логотип

 

"Супраментальная трансформация"

компиляция выдержек из работ Шри Ауробиндо и Матери
Лоретты Шартсис

Введение

            Шри Ауробиндо и Мать работали, чтобы подготовить землю и человечество для будущего. Главный аспект этого наступающего проявления – это великое изменение в сознании человечества. Сегодня, человек, вершина эволюции – это ментальное существо. Шри Ауробиндо назвал сознание «супраментальным», потому что следующий эволюционный шаг человека – это развить способности позади ума.

            Шри Ауробиндо и Мать видели, что по мере того, как новое сознание продолжает проявляться, эволюционный процесс включает изменения в физическом теле человека. Они назвали этот процесс «супраментальная трансформация». Как часть своей работы здесь, Мать, как предтеча эволюции, провела многие годы, концентрируясь таким образом, чтобы сделать возможным для своего физического тела, воспринять новое сознание. Она оставила нам многие детальные описания своих реализаций и опытов, и изменений, которые произошли и в сознании, и в её физическом теле.

            Эта книга содержит многие из сообщений Матери о её собственной трансформации, вместе с записями Шри Ауробиндо по этому предмету. Концентрация на опытах и результатах Матери, которые она детально описывает для нас.

            Мы эволюционирующие существа, и, осознаём мы это или нет, мы воспринимает что-то из изменений сознания в нашем тонком окружении. Есть теперь многие люди, которые не только осознают, что великие изменения имеют место в общем сознании, но кто страстно стремиться воспринять новое сознание и участвовать в изменении. Эта книга даёт введение и всестороннее понимание супраментальной трансформации. Это сокровищница нового сознания, которая, по самой своей природе, доступна всякому, кто стремиться воспринять это.

            Цитаты взяты из различных источников. Цитаты Шри Ауробиндо обозначены его символом. Цитаты Матери её символом, поставленным перед текстом. Список ссылок на источники можно найти в конце книги.

 

Лоретта Шартcис (Loretta Shartsis)


 

 

ЭВОЛЮЦИЯ

           

Ничто ещё не закончено в незримом замысле;

                        Ум за пределами нашего ума требует нашего знания,

            Жизнь невообразимой гармонии,

                        Cкрытая, ожидает понимания нерождённых людей.

 

            Грубые начала безжизненной земли,

                        Лишённые ума шевеления растения и дерева

            Подготовили нашу мысль; мысль о богоподобном рождении

                        Расширяет форму нашей смертности.

 

            Мощь, которую никакая человеческая воля и сила не способны достичь,

                        Знание, укорененное в вечности,

            Блаженство, за пределами нашей борьбы и нашей боли –

Вот высочайшие вершины нашей судьбы.

 

            О, Ты, кто взбирается к уму из тупого оцепенения камня,

            Встреть теперь ещё не завоёванные чудесные вершины.

 

 

           

Снова могучее стремление вознесло своё пламя,

            Прося о совершенной жизни на земле для людей,

            И, моля о несомненности в сомневающемся уме,

            И безупречном блаженстве для страдающих человеческих сердец,

            И об Истине, воплощённой в невежественном мире,

            И о боге, обожествляющем смертные формы.

 

 

           

Если человек живёт, ограниченный своей человечностью,

            Если он связан навечно своей болью,

            Пусть тогда более великое существо возникнет из человека,

            Сверхчеловек с Вечным товарищем

            И Бессмертным сиянием чрез земные формы.

            Или же это творение было напрасным, и этот великий мир

            Кажется ничем в мгновениях Времени.

            Но я видел через бесчувственную маску;

            Я чувствовал движение тайного духа в вещах,

            Несущих тело растущего Бога:

            Он смотрит через вуалирующие формы на неприкрытую истину;

            Он отбрасывает занавес богов;

            Он взбирается вверх в направлении своей собственной вечности.

 

 

           

Самая ранняя забота человека в его пробуждённых мыслях и, кажется, его неизбежная и окончательная забота, – так как она переживает долгие периоды скептицизма и возвращается после каждого изгнания, – является также самой высокой, какую только его мысль может себе представить. Она проявляется в интуиции о Боге, импульсах направленных к совершенству, в поиске чистой истины и беспримесного Блаженства, ощущении тайного бессмертия. Древние рассветы человеческого знания оставили нам своё свидетельство об этом постоянном стремлении; сегодня мы видим человечество, пресыщенное, но не удовлетворённое победным анализом внешних проявлений Природы, готовящееся вернуться к своим первозданным стремлениям. Самая ранняя формула Мудрости обещает быть и её последней, – Бог, Свет, Свобода, Бессмертие.

 

 

           

Прогрессивное раскрытие великой, трансцендентной, сияющей Реальности, несмотря на многообразные относительности этого мира, который мы видим, и теми другими мирами, которые мы не видим, в качестве средства и материала, условия и сферы, это, кажется, тогда, является смыслом вселенной, – так как она имеет смысл и цель, а не является бесцельной иллюзией или неожиданной случайностью.

 

             

           

Чем были бы эпохи земли, если бы серое ограничение

            Никогда не было бы сломано и великолепия ни вырвались бы наружу,

            Разрывая их тёмное семя, в то время как медленная жизнь человека

Устремится, спеша, по внезапным великолепным путям

            С помощью божественных слов и обнаруженных человеческих богов?

 

 

 

            Мы говорим об эволюции Жизни в Материи, эволюции Ума в Материи; но эволюция – это слово, которое просто констатирует феномен, не объясняя его. Так как, кажется, не существует причины для того, чтобы Жизнь возникла из материальных элементов или Ум из живой формы, пока мы не примем ведическое решение, что Жизнь уже заключена в Материи и Ум в Жизни, потому что, в сущности, Материя, это форма завуалированной Жизни, Жизнь – форма завуалированного Сознания. И тогда, кажется, будет мало возражений для дальнейшего шага в серии и признания, что ментальное сознание может, само по себе, быть только формой и вуалью более высоких состояний, которые находятся за пределами Ума. В этом случае, несокрушимый импульс человека в направлении Бога, Света, Блаженства, Свободы, Бессмертия представляет себя на своём истинном месте в цепи, просто как императивный импульс, посредством которого  Природа стремится развиться за пределы Ума, и представляется таким же естественным, истинным и справедливым, как и импульс в направлении Жизни, который она поместила в определённые формы Материи, или импульс в направлении Ума, который она установила в определённых формах Жизни.

 

 

 

            Если в бессмысленной Пустоте поднялось творение,

            Если из бестелесной Силы была рождена Материя,

            Если Жизнь могла подняться в несознательном дереве,

            Врываясь зелёным восторгом в изумрудную листву

            И расцветая смехом красоты в цветке,

            Если чувство смогло пробудиться в ткани, нерве и клетке,

            И Мысль завладела серой материей мозга,

            И душа проглянула из своего тайного убежища сквозь плоть,

            Как тогда безымянный Свет не прольётся на людей,

            И неизвестные силы не проявятся из сна Природы?

 

 

           

Жизнь единства, взаимности и гармонии, рождённая из более глубокой и более широкой истины нашего существа – это единственная истина жизни, которая может успешно заместить несовершенные ментальные конструкции прошлого, которые представляли собой комбинацию объединения и регулируемого конфликта, соглашение эго и групповых интересов или подходящих друг другу, чтобы сформировать общество, консолидацию обычных общих жизненных мотивов, объединение посредством нужды и давления борьбы с внешними силами. Именно такое изменение и такое преобразование жизни, человечество начинает слепо искать, теперь, всё больше и больше с чувством, что само его существование зависит от нахождения этого пути.

 

 

 

СУПРАМЕНТАЛЬНАЯ РЕАЛИЗАЦИЯ

 

Для того, чтобы узнать, что будет представлять собой Супраментальная Реализация, первый шаг, первое условие, это узнать, что представляет собой супраментальное сознание. Все те, кто тем или иным образом соприкасался с ним, имел некоторый проблеск реализации, которая должна осуществиться. Но те, кто не имеет, могут, всё же, стремиться к этой реализации, так же как они могут стремиться получить супраментальное знание. Истинное знание означает осознание посредством отождествления: лишь только, когда вы входите в соприкосновение с супраментальным миром, вы можете сказать что-то о его нисхождении, но не раньше. Вы можете сказать раньше только то, что это будет новое творение на земле; вы говорите это благодаря вере, так как его точные качества вам не известны. И если вас призывают дать определение реализации, вы можете заявить, что, индивидуально говоря, это означает трансформацию вашего обычного человеческого сознания в божественное и супраментальное. Сознание – как лестница: в каждую великую эпоху приходит одно великое существо, способное добавить ещё одну ступеньку к этой лестнице и достичь меcта, где обычное сознание никогда прежде не бывало. Конечно, возможно достичь высокого уровня и полностью выйти из материального сознания; но тогда, вы не сохраняете лестницу, в то время как великое достижение великих эпох вселенной имело способность добавить ещё одну ступень к лестнице, не теряя контакта с материальным, способность достичь Высочайшего и, в то же самое время, соединить верх с низом, вместо того, чтобы позволить своего рода пустоте отсечь все связи между различными планами. Идти вверх и вниз и соединить верх  с низом, в этом весь секрет реализации, и в этом заключается работа Аватара. Каждый раз, когда он добавляет ещё одну ступеньку к лестнице, на земле возникает новое творение… Ступеньку, которая добавляется сейчас, Шри Ауробиндо назвал Супраментальной; как результат этого, сознание будет способно войти в супраментальный мир и всё же сохранить свою личную форму, свою индивидуализацию, и затем спуститься вниз, чтобы установить здесь новое творение. Несомненно, это не последнее, так как есть более удалённые уровни существования; но теперь мы заняты работой, чтобы привнести вниз супраментальное, дабы осуществить реорганизацию мира, привести мир назад к истинному божественному порядку. В сущности, это творение порядка, ставит всё на своё истинное место; и главный дух или сила, Шакти, действующая в настоящее время, это Махасарасвати, Богиня совершенной организации.

            Работа достижения непрерывности, которая позволяет вам идти вверх и вниз, и привнести в материальное то, что есть наверху, делается внутри сознания. Тот, кто предназначен делать это, Аватар, даже если он заключён в тюрьму и никого не видит, и никогда не выходит наружу, всё же, он будет делать эту работу, потому что это работа в сознании, работа соединения между Супраментальным и материальным существованием. Ему нет нужды быть признанным, ему не требуется внешняя власть, чтобы суметь установить эту сознательную связь. Тем не менее, сразу же, как только связь будет установлена, это должно вызвать свой эффект во внешнем мире в форме нового творения, начиная с модельного города и заканчивая совершенным миром.

 

 

 

Быть или стать чем-то, привнести что-то в существование – в этом вся работа силы Природы; знать, чувствовать, делать – это подчинённые энергии, имеющие ценность, так как они помогают существу в его частичной самореализации выразить то, чем оно является и помочь ему также в его побуждении выразить ещё больше то нереализованное, чем он должен быть.

            Быть и быть во всей полноте – вот цель Природы в нас; но быть во всей полноте означает полностью осознавать своё существо: несознание, полусознание или дефектное сознание – это состояние существа, не владеющего собой; это существование, но не полнота бытия. Осознавать полностью и интегрально самого себя и всю истину своего существа – это необходимое условие подлинного обладания существованием. Это самоосознание есть то, что подразумевается под духовным знанием: сущность духовного знания – это свойственное ему самосуществующее сознание; всё его действие знания, в самом деле, любое его действие, должно быть этим сознанием, выражающим себя. Всё другое знание – это сознание, забывшее себя и стремящееся вернуться к собственному осознанию себя и своему содержимому; именно неведение по поводу себя, работает для того, чтобы преобразовать себя снова в знание себя.

 

 

 

            Есть великие судьбы, о которых ум даже не может предполагать,

            Установленные на вершине Пути эволюции,

            Путешественник сейчас ступает в Неведении,

            Не зная свой следующий шаг, не ведая своей цели.

            Ум – это не всё, чего может достичь его неутомимое восхождение,

            Есть огонь на вершине миров,

            Есть дом света Вечного,

            Есть бесконечная истина, абсолютная сила.

            Могущество Духа сбросит свою маску;

            Его величие будет ощущаться, формируя развитие мира:

            Он будет виден в его собственных, освобождённых от завесы, лучах,

            Звезда, поднимающаяся из ночи Несознательного,

            Солнце, восходящее к пику Сверхприроды.

            Отбрасывая сомнительный срединный Путь,

            Некоторые мельком увидят чудесный Источник,

            А некоторые почувствуют в тебе тайную Силу,

            И они повернутся, чтобы встретить безымянную поступь,

            Искатели приключений в более могущественном Дне.

            Поднимаясь из ограниченных пределов ума,

            Они раскроют огромный замысел мира,

            И шагнут в Истину, Справедливость, Широту.

           

           

           

Существенная цель и знак возрастающей эволюции здесь – это проявление сознания в кажущейся несознательной вселенной, рост сознания, а с ним рост света и силы существования; развитие формы и её функционирование или её пригодность к выживанию, хотя и крайне необходимое, всё же не является окончательным смыслом или главным мотивом. Всё больше и больше пробуждение сознания и его восхождение ко всё более и более высоким уровням и к более широкой степени его видения и действия – вот условие нашего прогресса в направлении высочайшего и тотального совершенства, которое является целью нашего существования. Это условие также тотального совершенства тела. Существуют более высокие уровни ума, чем любые из тех, которые мы можем в настоящее время себе представить, и их мы должны однажды достичь, и подняться за их пределы к высотам более великого, духовного существования. По мере того, как мы поднимаемся, мы должны открыть им наши низшие члены и наполнить их более совершенным и высочайшим динамизмом света и силы; мы должны сделать тело всё более и более, и даже полностью, сознательной формой и инструментом, сознательным символом и печатью, и силой духа. По мере того, как оно врастает в это совершенство, сила и размах его динамического действия и его отклик, и служение духу должны возрастать; контроль духа над ним также должен возрастать и пластичность его функционирования, и в его в развитых и приобретённых частях силы, и в его автоматических откликах вниз тому, что сейчас чисто органическое, и, кажется, является движением механического несознания. Такое не может случиться без подлинной трансформации, и трансформация ума, жизни и самого тела, действительно, является тем изменением, к которому наша эволюция тайно движется, и без этой трансформации вся полнота божественной жизни на земле не может проявиться. В этой трансформации само тело может стать посредником и партнёром.

 

 

 

 

ЗОВ НЕВОЗМОЖНОГО

 

            Божественное побуждает нас к нереализованным вещам.

                        Спящий в широких складках судьбы,

            Мир, охраняемый шелестящими крыльями Безмолвия,

                        Скрывает свою прекрасную невозможность:

 

            Но раскрываются, дрожа, лазурные врата;

                        Странные великолепия смотрят в наши грезящие глаза;

            Мы несём гордых божеств и великолепные судьбы;

                        Лица и руки приближаются из Рая.

 

            То, что сияет выше, ожидает во мраке здесь, в нас:

                        Недостигнутое блаженство – неотъемлемое право нашего будущего,

            Красота наших смутных душ растёт в любви,

                        Мы наследники бесконечных широт.

 

            Невозможное – лишь наша маска вещей, которые должны прийти,

            Смертное – дверь к бессмертию.

 

 

 

            В настоящий момент человечество переживает эволюционный кризис, в котором скрыт выбор его судьбы; так как была достигнута стадия, на которой человеческий ум достиг в определённых направлениях огромного развития, в то время как в других он остаётся заторможенным и озадаченным, и не может больше найти свой путь. Структура внешней жизни была воздвигнута постоянно-активным умом человека и жизненной волей, структура невообразимой огромности и сложности, чтобы служить его ментальным, витальным, физическим требованиям и желаниям, сложная политическая, общественная, административная, экономическая, культурная машинерия, организованное коллективное средство для его интеллектуального, чувственного, эстетического и материального удовлетворения. Человек создал систему цивилизации, которая стала слишком большой для его ограниченной ментальной способности и понимания, и его ещё более ограниченной духовной и моральной способности использовать и управлять, слишком опасной прислужницей его спотыкающегося эго и его аппетитов. Так как никакой более великий видящий ум, никакая интуитивная душа знания ещё не вышла на поверхность его сознания, которая могла бы сделать эту базовую полноту жизни условием для свободного роста чего-то такого, что превосходит её. Эта новая полнота средств жизни могла бы быть, посредством своей силы, ради освобождения от непрекращающегося и неудовлетворённого стресса своих экономических и физических нужд, возможностью посвятить себя полностью поиску других  более великих целей, превосходящих материальное существование, для открытия более высокой истины, добра и красоты, для открытия более великого и божественного духа, который вмешался бы и использовал жизнь для более высокого совершенства существа: но вместо этого она использовалась для преумножения новых желаний и агрессивного расширения коллективного эго.

 

 

           

Сознание-Истина – присутствует везде во вселенной, как упорядочивающее само-знание, посредством которого Единое проявляет гармонии своей бесконечной потенциальной множественности. Без этого упорядочивающего само-знания проявление было бы просто движущимся хаосом, именно потому что потенциальность бесконечна, – сама по себе она может вести только к игре неконтролируемого, свободного случая.

 

 

 

            В работах такого сознания-Истины будет присутствовать определённое сознательное видение и исполнительный автоматизм шагов его истины, который заменит надёжный автоматизм несознательной или кажущейся несознательной Силы, привнесшей из видимой Пустоты это чудо упорядоченной вселенной, и это могло бы сотворить новый порядок проявления Существования, в котором совершенное совершенство стало бы возможным; даже высочайшее и тотальное совершенство кажется, в перспективе, конечной возможностью. Если бы мы смогли привнести эту силу в материальный мир, наши извечные мечты о человеческом совершенстве, индивидуальном совершенстве, совершенстве расы, общества, внутреннем овладении собой и полном овладении, управлении и использовании сил Природы, могло бы увидеть наконец-то перспективу тотального достижения. Это полное человеческое само-свершение могло бы вполне выйти за пределы ограничений и трансформироваться в некий образ божественной жизни. Материя, принимая в себя и проявляя силу жизни и свет ума, привнесла бы в это превосходящую, высочайшую силу и свет духа и в земное тело, сбросившее свои несознательные части, и ставшее совершенной сознательной формой духа. Надёжная полнота и стабильность здоровья и силы его физической обители могла бы поддерживаться волей и силой этого жителя; все естественные способности физической формы, все силы физического сознания достигнут своего предельного расширения и будут управлять, уверенные в своём безупречном действии. Как инструмент тело приобретёт полную способность и тотальную пригодность для любого использования, которое этот обитатель потребует от него, что далеко за пределами всего того, что сейчас возможно. Оно могло бы даже стать сосудом откровения высочайшей красоты и блаженства – распространяя красоту света духа, наполняющего и озаряющего его, как лампа отражает и распространяет свечение пламени, содержащегося в ней, неся в себе красоту духа, его радость видящего ума, его радость жизни и духовного счастья, радость Материи, освобождённой в духовном сознании и трепещущей в постоянном экстазе. Это было бы тотальным совершенством одухотворённого тела.

 

 

 

            Сверхразум будет претендовать на мир для Света

            И наполнит трепетом любви Бога очарованное сердце,

            И водрузит корону Света на поднятую голову Природы,

            И создаст царство Света на её нерушимой основе.

            Более великая, нежели земная, истина покроет землю

            И зальёт своим солнечным светом дороги ума;

            Безупречная сила будет направлять мысль,

            Видящее Могущество станет управлять жизнью и действием,

            В земных сердцах возгорится огонь Бессмертного.

            Душа пробудится в доме Несознательного;

            Ум будет обителью божественного Видения,

            Тело – инструментом интуиции,

            А жизнь – каналом видимой силы Бога.

            Вся земля станет проявленным домом Духа.

 

 

           

            Трансформация человеческой природы сможет быть достигнута только в том случае, когда субстанция существа настолько пропитается духовным принципом, что все её движения будут представлять собой спонтанный динамизм и гармоничный процесс духа. Но даже когда более высокие силы и интенсивности входят в субстанцию  Несознания, они сталкиваются с этой слепой противоборствующей Необходимостью и подвержены ограничивающему и уменьшающему закону несознательной субстанции. Она противостоит им своими сильными правами установленного и непреклонного Закона, всегда встречает требование жизни законом смерти, требование Света потребностью контраста тени и тьмы на заднем плане, независимость, свободу и динамизм духа своей собственной силой привязанности к ограничению, разделением из-за неспособности, основанием энергии на неподвижности изначальной Инерции. Есть оккультная истина позади её отрицаний, которую только Высочайшее с его примирением противоположностей в изначальной Реальности может ухватить и таким образом обнаружить прагматическое решение загадки. Только супраментальная Сила может полностью преодолеть эту трудность фундаментального Неведения; поэтому c этим входит противоположность и ясная повелительная Необходимость, которая лежит в основе всех вещей и является изначальной и конечной само определяющей истиной-силой само существующего Бесконечного.

 

 

           

Всё это могущество не приходит сразу полностью, хотя такое внезапное просветление может быть возможным, если божественная Энергия, Свет и Ананда смогут занять своё место на вершине нашего существа и послать вниз свою силу в ум, жизнь и тело, просветляя и преобразуя клетки, пробуждая сознание во всёй системе. Но путь был бы открыт, и осуществление всего, что возможно в человеке, могло прогрессивно иметь место. Физическое также будет иметь свою долю в этом свершении целого.

 

 

 

СЕРЕБРЯНЫЙ ЗОВ

 

Есть божественное нереализованных вещей,

                        Для которого великолепные достижения Времени – это накопившийся шлак;

            Крик кажется ближе, шорох серебряных крыльев,

                        Призывающий к божественной радости посредством земной потери.

 

            Всё, что увидел глаз и услышало ухо –

                        Бледная иллюзия какого-то более великого голоса

            И более могучего видения; никакой сладостный звук или слово,

                        Никакая страсть оттенков, заставляющая сердце радоваться,

 

            Не может сравниться с теми божественными экстазами.

                        Ум за пределами нашего ума, имеет только знание

            О тех ещё невообразимых гармониях,

                        О судьбе и привилегии нерождённых людей.

 

            Как дождливое болото ожидает чудо розы,

            Так Земля ожидает отдалённого чуда, которое должно раскрыться.

 

           

 

           

Божественная жизнь даст тем, кто входит в неё и овладевает ею, возрастание и, в конечном счёте, полное овладение истинным сознанием и всем, что она содержит в себе; это принесёт с собой  реализацию Божественного в существе и Божественного в Природе.

            Всё, что ищет искатель Бога, будет осуществляться в его духе и в его жизни, по мере того, как он продвигается в направлении духовного совершенства. Он начнёт осознавать трансцендентальную реальность, овладеет на собственном опыте высочайшим существованием, сознанием, блаженством, станет единым с Сатчитанандой. Он станет единым с космическим бытием и универсальной Природой: он будет содержать мир в себе, в своём собственном космическом сознании и ощущать своё единство со всеми существами; он будет видеть себя во всём и всё в себе, станет единым и отождествлённым со своим Высшим Я, став всеми существованиями. Он будет воспринимать красоту Всепрекрасного и чудо Всечудесного; он войдёт в конце в блаженство Брахмана и будет постоянно жить в нём, и ради всего этого, ему не надо будет бежать от существования или погружаться в аннигиляцию духовной Личности в какой-то само-угасающей Нирване. Как в Духе, так и в Природе, он сможет реализовать Божественное. Природа Божественного – это Свет, Сила и Блаженство; он сможет ощущать божественный Свет, Силу и Блаженство над собой и нисходящие в него, наполняя каждую фибру его природы, каждую клетку и атом его существа, затопляя его душу и ум, жизнь и тело, окружая его, как безграничное море, и насыщая мир, наполняя всё его чувство, ощущение и переживание, делая всю его жизнь истинно и полностью божественной.

 

 

 

           

Я расскажу о своём собственном опыте, когда я впервые встретила Шри Ауробиндо в Пондичерри. Я была в глубокой концентрации, видя вещи в Сверхразуме, вещи, которые должны были проявиться, но каким-то образом, ещё не были проявлены. Я рассказала Шри Ауробиндо то, что я видела и спросила его, проявятся ли они. Он просто сказал: «Да». И сразу же я увидела, что Супраментал коснулся земли, и было начало реализации. Это в первый раз, я видела, как сила делает реальным то, что истинно: это та же самая сила, которая привносит реализацию истины в вас, когда вы приходите со всей искренностью, говоря: «Это ложь, от которой я хочу избавиться», и ответ, который вы получаете: «Да».

 

 

 

Я видел их, огненных пионеров Всемогущего,

            Поворачивающих через небесную грань, в направлении жизни,

Устремлённых толпою вниз по янтарным ступеням рождения;

             Предтечи божественной расы,

            Они спешили с дальних путей утренней звезды

            В маленькое пространство смертной жизни.

