомнительны и ненадежны. Разве это единственно возможное сознание, или, по меньшей мере, высочайшее из того, на что мы способны, и имеем ли мы какой-либо признак  более высокой силы осознавания и знания или какую-то основу, чтобы предполагать, что есть существа более великие чем человек, которые владеют этим?  Разве этот мир не является и не должен всегда оставаться миром Неведения, в лучшем случае, частичного знания, ведь всезнание здесь относительно, прагматично, косвенно и не существует знания ни здесь, ни где-либо еще, которое можно было бы назвать верховным, прямым или абсолютным? Если существует абсолютное знание, то это должно быть чистым сознанием, лишенным признаков Бесконечного, Единого Я, пустого или бесформенного Духа, и там не может быть ничего другого.

 

75

 

Под сверхразумом я имел в виду энергию, уровень, организацию сознания, которые находятся не только над человеческим умом, но выше всего, что может быть названо умом, - это полностью другая более высокая и более широкая сущность и энергия сознания. Ум – это то, что ищет истину какого-то или всех сортов внутри своего диапазона, трудится, чтобы узнать её, делает попытки направлять и использовать её. Но под сверхразумом я имел в виду божественное осознание, которое врожденно владеет истиной, знает её в результате своей собственной внутренней идентичности с ней,  и приводит её в движение или осуществляет своей собственной верховной властью без какой-либо необходимости в усилии или тяжелом труде. Ум, пусть даже он и ищет знания и может иногда ухватить её образ или коснуться её тени, есть продукт космического Несознания или Полу-Сознания- Неведения; сверхразум – это вечное сознание Истины, божественное Знание вечно само-проявленное и озаренное по своему собственному праву, находящееся за пределами любого Неведения.

 

Появление Сверхчеловека.

 

76

 

Бог вуалирует себя в земле и грязи,  красота и совершенство лежат неразвито в массе отбросов. Такова игра Бога со Своей субстанцией в Материи.

В атоме пребывает скрыто вся  воля, интеллект и радость, которые создали  вселенную.  В человеке они проявлены, но мерцая и ослепляя проблесками своего собственного солнечного света, ставят в тупик себя и друг друга. Они приходят в замешательство перед друг другом, слепо соперничают и борются; ибо они не могут даже в высочайшем человеке полностью завершить свои собственные единство и гармонию.

Неведение, в котором запаковано всезнание, могучая инерция, в которой любая космическая сила беспомощно борется, бесчувственность, которая скрывает боль и обнимает весь экстаз настоящего,  но сдерживает его, таков внешний лик материальной Природы и наша отправная точка.

Дух, пробуждающийся из под этой вуали, постепенно и с трудом, но неизбежно, - вот тайный смысл жизни. Сила, чтобы завершить совершенное пробуждение вопреки накопленным трудностям – вот предложение Бога человеку на протяжении его циклов.

Совершенство и единство божественного знания, воли, восторг в формировании его универсализированной индивидуальности является судьбой человека, его восхождением к Божественному и развертыванием в нем Сверхчеловека.

Развитый ум – это человек; неразвитый сверхразум скрывает в нем сверхчеловека.

 

77

 

Подняться над самим собой, вырасти в богов, проявить Бога в мире материальных форм и сил - таково предназначение нашего существования здесь, его сказочная ценность и внутренне присущая направленность силы. Земля и сознательная жизнь на земле – это не каприз космического Случая, не ничего не значащая случайность в пустой истории туманности, электрона, газа и плазмы; они являются полем игры Богов с судьбой наших душ в качестве ставки в их споре. Проявить Божество из грязи материи, некое божественное сознание из первичного несознания и борьбы неведения, бессмертие из смерти, бессмертное блаженство из боли и печали, вечную Истину из лжи и отрицаний этого относительного мира – вот их великая и дерзкая авантюра.

Вся жизнь на земле – это эволюция божественного Духа, который скрыт как бы само-сформированной маской и покровом в видимости Материи. Из этой инволюции он развивается, проявляется через серии случайных шагов своих подавленных сил, и, если уж однажды этот процесс начался, то он не закончится до тех пор, пока Божество не проявится в Материи. Человек – это борющийся переходный элемент, промежуточное существо, которое вобрало в себя сознание минерала и растения, насекомого и животного, и формирует и улучшает в полу-сумерках и хаосе полу-знания, основанного на Неведении, материалы бога, который должен быть рожден.

Инструментом человека  является ум, думающая и проявляющая волю умственная сила, также как инструментом животного является жизнь инстинкта, чувства и запоминающая жизненная сила, а инструментом существования растения и дерева  - витальный импульс и динамизм материальной энергии, обращенной в силу жизни. Как эти более низкие состояния, развитые до точки, когда умственный интеллект смог спуститься в организованное живущее тело и поднять земное прошлое, чтобы ментализировать и трансформировать его, также и Ум в человеке должен развиться до точки, когда сознание более великое, чем Ум, сможет спуститься в ум и живущее тело и поднять человеческий материал, чтобы супраментализировать и трансформировать его в божество. Так осуществляется подъем человека к Бесконечному.

Атмосфера сознания более великого, чем ум, всегда ощущалась многими из тех, кто поднялся к человеческим вершинам и  свету, который приходил свыше, они дали много названий: бодхи, интуиция, гнозис. Но эти вещи есть только расплывчатая граница того более великого света, впихнутого в бледные сумерки, которые мы называем умом. Только когда крышка между умом и сверхразумом совершенно расколота и полная сила солнца божественного Гнозиса может изливаться вниз – а не сочиться через ум, подобно уменьшенным и искривленным лучам – и трансформировать целиком ум, жизнь и тело человеческого существа, тогда может человеческая работа закончиться.  Только тогда начнется божественная игра и свободное излияние освобожденного само-созидающего Духа.

Чтобы подняться в это более великое сознание выше нашего ментального уровня человечности, как человек поднялся выше уровня жизненного ума зверя, вырасти из ума в сверхразум, из сумерек в свет, из умственного полу-сознания в то, что сейчас для нас сверхсознательно, из узкого, заключенного в тюрьму эго в трансцендентную и универсализированную индивидуальность, от борющейся полу-эффективной к царственной и господствующей силе, от маленьких преходящих радостей и печалей к чистому божественному восторгу, вот в чем цель нашего путешествия и тайна нашей борьбы.

Это является нашим способом выхода  из сейчас темной загадки земли и неразрешимой проблемы человеческой жизни. Если бы не было этого тайного смысла во всем, чем мы являемся и что делаем, то не было бы никакого значения в материальном мире и никакого оправдания для нашего земного существования.

Гностическое существо – это будущий хозяин земли и  спаситель божественного смысла от неясных терминов этой великой мировой загадки. 

 

78

 

Все, что препятствует нам в существовании, может найти свое разрешение, если мы сможем прочитать это в свете смысла, который приходит из своего источника. Первичный Свет направляет нас от нашего предубеждения, с нашим окольным и сбивающим с толку курсом,  к проявлению значения его цели; ибо источник и первопричина мира и его цель едины.

Причина и Источник всех вещей – это Божественное, но и конец и цель всех вещей – это Божественное. Конечное во Времени проявляет свой собственный глубокий и неизменный смысл, когда оно открывается Вечному и бросает себя в Бесконечное.

Единственное истинное знание (ибо все остальное либо ложно, либо истинно только в ограниченной сфере, полу-истинно, и поэтому, с точки зрения видения целого – ложно) -  это то, которое читает все в смысле и свете Божественного. Если бы человек открыл себя Божественному Свету, то он начал бы наконец знать; но он предпочитает всегда читать все в свете человеческого сознания, человеческого чувства, человеческий целей и надежд, в его маленьком полу-освещенном круге.  Но человек не являлся началом проявленной вселенной, или даже началом земного цикла, точно также он не является её концом и осуществлением.  Было многое до того, как он появился; будет многое после того, как он уйдет – или упадет в подчиненное положение.

Человеческое сознание – это промежуточный элемент в восхождении земной природы от электрона и атома, газа и металла через растение, животное и человеческие формулировки к Богу и Титану и через бога к Божественному. Мы должны читать загадку земли  не только в свете того, что достигнуто; именно в свете того, что нереализовано, мы должны понять достигнутое и узнать то, почему все было так и к чему все движется в Природе.

Сейчас мы можем, в лучшем случае, знать что такое человек и ум и то как ум и его несколько чувств видят или понимают вселенную. Но ум не является высочайшим возможным инструментом, а ментальный человек – это не последнее возможное творение для способностей творческой эволюции в материальной вселенной.

Действительно, существует реальный человек также как и то, что видимо. Видимое есть эта несовершенная и борющаяся человечность, реальное – это Пуруша, сознательное существо внутри нас. Сознательное Существо внутри нас, единое с Существом, в котором мы живем и движемся, является в действительности причиной, началом, концом и целью существования. Но наша ментальность – это только переходная фаза Сознательного Существа внутри нас.

 

Человек – это не финал.

 

79

 

Переход от человечества к сверхчеловечеству означает в одном смысле само-превосхождение, прекращение быть тем, чем мы сейчас являемся для того, чтобы стать чем-то еще или еще чем-то более важным. В другом смысле – это само-становление, расцветание чего-то, что было скрыто нашим нынешним состоянием, латентного божества, которое уже есть и всегда было нашим истинным существом.

Сверхчеловечество для нас - это само-превосхождение  потому, что человек, прагматично и для своей собственной поверхностной  осознанности является маленькой, путаной, ограниченной, еще невежественной формацией эволюционной Природы, - если запланировано сверхчеловечество, тогда либо он сам должен стать  сверхчеловеком, либо, если он не желает или не достигнет его, он должен проложить  путь для какого-то более великого, чем он, существа, которое бы имело и волю, и силу.

Но, опять же, сверхчеловечество – это в сущности само-становление, потому что то, что мы сейчас называем самими собой – это только поверхностный человек, думающее и живущее тело; но это только вершина волны, а не все море, чем тайно мы являемся. Все, что создает сверхчеловечество, по меньшей мере, находится там, в материале наших тайных глубин и на наших еще более оккультных высотах; то, чем человек должен стать во внешнем факте, в проявленности, в присутствующем самоосознании уже находится внутри него; он только должен найти себя, чтобы стать тем более великим я и природой.

 

80

 

Человек – это переходное существо, а не окончательное завершение эволюции и венец земного существования.

Это невежественное, несовершенное и разделенное существование, с  его работающей неясной мыслью и полу-успешной волей, с его тяжело добываемым и неустойчивым опытом, этим полем усилия в попытке проявления тысячи вещей, которые стремятся к существованию, - это не завершение борющейся космической Силы; он есть лишь лаборатория, в которой Природа  ищет свой собственный скрытый секрет, делает экспериментальные попытки, чтобы достичь того, что ей предначертано осуществить.

Как человек появился из животного, также из человека возникнет сверхчеловек.

 

81

 

Человек – это переходное существо, он - не финал. Как она [эволюция] не начинается с него, также она не закончится с ним. Он не является её  очевидным венцом, её высочайшим исходом, не последний чистый итог Природы. Природа не обнаруживает в человеке свои высочайшие возможности; она не достигает в нем высочайших вершин сознания и бытия; как до него было инфра-человеческое, также после него будет сверхчеловеческое, сверхчеловек.

Человек может и сам стать сверхчеловеком, он может стать всем, чем он сейчас не является; но для этого он должен превзойти себя. Не в результате цепляния за свое нынешнее несовершенное сознание он сможет предпринять следующий шаг в эволюции. Он должен обнаружить и высвободить духовное божество внутри него, высвободить свои божественные возможности, быть самому гигантским потенциальным нечто, божественным кем-то, кто борется за проявление из первичной плазмы, которая заточила его с тех пор, как началась мистерия земной Природы.

 

82

 

Человек не может быть завершением, он – переходное существо. Это очень явствует из незавершенности и несовершенства всех его сил сознания; он может прийти только к некой ограниченной форме временного и нестабильного совершенства в результате большого труда и борьбы; и все же поиск совершенства укоренен в его природе. Там есть нечто, чем он еще не является, но чем он должен быть; он всегда стремится к чему-то еще не реализованному; вся его жизнь и природа – это подготовка, усилие Природы к тому, что находится за его пределами.

Человеческое сознание ограничено в каждом направлении; оно не знает себя, оно не знает мира вокруг себя, оно не знает истоки, значение и пользу своего существования. Но оно всегда стремится узнать, найти истину своего бытия, правильного использования своей жизни, результат, к которому ведет Природа в нем; это делается ищущим и неумелым движением; человеческое сознание – это неведение, делающее усилие к знанию; это слабость, тренирующая себя в силе; это вещество удовольствия и страдания, которое пытается завладеть истинным восторгом существования.

Все, что мы видим в нас и вокруг нас, в этом материальном мире – это мистическая игра Вечного и Бесконечного; это огромная тотальная и необычайно изменчивая детализация шагов и обстоятельств по само-обнаружению и само-развертыванию Божественности, которая скрыла свою реальность от своего проявленного я в обширной черной маске несознания Природы.

Это есть постоянное чудо, которое является ключом к смыслу существования, - чудо рождения и роста жизни и сознания в безжизненности и бессознательности материальной вселенной.

Рождение и рост сознания является всем смыслом эволюции. Ибо эволюция не является в своем внутреннем и сущностном характере развитием все более и более организованных форм Материи. Это развитие есть только внешняя инструментовка для эволюции жизни и сознания в жизни. Это, опять же, в своем глубочайшем  и самом внутреннем смысле является ростом воплощающего медленного само-обнаружения и само-откровения души или духа в форме живущей материи. Эволюция была восхождением, стартующим от форм, которые кажется были неодушевленными и бессознательными объектами, ибо в них дух в вещах находится во сне, через медленное пробуждение в растениях и животных до тех пор, пока оно не достигает с трудом начала самоосознания в человеке, ментальном существе, первом и единственном разговаривающем, думающем, рассуждающем  существе. Но для идеи, которую лелеет это несовершенное человеческое существо о том, что он является вершиной и последним словом эволюции, нет основания. Человечность – это первый  шаг в судьбе развивающегося духа, последний шаг перед ним предполагает нечто из его собственной  освобожденной и проявленной божественности; его несовершенная жизнь и сознание должны развиться  в тип полностью сознательного существа, пост-человека или из него должен быть рожден сверхчеловек.

Это достижение может происходить только через эволюцию сознания индивидуума и человечества за пределы их нынешней стадии развития; оно может иметь место только если человек готов предпринять поворот, к которому Природа медленно вела его, чтобы обнаружить себя, узнать себя как душу и дух, чтобы увидеть и твердо укрепиться на Реальности позади мира, жизни и вещей, которую он искал через века. Первой эволюцией Природы  была эволюция Материи, физических объектов, сцены, декорации, внешних условий и инструментов драмы сознательно  развивающейся Жизни в Материи. В самой жизни поначалу она довольствовалась тем, чтобы организовать физически внешний облик жизни; развитие тела было признаком, инструментом, внешней причиной эволюции сознания. Даже когда она достигла эволюции Ума, ума человечества, который способен не только знать снаружи внешний мир, но уходить внутрь себя, знать себя, знать тайну вещей, энергий, сил, которые находятся позади себя и позади работ поверхностной внешней Природы, все же она была наиболее тщательной в организации поверхностного Ума, имеющего дело с поверхностными и внешними вещами и организацией персональности, которая является поверхностной и не является всем нашим я, а только волной океана нашего скрытого бытия, нашей скрытой реальности. Построить эго, которое будет иметь дело с материальной жизнью и природой, как их потребитель, но также и как их субъект; жизни, которая связана материей, ума, который связан и  жизнью и материей, было её главный занятием. Но все же эволюция сознания является реальным и центральным фактом, который придает значение, в противном случае полностью отсутствующем,  механической структуре вселенной.  Человек находится здесь не просто для того, чтобы использовать свой мир для служения своему индивидуальному и коллективному эго; он находится здесь как посредник, в котором Дух внутри, тайно растущее Сознание, может быстрее развить свое само-проявление, перейти от частичного к полному сознанию и, поскольку сама жизнь существует здесь только как средство этой эволюции и её образ, к полной и совершенной индивидуальной и социальной жизни. Если психологическая истина нашего существа является реальной и центральной истиной, более центральной и важной чем физическая,  то это должно быть его истинной природой, сознательное существо, растущее к своей собственной полноте сознания, а также - к своему выражению и проявлению в завершенной индивидуальной и социальной жизни.

 


 

Раздел второй.  Психология: Наука о Сознании.

 

Проблема Сознания

 

Тройственная Загадка

 

83

 

Существование, сознание и смысл нашего сознательного существования – эта тройственная загадка  стоит перед нами, когда мы смотрим на них с целью обнаружить их первоисток, основы, природу, их глубочайший секрет. Мы начинаем с загадки и заканчиваем мистерией.

Существование, само по себе, является первой загадкой. Чем оно является мы не знаем, мы полностью не ведаем как оно возникло, мы не можем сказать является ли оно извечным фактом или же временным феноменом. Оно может быть только видимостью или же быть реальным, но не само по себе, но как проявление некой скрытой Реальности, но тогда проявлением чего оно является, и как оно пришло к существованию или почему оно должно быть?

Сознание существования – это второе неразрешимое чудо. Кажется, что его не было, а сейчас есть, и, быть может, когда-то его не будет; все же – это главнейший факт и без него бытие бы не знало о своем собственном существовании. Вещи могут существовать, но лишь как бесполезная обуза бессмысленного существования, - сознание делает бытие самоосознающим и придает ему смысл. Но тогда, что же такое сознание? Присуще ли оно самой текстуре существования или же это его нестабильный результат или неожиданная случайность?  Кому оно принадлежит? миру в целом? или же оно присуще [только] индивидуальному существу? Или же оно пришло откуда-то из другого места в эту неодушевленную и несознательную вселенную? То тогда какова цель этого прихода?

Предназначение нашего сознательного существования в бессознательном материальном мире – это последняя и самая большая загадка. Каков смысл и оправдание [существования] индивидуальности, его сознания, его чувства я, его персональности? Является наша индивидуальность реальной или лишь видимость, временной или постоянной, незначительным обстоятельством или же  центральным секретом всего? Имеет ли оно смысл во вселенной или где-то за её пределами? или же оно лишь случайный выброс Природы, не имеющий в себе никакого смысла или имеющий, но лишь механическую цель?

 

*

 

Все эти проблемы возникают в нашем сознании и только в нашем  сознании может быть найдено их решение – в него, или же через него, возможно, из более великого сознания, должно прийти решение. От природы и обоснованности нашего сознания зависит природа и обоснованность того открытия, которое мы сделаем или те умозаключения, к которым мы можем прийти. От силы нашего сознания зависит возможность или же невозможность формулирования в терминах жизни тех решений, которые обнаружит наше знание. Но, прежде всего, появление и развитие сознания в бессознательном мире является решающим фактором и надеждой осуществления и самопоиска  души,  это единственная вещь, которая дает его существованию свет значения и возможность цели.  Тогда узнать природу сознания, его процесс, его рождение, рост и судьбу –  для нас является исследованием высочайшей важности.

 

84

Вся проблема существования вращается вокруг трех вещей: природа бытия, природа сознания и секрет динамики, энергии существования, посредством которой бытие и сознание находят друг друга и проявляют то, что находится внутри них. Если мы сможем обнаружить эти три вещи, то известно все, что нам фундаментально нужно знать, остальное –  это применение, процесс и следствие.

Проблема сознания – это центральная проблема; ибо она связывает их вместе и создает их тайну. Именно сознание поднимает проблему, которую оно должно разрешить; без него не было бы ни загадки, ни решения. Тогда бытие и его энергия осуществляли бы себя в форме и движении и  в прекращении формы и движения без какого-либо самоосознания и без какого-либо наслаждения или использования своей формы или движения.

Существование тогда было бы фактом без значения, а вселенная была бы неодушевленной, вечной, или же временной, вращающейся машиной без всякой причины или исхода в своем вращении. Для того, чтобы она [вселенная] имела какое-либо значение, там должен быть либо Ум, либо некого рода Осознание, которое наблюдает за ней, возможно, порождает её, имеет радость от её вращения, вырабатывает что-то через вращение машины ради своего собственного  удовлетворения или неудовлетворения, или там должно быть сознание, которое проявляется в результате этого вращения и проявляет существование и энергию для самого себя и ведет их к некого рода осуществлению.

Даже если проявляется только временное сознание, все же это должно быть единственным значительным фактом бытия, единственной вещью, которая освещает свои движения, заставляет бытие осознать себя, поднимает его до чего-то, что является чем-то большим, чем мертвое или пустое само-существование, Единое или Множественное, что все же ничего не стоит.  Даже если то, что фундаментально присутствует в бытии, не является сознанием,  но сверхсознанием, все же, это должно быть единым высшим видом самоосознания, если к тому же и не все-осознанием; ибо иначе тогда бы не было различия между сверхсознанием и несознанием; оба были бы только вершиной и дном той же пустоты, все еще мистической, но тщетно плодовитой реальности.

В древней традиции вечное и бесконечное Бытие и Сознание несут в себе как результат своего единства, или сосуществования, вечный смысл Блаженства, Ананды. Если мы предположим, что Бытие-Сознание несет в себе вечную и бесконечную энергию, которая, как мы говорим, создает, выражает (как санскритский термин лучше выражает это) вселенную, тогда блаженство вечного сознательного бытия будет содержать в себе блаженство вечной энергии сознания и бытия, обнаруживающей себя в радости само-выражения, само-манифестации, само-творения. Это было бы достаточным объяснением появления феноменальной вселенной, а никакого другого удовлетворительного объяснения в действительности и не существует. Тогда это являются тремя или четырьмя терминами, лежащими в основе всего секрета существования: Бытие, Сознательная  Энергия, Блаженство бытия, Ананда.

Фактически, это объяснение не может дать фундаментальной удовлетворенности, поскольку мир, в котором мы живем, не является ни миром блаженства, ни миром сознания, хотя он и является в своей явной видимости миром бытия и энергии бытия, которая в своей феноменальной основе несознательна и вырабатывает себя через процесс тяжелого труда и, когда появляется сознание, через радость бытия, но также и через боль бытия. Если вечная созидающая Энергия получает от этого радость, имеет от этого Ананду (а без сознания там не могло бы быть ни радости, ни Ананды), подобно поэту в процессе созидания своей трагедии или комедии, тогда это было бы достаточным объяснением существования этой вселенной, хотя мы все же  должны были бы поискать её значение и причину этого выбора боли и труда.

Тогда Сознание является центром загадки. Если мы узнаем что такое Сознание, где начинается и заканчивается его действие, если оно имеет начало и конец, каков его процесс и значение его временного проявления и действия, тогда мы сможем глубже изучить  бытие и его энергию, понять и разрешить всю их тайну.

 

*

 

Но здесь, в нашем мире Материи, первичном и фундаментальном феномене, с которым мы сталкиваемся везде, имеет место универсальное Несознание, появляющееся Сознание  входит только как случайность, как развитие, странное последствие неких едва понятных операций Энергии в несознательной Материи. Оно возникает из первичного Несознания, оно растворяется или опускается назад в Несознание. Однажды появившись, оно, несомненно, упорствует, но как всеобщий феномен, опасно проявленный в индивидуальных живущих существах. Оно имеет вид либо неясной причуды несознательной Природы, - болезни, как сделали бы вывод некоторые, фосфоресцирующей игрой на странных волнах несознательного бытия,  активной, до определенных значений живости, либо же гость в мире, для которого оно чуждо, чужестранец, с трудом способный защитить себя в едва ли дружественном окружении и атмосфере.

Согласно гипотезам материалиста, сознание должно быть  результатом энергии в Материи, оно есть реакция Материи или рефлекс на саму себя в себе самой, ответ организованной несознательной химической субстанции на её касания, запись, от которой эта несознательная субстанция посредством некой чувствительности клеток и нервов становится необъяснимо осознающей. Но такое объяснение может отвечать, - если мы допускаем эту невозможную магию сознательного ответа несознания на несознание,- за чувство и рефлекторное действие, [ все же] становится абсурдным, если мы попытаемся объяснить им мысль и волю, фантазию поэта, наблюдательность ученого, размышление философа. Назовите это механической  умственной деятельностью, если хотите, но никакой механизм просто серой субстанции мозга не сможет объяснить эти вещи; железа не может написать Гамлета или кашица мозга выработать систему метафизики. Нет соответствия, родства или видимого равенства между  предполагаемой причиной, или агентом,  с одной стороны, и эффектом и его видимым процессом, с другой. Здесь существует пропасть, которую нельзя соединить никаким давлением насильственного утверждения или преодолеть широким шагом умозаключения или яростным прыжком аргументирующего рассудка. Сознательная и несознательная субстанция могут быть связаны, могут взаимопроникать, могут воздействовать друг на друга, но они являются и остаются противоположными вещами, несоизмеримыми друг с другом, фундаментально различными. Наблюдающее и активное сознание, проявляющееся как характерная черта вечного Несознания  - это утверждение, противоречащее самому себе, непонятный феномен, и это противоречие должно быть излечено или объяснено прежде, чем это утверждение может быть принято. Но его нельзя излечить, если только либо Несознание уже имеет скрытую силу к сознанию – и тогда его несознание является только феноменальным, а не фундаментальным, - или же существует вуаль Сознания, которая появилась из состояния инволюции, которая предстает для нас как несознание.