            Я видел их, пересекающих сумерки эпохи,

            Солнцеглазых чад чудного рассвета,

            Великих творцов с широкими челами покоя,

            Разрушителей массивных препятствий мира,

            Борцов с судьбою в её списках воли,

            Тружеников в каменоломнях богов,

            Посланцев Невыразимого,

            Архитекторов бессмертия.

            Они снизошли в падшую человеческую сферу,

            Лики, несущие безмолвную славу Бессмертного,

            Голоса, молчаливо общающиеся с мыслями Бога,

            Тела, озарённые красотой духовного света,

            Несущие магическое слово, мистический огонь,

            Несущие Дионисийский кубок радости,

            Приближая глаза более божественного человека,

            Уста, воспевающие неведомый гимн души,

            Их шаги отзывались эхом в коридорах Времени.

            Высокие жрецы мудрости, сладости, могущества и блаженства,

            Открыватели солнечных дорог красоты,

            Пловцы смеющихся, огненных наводнений Любви,

            Танцоры в золотых чертогах восторга,

            Их поступь однажды преобразит страдания Земли

            И озарит светом лик Природы.

 

           

Проявление Сверхразума и его сознания-истины, следовательно, неизбежно; рано или поздно оно должно произойти в этом мире. Но оно имеет два аспекта, нисхождение свыше, восхождение снизу, само-раскрытие Духа, эволюция в Природе. Восхождение – это, непременно усилие, работа Природы, побуждение или импульс с её стороны поднять её низшие части посредством эволюционного или революционного изменения, превращение или трансформация в божественную реальность, и это может произойти посредством процесса и прогресса или посредством быстрого чуда. Нисхождение или само-раскрытие Духа – это акт высочайшей Реальности свыше, которая делает реализацию возможной, и это может проявиться либо как божественная помощь, которая осуществляет свыше свершение прогресса и процесс, либо как санкция чуда. Эволюция, как мы видим её в этом мире, это медленный и трудный процесс и, действительно, требуются обычно века, чтобы достичь постоянных результатов; но это потому, что она, по своей природе, представляет собой возникновение из несознательных начал, начиная из неведения и работа в неведении природных существ, посредством того, что, кажется, является несознательной силой. Там, наоборот, эволюция может происходить в свете, а не продолжаться во тьме, где эволюционирующее существо является сознательным участником и сотрудником, и именно это должно иметь место здесь.

 

 

 

СУПРАМЕНТАЛЬНОЕ НИСХОЖДЕНИЕ

 

Вы знаете, что означает цветок, который мы называем «Успешное Будущее», когда его вам дают? Он означает надежду – нет, даже обещание – что вы будете участвовать в нисхождении супраментального мира. Поскольку это нисхождение будет успешным завершением нашей работы, нисхождение, которое ещё не низошло во всём своём великолепии, или же весь облик жизни стал бы другим. Медленными шагами Супраментал оказывает своё влияние; то одна часть существа, то другая ощущает объятия или прикосновение его божественности; но когда он низойдёт вниз во всём своём само-существующем могуществе, высочайшее радикальное изменение охватит всю природу. Всё ближе и ближе  мы приближаемся к часу его полного триумфа. Как только мировые условия станут готовы, полное нисхождение будет иметь место, преодолевая все препятствия перед собой. Его присутствие будет безошибочным, его сила не потерпит никакого сопротивления, сомнения, и трудности не будут вас больше мучить. Так как Божественное будет присутствовать проявленное – раскрытое в своём тотальном совершенстве. Хотя, я не имею в виду, что весь мир сразу почувствует его присутствие или будет трансформирован; но я имею в виду, что часть человечества узнает и будет участвовать в его нисхождении – скажем, этот наш маленький мир здесь. Отсюда эта преобразующая милость будет распространяться эффективнее всего. И, к счастью для стремящихся, это успешное будущее будет материализоваться для них,  несмотря на все препятствия, поставленные на пути не преобразованной человеческой природой!

 

 

 

НИСХОЖДЕНИЕ

 

Все мои клетки трепещут, охваченные волной великолепия,

Душа и тело взволнованы могучим восторгом,

Свет и ещё больше света, как громадные океанские валы,

Надо мной и вокруг меня.

 

Жёсткое, подобное камню, фиксированное, как холм или статуя,

Моё огромное тело чувствует и выносит тяжесть мира;

Ужасное широкое нисхождение Бога входит

В члены, которые смертны.

 

Безмолвная, переполненная, Бесконечность давит на меня;

Проталкивает вниз славу вечной силы;

Ум и сердце становятся едины с космической широтой;

Утихают земные шёпоты.

 

Быстро, стремительно пересекая золотые пространства,

Знание скачет, потоком быстрых молний;

Мысли, что оставили пылающие дворцы Невыразимого,

Горят в моём духе.

 

Неспешен ритм сердцебиений, как молот гиганта;

Пророческие голоса несутся ко мне от врат Бога,

Слова, живущие лишь на вершинах Природы,

Колесницы Экстаза.

 

Весь мир превращается в одно единое целое;

Неумирающие души, бесконечные силы, встречаясь,

Соединяются в Божественном танце, сплетая цельную Природу,

Ритм Бессмертия.

 

Ум, сердце и тело, единая арфа существа,

Воспевают гимн, находя вечные ноты, –

Свет, могущество, блаженство и бессмертная мудрость,

В объятиях навечно.

 

 

Август 1954

 

            Когда мы говорим о трансформации, значение этого слова всё ещё остаётся для нас расплывчатым. Оно вызывает у нас впечатление нечто такого, что произойдёт и всё будет хорошо. Идея более или менее сводится к следующему: если у нас есть трудности, эти трудности исчезнут; те, кто болен, излечатся от своих болезней; если тело имеет недостатки или неспособности, эти недостатки или неспособности уйдут, и так далее. Но как я сказала, это очень расплывчатое, это только впечатление. Так вот, самое замечательное по поводу телесного сознания то, что оно способно знать вещь с точностью и во всех его деталях только тогда, когда она должна вот-вот реализоваться. Таким образом, как только процесс трансформации станет ясен, мы сможем узнать в какой последовательности движений и изменений будет происходить тотальная трансформация, в каком порядке, каким путём, так сказать, какие вещи придут сначала, какие последуют затем – когда всё будет известно, во всех деталях, это будет несомненным знаком, что час реализации близок, так как каждый раз, когда вы воспринимаете деталь точно, это означает, что вы готовы реализовать её.

            А пока, можно иметь общее представление. Например, совершенно несомненно, что под влиянием супраментального света, сначала будет иметь место трансформация телесного сознания, затем придёт прогресс в овладении и контроле над всеми движениями и работой органов тела; далее это овладение постепенно превратится в своего рода радикальную модификацию этого движения и затем строения самого органа. Всё это является несомненным, хотя и  довольно смутным для нашего восприятия. Но, что, в конечном счете, будет иметь место – как только различные органы будут замещены центрами концентрации сил, каждый со своим качеством и природой, и каждый будет действовать согласно  своему собственному способу – это всё ещё просто концепция, и тело не понимает очень хорошо, так как оно всё ещё очень далеко от реализации, и оно может, в самом деле, понять, только  находясь в том моменте, когда оно способно сделать это.

 

 

 

            Я знаю, там преобразит несознательные клетки,

            В согласии с Природой и высокий как небеса,

            Дух, огромный, словно вместивший небо,

            И проносясь с экстазом из невидимых источников,

            Бог низойдёт вниз, и станет более великим, посредством этого падения.

 

 

 

17 октября 1957

 

            Один из самых первых результатов супраментального проявления состоял в том, что это дало телу свободу и автономию, какую оно никогда не знало прежде. И когда я говорю свобода, я имею в виду, не какое-то психологическое восприятие или внутреннее состояние сознания, но нечто другое и гораздо лучшее – это новый феномен в теле, в клетках тела. Так как в первый раз, сами клетки почувствовали, что они свободны, что они имеют силу решать. Когда пришли новые вибрации и объединились со старыми, я почувствовала это сразу же, и это показало мне, что новый мир, действительно, рождается.

            В своём обычном состоянии, тело всегда чувствует, что оно не хозяин самому себе: болезни входят в него так, что оно, в самом деле, не способно им сопротивляться – тысяча факторов навязывают себя или оказывают на него давление. Его единственная сила – это сила защищаться, то есть реагировать. Как только болезнь  входит в него, оно может сражаться и преодолеть её – даже современная медицина признала, что тело излечивается тогда, когда оно решает излечиться; это не лекарства сами по себе лечат, так как если заболевание временно подавляется лекарством без воли тела, оно проявляется где-то ещё, в какой-то другой форме, пока само тело не решит излечиться. Но это подразумевает только защищающуюся силу, силу реагировать против вторгнувшегося врага – это не настоящая свобода.

            Но с супраментальным проявлением, в теле появилось нечто новое: оно чувствует, что является своим собственным хозяином, автономным, с двумя ногами твёрдо стоящими на земле, так сказать. Это даёт физическое впечатление того, что всё существо вдруг выпрямляется, с высоко поднятой головой – я хозяин самого себя.

            Мы живём постоянно с бременем на своих плечах, то, что склоняет наши головы вниз, и чувствуем, как нас тянут, ведут всякого рода внешние силы, мы не знаем кто, или что, или куда – это то, что люди называют Судьба, Предназначение. Когда вы делаете йогу, одно из первых переживаний – опыт кундалини, как её называют здесь в Индии – это точно такой, в котором сознание поднимается,  прорывается  через твёрдую «крышку», здесь, на верхушке головы, и, наконец, вы входите в Свет. Тогда вы видите, вы знаете, вы решаете, и вы осознаёте – трудности могут всё ещё оставаться, но поистине говоря, вы выше них. Так вот, в результате супраментального проявления, именно ТАКОЕ переживание, входит в тело. Тело поднимает голову и ощущает свою свободу, свою независимость.

            Во время эпидемии гриппа, например, я проводила каждый день среди людей, которые были носителями микробов. И вот, однажды, я ясно почувствовала, что тело решило не подхватывать грипп. Оно утвердило свою автономию. Видите ли, это не было решением более высокой Воли, нет. Это имело место не в высочайшем сознании: тело само решило. Когда вы находитесь выше в вашем сознании, вы видите вещи, вы знаете вещи; но в текущем факте, как только вы нисходите снова в материю, это как вода, уходящая в песок. В этом отношении вещи изменились, тело имеет ПРЯМУЮ силу, независимую от какого-либо внешнего вмешательства. Даже, хотя это едва заметно, я считаю, это очень важный результат.

            И эта новая вибрация в теле позволила мне понять механизм трансформации. Это не нечто такое, что приходит от более высокой Воли или более высокого сознания, навязывая себя телу: это именно само тело пробуждается в своих клетках, свобода самих клеток, абсолютно новая вибрация, устраняющая все беспорядки – даже беспорядки, которые существовали до супраментального проявления.

 

 

 

29 февраля, 1956

 

            Во время всеобщей медитации в среду.

            Сегодня вечером Божественное Присутствие, конкретное и материальное, было среди нас. Я имела форму живого золота, более обширную, чем вселенная, и я оказалась перед огромной и массивной золотой дверью, отделяющей этот мир от Божественного.

            В то время как я смотрела на эту дверь, я знала, я желала, в одном едином движении сознания, что «время пришло», и, подняв обеими руками огромный золотой молот, я нанесла один удар, один единственный удар по двери, и дверь разлетелась на кусочки.

            Затем супраментальный Свет и Сила, и Сознание хлынули вниз на землю неудержимым потоком.

 

 

 

29 февраля, 1956

 

Господи, Ты пожелал, и я исполняю:

Новый свет прорвался на землю,

Новый мир рождён.

Вещи, что были обещаны, исполняются.

 

 

 

19 февраля 1958

 

             Мать читает своё описание опыта, произошедшего 3 февраля.

 

            Между существами супраментального мира и людьми существует почти такое же разделение, как между людьми и животными. Некоторое время назад у меня был опыт отождествления с животной жизнью, и это факт, что животные не понимают нас; их сознание так устроено, что мы почти полностью ускользаем от их восприятия.

            И всё же я знала домашних животных  – кошек и собак, но особенно кошек – которые прилагали почти йогическое усилие сознания, чтобы достичь нас. Но обычно, когда они видят, как мы живём и действуем, они не понимают, они не видят нас такими, какие мы есть и они страдают из-за нас. Мы для них постоянная загадка. Только крошечная часть их сознания имеет с нами связь. И то же самое для нас, когда мы пытаемся смотреть на супраментальный мир. Только когда связь сознания установлена, мы увидим его – и даже тогда только часть нашего существа, которая подверглась трансформации, таким образом, будет способна увидеть его таким, каков он есть – в противном случае два мира останутся разделёнными, как животный и человеческий миры.

            Опыт, который произошёл со мной 3 февраля – доказательство этому. Прежде у меня был индивидуальный, субъективный контакт с супраментальным миром, в то время как 3 февраля  я передвигалась в нём конкретно, так же конкретно, как однажды я гуляла по Парижу, в мире, который существует сам по себе, вне всякой субъективности. Это как мост, переброшенный между двумя мирами. Вот опыт, который я продиктовала сразу же после:

            Супраментальный мир существует постоянно, и я нахожусь там постоянно в супраментальном теле. У меня было доказательство этого даже сегодня, когда моё земное сознание вошло туда и оставалось там сознательно между двумя и тремя часами пополудни.

            Теперь я знаю, что отсутствует для того, чтобы два мира объединились в постоянном и сознательном отношении: это промежуточная зона между физическим миром, таким, какой он есть и супраментальным миром, таким, какой он есть. Эту зону ещё предстоит построить, и в индивидуальном сознании, и в объективном мире, и она строится. Когда я говорила о новом мире, который строится, я говорила именно об этой промежуточной зоне. И также, когда я нахожусь на этой стороне, то есть, в области физического сознания, и я вижу супраментальную силу, супраментальный свет и субстанцию, постоянно проникающую в материю, это как раз происходит создание этой зоны, которую я вижу, и в которой я участвую.

            Я находилась на огромном корабле, который был символическим представлением места, где эта работа продолжается. Корабль, огромный как город, полностью организованный, и несомненно, он уже функционировал в течение некоторого времени, так как его организация была совершенной. Это место, где подготавливали людей, предназначеных для супраментальной жизни. Эти люди – или, по крайней мере, часть их существа – уже подверглись супраментальной трансформации, так как сам корабль и всё на борту не было ни материальным, ни тонким физическим, ни витальным, ни ментальным – это была супраментальная субстанция. Эта субстанция состояла из наиболее материального супраментала, супраментальная субстанция, которая находится ближе всего к физическому миру, первое, что проявится. Свет предсталял собой смесь золотого и красного, формируя однородную субстанцию святящегося оранжевого цвета. Всё было таким – освещение было таким, люди были такими – всё имело такой цвет, хотя и с различными оттенками, что позволяло отличать вещи друг от друга. Общее впечатление, что это был мир без теней; там присутствовали оттенки, но не было теней. Атмосфера наполнена радостью, покоем, порядком; всё происходило размеренно и в молчании. И в то же время можно было видеть все детали обучения, подготовки во всех сферах, с помощью которых эти люди на борту подготавливались.

Этот огромный корабль как раз пристал к берегу супраментального мира, и первая группа людей, которым было предназначено стать будущими жителями этого супраментального мира, собиралась высадиться на берег. Всё было организовано для этой первой высадки. На пристани стояли несколько очень высоких существ. Это не были люди, они никогда не были людьми прежде. Они не были также постоянными жителями супраментального мира. Они были посланы свыше и поставлены там, чтобы контролировать и наблюдать за высадкой. Я руководила всем процессом с самого начала и всё время. Я сама подготовила все группы. Я стояла на корабле у сходней, вызывая одну группу за другой, и посылала их вниз на берег.

Высокие существа, стоящие там, обследовали, так сказать, тех, кто высаживался, позволяя тем, кто готов и отсылая назад тех, кто не был готов, и кто должен был продолжить свою подготовку на борту корабля. Пока я находилась там, глядя на всех, часть моего сознания, которая пришла отсюда, стала чрезвычайно заинтересованной; она хотела увидеть и узнать всех людей, увидеть, как они изменились и проверить, какие были приняты сразу же, а какие должны были остаться, чтобы продолжить свою подготовку. Спустя какое-то время, пока я стояла там, наблюдая, я начала чувствовать, как меня тянут назад, так что моё тело могло очнуться – чьё-то сознание или человек отсюда – и в своём сознании я запротестовала: «Нет, нет, ещё нет, ещё нет! Я хочу увидеть этих людей»! Я видела и замечала всё с огромным интересом… Вещи продолжились, таким образом, пока часы вдруг начали бить три часа, и это резко вернуло меня назад. Было ощущения внезапного падения в своё тело. Я вернулась назад с шоком, потому что меня позвали назад слишком внезапно, но с полной памятью. Я оставалась спокойной, без движения, пока не смогла вспомнить весь опыт и сохранить его.

            На этом корабле, природа вещей не была такой же, какую мы знаем на земле; например, одежда сделана не из ткани, а то, что выглядело как ткань, не было изготовлено: она составляла часть тела, она состояла из той же субстанции, которая принимала различные формы. Она обладала своего рода пластичностью. Когда надо было сделать какое-то изменение, это происходило не посредством каких-то искусственных и внешних средств, но посредством внутренней операции, операции сознания, которая придавала субстанции форму или внешний вид. Жизнь творила свои собственные формы. Там была одна единая субстанция во всём; она меняла качество своей вибрации согласно нужде и использованию

            Те, кого посылали назад для новой подготовки, не были однородного цвета, словно их тела имели серые, тёмные пятна субстанции, напоминающие земную субстанцию; они выглядели мутными, словно не полностью пронизаны светом, не трансформированные. Они  были такими не везде, только местами. Высокие существа на берегу имели другой цвет, по крайней мере, без оранжевого оттенка; они выглядели бледнее, более прозрачными. Кроме одной части их тела, можно было видеть только очертания их формы. Очень высокие, казалось, они не имели никаких костей и могли принимать любую форму, согласно своим нуждам. Только от талии вниз, присутствовала постоянная плотность, которая не ощущалась в остальной части их тела. Их цвет выглядел гораздо светлее, отчасти чуть-чуть красный, он был больше золотистый или даже белый. Части беловатого света были полупрозрачные; они не были полностью прозрачные, но менее плотные, более тонкие, чем оранжевая субстанция.

            Когда меня позвали назад, и в то время, как я говорила: «Ещё нет», каждый раз у меня мелькал краткий проблеск меня самой, то есть моей формы в супраментальном мире. Я представляла собой смесь этих высоких существ и существ на борту корабля. Моя верхняя часть, особенно голова, была только силуэтом, чьё содержимое выглядело белым, с оранжевым окаймлением. Внизу, в ногах, цвет становился больше, как у тех людей на корабле, то есть, оранжевым; вверху, это было более прозрачное и белое, и красного становилось меньше. Голова представляла собой лишь силуэт, с сияющим внутри неё солнцем; исходящие от неё лучи света, являлись действием воли.

            Что касается этих людей на борту корабля, я узнала их всех. Некоторые были отсюда, из Ашрама, некоторые пришли откуда-то ещё, но я знаю их тоже. Я видела всех, но так как я знала, что я не вспомню их всех, когда я вернусь, я решила не называть никаких имён. Между прочим, это не обязательно. Три или четыре лица были очень ясно видны, и когда я увидела их, я поняла то чувство, которое у меня возникало здесь, когда я смотрела им в глаза: там была такая необычайная радость… Люди были, главным образом, молодые, там находилось несколько детей по 14 или 15 лет, несомненно, не меньше десяти или двенадцати – я не оставалась там достаточно долго, чтобы увидеть все детали. Там не было каких-нибудь очень старых людей, кроме нескольких исключений. Большинство людей, которые сошли на берег, были среднего возраста, за исключением нескольких. Уже, до этого опыта, некоторые индивидуумы были проверены несколько раз в  том месте, где люди, способные супраментализироваться, были исследованы; у меня произошло несколько сюрпризов, и я записала их; я даже рассказала некоторым людям об этом. Но тех, кого я вывела на берег сегодня, я видела очень отчётливо; они были среднего возраста, не дети и не старики, помимо нескольких редких исключений, и это довольно хорошо согласуется с тем, что я ожидала. Я решила не говорить ничего, не давать никаких имён. Так как я не оставалась до конца, для меня невозможно было получить точную картину; картина не была абсолютно ясная или полная. Я не хочу одним говорить вещи, а другим не говорить.

            Что я могу сказать, что точка зрения, суждение, основывалось исключительно на субстанции, из которой состояли люди, то есть, принадлежали ли они исключительно супраментальному миру, состояли ли они из этой, очень особенной субстанции. Точка зрения не была ни моральная, ни психологическая.

            Вероятно, что субстанция их тел являлась результатом внутреннего закона или внутреннего движения, о котором в то время не шла речь. По крайней мере, совершенно ясно, что ценности были другими. Когда я вернулась назад, одновременно, с воспоминанием об опыте, я узнала, что супраментальный мир существует постоянно, что моё присутствие там постоянно, и что отсутствует только связующее звено между сознанием и субстанцией, которое необходимо создать, и именно это звено сейчас выковывается. У меня сложилось впечатление – впечатление, которое оставалось в течение довольно долгого времени, почти целый день, – абсолютной относительности, – нет, не совсем так: впечатление, что отношение между этим миром и другим совершенно изменило точку зрения, с которой вещи должны рассматриваться или оцениваться. Эта точка зрения не имеет ничего ментального по поводу этого, и она даёт странное внутреннее ощущение, что многие вещи, которые мы считаем хорошими или плохими, на самом деле не таковы. Было совершенно ясно, что всё зависит от способности вещей, от их способности выражать супраментальный мир или быть в отношении с ним. Это настолько полностью отличалось, иногда даже было совершенно противоположно нашей обычной оценке. Я помню одну маленькую вещь, которую мы обычно считаем плохой; как странно было видеть, что в истине, это было что-то великолепное! А другие вещи, которые мы считаем важными, фактически, не имеют никакой важности совсем: является ли вещь такой, или такой, это совсем не важно.  Совершенно очевидно, что наша оценка того, что является божественным или не божественным, не верна. Я даже смеялась, увидев некоторые вещи… Наше обычное чувство того, что небожественно, кажется искусственным, кажется основывается на чём-то не истинном, не живом – между прочим, то, что мы называем живым здесь, не кажется мне живым в сравнении с тем миром – во всяком случае, это чувство должно основываться на нашем отношении между двумя мирами и на том, какие вещи делают это отношение легче или труднее.

            Это составляет большое отличие в нашей оценке того, что подводит нас ближе к Божественному, или что отделяет нас от Него. В людях также, я видела, что помогает им стать супраментальными или мешает им, это очень отличается от того, что воображают себе наши обычные моральные представления. Я почувствовала, как… мы смешны.

 

 

 

10 января 1961

 

            Любовь, в своей сущности и в своём источнике, как белое пламя, уничтожающее ЛЮБОЕ сопротивление. Вы можете иметь этот опыт сами: какова бы не была трудность в вашем существе, каково бы не было бремя накопленных ошибок, неведения, неспособности, дурной воли, одна единственная СЕКУНДА этой Любви – чистой, сущностной, высочайшей – расплавляет всё в своём всемогущем пламени. Один единственный момент и всё прошлое может исчезнуть. Одно единственное ПРИКОСНОВЕНИЕ Этого в своей сущности и всё бремя уничтожено.

            Легко понять, как тот, кто имеет этот опыт, может распространить его и действовать на других, так как чтобы иметь это, вы должны коснуться уникальной, высочайшей Сущности всего проявления – Источника и Сущности, Первоначала и Реальности всего, что существует; тогда вы сразу же входите в царство Единства, где нет больше разделения среди индивидуальностей: это единая вибрация, которая может повторять себя бесконечно во внешних формах. 

Если вы идёте достаточно высоко, вы приходите к Сердцу всего. Всё то, что проявляется в этом Сердце, может проявиться во всех вещах. Это великий секрет, секрет божественной инкарнации в индивидуальной форме. Так как в нормальном ходе вещей, что проявляется в центре, осознаётся во внешней форме только с пробуждением и ОТВЕТОМ воли внутри индивидуальной формы. Но если центральная Воля постоянно, неизменно представлена в одном человеке, тогда он может служить посредником между этой Волей и всеми существами, и воли ДЛЯ НИХ. Всё то, что это существо воспринимает и сознательно предлагает высочайшей Воле, получает ответ на то, как если бы это приходило от каждого индивидуального существа. И если людям случается быть в более или менее сознательных и добровольных отношениях с этим представительным существом, их отношение усиливает его эффективность, и высочайшее Действие может работать в Материи гораздо более конкретным и постоянным образом. В этом причина тех нисхождений, что можно было бы назвать «поляризованным» сознанием, которое всегда приходит на землю для особенной реализации, с определённой целью и миссией – миссией, предрешённой до её фактического воплощения. Это знаменует великие стадии божественных инкарнаций на земле.