  Несомненно, существует связь и взаимозависимость между сознанием и несознательной субстанцией, в которой оно обитает и через которую оно, кажется, действует. Сознание зависит от тела и его функционирования, от мозга, нервов, от действия желёз, правильной психологической работы  для своего собственного устойчивого состояния и действия. Оно использует их как свои инструменты и, если они нечисты или неспособны действовать, то действие сознания может быть также частично или в  целом ослабленным, сдержанным или приостановленным. Но это не подтверждает того, что действие сознания является лишь действием тела и ничего больше. Есть инструментовка и если инструмент испорчен, то пользователь инструмента больше не может должным образом проявить себя через него; если он разрушен, то пользователь больше не может действовать, если только или пока он не сможет найти себе другой инструмент. Тогда это должно рассматриваться либо как феномен сознания такой, чтобы они [материалисты] сделали его необходимым для того, чтобы допустить такое использование, либо как инструментовка тела.

Если так, то либо там  в нас должно быть сознательное существо, отличное от тела, либо же сознательная Энергия, которая думает, чувствует, наблюдает, действует разумно через физический инструмент.  Это то, что мы в действительности замечаем в нашем переживании нас самих: что в нас есть такое существо или же такая энергия  за работой и это самопереживание является гарантированно таким же обоснованным, таким же связующим, как и сопутствующее переживание несознательной субстанции или строения несознательной Материи, которые являются его сферой и местом обитания. Обоим сторонам феномена должно быть придано их значение; отвергать Материю, как иллюзию Сознания, или Сознание,  - как причуду или болезнь Материи – одинаково однобокая точка зрения, которая упускает истинную проблему и, похоже, не ведет к удовлетворяющему решению.

Конечно, возможно, на первый взгляд, что Сознание может быть подчиненным феноменом, зависящим от Материи или, более точно, от Энергии, которая формулирует Материю. Тогда нам нужно обнаружить в точности её природу, первоисток, функцию в материальном мире и крайний предел её возможностей для человеческого существа; ибо для человека материя является только основой его жизни, материалом его работ, благоприятной возможностью; в действительности,  важной вещью для него является сознание,  ибо именно его сознание и использование сознание придает ему  его значение и важность для него самого и для мира; без него он бы ничем и не стоил бы ничего.

Во всяком случае, это является фактом, стоящим перед нами, что существует видимая Энергия, которая, кажется, построила этот мир, которая сначала в животном, а затем, более полно, в человеке становится и работает как сознательная Энергия и что эта трансформация является главным и решающим фактом нашей вселенной. Очень может быть, что в этом пребывает секрет значения этой вселенной. Это может навести на более глубокое исследование о том, что Сознательная Энергия создала в качестве поля [для своего действия] несознательную субстанцию и завуалировалась в своем творении и погрузилась в него, Сила, Божественность медленно и с трудом освобождает себя из своей, самой же сделанной, куколки материального Несознания.

Не достаточно испытать материал, физиологические процессы, сопровождающие функционирование сознания, и попытаться объяснить функционирование на основе его физических процессов. Это означает оставить сознание, само по себе, необъяснимым; если это и объясняет до некоторой степени, хотя и несовершенно, феномен чувств или механическое мышление, но это совсем не объяснение для наиболее важных сил нашей сознательной энергии; это не объяснение для рассудка, понимания, воли, созидательной мысли, сознательного выбора, сознательного интеллектуального и духовного действия и саморазвития человеческого существа. Все же они имеют первостепенную важность, ибо именно здесь сознание начинает раскрывать себя  из своей куколки, или матрицы, несознания и первые полусознательные работы и  проявляет свою истинную природу. Здесь сознание действует по своему собственному праву, в своей собственной сфере и не как продукт тела. Увидеть как тело использует сознание можно в рамках плодотворной науки, но более важно увидеть как сознание использует тело и еще более важно увидеть как оно развивает и использует свои собственные силы. Физиологическое изучение феномена сознания – это только побочный вопрос; психологическое изучение его, не зависящее от всех ссылок на тело, за исключением тела, как инструмента,  является  плодотворной линией исследования. Тело, использующее сознание, является первым внешним фактом нашего существования, первым шагом нашей эволюции; сознание, использующее тело, является его внутренней духовной реальностью, это то, чем мы можем стать в результате нашей эволюции и все более и более полно являемся. 

 

Что такое сознание?

 

85

 

Сознание - но что такое сознание? Только лишь слово, удобно классифицирующее  вид природного феномена, или же фундаментальная реальность существования?

Внешне это феномен, который имеет лишь малую зону распространения в огромной массе бессознательных и не имеющих значение вещей, только сознание придает значение вселенной. Оно, кажется, не принимает никакого участия в творении вселенной; его не было здесь вначале или даже на протяжении большей части истории земли;  его может не быть здесь во время её конца.  В середине, оно играет значительную роль в жизни животных и человека, но его действие грубое и еле развитое в животном и несовершенное в человеческом существе. Его эволюция носит характер главы, эпизода в длинной истории несознательного мира: главы, которая началась некоторое время тому назад, но человек вовсе не знает почему оно возникло или как оно закончится, или имеет ли его появление какое-либо значение или же важность его развития носит случайный и бессмысленный или же умышленный и раскрывающий суть характер. Это может быть каприз созидательного Случая или же это может быть, или может нести в себе, весь смысл мировой драмы.

В несознательной вселенной, в Природе или в работе Энергии, которая фундаментально материальная, появление Сознания носило поначалу  атмосферу удивления,  противоречия, невозможного события. Ибо в таком мире, в работе такой Природы или Энергии,  как оно вообще пришло к существованию? Либо нет реального сознания, а лишь действие Материи или несознательной Энергии, которое приняло эту необъяснимую и вводящую в заблуждение форму, либо  Природа или Энергия не являются фундаментально несознательными. Сознание было всегда возможностью, которая всегда происходила или должна была иметь место, или же оно было скрытой силой, которая стала проявляться. Или даже быть может вся Природа в действительности сознательна и именно мы приписали ей несознание, поскольку мы ограничены определенным диапазоном и характером сознания и не можем сообщаться с её другими уровнями или даже определить их существование.

Это поддерживалось определенным мнением, что сознания самого по себе не существует, есть только феномен реакций Материи на Материю, или Энергии в Материи на Энергию в Материи, которому,  обобщая, мы даем такое название. Не существует личности, которая сознательна, думает, говорит, понимает, желает, действует; это организованное тело, в котором определенные химические, молекулярные, клеточные, секреторные и нервные активности имеют место и определенные материальные результаты и реакции этих активностей имеют место в мозгу, которые принимают форму этого феномена. Именно тело думает, понимает, желает, говорит, действует; именно Материя подвергается этим операциям и начинает осознавать их; можно сказать, что материя мозга делает запись, или представление, этих активностей Материи и операций Материи.

Эта теория возникла, когда физическая Наука, сконцентрированная на действиях Материи, видела везде только Материю и энергию Материи; она упорствовала даже после того, как видение вещей было сильно поколеблено. Ибо сейчас нас заставляют видеть и говорить, что самой по себе такой вещи как Материя не существует: то, что мы называем Материей – это только масса феноменов Энергии, результаты работы энергии, которые наши чувства  рассматривают как объекты и наши умы классифицируют под общим названием Материи. Но мы можем все еще придерживаться того, что весь феномен является феноменом Энергии, действующей в формах или в ощущаемых событиях , который мы называем Материей, и феномен сознания носит тот же характер. Для нее [физической науки] ничего больше нет, только подвижная и исполнительная Энергия, Природа, Пракрити; не существует души, нет Пуруши. Сознание было бы все еще лишь общим названием для записи мозга и нотации этих событий материальной Энергии и это все же будет истинным характером мысли, понимания, воли, речи, действия. Все эти события являются отдельными феноменами, которые могут действовать и реагировать друг на друга или группироваться вместе, но они не являются результатом или манифестациями какой-либо одной главной силы или энергии бытия, которую мы можем назвать Сознанием.

 

86

 

Сознание,  но что такое сознание?

И прежде всего мы должны столкнуться лицом к лицу с возможностью того, что не существует такой вещи. Ибо многие поддерживают то, что мир – это  нереальное обобщение, изобретенное для того, чтобы покрыть разновидность материального феномена, имеющего свои истоки в Материи, и материальных по своей природа и сущности, воздействие Материи на Материю и в Материи. Мысли – это только вибрации серого вещества мозга; они не являются чем-то отличным от этого или не способны существовать за пределами материального плана; они не могут существовать независимо от ума; ум не является их инструментом  выражения или манифестации; они являются его инструментом, созданным из его субстанции, зависимые от его субстанции,  и не существуют без него. Ум – это действие Материи,  а не отдельная  энергия или сила; в нем нет ничего что бы превосходило физичность тела; он существует телом и как часть его активности, продолжается вместе с ним и вместе умирает. Ум – это продукт реакции газов, некая операция химии Природы,  влияния желез, нервных стимулов; он есть вещество и записи операций Материи.

Но зачем тогда эта видимость ментальности, видимость сознания, видимость сознательного существа?  Это тоже лишь трюк Материи. Они являются рефлексами и реакциями на контакты внешних вещей, на другие материальные объекты, тела, движения, силы. Чувство и ощущение – это лишь ответ нервов на стимулы внешних и материальных вещей или на внутренние стимулы, которые  все же являются материальными. Для переживания тела их результат - отвращения, рефлексы, реакции - может казаться ментальными, но это не может изменить тот факт, что они являются материальными продуктами работ Материи.

 Пусть будет так; но все же эта ментальность создает осознание себя и вещей и движений себя и вещей, даже если и то и другое является только телом и  таким большим количеством других тел, и трудно объяснить осознавание как несознательное движение или условие или как несознание, которое кажется сознающим. Очевидно мы столкнулись со всеобщим софизмом, изобретенным специалистами с ограниченным полем данных, данных несознательной Материи, которые обусловлены втискивать всё в свои типичные формулы и отказываются допускать все другое.  Мы, по меньшей мере, должны восстановить правду, чтобы видеть эту осознанность и её движения как они есть или как они сами представляются нам и увидеть как далеко они проведут нас, и не ведут ли они, в действительности, нас, даже если это имеет место в материи и теле, к чему-то отличному от тела и отличного от Материи.  Точка зрения материалиста о том, что сознание не является отдельной энергией или силой, или проявлением энергии, подобно электричеству или магнетизму, или пару, но лишь название для определенной связки феноменов мозга,  не может скрыть поразительный факт, что несознательная и бесчувственная Материя начинает чувствовать и сознавать, даже если это происходит только точечно, в струйках, в малых массах.

Эта осознанность создала, по меньшей мере, видимость чувствующего и сознающего существа, которое не только начинает осознавать себя и вещи, но может изучать их, открывать их природу и процесс, определять и развивать возможности своего собственного сознания и возможности мировых сил и процессов, может проявлять волю и может творить, может размышлять и философствовать, может писать стихи и создавать произведения искусства, может использовать [?…], чтобы модифицировать и изменять мир вокруг себя и создавать для себя различное  жизненное окружение, может предвидеть Сверхсознание. Если сознание, которое может делать все это не является силой, энергией само по себе, то, по меньшей мере, выглядит странно похожим на неё. И мы имеем право, по крайней мере гипотетически, изучать его как такую энергию или силу и выяснить как далеко это заведет нас.

Быть может это даже приведет нас к открытию Реальности более великой, чем мир Материи или Энергии, возводящей формы Материи и движений в Материи. Это может перенести нас за пределы феномена и видимостей к истине вещей и к чему-то, что является первоосновой всего, что кажется существует.

 

*

На другом полюсе человеческой ментальности мы встречаем похожее и более разительное отрицание. Сознание не имеет реального существования; или на столько, на сколько оно вообще существует, оно существует как динамическая Сила, создательница иллюзий. Нет ничего надежного или реального в том, что оно строит; нет ничего истинного  в том, что оно видит; мир, который оно представляет нам, является невозможной химерой, массой фикций и лжи. Единственное сознание, которое истинно – это самоосознание некого абсолютного Безмолвия, беспространственное неподвижное Бесконечное, безвременная лишенная признаков Вечность. Или,  также как материалист видит только связку феномена материального, зависимого от Материи или как случайный результат материальных операций, также нигилистичный Буддист видит только связку ассоциаций, санскар,  которые, собранные вместе, создают ложную видимость продолжительности конкретного феномена или поток краткоживущих восприятий, дающих впечатление ложного я и связного мира,  связной персональности, но когда связка растворяется, если поток прекращает протекать, то все растворяется и разрушается и появляется пустое Ничто, которое является единственной реальной истиной и единственной вечной реальностью. Этому сверхсознательному Ничто нет нужды в сознании,  для величия своей пустоты или для своего вечно длящегося покоя несознательного блаженства. Возвратиться в Ничто – вот единственная цель или предназначение существования.

Здесь также мы сталкиваемся с софизмом специалиста, захваченного единственной безмолвной и поражающей стороной, одним сильно выступающим аспектом Истины, в котором он сведущ, откладывая в сторону все остальное как неустойчивое или неполноценное. В конце концов, мир существует и является слишком постоянным, действенным и основательным феноменом, чтобы его можно было отложить в сторону или просто высвистнуть эту сферу с легким “Этого нет” – ведь мираж бесплоден и отступает или блекнет, когда его касаются, иллюзия растворяется, если обнаруживается, но это поразительно эффективно, чрезвычайно упорно, и мы должны постараться выяснить  все его возможности, прежде чем  отвергнуть его как нечто пустое и никудышное. Быть может, мир сознания – это только один аспект нашего существования, но это большой и важный аспект и ему следует дать свой  полный шанс оправдать себя, прежде чем исключить его из рассмотрения. Вечная реальность чистого неподвижного существования и его самоосознание также являются истиной нашего бытия. Но возможно, что эти два аспекта Реальности  не так уж и несовместимы, как это себе представляет метафизический логик. Именно это мы предлагаем сделать интегрально и с полным и исчерпывающим обследованием, прежде чем мы выберем один из двух путей. Есть шансы, что такая огромная вещь, как этот мир, является чем-то большим, чем изумляющая химера. Есть шансы, что когда два таких великих аспекта существования противостоят друг другу, то где-то существует связь, примирение их противоположностей. Возможно, оба они являются аспектами, статическим и динамическим, некой абсолютной Реальности из которой оба они вытягивают свою собственную реальность и в которой они имеют свое истинное и неизбежное место.

 

*

Во всяком случае, сознание является единственной вещью, посредством которой мы можем вообще рассматривать или решать этот вопрос.  Оно является единственной вещью, посредством которой мы вообще знаем о том, что мир существует или можем исследовать его истину и его значение. Если сознание не имеет реальности и не имеет ни какого значения, то нет ничего, посредством чего мы смогли бы узнать истину, - тогда одно объяснение вещей имеет такое же ничтожное значение как и другое,  ни одно из них не может быть провозглашено истиной. Сознание, которым мы утверждаем не имеющую признаков единственную Реальность, может быть таким же иллюзорным как и то, которым мы утверждаем  наше индивидуальное я и вселенную.

Если сознание – это самоосознание вечного Существования, то оно может быть только этим самоосознанием, видящим  свою собственную силу и работы своей силы как реальный мир. Если сознание есть творение эволюции, то оно также является единственной вещью, посредством которой она получает какое-то значение и единственной вещью, посредством которой её значение может быть вычислено, …, её единственное центральное и сущностное значение. И не в результате развития форм эволюция достигает своих высот, но эволюцией сознания. Уровень сознания является уровнем эволюции; степень, до которой сознание развило свои собственные силы, диапазон, высота, его полнота видения и самовидения, являются мерой эволюционного развития его работы и намерения, его развития по направлению к своей цели, если оно действительно имеет цель, а не является бессвязной выработкой случайного  стечения Обстоятельств. Действительно, если мы посмотрим на способ, которым Несознание разрабатывает мир и последовательности, посредством которых оно приходить к рассудку, у нас есть некоторое основание подумать, что именно тайное Сознание, которое создало этот мир,  под маской несознания проявляется как медленный процесс Неведения, развивающегося к Знанию.

Если это так, то вполне возможно, что эволюция является именно самоосознанием [вечного Существования] , которое вырабатывает  в формуле бессознательной Материи и невежественной Жизни и полупробужденного Ума свою собственную самоманифестацию в материальной вселенной.

 

87

 

Но что такое сознание и какова его связь с существованием? Как и почему оно пришло к существованию в несознательной вселенной, вселенной, которая, даже если она порождена необъяснимой случайностью, приняла размеры громадного и комплексного безжалостного механизма , повторяющего те же процессы на протяжении эонов без передышки или прекращения? Ради какой духовной или механической необходимости? Из-за какого механического случая или случайного процесса Энергии? К какому результату  или цели, если может быть какая-то цель в бессознательном механизме бесчувственной Необходимости или в необъяснимо организованном Случае или к какому результату в движении, которое никогда не имело причины для своего начала?  Существует ли сознание или это только случайная иллюзия? Кто или что это такое, что становится сознательным в животном и в  теле человеческого существа?

Три возможные решения. Сознание не приходило в существование, но было и всегда присутствует в нем,  это фундаментальная энергия существования, латентная, или вовлеченная, или скрытая от нашего ума и чувства даже в том, что мы называем неживыми и бессознательными вещами. Оно не приходило в существование, но проявилось из существования; вовлеченное, оно развилось в общем эволюционном процессе.  Или же сознание – это только феномен, удивительный результат неких бессознательных процессов  Природы,  непреднамеренный, но реальный, ненужный и случайный, или же каким-то образом неизбежный,  как продукт химических и других физических энергий, которые не могут помочь, навязывая себя в определенный момент своей деятельности  в естественном ходе вещей. Его не существовало до того момента, пока эта точка не была достигнута; когда будет достигнута другая точка, оно может уйти из существования. Или опять же мир – это творение экстракосмического или имманентного сознательного Существа, личного или безличного, которое либо прикладывает свое сознание, либо сознание подобное своему, в свое механическое творение, чтобы быть его элементом, или же вливает его изнутри в механическое самовыражение, в котором он избрал обитать, как его поддержка, вдохновитель  и обитатель.

Что же имеется в виду под сознанием? Что это за феномен, который, кажется, составляет такую маленькую часть огромной бессознательной массы вещей и все же является единственным элементом здесь, который может придать какое-либо значение вселенной?

И, чтобы подойти к сердцу трудности, - является ли сознание в действительности  лишь феноменом, видимостью, которая проявляетcя в ходе работ Энергии, которая была, есть и всегда останется бессознательной? Или является ли оно чем-то фундаментальным и присущим реальности или латентного характера, или является силой той Энергии и должно проявиться в определенное время, раз уж оно начало свои работы?

 

88

 

Именно этой массе еле связанного и едва понятного феномена мы даем это имя, сознание; когда они пребывают за работой, то мы говорим, что человек или животное являются сознательными, когда они приостановлены, мы говорим, что он или оно несознательно; где они отсутствуют, как в дереве, мы  считаем, даже если оно имеет жизнь, что оно несознательно по самой своей природе, не способно на восприятие не меньше, чем свободно от мысли и воли. Там, где жизни нет, несознание, кажется, носит для нас еще более самоочевидный характер вещей или существования. Только человек полностью сознателен, ибо только он осознает самого себя, размышляет над вещами, полностью владеет ментальными способностями и их сознательно и внимательно использует. Ум и сознание  являются почти синонимичными для наших обычных точек зрения; там где сознание не ментализировано, там нам трудно распознать его присутствие, едва ли возможно проследить его движения; даже в животном мы склонны рассматривать его как рефлекторное движение не осознающее себя, неразвитое и примитивное.

 

89

Все, что существует или может существовать в этой или любой другой вселенной может быть представлено в терминах сознания; нет ничего что не может быть узнано. Это познание не всегда может быть ментальным знанием. Ибо большая часть существования находится либо выше, либо ниже ума, и ум может знать только косвенно то, что находится выше него. Но единственный истинный и полный способ познания – это познание посредством прямого знания.

Все может быть представлено в терминах сознания потому, что все является либо творением сознания, либо же является одной из его форм. Все существует в бесконечном сознательном существовании и является частью или формой его. В той пропорции в которой могут  участвовать, прямо или косвенно, полностью или частично в вечном осознавании этого Бесконечного, или  мгновенно контактировать, или входить в него, или формулировать некую вышестоящую или нижестоящую силу его сознания, можно знать то, что знает оно, частично или в целом, посредством прямого знания или через косвенный приход к знанию. Сознательное, полусознательное или подсознательное участие в осознании Бесконечного является основой всего знания.

Все вещи населены этим сознанием, даже вещи, которые кажутся нам бессознательными, и сознание в одной форме может сообщаться или контактировать с сознанием в другой или же проникать или содержать, или отождествляться с ним. Это в той или иной форме является истинным процессом любого знания; остальное является невежественным проявлением, видимостью.

Все вещи являются единым я; есть только один Знающий, который знает себя везде, из одного центра или из другого во множественности своей игры. Иначе никакое знание было бы невозможно.

 

Секрет под поверхностью.

 

90

 

Вся жизнь, все существование является загадкой для человеческого ума потому, что ум – это свет, который видит только поверхности вещей или, в лучшем случае, немного ниже поверхности и, кроме того, ограничен своей собственной очерченной областью видения. Он не может видеть того, что находится за пределами этих границ и все же существует бесконечность вещей за пределами его круга. Он не может видеть того, что находится выше, он не может видеть того, что находится внутри, он не может видеть того, что находится ниже. Но то, что находится на поверхности никогда не является истиной вещей;  поверхность знакомит нас только с фактами, а не с истинами вещей, с феноменом, а не с реальностями, с несовершенными указателями, а не с постижением вещей в них самих. Тайна, истина, реальность вещей находится над, внутри и ниже, она не находится на их поверхности.

 

91

 

Существует смысл во вселенной, замысел в космическом существовании; существует предназначение индивидуального, его жизнь – это символ и имеет цель.

Истинная истина вещей не находится явно на поверхности, она скрыта. Истина не очевидна , она всегда приходит как открытие, Жизнь –  это выработка тайны, процесс и развитие мистерии; мы также не являемся теми, кем кажемся, мы должны найти и стать самими собой.

Как кажется, мы являемся думающим человекообразным животным. Но мы являемся и  должны стать Богом; тайная цель нашего существования здесь – найти оккультную Реальность нас самих и мира, чтобы стать Божественными.

 

92

 

Наше существование в мире имеет реальность, которая отлична от той, которая атакует наш ум и чувства на поверхности. Она содержит секрет, мистерию, которую мы должны открыть, ибо через это открытие мы должны продвигаться  и к реализации нашего я и духа, и к совершенству и осуществлению нашей жизни в Природе.

Наша жизнь – это не иллюзия, не бред, не является Природой Майи, созидательницы грез или  торговцем тщетности, как некоторые религии представляют её, также она не является результатом действия слепой Силы или трюком слепого саморегулируемого Случая, отличного от бессознательной Силы, как это должно быть, если бы материалистическая догма была бы истинной. Наша жизнь не является ни причудой Бога, ни причудой Природы;  она имеет сознательный, хотя и секретный,  план, значение, хотя  оккультное и мистическое.

План и значение тайны и мистичны для нас потому, что мы живем на поверхности нас самих и вещей и не находимся в касании ни с их сердцевиной, ни с высотами, ни с глубинами. Наука, с одной стороны, Религия и Философия, с другой, пытаются достичь скрытой Истины, но каждая касается, и только едва касается, одной её стороны и отказывается идти дальше и открыть другую стороны или связь  и взаимопримиряющее соотношение между этими двумя полюсами существования.

В Ведах говорится об Агни, огне созидающей Воли и Силы, что он скрывает свои две крайности; только его середина открыта и видима. Вершина Агни – скрыта в некой сверхсознательной высоте, его ступни погружены в бездну материального Бессознательного. Сознание, появившееся во вселенной жизни и ума, является мостом и связью между двумя этими полюсами.  Но наше человеческое сознание является элементом в цепи, которое осознает только самого себя и видит все остальное в своих собственных терминах; оно не может отождествлять себя с другими связями и упускает их значение и их цель. Оно стоит на середине моста, оглядываясь вокруг, но начало и конец моста не видны для его зрения. Оно не может видеть, что находится там, но только предполагать, делать выводы или предположения.

Наука, вопрошающая со своим измерительным стержнем эмпирического эксперимента, начинает иметь темные проблески Бессознательного; она знает вселенную как организованную причуду, которая появилась из материального Бессознательного и вернется назад к своему истоку. Религия и Философия поднимаются на крыльях духовного переживания или на воздушном шаре метафизической  логики в некую стратосферу супрафизической Реальности, они, кажется, обнаружили Бога, или Я, или Духа, или Абсолюта и пытаются нанести его на карту с помощью интеллекта  или превратить его в динамическую духовную формулу. Но они не в состоянии примирить  эти три термина бытия; их физические эксперименты или их духовные эксперименты достоверны, но каждый владеет только одним концом загадки.