            И когда наступит день для проявления высочайшей Любви – кристаллизованного, концентрированного нисхождения высочайшей Любви – это будет поистине час Трансформации, ибо ничто не будет способно сопротивляться Этому.

            Но поскольку это всемогущее, на земле должна быть подготовлена определённая восприимчивость, так чтобы его последствия не были разрушительны. Шри Ауробиндо объяснял это в одном из своих писем. Кто-то спросил его: «Почему эта Любовь не приходит сейчас?», и он ответил нечто подобное: Если бы божественная Любовь в своей сущности была проявлена на земле, это было бы подобно взрыву; так как земля недостаточно податливая или восприимчивая, чтобы расшириться до размеров этой Любви. Земля должна не только открыться, но стать широкой и податливой. Материя – не просто физическая Материя, но субстанция физического сознания также – всё ещё слишком жёсткая.

 

 

 

БЛАЖЕНСТВО ОТОЖДЕСТВЛЕНИЯ

 

Всю Природу обучают двигаться сияющими путями,

Всех существ объять в себе.

О, огненное безграничное Сердце радости и любви,

Как ты бьёшься в смертной груди!

 

Это Твой восторг пылает через мои нервы,

И все мои клетки и атомы трепещут с Тобой;

Моё тело – Твой сосуд и служит только

Как живой винный кубок Твоего экстаза.

 

Я центр Твоего золотого света,

И я его широкое и смутное окружение;

Ты – моя великая душа, сияющая и белоснежная,

И мой ум и воля, и пылающее чувство принадлежат Тебе.

 

Я чувствую в себе бесконечное дыхание Твоего духа;

Моя жизнь – пульсация Твоей вечности.

 

 

 

           

5 ноября, 1961

 

            Об открытии Сверхразума в Ведах и у Шри Ауробиндо. Это нечто такое, что я не совсем понимаю.

 

            Потому что в Ведах это не завершено.

            Но, у них был намёк, как видение «вещи», но нет доказательства, что они реализовали это. Более того, если бы они реализовали это, мне кажется, мы, несомненно, имели бы какие-то следы – но никаких следов не осталось.

            Теон кое-что знал об этом, и он называл это «новым миром» или «новым творением на земле и прославленным телом» (я не помню его точную терминологию); но он знал о существовании Сверхразума, который открылся ему и он объявил о его приходе. Он сказал, что это можно достичь ЧЕРЕЗ открытие Бога внутри. И для него, … это означало значительную плотность – что кажется правильным опытом. Так вот, со своей стороны, я провела исследования и имела множество видений, касающихся истории земли, и я много говорила об этом со Шри Ауробиндо…

 

(молчание)

 

            Согласно тому, что увидел Шри Ауробиндо и что увидела также я, Риши имели контакт, опыт – как это выразить?... Своего рода живое знание об этой вещи, приходящее как обещание, говорящее: «это ТО, что будет». Но оно не постоянное. Существует большая разница между  их опытом и НИСХОЖДЕНИЕМ – что Шри Ауробиндо называет «нисхождением Сверхразума»: нечто такое, что приходит и устанавливает себя.

            Даже, когда у меня был этот опыт [«первое супраментальное проявление» 29 февраля 1956], когда Господь сказал, «Время пришло», так вот, произошло не полное нисхождение; это было нисхождение Сознания, Света, и частично, аспекта Силы. Оно было сразу же впитано и поглощено миром Несознания, и с этого момента оно начало работать в атмосфере. Но это не ТАКАЯ вещь, которая приходит и устанавливается навсегда; когда это случится, нам не надо будет говорить об этом – это будет очевидно!

            Хотя опыт 56 года был ещё одним шагом вперёд, это не… это не окончательное.

            И то, что Риши имели своего рода обещание – ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ опыт.

 

 

 

12 января 1962 года

 

            (Мать возвращается к своему опыту в феврале 1958 года, когда её сознание пришло к связи, которая формировалась между Супраментальным миром и нашим миром).

 

Люди на этом корабле имели эти две способности: одна, способность для бесконечного расширения сознания на всех планах, включая материальный; и вторая, безграничная пластичность, чтобы следовать движению Становления.

Это имело место в тонком физическом. Люди, имеющие пятна на своих телах и которых должны были отсылать назад, были всегда те, у кого отсутствовала пластичность этих двух требуемых движений. Но главное было вот это движение расширения; прогрессивное движение, движение следования Становлению, казалось, было последующей заботой – для тех, кто вышел на берег. Подготовка на корабле имела отношение к этой способности к расширению.

Ещё одна вещь, о которой я не упомянула вам, когда рассказывала об этом опыте – у этого корабля не было двигателя. Всё приводилось в движение посредством силы воли – люди, вещи (даже одежда, которую люди носили, была результатом их воли). И это придавало всем вещам и форме каждого человека большую пластичность, потому что там присутствовало осознание этой воли – которая является не ментальной волей, но волей Божественного, что можно было бы назвать духовной волей или волей души (придавая слову «душа» этот особенный смысл). Я переживаю этот опыт прямо здесь, когда есть абсолютная спонтанность в действии, я имею в виду, когда действие – например, произнесение слов или движение – не определяется умом, и даже (не говоря уже о мысли или интеллекте) не умом, который обычно включает нас в действие. В общем, когда мы делаем что-то, мы можем воспринимать в самих себе волю делать это; когда вы наблюдаете себя, вы видите это: есть всегда (это может происходить как вспышка) воля делать. Когда вы сознательны и, делая что-то, наблюдаете себя, вы видите в себе волю сделать это – то есть, где ум вмешивается, его обычное вмешательство, установленный порядок в котором вещи происходят. Но супраментальное действие решается скачком поверх ума. Действие прямое, не нуждающееся проходить через ум. Что-то входит непосредственно в контакт с витальными центрами и приводит их в действие, не проходя через ум – и всё же в полном сознании. Сознание не функционирует в обычной последовательности, оно действует из центра духовной воли непосредственно в материю.

И пока вы можете сохранять абсолютную неподвижность в уме, вдохновение абсолютно чистое – оно приходит чистое. Если вы можете поймать и удерживать это, пока вы разговариваете, тогда то, что приходит к вам, не смешивается тоже, оно остаётся чистым.

Это чрезвычайно тонкое функционирование, вероятно потому, что мы ещё не привыкли к нему – малейшее движение, малейшая ментальная вибрация разрушает всё. Но пока это продолжается, оно совершенно чистое. И в супраментальной жизни это должно быть ПОСТОЯННЫМ состоянием. Ментализированная воля не должна больше вмешиваться; так как, вы вполне можете иметь духовную волю, ваша жизнь может быть постоянным выражением духовной воли (это то, что происходит со всеми, кто чувствует себя ведомым Божественным внутри), но это всё ещё проходит через ментальную транскрипцию. Так вот, пока это происходит таким образом, это не супраментальная жизнь. Супраментальная жизнь БОЛЬШЕ НЕ проходит через ум – ум является неподвижной зоной передачи. Достаточно малейшей вещи, чтобы всё расстроить.

 

 

 

13 апреля 1963

 

            (После опасного месяца, Мать вдруг пережила потрясающий, решительный опыт, и она впервые рассказывает о нём. Она лежит на своей кровати в комнате наверху, и стала совсем худенькой. Около десяти часов утра. Её голос сильно изменился. Слышны голоса школьников, играющих в отдалении).

 

            Ночь с 12 на 13 апреля.

            Неожиданно, я проснулась ночью с полным осознанием того, что мы могли бы назвать Йогой мира. Высочайшая Любовь проявлялась через большие пульсации, и каждая пульсация несла мир дальше в своём проявлении. Это были потрясающие пульсации вечной, огромной Любви, только Любви: каждая пульсация Любви несла вселенную дальше в своём проявлении.

            И несомненность: то, что должно быть сделано – сделано, и Супраментальное Проявление реализовано.

            Всё было Личностным, ничего не было индивидуальным.

Это продолжалось, продолжалось и продолжалось…

Несомненность: то, что должно быть сделано – СДЕЛАНО.

Все результаты Лжи исчезли: Смерть была иллюзией, Болезнь – иллюзией, Неведение – иллюзией: чем-то таким, что не имеет ни реальности, ни существования… Только Любовь,  Любовь, Любовь, и Любовь – необъятная, потрясающая, огромная, несущая всё.

И как, как выразить в мире? Это было как невозможность, потому что противоречие… Но затем пришло следующее: «Ты приняла, что этому миру следует узнать Супраментальную Истину… и она будет выражена тотально, интегрально». Да, да…

И эта вещь СДЕЛАНА.

 

(долгое молчание)

 

            Индивидуальное сознание вернулось назад, просто ощущение ограничения, ограничение из-за боли; без этого, нет индивидуального.

            И мы снова отправляемся в путь, уверенные в Победе.

            Небеса звенят песнями Победы!

            Только Истина существует; только Истина проявится. Вперёд!... Вперёд!

            Слава Тебе, Господи, высочайший Победитель!

 

(молчание)

 

            А теперь, за работу.

            Терпение… выносливость… совершенное равновесие. И абсолютная вера.

 

(молчание)

 

            По сравнению с этим опытом, что бы я ни говорила, это ничто, ничто, ничто, лишь слова.

            И наше сознание – то же самое, абсолютно то же самое, что и Бога. Не было разницы, никакой разницы совсем…

            Мы есть То, мы есть То, мы есть То.

 

(молчание)

 

            Позднее, я объясню более ясно. Инструмент ещё не готов.

            Это только начало.

 

***

Позднее, Мать добавила:

 

            Опыт продолжался, по крайней мере, четыре часа. Существует много вещей, о которых я расскажу позднее.

 

 

           

Затем туда внезапно опустился взгляд.
            Как если б океан исследовал свои собственные глубины,

            Живое Единство расширилось в своём центре

            И присоединило его к своим бесчисленным множествам.

            Блаженство, Свет, Сила, пламенно-белая Любовь

            Охватили всё единым, огромным объятием;

            Существование обнаружило свою истину на груди Единства

            И каждый стал личностью и пространством всего.

            Великие мировые ритмы были  сердцебиениями единой Души,

            Чувствовать – означало открытие пламени Бога,

            Каждый ум был единой арфой многих струн,

            Каждая жизнь – песней многих встречающихся жизней;

            Так как миров было много, но Личность была одна.

            Это знание теперь стало семенем космоса:

            Это семя было укрыто в безопасности Света,

            Оно не нуждалось в оболочке Неведения.

            Затем из транса этого огромного объятия

            И из трепета этого единого Сердца,

            Из обнажённой победы Духа

            Поднялось новое и чудесное творение.

            Неисчислимые вытекающие бесконечности,

            Смеющиеся безмерным счастьем,

            Переживали своё неисчислимое единство;

            Миры, где существо, свободное и широкое,

            Немыслимо воплощало Личность без эго;

            Восторг исполненных блаженства энергий

            Соединял Время с Вневременным, полюса единой радости;

            Были видны белоснежные широты, где всё закутано во всё.

            Там не существовало ни противоречий, ни разделённых частей,

            Всё соединялось со всем посредством духовных связей

            И было нерасторжимо соединено с Единым:

            Каждый был уникален, но принимал все жизни, как свою собственную,

            И, следуя этим звукам Бесконечности,

            Узнавал в себе самом вселенную.

 

 

13 мая 1962

           

            (Это первая беседа с Матерью за два месяца. Она всё ещё полулежит на своей кушетке. Мать выглядит совсем бледной и хрупкой, почти полупрозрачной. Она рассказывает более подробно опыт, который она переживала месяц назад, 13 апреля. Следующий текст не был записан на плёнку, но записан по памяти и затем прочитан Матери).

 

            Я была в Источнике – я БЫЛА Источником. Больше двух часов, сознательно, здесь, на этой постели, я была Источником. И это ощущалось как порывы – великие порывы, заканчивающиеся взрывами. И каждый из этих порывов имел размер вселенную.

            Это была любовь в своей высочайшей сущности – которая не имела ничего общего с тем, что люди обычно понимают под этим словом.

            И каждый порыв этой сущности Любви разделялся и распространялся… но это не были силы, это было далеко за пределами царства сил. Вселенная, как мы её знаем, больше не существовала; это была своего рода странная иллюзия, никак не связанная с ЭТИМ. Была только истина вселенной, с этими великими порывами цвета – они были цветными – великие порывы, расцвеченные чем-то, что представляет собой сущность цвета.

            Это было громадное. Я жила более двух часов вот таким образом, сознательно.

            И к тому же, какой-то Голос мне всё объяснял (не совсем Голос, но нечто такое, что было источником Шри Ауробиндо, как самый недавний порыв из Источника). По мере того, как разворачивался опыт, этот Голос объяснял мне каждый порыв, каждый – размахом со вселенную; и затем он объяснил, как это всё стало вот так (Мать делает жест переворота): искажение вселенной. И мне было интересно, как это стало возможно, с этим Сознанием, этим высочайшим Сознанием, иметь отношение к теперешней, искажённой вселенной. Как установить связь, не теряя это Сознание? И отношение между этими двумя казалось невозможным. И что, когда этот своего рода Голос напомнил мне о моём обещании, что я обещала сделать Работу на земле и она будет сделана. «Я обещала сделать работу, и она будет сделана».

            Затем начался процесс нисхождения, и Голос объяснял это мне – я проживала всё это в деталях, и это не было приятно. Потребовалось полтора часа, чтобы перейти от истинного Сознания к индивидуальному сознанию. Потому что на всём протяжении опыта, эта теперешняя индивидуальность больше не существовала, это тело больше не существовало, там не было пределов, меня здесь больше не было – то, что было здесь – было ЛИЧНОСТЬЮ. Потребовалось полтора часа, чтобы вернуться в телесное сознание (не в физическое сознание, но в телесное), в индивидуальное телесное сознание.

            Первый знак возвращения в индивидуальность был укол боли, крошечная точка (Мать держит между своих пальцев крошечную точку в пространстве своего существа). Да, потому что у меня есть болячка, болячка в довольно неудобном месте, и она болит (Мать смеётся). Так что я почувствовала боль: это был знак индивидуальности, возвращающейся назад. Помимо этого, не было ничего больше – ни тела, ни индивидуальности, ни границ. Но, странно, я сделала странное открытие: раньше я думала, что это индивидуальное (Мать касается своего тела), которое переживает боль и неспособности, и все несчастья человеческой жизни; так вот, я почувствовала, что то, что переживает несчастья, это не индивидуальное, не моё тело, но что каждое несчастье, каждая боль, каждая неспособность имеет свою собственную индивидуальность, так сказать, и каждая представляет битву.

           

И моё тело – мир битвы.

            Это поле битвы.

 

***

           

(Когда этот текст был прочитан Матери, она сделала следующую поправку)

 

            Я бы предпочла другое слово, не «нисхождение», потому что там не было ощущения или представления о нисхождении – совсем нет… Это можно было бы назвать процессом материализации или индивидуализации – «трансформации сознания», если быть более точным. Это процесс превращения из истинного Сознания в искажённое сознание – вот, в точности, что это такое.

 

            Ты говоришь это сама: переход от истинного Сознания в обычное сознание.

 

            Точно так. «Нисхождение» не передаёт фактического ощущения – там не было ощущения нисхождения. Никакого. Ни восхождения, ни нисхождения. Ничего из этого совсем. Эти созидательные порывы не имели ПОЗИЦИЮ по отношению к творению; это было… Там было ТОЛЬКО ЭТО. ТОЛЬКО ЭТО существовало. Ничего больше.

            И всё происходило внутри Этого.

            В реальности, это было… Там не было ни высокого, ни низкого, ни внутри, ни снаружи – ничего из этого больше не существовало. Было только ЭТО.

            Это было… «что-то» выражающее себя, проявляющее себя через эти порывы. Нечто такое, что было ВСЕМ. Там не было ничего больше, в самом деле, ничего, кроме ЭТОГО. Поэтому говорить о высоком, низком, нисхождении совсем не правильно.

 

            Если тебе понравится, мы могли бы сказать «процесс возвращения»…

 

            Возвращения в телесное сознание. Или материализация.

 

 

 

           

Именно из-за духовной Личности, Божественности в индивидуальности, это совершенство или освобождение – спасение души, как его называют на Западе – должно быть индивидуальное, а не коллективное; ибо, какое бы совершенство коллектива мы не искали бы после, оно может прийти только посредством совершенства индивидуальностей,  составляющих его. Так как индивидуальность есть То, поэтому найти себя – это великая необходимость. В своей полной сдаче и в самоотдаче себя Высочайшему, это именно она полностью находит себя в совершенном самопожертвовании. В уничтожении ментального, витального, физического эго, даже духовного эго, эта бесформенная и безграничная Индивидуальность имеет покой и радость своего ухода в свою собственную бесконечность. В опыте она является никем и ничем, или всем и каждым, или Единым, который за пределами всех вещей и абсолютен, это именно Брахман в индивидуальном совершает это огромное слияние или это чудесное соединение, Йогу, своей вечной единицы существования со своим безграничным всеобъемлющим или высочайшим, всё превосходящим единством вечного существования. Выйти за пределы эго – необходимо, но нельзя выйти за пределы индивидуальности – кроме как находя её божественно, универсально. Так как индивидуальность – это не эго; она едина со Всем и Единым, и  обнаруживая её, именно это Всё и Единое, мы открываем в нашей индивидуальности: противоречие, разделение исчезают, но индивидуальность, духовная реальность остаётся, объединённая с Единым и Всем посредством этого освобождающего исчезновения.

 

 

15 мая 1962

 

            (Сатпрем читает Матери свои записи беседы за 13 мая и просит дальнейших деталей об опыте 13 апреля)

 

            По поводу этого обещания, которое ты получила…

 

            Я не получила обещание – это Голос заставил меня вспомнить об обещании, которое я дала. Я говорила себе: «Как соединить это истинное Сознание с другим – это невозможно!» И сразу же, затем, я, кажется, услышала… не от Шри Ауробиндо, точно, потому что тогда, вы сразу же думаете об особенном теле, но этот своего рода Голос, говорящий мне: «Твоё обещание. Ты сказала, что ты будешь делать Работу». Именно тогда я сказала: «Да, я буду делать Работу». И с этого момента процесс материализации начался, весь переход от истинного Сознания к обычному сознанию.

            Я получила не обещание, но напоминание об обещании, которое я дала.

 

            И это то, что позволило тебе сказать: «Вещь сделана»?

 

            Нет – это был опыт.

            Опыт. Когда… я не рассказывала тебе эту часть.

 

(долгое молчание)

 

            Когда я была этими порывами, этими порывами Любви… Когда я осознавала последний, тот, который организовался внешне, так сказать, самим Шри Ауробиндо – материализуясь как аватар Шри Ауробиндо – тогда пришла абсолютная несомненность, что вещь сделана, что это было санкционировано.

            И в этот момент, когда я стала осознавать, что это было санкционировано, я подумала: «Но как может ЭТО быть превращено в то? Как они могут быть соединены?» Именно тогда пришли слова: «Ты обещала сделать это, следовательно, ты сделаешь это»; и медленно начался этот переход, как если бы меня снова послали назад делать это. Да, как если бы… «Ты обещала сделать это, и ты сделаешь это»; вот что я имею в виду под обещанием. И я вернулась назад к этому телу, чтобы делать это.

            Я сказала [13 апреля], что тело было полем битвы, что битва велась В этом теле. И тогда в том опыте [13 апреля] меня послали назад, в тело, потому что эта вещь – этот последний творческий порыв – должен был реализоваться через это тело.

 

(молчание)

 

            …Физическое сознание, это нечто очень сложное; оно включает весь физический, сознательный мир.

 

            Но делаешь ли ты различие между телесным сознанием и физическим сознанием?...

 

            Моё физическое сознание было универсализировано в течение долгого, долгого времени, и оно объемлет все земные движения; но тело ограничено только этой маленькой концентрацией субстанции (Мать касается своего тела) – то, что я называю телесным сознанием.

            И когда я сказала: «Я покинула тело», это, конечно, не означает, что я покинула физическое сознание – мой всеобъемлющий  контакт с земным миром остался тем же самым. Он касается только чисто телесного аспекта, особенной конкретизации или концентрации субстанции, дающей каждому из нас отличающееся от других тело – отличающуюся ВИДИМОСТЬ.

            И довольно иллюзорную видимость, между прочим. Как только вы поднимаетесь на определённую высоту (я видела это совершенно ясно во время прогрессивной реконкретизации), эта видимость быстро теряет свою реальность. Наша внешняя видимость очень, очень иллюзорна. Наша особенная форма (форма того, форма другого), та форма, которую мы видим нашими физическими глазами, очень поверхностная, ты знаешь. От витального мира и дальше, она совершенно другая.

            Ну… Я думаю, это всё, что я могу сказать на сегодня.

 

 

(Послание, данное Матерью на 21 февраля)

 

            Дар, который мы попросили у Высочайшего – это самое величайшее, что только Земля может попросить от Высочайшего, изменение, которое труднее всего реализовать, самое точное в своих условиях. Это не меньше, чем нисхождение высочайшей Истины и Силы в Материю, супраментальное, установившиеся на материальном плане и в сознании, и в материальном мире, и всецелая трансформация до самого принципа Материи. Только высочайшая Милость может совершить такое чудо.

            Высочайшая Сила низошла в самое материальное сознание, но она оставалась там, позади плотности физического покрова, требуя перед проявлением, прежде, чем смогут начаться её великие открытые работы , чтобы условия высочайшей Милости присутствовали там, реальные и эффективные.

            Тотальная сдача, всецелое открытие себя божественному влиянию, постоянный и интегральный выбор Истины и отвержение лжи, таковы эти условия. Но это должно быть исполнено полностью, без остатка, без какого-либо увиливания или присутствия, просто и искренне до самого физического сознания и его работ.

 

 

           

Это означало бы вход или подход к тому, что можно было бы назвать самосуществующим сознанием-истиной, в котором существо будет осознавать свои собственные реальности и будет иметь внутреннюю силу проявить их в Час творения, в котором всё будет Истиной, вытекающей из своих собственных безошибочных шагов и объединяющей свои собственные гармонии; каждая мысль, воля, чувство и действие будут спонтанно истинными, вдохновлёнными или интуитивными, движимыми светом Истины, и, следовательно, совершенными. Всё будет выражать внутренние реальности духа; там будет присутствовать некая полнота силы духа. Будут превзойдены теперешние ограничения ума: ум  станет видением света Истины, силой воли и могуществом Истины, Жизнь – прогрессивным свершением Истины, само тело – сознательным сосудом Истины и частью средств своего самосвершения и формой своего самосознательного существования.

 

 

7 марта 1964

           

Я заметила (я знала это некоторое время, но на этот раз это было очень конкретным), что во время отдыха, как только я отдыхаю, тело полностью отождествляется с материальной субстанцией земли, то есть, переживание материальной субстанции земли становится его собственным – что может выражаться всякого рода вещами (это зависит от дня, от случая). Я давно знала, что это не было больше индивидуальным сознанием; это не коллективное сознание человечества: это земное сознание, то есть, оно также содержит материальную субстанцию земли, включая несознательную субстанцию. Потому что я много молилась, много концентрировалась, много стремилась  для трансформации Несознательного (так как это существенное условие для того, чтобы эта «вещь» произошла) – поэтому там было своего рода отождествление.

            Прошлой ночью оно стало несомненностью.

            И что-то начало нисходить – не «нисходить»: проявляться и проникать; проникать и наполнять это земное сознание. Какую силу оно имело! Какую мощь!... Я никогда не испытывала такого рода интенсивность в материальном мире. Стабильность, мощь! Всё в смысле силы, все в смысле прорыва вперёд – прорыв вперёд: прогресс, эволюция, трансформация. Всё вот таким образом. Как если бы всё, всё было наполнено силой трансформации – не «трансформации», не трансмутации, я не знаю, как объяснить это... Не окончательной трансформации, которая изменит видимость, не это: это была ананда прогресса. Ананда прогресса, как ананда прогресса животного становящегося человеком, становления человека сверхчеловеком – это не была трансформация, это не было тем, что ответит на этот прогресс: это был прогресс. И с изобилием, с неизменностью, и НИКАКОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ НИГДЕ: не было нигде ни паники, ни сопротивления; всё участвовало с энтузиазмом.

            Это продолжалось больше часа.

 

 

10 апреля 1965

 

            Мне задали вопрос (Мать ищет запись):

 

            Как я могу любить Бога? Я никогда не видела Его и Он никогда не говорит со мной.

 

            Вот мой ответ:

 

            Вы любите не то, что вы видите или слышите, это именно любовь вы любите через формы и звуки, и из всех разновидностей любви, самая настоящая любовь, самая любящая любовь – это любовь Бога.