Наука открыла Эволюцию; Религия и Философия открыли что-то из того, что вовлечено и развивается в этом космическом Существовании. Но оба открытия отказываются пролить свет друг на друга; каждое запирает себя в свои собственные формулы. Это потому, что каждое является творением и активностью Ума. Наука - творение конкретизирующего экспериментального ума, Философия – абстрактного интеллектуального ума, Религия – динамического духовного ума.  Но Ум всегда ограничен своими частичными формулировками Истины; Ум выхватывает формулы или образы, но сам по себе захвачен своими собственными творениями, он не может быть свободным от них или выйти за их пределы. Но умственные концепции и формулы - это только фрагментарные представления Истины или указатели, или абстрактные схемы и образы, а не её сущностное я или реальность. Нужно либо внутреннее видение души, либо высшее надразумное или супраментальное сознание для того, чтобы открыть Истину в её истинном лике и теле.

Только тогда могут оба конца загадки быть твердо ухвачены и соединены вместе, а все существование увидено в едином взгляде, и жизнь вынуждена раскрыть свой бездонный смысл и предназначение.

 

*

 

Мистическое нечто, вовлеченное в Материю, скрытое ею, развивается из неё, но в материальном доме или фигуре, стремясь проявить себя в жизни и уме, но скрытое их формами жизни, скрытое их формами ума, выбрасывая из них проблески себя, проблески, которые намекают, но не проливают свет, - это то, что мы можем видеть, и мы не видим больше ничего; остальное – выдумки и догадки. Является ли это нечто исконно присущим Материи, рождено в ней и призванное в ней же и умереть? Или же оно чужеземец, временный посетитель? Является ли Материя только его маской, феноменом Энергии, как это сейчас все более и более кажется? Энергия, сама по себе, – это движение, сила скрытого Сознания, Сознание  - это признак скрытого духовного Существа. Но если так, то какое возможное значение или цель может быть в этой инволюции, в этом материальном самосокрытии и самозаточении, в этом медленном мучительном проявлении Духа?

Две линии проблемы, кажется, дают, хотя несовершенно и в противопоставлении, позитивный базис для ответа на вопрос и загадку, - это эксперименты ученого и переживание мистика.

Сознание и Несознание

 

Бессознательное

 

93

 

Мир и жизнь можно рассматривать с одного из двух противоположных полюсов видения: рассматривать  в свете знания, которое смотрит вниз и видит Бессознательное как фундамент вещей из которого начало свое восхождение наше физическое рождение либо переживая в свете знания, которое смотрит наверх и тянет сияния из Сверхсознания, которые оно бросает  на все вокруг себя, Сверхсознания, которое является источником нашей души. Эти два конфликтующие потока света, которые все же в своих крайних точках, кажется, почти встречаются или, по меньшей мере, касаются одной и той же мистерии, все же сначала дают противоположный  смысл феномену сознательной жизни в материи и освещают в противоположных смыслах судьбу человека и его место в мировом существовании;  ибо в свете свыше он принимает высочайшее значение, в свете снизу – высочайшую ничтожность.

Ибо, если мы смотрим с одной стороны, сознание появляется как обстоятельство, вторичная, или даже случайная,  вещь, слабое мерцание временного неясного света в обширной темноте бессознательной мировой системы; если мы смотрим с другой стороны, то оно является медленно освобождаемым, но еще в совершенстве не реализованным пламенем того, что поддерживало на всем протяжении кажущееся бессознательным творение, неуловимо скрытым в каждой его клетке, молекуле, атоме, электроне или  какой бы бесконечно малый вихрь подвижной субстанции силы  ни лежал в его основе. Тогда либо сознание является непрочной струей пламени, вырывающегося из слизи этого темного кишащего  болота, которое мы называем Материей, странный непонятный, временный каприз проявившийся из газа и плазмы, хромосомы и гена, железы и гормона – мы даже плохо знаем как и когда мы найдем этот процесс, и  совсем не знаем почему и никогда не сможем узнать, и едва ли нуждаемся в том, чтобы знать, поскольку вся вещь является бессмысленным и, в конечном счете, бесцельным чудом непредсказуемого Случая или слепой Необходимости, - или же, если это не так, то тогда оно является самим Пламенем, которое динамично и скрыто сформировало все эти вещи и сейчас явно и развуалированно  может открыто работать над ними и над собой, чтобы использовать, поднимать, возвышать, очищать, освобождать, видоизменять.

Если первая точка зрения верна, точка зрения так долго давившая на нас со стороны физической Науки, тогда вселенная, сама по себе, является лишь странным парадоксальным движением безумной слепой Силы или грубой субстанции, эманирующей бесцельную энергию, которая все же работает как если бы  она имела цель; ибо она производит посредством некого бессознательного принуждения самой себя устойчивую последовательность эволюционных форм, которые ведут себя как если бы они имели цель и значение, хотя в природе вещей реально они не могут иметь ничего. Целое является механизмом, который с очевидной неизбежностью автоматически производит то, что должен, но не имеет ни понимающего Интеллекта, ни интуитивной Силы позади себя, чтобы определять свое использование. Универсальная Природа – это Случай, который работает как если бы он был Необходимостью или же, возможно, Необходимость, которая работает как саморегулирующийся Случай. То, что кажется сознательным, выходит из этой машины точно также как и все остальное в этой странной вселенной-капризе,  созданной каким-то чудесным и невозможным образом так , что растение и цветок может выходить из семечка, созданного каким-то образом, или как различные химические атомы, чудесным образом созданные из варьирующегося количества одинаковых электронов, или как вода необъяснимо получила рождение через комбинацию точной пропорции двух газов. Мы открыли, что это пришло в точности этим процессом, - сознание, цветок, атом, вода, - но как это могло прийти к существованию в результате подобного процесса – это неразрешимая загадка и как это приняло такую форму, от такой матери или как могло быть результатом таких ингредиентов и каждая из этих вещей, сама по себе, остается неизвестной. Они есть или стали такими ( или, возможно, и не такие, но только такими кажутся нашим чувствам) – но на этом и все, ибо больше чем это наука, ограниченная своими методами, не может рассказать и сама спекулятивная философия со всем своим кругозором и свободой действий едва ли может предположить. И не имеет такого уж большого значения, ибо, в конце концов, это сознание, которое смутно появилось во Времени, в более поздние Времена исчезнет вместе со своими живущими сосудами и будет так, как будто оно никогда и не жило позади Бессознательного, все еще занятого своим бесконечным и напрасным трудом. И возможно, действительно, это сознание реально вовсе и не является сознанием, но лишь разновидностью странной вибрирующей магнитофонной записи определенных знаков, посредством которой Бессознательное записывает для себя свои собственные механические значения; ибо вещи не являются такими, какими кажутся, цвет – это не цвет, но лишь фиктивный символ, все вещи, вероятно,  - это просто символы слепых вибраций, и само сознание – это то же самое и ничего больше. Как бы мы ни смотрели на это, будет очень сильно  казаться будто эта вселенская Энергия, которая создает эти странные, необъяснимые, невозможные вещи, или видимости, все же в способе есть и была лишь разновидностью Майи, подобно Иллюзионистам,  aghatana-ghatana-patiyasi  (очень искусная в осуществлении невозможного) очень искусная в создании случайных вещей, которые не могут происходить, громадный бессмысленный хорошо организованный парадокс, последовательно организованная масса неизбежных алогичностей, вызов разуму, от которого [земной] рассудок является последним бриллиантом, но сбивающий с толку итог. И из всех этих феноменальных проявлений возникновение сознания, вероятно,  наиболее феноменальная, по меньшей мере, неожиданная, наиболее случайная, наиболее поразительная алогичность (непоследовательность) Природы.

И опять же, в этом объяснении вселенной, больше сбивающем с толку, чем любая невероятная вера - credo quia incredibile (лат. “я верю потому, что это невозможно”) – посредством которой догматическая теология или мистическая философия когда-либо бросали нам вызов, человек теряет все свое вселенское значение. Бесконечно малое существо на крошечной крупинке материи, затерянной среди вращающейся массы огромных вселенных большинство из которых, или все, не несут жизни и мысли и сделанные ни для чего больше, как просто вращаться, он является (подтверждая Священное писание) подобно червю только an edition de luxe (фр. Красивое издание книги) с обильными улучшениями и комментариями  того же тяжелого, но бесполезного текста,  тот же самый обстоятельный, аккуратный, хорошо организованный, старательный, но несущественный манускрипт, который мы уже видели в муравье или термите. Индивидуальный человек сохраняется немного лет, которые в бесцельной необъятности вселенной значат не больше, чем несколько дней или недель, или месяцев насекомого. На самам деле  раса существует миллионы лет и может длиться еще несколько столетий, тысячелетий, мириады и миллионы лет, но что значат эти миллионы в неисчислимых эонах космоса? Термиты, возможно, были до человека и быть может будут там, когда он исчезнет, возможно, вырезав свой род из существования или разрушая его своей собственной наукой;  они, подобно человеку, создают против враждебных условий экстраординарные чудеса разумности (все же не имея, как кажется, никакого рассудка с помощью которого делать их),  строят огромные укрепленные города, обрабатывают землю, образуют значительные сообщества,  приспосабливают средства сообразно целям и преодолевают незаботливую Природу. Каждый имеет для себя равное значение и в конце концов добивается только страсти, которую Природа вложила в каждый вид для самовыживания, для использования своей жизни;  друг для друга их единственное значение – пройти надоедливо и разрушительно каждому по своему пути; для вселенной – по крайней мере такой вселенной, как её описывает Наука – оба в равной степени не имеют значения, ибо для нее ничто не имеет значения, поскольку они исчезнуть и мир будет бесконечно продолжаться, как он это делал без них. Суета сует, Наука учит нас, также как это делали  мировые Священные писания,  что из ничто мы вышли и в ничто мы опустимся впоследствии. Все чем мы являемся, что мы думаем, создаем и делаем, каким бы чудесным для наших глаз, или даже если действительно чудесно в оценках ума, это ни являлось,  все это лишь пузырение, вибрация, пластическое кишение на поверхности Материи.

Это одна сторона картины, но есть и другая.

 

94

 

Если есть сознание в Материи, каким бы оно ни было тайным и вовлеченным, то должно быть сознание, тайное и вовлеченное, в Бессознательном.

Но тогда возникает вопрос,  может ли быть такая вещь, ведь она может существовать не больше чем квадратный круг или холодный огонь. “ Даже сотня заявлений Вед” – говорит Шанкара – “не смогут доказать холодности пламени”. Существуют психологи, которые отрицают, что существует, или может существовать,  любая вещь подобная подсознанию, ибо говорить о сознании, которое находится ниже уровня сознания – это полное самопротиворечие. Быть сознательным означает осознавать себя и вещи или, по меньшей мере, вещи, с каким бы то ни было ограничением, как это осознает человеческий или животный пробужденный ум.

При определенном размышлении может показаться, что познаваема только поверхность вещей, остальное либо не существует, либо не может существовать, либо должно быть оставлено в тени неизбежного агностицизма. Не существует глубин, [или они] являются, как Бертранд Рассел хотел заставить нас поверить, ненаселенной пустотой, не существует внутреннего неба за исключением неба мысли или абстрактная пустота, пересекаемая скитающимися крыльями Идеи; если есть небеса позади небес, то это такая Пустота, как пустота недостижимого сверхсознания. Но это также является воображением, нонсенсом. Не может быть никакого сознания в Бессознательном, никакого Сознающего в бессознательных вещах, никакого суперсознания.

Если бы это было так, то было бы невозможно иметь никакого истинного или полного знания. Ибо наш ум – это Неведение, ищущее знания и достигающее его представлений или фигур, не может существовать нечто, кроме как через чудесную трансформацию, что знает, и еще меньше [может существовать нечто], которое знает истинно и знает все. Но знание где-то существует, знание возможно и ищущее неведение не является нашим первым и последним уделом. Наши границы потеряны…, глубины кишат, или больше не пусты, небеса выше ума населены крылатыми реальностями. Подсознание освобождено от бремени своего странного содержимого, сверхсознание становится вершиной сознания, пиком знания, существует Сознательный в бессознательных вещах. Давайте же тогда взглянем сначала глазами Неведения, но также и глазами этого более великого знания на подсознание, на Бессознательное, на сверхсознательную вершину вещей. Произойдет немедленное изменение в нашем понимании себя и в нашем взгляде на вселенную.

 

95

 

 Подсознательное – это факт нашей ментальности. И не факт, что все наше существо, даже что вся наша ментальность, находится на поверхности. Существуют скрытые высоты, существуют скрытые бездны, существуют заполненные толпами пространства позади фронтальной стены, ниже порога, в невидимом ментальном окружении. Существует обширное бессознательное ниже нас, и бесконечное сверхсознательное  выше.  Все это является частью тайного сознания в мире, но также и частью нашего скрытого существа, которое мы не осознаем или только периодически и невежественно, или только в ходе нашей наивысшей эволюции в конце концов осознаем.

Даже в нашем повседневном опыте есть движения, в которых становится явной та или иная сторона этих вещей, которые действуют или выглядывают над поверхностью, или заменяют наш рассеянный и невнимательный ум. Мы начинаем и заканчиваем писать, не зная того, что мы написали. Мы гуляем  с нашим умом, осознающим и направляющим наш курс, - внешним умом – но мы продолжаем прогулку и со временем обнаруживаем себя вдалеке от намеченного пути или за пределами намеченной цели или поворачиваемся и должны проследить свои шаги. В бессознательном или полусознательном движении слова льются из наших уст, которые бы мы никогда не сказали, если бы мы использовали наш полностью пробужденный ум и волю. Что это такое, что совершает письмо, прогулку, речь и завершает наше намерение или предает нас? Это должно быть нечто от ума позади или ниже его активного поверхностного движения или нечто от приводящей в движение жизненной силы или действие тела.

Но в первом объяснении там должна быть часть ума, не наша сознательная мысль и воля, которая способна продолжать автоматически ход когда-то привычного или заранее фиксированного или преследующего себя направления, обычного или повторяющегося. Она способна не только на исполнение, но и на базовое руководство, даже на неправильное руководство. Это означает сознание за сознательной работой, какой бы она ни была смутной или скрыто автоматичной, и может быть описана только как подсознательная или, по крайней мере, как полуподсознательная или нижележащая, лежащее в основе нечто еще, родственное сознанию.  Это первый признак подсознательного ума или тайного сознания, которое может даже находиться в основе не только нашего собственного поверхностного существа, но всего космического действия и его внешне бессознательного функционирования и управляемых взаимодействий, своих бессмысленных целей.

Если это жизненная сила, которая упорно продолжает работы жизни, когда ум не следит за ними, тогда только это должно быть подсознательным действием и где она продолжает действие, начатое сознательным умом, тогда ей должен быть приписан некий вид механического сознания. Если это именно тело поддерживает действие, то оно должно быть отнесено на счет подсознания, которое может при определенных условиях делать работу сознания.

Я написал письмо и продолжал писать на конверте имя и адрес, но мой ум был поглощен чем-то еще, и я обнаружил, что написал другое привычное имя и адрес, а не те, что хотел. Очевидно, память, непризванная к работе, сделала это, но не сознательная память с умом, осознающим то, что он делал. Подсознательный уровень памяти должно быть вышел на поверхность, перепутав призыв, или там должно быть было двойное действие памяти, одно – намеренное, другое – автоматическое,  временная приостановка первого предоставила место неумышленному действию сублиминальной работы.

С другой стороны, я могу завершить предложение  фразой,  которую я не намеревался писать или  о которой не думал; откуда она пришли, если ни из подсознательного ума? Это могла бы быть даже фраза не имеющая связи с сознательной мыслью или сама по себе бессвязная или имеющая форму слов, но непонятная. Что же это такое, что диктует эти вещи?

 

96

 

По мере того как сознание спускается из высочайшего и высшего на нижние уровни, оно постепенно теряет свою силу и интенсивность до тех пор, пока не достигнет деградации бессознательного.

 

97

 

Фигура Бессознательного – это маска все-сознающего Творца, Бессознательное творит с безошибочным искусством, с адаптацией средств к цели, с находчивой изобретательностью, со спонтанностью и […]  машины. Сознательный творец, человек, даже и близко не может подойти к бессознательному Творцу, Богу. Но Бессознательное – это только маска на подвижном лице; её бесцветная жесткость скрывает от нас выражение лика Вездесущего.

 

Бессознательная энергия.

 

98

 

С одного конца существования, нижнего материального конца, мы наблюдаем область полного феноменального Бессознательного. Никакого созидательного сознания или воли там обнаружить нельзя; мы стартуем с чего-то, что существует, но не осознаем что это такое,  вещи существуют, но они не осознают этого или того что существует что-либо ещё. Все же именно это обширное неощутимое Бессознательное, кажется, создало Материю и всю материальную вселенную.

Очевидно и несомненно, существует Энергия, которая создает,  и существует творение; только эти два утверждения, которые мы может сделать, не вызывают сомнения. Даже если мы примем, что творение есть иллюзия, все же здесь есть творение иллюзии и существует Сила или Энергия, или Могущество, которые её создали, будь то просто бессознательная Энергия, Пракрити, или же энергия вводящего в заблуждение сознания, Майи.

То, что мы в действительности переживаем здесь, есть энергия бессознательного, или кажущегося бессознательного, которая находится в постоянном движении и в этом движении принимает формы или создает формы и в этих формах она вступает во множество форм активности, Пракрити и Карма, это полная формула материальной вселенной. Там существует бесчисленное количество объектов, а также жизней и живущих вещей, Ум или умы, Сознание или сознания или же возможно это лишь простой феномен в Бессознательном, которому мы даем эти имена; но все это предстает перед нами как если бы они были временными результатами, эфемерными событиями или долго продолжающимся движением Энергии и действия,её Карма.

Что же это за Энергия? Является ли она чем-то несотворенным и нерожденным, вечным, абсолютным, хотя все, что она производит,  создано временным и относительным? Если она рождена, то откуда она пришла? В чем или над чем она работает? Что привело её в движение  и к чему направлено это движение? Мы не знаем и, как кажется, не имеем средств, чтобы узнать; по крайней мере, наш интеллект не знает и ещё не открыл какой-либо надежный способ, чтобы узнать, он может только спекулировать, бесконечно спекулировать в безрезультатном круге.

Это не нерожденная вечная Материя, из которой эта Энергия была рождена или вечной силой которой она являлась или в или над которой она работает, как это было однажды предположено и как некоторые все ещё полагают. Ибо это только конструкция спекулятивного ума и идеи, гипотеза, произвольный постулат, для которого не существует поддающейся обнаружению соответствующей реальности. Материя, как  мы знаем её сейчас, является чем-то, чей приход к существованию мы почти может видеть или, по меньшей мере, можем определить процесс её создания; волны энергии материализующиеся в частицы и снова становящиеся волнами, но в конце концов волны объединяются и становятся атомами того, что мы должны называть Материей. Это не может быть  инертным бессознательным Божеством, первичным и вечным, из чего все возникло и на чьей Энергии работает и создает посредством автоматической необходимости или благоприятно самоорганизующегося Случая материальный мир и все жизни, умы, души, – если души существуют – которые в ней живут и движутся.

Можно сказать, что это только вывод Науки и Науки незаконченной и постоянно изменяющейся; она может завтра опровергать то, что утверждает сегодня; она может открыть, что электричество и свет, электрон, протон и фотон не являются последним словом или первичным фактом; там может быть более тонкая Материя, которая не является всем этим, но есть что-то ещё – не сформированное Материей,  но что-то подвижное, вибрирующее, эфирное. Но все же,  чем же это может быть как  не более тонким движением Энергии, вибрацией Энергии в Пространстве? А также Пространство,  мы не знаем что это такое, - либо это простая концепция нашего ума и чувства, - либо расширение чего-то, что ускользает от восприятия нашего ума и чувства, - возможно, непостижимое Бесконечное.

Философия Санкхъя подтверждает первичную неразличимую Материю, которая развивается из Пракрити, из вечной Энергии, - которая является, можно сказать, её первым состоянием проявления. Но, поскольку она неразличимая, то её невозможно определить нашими чувствами. И, в конечном счете, это тоже только творение Энергии, эволюция из самой себя или то состояние, которое она принимает; мы не уходим  в сторону от первичной формулы, Энергии и её действии и результатов, Пракрити и Карма.

 

99

 

Энергия некого Бессознательного Существования создала Материю и материальную вселенную. Вся эта материальная вселенная в действительности есть ни что иное как бессознательная Энергия, принимающая форму или производящая форму и в и через свои формы вступающая во всевозможные виды активности. Энергия (Пракрити) и движение и действие Энергии, Карма, и результаты её действия – вот формула нашей вселенной.

Но тогда откуда появилось сознание? Как могут вещи по самой своей природе бессознательные и неосознающие стать сознательными или развить некого рода осознанность? Здесь существует противоречие, которое является необъяснимым, и чем больше мы смотрим на него, тем оно становится все более и более необъяснимым.

Это возможно потому, что бессознательное – это феноменальная, а не фундаментальная реальность. Феномен – это нечто, что проявляется для нас,  но не показывает нам полной реальности существования или своего собственного существования; является фронтом, ликом, обстоятельством чего-то большего, чем само по себе, что не проявляется, но существует – Реальности.

Бессознательное – это феноменальное состояние; именно сознание является Реальностью; сознание – это неотъемлемое и вечное состояние существования, несознание – это его преходящее, временное и кажущееся состояние, когда оно формирует свои собственные формы посредством своей собственной энергии в Материи и материальных объектах. Их сознание вовлекает себя в неживую Материю и кажется там бессознательным; их энергия также действует так, как будто бы она была бессознательной энергией, делающей вещи не зная того, что она делает, создающая вселенную, но не осознавая вселенной, которую она создает, изобретая миллионы приспособлений, но без какого-либо рассудка. Так это кажется, но так не может быть; существует нечто скрытое от нас, что мы должны обнаружить. Именно сознание позади Энергии, сознательное Существо позади действия мы должны открыть и обнаружить.

Сознание, существование, сила, энергия (шакти), - это три первые термина фундаментальной истины существования. Мы должны узнать как же они вырабатываются вместе в нас самих и во вселенной.

 

*

 

Некоторые говорят, что все делает случай; феномен сознания – ибо не существует такой вещи как сознание само по себе, - это только реагирующий феномен чувства и ума,  вызванный внешними импульсами, является, как и все остальное,  продуктом Случая.

Но что же такое Случай, в конце концов? Это только слово, мнение, сформированное нашим сознанием, чтобы объяснять вещи, о которых мы не имеем истинного знания, и он не объясняет их.

Когда мы не знаем как или почему происходит вещь, то мы уклоняемся от ответа, говоря, что это было случайностью. Мы не знаем точно как или почему произошла вселенная или вещи во вселенной, поэтому мы говорим: “ Случай создал её; случай сделал их.” Интеллектуальное бегство и ничего больше. Если мы говорим: “ Выбор, таинственный для нас,  из бесконечных возможностей,” – тогда там должна быть некая истина и некая глубина в нашем рассуждении.

Но появление сознания из Несознания скорее было необходимостью  в самом существе бытия, во врожденном движении существования, чем просто возможностью. Необходимостью, тогда? неизбежной детерминантой в Природе? или самоустановление в сознательном Духе?

 

Сознание и Бессмертие

 

100

 

Наше существование – это не причуда некой несознательной механической Силы, оступившейся в сознание и не необъяснимая активность на поверхности пустого Ничто или бесстрастной пассивной Бесконечности. Существует смысл в нашей жизни, она движется к духовной цели, она осуществляет настойчивые усилия вечной реальности.

Бессмертие – это природа нашего бытия, рождение и смерть - лишь инцидент нашего бессмертия. Рождение – это принятие на себя тела духом, смерть – это сбрасывание тела; нет ничего начального в этом рождении, ничего финального в этой смерти. Мы были перед рождением; после смерти мы будем существовать. Также наше рождение и смерть не являются одиночным эпизодом, без последующего значения или продолжения; это лишь один эпизод из многих сцен нашей драмы существования со своей развязкой, отстоящей далеко во времени.

 

101

 

Все зависит от сознания. Ибо все миросуществование является формой, созданной сознанием, поддерживаемой сознанием, определяемой сознанием. Все, что существует, является сознанием, завуалированным или развуалированным, проявляющим или скрывающим свою собственную субстанцию. Все является энергией сознания, замаскированной  движениями ума, жизни и материи и принимающей формы, которые являются просто движениями энергии, стабилизированной для проявления, но все же всегда находящейся в движении; видимый ритм и саморезультат этой самоповторяющейся или самопродолжающейся вибрации и никогда не отдыхающего движения и динамизма – вот то, что мы называем формой.

Рассейте энергию, которая образует её  и форма растворится. Удалите сознание, которое проявляет себя в энергии и энергия больше не сможет сохранять свой поддерживающий ритм; поэтому она распыляется, поэтому форма растворяется. Если бы мы смогли так интенсифицировать силу сознания, расходующуюся в нас, чтобы мы могли сохранять энергию всегда повторяющуюся, продолжающуюся, расширяющуюся, развивающуюся в своем ритме, тогда форма могла бы изменяться, но не нуждалась бы в растворении и даже физически мы бы были бессмертными.

Наука о Сознании

 

Психология Веданты.