 

            Когда я написала это, это было чрезвычайно интенсивное переживание: вы не можете любить ничего, кроме любви, и именно любовь вы любите позади всех вещей – именно любовь вы любите. Именно Любовь любит сама себя повсюду.

 

 

 

19 мая 1965

 

            В Проявлении, совершенство заключается в том, чтобы иметь движение трансформации или развёртывания, идентичное  божественному Движению, сущностному Движению. В то время, как всё, что принадлежит несознательному или тамасическому творению пытается сохранить своё существование неизменным, вместо того, чтобы продолжаться посредством постоянной трансформации.

 

 

            С практической точки зрения, это очевидно.

            Но каждый занимает свою позицию… У меня есть все примеры здесь, у меня есть небольшая выборка образцов всех отношений, и я вижу реакции очень ясно. Я вижу ту же самую Силу – одну и ту же Силу – действующую в этой выборке образцов и, конечно, производящую различные эффекты; но эти «различные» эффекты являются, для глубокого видения, очень поверхностными: это просто: «им нравится так думать, поэтому они так думают». Но, сказать по правде, внутреннее продвижение, внутреннее развитие и сущностная вибрация не затрагиваются – ни в малейшей степени. Одни стремятся всем своим сердцем к Нирване, другие стремятся всей своей волей к супраментальному проявлению, и в обоих случаях результат вибраций почти один и тот же. И именно целая масса вибраций подготавливает себя всё больше и больше… чтобы воспринять то, что должно быть.

 

 

 

18 июня 1965

 

            (Мать рассказывает об одном из своих опытов ночью, когда она встретила Шри Ауробиндо в тонком мире).

 

            Прошлой ночью, в какой-то момент, мы приготовили некое количество вещей, представляющих собой одновременно пищу, лекарство, и путь к трансформации Материи. Она имела различные цвета, она находилась в пробирках, и он всё это объяснил мне. Но это было не в первый раз: это происходило очень часто. И затем, когда я проснулась, лучшая часть этого, все точные детали сразу же испарились! Мне кажется, я почувствовала руку, которая приходит и уносит всё прочь – преднамеренно!

            Но я помню, у меня всё ещё сохранился образ, в котором он демонстрирует вещи со своими пробирками. Там присутствовал человек… который выглядел как учёный (возрастом  около сорока лет, между сорока и пятьюдесятью, молодой, но не очень молодой) и выглядящий очень задумчивым. Он сидел. Я не знаю, какой он был национальности, я не помню, но современный; он был современным, в современной одежде, и Шри Ауробиндо показывал ему свои пробирки с вещами в них и влиянием на всю материю. Я находилась там, наблюдая (я смотрела с огромным интересом), и затем я поняла всё. И я всё ещё вижу образ, но ментальное знание, ментальный перевод, который дал бы мне возможность сказать: «теперь я знаю», фрр! был убран. Каждый раз одно и то же.

            Что означает, это надо дать другим людям, не мне, чтобы их использовать, потому что их мозг лучше подготовлен, чем мой, и лучшие условия для исследования.

            Ясно, что работа делается.

 

 

 

 

21 августа, 1965

 

            Начиная с 15 числа, была проделана целая работа по подготовке для трансформации… Как я могу назвать это?... Передача силы.

            Клетки, всё материальное сознание, привыкло подчиняться внутреннему индивидуальному сознанию – психическому сознанию большую часть времени, или ментальному (но ум молчит уже давно). Но теперь, этот материальный ум организует себя как другой или другие, скорее, как ум всех состояний бытия – ты знаешь, он обучается. Он изучает вещи и организует обычную науку материального мира. Когда я пишу, например, я заметила, что надо много усилий, чтобы не делать грамматические ошибки; и он не знает, поэтому он разузнаёт, он учится, он смотрит в словарь, или он спрашивает. Это очень интересно. Он хочет знать. Ты видишь, вся память, которая приходила от ментального знания, ушла уже очень, очень давно, и я привыкла воспринимать указания только вот так (жест свыше). Но теперь, это своего рода память, которая строится снизу, и с заботой маленького ребёнка, который обучается, но который хочет знать, который не хочет делать ошибки – он полностью осознает своё неведение и хочет знать. И, поистине, интересно то, что он знает, что это знание является совершенно… более чем относительным, просто обычным, но это как инструмент, который хотел бы быть свободным от дефектов, как машина, которая хотела бы быть совершенной.

            И это довольно недавнее пробуждение. Было своего рода обращение сознания.

            И ночью, оно соотносится с очень странной деятельностью: совершенно новый способ видения, чувствования, наблюдения людей и вещей. Прошлой ночью, например, более двух часов там было ясное видение – активное видение (то есть, через действие) – способа, каким человеческое сознание делает самые простые вещи сложными и трудными. Это  фантастическое – фантастическое. И затем это сознание было спонтанно приведено в движение божественным Присутствием, но оно следовало человеческим движениям других с

ясным восприятием простой вещи и то, как она становится сложной. Оно было символическое, с образами; активность в образах, в смысле, не чисто материальное, физическое, каким мы знаем это здесь, но символическое, образно физическое (в котором материальный мир видится как глина). Это было очень интересно.                

Только, там присутствовала очень сильная интенсивность трансформации, и (как могу я объяснить?)… Это как смещение в направлении воли. И затем, там было материально, физически, своего рода удивление, и потребность отождествиться с новым направлением – это немного трудно. И трудно объяснить, также… Это больше не та же самая вещь, которая заставляет вас действовать – «действовать» или всё остальное, конечно: двигаться, ходить, всё что угодно. Это больше не тот же самый центр. И тогда, если, по привычке, вы пытаетесь вновь установить связь со старым центром, о, это создаёт огромный беспорядок, и вы должны быть очень внимательны, чтобы не позволить привычке, старой привычке, выразить себя и проявиться.

            Трудно выразить это. Это всё ещё слишком просто действие.

            Этим утром, например, несколько раз за определённое время (я не знаю, как долго, но не очень короткое время: четверть часа, полчаса, я не знаю), клетки тела, то есть, форма тела имела опыт, что сохраниться целой или распасться зависит от определённого отношения – отношения или воли; нечто такое, что связано с волей и отношением. И с восприятием  (иногда одновременно почти двойное восприятие, одно – больше как память, а другое – живая вещь) того, что заставляет вас двигаться, действовать, знать; старый способ, как память, а новый, в котором, очевидно, абсолютно нет причины распадаться, если только вы не выбираете сделать это – это бессмысленно, это нечто бессмысленное: зачем распадаться?

 

 

 

 

Сверхразум, в самой своей сути, –  это сознание-истина, сознание, всегда свободное от Неведения, которое является фундаментом нашего теперешнего природного или эволюционирующего существования и из которого природа в нас пытается достичь знания себя и знания мира, и правильного осознания и правильного использования нашего существования во вселенной. Сверхразум, вследствие того, что это сознание-истина, несёт в себе это присущее ему знание и эту силу истинного существования; его курс прям и может идти непосредственно к его цели, его поле широко, и он может сделать его даже безграничным. Вот почему сама его природа – это знание: ему не нужно приобретать знание, он владеет им в своём собственном праве; его шаги – это не шаги из незнания или неведения, в каком-то несовершенном свете, но от истины к более великой истине, от правильного восприятия к более глубокому восприятию, от интуиции к интуиции, от просветления к абсолютному и безграничному свету, от растущей широты к абсолютным широтам и до самой бесконечности.

 

 

            Так как его знание всегда истинное, так же и его воля всегда истинная; он не ошибается в обращении с вещами или не спотыкается в своих шагах. В Сверхразуме чувство и эмоция не отходят от своей истины, не делают промахов или ошибок, не отклоняются от правильного и реального, не могут неправильно использовать красоту и восторг или уходить от божественной правоты. В Сверхразуме чувство не может вводить в заблуждение или вносить грубости, которые являются здесь его естественными несовершенствами и причиной упрёка, недоверия и злоупотребления нашим неведением.

            Даже неполное заявление, сделанное Сверхразумом – это истина, ведущая к дальнейшей истине, его неполное действие – шаг в направлении полноты. Вся жизнь,  действие и управление Сверхразума в самой его природе защищены от лжи и неопределённости, которые представляют собой наш удел; он движется в безопасности в направление к своему совершенству.

 

 

28 августа 1965

 

            (Относительно беседы от 21 августа и опыта о «передаче силы» клеточному сознанию)

 

            Я сказала на днях, что этот агрегат клеток изменил свою инициирующую силу. Это поразило меня как уникальный опыт, как нечто такое, что никогда не происходило прежде. К несчастью, это не продолжалось долго. Но опыт оставил своего рода несомненность в теле: это менее неопределённо по поводу будущего. Как если бы опыт пришёл сказать телу: «Именно вот такими вещи будут».

            Если это продолжится, это явно означает бессмертие.

            Я помню, когда я рассказывала об этом опыте, это совсем не было больше чем-то личным: если ты сможешь ухватить это…

 

 

 

30 сентября 1966

 

            Во всём переходе от растения к животному и от животного к человеку (особенно от животного к человеку), различие формы, в конечном счёте, незначительное: подлинная трансформация – это вмешательство другого агента сознания. Все различия между жизнью животного и жизнью человека являются результатом вмешательства Ума; но субстанция, по существу, та же самая, и она подчиняется тем же законам формирования и конструирования. Нет большой разницы, например, между телёнком, сформировавшимся в утробе коровы, и ребёнком, сформировавшимся в утробе матери. Есть одно различие: это вмешательство Ума. Но если мы представим себе ФИЗИЧЕСКОЕ  существо, то есть, видимое настолько же физически, как сейчас, и с той же самой плотностью, например тело, которому не будут нужны циркуляция крови и кости (особенно эти две вещи: скелет и циркуляция крови)… это очень трудно вообразить. И пока оно такое, с этим кровообращением, этим функционированием сердца, мы могли бы вообразить – мы можем вообразить – обновление силы, энергии, через силу Духа, с помощью других средств, не через пищу. Это можно себе представить. Но жёсткость, твёрдость тела, как оно может быть без скелета?... Поэтому, это была бы гораздо более великая трансформация, чем от животного к человеку; это был бы переход от человека к существу, созданному не тем же самым образом и функционирующему не тем же самым способом, это представляло бы собой как сгущение или конкретизацию… «чего-то». К настоящему моменту, это не соответствует ничему такому, что мы видели физически, если только учёные не обнаружили что-то, о чём я не знаю.

 

            Мы можем представить себе новый свет или силу, дающую клеткам своего рода спонтанную жизнь, спонтанную силу.

 

            Да, это то, что я сказала: пища может исчезнуть. Такое возможно.

 

            Но всё тело могло бы быть управляемым этой силой. Тело могло бы оставаться пластичным, например. Всё ещё имея свою костную структуру, оно могло бы оставаться пластичным, с пластичностью ребёнка.

 

            Но именно вследствие этого ребёнок не может стоять! Он не может напрягать силы. Что могло бы заменить костную структуру, например?

 

            Там могли бы быть те же самые элементы, но наделённые пластичностью. Элементы, чья устойчивость является результатом не твёрдости, но силы света, может так?

 

            Да, это возможно… Только, я имею ввиду, что это может произойти лишь через большое количество новых творений. Будет ли переход от человека к этому существу, например, происходить через всякого рода другие переходные формы? Ты понимаешь, что я нахожу трудноразрешимым – это переключение от одного к другому.

            Я вполне могу представить себе существо, которое могло бы, благодаря духовной силе, силе внутреннего существа, поглощать необходимую энергию, возобновлять себя и оставаться вечно молодым; это довольно легко представить; даже обладающее определённой пластичностью, так, чтобы суметь изменить форму, если необходимо. Но полное исчезновение этой системы конструкции сразу же – от одной к другой сразу же, это кажется… Это, по видимому, требует стадий.

            Очевидно, пока что-то не произойдёт (то, что мы вынуждены называть «чудом», потому что мы не понимаем, как это происходит), как может тело, подобное нашему, стать телом, полностью сконструированным и управляемым более великой силой, и без материальной поддержки?... Как может это (Мать щипает кожу своих рук), как может это превратиться в другую вещь?... Это кажется невозможным.

 

            Это кажется чудесным, но…

 

            Да, во всех моих опытах, я очень хорошо понимаю возможность не поглощать пищу больше, обходиться без всего этого процесса (изменение метода поглощения, например, такое возможно), но как вы измените структуру?

 

            Это не кажется мне невозможным.

 

            Нет?

 

            Нет, может быть, это воображение, но я вполне могу вообразить духовную силу, входящую в тело и производящую своего рода наполнение светом, и всё вдруг расцветает как цветок. Это тело, сжатое в самом себе, расцветает, становится лучистым, пластичным, сияющим.

 

            Податливым и пластичным, мы можем также представить, что оно могло бы быть пластичным, то есть, форма не будет зафиксирована, как сейчас. Всё это можно себе представить, но…

 

            Но я очень хорошо могу представить себе это, как своего рода сияющее расцветание: Свет должен иметь эту силу. И она не разрушает ничего в теперешней структуре.

           

            Но видимое, то, чего можно коснуться?

 

            Да. Это просто как распускание. То, что было закрыто, распускается как цветок, вот и всё; но это ещё структура цветка, только он в полном цветении и лучащийся. Нет?

 

            Да, но… (Мать качает головой и остаётся молчаливой некоторое время). У меня нет опыта, я не знаю.

Я абсолютно убеждена (потому что у меня были опыты, которые доказали мне это), что жизнь этого тела – его жизнь, которая заставляет его двигаться и изменяться – можно заместить силой; то есть, может быть сотворено своего рода бессмертие, а изнашивание может исчезнуть. Эти две вещи возможны: сила жизни может прийти, и изнашивание может исчезнуть. И это может произойти почти психологически, через тотальное подчинение божественному Импульсу, так что в каждый момент вы имеете силу, которая вам необходима, вы делает ту вещь, которая должна быть сделана – все эти вещи, все они являются несомненными. Несомненности. Это не надежда или воображение: они несомненны. Конечно, вы должны обучать тело и постепенно трансформировать и менять привычки. Это может быть сделано, всё это может быть сделано. Но вопрос в том, сколько времени потребуется, чтобы избавиться от необходимости (если взять только эту проблему) в скелете? Это всё ещё очень далеко впереди, мне кажется. А это означает, что будут необходимы много промежуточных стадий. Шри Ауробиндо говорил, что жизнь может быть продлена неопределённо долго. Да, это ясно. Но мы ещё не состоим из того, что полностью избегает распада, необходимости распада. Кости очень прочные, они могу сохраняться даже тысячу лет, если условия благоприятные, это установлено, но В ПРИНЦИПЕ это не означает бессмертия. Ты понимаешь, что я имею в виду?

 

            Нет. Ты думаешь, это должна быть субстанция не физическая? 

 

            Я не знаю, не физическая ли она, но именно физическое я  не осознаю! И это не субстанция, какой мы знаем её сейчас, и особенно не та конструкция, какую мы знаем сейчас.

 

            Я не знаю, но если это должно быть ФИЗИЧЕСКОЕ тело (как Шри Ауробиндо говорил о нём), мне кажется (но это может быть грёза), что оно могло бы быть как лотосовый бутон, например: наше теперешнее тело – как маленький, закрытый, твёрдый лотосовый бутон, и… он раскрывается, он становится цветком.

 

            Да, но это, малыш, это…

 

            Есть ли что-нибудь, что этот Свет не может сделать с этими элементами, которые оно имеет?? Материалы остаются теми же, элементы остаются теми же, но трансформированными.

 

            Но растительные вещи не бессмертны.

           

Нет, это только сравнение.

 

            Ну, в этом то всё и дело!

            Есть только этот вопрос: я могу понять постоянное изменение; я могла бы даже представить цветок, который не вянет; но именно этот принцип бессмертия… Который означает, по существу, жизнь, избегающую необходимости обновления: вечная Сила будет проявляться  непосредственно и вечно, и это будет, всё ещё, физическое тело (Мать касается кожи своих рук).

            Я вполне понимаю прогрессивное изменение, и что эта субстанция могла бы быть превращена во что-то, способное возобновлять себя вечно, изнутри наружу. Это было бы бессмертие. Но мне кажется, что между тем, что есть сейчас, чем мы являемся, и тем другим способом жизни, может быть необходимо много стадий. Понимаешь, если, например, ты спрашиваешь эти клетки, со всем сознанием и опытом, который они имеют сейчас: «Есть ли нечто такое, что вы не можете делать?», в своей искренности они ответят: «Нет, то, что Господь пожелает, я могу сделать». Вот такое их состояние сознания. Но внешние признаки другие. Личный опыт такой: всё, что я делаю с Присутствием Бога, я делаю без усилий, без трудностей, без утомления, без изнашивания, вот так (Мать разводит руки в великом, гармоничном Ритме), но оно всё ещё открыто всем влияниям снаружи, и тело вынуждено делать вещи, не являющиеся прямым выражением высочайшего Импульса, отсюда и утомление, трение… Поэтому супраментальное тело подвешено в мире, который не является ни землёй, ни этой вещью!

 

            Нет.

 

            Необходимо нечто такое, что имеет силу сопротивляться заражению. Человек не может сопротивляться заражению от животного, не так ли, он имеет постоянные отношения. Ну, как это существо ухитрится?... Кажется, что в течение долгого времени – долгое время – оно всё ещё будет подвержено законам заражения.

 

            Я не знаю, мне это не кажется невозможным.

 

            Нет?

 

            Мне кажется, что когда Сила Света будет здесь, что сможет повлиять на неё?

 

            Но весь мир исчезнет! Вот в чём проблема, ты понимаешь.

Когда Это приходит, когда Господь здесь, едва ли один из тысячи не ужаснётся. И не в уме, не в мысли: во плоти, вот такой. Поэтому, предположим – предположим, это происходит, и какое-то существо является конденсацией и выражением, воплощением высочайшей Силы, высочайшего Света – что произойдёт?!

 

            Да, в этом то вся и проблема.

 

            Да.

           

            Потому что я не вижу трудности трансформации самой по себе. Это кажется, скорее, будет трудностью для мира.

 

            Если бы всё могло трансформироваться в одно и то же время, всё было бы в порядке, но это явно не так. Если одно существо трансформируется совершенно в одиночку…

 

            Да, возможно, это было бы невыносимо.

 

            Конечно!

 

            Может быть, в этом вся проблема.

 

            Умноженное в тысячу раз то, что чувствуют маленькие дети. (Я говорю о тех, кто исключительно физический, о людях, а не о тех, кто является реинкарнациями). Когда они чисто физические существа, они не могут приблизиться ко мне, малыш! Они начинают плакать и дрожать! Хотя я люблю их и принимаю их со всей моей нежностью, и настолько спокойно, насколько возможно – они начинают дрожать и затем пугаются, это слишком сильное. С теми, кто несёт что-то ещё в самих себе, реинкарнации, это происходит по-другому: они открываются, они счастливы; но когда нет ничего, кроме этого, то есть, этой внешней субстанции… Я видела, как приходят взрослые (я проводила эксперимент: я заряжала атмосферу, присутствием Господа), так вот, я видела, как сорокалетние мужчины входят в это и… фррр! буквально убегают прочь, не взирая на все правила вежливости, а они ведь ПРОСИЛИ о том, чтобы прийти, ты понимаешь! Во всяком случае, там было всё, чтобы позволить им вести себя прилично – невозможно, они не могли.

 

            Но даже в моём случае, когда я имею опыт с тобой, хорошо зная тебя, временами это грозное.

 

            Ах, ты видишь.

 

            Это не пугающее, но… это, в самом деле… грозное.

 

            Это не я говорю!      

 

Конечно, понимаешь – внутри знаешь, что нечего бояться, но всё же…

 

            Да.

 

            Всё же, это слишком сильное.

 

            Нет, это субстанция страшится.

            Там.

            А возьми сознание совсем маленького ребёнка, когда ты сам…

 

            В твоих глазах, временами, есть … есть что-то…

 

            (Мать смеётся)

 

 

 

26 октября 1966

 

            Шри Ауробиндо написал где-то,  я не помню в какой связи, что в определённом состоянии сознания, у вас есть сила ИЗМЕНИТЬ ПРОШЛОЕ. Я нашла это совершенно поразительным.

            Потому что этот опыт происходил со мной несколько раз, и со всей этой работой, которую я делаю сейчас, я понимаю лучше. Видишь ли, то, что кажется увековеченным или сохранённым – это не индивидуальности: это состояния сознания – состояния сознания. Эти состояния сознания проявляются через многие индивидуальности и многие различные жизни, и именно эти состояния сознания прогрессируют в направлении все более и более просветленного совершенства. Сейчас, в настоящее время, существуют всякого рода «категории» состояний сознания, которые приходят одно за другим, чтобы войти в контакт с Истиной, Светом, совершенным Сознанием, и, в то же самое время, они удерживают своего рода отпечаток (как память) тех моментов, когда они были проявлены.

            Существует большая работа по трансформации материальных состояний сознания, которая продолжается: состояния сознания, ближайшие к Несознательному, наиболее материальные состояния сознании. Они приходят вот так [чтобы представить себя Матери], с одним или двумя примерами своего предыдущего проявления (возможно, даже, своего первого проявления из Несознательного), и затем я вижу переход (вместе с тем, что трансформировало их, изменило их, или даже просто переделало их через последовательные проявления), переход до точки, когда они теперь представлены перед высочайшим Сознанием для окончательной трансформации. Это постоянная работа, так сказать, потому что, интересно, но эту работу я могу продолжать делать, пока вижу людей. В общем, моя работа прерывалась, когда я видела людей, так как я была занята ими, и это ослабляло и ограничивало работу: они представляли маленький агрегат трудностей, которые чрезвычайно ослабляли Действие [Матери]. Но теперь это больше не так. И интересный момент в том, что это помещает людей в тот или иной «поворот трансформации» сознания. В течение некоторого времени я вижу значительное число людей, которых я никогда не видела прежде (со всеми старыми или знакомыми людьми не было трудности, но с новыми, это вызывало, обычно, сокращение работы), и теперь, с этим «изучением» состояний сознания, люди замещаются: здесь, здесь, здесь (Мать рисует различные уровни в пространстве). И если они восприимчивы, они должны уходить [после того как увидят Мать] с новым побуждением трансформировать себя. Те, кто не восприимчив, просто упускают это; но они больше не являются беспокойством: они приходят и уходят. И из этого я знаю, в каком состоянии они находятся – я могу даже делать это с фотографиями, но когда я вижу людей, это гораздо более полное. Фотографии – это не больше чем один момент их существа, в то время как здесь, даже то, что не проявлено, присутствует там, скрытое позади, и его можно увидеть, поэтому я вижу человека более полно. Это очень интересно. Это трансформирует всё бремя посетителей во что-то интересное.

 

 

 

СКРЫТЫЙ ПЛАН

 

            Как бы не был долог час Ночи, я не буду воображать,

                        Что это маленькое эго и маска личности –

            Это всё, что Бог раскрывает в нашей жизненной схеме,

                        Последний результат космической задачи Природы.

 

            Величайшее Присутствие работает в её груди;

                        Долго оно подготавливает свое божественное проявление:

            Даже в камне и в звере таится божественное,

                        Сияющая Личность вечности.

 

            Она вырвется из пределов, очерченных Умом

                        И станет свидетелем пророческого сердца;

            И обнаружит даже в этой инертной, слепой

                        Природе, давно таящийся в каждой несознательной части,

           

            Осуществляющий оккультный великолепный план,

Бессмертный дух в человеке, объемлющий собой весь мир. 

 

 

21 января, 1967

 

            Что-то, довольно неописуемое, всё же происходит.

            Тело привыкло выполнять свои функции автоматически, как нечто естественное, это означает, что для него вопрос их важности или полезности не возникает: у него нет, например, ментального или витального видения вещей, того, что «важно» или «интересно» и того, что «неважно». Этого не существовало. Но теперь, так как клетки становятся сознательными, они, кажется, отступают назад (жест): они смотрят на себя, они начинают наблюдать, как они действуют, и они сильно удивляются: «Какая польза от всего этого?» И затем, стремление: «Какими, какими вещи должны быть на самом деле? Какова наша цель, наша полезность, наша основа? Да, каким должен быть базис или «стандарт» нашей жизни?» Чтобы выразить это ментально, мы можем сказать: «Какими мы будем, когда мы станем божественными? Какая будет разница? Каков божественный способ существования?» И это говорит своего рода физическая основа, полностью состоящая из тысяч маленьких вещей, абсолютно незначительных самих по себе, чей смысл состоит только в их тотальности, как поддержка другому действию, но которые сами по себе, кажется, лишены всякого смысла. И затем, снова та же самая вещь: своего рода восприимчивость, безмолвное открытие, чтобы позволить пронизывать себя, и очень тонкое восприятие способа существования, которое могло быть сияющим, гармоничным.