 

102

 

Тело, ум, нервная система являются инструментами сознания, они не являются его причиной.

Сознание является своей собственной причиной, создатель объектов и образов, а не их продукт. Мы слепы к этой истине потому, что когда мы размышляем о сознании, то думаем именно обо индивидуальном.

Мы смотрим на мир перед нами и говорим о нем в терминах индивидуального сознания; но мир является творением  универсального, вселенского сознания.

Индивидуум участвует в универсальном сознании подсознательно и сверхсознательно. Воплощенный индивидуум в своем физическом или бодрствующем уме не столько участвует, сколько добивается участия. Он не является напрямую частью универсального сознания, но воспроизводит, копирует  его через частичное, непрямое действие, и в этом воспроизводстве отбирает и изменяет, комбинирует, расчленяет, заново комбинирует и развивает свои выборки.

В теле его бодрствующий ум получает свои впечатления из внешнего мира и реагирует на них. Тело и нервы являются его инструментом для[получения] впечатлений и реакции; поэтому вся их внешняя инструментовка является нервным, физическим, автоматически сгруппированным, физиологическим аппаратом для батареи нервной энергии.

 Физические, нервные и чувственные впечатления являются средствами через которые этот индивидуум вынужден выражать себя во внешних взаимодействиях с физической вселенной. Физические, нервные и чувственные реакции являются его средствами для того, чтобы войти в это взаимодействие.

 

*

 

Он, но кто это он? Ментальное существо в своей ментальности.

Кто является тем, кто чувствует себя отделённым от мира или вещей во вселенной, чтобы быть вовне своего существа? Не Дух, ибо Дух содержит вселенную, создает и комбинирует все взаимодействия. Все персональности действуют в одном, едином духе также, как и наши множественные персональности действуют в едином существе. Духовное существо является их континентом, они не являются его компонентами, но  его внешними результатами [проявления] и различными представляющими самостями его сознания и действия.

Не таково супраментальное существо. Ибо супраментальное существо является единым с духом в своем первичном или базовом сознании, в своем идея-сознании оно идеально всеобъемлет космические вещи или, если мы должны говорить в терминах пространства, соизмеримо со вселенной. Супраментальное существо одним движением своей идея-самости может рассматривать универсальное существование как свой объект воли и знания. Это отношение является семенем ума. Оно может рассматривать его как включенное в себя, а себя как включенное в него, и таким образом знать и руководить им. Но оно может также, как и Дух в своем реальном действии, знать все вещи через идентичность и управлять всеми вещами через идентичность. Внешняя часть существа не может войти в супраментальное переживание.

Сверхразум может видеть ум экстернализирующий объекты, он сам может  занять особую точку зрения, выводящую на передний план объекты, но именно в самом себе он выводит их на передний план, подобно тому как мы выводим на передний план  наши субъективные операции в уме. Он не рассматривает их как нечто внешнее по отношению к его собственному существу, как мы рассматриваем физически объекты.

 Ум – это делегат от сверхразума, который главным образом рассматривает существование как объект, вынося вперед свое видение. Ментальному существу также нет нужды рассматривать вселенную как совершенно отдельную от или вне его собственного существа. Сублиминальная ментальность способна через расширение на всеобъемлющее отношение с космическими вещами и на вхождение в единение со вселенной. Отправная точка ума – это не содержащее вселенную видение или знание через идентичность, но индивидуализированная точка зрения с которой он видит вселенную. Все же ум может достичь разновидности всеобъемлющего, включающего в себя все видения, ментализированного космического сознания.

Что же тогда заставляет воплощенный ум видеть объекты внешне или через отделение? Это заставляет факт физического воплощения. Тело – это самоограничение сознания существа, посредством которого ум жестко привязан к своей собственной  тенденции отдельной индивидуализации.

Тело, включая все физические формации от атома вверх, - это приспособление Природы для предельной индивидуализации сознания. Эмпирически (из опыта) оно невещественно, будь оно либо образом, созданным сознанием, либо реальной субстанцией бытия. Для практических целей мы можем принимать его как субстанциональную формацию. Фактически, тело – это узел сознательного существования, построенный своей собственной энергией, инстинкт с нервной или субнервной жизнью, потому что энергия в динамической реальности является живущей энергией, понимающей и понимаемой подсознательным или поверхностно сознательным чувством, поскольку  энергия, в определенной присущей ей реальности, является сознательной энергией. Это узел неразделимый в реальности  от универсального Сознания, Силы и Субстанции, но для определенной практической пользы избирательного действия скорее обособленный, чем отделённый. Тело в действительности не отделено, а ограничено подсознательным инстинктом отделения и энергетической тенденцией к отделению,  но не способно на эффективное реальное отделение. Все его движения являются практическим результатом  выборочного переживания и выборочного действия, которое базируется на феномене отдельного физического существования.

Тело отделено от других тел вторжением универсальной материи, но все отдельные тела едины с неделимой промежуточной  материей, поэтому в действительности не отделены, но неделимо связаны в энергии и единой материи в фундаментальной реальности.

Выражаясь по другому, два тела являются образами или формациями единого неделимого эфирного пространства, которое в действительности, является одним неделимым  движением материальной энергии, жизненной энергии, умственной энергии.

Эта неделимая связь и фундаментальное единство тел приобретает огромную важность, когда мы исследуем  отношение проявлений сознания к его реальности.

Ум в теле должен начинать с отделения, присущего телу. Воплощенный ум привязан в своем корневом движении к отделенной точке зрения на вселенную. Это является его точкой зрения в бодрствующем состоянии; сублиминально, либо в подсознательной ментальности, либо там, где он достигает или касается сверхсознательного бытия  он способен соединить мостом искусственное разделение.

Принимая этот разделенный базис бодрствующего сознания за самого себя и за реальность,  дом заточенного осознавания,  из которого он смотрит на мир,  он должен видеть объекты внешними [по отношению] к этому осознаванию и этому сознательному видению.  Воплощенный ум существует, как если бы обнесенный стеной дом должен был иметь думающую душу и дух (воздух и эфир) и смотреть на вещи не на сами по себе, но как на вещи вовне, через окна (чувства), получать касания внешнего воздуха (нервные жизненные импульсы),  как будто отличные от воздуха в самом себе; даже его собственный эфир также является отличным от эфира остальных (моя душа и другие души). Все это я и не-я нашей ментальности.

Сублиминальный ум способен, хотя обычно и не приучен, соединить мостом бездну между я и не-я; когда он достигает суперсознания, эта бездна уменьшается и в существе растет сознание единства.

Тело – это только инструмент и основа для этой крайне обособленной индивидуализации, а не его первопричина. Сам ум является первопричиной; но ментальности, самой по себе, нет нужды быть жестко обособленной, отделенной; особенно сублиминальный ум имеет большую объединяющую силу. Сам по себе,  ум – это только основа для относительно разделенной множественности; ум в теле усиливает это отношение в феномен абсолютно отделенной множественности.

С этого базиса облеченной во внешнюю форму идивидуализации и отделённой множественности пробужденное ментальное сознание в физической вселенной начинает свои действия.

 

103

 

Психология -  это наука о сознании и его операциях.

Всеобъемлющей психологией должен быть комплекс науки об уме, его операциях и его взаимоотношениях с жизнью и телом,  с интуитивным и экспериментальным знанием природы ума и его взаимосвязей со сверхразумом и духом.

Полная психология не может быть чисто естественной наукой, но должна быть смесью научного и метафизического знания.

Эта необходимость возникает из-за различия между естественными, или физическими, науками и психологией.

Физическая наука -  это знание физических процессов,

Page 305

которое неизбежно  ведет к действию и использованию физических процессов. Ученый может только рассматривать научную истину, а не пользу; но он может найти истину процесса вещей, а не истину природы вещей. Его открытия неизбежно приносят пользу для действия; ибо любая истина процесса является полезной для действия. Даже когда у науки нет цели, процесс и польза -  это душа и тело физической науки. Сама Материя – это только утилита, полезное приспособление, Духа или Существа, или Природы для физического процесса и действия. Материальная энергия – это инструментальный динамизм для этой утилиты или же первичный динамизм, который не имеет никакого другого смысла в своих операциях. Мы выйдем за пределы этого к более высокому смыслу только когда мы выйдем за пределы материального к  ментальной, психической и духовной энергии, к уму, душе и духу.

Бесспорно, что, если бы мы знали реальную сущность Материи и базовые, а не только внешние, связи ума, души  и духа с материей и материальными операциями, то мы бы достигли бесконечно более мощного использования физических процессов и операций. Но в любом случае, эти вещи не могут быть обнаружены физической наукой; она имеет свои пределы и не может превзойти их.

Психология может начинать как естественная наука, но она уже имеет дело с супрафизическим и должна заканчиваться в метафизической проблеме. Если одна сторона процесса, который она рассматривает, и её метод обследования является физическим, то другая и более важная [сторона] – нефизическая; это прямое рассмотрение ментальных операций умом без какой-либо оглядки на их физиологическое значение, поддержку, основание или инструментовку.

Если это является в первую очередь изучением процесса и затрагивает полезность для психологического действия, все же это неизбежно ведет не к этому действию, а к обследованию природы ментального сознания.

Эта настоятельная потребность возникает из-за непосредственного восприятия умом чего-то за пределами и позади его операций, некой энергии скрытого сознания, более великого, чем наша внешняя ментальность. Чтобы узнать что это такое, мы должны прибегнуть к метафизическому обследованию.

Сознание, само по себе,  обнаруживается не как сущностный процесс, хотя в уме оно проявляется как процесс, но как сама Природа самосуществующего бытия. Бытие, или «Я», вещей может быть узнано только метафизическим  - не обязательно интеллектуальным - знанием.

Это самознание имеет два неделимых аспекта: психологическое знание процесса Бытия, метафизическое знание его принципов и сущности.

Мы находим,что один из этих принципов бытия есть энергия. Энергия – это вечная и неотъемлемая сила сознательного существования. Поскольку любая энергия превращается в действие, это знание также содержит сторону психологической и духовной полезности, в конечном счете, даже возможно, -поскольку жизнь и тело являются результатами энергии бытия и поддерживаются её действием, - витальной и физической полезности.

Две великие возможности открываются перед психологией. Мы можем овладеть возможностью более великого бытия, сознания и энергии. Мы можем открыть возможность и обнаружить психические средства или процесс становления сознательно едиными с нашим первичным самосуществующим Бытием,  с Богом, Абсолютом, Трансцендентным. Подготовка к этим возможностям является целью Ведической психологии.

 

104

 

Любая психология должна иметь результатом и каждая полная формулировка психологической истины должна иметь в качестве своей структуры двойную схему существования, в которую должны укладываться факты, с которыми она имеет дело,  это нисходящая шкала и восходящая шкала.

Простейшая элементарная психология имеет дело с тремя нотами ограниченного диапазона: тело, физическая сфера и её коллизии; жизнь, тело и биологические и физиологические процессы; ментальное существо и его сознательное переживание и действие. Это шкала восхождения.  

 

*

 

Природа физической сферы является первым фактом;  она определяет все остальное; она создает удары, которые пробуждают сознание, впечатления, образы, объекты,  все это её дело,  стартовая точка и базис всех её концепций, тело, которое является её поддержкой, инструментом, средством действия, физическим основанием для чувства я.

Все что появляется, пребывает  в теле или  [осуществляется] телом и либо для тела или для чувства «я» в теле.

Тело кажется главной, если не единственной, причиной или детерминантой индивидуального сознания.

То, что не является телом, находится в физическом поле вне тела.

Что бы ни находилось в сознании, как кажется, не из физической сферы, все же кажется будто происходит от нее, как будто результат, развитие или искажение физического.

 

*

 

Жизнь в теле является необходимой модификацией первичного факта материального существования, без вторжения которой сознание неспособно проявиться в любой материальной форме. Атом – это форма материи, камень -   это материальное тело, но жизнь в этих вещах либо нулевая, либо не развита до той точки, когда становится возможным проявление  сознания. Сознание в атоме и камне либо скрыто, не проявлено для нас, подавлено, потенциально, либо отсутствует.

Жизни в любой степени не достаточно для манифестации ментального сознания. Необходим  определенный высокий уровень её или же определенный необходимый уровень организации для этой третьей ноты шкалы. Растения живут, даже в некоторой степени интенсивно живут, они имеют нервную организацию, но сознание либо отсутствует, либо латентно, по крайней мере, не проявленно для нас, подавленно, или же другого типа, чем наше субментальное нервное, а не ментальное, сознание,.

Жизнь добавляет определенные биологические условия и определенные психологические процессы, которые физически лежат в основе операций сознательного ментального существа.

Жизнь дает промежуточную динамическую связь между умом и телом.

Жизнь имеет два процесса, которые служат целям ментальности: необходимая жизненная сила в нервном аппарате и  способность инструментального развития и модификации. Без силы жизни в нервном аппарате сознание в теле невозможно; без силы развивающих модификаций она может существовать, как у низших животных, но оно не может развиваться, расширяться как в человеке.

Нервный аппарат – это первоначальный биологический факт, необходимый для ментальности. Сила жизни не состоит из нервной системы, которая является физическим элементом, но из новой силы или энергии, для которой система является средством передачи – сила нервной связи, нервного заряда и нервного разряда. Этой силы не достаточно для того, чтобы создать ментальность, ибо растения тоже обладают ей, все же не проявляют ментального существа, но это первое условие для воплощенной ментальности.

Сила биологического и физиологического развития – это дополнительный продолжающий фактор, необходимый для дальнейшей эволюции ментальности. Однажды, когда нервная витальная сила появилась в материальном теле, она проявила биологическую силу, развивающую более комплексную физическую инструментовку для более комплексной нервной активности. Однажды, достигнув определенной комплексности физической инструментовки, жизнь кажется способна бесконечно совершенствовать неким тонким способом свое действие нервной силы с тем, чтобы поддерживать все более и более утонченное и комплексное действие ментальности.

Как далеко может зайти это развитие ментальности и на сколько она зависит от физического аппарата и нервного действия является одним из главных вопросов психологии.

 

*

 

Ментальное существо, сила и действие ментального сознания – это третья нота шкалы бытия.

Конечно, нельзя сказать, что ум создан из жизни и тела, нервного действия и реакции физического тела. Нервное действие не появляется для того, чтобы сделать себя сознательным, не более, чем физический удар и последующее автоматическое беспокойство появилось само по себе для того, чтобы создать нервное действие. Как соответствующая или результирующая нервная связь, заряд и разряд, необходимы для того, чтобы проявить жизнь, также результирующее или соответствующее сознательное действие – чувство, ощущение, мысль, сознательно мотивированное побуждение, желание, намерение, воля – необходимо для того, чтобы проявить ум.

Ум может, а может и не быть,  точным результатом, отражением или соответствием действия жизни в теле, жизнь продумывает себя в теле, тело живет и продумывает свое переживание в уме, но он не та же самая вещь, что жизнь и тело.

Жизнь – это новая, или вторая сила, проявляющаяся из или в материальной энергии. Ум – это новая, или третья сила, проявляющаяся из или в энергии жизни.

 

*

 

Но это лишь восходящая шкала.

Ум не только пробужден действием жизни в теле на определенной эволюционной высоте её операций; ум воздействует и определенными способами  использует ради своей собственной характерной цели, модифицирует своей волей к действию и усиливает действие жизни и способы действия тела.

Ум не ограничен в своих мыслях жизнью и телом. В нем есть действие, которое больше, чем созидательное давление жизни, попытка представить супрафизические реальности, которые мы можем объявить иллюзией или результатом аномального психологического состояния, но можем также и последовать за ними, как за первыми ключами к большей истине и возможности достижения более высокого тона, или тонов, шкалы бытия.

В этом случае ум проявляется как более обширная вещь, нежели жизнь и материальное существование. Хотя, несомненно, что эволюция идет из жизни и тела, но, быть может, ум в реальности является предшествующей силой, а жизнь и тело – это только его обстоятельства и средства для его самопроявления на материальном плане существования.

Во всяком случае, психология должна рассматривать шкалу не только с восходящей точки зрения тела, создающего жизнь, жизнь, создающей ум, но и с нисходящей точки зрения ума, создающего новую жизнь в теле.

Очевидно, что ум - более великая вещь, более высокая чем жизнь и тело. В этом случае кроме восходящей шкалы низшего, поднимающегося к более высокой возможности, мы должны рассмотреть возможность нисходящей шкалы, высочайшей реальности, вовлекающей себя в низшие состояния бытия.

Но возникает вопрос, является ли сам ум высочайшей возможностью или высочайшей реальностью?

 

*

 

Ведантическая психология исследует идею и интуицию более высокой реальности, чем ум.

Интуиция может быть проверена только психологическим опытом, превосходящим нормальное действие ума. Это переживание может постоянно вести ко все более восходящим интуициям, проверенных восхождением переживания на некую вершину существования.

За пределами умственного психологического переживания обнаруживается другая сила энергии, другая нота шкалы бытия. Это мы можем назвать сверхразумом. Этот сверхразум  врожденно живет и действует в области существования, которую ум начинает осознавать через отраженное переживание и неясно называет это духом, или духовным существованием.

Обнаруженный Дух имеет три вида  своего  существования. Триединый, он создает каждую последовательную силу своей энергии, статус духовного существования и форму своего действия. Триединый, они неотделимы, но та или иная сила могут быть так подчеркнуты, что кажутся ведущим принципом.

Но о духе мы должны отметить три сущностных факта: Дух – это бесконечное сознание, даже когда он находится в ограниченных формулировках сознательного бытия.

Осознание духа – это бесконечное самоосознание.

Все его три сущностных принципа должны иметь этот характер бесконечности.

  Бесконечное самосознательное блаженство – это первый; бесконечная самоосознающая сознательная энергия – это второй; бесконечное самосознающее существование – это третий принцип духа. Существование, сознание, блаженство – это три тона бесконечности, три базовых цвета Абсолюта.

 

*

 

Восходящая шкала бытия тогда представляется семью нотами: материя, жизнь, ум, сверхразум, я блаженства, я сознательной энергии, я первичного сознательного существования.

Но переживание, которое мы получаем, когда мы восходим по шкале, ведет нас к открытию того, что то, что в эволюции появляется последним, является предшествующим в реальности. Жизнь развилась в материи, но была предсуществующей по отношению к материи, латентной, вездесущей, ожидающей чтобы материя стала готовой к ее проявлению – что она и делает, когда движение энергии достигает определенной интенсивности.

Ум развивается в воплощенной жизни, но предсуществовал по отношению к материи и жизни, был скрытым, вездесущим, вовлеченным, скрытой причиной действия, ожидающий пока жизнь и материя будут готовы для его проявления, которое приходит, когда движение энергии достигает более великой интенсивности. Также и сверхразум является предшествующим уму, скрытым, вездесущим, вовлеченным даже в материю и в жизнь, скрытой причиной действия и ожидает пока ум не будет готов для его проявления, и поскольку сверхразум действует только в духе, дух тоже должен там быть скрытым, вездесущим, вовлеченным, скрытой причиной действия. Но дух не зависит от эволюции сверхразума для своей манифестации; он может проявиться для нашей ментальности, для нашего жизненного сознания, даже для нашего физического ума.

Истинная природа и разумное объяснение этой очередности проявляется в нисходящей шкале. Там мы видим истинное развитие универсума.

Дух самобытия развивает я сознательной энергии, которое поддерживает его я космического блаженства, которое воздействует на конечное через сверхразум, который  предлагает свои дифференциации уму, связывает их с жизнью,  фиксирует их феноменально в теле или делает ощутимыми для воплощенной души.

Но в материальном мире все сначала вовлечено в материю и должно найти себя в результате развития из материального существования и с материальным существом в качестве их поддержки и базиса. Развивающийся процесс этого самообнаружения универсального существования создает феномен эволюции более высоких и великих форм из более низких и меньших принципов, которые мы называем восходящей шкалой существования.

Этот феномен, сбивающий с толку рассудок, становится самоочевидным утверждением, когда мы рассматриваем нисходящую шкалу и находим инволюцию,  предшествующую эволюции. Феномен неизбежно возникает из природы нашего бытия.

 

*

 

Схема бытия должна быть сформулирована исходя из этих двух точек зрения; результаты, даже если это данные опыта, должны сначала приниматься как рабочие гипотезы, подлежащие проверке. В действительности, мы следуем по восходящей шкале, но нисходящая шкала должна быть показана первой, поскольку иначе возможное объяснение психологического феномена, которое является результатом этой линии переживания, было бы непонятным и должно было бы быть либо исключено, либо в конце вся проблема должна была бы переформулирована заново  в измененных деталях.

Все вопросы реальности или нереальности мира, его фундаментальной или конечной цели, или  недостатка цели, судьба души должны быть оставлены до тех пор, пока не будут поняты психологические данные.  Поступать по другому означало бы определять их метафизическим рассуждением; но перед нами стоит цель подойти к ним путем психологии.

Вся психология Веданты зависит от этой двойной градации и без нее она бы не могла иметь полного научного подтверждения. Вследствие её существования переживание сознания может дать ключ к природе мирового существования. Метафизическое рассуждение само по себе может дать нам только философские мнения, психологическая проверка делает Ведантическую истину твердым проводником в жизни. Она дает нам ощутимую лестницу восхождения, посредством которой мы поднимаемся к нашей высочайшей истине бытия.

 

105

 

Знание, к которому приходит психология в своих самых обширных обобщениях, заключается в том, что существует единая абсолютная и не поддающаяся описанию Реальность, которую для психологических целей  мы называем  «Я», единое, неделимое и общее для любого существования, которое проявляет себя с бесконечным многообразием во вселенной, и что каждая душа является индивидуальной персональностью – мы используем это слово за неимением лучшего – этого «Я», проявляющего себя во множественности,  не в точности бесконечном, но неограниченном, но в соответствии со своей индивидуальной природой, которая обеспечивает принцип гармонии, регулирует многообразие, бросает его в некую форму единства. Все существование едино, но с постоянно активным принципом вариаций и индивидуализации. Существует универсальная природа вещей, но человек, хотя и живет внутри принципов этой природы, также имеет свою собственную природу, которая отличает его от животного и от низших форм жизни. Следовательно существует эта общая индивидуальность Человека, которую представляет все человечество  в своей полной игре единства и многообразия. Внутри этой общей индивидуальности существуют типические, расовые, национальные, классовые индивидуальности, и каждый человек имеет свою собственную индивидуальную природу, несомненно, единую в своей общей основе и материалах со всеобщей человеческой природой и с его типом, расой, классом, национальностью, но все же владеющей своим собственным принципом особой индивидуализации. Именно он царит в своей ментальности, витальном существе, физическом существе и оставляет свой штамп на них, но сам по себе он не является ни ментальным, ни витальным, ни физическим, но происходит от тайного принципа, превышающего их все; ум, жизнь и тело – это только средства и ценности его самовыражения.  Точно также обстоит дело и с каждым сообществом, нацией или другой естественной группировкой людей.

 

К истинно научной Психологии.

 

106

 

Когда древние мыслители Индии усаживались, чтобы изучать душу человека в себе и других, они, в отличие от всех других народов или школ ранней мысли, сразу переходили к процессу, который довольно точно походил на процесс принятый современной наукой в её изучении физического феномена. Ибо их целью  было изучить, классифицировать и использовать формы, силы и работу движений сознания, точно также как современные Ученые изучают, классифицируют и используют формы, силы и работу движений объективной Материи. Материал, с которым они имели дело, был более тонким, гибким и изменчивым, чем большинство неосязаемых сил, о которых знают физические Науки; его движения были более неуловимыми, его процессы труднее фиксировать, но однажды ухваченные и узнанные движения сознания, найденные Ведическими психологами, были в своем процессе и активности такими же постоянными, поддающимися управлению и используемые, как и движения физических сил. Силами души можно управлять также  совершенно и также безопасно, методически  и мощно направлять к практическим жизненным целям радости, силы и света, как современная сила электричества может быть использована ради человеческого комфорта, в качестве силы промышленности и локомотива, физического освещения; но результаты, к которым они пришли и эффект являются более замечательными и важными, чем результаты силы двигателя и электрического освещения. Поскольку  не существует разницы в сущностном законе в физическом и психическом, но лишь различие и несомненно большая разница  в энергии, инструментовке и точном процессе. Высочайшее Существование, которое проявляет себя одинаково в душе и материи, движется на основе одного фундаментального принципа  на всех своих семи уровнях, и даже посредством единых установленных срединных процессов, но Оно варьирует свою детальную оранжировку и органическое функционирование, чтобы соответствовать материалу, который оно использует и цель, которую оно ставит перед Собой в Своем божественном движении.

Точное рассмотрение и неограниченный, но все же тщательный эксперимент является методом любой истинной Науки. Не простое рассмотрение себя – ибо без эксперимента, без анализа и новой комбинации рассмотрение ведет к ограниченному и ошибочному знанию; часто это вызывает эмпирическую классификацию, которая ни в малейшей степени не заслуживает названия науки. Старые европейские системы психологии были как раз такой псевдо-научной системой. Их рассмотрения были поверхностными, их элементы и классификация – произвольны, их цели и дух – абстрактен, пуст и схоластичен. В нынешнее время создана другая система и метод, но порок старой системы сохраняется. Сделанные наблюдения были бессвязными, частичными или нездоровыми  и аномальными; обобщения в значительной степени слишком широки для их скудной основы рассматриваемых данных; абстрактное и схоластическое использование психологических терминов и старые метафизические идеи психологических процессов, все еще перевязывают глаза детского знания, искажают его истину и вредят его развитию. Эти старые ошибки странно сплетены с новым заблуждением, которое угрожает исказить всю проблему, - заблуждение материалистической предрасположенности.