            Этот способ существования ещё совершенно не поддаётся объяснению; но в этом поиске присутствует постоянное восприятие (которое передаётся как видение) многоцветного света, со всеми цветами – все цвета не слоями, но как если бы (жест, изображающий точки), собранный в точки, комбинация всех цветов. Два года назад (чуть больше двух лет, я забыла), когда я встречалась с тантриками, когда я вошла в контакт с ними, я начала видеть этот свет, и я думала, это был «тантрический свет», тантрический способ видеть материальный мир. Но теперь я вижу его постоянно, связанный со всем, и это, кажется, то, что можно было бы назвать «восприятием истинной Материи». Все возможные цвета соединялись вместе, но не смешиваясь (тот же жест, изображающий точки), и объединялись в светящиеся точки. Как если бы всё состояло из них. И это, кажется, является истинным способом существования – я ещё не уверена, но в любом случае, это гораздо более сознательный способ существования.

            Я вижу его всё время: с открытыми глазами, с закрытыми глазами, всё время. Это даёт странное восприятие (в отношении тела), странное восприятие в одно и то же время тонкости, проницаемости (если это можно так назвать), пластичности формы и не полное исчезновение, но значительное снижение жёсткости форм (жёсткость уходит, не сами формы: пластичность форм). Что касается тела, сначала оно почувствовало это в той или иной части, оно почувствовало… когда это происходит, оно немного потеряно, с ощущением, будто что-то ускользает от него. Но если вы остаётесь очень спокойным и спокойно ждёте, это просто замещается своего рода пластичностью и текучестью, что, кажется, является новым способом клеток.

            Вполне вероятно, что на материальном уровне, это должно занять место физического эго; то есть, по-видимому, жёсткость формы должна уступить место этому новому способу существования. Конечно, первый контакт всегда очень… – удивительный. Но мало помалу тело привыкает к этому. Что немного трудно, это момент перехода от одного способа к другому. Это делается очень постепенно, и всё же, в момент перехода существует несколько секунд, которые… по меньшей мере, можно сказать, «неожиданные».

 

 

 

12 июля 1967

 

            Я помню, когда я вернулась назад, после того, как у меня БЫЛИ эти взрывы – эти пульсации, эти взрывы творческой Любви, когда я вернулась в обычное сознание (всё же сохраняя очень реальную память об Этом, об этом состоянии), так вот, это состояние, которое я почувствовала, как пульсации творческой Любви, это то, что должно, то есть, именно Это должно заменить здесь сознание конкретной реальности – которая является, которая становится нереальной: это как что-то безжизненное – твёрдое, сухое, инертное, безжизненное. И нашему обычному сознанию (я помню, как это было в прошлом), это именно то, что даёт вам впечатление: «Это конкретное, это реальное». И вот, «это», это ощущение, должно быть замещено феноменом сознания этой Пульсации. И Это (Мать делает интенсивный жест, окутывающий всё её лицо) является в то же самое время все-светом, все-силой, всей интенсивностью любви, и такой ПОЛНОТОЙ! Это настолько полное, что… там, где присутствует Это, ничто другое не может существовать. И когда Это здесь, в теле, в клетках, тогда всё, что вы должны сделать, это сфокусировать Это на ком-то или на чём-то, и сразу же восстанавливается порядок в личности или в вещи.

            Поэтому, говоря обычными словами, это «лечит». Это лечит болезнь. Но оно не то чтобы лечит: оно аннулирует её… Да, аннулирует её.

 

            Оно делает её нереальной.

 

            Абсолютно. У меня есть конкретное доказательство этого.

            Любую болезнь, какую угодно болезнь.

 

(молчание)

 

            И состояние всех клеток (вибрации, которые составляют это тело) – это, несомненно, то, что делает эту вещь (лечение) возможным или нет; то есть, в зависимости от состояния тела, оно служит либо как передатчик, либо наоборот, как препятствие. Потому что это не «более высокая сила» действует в других ЧЕРЕЗ Материю: это прямое действие (горизонтальный жест, на уровне) от материи к материи.

            То, что люди обычно называют «лечащей силой» – представляет собой очень большую ментальную или витальную силу, которая навязывает себя через сопротивление Материи – но это совсем не то же самое! Это заражение вибрацией. И, кроме того, это необратимо.

            Но оно ушло в мгновение ока. Это только обещание или пример того, что будет: это БУДЕТ вот так, очевидно. Очевидно. Когда?... Это другой вопрос.

 

(молчание)

 

            Прямо здесь, эта Вибрация ощущается как… (Мать делает жест, как будто всё набухает). Ты понимаешь, оно [обычное состояние тела] связано, связано и ограничено, я могла бы сказать затвердело, я не знаю; а в такие времена, оно, кажется, набухает, расширяется.

            Только, кратковременно.

 

 

 

30 сентября, 1967

 

            Ты почувствовал что-нибудь особенное?... Потому что, последние два или три дня, но особенно последнюю ночь и этим утром, тело обучалось, клетки обучались… Я говорила тебе, что работа к настоящему моменту, изменилась – переход – от действия по привычке и в результате реагирования – к сдаче божественному действию Сознания. И сегодня утром, часть ночи и всё утро, пока не начали приходить люди, с каждым действием, с каждым движением, с каждым жестом, все крошечные вещи (когда, например, кем-то ставится проблема или должно быть принято решение, на протяжении лет ответ приходит свыше), но теперь, что касается всех материальных движений, а также внутренних движений, отношения тела, клеток, абсолютно материального сознания, относительно всего, всего – старый метод ушёл.

            Это началось с восприятия остающегося различия между тем, какими вещи являются, и какими они должны быть, затем это восприятие исчезло и осталось только «это»… Нечто такое (как я могу объяснить?)… Английское слово «гладкий» самое выразительное; всё делается гладко, всё без исключения: принятие ванны, чистка зубов, умывание, всё (в отношении еды, в течение долгого времени это отрабатывалось, чтобы принимать пищу истинным образом). Это всегда начиналось (Мать раскрывает руки) со своего рода сдачи (я не знаю правильного слова, это не отречение, не предложение, но нечто, между ними двумя; я не знаю французского слова для этого), сдача СПОСОБА, каким мы делаем вещи: не вещь сама по себе, которая совсем не важна (в этом состоянии нет «большого» или «маленького», «важного» или «не важного»). И это что-то такое… (широкий, ровный жест) однородное в своей простоте, нет больше ничего, что сталкивается или скрежещет, или вызывает трудности, или… (все эти слова выражают вещи так грубо): это нечто такое, что движется вперёд… (тот же самый широкий, ровный жест) самое подходящее слово гладко, то есть, без сопротивления. Я не знаю. И это не интенсивность восторга, совсем нет: это также такое ровное, такое правильное (тот же широкий жест), но не единообразное: это неисчислимое. И ВСЁ вот такое (тот же жест), в едином… ритме (слово «ритм» резкое). Это не однородность, но нечто такое ровное, и ощущается таким сладостным, ты знаешь, и с ПОТРЯСАЮЩЕЙ силой в мельчайших вещах.

 

 

 

22 ноября, 1967

 

            (Мать берёт цветы) Я поставлю их в воду… Цветы – это красота жизни.

            И есть прогресс.

 

            О?

 

            В конце физической демонстрации [2 декабря], все дети будут молиться хором, и я написала молитву. Я прочитаю её тебе.

            Но я не думала об этом: они попросили меня об этом, и я написала её.

            Должно быть, они прочитали Бюллетень, и затем попросили меня о молитве – молитва, которая была бы действительно телесная. Я ответила:

 

            МОЛИТВА КЛЕТОК В ТЕЛЕ

 

            Теперь, когда благодаря действию Милости мы постепенно выходим из несознания и пробуждаемся к сознательной жизни, пылкая молитва поднимается в нас для ещё большего света, большего сознания:

            «О, Высочайший Господь Вселенной, мы умоляем Тебя, дай нам силу и красоту, гармоничное совершенство, необходимые, чтобы быть Твоими божественными инструментами на земле».

           

            Это почти воззвание.

            Вот. Так что, мы переведём это на французский.

            Они скажут это после своей демонстрации; кажется, они собираются показать всю эволюцию физической культуры, и затем, в конце, они скажут: «Мы не достигли конца, мы в начале чего-то, и вот наша молитва».

            Я была очень довольна.

 

            Ты сказала, что есть прогресс?

 

            Прогресс! Это потрясающий прогресс! Такая мысль никогда не приходила им в голову, никогда; в целом, они никогда не думали о трансформации: их мысль была стать лучшими атлетами в мире и вся эта обычная чепуха.

            Тело, ты видишь, они попросили о молитве для ТЕЛА. Они, наконец-то, поняли, что тело должно начать трансформироваться во что-то ещё. Раньше, они были полны всех этих историй о физической культуре в каждой стране, в каждой стране это должно быть развито, использование тела, так сказать и… и, тому подобное. Во всяком случае, это был Олимпийский идеал. Теперь, они прыгнули за его пределы: это прошлое, теперь они хотят трансформации.

            Ты понимаешь, люди просили быть божественными в их уме и витале – то есть, вся древняя история духовности, одна и та же старая тема на протяжение веков – но теперь, это ТЕЛО. Именно тело просит участвовать. Это, несомненно, прогресс.

 

            Да, но можно увидеть, как это стремление поддерживает себя в уме, как оно живёт само по себе. Также в сердце можно увидеть, как это стремление живёт. Но в теле? Как можно пробудить это стремление в теле?

 

            Но, Боже мой! Оно полностью пробуждено! Вот уже на протяжение месяцев оно во мне! Так что это означает, что они почувствовали его, они чувствуют его.

            Как это сделано? – Но это делается.

 

            Но как можно в себе…

 

            Нет, нет, нет. Если это можно сделать в одном теле, это может быть сделано во всех телах.

 

            Да, но я спрашиваю как… Да, как?

 

            Ну, именно это я и пытаюсь объяснить уже на протяжение месяцев.

            Прежде всего, это пробуждение сознания в клетках…

 

            Ну, да!

 

            Да, но как только это сделано, это сделано: сознание остаётся пробуждённым всё больше и больше, клетки живут сознательно, стремятся сознательно. Я пытаюсь объяснить это, Боже мой, на протяжении месяцев! Месяцы я пытаюсь объяснить это. И вот, именно это обрадовало меня: наконец, они поняли возможность этого.

            То же самое сознание, которое было монополией витала и ума, стало телесным: сознание действует в клетках тела.

            Клетки тела привыкают к чему-то сознательному, полностью сознательному.           Сознание, которое независимо, абсолютно независимо от витального или ментального сознания: это телесное сознание.

 

(молчание)

 

            И этот физический ум, о котором Шри Ауробиндо говорил, как о невозможности, о чём-то, что ходит кругами и будет делать так вечно, без сознания, точно, как своего рода машина, этот физический ум обратился, он замолчал, и в молчании, он получил вдохновение от Сознания. И он начал молиться снова: те же самые молитвы, которые раньше были в уме.

 

            Я вполне понимаю, что это может происходить в тебе, но…

 

            Но если это происходит в одном теле, это может происходить и во всех телах! Я не сделана из чего-то другого, чем остальные. Различие в сознании, вот и всё. Оно сделано точно из той же самой вещи, из тех же самых элементов, я ем то же самое, и оно было сотворено точно тем же самым способом.

            Оно было такое же тупое, такое же тёмное, такое же несознательное, такое же упрямое, как и все другие тела в мире.

            Это началось, когда доктора объявили, что я серьёзно больна, это было начало. Потому что всё тело  было опустошено от своих привычек и сил, и затем, медленно, медленно, клетки пробудились к новой восприимчивости и открылись непосредственно божественному Влиянию.

            Каждая клетка вибрирует.

            Иначе, это было бы безнадёжно! Если эта материя началась как… Даже камень – это уже организация; это было несомненно хуже, чем камень: инертное, абсолютное Несознательное. Затем, мало-помалу, мало-помалу, оно пробуждается. Можно увидеть это, ты знаешь, можно увидеть: надо просто открыть глаза, чтобы увидеть это. Так вот, то же самое происходит и сейчас: когда животное становилось человеком, оно не взяло ничего, кроме вливания сознания – ментального сознания – а теперь, это пробуждение того сознания, которое находилось там, глубоко внизу, в самых глубинах. Ум ушёл, витал ушёл, всё ушло; когда я была, как предполагали, больна, ум ушёл, витал ушёл, тело оказалось предоставлено самому себе – преднамеренно. И именно вследствие того, что витал и ум ушли, это выглядело как очень серьёзная болезнь. И затем, в теле, предоставленном самому себе, мало-помалу, клетки начали пробуждаться к сознанию (жест поднимающегося стремления); как только эти двое ушли, сознание, которое вливалось в тело ЧЕРЕЗ витал (из ума в витал, и из витала в тело), начало медленно, медленно проявляться. Это началось с того взрыва Любви, с самого верха, с самой отдалённой, высочайшей высоты; потом постепенно, мало-помалу, оно снизошло в тело. Затем, этот своего рода физический ум, то есть, что-то абсолютно и совершенно идиотское, который ходит вокруг кругами, вечно повторяя одно и то же снова и снова, постепенно очистился и стал сознательным, организованным, затем замолчал. И после, в этом молчании, стремление выразило себя в молитвах.

 

(молчание)

 

            Это опровержение всех духовных утверждений прошлого: «Если вы хотите жить полностью осознавая божественную жизнь, оставьте своё тело – тело не может этому следовать». Так вот, Шри Ауробиндо пришёл и сказал: «Тело не только может следовать, но оно может быть основой, которая проявит Божественное».

            Остаётся работа, которую надо сделать.

            Но теперь, есть уверенность. Результат всё еще очень далеко – далеко впереди, надо многое сделать, прежде чем корка, самая внешняя переживаемая поверхность, так сказать, сможет проявить то, что есть внутри (не «внутри», в духовных глубинах: внутри, в теле). Так как она способна проявить то, что есть внутри… Это придёт последним, что очень хорошо, потому что если бы это пришло раньше, мы бы пренебрегли работой; мы были бы так счастливы, что забыли бы закончить работу. Всё должно быть сделано внутри, всё должно быть полностью и скрупулёзно изменено, затем внешнее выразит это.

            Но это всё ОДНА ЕДИНАЯ субстанция, абсолютно одна и та же повсюду, которая была несознательной повсюду; и поэтому, замечательно то, что вещи имеют место АВТОМАТИЧЕСКИ (жест точек, рассыпанных повсюду в мире), совершенно неожиданные вещи здесь и там, даже в людях, которые не знают ничего.

 

(молчание)

 

            Эти материальные клетки должны достичь способности воспринять и проявить сознание; и совершить радикальную трансформацию позволяет проявление нового типа – нисхождение свыше, вместо, так сказать, вечного и бесконечного восхождения. Предыдущее нисхождение было ментальное, в то время как это нисхождение Шри Ауробиндо называет «супраментальное нисхождение»; впечатление такое, что нисхождение высочайшего Сознания  вливает себя в то, что способно воспринять и проявить его. Затем, из него, как только оно будет тщательно замешано (неизвестно, сколько на это потребуется времени), будет рождена новая форма, форма, которую Шри Ауробиндо назвал супраментальной – это будет… нечто, я не знаю, как эти существа будут называться.

            Каков будет их способ выражения? Как их можно будет понять и так далее?... В человеке, это развивалось очень медленно. Только, ум сделал много замешивания и, в конце концов, заставил вещи двигаться быстрее.

            Как мы доберёмся туда?... Там, несомненно, будут стадии в проявлении, возможно, с видом, который придёт и скажет: «Вот как это есть». (Мать смотрит перед собой). Посмотрим.

            Только, когда человек проявлялся из животного, там не было способа записывать – отмечать и записывать процесс; теперь это совсем по-другому, поэтому будет более интересно.

 

 (молчание)

 

            Но даже в данный момент времени, огромное большинство – огромное большинство – человеческих умов совершенно удовлетворено быть занятыми самими собой, удовлетворено своим маленьким прогрессом, вот таким (Мать рисует крошечный кружок). У них нет даже желания для чего-то ещё!

            Это означает, что приход супраментального существа может быть вполне… может  вполне остаться незамеченным, или непонятым. Мы не можем сказать, потому что нет аналогии; очевидно, что если бы одна из человекообразных обезьян, больших обезьян, встретила первого человека, она бы просто почувствовала, что это, отчасти… странное существо, вот и всё. Но теперь это по-другому, потому что человек мыслит, делает выводы…

            Но о чём-то более высоком, чем сам человек привык думать как о… божественных существах; то есть, бестелесные существа, появляющиеся в свете, во всех отношениях, боги в человеческом представлении – но это совсем не так!

 

(долгое молчание)

 

Так что?

Ты не убежден?

Почему бы тебе не попытаться?

 

            Но я убеждён! Вот почему, я задал тебе вопрос. Я не сомневаюсь ничуть. Я спросил, как это делается, вот, что я не понимаю… Например, я бреюсь, каждое утро. Ну, утром я очумелый, усталый, ум не работает, витал не работает…

 

            Да, это прекрасная возможность.

 

            Ну, да, это именно то, что я делаю! Но я говорю тебе, я просто не понимаю, не понимаю. Я не знаю, как это можно расшевелить – это не шевелится. Это не шевелится, пока я не использую ум или витал, или сердце.

 

            Ба!

 

            Это не то, что я сомневаюсь! Я говорю, что моё тело, это осёл, вполне возможно, но я не сомневаюсь.

 

            Оно не осёл, бедняжка! (Мать смеётся)

 

            Сомнения нет. Но есть вопрос: «как», вот чего я не знаю. 

 

            Эта проблема никогда не возникала передо мной, потому что… Когда вы музицируете, или когда вы рисуете, вы очень ясно замечаете, как сознание пронизывает клетки и эти клетки становятся сознательными. Вот опыт, например: в коробке лежат предметы, и вы говорите своей руке: «Возьми двенадцать предметов». Рука идёт вот так, вы больше не беспокоитесь об этом, и она находит двенадцать (не считая, просто вот так), она берёт двенадцать и даёт их вам. Этот опыт у меня был давно; когда мне было двадцать лет, я начала с опытов подобного рода. Поэтому я знаю, я знала, как работает сознание. Ты понимаешь, невозможно научиться играть на пианино или рисовать, без того, чтобы сознание не вошло в руки, и руки становятся сознательными НЕЗАВИСИМО от мозга – мозг может быть занят чем-то ещё, это не имеет ни малейшего значения. Между прочим, именно это происходит с людьми, которых называют «лунатиками», у них сознание принадлежит телу, которое заставляет их ходить повсюду и делать вещи совершенно независимо от ума и витала.

 

            Я имею в виду, что когда я бреюсь перед зеркалом, если внутри себя я не использую мантру или стремление из сердца, ну, этот инертный чурбан бреется, и, вдобавок, физический ум продолжает носиться. Но если я использую мантру или ментальную волю…

 

            Нет! Это именно ТЕЛО заканчивает тем, что начинает произносить мантру спонтанно! Настолько спонтанно, что даже если вы, случайно, думаете о чём-то ещё, ваше тело будет произносить мантру. Разве у тебя не было такого опыта?

 

            Нет.

 

            И это именно тело стремится, тело, которое повторяет мантру, тело, которое хочет света, сознания – вы сами можете думать о чём-то ещё, о Томе, Дике или Гарри, или о книге, о чём угодно, это не важно. 

            Но теперь я понимаю, я понимаю очень хорошо! В начале я не понимала, я думала, я сделалась, предположительно, очень больной, чтобы остановить ту жизнь, которую я вела внизу – жизнь, которую я веду сейчас, гораздо более загруженная, чем та, которую я вела внизу, так что… Интересно, почему, было ли это переходной фазой. Но теперь я понимаю: отрезано – я бы продолжала терять сознание. Это и заставило доктора заявить, что я была больна, так как я не могла сделать и шага, не потеряв сознание: если я хотела пройти отсюда досюда, пфф! Я теряла сознание по пути; меня надо было поддерживать, чтобы моё тело не упало на землю. Поэтому доктор и решил: в постель и не двигаться. Но, что касается меня, ни на одну минуту я не теряла сознание! Я падала в обморок, но оставалась сознательной, я видела своё тело и знала, что я упала в обморок; я не теряла сознание, тело не теряло сознание. Так что теперь я понимаю! Тело было отрезано от витала и от ума, предоставлено самому себе; и затем, мало-помалу, мало-помалу…

            Я помню, например, всё то, что делают доктора: они дают вам витамины, то и это. Хорошо. Как только я взяла эти витамины, я увидела, как этот физический ум начал шевелиться, шевелиться и шевелиться: «Витамины», – я сказала, – «Я не хочу их, они вызывают возбуждение в мозге». Тогда они заменили и дали мне что-то другое в следующий раз, и это было хорошо. И всё это, всё это было просто ТЕЛОМ: всё, что оно знало, все переживания, которые оно имело, всё мастерство во всех частях существа, от витала до ума и выше, всё это ушло! И это бедное тело было предоставлено самому себе. Затем, естественно, мало-помалу, что-то было вновь создано. В течение долгого времени, я оставалась неспособной… едва способной делать что-либо (совсем немножко, чуть-чуть), но постепенно всё было построено вновь, всё больше и больше построено вновь: сознательное, чисто сознательное существо – которое сейчас выбалтывает всё! (Оно было неспособно выразить себя).  

            Да, я понимаю. Я понимаю. Ну, возможно, это именно то, что Шри Ауробиндо имел в виду, когда он сказал: «Ваше тело, в настоящее время, единственное на земле, которое может делать эту работу». Я думала, это была любезность с его стороны… Но это правда, что оно было отсечено, я знала это – я видела это – отрезано, состояния существа были посланы прочь: «Уходите прочь, все вы больше не нужны». Затем тело должно было перестраивать жизнь для себя. И, вместо того, чтобы проходить через все эти состояния существа, как оно делало прежде, через последовательные пробуждения (жест восхождения от уровня к уровню, способом прежних йогов), до высочайшей высоты, высочайшей высоты за пределами формы, теперь это больше совсем не так, тело больше не нуждается ни в чём подобном, оно просто имеет… (жест восходящего стремления, открывающегося как цветок). Что-то внутри открылось и развилось, что заставило этот идиотский ум стать организованным и способным замолчать в стремлении. И затем… затем там был прямой Контакт, без посредников – прямой контакт. Сейчас оно имеет его постоянно. Постоянно, каждое мгновение, прямой контакт. И это именно ТЕЛО: оно не проходит через всякого рода вещи и состояния существа, совсем нет, это происходит напрямую.

            Но как только это сделано (так сказал Шри Ауробиндо), как только ОДНО тело сделало это, оно имеет способность передавать это другим; и я говорю тебе, существует теперь (я не говорю в своей тотальности и в деталях, вероятно, нет), но там и здесь (жест, показывающий различные точки, рассыпанные по земле), люди вдруг получают тот или иной опыт. Некоторые из них (большинство) пугаются, поэтому естественно, это уходит – так как они не были достаточно подготовлены внутри (если это не мелкая, каждодневная рутина, вечно одна и та же, они пугаются), и как только они пугаются, всё заканчивается, это означает, что им нужны годы подготовки, чтобы опыт вернулся. Но всё же, некоторые не пугаются; вдруг, опыт: «Ах!», что-то совершенно новое, совершенно неожиданное, о чём они никогда не думали.

            Это заразительное. Я это знаю. И это единственная надежда, потому что, если каждый должен был бы проходить через тот же самый опыт снова… Так вот, сейчас мне девяносто – в девяностолетнем возрасте, люди устают, они достаточно пожили. Чтобы делать эту работу, надо чувствовать себя таким же молодым, как ребёнок.

            Это занимает много времени, я ясно вижу, что это заняло много времени.

            И это не сделано, конечно, это ДЕЛАЕТСЯ – это не сделано, далеко нет. Далеко нет… Какова пропорция сознательных клеток? Мы не знаем.

            Время от времени, некоторые клетки ругают другие клетки, это очень забавно! Они ругают их, хватают их, говорят то или иное (по своему) тем, кто хочет… (Мать рисует крошечный кружок) продолжать старые привычки: переваривание должно делаться определённым способом, усваивание должно делаться определённым способом, кровообращение должно делаться определённым способом, дыхание должно… все функции должны делаться соответственно методу Природы. И когда это не так, они беспокоятся. Тогда те, которые знают, хватают их и дают им хорошую Божественную трёпку, это очень забавно!

            Кое-что передаётся в словах (это без слов, но что-то передаётся в словах), и поэтому там происходят разговоры между клетками (Мать смеётся): «Ты глупая, чего ты боишься? Разве ты не видишь, что Господь делает это, чтобы трансформировать тебя?» Затем другая:  «Ах!..». И затем она успокаивается, открывается, и ждёт. И… боль уходит прочь, беспорядок уходит прочь, и затем всё работает.