 

107

 

Психология скорее должна быть наукой сознания и движения сознания в отличие от науки форм и движения форм. Следовательно, в психологии мы имеем дело с более тонким, гибким и изменчивым материалом, чем в физических науках; его движения более неуловимы, его процессы труднее зафиксировать, но когда это однажды ухвачено и обнаружено, тогда его открытые законы и  активности будут совершенно такими же постоянными, поддающимися управлению и применяемыми, как и процессы физической Природы. Они дают место даже более поразительным и важным  результатам. В физическом и психическом нет отличия в сущностном законе, но большое отличие в инструментовке и точном процессе. Ибо Верховное Существование движется по единому фундаментальному принципу или по единым установленным принципам во всех своих манифестациях, но отличается своей органической оранжировкой и функционированием принципов, чтобы приспособить материал, который Оно использует, и цель, которую Оно намерено достичь. В обоих сферах наблюдение и эксперимент являются  единственным надежным фундаментом для знания. Но наблюдение без эксперимента ведет только к ограниченной и ошибочной науке, часто к эмпирической системе поверхностных правил, которые вовсе не достойны звания науки. Именно этот дефект сохранял европейскую психологию  в статусе псевдо-науки;  и даже сейчас, когда началось реальное наблюдение и делаются попытки элементарного эксперимента, голоса разрушающегося социализма портят и мешают этому зачаточному знанию. Оно еще не освободило себя от всех своих старых схоластических пеленающих одежд; поэтому оно все еще ползает на четвереньках и еще не может научиться встать прямо и пойти.

 

108

 

Психология – это наука о сознании и о его статусе и операциях в Природе и , если это можно мельком увидеть или пережить, о его статусе и операциях за пределами того, что мы знаем как Природа.

Не достаточно рассматривать и знать движения нашей поверхностной природы и поверхностную природу других живущих существ, точно так же как не достаточно для Науки рассматривать и знать, как у электричества, только движения молнии в тучах  или  для астронома наблюдать и знать только те движения и свойства звезд, которые видимы невооруженным глазом. Здесь, как и там, весь мир оккультного феномена должен быть обнажен  и приведен под контроль прежде, чем психолог может надеяться быть хозяином своей области.

Наше наблюдающее сознание, которое мы называем собой, это только маленькая видимая часть нашего существа. Это маленькая область ниже которой находятся глубины и еще большие глубины, шири и всегда еще большие шири, которые поддерживают и возмещают его, но к которым оно не имеет видимого доступа. Все это является нашим «я», нашим существом, - то,что мы видим на вершине, является  только нашим эго и его видимой природой.

Даже движения этой маленькой поверхностной природы не могут быть поняты, а также не может быть обнаружен их истинный закон до тех пор, пока мы не знаем все то, что находится внизу или позади и снабжает их , а также пока не узнаем все то, что находится вокруг него и выше.

Ибо ниже этой сознательной природы находится обширное Несознание, из которого мы вышли. Несознание является более крупным, более глубоким, более первичным, более мощным, чтобы формировать и  направлять то, чем мы являемся и делаем, чем наша маленькая вторичная, производная сознательная природа. Несознательное для нас, для нашего поверхностного взгляда, но не несознательное в себе или для себя, оно суверенный руководитель, рабочий, определяющий фактор, созидатель. Не знать его – это не знать свои нижние истоки и происхождение большей части того, чем мы сейчас являемся и что делаем.

Но и Несознание – это не все. Ибо позади нашего маленького фронтального эго и природы есть целое сублиминальное царство внутреннего сознания со многими планами и областями. В этом царстве есть много сил, движений, персональностей, которые являются частью нас самих и помогают сформировать нашу маленькую поверхностную персональность, его силы и движения. Это внутреннее «я», эти внутренние личности мы не знаем, но они знают нас и наблюдают и диктуют нашу речь, наши мысли, чувства, деяния даже более прямо, чем Несознание ниже нас.

Вокруг нас также находится окружающий Универсум, частью которого мы являемся. Это окружающее Сознание изливает в нас свои силы, внушения, побуждения,  принуждения в каждый момент нашего существования.

Вокруг нас есть универсальный Ум, от которого наш ум лишь формация и наши мысли, чувства, воля, импульсы являются не многим больше, чем персонально модифицированный отклик и транскрипция его мысле-волн, его сило-потоков,  его пены эмоции и чувства, его потоков побуждений.

Вокруг нас находится постоянная универсальная жизнь, от которой наш мелкий  поток жизненной формации, который начинается и прекращается, является лишь маленькой динамической волной.

 

109

 

Психология – это наука Сознания; это знание его природы, его процессов, цели и результатов его процессов, его законов и законов бытия, его естественной среды и инструментов, его что, почему, где, откуда и куда.

Но что такое сознание и может ли существовать наука сознания? Находясь в теле, мы не являемся конкретными, видимыми или ощутимыми фактами, поддающимися проверке всеми, которые формируют неоспоримую отправную точку, но являемся субъектом для эксперимента и доказательства, где теории могут быть проверены в каждой точке, со всеми фактами и отброшены,  если они не соответствуют этим фактам. Данные здесь являются субъективными, текучими, ускользающими. Они не подчиняются точным инструментам, могут прилаживаться к различным теориям, не предоставляют легко доказательства, проверяемые всеми. Их представление трудно и едва ли может быть чем то большим, чем скудное и часто инфантильное в своей недостаточности. Теорий много, но мало, или даже ни одна из них, не имеет какой-либо основательности и постоянства.

Для того, чтобы понять психологию других мы зависим от нашего наблюдения их и нашей собственной интерпретации движений, которые мы наблюдаем, и от нашего сравнения с нашими собственными психологическими движениями и реакциями. Но наше наблюдение ограничено тем фактом, что то, что мы наблюдаем, не являются психологическими событиями, которые мы хотим изучить, но лишь признаки речи, действия, мимическое или телесное выражение, которые, как нам кажется, указывают на них; но это еще более ограничено возможностью ошибки в нашем наблюдении и еще большей [ошибкой] в нашей интерпретации. Ошибки неправильного приписывания свойств или качеств, преувеличения, приуменьшения, ложная [?видимость], ложная оценка, возникают на каждом шагу; на самом деле, все рассмотрение может быть ни чем иным, как ошибкой, интерпретацией чисто личной и ошибочной. Сравнение с самим собой может быть плодотворным источником ошибок; несомненно, существует общая схожесть в массе человеческих реакций, но отмеченные различия и вариации  также поразительны; здесь нет источника для уверенности.

Кажется, требуется прямая эмпирическая и экспериментальная психология, если психология должна быть наукой, а не простой массой элементарных и поверхностных обобщений со всеми последующими предположениями или неуверенными заключениями или выводами. Мы должны видеть, чувствовать, знать напрямую то, что мы наблюдаем; наши интерпретации должны быть надежными и несомненными; мы должны быть способны работать непременно на основе надежного знания.

 

*

 

Современные психологи стремились к несомненности в своем знании, открыли его, или думали что открыли,  посредством смешения психологии и физиологии; предполагалось, что наши психологические процессы являются не только инструментами, или инструментовкой, нашего сознания, но основой или составляющими  наших психологических процессов. Но этим методом мы можем достичь только расширенной физиологии, а не истинного психологического знания. Мы знаем, что есть физическая инструментовка, посредством которой физические вещи и их контакты воздействуют на наше сознание, достигают его через нервы и мозг и пробуждают определенные реакции в нем, которые могут, однако, изменяться в зависимости от мозга и контактирующего сознания; мы знаем, что сознание использует определенные психологические процессы, так же как и физические средства, чтобы воздействовать на внешние вещи и условия; мы знаем также, что физические условия оказывают воздействие на наше состояние сознания и его функционирование. Но все это было ожидаемым, поскольку мы являемся сознанием, воплощенным, а не развоплощенным, действующим через тело и с телом как местом обитания и инструментом, а не чистым сознанием, действующим  по своему собственному праву.

 

Йогическая Психология

 

110

 

Проблема сознания может быть решена только если мы отойдем назад к коренному состоянию нашего существования, в котором вещи возвращаются назад к их реальности. Ибо там они уже не являются массой феномена, который должен быть узнан, классифицирован, организован путем  чувственных восприятий, осмысления и относительной логики человеческого интеллекта. Эти восприятия, осмысления и логика принадлежат несовершенному инструменту и систематизация, которую они делают, может быть только предварительной и к тому же лишь односторонней и только полу-истинной или гораздо меньше, чем полу-истинной, и даже эта истина является подчиненного характера, сконструированное представление, а не сама истина в своей собственной природе. В действительности, интеллект видит только феномен, он не может отойти назад за его пределы; когда он пытается это сделать, он лишь достигает другого более оккультного феномена. Истина вещей может быть постигнута только когда достигают того, что может кратко быть названо духовным видением вещей и даже там полностью, только когда это не просто видение, но прямое переживание в самой субстанции существования своего  собственного существа и всего существования.

 

111

 

Сознание – это не необъяснимая причуда или случайный рост, или временный инцидент в материальной и несознательной вселенной.

Оно может таким казаться на поверхности, и физическая наука, поскольку самими своими условиями она ограничена исследованием видимостей и должна начинать с поверхностного феномена, может избрать или может не иметь альтернатив, но исследовать его на этом базисе. Но внешние проявления, это не реальность вещей, они могут быть частью истины, но они не являются полной реальностью. Нужно посмотреть за пределы внешних проявлений вещей, прежде чем мы сможем узнать вещи как они есть сами по себе: особенно первые проявления склонны вводить в заблуждение. Можно узнать истину электричества, не наблюдая вспышку молнии, как случай закипания огненной температуры в тучах. Мы должны идти дальше и копать глубже, прежде чем мы сможем достичь истины о Силе, которая проявляется в молнии. Сознание может аналогично проявляться для нас как феномен, взрыв чувствительности во мраке первоначально несознательного существования; но мы должны идти далеко за пределы того обманчивого проявления, если мы хотим знать истинную природу и происхождение, и открыть полностью все возможности этой внешне странной и аномальной силы. Ибо она аномальна потому, что она имеет место в фундаментально несознательной вселенной Материи и странна и необычна она в своих реакциях, отклонениях, работах, судьбе.

Физическая наука – а психология в её нынешних методах  это только расширение физической науки – проводит свой поиск в вещах снизу вверх; она рассматривает Материю как фундамент и основу вещей и осуществляет поиск в этой основе, достигая, как она полагает, самого дна, она верит, или когда-то верила, что самим этим фактом она поняла их глубины, их центр, их высоту и вершину. Но это наивное заблуждение. Истина вещей находится в их глубинах или в их центре и даже на их вершине. Истина сознания также должна быть найдена на его вершине и в его глубинах или в его центре; но когда мы уходим в глубины сознания, или когда мы пытаемся достичь его центра, мы входим в транс и подобным же образом, прежде чем мы достигаем его вершины, мы также уходим в транс.

Наши исследования в Материи также портит тот факт, что в Материи сознание находится в трансе и не дает внешнего ответа на наши зондирования. В живущей Материи, пока еще не ментальной, еще подсознательной, она иногда дает ответ, но не такой, чтобы мы смогли понять, и, что касается ума в животном, то это только сознание полу-пробужденное  из первоначального транса несознательной Материи: даже в человеке оно стартует с первоначального несознания, его выражения, его данные, все, что мы можем обычно сказать о нем, является движениями Неведения, нащупывающего знание. Исходя только из этого ,мы не можем понять ни чем в действительности является сознание, ни обнаружить его источник или его высочайшие возможности или его пределы, если в действительности оно имеет какие-либо пределы и не является подобно самому бытию бесконечным и неограниченным. Только если мы сможем выбраться из этого несовершенства и неведения на некую вершину его возможностей или в его скрытые глубины, или в некий скрытый центр, тогда мы сможем открыть его истинную природу и через нее само я и реальность нашего существования.

Как же мы сможем узнать, что существует вершина для сознания или внутренний центр, поскольку они не видны на поверхности вещей? По его сверхнормальным, а не его обычным проявлениям и феноменам, ибо вершина вещей всегда сверхнормальна, это только дно и то, что расположено вблизи дна является нормальным, по крайней мере для нашего обычного сознания в материальной вселенной. В особенности мы можем знать об этом посредством сверхнормального, становящегося для нас нормальным, через Йогу.

 

112

 

Я имел в виду под Йогической психологией изучение природы и движений сознания как они открываются для нас через процессы и результаты Йоги.

Это определение сразу же выводит нас из сферы обычной психологии и расширяет диапазон нашего наблюдения до огромной массы экспериментальных фактов, которые очень сильно превосходят обычную поверхность и ограниченный уровень, также как очень расширенный диапазон наблюдения Науки превышает то, как обычный человек смотрит только на естественный внешний феномен с помощью своего невооруженного ума и чувств. Сфера Йоги практически неограниченна, и её процессы и инструментовка имеют пластичность, адаптивность и силу расширения, для которых трудно увидеть или установить какой-либо предел.

Это так, что современная психология испытывала внутренний закон живой материи и сознания и пришла к результатам, которые поразительны, но ограничены и фундаментально неокончательны. Из них мы знаем, что на движения сознания воздействует и, с определенной точки зрения, они определяются функционированием физических органов. Но все же природа,  исток и закон сознания остаются неизвестными; все, что было доказано, так это то, что тело обеспечивает его механизмом или является инструментовкой для его проявления в живых физических телах, и что определенные повреждения, деформации или износ механизма может вести к значительным или серьёзным последствиям в функционировании воплощенного сознания. Это должно быть ожидаемо и может быть сразу признано; но нет доказательства того, что сознание есть функция материи или что оно было создано химическими или биологическими процессами  тела, или что оно разрушается с растворением жизни в теле. Прекращение его функционирования  в теле смертью ничего не доказывает, ибо это следовало ожидать какой бы ни был исток у сознания или его фундаментальная природа. Его исчезновение может быть уходом, исчезновением из тела, но не исчезновением из существования.

Истинно также и то, что современное исследование, изучающее психологический ( как противоположность физиологическому) феномен, обнаружило определенные истины, которые также открыты в результате Йогического процесса: роль подсознания, сублиминального, двойственной или множественной персональности; но наблюдения в этой сфере носят чрезвычайно ищущий и первоначальный  характер и трудно увидеть как это сможет  привести к тому же размаху результатов в этой сфере, как и в физиологии, физике, химии или других разделах физической Науки.

Именно только в результате процесса Йоги, можно достичь инструментовки, которая будет прокладывать широкие дороги в психологическое Неизвестное, а не только мрачные и узкие туннели. Сфера психологии нуждается в прямом внутреннем психологическом инструментарии, посредством которого мы сможем достичь уверенных данных и уверенных результатов в нас самих, проверенных такими же уверенными данными и результатами в нашем наблюдении других и скрытого психологического мира и его игры невидимых сил. Физическое -   это внешне видимое, ощутимое и нужны физические инструменты для его исследования; психологическое – это физически невидимое и неощущаемое,  обнаруживаемое только при помощи организации внутренних чувств и другими сейчас еще не развитыми и оккультными средствами. Именно через сознание и только через инструментарий сознания могут быть открыты природа, законы и движения сознания, а это является методом Йоги.

 

 

Раздел Третий. Йога: Изменение Сознания и Трансформация Природы.

 

Путь Йоги

 

Изменение Сознания: Значение Йоги.

 

113

 

Йога – это средства, практикуя которые достигают единения с Истиной, находящейся позади вещей, через внутреннюю дисциплину, которая ведет нас из сознания внешнего и мнимого к сознанию внутреннему и реальному. Йогическое сознание не исключает знание  внешнего видимого мира, но оно видит его глазами внутреннего, а не внешнего видения и переживания, изменяя и исправляя все его ценности в свете внутреннего, более глубокого, более великого, более истинного сознания и применяет к нему Закон реальности, заменяя закон царства Неведения законом божественной Воли и Знания. Изменение сознания – вот все значение процесса Йоги.

 

114

 

Йога – это наука, процесс, усилие и действие посредством которых человек пытается выйти за пределы своего обычного ментального сознания в более великое духовное сознание.

 

115

 

Любая йога по своей сути [………….] – это возвышение или углубление нашего сознания с тем, чтобы оно могло стать способным на что-то, находящееся за пределами нашего обычного сознания или нашей обычной Природы. Это вхождение в глубины, восхождение к высотам, расширение за пределы.  Или это является контактом с внутренними глубинами, с высотами над нами, ширями за нашими пределами, открытие к более великим влияниям, существам, движениям или принятие их в наше поверхностное сознание и существо для того, чтобы внешнее изменялось, окутывалось, управлялось тем, что не является нашим обычным я. Ибо Реальность, которую мы ищем, не лежит на поверхности или, если она и есть там, то она скрыта и только более глубокое, более высокое или более широкое сознание, чем любое, к которому мы сейчас имеем доступ, может достичь, коснуться или знать и владеть ей. Даже если мы погружаемся ниже нашего обычного сознания,чтобы найти то, что находится там, это составляет лишь некий аспект Реальности, в которую мы входим.

 

116

 

Под Йогой подразумевается  - здесь слово не используется в ограниченном смысле, даваемой ему в спорах Пандитов  - использование и [?     ] определенных процессов само-дисциплины и само-тренировки или спонтанного, или автоматического, само-усиления и само-расширения ума и всего того, что в нас ограничено и того, посредством чего мы входим в более обширное и более глубокое, чем наше обычное, сознание.

Это сознание осознает внешние вещи не только через физический ум и чувства, но другими, хотя часто и схожими, средствами Ума, внутреннего чувства, или чувств, внутренним тактом или чувством подобным проецированию или чуткому осознанию вещей, находящихся близко или на большом расстоянии, предостерегающее чувство о вещах, происходящих или готовящихся произойти, чувство невидимых вещей  или личностей, внутреннее видение физических объектов и происходящего не перед глазами и сотни других феноменов необычных для нормального ума. Этот феномен обычно называли оккультным, или психическим, или описывали как галюцинацию в соответствии с точкой зрения говорящего, но такие эпитеты ничего не объясняют. Этот диапазон переживаний существует и для каждого, кто будет знать природу и первооснову,  возможности сознания исследование их императивно.

Однако, этот диапазон феномена является только внешней бахромой Йоги. Более важно то, что это допускает к внутренней сфере

Page 328

переживаний чрезвычайной важности, к росту психеи и духа, к глубочайшим реальностям и [? в конце концов] к самой глубокой из всех; [ . . .  . . . ]

 

Но что же в точности мы подразумеваем под словом Йога? Оно используется здесь в самом общем смысле какое только возможно, как удобное название, включающее все процессы или результаты процессов, которые ведут к развуалированию более великого и более внутреннего знания, сознания, опыта. Любая психическая дисциплина, посредством которой мы можем войти частично или полностью в духовное состояние сознания, любое спонтанное или  систематизированное приближение к внутренней Реальности или верховной Реальности, любое состояние единения или близости с Божественным, любой вход в сознание более обширное, более глубокое или более высокое, чем нормальное сознание общее для человечества автоматически попадает в диапазон слова Йога. Йога уводит нас с поверхности в глубины нашего сознания, или она допускает нас в самый свой центр; она поднимает нас в скрытые высочайшие высоты нашего сознательного существования. Она показывает нам тайны Я и тайну Божественного. Она дает нам знание, видение, присутствие Имманентной, Космической и Трансцендентной Реальности, которая является   её высочайшей целью. На более низком уровне она дает нам ключ к внутреннему и более обширному сознанию, которое сублиминально для нас и выносит его переживания, его силы и возможности, и, хотя мы знаем эти вещи, тайна Сознания и знание всего существования должно ускользать от нас. Именно через эту дверь мы переходим от неведения относительно нашей истинной природы к полному свету само-знания.

Но существуют методы, школы, дисциплины Йоги, которые обращены к одной узкой цели, следуют каждая различным путем, завоевывают контроль над отдельной областью, и, следуя этим исключительным путем, мы  узнаем только  эту область нашего бытия или достигнем единственной вершины. Именно интегральной Йогой можно достичь интегральности сознания. Нашей целью должен стать охват в этом новом знании всех планов сознания и всех его вершин. Тогда в свете знания, принесенного нам и в его расширении и возвышении нашего сознания, именно в свете вершины вещей мы должны видеть и знать все. Только тогда наше неведение, или очень частичное и поверхностное осознание нас самих, может быть затоплено светом само-откровения и обращено в само-знание.

 

117

 

Йога по сути является переходом от обычного сознания, в котором мы осознанем только проявления, к более высокому, более широкому, более глубокому сознанию, в котором мы начинаем осознавать реальности и единую Реальность. Мы не только начинаем осознавать её, но мы можем жить в ней и действовать из нее и в соответствии с ней вместо того, чтобы жить в и согласно видимости вещей. Йога – это переход от неведения к само-знанию, от нашего видимого к нашему истинному существу, от внешнего феномена ментально витально физического жизне-существования к внутреннему духовному существованию и одухотворенной природе.

Посредством Йоги мы переходим от феноменального Человека к истинному, от сознания нашей собственной внешней, видимой природы к сознанию нашего реального я, Атману,  внутреннему  и глубочайшему человеку, Пуруше, тому, чем мы истинно и вечно являемся. Это я, или истинное существо, остается постоянным через все изменения нашего феноменального вещества, изменения ума, жизни или тела или изменения нашей внешней персональности; оно неизменно, вечно и бессмертно, частица или часть проявления Вечного.

Через Йогу мы также переходим от нашего сознания феноменального проявления или видимостей космоса, или мира вокруг нас к сознанию его истины и реальности. Мы начинаем осознавать мир как манифестацию универсального или в универсальном существе, которое является сущностной истиной всего, что мы видим, слышим, переживаем. Мы начинаем осознавать космическое Сознание, которое является секретом космической Энергии, космического Я, или Духа, космического Божественного, универсального Божества.

Но через Йогу мы начинаем осознавать также, что наше собственное Я, или истинное существо, яляется единым с космическим Я и Духом, что наша природа – это игра космической Природы; стена между нами и универсальным существованием начинает растворяться и полностью исчезает. Мы начинаем осознавать тот же самый Пантеон в  нас самих и в других и во всем универсальном существовании.

Но также  через Йогу мы начинаем осознавать нечто, что является больше, чем наше индивидуальное существование и больше чем космическое сущестование, трансцендентное Существо или Сущестование, которое не зависит от нашего существования или от существования вселенной. Наше существование – это проявление  того или в том Существе, космос также является манифестацией того или в том едином Верховном Существовании.

Тогда это является той Истиной, или Реальностью, которой мы достигаем с помощью Йоги, единое и верховное Существо, или Существование, и Сила Бытия, которая проявляется как космическое Я, или Дух, и космическая Энергия,  или Природа, и в этом снова проявляется как наше собственное я, или дух, который начинает осознавать себя как индивидуальное существо и природу.

 

Единение: Цель Йоги.

 

118

 

Это является целью любой Йоги, перейти посредством изменения сознания в Реальность, которая находится за пределами вещей и больше не жить в их видимом проявлении. Войти в некого рода единство, или связь, или участвовать в этом,  вот общая цель любой Йоги.

Но Реальность представляется сознанию человека,  ментальному существу, под многими аспектами. Мы ищем единства или близости к Божественному, каким бы ни было это Божественное. Видим ли мы Божественное как личное Божество или как безличное Существование. Притягивает ли нас Бог любви или сострадания, или Бог могущества и силы. Это божественный Друг, который встречает нас или Божественный Владыка, или Отец Мира, или Мать Мира, или всемогущий Господь всего, или Божественный Возлюбленный. Мы существует в присутствии Космического Духа, в чьем космическом сознании мы теряем наше обособленное эго, или в Супракосмическом Абсолюте, в котором мы полностью теряем наше космическое также, как и наше индивидуальное существование. Мы находим наше собственное высочайшее Я или Я всего, или мы переходим в высочайшую мистерию без связей и признаков, где ни я, ни все не могут больше существовать. Или это может быть невыразимая мистерия первичного Ничто,  которая отменяет для нас любое страдание вместе со всем существованием, или же это Ничто может быть космическим Всем, которое является совершенно отличным от того ложного и иллюзорного существования, созданного для нас умственным и жизненным опытом.

 

119

 

Йога – это наше единение с неким Существом или некой Реальностью, которая является более великой, чем мы сами или же является нашим собственным величайшим и реальным Я; это То, с чем мы соединяемся через Йогу; То, во что входим или чем становимся.

 

120

 

Любая Йога стремится к единению с Высочайшим, Духом, Я, Божественным, или какое бы другое имя или аспект Единого Вечного и Бесконечного мы бы не ухватили.

И под единением мы предполагаем, во-первых, контакт, постоянный и нарастающий, с сознанием Божественного или Бесконечного, затем - уподобление ему или поглощение нас самих им, затем - становиться не только похожим на него, наполненным им, пребывающим в нем, но становиться тем божественным сознанием и бытием, сущностью его сущности и таким образом отменить любое разделение, которое отделяет нас от Божественного, из которого мы пришли.