            Это чудесно.

            Но если по какому-то несчастью ум вмешивается, начинает наблюдать или судить, тогда всё останавливается и падает назад в старую привычку.

 

(долгое молчание)

 

            По существу, витал, ментал – и так далее – эго, всё то, что было – пфф! – убрано.

            Это была радикальная операция.

            Так что теперь есть своего рода податливость и пластичность. И всё это учится (оно очень сильно в соприкосновении со всем (горизонтальный жест), оно учится находить всю свою поддержку, всю свою силу, всё своё знание, весь свой свет, всю свою волю, всё вот так (вертикальный жест, обращённый к Высочайшему), исключительно вот так, в потрясающей пластичности.

            И затем – великолепие Присутствия

 

(молчание)

 

            Там.

            Так что мне следует сделать для тебя?

           

            Я не знаю, операцию!

 

            Радикальную операцию (Мать смеётся).

 

            Да, возможно.

 

            Но скажи мне, когда они тебя усыпили, чтоб вскрыть твой желудок, ты был сознателен? Совсем ничуть? Нет?

 

            Нет.

 

            Посмотрим…

            Посмотрим.

 

           

Сущностная черта Сверхразума, это сознание Истины, которое знает благодаря своему собственному присущему природному праву, своему собственному свету: ему не надо достигать знания, оно обладает им. Несомненно, оно может, особенно в своём эволюционном действии, держать знание позади своего проявленного сознания, и выдвигать его вперёд, словно бы из-за занавеса; но даже тогда, этот занавес только видимость и на самом деле не существует: знание всегда было там, в сознании его обладателя и теперешнего открывателя. Фактически, это только в эволюционной игре и на самом супраментальном плане сознание живёт всегда в непосредственности знания и действует благодаря прямой непосредственности знания. В Уме, каким мы видим его здесь, действие очень отличается; оно начинает с явного отсутствия знания, кажущегося неведения или незнания, даже, в материальной Природе, из несознания, в котором любого рода знание, кажется, совсем не существует. Оно достигает знания или действия знания посредством шагов, которые не совершаются полностью напрямую, но, скорее, знание сначала кажется совершенно невозможным и чуждым самой субстанции Материи. И всё же, в слепоте самой Материи существуют знаки скрытого сознания, которое в своём скрытом фундаментальном бытии видит и имеет силу действовать согласно своему видению и даже с помощью безошибочной непосредственности, которая присуща его природе.

            Та же самая Истина, которая видима в Сверхразуме, здесь свёрнута и кажется не существующей.

 

 

 

29 июня, 1968

 

            Это движение ускорения: великая работа всего творения, чтобы сознательно вернуться («вернуться» – глупое слово – «повернуться к» было бы лучше), стать снова, отождествиться снова, не посредством уничтожения всей работы развития и восхождения, но… Это как преумножение граней Сознания, и это преумножение становится всё более и более согласованным, организованным и сознающим себя.

            Индивидуализация – это только средство, чтобы сделать бесчисленные детали Сознания более совокупными, более утончёнными, более согласованными. И «индивидуализация»… нам не следует ошибочно принимать это за физическую жизнь; физическая жизнь –  лишь ОДНО из разнообразных средств этой индивидуализации, с такой фрагментацией и таким ограничением, что это вызывает концентрацию, которая усиливает детали развития; но как только это сделано, она (индивидуализация) не является последней истиной. 

 

(Мать уходит в долгое созерцание)

 

            Что ты хотел сказать мне?

 

            Ты говоришь, что индивидуализация – это не «последняя истина»?

 

            Индивидуализация, в своём чувстве или восприятии, или впечатлении, в своём ощущении отдельной индивидуальности, не является последней истиной. Она продолжает существовать (как выразить это?) во всей своей силе и во всём своём знании, но с ощущением Единства. Что совершенно другое. И существует такое ясное восприятие того, что приходит в сознания, в индивидуумы, что происходит ото лжи разделения; там всегда остаётся что-то, но иногда это растёт смутно почти до точки исчезновения (это в исключительных случаях или исключительных существах). Но ощущение разделения должно полностью исчезнуть. Это…

            Чтобы объяснить всё, я должна была бы рассказать слишком много вещей.

 

(созерцание)

 

            Я расскажу больше в другой раз.

           

 

            Но для этого тела, это интересно: именно в самых малейших деталях, ты знаешь, телу показывают степень, в какой присутствие имеет реальный эффект, таким образом, делая это необходимым, и степень, в какой это не является необходимым. Это становится всё более и более точным в мельчайших деталях.

            Клетки не имеют личного выбора; их отношение, в самом деле, вот такое: «Что Ты пожелаешь, что Ты пожелаешь…» для всего, всего. Только со всё более возрастающим, усиливающимся, более и более постоянным, непрерывным ощущением, что единственная поддержка это – Высочайший Господь. Только Он, только Он. И это внутри, в теле.

            В то же самое время, очень точное ощущение… Ты знаешь, однажды (годы назад) меня спросили: «Что такое чистота?» Я ответила: «Чистота означает быть исключительно под влиянием Высочайшего Господа и воспринимать только от него, и не от чего больше». Затем, год или два спустя, читая Шри Ауробиндо, я нашла предложение  на английском, в котором говорилось точно то же самое другими словами (предложение, которое я никогда не читала прежде и не знала). Я увидела то же самое предложение вчера вечером (у меня есть календарь с цитатами из Шри Ауробиндо)… Они (клетки) становятся чище и чище, и та степень, в какой они не чисты, указывает очень ясно, абсолютно точным, отчётливым образом, словно бы остриём иглы, на то место, которое не чисто. И оно болит! Это всегда связано с болью – в то время как физические условия продолжаются те же самые. Взять обнажившийся нерв в зубе: обычно, он болит постоянно; временами, почти в обычном состоянии, его не существует, но как раз когда чистота не полная, уф! Он болит мучительно!... А через несколько секунд боль может уйти. Так что, всё исключительно зависит от Этого – всё. Это доказательство, самое конкретное доказательство!

 

 

 

           

С тех пор, как вечный и неизменный восторг бытия, превращающийся в бесконечный и разнообразный восторг становления, является корнем всей материи, мы должны постигать одно неразделимое сознательное Существо позади всех наших опытов, поддерживающее их своим неотъемлемым восторгом и совершающее посредством своего движения разнообразные вариации удовольствия, боли и нейтрального безразличия в нашем чувственном существовании.

            Это наша реальная индивидуальность; ментальное существо, подверженное тройственной вибрации, может быть только представителем нашей реальной индивидуальности, выдвинутое на передний план ради целей этого чувственного опыта вещей, которые представляет собой первый ритм нашего разделённого сознания в своём ответе и реакции на множественные контакты вселенной. Это представляет собой не совершенный ответ, спутанный и не согласующийся ритм, подготавливающий и предваряющий полную и объединённую игру сознательного Существа в нас; это не истинная и совершенная симфония, которая может быть нашей, если мы сможем однажды войти в симфонию с Единым во всех вариациях и настроить себя на абсолютный и универсальный диапазон.

 

 

 

17 июля, 1968

 

            Мать читает вопрос, который она получила

 

            «Достаточно ли воли к прогрессу, чтобы помешать  изнашиванию, являющемуся следствием времени? Как может физическое существо помешать этому изнашиванию?»

 

            Это как раз и есть то, чем является трансформация тела! Это происходит, когда физические клетки становятся не только сознательными, но и ВОСПРИИМЧИВЫМИ к истиному Сознанию-Силе, то есть, когда они позволяют работать более высокому Сознанию. Это работа трансформации… Не такая лёгкая!

 

 

20 июля, 1968

 

            Пока ты медитировала, я имел такое редкое физическое ощущение, такой физический опыт, в моём теле.

 

            О?

 

            Да, я чувствовал очень сильно: что-то происходило совсем не наверху, но здесь.

 

(Мать кивает и остаётся в молчании)

 

            Да, в основном, как сознание здесь, в теле.

 

            Да, да.

 

(молчание)

 

            Очень необычно то, что с таким… фантастическим потоком силы, как этот поток рядом с тобой, или на тебе, или в тебе, он не находит больше физического выражения, чем это!

 

            Но всё больше и больше (через новости, которые приносят люди или вещи, которые случаются), у меня всё больше и больше ощущение такого ужасающего потока, что… Да, я думаю, это вот так: я думаю, всё меняется, и меняется с фантастической скоростью, но мы не замечаем этого, и мы осознаем это только … впоследствии. Потому что, есть сотни возможностей записать детали, и общее впечатление довольно изумительное. Например, если сознание сконцентрировано, если, по какой-либо причине оно сконцентрировано здесь в теле, тогда всё, кажется, словно взрывается – кипит и взрывается – до такой степени, что я спрашивала несколько раз: «Не жар ли у меня?» – У меня нет жара совсем! И как только присутствует тишина, отсутствие активности и концентрация с сознанием, тогда это что-то такое потрясающее, огромное, ты знаешь, и… Тогда присутствуют Мир, Безмятежность. Мир… что-то невыразимое – в потрясающем действии. И затем…

 

(Мать входит в созерцание)

 

 

28 сентября, 1968

 

            Вполне определённо, что когда Супраментал проявится, он заменит… (как можно назвать это?) ограничивающую ментальную точность – точность, которая ограничивает и, следовательно, частично искажает вещи – ясностью видения, другого рода точностью, которая не будет ограничивать. Вот что создаётся.

            В сущности, мы могли бы сказать (это не точно), что для того, чтобы сделать вещи точными, ум ограничивает и разделяет их; и существует, очевидно, точность, которая может приходить от более точного видения, без разделения или деления. Эта точность будет точностью супраментального видения. Вместе с точностью, придёт и видение ОТНОШЕНИЯ между всеми вещами, без их разделения.

            Но что-то подготавливается. Это приходит вспышками, на минуту, затем вещи падают обратно в свой старый способ.

            Мы могли бы сказать то же самое о витале: витал даёт интенсивность, какую ничто больше, кажется, не способно дать; так вот, та же самая интенсивность существует в Супраментале, но без разделения. Это интенсивность, которая не разделяет вещи.

            У меня были оба опыта, но очень кратковременных. Это вещи, которые в настоящее время просто разрабатываются.

 

 

 

Видимые несовершенства и ограничения ума на теперешней стадии его эволюции здесь, мы принимаем как часть самой его природы; но, фактически, границы, в которые он всё ещё заключён – это только временные  пределы и мерки его ещё не полного эволюционного продвижения; недостатки его методов и средств – это недостатки его незрелости и не присущи конституции его существа; его достижение, хотя чрезвычайное при мешающих условиях ментального существа, отягощенного своим инструментарием в земном теле, гораздо ниже, но не за пределами того, что будет возможно для него в его просветленном будущем. Так как ум, по своей природе, не является изобретателем ошибок, отцом лжи, привязанный к способности к лжи, обручённый со своими собственными ошибками и являющийся предводителем спотыкающейся жизни, какой она, также, в значительной степени, является в настоящее время, благодаря нашим человеческим несовершенствам: он является в своём источнике принципом света, инструментом, выдвинутым вперёд из Сверхразума и, хотя он вынужден работать в пределах ограничений и даже вынужден создавать ограничения, всё же эти ограничения представляют собой светлые границы для особенной работы, границы добровольные и служащие определённой цели, поверхность конечного, вечно расширяющая себя под оком бесконечности.

 

 

 

27 ноября, 1968

 

            Я действительно не знаю, есть ли «части» или органы, которые, всё же, имеют то, что мы могли бы назвать «духом независимости» в них, но тело, в самом деле, совершило свою самоотдачу, то есть, оно не имеет своей собственной воли; у него нет желания, нет своей воли, и, в то же время, оно словно бы «прислушивается» – всё время – чтобы воспринять Указание.

 

            Начало, это узнать точное место или функцию, которая не… я не могу сказать «трансформирована», потому что это слишком звучное слово, но не в гармонии с другими, и вызывает беспорядок. Это становится восприятием каждого мгновения. Когда что-то, кажущееся ненормальным, имеет место, существует понимание, осознание, почему это происходит и к чему это может привести: как видимый беспорядок может вести к более великому совершенству. Вот. Это крошечное  маленькое начало. Но это началось. Тело начинает становиться немного сознательным. И не только в отношении себя, но и в отношении других тоже, оно начало: видеть, воспринимать, как Сознание (с большой буквы С) действует в других. И, фактически, временами (слова СИЛЬНО отстают от опыта), нет больше ощущения разделения: есть ощущение разнообразия (это становится очень интересным)… разнообразие (если это не было то, что можно было бы назвать «улавливание» разделения), разнообразие, которое в истинном сознании, было бы совершенно гармоничным и составляло бы целое, абсолютно совершенное само по себе.

 

            (Мать делает округлый жест)

 

            Это улавливание – что происходит?... Что происходит?...

            Остаётся посмотреть, было ли это необходимо по той или иной причине, или это был несчастный случай – но как это мог быть несчастный случай!... На мгновение (нет мысли, поэтому это немного смутно), на мгновение появилось впечатление… я могла бы выразить это просто вот так: впечатление ПОТРЯСАЮЩЕГО обретения сознания, которое было достигнуто очень высокой ценой из-за страдания и всякого беспорядка… Вчера или сегодня (я забыла когда, я думаю вчера), в одной точке проблема была такой острой (Мать касается своей щеки и горла), и затем божественное Сознание, кажется, сказало: «Во всём этом страдании, это именно Я страдаю» (Сознание, ты понимаешь), «это именно Я страдаю, но способом, отличном от вашего». Я не знаю, как выразить это… Было своего рода впечатление, что божественное Сознание воспринимало то, что для нас является страданием, что оно существовало – оно существовало для божественного Сознания. Но не так, как оно существует для нашего собственного сознания. Таким образом, была попытка сделать понятным сознание целого в одно и то же время, одновременное сознание всего… чтобы выразить себя, я могла бы просто сказать: сознание страдания (самый острый беспорядок) и Гармонии (самая совершенная Ананда) – оба вместе, воспринятые вместе. Естественно, это изменяет природу страдания.

            Но всё это очень сильно осознаётся, как некоторого рода болтовня. Это не передаёт того, что происходит.

            Присутствует также восприятие, что мало-помалу, следуя всем этим опытам, каждый агрегат (который представляет для нас тело) привыкает иметь силу выносить истинное Сознание… Это требует игры адаптации.

 

            Но ты знаешь, Шри Ауробиндо тоже написал в «Мыслях и Афоризмах», я думаю, что страдание это подготовка Ананды.

 

            Да, я должна сказать, у Шри Ауробиндо существует много вещей, которые я начинаю понимать совершенно по-другому.

 

 

21 декабря, 1968

 

           

            Кто-то (не я) задал вопрос. Это, кажется, «типичный» вопрос, который задают люди после прочтения твоих «Заметок»… Ты хочешь узнать?

 

            Это должно быть снова что-то…

 

            Я прочту его тебе: «Описывая свои опыты прошлого августа и сентября, Мать говорит об «изгнании ума и витала». Почему они должны быть удалены для быстрой и эффективной трансформации тела? Разве супраментальное сознание не действует на них также?»

 

            Конечно, действует! Оно УЖЕ действует, в течение долгого времени. Вот почему тело используется (использовалось), чтобы подчинить витал и особенно ум, так, чтобы изменить его привычки, заставить его подчиняться только более высокому Сознанию. Именно поэтому. Чтобы заставить вещи идти быстрее. В людях, Это действует через ум и витал – и, как я сказала, это безопаснее таким образом. Как опыт, это довольно рискованно, но это заставляет вещи двигаться значительно быстрее, так как обычно вы должны действовать на тело через этих двоих, в то время как в этом случае, благодаря их отсутствию, Это действует непосредственно. Вот и всё.

Этот процесс нельзя порекомендовать! Каждый раз, когда у меня есть возможность, я говорю так: люди не должны воображать, что им следует пытаться сделать это (они бы и не смогли, но это не важно), это не рекомендуется. Следует потратить необходимое время. Но  именно потому, что многие годы… чтобы заставить вещи идти быстрее.

 

(молчание)

 

            Странная вещь, существуют своего рода демонстрации естественной тенденции тела (я полагаю это не одно и то же для всех тел: это зависит от того, как оно было создано, т.е. от отца, матери, предков, и так далее), демонстрация тела, предоставленного самому себе. Это тело, например, имеет своего рода воображение (это что-то необычное), драматическое воображение: оно постоянно чувствует, что переживает катастрофы; а затем, с его верой, которая остаётся там, катастрофы превращаются в реализацию; вещи такого сорта, абсурдные. Так, в течение некоторого времени, оно допускало это воображение (вот что происходило, эти последние несколько дней), и когда оно достаточно устало от этой идиотской активности, оно молилось, ты знаешь, со всей своей интенсивностью, оно молилось, чтобы это прекратилось! Немедленно, хоп! Вещи просто идут вот так (жест обращения), это меняется в один миг, и тело находится в созерцании (не отдалённом, очень близко) этого чудесного Присутствия, которое есть повсюду.

 

 

4 января, 1969

 

            Первого числа, что-то, поистине, странное имело место… И это чувствовала не только я, несколько человек тоже почувствовали это. Оно началось сразу после полуночи, но я почувствовала это в два, а другие в четыре часа утра. Это было… Я сказала тебе несколько слов об этом в прошлый раз, но, что удивительно, оно не соответствует ничему, что я ожидала (я не ожидала ничего), или чему-то, что я чувствовала раньше. Это было нечто очень материальное, я имею в виду: очень внешнее – прямо снаружи – и сияющее, с золотым светом. Очень сильное, мощное. Но по характеру – улыбающееся дружелюбие, мирная радость, и своего рода цветение в радости и свете. И это было как «с новым годом», как пожелание. Я должна сказать, оно застало меня врасплох.

            Это продолжалось – я чувствовала его, по крайней мере, часа три. После, я перестала интересоваться этим, я не знаю, что случилось. Но я сказала тебе несколько слов об этом, и я сказала двум или трём другим: они все почувствовали это. Значит, это было ОЧЕНЬ материальное. Они все почувствовали своего рода радость, вот такую, но дружелюбную, могучую радость, и… ох, такое сладостное, очень улыбающееся, ОЧЕНЬ БЛАГОЖЕЛАТЕЛЬНОЕ… что-то… я не знаю, что это. Я не знаю, что это такое, но это своего рода доброжелательность; так, что это было что-то очень близко к человеку. И такое конкретное. Такое конкретное. Как если бы оно имело вкус, настолько конкретное это было. Потом, я перестала этим интересоваться, лишь рассказала двум или трём людям: они все почувствовали это. Теперь я не знаю, то ли это смешалось, то ли… Оно не ушло, оно не производило впечатление чего-то, что приходит только для того, чтобы уйти.

            Это было гораздо более внешнее, чем те вещи, которые я обычно чувствую, гораздо более внешнее… Вряд ли ментальное, совсем нет, я имею ввиду там не было ощущения «обещания» или… Нет. Это было скорее как… У меня сложилось впечатление огромной личности, огромной (я подразумеваю под этим, что земля была маленькая, вот такая [Мать держит в ладонях маленький предмет], как мячик), огромная личность, такая дружелюбная, и приходящая к… (Мать, кажется, нежно поднимает маленький мячик в ладонях своих рук). Присутствовало впечатление личного бога (да, это было… я не знаю), того, кто приходит помочь.  Такой сильный! И в то же время, такой сладостный, такой понимающий.

            И это было полностью снаружи: тело ощущало его повсюду, повсюду (Мать касается своего лица, своих рук), повсюду вот так.

            Что стало с этим? Я не знаю.

            Это было начало года. Как если бы кто-то масштаба бога (то есть, кто-то) пришёл, чтобы сказать «Счастливого нового года», со всей силой, чтобы сделать этот год счастливым. Вот так.

            Но, что это было?...

            Такое конкретное…

            Я не знаю.

            Это… это личность ( хотя она не имела никакой формы, я не видела никакой формы, там было только то, что она принесла с собой [Мать щупает атмосферу пальцами], ощущение и чувство, эти две вещи – ощущение и чувство), интересно, не была ли это супраментальная личность… которая позднее проявится в материальных формах?

            С того времени, тело – это тело – чувствует (оно было пронизано этим повсюду, сильно), оно ощущает себя более радостным и менее сконцентрированным, живущим больше в счастливом, улыбающемся расширении. Например, оно говорит гораздо легче. Здесь есть нота… постоянная нота доброжелательности. Улыбка, ты знаешь, дружелюбная улыбка, и всё это с ОГРОМНОЙ СИЛОЙ… я не знаю.

            Ты ничего не чувствовал?

           

В тот день, у меня было чувство удовлетворённости.

 

            Ах, вот! Да, правильно.

            Это супраментальная личность?... Которая воплотится во всех тех, кто будет иметь супраментальное тело…?

            Оно было сияющее, улыбающееся, и такое дружелюбное из-за своей СИЛЫ: я имею в виду, что обычно, доброжелательность в человеке это что-то довольно слабое, в том смысле, что ему не нравятся битвы, ему не нравится бороться – но это было совсем не то! Доброжелательность, которая устанавливает себя (Мать ставит два кулака на подлокотники своего кресла).

            Это заинтересовало меня, потому что это было совершенно новое. И такое конкретное! Конкретное, вот так (Мать касается подлокотников своего кресла), подобно тому, что физическое сознание обычно рассматривает, как «других», такое же конкретное. Это означает, что оно не проходило через какое-то внутреннее существо, через физическое существо: оно шло НЕПОСРЕДСТВЕННО на тело.

            Что это?... Да, это может быть то… С того момента, как это имело место, тело ощущало своего рода несомненность; несомненность, как если бы теперь, оно больше не было в озабоченности или в неуверенности знать. «Что это будет? Что ФИЗИЧЕСКИ будет представлять из себя Супраментальное?» – тело часто размышляло. Теперь, оно больше не думает об этом, оно счастливо.

            Очень хорошо.

 

            То, что собирается проходить сквозь тела, уже готово?

 

            Да… я думаю, что так, да. Я чувствую, это формация, которая собирается пройти сквозь тело и выразить себя – пройти насквозь и выразить себя – в телах… которые будут Супраментальными телами.

            Или, может быть… может быть, сверхчеловек? Я не знаю. Нечто промежуточное между ними. Может быть сверхчеловек: это было очень человеческое, но человеческое божественных пропорций, ты понимаешь.

            Человек без слабости и теней: всё было сияющее – весь свет и улыбка и… сладость в одно и то же время.

            Да, может быть сверхчеловек.

 

(молчание)

 

            Я не знаю почему, на мгновение у меня настойчиво возникла мысль: люди, которые не будут знать, как фактически происходят вещи, скажут, как только супраментальная сила войдёт в атмосферу земли и пропитает её, они скажут: «Ну, это же МЫ те, кто сделал это!»

 

            (Мать смеётся) Да, вероятно!

 

            Это мы, это наша прекрасная человеческая природа… расцвела.

 

            Да, несомненно, это всегда так.

            Вот почему я говорю – я говорю это, в конце концов, для всех нас здесь, кто должен столкнуться со всеми трудностями, это, в самом деле, Милость! Потому что теперь МЫ узнаем как – и мы не прекратим существовать, конечно.

            Мы узнаем, как это было сделано.

 

 

            Безмолвная Душа всего мира присутствовала там:

            Там Существо жило, Присутствие и Сила,

            Единственная Личность, которая была собой и всем

            И сладостные и опасные пульсации лелеемой Природы

            Трансформировала в ритмы, божественные и чистые.

            Единственная, кто мог любить, не требуя в замен любви,

            Встречая и превращая худшее в лучшее,

            Она исцеляла горькие жестокости земли,

            Трансформируя весь опыт в восторг;

            Вмешиваясь в горестные пути рождения,

            Она качала колыбель космического Дитя

            И успокаивала всякий плач своей рукою радости;

            Она вела злые вещи к скрывающемуся в них добру,

            Она превращала вопиющую ложь в счастливую истину;

            Её сила была способна раскрывать божественность.

            Бесконечная, ровесница уму Бога,

            Она несла в себе семя, огонь,

            Семя, из которого Вечное рождается заново,

            Огонь, отменяющий смерть в смертных вещах.

            Всё стало всему родным, своим и близким;

            Сокровенная близость Бога присутствовала повсюду,

            Не ощущалось никакой вуали, никакого грубого инертного барьера,

            Расстояние не могло разделить, и не могло изменить Время.

            Огонь страсти пылал в духовных глубинах,

            Постоянное прикосновение сладости соединяло все сердца,

            Пульсация одного единого блаженства обожания

            В восторженном эфире неумирающей любви.

            Внутреннее счастье пребывало во всём,

            Чувство универсальных гармоний,

            Безграничная безопасная вечность

            Истины, красоты, добра и радости, ставших едиными.