 

121

 

Быть единым с Вечным является целью Йоги; нет другой цели, поскольку все другие цели включены в это одно божественное совершенство.

Быть единым с Вечным – означает быть единым с его бытием, сознанием, силой и восторгом. Все, что существует, обобщено в этих четырех терминах бесконечного, ибо все остальное есть ни что иное как их работы.

Быть единым с Вечным – также означает жить в Вечном и в его присутствии, и из его бесконечной природы (sayujya –абсолютное единение божественного с человеческим духом , salokya – жизнь души в божественном, samipya – жизнь души с божественным, sadrishya- схожесть (с божественным)).

Эти четыре вместе являются единым способом бытия, единым совершенством.

Жить в Вечном также означает жить с Вечным внутри нас. Кто бы сознательно ни населял его бытие, во всем  живет его сознательное присутствие. Бог живет, движется и действует в нас, когда мы живем, движемся и действуем в нем.

 

122

 

Йога – это контакт человеческого в нас с божеством, в котором оно обитает, конечного с Бесконечным, все еще заканчивающее развитие и несовершенное человеческое с его еще непроявленным, достигаемым совершенством, внешне активным пробужденным сознанием, которое контролируется внутренне активным контролирующим сознанием, человека с Богом, изменчивого внешнего видимого эго с тайным реальным и нерушимым Я. Через этот контакт низшее поднимается к высшему, развивается неразвитое, создается нерожденное, человечность принимает некую часть божественного, человек движется вверх к Богу. Это, направленное вверх и само-расширяющееся движение, является пользой Йоги.

 

123 

 

Быть единым во всех способах своего существования с тем, что является Высочайшим – это есть Йога. Быть единым во всех способах своего существования с тем, что является Всем –  это есть Йога. Быть единым в своем духе и в своем понимании, в своем сердце и во всех своих членах с Богом в человечестве – это есть Йога. Быть единым со всякой Природой и со всеми существами - это есть Йога. Все это означает быть единым с  Богом в его трансцендентности и его космосе, и во всем, что он создал в своем бытии. Поскольку из него все существует и все существует в нем, и он есть все и во всем, и поскольку он есть твое высочайшее Я,  и ты един с ним в своем духе, и являешься его частицей в своей душе, и играешь с ним в своей природе, и потому что этот мир является сценой в его бытии, в котором он является твоим тайным  Мастером и любовником,  другом и господином, опорой и целью всего твоего искусства, поэтому быть единым с ним – вот совершенный способ твоего бытия.

 

124

 

Человеческое существо на земле – это Бог, играющий в человечество в мире материи в условиях стесняющей движения плотности с неясным намерением навязать закон духа на материю,  природу божества на человеческую природу. Эволюция - это есть ни что иное, как развертывание Духа из плотности материального сознания и постепенное само-проявление Бога из этого внешне животного существа.

Йога – это применение, для этого процесса божественного само-проявления, верховной силы тапаса, которой Бог создал мир, поддерживает его и будет разрушать его. Для ограниченных работ нашей скованной животной человечности она всегда заменяет некое прямое действие бесконечной божественной силы. Она использует божественные средства для того, чтобы подняться к божественности.

Любая Йоги – это тапасья и любые сиддхи Йоги – это исполнение божественности либо через единение, либо через связь с Божественным Бытием в его принципах или в его персональности, или в обоих вместе, или одновременно через идентичность и связь.

Идентичность, тождество – это принцип Адвайты, взаимосвязь - Двайты, связь в видоизмененной идентичности - Висаштадвайты. Но полное совершенство приходит через тождество с Богом в сущностном переживании и отношении отличия от Него в переживании проявления.

 

125

 

В конце есть единение, близость, постоянные дружеские отношения в душе с Божественным, и еще более чудесное единство и жизнь в нем.

 

Йога: Частичная и Полная.

 

126

 

Йога означает единение и вся цель Йоги – это единение человеческой души с верховным Бытием, а также нынешней природы человечества с вечной, верховной или божественной Природой.

Чем больше единство, чем больше Йога, тем более полным является единение, тем более завершенной становится Йога.

Существуют различные представления  о верховном Бытии и каждое представление связывает школу Йоги с её отдельной идеей и дисциплиной. Но это частичные и неполные системы, или, вернее, они полны в себе, но не покрывают все человеческое существо и природу. Большинство из них уводят от жизни и полезны лишь для немногих, кто движим отвернуться от человеческого существования и искать блаженство какого-то другого состояния существования. Для большинства человечества этот тип Йоги не несет реального послания. Одна только полная Йога, которая принимает Бога в мире и единство со всеми существами, и солидарность со всем человеческим родом, наполняет жизнь и существование Бого-сознанием и не только поднимает человека индивидуально, но и ведет человеческую расу к полному совершенству.

 

127

 

Цель, которую ставит перед собой Йога – это Бог; её метод – тапасья.

Бог – это Все и то, что превосходит и превышает Все; нет ничего в существовании, что бы ни являлось Богом, но Бог не является чем-либо в этом существовании, кроме как символически, в образе для Своего собственного сознания. Человечество – это тоже образ или изображение Бога, мы созданы в Его образе; и это означает, что не в формальном образе, но в образе Его бытия и персональности, в сущности божественности и её качества, божественного существа и божественного знания.

В каждой вещи, существующей феноменально, или, как мы скажем, символически, есть две части: вещь сама по себе и символ, Я и Природа, res (вещь, которая существует) & factum (вещь созданная), неизменное бытие и изменчивое становление, то, что является сверхъестественным в ней и то, что естественно.

Все сущее имеет в себе нечто, что стремится превзойти себя; Материя движется к тому, чтобы стать Жизнью, Жизнь движется к тому, чтобы стать Умом, Ум движется у тому, чтобы стать идеальной Истиной, идеальная Истина поднимается, чтобы стать божественным и бесконечным Духом.

Page 335

Причина в том, что каждый символ, будучи частичным выражением Бога, добивается и ищет того, чтобы стать своей собственной  полной реальностью; он стремится стать своим реальным я, через трансцендирование  своего видимого я. Вещь, которая сделана, привлечена к Вещи, которая существует, к становлению к бытию, естественное – к сверхъестественному, символ - к Вещи самой по себе, Природа – к Богу.

Направленное вверх движение – это средство к осуществлению существования в мире; направленное вниз движение – это разрушение, Ад, погибель. Все имеет тенденцию двигаться вверх; однажды, когда это утверждается в своем естественном существовании, оно ищет сверхъестественное.

Любая природа – это шаг к какой-то сверхприроде, к чему-то, что естественно для самого себя, но сверхъестественно для того, что находится ниже его. Жизнь сверхъестественна для Материи, Ум сверхъестественен для Жизни, идеальное существование сверхъестественно для ментального существа, бесконечное существование сверхъестественно для идеального существования. Точно также человек сверхъестественен для животного, Бог сверхъестественен для человека. Человек также, как только он утвердится в своем естественном существовании, должен настаивать на своем направленном вверх движении к Богу.  Движение вверх направлено к Небесам, движение вниз – в Ад.

Животная душа осуществляет себя, когда она превосходит животность и становится человеком. Человек также осуществляет себя, когда он  превосходит человечность и становится Богом.

 

Уступая Природе, мы изменяем и Природе и Богу; превосходя Природу, мы одновременно осуществляем все возможности Природы и поднимаемся к Богу. Сначала человек касается божественного, а затем становится божественным.

Есть те, кто стремится убить Природу для того, чтобы стать Собой; но не в этом заключается намерение Бога в человечестве. Мы должны превзойти Природу, а не убивать её.

Любое движение человечества, которое стремится разрушить Природу, каким бы оно ни было религиозным, возвышенным или чистым, какой бы ни была ослепительно чистой его эфирность, обречено на провал, на болезненное разочарование, развенчание иллюзий или на извращение. Оно по самой своей природе преходяще, поскольку противоречит условию, установленному для нас Богом. Он установил Природу в качестве условия для Своего само-осуществления в мире.

Любое движение Природы, которое подкупает нас быть удовлетворенными Природой, жить на земле и прекратить смотреть вверх, каким бы рациональным, предусмотрительным, практичным, эффективным, комфортным оно ни было, обречено на истощение, оцепенение и прекращение. Оно по самой своей природе преходяще, поскольку оно противоречит намерению Бога в нас. Он тайно обитает в Природе и подчиняет нас Себе Своим неодолимым притяжением.

Материалистические движения так же противоестественны и аномальны, как  аскетические и отрицающие религии и философии. Под предлогом возвращения нас назад к Природе, они полностью уводят нас от нее, ибо они забыли, что Природа является Природой только феноменально, но в своей реальности она есть Бог. Божественный элемент в ней является тем, что наиболее реально в ней; остальное – это только условие, процесс и стадия в развитии тайной божественности.

Не быть пойманным в ловушку, спутанным и связанным Природой, не ненавидеть и не разрушать её - вот первая вещь, которую мы должны выучить, если мы хотим стать завершенными Йогинами и продолжать движение к нашему божественному совершенству.

Будучи еще естественными в мире,  вечно превосходить Природу, чтобы и внутренне и внешне мы могли владеть и использовать её как свободный и господин, swarat (само-властелин),  samrat (император, господин своего собственного само-окружения) – вот наше осуществление.

Будучи еще символом, достичь через него той вещи, которая символизирует себя, понять символ – вот наше осуществление.

Будучи еще фигурой человечества, человеком среди людей, живущим телом среди живущих тел, хотя и живя в жизни и теле, но все же ментальное существо среди ментальных существ, будучи и оставаясь всем этим, чем мы внешне являемся, все же провосходить все это внешнее человечество и становиться в теле тем, чем мы есть в действительности: Богом, духом, верховным и бесконечным, чистым Блаженством, чистой Силой, чистым Светом, - вот наше осуществление.

Вся наша внешняя жизнь – это становление, но любое становление имеет в качестве своей цели и осуществления бытие и Бога - это единственная суть; стать божественным в природе мира, в символе человечества – вот наше осуществление.

 

Йога в своём осуществлении может быть либо полной, или всесторонней, либо частичной, или выборочной. Полная и всесторонняя Йога избегает ограниченности аспектами и ведет к полной божественности.

Если мы должны превзойти нашу человеческую фигуру и стать божественными, мы должны сначала, как говорят в Индии, достичь Бога; ибо человеческое эго – это низший, несовершенный термин нашего бытия, а Бог – это его высший и совершенный термин. Бог в нас – это владелец нашей сверх-природы и без Него не может быть эффективного подъема. Конечное не может стать бесконечным, если только оно не осознает и не возжелает коснуться своей собственной тайной бесконечности; и символическое существо не сможет любить и преследовать свою Само-Реальность до тех пор, пока оно не узнает Её, превосходя нынешние пределы своей только видимой природы.  Эта необходимость является императивным оправданием религии, - не церкви, кредо или теологии; ибо все эти вещи являются скорее внешней религиозностью, чем истиной религией, но той личной и сокровенной религии, сущности  характера, духа и жизни, не взглядов или церемонии, которые притягивают каждого человека к его собственному видению Всевышнего или к его собственной идее чего-то более высокого, чем он сам. Без поклонения Всевышнему в сердце, без стремления воля к нему или без жажды его в страстных молитвах, мы бы не имели импульса или силы для трудного и высочайшего усилия, требуемого от нас. Поэтому говорили пророки и нисходили Аватары с тем, чтобы человечество могло быть вдохновлено к этому великому зову в ответ на их тянущие вверх энергии. Целью рационализма и Науки является сделать человека довольным своей человечностью, это противоречит Природе, препятствует её эволюции; целью религии, - но к сожалению не кредо и Церквей -  должна являться  великая цель Природы, подталкивающая человека к своей эволюции.

Достижение Бога – вот истинный объект всех человеческих усилий для которых все его другие усилия: политические, социальные, литературные, интеллектуальные являются только необходимым условием и подготовкой расы; но тогда существуют отличия в состоянии достижения, отличия в его размахе и действенности. Могут быть с пользой  выявлены три состояния достижения: касание с Богом, обитание в Нем и становление Им. Первое – первичное и элементарное; хотя, проходя за вуаль нашей обычной природы, мы касаемся божественного Существа или Оно склоняется, накладывая Свое касание на нас,  хотя мы сначала входим в контакт с Ним либо в нашем сердце, нашем уме, наших работах или нашем бытии, но мы не можем продолжать жить в Нем. Если мы сильны в духе, касание в действительности может быть стремительным и быстрым, и мы можем сразу пробудиться и шагнуть вперед к состоянию жизни в божественном, человеческой души - в душе Бога, индивидуального - в универсальном; но там должно быть касание. Заставить сделать этот подготовительный шаг, привести человека в некий контакт с Богом, - вот общая и иногда единственное дело человеческих религий. Для цели Природы не имеет большого значения то, как это сделано, - каким бы ни был грубым и простым способ, через какие интеллектуальные ошибки и эмоциональные промахи или этические проступки должен быть установлен контакт;  это императивно и превыше всех вещей требует религиозный дух. Природа, каким всегда был её путь,  принуждает к своим крайне важным, непосредственным шагам и хочет завоевать свою единственную, великую и главную цель с любым количеством частных потерь.  Кроме того, человек так различен в аранжировке своих человеческих качеств, главных побудительных мотивах так же, как и в присущем ему темпераменте, отличающемся так сильно или так тонко в каждой индивидуальности, что там не может быть, ибо в этом состоит цель Природы, слишком много  сект, дисциплин или различных религий. Свами Вивекананда хорошо видел завершение религии в состоянии, когда каждая человеческая индивидуальность имеет свою собственную религию, диктуемую своими собственными духовными потребностями  и природой; ибо коллективные кредо, Церкви и теологии, несмотря на их временную неизбежность и некое неоспоримое постоянное преимущество,помогают формализовать направленное вверх усилие и лишают его своей приспособляемости, свободы и безукоризненной индивидуальной искренности. Жрец и догма редко оставляют Бога и душу свободными, чтобы встретить друг друга  в той уединенности и спонтанности, которая придает единству его высочайшую силу и восторг. Они всегда втискиваются для того, чтобы контролировать и осуществлять руководство на этом бракосочетании и  узаконивать его, со своими формулами, обрядами и официальными регистрациями.

Больше того, интеллект обычного человека узок, его усилие скоро истощается и легко удовлетворяется несовершенством. Если он склонен думать, что его способ контакта с Божественным – это единственный способ, то его собственная свобода более высокого развития сковывается или полностью отворачивается от него и в своем интеллектуальном и религиозном эгоизме он воюет против свободы других. Большинство религий склонны легко верить в то, что однажды установлен контакт с Богом, не важно с какими ограничениями и какого рода  и сделано все, что нужно было сделать, и осуществлено все, что Бог требует от нас.

 

Естественно, что популярные религии имели склонность быть дуалистичными и сохраняли резкое различие между человеком и Богом,  отделяя символическое существо от Того, что выражает себя в нем; в то время как одной рукой  они поднимали человека к своей сверхприроде, другой – они тянули его вниз к его обычной природе. Низшее наполнялось пыланием высшего и его касались его сила и восторг, но оно само по себе не поднималось в него и не жило в нем. В самом своем низу дуалистическая душа лелеяла налет своих несовершенств, в самом верху, хотя и в редких самопревосходящих движениях, в страхе и благоговении, сохраняла свою отделенность от божественного Возлюбленного, преклоняясь у Его ног, но не могла спрятать себя в Его груди.

Поэтому Природа, все еще продолжающая свою поднимающую вверх волну, подготовила более мощный ранг человеческих душ, которые способны идти вперед за пределы этого подготовительного усилия и могущие войти в само существо Бога, способные жить там в блаженстве. Входящие в сознание Бесконечного, чувствуя его со всех сторон вокруг и в них, вечно трепеща от его касания, осознавая тождество с Ним в природе, радости и внутреннем самоосознании, в этой идентичности они все еще сохраняют постоянную отделенность своего особого бытия. Они не погружают себя полностью в божественный океан или, если они спускаются в него, то удерживаются на фантомной линии, которая предотвращает их касание с поверхностью. По своей природе – каких бы они ни придерживались мнений – такие люди являются Висиштадвайтинами (Visishtadwaitin), душами не притянутыми к полному единству. Но хотя человек полностью погружает себя  в Бога, не заботясь о том  выплывет ли он вновь, хотя человек полностью жертвует себя божественному, не скрывая ни одной части своего существа, даже ни малейшей частички отделенности своего индивидуального эго, дживатман, божественная цель в человеке не может быть полностью осуществленной. Поэтому Природа, или Воля Бога, - ибо Природа – это ни что иное как Воля Бога в действии – обеспечила, что некоторые, живущие в Боге, человеческая душа в божественной душе, должны быть неодолимо немедленно призваны, с краткой передышкой или долгой и длинной, к полному погружению. Эти идут вперед  и сбрасывают в Боге последний след Эго. Некоторые из нас, как сказано великим учителем, являются дживакоти (jivakoti), человеческими существами, склонными так сильно к символической природе, что, если они на время полностью теряют её в Реальности, они теряют себя; однажды погрузившись, они не могут вернуться; они потеряны в Боге для человечества; другие - являются ишваракоти (ishwarakoti), человеческими существами, чей центр уже был сдвинут вверх или поднят в вышестоящие планы нашего сознательного существования изначально, был установлен скорее в Боге, чем в Природе. Такие люди уже склоняются от Бога к Природе; поэтому они, даже теряя себя в Нем, все же сохраняют себя, так как, достигая Бога, они не оставляют свой центр, но, скорее, идут к нему; достигая [Бога], они способны снова склониться к человечеству. Те, кто может таким образом вернуться из купели Бога являются окончательными помощниками человечества и избраны Богом и Природой для того, чтобы подготовить тип супраментального человека, к которому поднимается наша человечность.

Тогда существуют эти три божественные состояния, состояния, которые отдельно были постигнуты при достижении Бога человеком. Человек, будучи ограниченным в энергии и разделенный сильнее, чем католик в интеллекте, обычно привязан к своему отдельному представлению и ограничивает себя до одного или другого из этих состояний; Йогический метод, также, будучи внимательным к различным человеческим природам, приспосабливает себя к их ограничениям, становится выборочным и концентрируется на одном или другом из этих состояний. Или даже он становится частичным, так же как и выборочным; ибо в своем контакте с Богом, он соотносит себя скорее с частью божественного качества, чем с идеальной божественностью, с Богом милосердия, Богом правосудия, Божественным Владыкой, Божественным Другом или же с каким-то аспектом божественного имперсонального бытия, с Бесконечным Восторгом, Бесконечной Силой или Бесконечным Покоем и Чистотой. В пребывании там могут быть такие же ограничения; в становлении также они могут упорно продолжаться. Нет ошибки в этом выборочном процессе или в этой частичности. Они необходимы; человеческие ограничения требуют этого способа; сама человеческая способность к совершенствованию находит свою выгоду в этих уступках. Природа знает свою задачу и она приступает к ней с широкой, гибкой и абсолютной мудростью, которая смеется над нашей беспомощной логической узостью и жесткими, односторонними соответствиями. Она знает,что имеет дело с бесконечно комплексным и изменчивым материалом и должна быть бесконечно комплексной и вариативной в своих методах. Мы рассматриваем только точный метод и завершающее осуществление; она же на своем пути должна рассматривать тысячесильную борьбу и бесконечные возможности.

Тем не менее её предельная цель и совершенная и всеобъемлющая Йога та, которая скорее охватывает, чем селектирует. В рамках символа человечества нам предназначено быть  тем, чем Бог является в себе Самом и во всем. Сейчас Бог абсолютен  и свободен от этих ограничений и всеобъемлющ. Он всегда един в своем бытии, но все же одновременно и един  и отделен от своих символов и в этой дифференциации единства способен стоять совершенно в стороне от них. Также и мы в нашей абсолютной божественной реализации, когда мы стали едиными с нашим божественным Я, можем и должны быть  способны аналогично выступать как я еще единое во всех существах, но все же дифференцированное в символе так, чтобы наслаждаться блаженной разделенной близостью такой, как близость Любящего и Возлюбленного, смешенная, но все же отделенная в их восторге; и можем, и должны, даже быть способны встать в стороне от Бога в некой полной отделенности, все же держа Его руку, не так как чистый дуалист, но все же, стоя в стороне от Него, с тем, чтобы мы могли наслаждаться той бесконечностью человеческих взаимоотношений с Богом, которая является чудом, красотой и радостью дуалистических религий. Осуществить это – вот задача полной, пурна, Йоги, и садхак, кто сможет достичь этого, является в своем состоянии полным Йогином.

Но разве возможно такое тройственное состояние души? Логически это казалось бы невозможным; логически, любые тройственности являются химерами и вещь должна быть в данное время одной вещью и не может сочетать три таких расходящихся состояния как единство, разделенное единство и эффективная дуальность. Но в этих делах дюйм переживания ведет дальше, чем ярд логики, и вы найдете, что переживание подтверждает, что это триединое Бого-состояние абсолютно возможно и легко, когда вы однажды достигли полноты Бога. Мы не должны применять к душе логику, которая основана на специфике материи. Это истина куска земли, что он не может быть одновременно куском, подвешенным или приклеенным на какой-то сук, куском, вытащенным из земли, и бесформенной массой, втоптанной в материнскую почву. Но это потому,что кусок отделен от земной формы. Душа не отделена от Бога этими барьерами вещества и измерения. То что истинно для материи, не истинно для Духа, аналогично стандарты формы  не становятся фактами, применимыми к бесформенному. Ибо материя – это сознательное бытие, заключенное в форму, дух – это сознательное бытие использующее форму, но не заключенное в нее; и это является привилегией Духа, что через неделимость в своем чистом бытии, он свободно само-поделен в своем сознательном переживании и может концентрировать себя в многих состояниях одновременно во времени. Именно этим тапасом, посредством этой разнообразной концентрации само-знания Божественное Существование создает и поддерживает мир и является единым и в то же самое время Богом и Природой и Миром, Личностью и Безличным, Чистым и Разнообразным, Качественным и Бескачественным, Кришной и Кали, Шивой, Брамой, и Вишну, человеком и животным, овощем и камнем, всеми аспектами Себя и всеми символами. Поэтому нам несомненно нужно, чтобы мы, восстанавливая нашу божественную реальность, не были связаны одним состоянием или аспектом, но могли бы владеть тройственным  или даже множественным переживанием души. Становясь Богом, мы становимся тем, что является Всем и превышает и трансцендентно Всему. Sarvabhutani atmaivabhud vijanatah. Душа абсолютного знания становится всеми существующими вещами и Тем трансцендентным, в которм все вещи имеют свое существование, ihaiva, не прекращая владеть своим человеческим центром отдельного существования. Ибо это является полной божественностью, которая является результатом полной и всеобъемлющей Йоги.

 

Частичные Системы Йоги.

 

Джняна Йога: Йога Знания.

 

128

 

Все существование – это существование Единого, Вечного и Бесконечного, начало, средина и конец, исток и субстанция, континент и поддержка всех вещей. Нет и не может быть никакого другого существования, нет ничего, что было бы вне, выше или ниже, или за пределами, или каким либо образом отделенным от существования единого Вечного и Бесконечного. Все,что проявляется как конечное, временное, множественное и феноменальное – это все же в реальности является бытием Вечного и Бесконечного. Ekam evadvitiyam.

Это первая и неизменная истина, без которой ни какая другая не может быть понята в истине вещей или поставлена на должное место в интегральности Целого. Поэтому именно это является фундаментальной реализацией, достичь которую дожен искатель Йоги.

 

129

 

Существование Бога – это первое семя Йоги. Это Тат Сат Веданты. Я есть – это второе семя. Это So'ham Упанишад. Бог – это бесконечная самосуществующая, самосознательная сила существования, само-рассеянный или само-сконцентрированный восторг существования; Я тоже является тем бесконечным само-существованием, само-сознанием, само-силой, само-восторгом, это является двойным третьим семенем. Это Сатчитананда мирового трансцендентного умозаключения всей человеческой мысли.

 

130

 

Само-знание – это фундамент полной Йоги. Утверди  в себе само-знание. Само-знание и знание Брахмана – едины; ибо я есть Он. Из-за этого пусть не будет сомнения в твоем уме. «Я» является двойным: сущностным и феноменальным, бытием и становлением.

 

131

 

Сначала осознай свое внутреннее я и дух. Затем осознай  то я и дух, едиными с тобой в других.

 

132

 

Любая Йога начинается с ощущения, что то, чем мы являемся в настоящее время или, вернее, то, что мы понимаем под самими собой – это только невежественная, частичная и поверхностная формулировка нашей природы. Это не все наше я, она даже не является нашим реальным я, это маленькая представляющая персональность, выдвинутая вперед истинным и неизменным бытием в нас ради переживания этой краткой жизни; мы не только были в прошлом и можем существовать в будущем, но мы являемся гораздо большим, чем это, в нынешней тайной тотальности нашего бытия и природы. В особенности, есть тайная душа в нас, которая является нашей истинной личностью; существует наше тайное я, которое есть наше имперсональное бытие и дух. Развуалировать эту душу и это я – является одним из самых важных движений Йоги.

 

133

 

Чувство большего или даже наивысшего Я не обязательно должно быть ограничено негативной и пустой безбрежностью,  единственным характером которой должно быть отсутствие ограничения или качества. Первым предельным толчком для нашего отката из того, чем мы сейчас являемся, или считаем самими собой,  может быть, и часто сначала является, вынос нас в это аннигилирующее переживание. Отрицание нашего нынешнего заблуждения, освобождение от наших убогих, утомительных, ноющих оков может показаться  единственной стоящей вещью, единственной истинной вещью. Остальное – бесконечность, свобода, покой. Мы чувствует Бесконечность, которой не нужно ничего, кроме собственной бесконечности, чтобы заполнить её. Мы ликуем в свободе, для которой любая форма, имя или описание, любая созидательная активность, любое движение, любой импульс был бы беспокоящим отрицанием и началом нового падения в заблуждение воли и желания, в невежество иллюзорного конечного. Не принимать ничего, кроме чистого блаженства бесконечного – вот условие этого покоя. Ум, убегающий от себя, отрицает любую мысль, любое формосозидание, любое движение или игру любого рода; ибо это было бы мучительным возвращением к самому себе, несчастным, заключенным в тюрьму и начатым снова тяжелым трудом. Жизнь, освобожденная от тяжкого труда работ, усилий и жизни, требует только неподвижности и ничего больше, сна силы, гарантии и отдыха неизменного статуса. Тело принимает отказ и растворение, ибо быть растворенным означает прекратить дышать и страдать. Бестелесная, безжизненная, безумная бесконечная ширь и верховное безмолвие показывают нам то, что мы находимся в контакте с Абсолютом.

 

134

 

Этот метод угасания навязывается нашему уму и нашему ментальному эго, потому что все, что является вечным, бесконечным, абсолютным – сверхсознательно для нашего ума; ум и его эго не могут оставаться пробужденными в этом более великом сознании, они должны исчезнуть. Но если мы сможем измениться или развиться из ментальных в супраментальные существа, тогда сверхсознание становится нашим обычным сознанием. Тогда мы можем надеяться пробудиться в Том и не засыпать там, врасти в него и не  отменить себя в нем, сохраняться в идентичности и не терять себя в тождестве с верховным Существованием.

 

135

 

Это возможно для разума, для мыслителя в нас, оставаться спокойным  и остановиться  удовлетворенным в этом единственном духовном  существовании и отбросить все другое на том основании, что это, в конце концов, является иллюзорным или  носит второстепенное феноменальное значение. Логический ум естественно направляется к преследованию абстрактного, к чистым сущностям, к неопределимой основе всякого существования, к безымянному Х, без содержимого, к несказанному и лишенному качеств Абсолюту. Сам по себе – создатель формулировок и определений, без которых он не может думать, но ни одна из которых не может дать ему какого-либо неизменного чувства окончательности, он убегает от себя с чувством освобождения в Неопределимое. Но если ум находит свою выгоду в прекращении и освобождении, то другие части нашего существа при этом решении должны быть выброшены из нас или приведены в безмолвие. Сердце остается атрофированным и неосуществленным; воля сдерживается от своих последних динамических выражений. Но они тоже имеет тенденцию к абсолюту, сердце - к абсолюту невыразимой Любви и Блаженства, воля- к абсолюту неописуемой Силы. И нет ничего что бы доказывало, что знание,  которого достигает разум, является единственно истинным. Нет никакой причины полагать, что сердце и воля, и более глубокая душа внутри нас не имеют также свои собственные обоснованные двери, открывающиеся к Всевышнему, свой ключ к мистерии Вечного.

 

Бхакти Йога: Йога Обожания.

 

136

 

Интегральная Йоги Обожания проходит через семь стадий, каждая из которых открывается из той, которая развивает её:

Стремление и самопосвящение; посвящение; обожание и поклонение; любовь; овладение Божественным всем существом и жизнью; радость Божественной Любви, красота и сладость Божественного; абсолютное Блаженство Абсолюта.

Вера – это наша первая необходимость; ибо без веры в Божественное, в существование и все-важность Божественного Существа там не может быть ни какого смысла, чтобы  устремляться или концентрироваться, там не может быть ни какой силы в стремлении или силы позади концентрации.

Сомнения не имеют значения, если там есть вера, центральная и фундаментальная. Сомнения могут приходить, но они не могут одержать победы над скалой веры  в центре существа. Скала может быть скрыта на время волнами сомнения и отчаяния, но скала будет появляться, твердая и нерушимая. Вера идет из  сердца, внутреннего сердца, где живет психическое существо. Внешнее сердце – это место где находится витальное существо, жизненная персональность. Оно также как и ум может верить и затем терять свою веру, сомнения идут из ума, витала и физического сознания. [Чем больше интенсивность] у психического огня, тем меньше будет сила сомнения, чтобы пачкать и затемнять ум, жизнь и сознание тела.

 

137

 

Посвящение, вера, поклонение, подчинение – эти слова обобщают первую стадию Йоги.

Посвящение, обожание, восторг, самоотдача – эти слова обобщают вторую стадию Йоги.

Любовь, экстаз, сдача – эти слова обобщают  верховное состояние Йоги. 

 

*

 

Вот семь экстазов Любви:

Экстаз тела в объятьях Возлюбленного.

Экстаз жизни, посвященной и само-отданной Господу.

Экстаз Ума, ставшего единым в идее и воле с божественным Супругом.

Экстаз сверхразума, объединенного с умом и телом и наслаждающегося блаженством несходства.

Экстаз души в чистом блаженстве Блаженного.

Экстаз духа, объединенного в сознании и силе с Универсальным.

Экстаз чистого бытия, абсолютного и единого с Трансцендентным.

 

Карма Йога: Йога Работ.

 

138

 

Все духовные пути ведут к высшему сознанию и единению  с Божественным и среди многих  других путей одним из величайших является Путь Трудов: он также велик как и Путь Бхакти или Путь Знания.

Не думайте, что труды по своей природе есть лишь оковы, они могут быть мощными средствами к освобождению и божественному совершенству. Все зависит от духа в наших работах и их направленности к внутреннему и  высшему Свету, прочь от желания и эго.

Работы являются оковами, когда они совершаются под действием желания или ради эго, умом, обращенным вовне, вовлеченным в действие, а не отделенным и свободным, умом, прикованным к невежеству этой низшей природы.

 

139

 

Установить единство своей души с Божественным Присутствием и Силой посредством совершенной самоотдачи воли во всех своих активностях – вот высочайшее устремление искателя на Пути Работ.

Сбросить, как изношенную маску, невежественное сознание и спотыкающуюся волю, которые являются нами в нашем нынешнем уме и жизненной силе, и надеть свет и знание, чистоту и силу, спокойствие и экстаз божественной Сущности,  духовную Природу, которая ожидает нас, когда мы поднимаемся за пределы ума – вот победа, к которой он стремится.

Сделать ум, сердце, жизнь и тело сознательными, измененными и озаренными формами супраментального Духа, инструментами его света, силы и работ, сосудами его блаженства и сияния, - вот слава, которую он определяет для своих видоизмененных человеческих членов.

С одной стороны, затемненные ум и жизнь, невежественные, страдающие, вращающиеся подобно шпилю, исхлестанному Природой, всегда по одним и тем же невежественным и несчастным кругам, с другой, – душа, которой коснулся луч от скрытой Истины, озаренной, сознательной, сконцентрированной на одном непрекращающемся усилии к своему собственному и мировому Высочайшему, - таково отличие между обычной человеческой жизнью и путем божественной Йоги.

 

*

 

Это не ментальная или моральная идея, к которой обращен искатель Пути, но истина духа, переживание скрытой Реальности, живой и конкретной, Света, Силы, Радости, которые превосходят ментальное понимание и находятся за пределами любого простого ментального переживания.

Идеи, созданные умом – это конструкции в воздухе, которые не имеют достаточного фундамента в нашей витальной и физической природе; поэтому они могут изменить позицию нашего ума и цвет части наших действий, но они не могут трансформировать наши жизни, не могут найти здесь свое физическое тело. Идеалы касаются и проходят, оставляя человечество тем же самым; позади религий, идеалов, бесконечных моралей мы всегда сохраняем ту же самую невежественную  и  несовершенную человеческую природу.

Моральные правила и идеалы – это сбруя для невежественной души, узда и удила для страстей, вожжи, которые заставляют её следовать предназначенной дорогой, хомут, шест и канат, который привязывает её, чтобы быть верной тому бремени, которое она несет. Мораль проверяет и контролирует, но не дает чистоты или изменения витальной природы.

В этике есть искусственное формирование поверхностей ума, но нет духовной свободы, нет удовлетворяющего совершенства полной динамической природы.

Идеалы ума, такие как жизненные искания, - являются абсолютными в своем собственном требовании и одновременно находятся в конфликте один с другим; ни ум, ни жизнь не знают средств ни для своего завершеного, ни для своего гармонизированного осуществления. Ум трудится столетия, но человеческая природа остается верна своим несовершенствам, а жизнь человека посреди этих изменений -всегда той же.

За пределами ума на духовных и супраментальных уровнях живет Присутствие, Истина, Сила, Блаженство, которое одно может освободить нас от этих иллюзий, показать Свет, от которого наши идеалы лишь тусклые маски и наложить гармонию, которая будет одновременно видоизменять и примирять все части нашей природы.

 

*

 

Первым секретом Йоги является вернуться к духу, стоящему позади ума, позади поверхностных эмоциональных движений души, позади жизни к универсальной силе, которая строит эти внешние формы и движения, - к вечному Существованию позади материи, которое надевает одеяние тела.

Вторым секретом Йоги является открытие этих обнаруженных сил к их собственной верховной Истине за пределами материи, за пределами жизни, за пределами ума. Эта Истина, тайная в Суперсознательном, имеет четыре градации или движения своей силы, бесконечный сверхразум, или Гнозис, бесконечное Блаженство, Ананда, бесконечное Сознание и Сила, Чит-Тапас, бесконечное Бытие –  Сат-Чит-Ананда.

Третьим секретом Йоги является, однажды поднявшись за пределы ума, принести вниз силу… [предложение не закончено]

 

140

 

Развивающаяся самоотдача нашей невежественной личной воли и ей слияние с более великой божественной или на высочайших вершинах с величайшей верховной Волей – вот весь секрет Карма Йоги. Осуществить условия единственно в которых эта обширная и счастливая идентичность станет возможной и выработать линии, которыми мы должны следовать до их конца, если мы должны достичь его, - вот вся более глубокая цель этой дисциплины. Первым условием является исключение личного витального желания, ибо, если желание вмешивается, то любая гармония с верховной Божественной Волей становится невозможной. Даже если мы получим её, мы будет уродовать её работы и искажать её динамический импульс. Отказаться от всех желаний, от любого настойчивого требования результатов, вознаграждения и успеха все это должно быть выброшено из нашей воли, а также любая витальная привязанность к самой работе - вычеркнута из нашей природы; ибо привязанность к работе делает её уже больше не работой Божественного, а  нашей собственной. Исключение эгоизма – это второе условие, не только раджасичного и тамасичного эгоизма, которые обвились вокруг желания, но и саттвичного эгоизма, который находит убежище в идее о том, что я есть работник.

 

Обычное сознание человека не может принять это трудное самоотречение или, если оно принимает его, не может достигнуть этого огромного изменения. Человеческий ум слишком невежественен, узок и прикован к своим собственным ограниченным движениям, человеческие жизненные инстинкты слишком слепы, эгоистичны, темны, заперты в своих собственных привязанных к земле стремлениях и удовольствиях, человеческое тело тоже  грубая и препятствующая машина. Здесь нет свободы, нет огромной, бесконечной комнаты, нет готовой  и счастливой пластичности для более великой игры Божественного в Природе. Некое полу-видящее и несовершенное подчинение личной воли  еле понятной более великой Воле и Силе, спотыкающаяся и случайная интуиция или, в лучшем случае, сверкающее, как молния, указание её команд и импульсов, путаное, замутненное и часто грубо искаженное исполнение немногого из того, что человек понял из божественного Мандата, вот кажется наибольшее,  что человеческое сознание в лучшем случае, кажется, способно совершить. Только в результате роста в более великое сверхчеловеческое и супраментальное сознание, сама природа которого должна быть настроена на Божественное, сможем мы достигнуть истинной и высочайшей Карма Йоги.

Эта трансформация возможна только после того как одолеются определенные шаги божественного восхождения и взбираться по этим ступеням – вот цель Йоги Работ, как это задумано Гитой. Полное уничтожение желания, широкая и тихая ровность ума, души жизни и духа, аннигиляция эго, внутреннее спокойствие и исключение или трансценденция обычной Природы, Природы трех гун, и полная самоотдача Всевышнему – вот успешные шаги этого подготовительного изменения. Только после того, как это все сделано, мы можем жить безопасно в бесконечном сознании, не связанном, подобно нашей ментальной природе. И только потом мы сможем получить Свет, знать в совершенстве волю Всевышнего, настроить все наши движения на ритм этой Истины и исполнять в совершенстве из минуты в минуту его императивные приказы. До тех пор не будет твердого достижения, но только лишь усилие, поиск и стремление, весь гнет и борьба великого и неясного духовного приключения. Только когда эти вещи завершены для динамических частей будет положено начало божественной безопасности в их действиях и трансцендентном покое.

 

141

 

Желание всегда грешит против Истины; оно разжижает её и мешает ей обрести тело. Желание не увековечивает нисходящую Истину; оно расщепляет, делает преходящей, минимизирует и быстро, или наконец, оставляет из-за неудовлетворенности (вайрагьи) свое искалеченное творение.

 

142

 

Делать работы в тесном единстве и глубоком контакте с Божественным в нас, Универсальным – вокруг нас и Трансцендентным – выше нас, не быть больше зажатым в заключенный в тюрьму и отделённый человеческий ум, раба своих невежественных диктатов и узких внушений, - это есть Кармайога.

Работать в повиновении божественной команде, вечной Воле, трансцендентного и универсального импульса, а не бежать под кнутом эго, нужды, страсти и желания, и не быть подгоняемым шипами ментальных и витальных и физических предпочтений, но двигаться только под влиянием Бога, только под влиянием высочайшей Истины – это есть Кармайога.

Больше не жить и действовать в человеческом невежестве, но в божественном Знании, осознавать индивидуальную природу и универсальные силы и откликаться на трансцендентное правление, - это есть Кармайога.

Жить, быть и действовать в божественном, неограниченном и озаренном универсальном сознании, открытым к тому, что является больше, чем универсальное, больше не идти на ощупь и спотыкаясь в старой узости и темноте – это есть Кармайога.

Кто бы ни был утомлен от существующей ничтожности, кто бы ни был очарован грядущими божественными величиями, кто бы ни имел какой-либо проблеск Всевышнего внутри себя или свыше или вокруг, позвольте ему услышать зов, позвольте ему следовать пути. Путь труден, работа тяжела, трудна и долга, но вознаграждение за нее – пребывание в невообразимой славе, бездонном блаженстве, счастливой и бесконечной обширности.

Найдите тайного Гида внутри вас или обитающего в земном теле, вслушайтесь в его голос и всегда следуйте пути, который он указывает. В конце вас ждет Свет, что никогда не гаснет, Истина, что никогда не предаст, Сила, что никогда не отклоняется и не спотыкается, широкая свобода, несказанное Блаженство.

Запредельные Небеса – велики и чудесны, но более велики и более чудесны небеса внутри вас. Именно эти Эдемы ждут божественного труженика.

 

143

 

Покой и блаженство, непостижимые для связанного удовольствием и  терзаемого болью ума, и неизмеримые ограниченными способностями нашего нынешнего телесного  чувства – вот вознаграждение за настойчивую само-дисциплину искателя, за его болезненную борьбу, за его неутомимое усилие.

 

*

 

Сначала посвящение, затем самоотдача и подчинение нашей человеческой личной воли, затем её слияние с более великой божественной или величайшей верховной Волей – вот центральный секрет и сердцевина намерения Кармайоги. Но этого нельзя сделать полностью нашим ментальным сознанием в его маленьких человеческих границах. Наша йога должна помочь нам оставить его и войти в более великое сознание, озаренное более истинным излучением знания, вооруженного более могучей безошибочной силой, открытого к тому более обширному восторгу в котором утонуло навеки наша убогая человеческая боль и удовольствие. Все же даже то,что может быть сделано в пределах нашего человеческого сознания, приносит великое освобождение.

Но даже сделать эту малость нелегко для физического ума человека, даже когда его высший ум и воля соглашаются и требуют этого. В нас есть что-то, связанное брачными узами  с невежеством, находящееся в вечном мятеже против любой самоотдачи, привязанное к своей собственной слепой активности, к свой собственной свободе воли, «свободе», которая гремит сотней своих цепей на каждом шагу; - но даже этот элемент в нас кажется божественной музыкой. А наш человеческий ум будет изобретать сотню хороших причин против подобной самоотдачи чему-то, что не является нами самими или даже нашему высочайшему Я, - хотя это есть ни что иное как увеличенное  отражение нашего эго; ибо тогда он будет достаточно готовым к самоотдаче. И даже наше высочайшее духовное достижение на ментальном плане пачкается и ограничивается,  если оно не искажено, этим всегда неискупленным элементом нашей природы.

Наша единственная безопасность – поспешить за пределы ума к сознанию-Истине с более обширным динамическим светом в нем, которое вовеки свободно из-за врожденного знания и озаренной силы от этих убожеств и этой эгоистической темноты. Ибо в этом супраментальном сознании есть Истина и там мы встречаем её и её Хозяина. Сверхразум – это первичный созидательный и органический инструмент Верховной Воли, Воли, которая свободна от ошибок, потому что она вечна, едина и бесконечна.

 

Интегральная Йога

 

Интегральность

 

144

 

Большинство Йог в качестве своей цели имеют один или другой из двух великих результатов: либо оставление мира и уход в некую реальность супракосмического существования, либо некую форму ограниченного совершенства, знания, блаженства или мастерства в мире. Но есть и третья цель Йоги, в которой есть гармония между мировым существованием и супракосмической свободой. Овладение Богом; мир не отменен или, вернее, не отменен, как цель сама по себе, но овладевается, как игра Бога. Неэгоистичное и трансцендентное совершенство в божественном существовании – вот цель этого пути Йоги.

 

145

 

Есть много Йог, много духовных дисциплин, путей к освобождению и совершенству, Богонаправленных путей духа. Каждый имеет свою собственную цель, свое, присущее ему, приближение к Единой Реальности, свой отдельный метод, свою полезную философию и её практику. Интегральная Йоги принимает их все в своей сущности и пытается достичь объединения ( не в деталях, но в сущности) всех их целей, методов, приближений; она стоит за всеобъемлющую философию и практику.

 

146

 

Войти в полное сознание Божественной Реальности всем нашим существом и всеми частями, и в каждом способе нашего существования и изменить всю нашу сейчас невежественную и ограниченную природу в природу божественную с тем, чтобы она стала инструментом и выражением Божественной Реальности, чем в нашем я и сущности мы и являемся, - это полное осуществление нашего существования и это является интегральной Йогой.

Войти в Божественное либо путем размышляющего ума, либо путем сердца, либо путем воли в работах, либо в результате изменения психологического вещества природы, либо освобождения витальной силы в теле – недостаточно; всего этого недостаточно. Это должно быть сделано через все это вместе и через изменение самого нашего чувства и телесного сознания, даже материальное несознание должно становиться осознающим Божественное и озарено Божественным.

Быть единым с Божественным, жить в и с Божественным, быть едиными в природе с Божественным - вот,что должно быть целью нашей Йоги.

 

147

 

Интегральная Йога названа так потому, что она нацелена на гармонизированную тотальность духовной реализации и переживания. Её цель -интегральное переживание Божественной Реальности, то, что Гита описывает словами «samagram mam », «полного Я» Божественного Существа. Её метод – это интегральное открытие всего сознания, ума, сердца, жизни, воли, тела к той Реальности, к Божественному Существованию, Сознанию, Блаженству, к его бытию и его интегральной трансформации всей природы.

 

148

 

Наша Йога – это интегральная Йоги. Её цель – гармония полной духовной реализации и переживания, высочайшее осуществление духа и природе.

 

149

 

Эта Йога названа интегральной Йогой, во-первых, из-за того, что её цель – интегральное покрытие всего поля духовной реализации и переживания. Она принимает существование за свой центр и во всех его аспектах и обращает его в гармонию, одновременно единую и полную. Это метод интегральной реализации Бога, интегральной само-реализации, интегрального осуществления бытия, интегральной трансформации и совершенства природы.

 

150

 

Что такое интегральная Йога?

Это способ полной Богореализации, полной реализации Я, полного осуществления нашего бытия и сознания, полной трансформации нашей природы – и это также налагает полное совершенство жизни здесь, а не только возврат к вечному совершенству где-то в другом месте.

Это цель, но в методе также присутствует та же интегральность, ибо полная цель не может быть осуществлена без полноты в методе, полного обращения, открытия, самоотдачи нашего существа и природы во всех её частях, таким образом, все должно быть отдано, все должно быть средствами, полем для этой реализации и трансформации и участвовать в просветлении и изменении из человеческого в божественное сознание и природу.

Таков характер интегральной Йоги.

 

151

 

 Интегральная Йога – это единый, но многосторонний путь роста нашего духа и развития нашей природы. Полное переживание и единая и всеохватывающая реализация интегральной Божественной Реальности  является её следствием. В ней также предполагается изменение и трансформация всего существа и каждой части природы. Наше существо – это связанная группа человеческой ментально- витально-физической природы Неведения, она видоизменяется в духовное и супраментальное сознание: она становится божественным единством в гармонии бесконечной, универсальной и  интегральной воли, любви, блаженства и знания.

Бесконечная Реальность представляет себя нашему ограниченному сознанию в бесконечности аспектов; различные способы Йоги пытались реализовать тот или иной из этих аспектов. Интегральная Йога в своем движении вбирает всех их в себя, но она не ограничивает себя аспектами, её единственное желание – охватить все Божественное (samagram mam - Гита).

Высочайший аспект бесконечной Реальности – это супракосмический Абсолют, непостижимый, несказанный, без связей  со вселенной. Это путь Йоги, которая…[предложение не закончено…]

 

152

 

Сердцем интегральной Йоги является тройственное духовное усилие. Это реализация Божественного, всего Божественного всем нашим существом и через все части нашего существа. Она включает открытие, гармонизацию и объединение нашего полного сознания: сублиминального также как и супралиминального, сейчас сверхсознательного и подсознательного, также как и сейчас сознательного, и его сдача Божественному для духовной инструментовки здесь; она достигает наивысшей точки в эволюции этого сознания…  …[предложение не закончено…]

 

Интегральная Йоги является интегральной из-за тотальности или полноты её цели, завершенности её процесса и завершенности основы, которую она накрывает в своем процессе. Эта разновидность интегральности должна по своей природе быть комплексной, многосторонней и сложной; только некоторые главные линии могут быть изложены письменно, ибо избыток деталей будет путать картину.

Цель, которую интегральная Йога ставит перед собой в сущности та же самая, что и цель в других Йогах – реализация Божественного. Но это не Божественное в одном из своих аспектов, персональное или имперсональное, космическое или трансцендентное, Я или Господь, или  …[предложение не закончено…]

 

153

 

Эта Йога является полной или совершенной,  которая позволяет нам полностью осуществить цель Бога в нас в этой вселенной.

Любая Йога, которая забирает душу, полностью из мирового существования, - это высокая, но узкая специализация божественной тапасьи.

Цель Бога в нас заключается в том, что мы должны осуществить Его божественное бытие в миро-сознании на условиях Лилы (Lila – игра Божественного).

В отношении к вселенной Бог проявляет себя тройственно в индивидуальном, в универсальном и в том, что превосходит вселенную.

Для того, чтобы осуществить Бога в индивидуальном, мы должны превзойти индивидуальное. Замена ограниченного эго и овладение космическим сознанием – это первая цель нашей садханы.

Для того, чтобы осуществить Бога в космосе, индивидуально мы должны превзойти вселенную. Восхождение в трансцендентное сознание – это вторая цель нашей садханы.

 

154

 

Любая Йога нацелена на единство или союз, или общение, или контакт с Божественным, вечным и бесконечным. Для того, чтобы достичь этого союза или войти в этот контакт необходимо войти или, по меньшей мере, открыться в более великое сознание, чем сознание человеческого  ментального существа, которое заперто в ограничениях индивидуализированного живущего тела. Для того, чтобы достичь полного союза или постоянного общения нужно войти в сознание Божественного, - либо в его бесконечное космическое сознание, либо в сознание супракосмической вечности. Или же,  объединить оба этих термина, можно добавить к ним индивидуализированное Божественное в себе и через эту тройственность достичь совершенного союза, единства, удовлетворяющего и полного.

Но Божественное Сознание может проявить себя через любой и каждый план, на ментальном, на витальном, на физическом, или на тех, которые расположены выше или ниже ментального.