            Здесь было бурлящее ядро конечной жизни;

            Бесформенный дух стал душою формы.

 

 

 

 

8 января, 1969

 

            И это нисхождение сверхчеловеческого сознания…

            Я говорила тебе, что потом я отождествилась с ним?

 

            Когда ты рассказывала в прошлый раз, ты отождествилась с ним.

 

            Да, но я говорила о «супраментальном сознании».

 

            Позднее, ты сказала: «Может быть, сверхчеловек?»

 

            Да, точно. Это нисхождение сверхчеловеческого сознания. У меня была уверенность в этом потом.

            Это произошло 1 января после полуночи. Я проснулась около 2 часов ночи, окружённая сознанием, но таким конкретным, таким НОВЫМ, в том смысле, что я никогда не переживала такого. Это продолжалось, совершенно конкретное и настоящее, на протяжение двух или трёх часов, и затем оно распространилось и ушло искать всех тех, кто мог бы воспринять его. И, в то же самое время, я знала, это было сознание сверхчеловека, то есть, промежуточное между человеком и супраментальным существом.

            Это дало телу, своего рода уверенность, нечто вроде доверия. Этот опыт сделал его устойчивым, так сказать, и если оно сохранит истинное отношение, вся поддержка будет там, чтобы помочь ему.

            Определённое число людей (я спрашивала впоследствии) имели этот опыт, они чувствовали его (не так явно), чувствовали присутствие нового сознания – много людей. Они говорили мне (я спрашивала их, чувствовали ли они что-нибудь), они говорили мне: «О, да!» Но каждый с… (Мать слегка крутит пальцами) естественно со своим собственным особым подходом.

 

            (молчание)

 

            Любопытно, (я заметила это с другими), что когда Действие безмолвное, оно ГОРАЗДО БОЛЕЕ ТОЧНОЕ, чем когда оно действует через слова. Слова воспринимаются ментально и всегда есть лёгкое искажение: искажение содержания слов. Тогда как, если действие прямое (Мать делает жест внутренней связи), это очень точное.

            Я не хочу называть имена, но я имела оба примера в эти последние несколько дней. Там был некто, кого я должна была увидеть только несколькими днями позже, тогда я наложила на него Сознание и Силу, и изменение имело место, но очень ясно и точно; в то время как другим я рассказывала об этом опыте, и они записали его: мне были прочитаны две записи, очень отличающиеся друг от друга (в то время как я почти слово в слово говорила то же самое), каждая транскрипция отличалась от другой, и присутствовало незначительное искажение, также отличающееся, в каждом.

            Я не поправляла их, потому что сами слова искажают, так что…

            Понимаешь, когда я говорю, я даю словам очень точный смысл – очень тонкий и точный; другой человек воспринимает звук слова и даёт ему свою собственную интерпретацию. Но что мы можем поделать?

            Это Сознание принимает в каждом разный «цвет», так сказать. То же самое со словами: слова похожи, но, тем не менее, имеют разный смысл для каждого из тех, кто произносит их… Мы должны общаться вот так (жест внутреннего обмена): прямой опыт.

 

 

 

15 января, 1969

 

            Оно осталось, это [сверхчеловеческое] сознание. Оно осталось, оно очень сильное, ох!... Сегодня снова, с этим [Джайна] садху, у меня был этот опыт: оно пришло, малыш, это было потрясающе! Оно пришло массивно, оно окутало меня полностью, поэтому я сидела очень тихо, вот так, за ним: ничего не могло пройти через него. Интересно… О, это, в самом деле, сила. До самого витала. Физически, тело не может отвечать; есть, несомненно, действие, но… это не то. Это не то. Но оно привнесло витал в тело (ты знаешь, что витал ушёл), потрясающий витал! Это очень забавно. Вы чувствуете, как если бы вы говорили людям: «Оставайтесь спокойными!»

 

 

18 января, 1969

 

            (Относительно «нисхождения сверхчеловеческого сознания».)

 

            О, я рассказывала тебе? На днях, когда [джайна] садху пришёл, как только он вошёл (он стоял там), эта атмосфера пришла от сюда до сюда (Мать чертит полукруг перед собой), это окружило меня, как стена. Густое, светящееся, а какую силу оно имело! Но затем, оно было полностью направлено на него (жест бросания вперёд). Для меня, это было зримо, очень материально, как защитный вал, примерно вот такой толщины (жест: около полутора футов), и оно оставалось там, пока этот садху находился там. Это было словно для того, чтобы удерживать его в покое (Мать смеётся). Это было очень забавно.

            Так что это сознание очень сознательно активное.

 

(в молчании Мать даёт цветы)

 

            Вот, это для тебя.

            Ты видишь (Мать показывает два цветка гибискуса), это не одно и то же: вот это «Милость», а это «Супраментальное Сознание» – у нас есть цветок прежде сознания!

 

(молчание)

 

            Сегодня я  видела губернатора Пондичерри (он приходит время от времени, каждые две недели), и других людей (охранника из Ауровиля, мусульманина), всего понемногу, и теперь приходит это сознание: на днях, я говорила тебе, это было как защитный вал, но сегодня, с губернатором, оно было немного меньше, в ограниченных пропорциях (жест как луч), но оно было там, в целости: это была та же самая вещь, только меньшей концентрации. И оно приходит между Действием (Мать указывает на своё собственное тело) и личностью. Это как проецирование силы. И теперь это стало обычным.

            Есть в этом сознании (что-то ОЧЕНЬ точное), что даёт уроки телу, учит его, что оно должно делать, то есть, какое отношение  оно должно иметь, какую реакцию  оно должно иметь… Я уже говорила тебе несколько раз, как трудно найти процедуру трансформации, когда нет никого, кто дал бы вам указания; и есть, так сказать, ответ: «он» приходит и говорит телу: «Имей вот такое отношение, делай это, делай то, вот таким образом». И затем тело счастливо, оно совершенно уверено, оно не может делать ошибок больше.

            Очень интересно.

            Это пришло как «наставник» – и ПРАКТИЧЕСКОЕ, полностью практическое: «Это должно быть отвергнуто; это должно быть принято; это должно быть распространено; это для всех внутренних движений. И это даже становится очень материальным, в том смысле, что с определёнными вибрациями, оно говорит: «Это надо поддержать», с другими: «Это надо направить в определённое русло», ещё с другими: «От этого надо избавиться…» Маленькие указания такого сорта.

 

(молчание)

 

            Годы назад, в одной из старых Бесед, когда я рассказывала там, на Площадке для игр, я сказала: «Сверхчеловек, вероятно, будет сначала существом силы, так что он будет способен защитить себя». Точно, этот опыт. Это пришло назад, как опыт. И именно потому, что это вернулось назад, как опыт, я вспомнила, что говорила это.

 

            Да, ты сказала: «Сила – это то, что придёт сначала».

 

            Да, сначала Сила.

 

            Потому что эти существа будут нуждаться в защите.

 

            Да, правильно. Что ж, у меня был первый опыт для этого тела: это пришло как защитный вал, это было потрясающе! Ужасающая сила! Совершенно вне всяких пропорций с видимым действием.

            Очень интересно.

            И также, именно потому (теперь я вижу этот опыт), я вижу, что результат гораздо более точный и конкретный, так как там отсутствуют ум и витал. Потому что оно, [это новое сознание] занимает своё место. И со всей этой спокойной уверенностью знания, которое приходит в то же время. Это интересно.

 

(молчание)

 

            Ты хочешь, что-то сказать?

 

            Интересно, как, индивидуально, это сознание будет действовать, например, снаружи тебя?

 

            Таким же образом. Только те, у кого не вошло в привычку наблюдать себя объективно, заметят это меньше, вот и всё. Оно пройдёт через вату, так сказать, как оно всегда делает. Но во всём остальном, это тем же самым образом.

 

            Я имею в виду, это сознание не будет действовать на ум  так же, как и на тело?

 

             Я надеюсь, оно заставит людей ДУМАТЬ правильно…

 

            Это советчик, главным образом.

 

            Советчик, да.

Это – сознание, ты понимаешь.

            Для меня, ЭТО Сознание ограничивает себя в особенной активности, в особых случаях, но это всегда ЭТО Сознание; так же как оно почти полностью ограничено в человеческом сознании, так же в определённых состояниях существа, в определённой активности, оно ограничивает себя до определённого состояния существа так, чтобы завершить Свое действие. И это именно то, о чём я много просила: «Можно ли меня направлять каждую минуту», потому что это экономит уйму времени, конечно, вместо того, чтобы изучать, наблюдать… ты знаешь. И вот, теперь я осознаю, это случилось вот так.

 

(молчание)

 

            Есть очень явное изменение в тех, кто был затронут первого января: особенно... как я говорила, точность и несомненность, которые появились в их способе думать.

 

 

 

22 января, 1969

 

            О, но это сознание очень интересное! Оно даёт мне уроки всё время, оно очень интересное!

            Оно даёт мне уроки ночью, чтобы сказать мне вещи, которые должны измениться, и с символическими звуками, чтобы заставить меня ясно понять: оно заставляет меня ПРОЖИВАТЬ определённые ситуации, чтобы узнать то, что должно быть изменено – то, что оно делает – наилучшее!

            Оно входит во все детали. Я не могу рассказать всего.

            И оно не просто занимается личностями, оно также занимается событиями по всему миру. Я вижу это ясно, потому что оно вмешивается в действие той или иной нации, я вижу это, главным образом, по ночам.

            Оно очень активное.

            Оно обучает меня! Обучает это тело. Это, в самом деле, прекрасно!

            (Мать смеётся) Мы посмотрим, что произойдёт, это зависит от пластичности тела, конечно.

 

 

15 февраля, 1969

 

            Только одна вещь: эта атмосфера, это [сверхчеловеческое] Cознание очень активное, и активное как наставник, как я уже тебе сказала. И оно продолжает. В одно из этих последних утр, в течение нескольких часов, рано утром, это было… Никогда, никогда тело не было так счастливо! Полное Присутствие, абсолютная свобода, и несомненность: эти клетки, другие клетки (жест здесь и там, показывающий на другие тела),неважно, это была жизнь повсюду, сознание повсюду.

            Абсолютно чудесное.

            Это пришло без усилий, и ушло просто потому, что… Я была слишком занята. Это не приходит по желанию – то, что приходит по желанию можно было бы назвать «копией»: она выглядит так, но это не ТА Вещь. Та Вещь… это что-то совершенно независимое от нашего стремления, нашей воли, нашего усилия… совершенно независимое. И это что-то кажется абсолютно всесильным, в том смысле, что никаких телесных трудностей не существует. В такие времена, всё исчезает. Стремление, концентрация, усилие… бесполезны совсем. И это БОЖЕСТВЕННОЕ ОЩУЩЕНИЕ, ты понимаешь, это то, что означает, иметь божественное ощущение.  На протяжении этих нескольких часов (три или четыре часа), я абсолютно понимала, что означает, иметь божественное сознание в теле… И затем, это тело, то тело, другое тело… (жест здесь и там, всё вокруг Матери), это не важно: оно движется от одного тела к другому, совершенно свободное и независимое, осознавая ограничения или возможности каждого тела – абсолютно чудесное, у меня никогда, никогда не было такого опыта прежде. Абсолютно чудесное. Оно ушло, потому что я была так занята, что… и оно ушло не потому, чтобы просто показать вам, « как это есть» – совсем нет: это потому что жизнь и организация жизни (жест словно разгружается грузовик) поглощают вас.

            Я знаю, оно там (жест на задний план), я знаю, оно есть, но…  Но это трансформация, как я понимаю её! И, безусловно, в людях, оно могло выражать себя – не как что-то смутное, а ясно – в этом мужчине, в этой женщине, в… (тот же самый жест здесь и там), совершенно ясно. И с Улыбкой!...

            Клетки сами говорили о своём усилии для трансформации, и там был Покой… (Как я могу объяснить это?...) Тело говорило о своём стремлении и желании подготовить себя, и, не спрашивая, но стремясь быть тем, чем оно должно быть; всё это всегда с вопросом (это не тело, которое спрашивает, это… окружение, те, кто вокруг – мир, как если бы мир задавал вопрос): «Будет ли оно продолжать, или оно должно раствориться?...» Тело, оно вот такое (жест посвящения себя, руки распахнуты вверх), оно говорит: «Что Ты пожелаешь, Господи». Но затем, оно знает, что вопрос решён, и что Единый не хочет говорить это – оно принимает. Оно не теряет терпения, оно принимает, оно говорит: «Очень хорошо, пусть будет так, как Ты пожелаешь». Но То, которое знает и То, которое не отвечает, это… нечто такое, что не может быть выражено. Это… да, я думаю, единственное слово, которое может описать то ощущение, которое оно даёт – это «Абсолют» – Абсолют. Абсолют. Ощущение: быть в присутствии Абсолюта. Абсолют: абсолютное Знание, абсолютная Воля, абсолютная Сила… Ничто, ничто не может сопротивляться… И вот, этот Абсолют (это ощущение, конкретное) – такой милосердный! Но если мы сравниваем его со всем тем, что считаем как доброта, милосердие… ах! ничего подобного. ЭТО Милосердие с абсолютной силой и… это не Мудрость, не Знание, это… Это не имеет ничего общего с нашим процессом. И Это повсюду, это повсюду. Таков опыт тела. И Этому тело отдаёт себя полностью, тотально, ничего не прося – ничего. Единственное стремление (тот же самый жест, руки распахнуты вверх): «Быть способным быть Этим, что Оно пожелает, служить Ему» – даже не «служить», БЫТЬ Этим.

            Но это состояние, которое продолжалось несколько часов… никогда это тело, за 91 год, проведённый на земле, не ощущало такого счастья: свобода, абсолютная сила и никаких границ  (жест здесь и там, и повсюду), никаких пределов, никаких невозможностей, ничего. Это было… все другие тела были им самим. Не было различия, это была только игра сознания… (жест, подобный великому Ритму), движущемуся повсюду.

            Вот так.

            Кроме этого, всё остальное, как обычно.

 

 

 

            Внешность обернулась к своей скрытой истине

            И сделала из различия улыбающуюся игру единства;

            Она сделала все личности фрагментами Единого,

            И всё же, все были тайными целыми бытия.

            Всякая борьба превращалась в сладостный спор любви,

            В гармоничный круг надёжного объятия.

            Примиряющее счастье Отождествления дало

            Богатую безопасность различию.

            На встречающейся линии опасных крайностей

            Игра игр игралась до своей критической точки,

            Где через самонахождение при божественной потери себя,

            Там возникает высочайший восторг единства,

            Чья счастливая, неразделённая сладость ощущает

            Общность Абсолюта.

            Там не было нигде рыданий страдания;

            Переживание легко скользило от точки до точки радости:

            Блаженство было чистой, неумирающей истиной вещей.

            Вся Природа была сознательным ликом Бога:

            Мудрость работала во всём, само-движущаяся, само-уверенная,

            Изобилие безграничного Света,

            Подлинность интуитивной Истины,

            Великолепие и страсть творческой Силы.

            Безошибочная, возникающая из вечности,

            Мысль мгновения вдохновляла проходящее действие.

            Слово, смех, возникали из груди Безмолвия,

            Ритм Красоты в покое Пространства,

            Знание в бездонном сердце Времени.

 

 

 

15 ноября 1969 

           

Ты принёс что-нибудь особенное?... У меня нет ничего, за исключением очень маленькой вещи, прошлой ночью, в первый раз, которая продолжалась около двух часов непрерывно (я была просто такой же, как всегда, спокойной), Сила… я, кажется, была как губка. Я не знаю, как объяснить: это не то, что приходило «свыше» или вот так (горизонтальный жест), но оно входило – я была как труба – и затем непрерывно выходило, непрерывно… В течение часа, Сила, с интенсивным золотым цветом, выходила вот так, и затем распространялась над миром. В первый раз я почувствовала это физически – я чувствовала физически. И это имело такую невероятную силу! И оно [тело], оно было, как если бы я была… водопроводным краном или трубой, ты понимаешь, но это не приходило из точного места: это происходило, словно бы я была погружена в это, и, через меня, это текло и текло (жест, проходящий через Мать и распространяющийся повсюду). Это продолжалось более двух часов сегодня рано утром, то есть, между часом и четырьмя (я не знаю точно); моё впечатление, что это продолжалось более двух с половиной часов, таким образом. И я видела Силу. Тело служило только проходом, чтобы коснуться земли – Сила приходила, затем она выходила и распространялась. И она шла… я видела это, я видела, как она идёт ко всем тем, кто призывает. Она направлялась совершенно сознательным сознанием, в то время как я была… спокойной, (смеясь) я просто была трубой!

            Это единственное, что я должна была сказать.

            В первый раз, это случилось физически, это было физическое.

 

 

 

19 ноября, 1969

 

            … Я могла заметить, что вся работа (ежедневная обычная работа Матери) могла быть сделана без этого измененного сознания. Но не это изменило моё сознание: моё сознание стало завуалированным оттого, что я видела людей; это произошло, когда я оказалась здесь и начала делать то, что я делаю каждый день: проецировать божественное Сознание на людей.

             Но это пришло обратно… (как назвать это?) на периферии, я имею в виду, что вместо того, чтобы БЫТЬ в этом, когда ты спросил меня, я начала воспринимать это. Но ощущения там больше нет – там ничего не осталось, КРОМЕ ЭТОГО, ты понимаешь! Не осталось ничего, кроме этого, и всё, всё изменилось – в видимости, в значении, в…

            Это должно быть супраментальное сознание, я думаю, что это супраментальное сознание.

 

            Неподвижное стоит позади каждого ежедневного действия,

            Исток движения и сцены,

            Поддерживая творение своим могуществом и покоем,

            И изменение на бессмертном равновесии Неизменного.

            Безвременное выглядывает из проходящих часов;

            Невыразимое облекается в одежды речи,

            Где все его слова сплетаются подобно волшебным нитям,

            Двигаясь с красотой, вдохновляясь их светом,

            И каждая мысль занимает предназначенное ей место,

            Записанная в памяти мира.

            Высочайшая Истина, широкая и безличная,

            Безупречно соответствует часу и обстоятельствам.

 

 

 

3 декабря, 1969

 

            То, что я сказала о супраментальном сознании, это ясно?

 

            Я думаю, это очень ясно!

 

            Потому что, когда я рассказывала тебе, я не находилась в нём, это была только память.

 

            Но это ясно, я могу прочитать это тебе.

 

            Посмотрим.

            Как выразить это?... То, что я переживала там, было НИЧТО ИНОЕ, как это Сознание; сейчас… это не память, оно осталось – оно осталось, но оно завуалировано, поэтому оно выражает себя ЧЕРЕЗ обычное сознание, которое там (жест над головой). Обычное сознание  там. И это Cознание, в самом деле, оказывает интересное воздействие на тело, потому что в этом теле, с элементами, которые были там, оно построило витал и ум. Теперь я обнаружила, что это тело чувствует так, как оно чувствовало прежде, то есть в полном обладании своей способностью. Но ум и витал не независимы больше в том смысле, что они делают то, что им вздумается – они под полным контролем Сознания. Затем тело всё ещё имеет боязливые точки, но оно начинает снова возвращаться в состояние, в котором оно находилось прежде… Это очень медленная и долгая работа, но… Я не знаю, сколько это займёт времени, но как только это достигнет определённого совершенства, тело снова будет способно на многие вещи, которые оно утратило из за этого [ухода ума и витала].  Это не было физическим ухудшением, то, что лишило его, и это начинает медленно, медленно возвращаться назад.

            Посмотрим.

            Но это долгая и медленная работа.

 

(молчание)

 

            Прежде, они были хозяевами тела, именно поэтому стало необходимым, чтобы они ушли. Именно через них, психическое и всё остальное привыкло работать – теперь, с этим кончено: всё происходит  непосредственно. Но тогда, возможности тела снова увеличиваются – усиливаются, умножаются.

            Теперь, я всё время (я не знаю, по крайней мере, раз десять в день) задаю вопросы, и ответы приходят сразу же, вот так (жест нисхождения), с лёгкостью, какой у меня никогда не было прежде. Всё что оно делает – лишь несколько секунд внимания, и это приходит. И ответы гораздо более сильные – нечто такое, что затрагивает внутреннюю истину и не обеспокоено внешними реакциями. Слова гораздо сильнее, чем прежде, гораздо более ясные… Иногда, когда я записываю их, я говорю себе, что было бы забавно, если бы я могла увидеть их – большинство времени, это совершенно личные вещи, но форма интересная.

 

 

28 марта, 1970 

           

            Сегодня утром, на протяжении двух или трёх часов, у меня было любопытное переживание (в теле). Как только оно имело опыт, что каждый… (как назвать это? Это была не личность, но словно индивидуализированный агрегат), каждый агрегат имел свой собственный присущий ему путь (не такой, какой он сейчас, а такой, какой он ЕСТЬ или должен быть), свой собственный путь понимания и проявления Высочайшего, Божественного, и это именно то, что сотворило его собственную индивидуальность, его собственный путь существования. И все эти пути вместе представляли собой, приблизительно, воспроизведение тотального Божественного – но каждый путь должен понимать, что это только ОДИН путь, и что все другие пути настолько же истинны, как и он сам. И именно тело поняло это! Оно чувствовало очень ясно, в течение нескольких часов, ЕДИНСТВЕННЫЙ ПУТЬ… И затем, это было так забавно, потому что (смеясь) оно сказало: «Да, да, что касается меня, я путь, который хочет, чтобы ВСЁ было гармоничным!» Оно говорило это, повторяло снова и снова: «я путь, который хочет, чтобы ВСЁ было гармоничным…» Оно поняло, оно поняло это; оно ничуть не беспокоилось, что могут быть миллионы и миллиарды других путей – это был ЕГО путь.

            Всё, всё должно быть гармоничным – гармония, гармония, гармония. Что-то… (слова очень, очень сухие, очень пустые) что-то – вибрацию чего, оно знает очень хорошо, вибрацию, которая, для него, является… выраженной комбинацией Любви и Гармонии. Но «любовь» мала и «гармония» мала. Обе вместе (вместе с чем-то ещё) создают свой способ существования во вселенной.

            Это было очень забавно. В самом деле, очень забавно.

            Оно понимает очень, очень хорошо – превосходно – что всё имеет то же самое право существовать и должно… Всё едва ли способно выразить То, что должно быть выражено.

            Это было тело, не ум – странно, оно имеет ощущение реальности, не являющейся ментальной или витальной, или эмоциональной, либо что-нибудь в этом роде. Это что-то ещё. Очень, очень конкретное.

            Это странно.

            Тело было счастливо, очень счастливо! Оно говорит: «Да, это то, это то!» Как если б Господь рассказал ему свой секрет. Оно сказало: «Теперь я знаю, теперь я знаю, что к чему». И каждый – каждый и всё – каждый, из этих миллиардов…всего этого. Но они не знают! (Мать смеётся)

            Тело забавляется, ты знаешь! Как переживание, это было забавным.

            Гармония, любовь. Но… то, что люди вкладывают в эти слова, это не та вещь – это не та вещь.

 (молчание)

 

            После чтения всех этих Афоризмов: это заставляет его много работать.

           

            А каков мой путь существования?

 

            Ах, это тебе надо найти его! О, это единственный путь, это занятно. Думаю, что я знаю, но это  больше не тело, которое знает (Мать делает жест наверх). Нет… Ты должен найти его. (Мать смеётся).

 

 

17 июля, 1970

 

            Но что становится очень ясным: все вещи остаются теми же самыми, позиция сознания остаётся той же самой, есть изменение так или этак (Мать наклоняет руку то в одну, то в другую сторону), я не знаю, как объяснить. В одном случае, то есть, для обычного человеческого сознания (не для обычного, но теперешнего), страдание почти невыносимое; и всё остаётся СОВЕРШЕННО тем же самым, с легким изменением (я не знаю, как объяснить это… может быть, мы могли бы сказать «контакта с Божественным», я не знаю), но всё остаётся тем же самым (это феномен сознания), чудесное блаженство – ты понимаешь, физические вещи остаются ТЕМИ ЖЕ!... Я имею это всё время. К несчастью… (смеётся) болезненная сторона продолжается дольше! Когда я в покое, тишине, тогда естественно, это другая сторона.

            Но зубная боль и всё прочее, для материального сознания, с внешней точки зрения, очень реальны (!),это даже больше не… Когда сознание становится истинным, оно больше не сохраняет тот же характер – я не знаю, как объяснить. Там должно быть то, что в нашем обычном сознании, мы бы назвали «лечение», но это не лечение: природа этого меняется.

            Это наиболее постоянная работа: работа, в которой я пребываю (вот почему мне нечего сказать)… Нет больше идей, нет больше чувств, почти нет больше ощущений, это … так и этак (тот же жест покачивания из одной стороны в другую), своего рода смещение, и смещение НАСТОЛЬКО СИЛЬНО отличающееся, ты знаешь, и в тотальной неподвижности!