 

155

 

Любая Йога, делающаяся только через ум или только через сердце, или волю, или витальную силу, или тело завершается в каком-то одном аспекте бесконечного и вечного Существования и удовлетворенно покоится там вечно, как это себе представляет ум.  Не только через одно это должна двигаться твоя Йоги, но через все это сразу и, в высшей степени, через то, что находится за их пределами. И завершением твоей Йоги должно быть интегральное вхождение не в один аспект, но во все Бесконечное, во все Вечное, во все Божественное во всех их аспектах, неделимо объединенных вместе.

Все, что находится за пределами ума, жизни и тела – это дух. Но дух может быть реализован даже на этих низших уровнях, в одухотворенном уме, в одухотворенной жизненной силе, даже в одухотворенном физическом сознании тела. Но если все это не поднимается вверх за пределы умственного уровня, тогда в этих реализациях дух неизбежно должен быть модифицирован  посредником, через которого ты достигаешь его, и его верховная истина может быть ухвачена только в отражении, частично даже в широчайшей внешней универсальности и величайшая сущностная интегральность будет ускользать о твоего захвата.

Лучше поднимись в супрафизические уровни и тогда все остальное станет частью твоего опыта, но чудесно измененного, видоизмененного верховной алхимией сознания в элемент супраментальной славы. Все, что все другие Йоги могут дать тебе, ты будешь иметь, но как пройденное переживание, поставив их на свое место в божественном Целом и освободив от неадекватности эксклюзивного состояния или переживания.

 

Супраментальная Йога.

 

156

 

Любая Йога по самой своей природе – это средство выхода из нашего поверхностного сознания ограничения и неведения в более обширную и глубокую Реальность нас самих, в мир и некое верховное или тотальное Существование,  сейчас завуалированное от нас этой поверхностью. Есть Реальность, которая лежит в основе всего, пронизывает, вероятно, все, является, вероятно, всем, но совершенно другим способом, чем мир, сейчас видимый нами; для Неё мы невежественно движемся под властью наших мыслей, жизни и действий; мы силимся понять и достичь через нашу религию и философию, наконец, мы касаемся напрямую некого частичного или, быть может, какого-то полного  духовного переживания. Именно это духовное переживание, именно этот метод, именно это достижение этой реализации мы называем Йогой.

Но Реальность – это Абсолют, или Бесконечное; но наше сознание, даже наше одухотворенное сознание, является сознанием конечного существа. Поэтому неизбежно, что наше духовное переживание должно быть не переживанием конкретной интегральности этого Абсолюта, или Бесконечного, но его аспектами; мы являемся, по крайней мере до тех пор, пока мы есть ментальные существа, тем слепым из истории, пытающимся рассказать чем является Слон Бесконечного в своей тотальности, через  наше касание его части, какого-то члена его духовного тела, tanum svam.

Человек переживает это как Я, или Дух. Это может быть Я его самого, в котором он находит свое духовное осуществление, интегральность, бесконечность, совершенство. Это может быть Я вселенной,  в которой навсегда теряется его индивидуальность. Это может быть Я трансцендентного, в котором исчезает Эго, но космос также навеки аннулирован в бесформенном Вечном и Бесконечном. Другой человек может испытывать это как Бога; и Бог может быть либо Всем, как у пентеиста, космическим Духом, супракосмическим Творцом; или всем этим вместе. Личное Божество может быть духовной Формой, в которой Он представляет Себя для нас, или, скорее, Он может отбрасывать формы своего существа и превращать Себя в безличное Существование. Больше того, каждый из этих аспектов Реальности может быть по разному пережит; ибо каждый подстраивает себя под восприятие нашего сознания, но даже через него может быть очень явно, что это та же самая Реальность, которую эти вариации по разному объясняют. Но также могут быть и другие реализации Реальности, такие как Ноль нигилистических буддистов, который все же является мистическим Всем, отрицание того, что есть позитивная Неизменность. Было бы ошибкой принимать эти вариации как доказательство того, что духовное переживание  ненадежно. Все религии, все философии в равной степени безнадежны в своих попытках дать оценку Реальному и Первичному; сама наука, всем делом которой является физический позитивизм, отступает, поставленная в тупик, от попытки коснуться Реального и Первичного. Именно природа Ума приходит к этому результату неуверенной уверенности; наше переживание истинно, но оно не является и не может быть единственным возможным интегральным переживанием.

 

157

 

Любая человеческая Йоги делается на высотах или на уровнях ментальной природы; ибо человек – это ментальное существо в живущем теле. Но ум, если он способен отражать некий свет божественной Истины или даже допустить некие эманации из её силы, неспособен воплотить её.

 

За пределами ума есть вечное динамическое сознание-Истины; это то, что мы называет сверхразумом, или гнозисом.

Ибо ум по своей врожденной природе является, или может быть, искателем истины, но не сознанием Истины; его первичная основа создана не из знания, но из неведения.

 

158

 

Любая Йоги преследует единую высочайшую цель; её целью является неизменное освобождение от неведения и слабости этого ограниченного и страдающего человеческого и земного сознания и либо побег, либо рост и стремительный расцвет в более великое сознание за пределами ума, жизни и тела, в более широкое и более божественное существование.

Но это более великое сознание по-разному понимается различными искателями, ибо для нашего ума оно само по себе  является непостижимы бесконечным. Единое, но множественно единое, оно представляет себя миллионом аспектов. Для некоторых оно представляется как великое неизменное Отрицание или как изумительное, счастливое   упразднение того, что мы знаем как существование. Для других - это лишенный признаков Абсолют; аннигиляция личности и мира Природы – это его ключ, а безмолвие и несказанный покой – его врата для нашего входа. Для других – это Всевышний, позитив за пределами всех позитивов, Существование, неограниченное Блаженство. Для других – это единое Божественное за пределами всех Божеств, несказанная Личность, атрибутами которой являются все эти три высочайшие вещи. И так бесконечно. Поскольку является силой нашего духа и сетью нашей природы, постольку  мы постигаем единое Вечное и Бесконечное.

Это Вечное и Бесконечное, как бы мы ни постигали его, является единой конечной целью Йоги. Есть и другие более мелкие цели, которые могут достигаться ей и преследуются многими искателями; но они являются венцами обочины или даже цветами побочных дорог и их преследование ради них самих может увести нас далеко в сторону или далеко от нашего вечного дома.

Цель супраментальной Йоги сочетает все другие, но поднимает и трансформирует более мелкие цели в часть завершенности  единой высочайшей цели.

Её целью является не потерять себя полностью в некой беспризначности, но отменить эго ради нашей истинной божественной личности, единой со вселенной и бесконечной; не отменить сознание, но заменить неведение на верховное и все-содержащее Знание, не уничтожить радость, но отменить человеческое удовольствие ради божественного безгорестного блаженства, не сбросить, но трансформировать всю мировую природу и мировое существование в силу Истины Божественного Существования. Аскетизм – это не конечное условие или характерное средство Йоги, хотя он не исключен, когда бы ни было необходимо аскетическое самоовладение или аскетическое усилие.

 Стать единым в нашем абсолютном бытии с несказанным Божественным и в проявлении – свободным движением его бытия, силы, сознания и самореализующейся радостью, расти в божественное сознание-Истины за пределы ума в Свет за пределами всех человеческих или земных огней, в Силу, для которой величайшие силы человека являются слабостью, в мудрость несказанного гнозиса и господство безошибочной и не знающей поражений божественной Воли, в Блаженство, перед которым все человеческие удовольствия – это разбитые отражения пламени свечи по сравнению со всеохватывающим великолепием нерушимого солнца, но все это не ради нас самих, но ради удовольствия Божественного Возлюбленного, это – цель и корона супраментального пути Йоги.

Это изменение осуществляется в Природе, а не вне её; оно не только возможно, но для растущей души – неизбежно. Это цель, к которой Природа в нас шла через всю эту видимость неведения, ошибки, страдания и слабости.

 

159

 

Супраментальная Йога – это одновременно и восхождение души к Богу и нисхождение Божества в воплощенную природу.

Восхождение требует однонаправленного всеохватного стремления души, ума, жизни и тела вверх, нисхождение призывает всё существо к бесконечному и вечному Божественному. Если там есть этот зов и это стремление, и если они постоянно растут и захватывают всю природу, тогда и только тогда эта супраментальная трансформация становится возможной.

Там должна быть открытость и самоотдача всей природы с тем, чтобы получать и входить в более великое божественное сознание, которое уже присутствует там наверху и сзади и охватывает это смертное полусознательное существование. Также там должна быть способность выдерживать все более и более сильное и все более настоятельное действие божественное Силы до тех пор, пока душа не станет дитём в руках бесконечной Матери. Могут быть использованы все другие средства, известные другим Йогам,  и они используются время от времени как подчиненные процессы в этой Йоге, но они бессильны без этих более великих условий, и когда они присутствуют здесь, тогда в тех, других, нет необходимости.

В конце открывается, что эта Йога не может дойти до своего конца в результате какого-либо усилия ума, жизни и тела, любого человеческого психологического или физического процесса, но лишь в результате действия высочайшей Шакти. Но её способ одновременно и слишком мистически прям и внешне запутан, слишком велик, слишком завершен и утончен, чтобы быть всесторонне прослеженным, и еще труднее его вырезать и определить в формулу нашим человеческим интеллектом.

Человек своим собственным усилием не сможет сделать себя больше чем человеком, но он может призвать вниз божественную Истину и её силу для того, чтобы она работала в нем. Только одно нисхождение Божественной Природы сможет обожествить человеческий сосуд. Самоотдача божественной трансмутирующей Силе – вот ключевое слово  Йоги.

Это обожествление природы, о котором мы говорим, является метаморфозой, не простым ростом в некий вид сверх человечества, но изменение лжи нашей невежественной природы в истину природы Бога. Ментальный или витальный полубог, Асура, Ракшаса и Пишача, - Титан, витальный гигант и демон, - сверхчеловечны в высоте, силе и движении, и в создании их характерной природы, но эти не божественны, а те не верховно божественны, ибо они живут только в более великой силе ума или силе жизни, но они не могут жить в верховной Истине, а только верховная Истина божественна. Только те, кто живут в верховном сознании Истине и воплощают его являются внутренне созданными или же пересозданными в образ Божественного.

Цель супраментальной Йоги является изменение в это верховное сознание Истины, но эта истина есть нечто, находящееся за пределами ума и его сознания, пребывает гораздо выше, чем высочайшее умственное сознание. Ибо  истина ума  всегда относительна, туманна и частична, но эта более великая Истина – безаппеляционна и полна. Истина ума – это представление, всегда неадекватное, чаще всего ошибочное представление, и даже когда наиболее корректна, является лишь отражением. Тень истины, а не её тело. Ум не живет в Истине или не владеет ей, но только ищет её и в лучшем случае ухватывает лишь ниточку из её одежды; сверхразум живет в Истине, и она является его врожденной субстанцией, формой и выражением; он не ищет её, но владеет ей всегда автоматически и является тем, чем он владеет. Это сама суть отличия.

Изменение, которое осуществляется в результате перехода от ума к сверхразуму – это не только революция в знании или   в нашей силе к знанию. Если бы оно было полным и стабильным, то это также должно быть божественной трансмутацией нашей воли, наших эмоций, наших чувств, всей нашей силы жизни и её сил, в конце даже самой субстанции и функционирования нашего тела. Только потом можно будет сказать,что сверхразум находится здесь на земле, укоренившийся в самой земной субстанции и воплощен в новой расе обожествленных существ.

Сверхразум на своей высочайшей высоте – это божественный Гнозис, Мудрость-Сила-Свет-Блаженство Бога, посредством которого Божественное знает, поддерживает, управляет и наслаждается вселенной.

 

160

 

Супраментальная Йога – это путь интегрального поиска Божественного,  посредством которого все, чем мы являемся, в конце концов, освобождается от Неведения и своих небожественных формаций в истину за пределами Ума, истину не только высочайшего духовного статуса, но динамической духовной само-манифестации во вселенной.

Целью этой Йоги является не освободить душу от Природы, но освободить обоих: и душу и природу посредством  очищения и подъема (сублимации) в Божественное Сознание, из которого они пришли.

 

Целью обычной Йоги является освобождение души от Природы или, возможно, иногда, освобождение души в Природе. Наша цель – освобождение и души и природы в Божественном. Нашей целью является переход от Неведения к Божественному Свету, от смерти к Бессмертию, от Желания к само-существующему Блаженству, от ограниченного человеко-животного сознания ко все-сознанию и Бого-сознанию, от темной полу-животной жизни к озаренной Бого-силе, от материального сознания… [предложение не закончено…] 

 

161

 

Именно на высокой линии там, где самоотдача может стать абсолютной, начинается божественное гностическое сознание и первые подлинные и неограниченные работы супраментальной Природы.

 

162

 

Первое слово супраментальной Йоги – это самоотдача; её последнее слово – также самоотдача. Именно через волю отдать себя вечному Божественному, ради подъема в божественное сознание, ради совершенства, ради трансформации, начинается эта Йога; и именно через всецелую сдачу она достигает своей кульминации; ибо только тогда, когда самоотдача  полная, туда приходит завершение Йоги, всецелый подъем в супраментальное Божественное, совершенство бытия и трансформация природы.

 

Йога Трансформации

 

163

 

Эта Йога  является Йогой трансформации существа, а не только Йогой достижения внутреннего Я или Божественного, хотя это достижение есть её базис, без которого никакая трансформация невозможна. В этой трансформации есть четыре элемента: психическое открытие, переход через оккультное, духовное освобождение, супраментальное совершенство. Если что-либо из четырех не достигнуто, то Йога остается неполной.

Под психическим я имею в виду глубочайшее существо души и природу души. Это носит не тот смысл, в котором обычно употребляют это слово, или, точнее, если оно используется именно в этом смысле, то используется с большой неопределенностью и сильно недооценивает истинную природу этой души и дается широкий диапазон значений, которые выводят смысл этого слова далеко за пределы этой области. Любой феномен аномального или супернормального психологического или оккультного характера объявляется психическим; если человек имеет двойственную персональность, изменяющуюся от раза к разу, если  призрак умершего человека или просто нечто от его витальной оболочки, или же от его мыслеформы, появляется и проходит через комнату его хорошего друга, если полтергейст поднимает непристойный кавардак в доме, все это классифицируется под названием психического феномена и рассматривается как подходящий объект для психического исследования, хотя эти вещи не имеют ни малейшего отношения к психическому.  В самой Йоге, опять же, много того, что является просто оккультным, феноменом невидимого витального или ментального, или тонкофизического планов: видения, символы, все, что смешано, часто приведенное в смятение, призрачное,  иллюзорное, диапазон переживаний, которые принадлежат  к той  промежуточной области между душой и её поверхностными инструментами или, точнее, её самой дальней периферии, весь этот хаос промежуточной зоны обобщается как психический и рассматривается как низшая и опасная область духовного открытия. Опять же, есть постоянная путаница между ментализированной душой желания, которая является творением витального импульса в человеке, его жизненной силы, ищущей своего осуществления и истинной душой, которая является искрой Божественного Огня, частицей Божественного. Из-за того, что психическое существо использует ум и витал, также как и тело, в качестве инструментов для роста и переживания оно и само выглядит как будто бы оно было некой амальгамой или неким тонким субстратом ума и жизни. В Йоге, если мы примем всю эту хаотическую массу за вещество души или за движение души, то мы войдем в бесконечную путаницу. Все это принадлежит только к покровам души; душа сама по себе – это внутренняя божественность более великая, чем ум, жизнь или тело. Это нечто, что однажды освобожденное от затемнения своими инструментами сразу создает прямой контакт с Божественным, с я и духом. 

 

164

 

В интегральной Йоге существует прогрессирующее открытие нашего духовного статуса; это развитие сопровождается динамическим формированием заново нашей природы. Тройная трансформация является её процессом и раскрытием её полного значения.

Первое открытие – это снятие с  души её маскирующей маски, скрывающего покрова, блокирующей стены ума, жизни и тела – это психическое существо, божественный элемент в нашей природе, которые дает ей её устойчивость и бессмертие, становится открыто правителем наших инструментов и видоизменяет их в сознательных одухотворенных агентов с тем, чтобы они больше не были меняющейся формулировкой природы Неведения.

 

165

 

Йога – это не только обнаружение нашего скрытого духовного статуса, но и динамического духовного само-созидания; тройная трансформация –  сердце этого процесса и открытие его полного значения. Его первый шаг – это раскрытие души;

 

(Другой вариант последней фразы:) Его первый шаг – это раскрытие души; психического существа в настоящее время скрытого поверхностной активностью ума, жизни и тела. Душа – это глубоко скрытый природный божественный элемент в нас, неизменная частица Божества, которая сохраняется в духовной неизменности и обеспечивает бессмертие существования; ибо без неё там было бы только временная механическая формация и действие энергии природы, и её феномен субстанции. Это раскрытие сопровождается психической трансформацией природы; ум, жизнь и тело становятся воистину одушевлены и готовы к духовному изменению.

Его второй шаг – это раскрытие Я и духа, который поддерживает  наше индивидуальное проявление души и её развитие, но знает себя единым с космическим Божеством и универсальной Природой и может стоять позади этого [проявления] даже как трансцендентный дух. Посредством этого открытия существо в нас превосходит свою отдельную индивидуальность, входит в космическое сознание, освобождается в супракосмическую трансцендентность.

 

…ибо существует тайное психическое существо, божественный элемент в наших глубинах, который скрыт даже сильнее чем одежды ума, тела и жизни. Вынести его из уединения, где оно живет подобно духовному царю без внешней власти, обслуживаемого и подменённого своими министрами с тем, чтобы оно могло  принять все активное правление природой – это первое великое раскрытие, отправное мощное само-открытие Йоги. Мыслитель ум – это премьер-министр в нас, который закрывает царя, но над умом также доминируют и ведут его витальные силы, властные и неистовые силы царства, которое заставляют его служить их цели, и они также могут действовать только через те средства, которые предоставлены им телом и физической природой, инертного едва сознательного подчиненного существования, чьё пассивное согласие и покорность все же необходимо для его правителей. Таково наше обычное строение, и оно добивается не более чем разновидности организованной путаницы, феодальный порядок, являющийся невежественной полу-анархией и не может использовать оптимально возможности и ресурсы даже ограниченного пространства природы, которое мы населяем, еще меньше может открыть для нас и  использовать нашу духовную империю. Восстановить на престоле душу-царя – это первый шаг в необходимой революции – душа, направляющая ум, будет использовать через него свою суверенную власть над силами жизни и подчинит им в их обращении озаренное и психически соглашающееся тело. Но это не все; ибо душе-открытие не является полным без психического нового творения ментальной, витальной и физической инструментовки природы. Ум будет переделан душевной интуицией Истины, витальное существо – её ощущением силы и добра, тело и вся природа – её принуждением к свету, гармонии и красоте. Наша природа станет природой психического существа, а не грубым творением, объединенным  ненадежной жизнью и освещенным пламенем свечи борющегося интеллекта.

 

166

 

Под интегральной Йогой я предполагал путь или средства само-освобождения и само-совершенствования, радикальное изменение всего нашего бытия, посредством которого мы вырастем из его нынешнего ментального, витального и физического человеческого неведения в обширное и интегральное духовное и божественное Сознание; - и  это изменение или трансформация, как результат этого освобождения, происходит единение в духе с нашим Божественным Первоистоком в его интегральной Реальности, восхождение всего нашего существа и природы в Божественное Существование, Божественное Сознание, Божественное Блаженство или Ананду и нисхождение Божественной бесконечной Шири, Света, Знания, Силы, Радости, Ананды во всю нашу природу.

 

167

 

Наша Йога – это Йога трансформации, но трансформации всего сознания и всей природы снизу до верху, от её скрытых внутренних частей до её самых осязаемых внешних движений. Это ни этическое изменение, ни религиозная конверсия, ни святость, ни аскетический контроль, ни сублимация, ни подавление жизни и витальных движений, которые мы предвидим, не является ни прославлением, ни насильственным контролем, ни отвержением физического существования. То, что мы предвидим – это изменение из меньшего в большее, из низшего в высшее, из поверхностного в более глубокое сознание – в действительности к самому огромному, самому высокому, глубочайшему из возможного и тотальному изменению и революции всего существа в его веществе и массе и каждой детали в то, что является еще нереализованной более божественной природой существования. Это означает вынесение вперед того, что сейчас находится в нас скрыто и сублиминально, рост сознания в то, что сейчас для нас является сверхсознательным, озарение подсознания и субфизического. Это предполагает замену нынешнего контроля природы умом,  на контроль со стороны души; передачу инструментовки природы от внешнего к сейчас более чем полу-завуалированному внутреннему уму, от внешнего  к внутреннему витальному, или я жизни, от внешнего к внутреннему более тонкому и обширному физическому сознанию и через эту замену прямой и сознательный - вместо косвенного и несознательного, или полу-сознательного - контакт с тайными космическими силами, которые движут нами; прорыв из узкой ограниченной индивидуальности в широкое космическое сознание; восхождение от  ментальной к духовной природе; еще большее восхождение от духа в уме или простирающегося ума к супраментальному духу и нисхождение этого в воплощенное бытие. Все это должно быть не только достигнуто, но организовано раньше, чем трансформация будет полной.

 

168

 

Восхождение к сверхчеловеческому будет радикальным изменением сознания, силы и энергии блаженства, мощное строительство всего того, что необходимо для того, чтобы проявить новую божественную природу в уме, жизни и теле. Это будет одновременно и внутреннее раскрытие и внешняя трансформация. Будет рождено нечто, чего сейчас здесь нет или было латентно и скрыто в своих собственных невидимых сияниях и в то же самое время там будет метаморфоза и переворот в нашей существующей структуре.

Творение посредством согласия высших и низших сил – вот условие, которое требует Дух для своих решающих работ; и это двойное действие, эта встреча, согласие, объединение сверхсознательных и подсознательных богов в растущем сознании – вот ключ к решающим революциям Природы.

Поэтому творение сознательного сверхразума на земном плане будет делаться не только Духом свыше, но и снизу Энергией Земли. Солнце супраментальной Истины будет нисходить в тело, но также она будет пробуждать другое тайное солнце супраментальной Истины, которое было спящим в основах и самом принципе Материи.

 

169

 

Дар, который мы просим у Всевышнего – это самое великое что земля может просить у Высочайшего, изменение, которое труднее всего реализовать, наиболее требовательное по своим условиям. Это ни что иное, как нисхождение высочайшей Истины и Силы в Материю, супраментал, установленный на материальном плане, в сознании и материальном мире и интегральная трансформация вниз до самого принципа Материи. Только высочайшая Милость сможет осуществить это чудо.

Высочайшая Сила снизошла в наиболее материальное сознание, но она встала там позади плотности физической вуали, требуя, прежде чем манифестация, прежде чем её великие открывающие работы смогут начаться, чтобы условия, [которые требует] высочайшая Милость должны стать здесь реальными и эффективными. И первым условием является то, чтобы Истина была принята внутри вас всецело и безоговорочно, прежде чем она сможет быть проявлена в материальном бытии и Природе.

Тотальная самоотдача, исключительное самооткрытие божественному влиянию, постоянный и интегральный выбор Истины и отвержение лжи,  это  единственные необходимые условия, которые должны быть созданы. Но это должно быть осуществлено полностью, без оговорок, без всяких увиливаний или претензий, сделано просто и искренне вплоть до наиболее физического сознания и его работ.

 

170

 

Победа в этом усилии зависит от искренности в вас, чистоты вашего стремления, пылающего ядра вашей веры, абсолютности вашей воли и самоотдачи.

 

171

 

Для того, чтобы следовать по следам этого трудного пути Йоги нужны две вещи: потребность и воля внутри вас и призыв Духа.

Потребность – это потребность души, пробужденной или бодрствующей, или старающейся выйти на поверхность. Ибо все остальное может быть временным или ложным, но потребность души – продолжительна и истинна.

Одна только нужда души в божественном свете и совершенстве духа сможет пронести тебя через тьму многих ночей, сквозь которые ты должен пройти, за пределы открытых или тайных ловушек пути, мимо опасностей пропасти и трясины, через битву с гигантскими силами и цепляющимися руками, которые сбивают с пути и через иллюзии ночи и сумерек, через ложные огни и иллюзорные чары, торжествующей над ударами и испытаниями, сетями и соблазнами богов и на и вверх к неизмеримым вершинам.

 



[1] Содержание этих заметок никогда не готовилось Шри Ауробиндо для публикации. Они были переписаны с рукописей, что представляло определенные текстовые трудности. На сколько это возможно, редакторы указали эти проблемы условными знаками, указанными ниже:

[?word] – сомнительное прочтение;

[……]  - Слова, утерянные при расчленении рукописи ( в начале страницы указывает на то, что старица, или страницы, рукописи были утеряны;

[word] – Слово было упущено автором и не может быть восполнено или восстановлено редакторами.

 

[2] Эти заметки были написаны по поводу «философии изменения» Бергсона; обращение «вы» ниже относится к сторонникам этой философии.

[3] Следующее предложение из более раннего черновика было не включено в окончательную версию  этой части:

Наша жизнь это путешествие к блаженству более обширного и счастливого существования, - не просто где-то в далеком Раю, но уже здесь на земле, ihaiva, в земной жизни и в земном [теле].

[4] Лат. Высочайшая точка, которую можно достичь.

<