            Но в этом истинном сознании, материя… кажется, теряет что-то, или же что-то преобразуется в… я не знаю… Будет ли это так постоянно, или же это переход? Не знаю. Я имею в виду, будет ли супраментальное тело не иметь… Всё же, есть ли различие между материальностью человека и животного, или нет?

 

            Нет, Мать, нет.

 

            Когда вы смотрите, вы всегда приходите к тому же выводу: вы не знаете ничего.

            Но существует это Сознание… внезапно, когда вас больше НЕТ, когда есть только Оно, это Сознание там (жест вокруг головы), слегка золотое Сознание, вы ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, получаете впечатление всемогущества и… И здесь вы не знаете НИЧЕГО! Ничего, абсолютно ничего, вы не можете ничего объяснить. Всё другое – это… то, что я называю ментальными воображениями.

            Сейчас, когда мне задают вопрос, ничто, ничто не отвечает, и затем, вдруг, ответ приходит (жест нисхождения) в словах; но если я не очень внимательна, фррр! ничего не остаётся, я не могу даже снова ухватить слова… Сознание ответа – там (жест наверх), оно не перемещается, оно всегда там, это сознание, но его материализация очень мимолётная. 

 

 

25 июля, 1970

 

            Я должна сказать, что два дня назад, у меня был опыт (это было снова с Р., она находилась здесь), опыт целой вселенной, как общее видение Необъятности, и затем, вдруг, сознание, казалось, стало точкой, не занимающей место, и эта точка являлась Вечным Сознанием. Но затем, это было такое сильное! Такое сильное… как если бы всё это, эта целая развёрнутая вселенная, была результатом этого Сознания (Мать показывает на точку). Ты понимаешь, сознание здесь стало этим Вечным Сознанием (в течение нескольких секунд, возможно, я не думаю, что это продолжалось даже минуту, но время не имеет ничего общего с этим), это было Вечное, это было Сознание. И этот опыт уже подготовился где-то [в Матери], потому что два были одновременно; один не упразднял другой, присутствовали оба одновременно: эта Точка, которая не занимала место, но была вечной, являлась всем, и, в то же время, была развёртыванием [вселенной]. Это был очень интенсивный опыт. Затем там осталось только это смутное ощущение, что есть «целое», но оно не потеряло свое впечатление смутности, то есть, чего-то неточного. С того времени, там что-то изменилось [в Матери]. И сегодня, в этом сознании, когда пришёл ответ, это не было знание «этого» – это не было знание, это была работа. Вдруг,  я СТАЛА работой. Поэтому после, я выразила это как можно лучше в своём блокноте… Это имело такую простоту, ты знаешь, чудесную, всемогущую простоту!

            Слова приблизительны. Я использовала слова, потому что я должна была записать его, но опыт пришёл вот так, как работа: опыт этой вселенской Необъятности, возвращающейся к Божественному Сознанию, как это возвращается – и бесчисленное количество, конечно, со всеми возможными опытами, но с чудесной про-сто-той.

 

(долгое молчание)

 

            Слова…

            Это дало мне в то же самое время своего рода телесный опыт универсального движения возврата сознания в направление Божественного; и это… ощущение, что не было ментала совсем, совсем, как если бы все клетки почувствовали это движение, ты понимаешь, это движение необъятного возвращения в направлении Сознания.

            Это должно быть движение вселенной к Высочайшему.

            Я должна сказать, что определённые вещи способствовали этому опыту: в ответ на определённые вопросы, вчера Z. сказал мне о возрасте земли, и как они смогли определить его (вещи, представляющие ментальный подход к проблеме), и вдруг, когда он говорил, неожиданно там произошло своего рода единение, и… (как сказать?) почти ощущение, в теле: земля возвращается к Божественному Сознанию. Так что, соединение, комбинация всего этого, в результате вызвали этот опыт.

 

(молчание)

 

            Раньше, когда я имела опыты (давно, годы назад), это был ум, который помогал более или менее, и затем он распространял это, использовал это; теперь, это больше не так: это непосредственно тело, именно тело имеет опыт, и ГОРАЗДО БОЛЕЕ ИСТИННЫЙ. Существует интеллектуальное отношение, которое накладывает своего рода вуаль или… Я не знаю, что-то… что-то нереальное на восприятие вещей – отношение, это отношение. Словно видишь через некую вуаль или через некое… что-то… некую атмосферу, в то время как тело ощущает вещь в самом себе, оно СТАНОВИТСЯ этим. Оно ощущает в самом себе. Это не то, что вещь принималась бы вот так (жест поглощения в себя), это как если бы само тело СТАНОВИЛОСЬ этим (жест взрыва или расширения). Вместо сжатия опыта до индивидуального масштаба, индивидуальное расширяется до масштаба опыта.

            (Мать входит в созерцание) У тебя есть что-нибудь сказать?

 

            Однажды у меня было своего рода ощущение, которое, на самом деле, было опытом, очень сильным, этого целого универсального движения возвращения, и у меня было впечатление или ощущение, что всё идёт В НАПРАВЛЕНИИ Этого, всё – ДЛЯ Этого, что невозможно для чего-нибудь во всё этом быть «против», для чего-нибудь не идти  в ЭТОМ направлении, даже, когда по видимости это «против» или «искажено», или «тёмное», или…

 

            Да, да.

 

            У меня было впечатление, что всё происходит лишь ДЛЯ Этого, нет ничего против – невозможность чего-либо быть против во всём этом.

 

            Да, это как если бы… Я не знаю… как если бы это «против» делало его несуществующим, ты знаешь, путём, непонятным для нас. Непонимание, которое заставляет нас говорить «против».

 

            Это пришло ко мне в такой форме: даже то, что мы называем «неправильный путь» является частью правильного пути.

 

            Да.

 

            Это выглядит как парадокс…

 

            Да, точно, это ограничение видения, совсем просто. 

 

(молчание)

 

            С восприятием пространства (которое должно соответствовать чему-то), вещи отдаляются (в том, что я видела, в моём опыте), они отдаляются, словно следуют более широкой кривой, чтобы… То есть: отдаляются, чтобы расширить горизонт или поле своего действия.

 

(молчание)

 

            Но интересная вещь (очень интересная для меня), что тело было очень озабочено всеми трудностями трансформации, и этот опыт дал ему… Я не могу назвать это «радость» (это нечто бесконечно более высокое и великое, и сильное – это такое необъятное!...), как если бы все клетки танцевали с радостью. Таково впечатление.

            Эти последние несколько дней, также, мне хотелось узнать, почему тело так поглощено трудностями трансформации, и я не получала ответа, кроме как быть терпеливой, безмятежной и не беспокоиться – как всегда. Но теперь я понимаю!... Оно может радоваться только в определённой атмосфере истины; тогда… всё, кажется, расширяется, расслабляется, и затем присутствует чрезвычайная радость, которой нет эквивалента в обычном ощущении, абсолютно нет.

            (Смеясь) Это как если бы кто-то взял мою голову и повернул её вокруг (Мать поворачивает голову вверх). Ты знаешь, это (жест наверх) существует там, где есть Сознание, так что голова была взята и повёрнута правильным образом! (смех)!

            Именно ограничения создают ощущение зла, плохого – как только вы избавляетесь от ограничений, это уходит.

 

 

1 июля, 1970

 

            У меня был опыт, который я нашла интересным, потому что такое произошло в первый раз. Это произошло вчера или позавчера (я забыла), Р. [Риджута, американская ученица] стояла здесь, прямо передо мной, на коленях, и я увидела её психическое существо, возвышающееся над ней вот настолько (жест около 8 дюймов), выше. Это в первый раз. Её физическое существо было невысоким, а психическое – высоким, вот таким. И это было бесполое существо: ни мужчина, ни женщина. Поэтому я сказала себе (это может быть всегда вот так, я не знаю, но в тот раз, я заметила очень ясно), я сказала себе: «Но психическое существо, это ведь именно оно материализуется и станет супраментальным существом!»

            Я увидела его, оно выглядело вот таким. Там присутствовали особенные характерные черты, но не очень отчётливые, и это существо явно было ни мужчиной, ни женщиной, оно сочетало в себе черты обоих. И гораздо выше её, оно превосходило её с каждой стороны вот настолько (жест выходящий за пределы физического существа на восемь дюймов). Она стояла там, и оно возвышалось вот так (жест). Его цвет был… если бы оно стало очень материальным, его цвет был бы цветом Ауровиля [оранжевый]. Более мягкий, словно позади вуали, не совсем чёткий, но оно имело вот такой цвет. И там были волосы, но… это было что-то ещё.

            В другой раз, может быть, я рассмотрю получше.

            Но я нахожу это очень интересным, потому что это существо, кажется, говорило мне: «Тебе интересно, каким будет супраментальное существо – вот оно! Вот оно, это оно». И оно присутствовало там. Это было психическое существо.

            Тогда понимаешь. Тогда понимаешь: это психическое существо будет материализовано… и оно обеспечивает непрерывность эволюции. 

Это творение даёт вам ясное впечатление, что нет ничего произвольного, что позади есть своего рода божественная логика, которая не похожа на нашу человеческую логику, но гораздо выше нашей логики (и она существует), и когда я увидела это, оно полностью соответствовало этой логике.

            Странно, именно когда [Риджута] также была здесь, у меня произошёл тот опыт супраментального света, проходящего внутри [Матери], не отбрасывающего никакой тени. [Риджута] имеет что-то подобное этому, я не знаю… И на этот раз, это, в самом деле, интересно. Я была очень заинтересована. Оно присутствовало там, безмятежное, и говорило мне: «Но ты после… ну, вот оно, это оно!»

            Поэтому, затем, я поняла, почему ум и витал были отосланы прочь от этого тела, а психическое существо оставлено (естественно, именно психическое существо управляло всеми движениями раньше, поэтому в этом не было ничего нового, но там не было больше трудностей: все сложности, приходящие от витала и ума, которые добавляют свои отпечатки, свои тенденции, всё это ушло). Тогда я поняла: «Ах, так это именно психическое существо станет супраментальным существом».

            Я никогда не заботилась о том, чтобы узнать, как оно будет выглядеть. Но когда я увидела это, я поняла. И я вижу его, я всё ещё вижу его, я сохранила память. Его волосы выглядели почти красными, странно (это не были красные волосы, но они выглядели вот так). И его выражение! Такое прекрасное выражение, нежно ироническое… о, необыкновенное, необыкновенное!

            Ты понимаешь, мои глаза были открыты, это было почти материальное видение.

Тогда ты понимаешь! Сразу же, все вопросы исчезли, всё стало таким ясным, таким простым.

 

(молчание)

 

            И психическое – как раз то, что продолжает жить. Поэтому, если оно материализуется, это означает, покончить со смертью. Но «покончить»… то есть, покончить лишь с тем, что не в согласии с Истиной, вот что уходит прочь – всё то, что неспособно трансформироваться по образу психического, быть частью психического.

            Это, в самом деле, интересно.

 

17 ноября, 1971

 

            (В этом радикальном изменении видения, о котором ты говоришь, что создаёт различие?)

 

(после долгого, улыбающегося молчания)

 

            Это как если бы сознание не было в том же самом положении по отношению к вещам – я не знаю, как выразить это. Поэтому они кажутся совершенно другими.

 

(молчание)

 

            Я не знаю, как объяснить это… Обычное человеческое сознание, даже в людях, имеющих широкий кругозор и тому подобное, всегда имеет центр, и вещи находятся вот так (жест, сходящийся со всех сторон в направлении центра), ты понимаешь. Вещи существуют (слова ослабляют всё), вещи существуют по отношению к этому центру.  В то время как здесь… (Мать разбрасывает множество точек по всему пространству).

            Да, это то, что выражает лучше всего, я думаю: в обычном человеческом сознании, вы находитесь в одной точке и всё существует по отношению к этой точке сознания (тот же звездообразный жест). В то время, как сейчас, точки больше не существует, поэтому вещи существуют сами по себе. Точка не является больше источником. Это самое близкое (это не так, но…) Понимаешь, моё сознание находится ВНУТРИ вещей – это не «нечто такое, что воспринимает» (это гораздо лучше, но я не знаю, как выразить это в словах).

            Это лучше, потому что оно не просто «в вещах»: оно в «чём-то», что находится в вещах и… движет ими.

            Я могла бы выразиться более цветисто; я могла бы сказать (но это не то): это больше не одно существо среди других существ, это… это Божественное во всём. Но это не так, как я чувствую это. Это то, что движет вещами или является сознательным в вещах.  «То, что сознательное»… Оно не то что «управляет», потому что  слово «управляет» не передаёт правильный смысл – «оживляет» (и это тоже не то, все эти слова сужают и материализуют опыт).

 

(молчание)

 

            Очевидно, это материя сознания, но не того сознания, которое люди обычно имеют: именно КАЧЕСТВО сознания изменилось.

            Например, такой феномен (среди многих других), любопытный феномен: когда я вот так, сознание в вещах, в движениях, в жизни, и я ем, пища… нет усилия… (Мать остаётся молчаливой). Это очень трудно выразить… Я не чувствую, как «я» ем, ты понимаешь, так что я не осознаю, что кладу что-то в рот и глотаю это, и…

 

            Да, я понимаю.

           

            Я не могу сказать, но факт вот такой: в новом сознании, я ем очень легко, не замечая этого, и всё идёт прекрасно; как только, я возвращаюсь в старое сознание, что означает: есть, чувствовать вкус пищи, класть её в свой рот – это трудно! У меня масса трудностей, чтобы глотать правильно.

            Это, в самом деле, нечто новое, потому что я не знаю, как описать его.

            Но тогда, это чрезвычайно конкретное: когда я в этом сознании, весь мой приём пищи проходит без усилий, без трудностей; мне дают пищу, я глотаю, и я не замечаю… не то, что я не замечаю это (я ощущаю вкус, я ощущаю всё), но позиция другая.

           

            Да, в этот момент, это часть универсального движения.

 

            Нет, это нечто такое, что одновременно во мне и В ПИЩЕ, что испытывает вкус и берёт, но это больше не… это больше не так, как было прежде, вот всё, что я могу сказать.

            Это, в самом деле, новое.

            И особенно это заметно с пищей, потому что когда я в этом сознании – которое приходит, как только я не делаю ничего, как только я сижу спокойно – это не так, что нечто «входит» (жест в направлении центра), это так, словно что-то (жест расширения)… что раскрывается, что свободно раскрывается. И тогда – тогда, это очень хорошо. Но если я в обычном сознании и я ем («пора» принимать пищу), о, это так трудно, что я чувствую, будто становится невозможно съесть что-нибудь! А в другом случае, это происходит так, что я даже не замечаю этого. И всё же я осознаю, что я принимаю пищу.

            Но то, что я говорю сейчас, это не то. Это что-то ещё… Понимаешь, сознание ещё вот такое (жест колебания из одной стороны в другую). Оба состояния здесь. Поэтому… Но я не могу найти способ, чтобы сделать себя более понятной, потому что следует изобрести новые слова.

            Это нарастает день ото дня.

            Так, ночью: я не сплю, и я не бодрствую; я вхожу в состояние, в котором я не сплю совсем – и всё же, я не бодрствую. И я не знаю, как описать, что это такое. И когда это нормально… оно может продолжаться неопределённо долго, там нет ощущения времени или усталости, или продолжительности. Когда старое сознание возвращается, чувствуешь почти невыносимое страдание: я задыхаюсь, или я не могу дышать, или этому сознанию не следует там больше быть. Поэтому в новом состоянии я нахожусь совсем естественно и без усилий, но если обстоятельства втягивают меня в старое сознание, это становится почти невыносимо. Ты понимаешь. И в результате, боль в теле, или… тело не функционирует как надо. Но когда я вхожу в новое сознание, всё становится совершенно… я даже не замечаю этого, и без усилий.

            Это всё, что я могу сказать на данный момент.

            Понимаешь, моё тело, полно болей и нарушений, но как только я вхожу в это состояние (широкий жест покоя), всё заканчивается – времени больше не существует. Время бесконечно в старом сознании, в то время как в новом, оно не существует. Я не знаю, как описать это.

 

(молчание)

 

            Если выражаться пышно, я бы сказала: старое сознание, это как… смерть, это как если бы вы могли умереть в любую минуту: вы страдаете, вы… это сознание, которое ведёт к смерти. А другое сознание (широкий, неподвижный, улыбающийся жест) – это жизнь… жизнь в покое, вечная жизнь. Да, точно.

            Но это не то, ты понимаешь, это просто слова.

 

(Мать входит в созерцание)

 

Я не могу выразить это.

 

 

 

УНИВЕРСАЛЬНОЕ, ЖИВУЩЕЕ ВНУТРИ

 

            Широкий мир лежит в объятиях моей души:

                        Во мне горят Арктур и Белфегор.

                        К какой бы живой форме я не повернулся,

            Я вижу лишь себя с другим лицом.

 

            Все глаза, что смотрят на меня – мои глаза;

                        Одно сердце бьётся в груди всех существ – моё.

                        Счастье мира течёт сквозь меня как вино,

            Миллионы его печалей, это моя агония.

 

            Но все его действия – только волны, что проходят

                        По моей поверхности; внутри вечно тишина,

                        Нерождённый, я сижу, безвременный, непостижимый:

            Все вещи, лишь тени в моём безмятежном зеркале.

 

            Моя широкая трансцендентность поддерживает космическое вращение;

            Я скрыт в нём, как жемчужина в море.

 

 

 

20 ноября, 1971

 

(Мать передаёт Сатпрему две записки)

 

            «Мы находимся в моменте перехода в истории земли. Это момент только в пределах вечности времени. Но по сравнению с человеческой жизнью, этот момент долог. Материя подвергается процессу изменения, чтобы подготовиться для нового проявления; но человеческое тело – не достаточно пластичное и оказывает сопротивление. Вот почему увеличивается число непонятных расстройств и болезней, которые становятся проблемой для медицинской науки.

            Средство исцеления лежит в единении с божественными силами, которые находятся за работой, а также в уверенности и спокойной восприимчивости, способствующих этому процессу».

 

18 ноября, 1971

 

            «Те, кто желает прогресса, имеют исключительный шанс; так как трансформация начинается посредством открытия сознания работе новых сил; и таким образом, люди имеют уникальную и чудесную возможность открыться божественному влиянию».

 

20 ноября, 1971

 

 

25 декабря, 1971

 

            Цель этого творения – это Сознание Бесконечного, Вечного, которое всемогущее – Бесконечное, Вечное, Всемогущее (наши религии назвали его Богом: для нас, по отношению к жизни, это Божественное) – Бесконечное и Вечное, Всемогущее… вне времени: каждая индивидуальная частица обладает этим Сознанием; каждая индивидуальная частица, содержит то же самое Сознание.

            Разделение сотворило этот мир, и именно в разделении проявляется Вечное.

            Слова глупы, но это вот так. Я не знаю, понимаете ли вы.

 

(молчание)

 

            Кроме того (это не противоречие, но как дополнение), с точным смыслом того, что вам полагается делать – чем вам полагается быть, что вам полагается делать, и почему вы были сотворены. И всё это ВМЕСТЕ… ОХ! (у Матери блаженная улыбка)

            Это даёт и причину, и цель творения – и то и другое сразу – и почти метод развития.

 

(молчание)

 

            Да, это как нечто такое, что ЕСТЬ, то есть, как целое, и оно последовательно проецируется на экране. И всё же, оно существует как целое – и проецируется последовательно на экране.

 

(Мать входит в созерцание)

 

            У меня впечатление, что я на пути обнаружения… иллюзии, которая должна быть разрушена, так чтобы физическая жизнь могла быть непрерывной – открытия, что смерть случается из-за… искажения сознания. Именно так.

            Это совсем близко, ты знаешь (Мать делает жест, словно вот-вот ухватит секрет).

            И я говорила тебе, иногда я чувствую, что большое количество лет делает работу отчасти более трудной, но взятое в целом, это ВЕЛИКАЯ помощь – я поняла, что будь я молодая, я никогда бы не смогла делать то, что я делаю. И когда я в истинном сознании, в тот момент, когда я в истинном сознании, количество лет это ничто! – Тело ощущает себя таким молодым, таким наполненным…чем-то ещё, помимо молодости (для него, молодость – что-то незрелое и невежественное, это не то), это… ты в контакте с «чем-то»… что меняется согласно нужде.

            Наш язык (или наше сознание)… не адекватное. Позднее я смогу сказать.

            Что-то ПРОИСХОДИТ – вот всё, что я могу сказать. (Мать смеётся) Счастливого рождества, малыш!

 

            И тебя тоже с Рождеством.

 

            Фестиваль Света…

 

 

КОСМИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ

 

Я объял весь необъятный мир своим расширившимся «я»,

                        Мой дух способен видеть Время и Пространство.

            Я бог и демон, призрак и эльф,

                        Я быстрый ветер и сверкающая звезда.

 

            Вся Природа – моё лелеемое дитя,

                        Я – вечный отдых и борьба;

            Вибрирующая Радость мира струится чрез меня, я несу

                        Печаль миллионов в своей одинокой груди.

 

            Я познал близкую тождественность всего,

                        И всё же ничем не связан, чем бы я не стал;

            Я несу в себе призыв вселенной,

                        Я восхожу в свой нетленный дом.

 

            Я лечу на безграничных крыльях за пределы Времени и жизни,

            И всё же един с рождёнными и нерождёнными вещами.

 

 

 

24 марта, 1972

 

            (Беседа с Суджатой)

 

            В первый раз, сегодня рано утром, я увидела себя: своё тело. Я не знаю, было ли это супраментальное тело или… (как сказать?) переходное тело, но у меня было совершенно новое тело, в том смысле, что оно было бесполым: не мужское и не женское.

            Оно было очень белым. Но белым оно могло быть, потому что у меня белая кожа, я не знаю.

            Оно было очень стройным (жест). В самом деле, прекрасное, действительно гармоничная форма.

            Это в первый раз.

            У меня не было ни малейшей идеи, ни малейшего понятия, как оно будет выглядеть, ничего, и я увидела – я БЫЛА им, я стала им. Я подумала, что Сатпрему следует знать, чтобы он мог записать это.

            Я не знаю, буду ли я помнить, вот почему я говорю тебе. Потому что сегодня пятница, и я не увижу его до завтра. Теперь, я уверена, что не забуду. Ты расскажешь ему, не так ли?

           

            Да, Мать.

 

            Это трудно.

            Особенно, что касается пищи: это будет совершенно по-другому. Я НАЧИНАЮ понимать, как это будет работать, но я не знаю ещё достаточно, чтобы описать это – у меня не было опыта, поэтому я не знаю… Скорее всего, мы будем усваивать вещи, которые не надо будет переваривать… есть такие. Но не пища, как таковая. Например, одна идея, сейчас, это глюкоза (вещи такого рода). Но я не уверена, потому что я как раз прохожу через этот опыт. Как только у меня будет  видение, что делать, я сделаю это.

            Во всяком случае, я хотела сказать тебе.

 

 

 

25 марта, 1972

 

            (Относительно беседы от 24 марта по поводу нового тела)

 

            Да, я БЫЛА вот такой. Это была я; я не смотрела на себя в зеркало, я видела себя такой (Мать наклоняет голову, чтобы взглянуть на своё тело), я была… я просто выглядела такой.

            Это в первый раз. Я думаю, это происходило около 4 часов утра. И совершенно естественное – я имею в виду, я не смотрела в зеркало, оно ощущалось совершенно естественным. Я только помню, что я видела (жест от груди к талии). Я была покрыта лишь вуалями, поэтому я видела только … Что очень отличалось, так это туловище, от груди к талии: оно было ни мужское, ни женское.

            Но красивое, моя форма обладала чрезвычайной стройностью и гибкостью – стройная, не худая. И совершенно белая кожа, точно как моя кожа. Красивая форма. И никакого пола – вы не могли бы сказать: ни мужчина, ни женщина. Пол исчез.

            То же самое здесь (Мать указывает на свою грудь), всё было плоское. Я не знаю, как объяснить это. Там были очертания, напоминающие то, что есть сейчас, но без формы (Мать касается своей груди), и даже не как у мужчины. Кожа очень белая, очень гладкая. Практически нет живота. И нет желудка. Всё это было стройное.

            Я не обратила особого внимания, понимаешь, потому что я была им: оно ощущалось совершенно естественно для меня. В первый раз произошло такое , это случилось позавчерашней ночью; но прошлой ночью я не видела ничего. Это было в первый и в последний раз до сих пор.

 

            Но эта форма находится в тонком физическом, не так ли?

 

            Она должно быть уже такая в тонком физическом.

 

            Но как она перейдёт в физическое?

 

            Это вопрос, ответа на который я не знаю… Я не знаю.

            Я не знаю.

            Также, ясно, что там не будет никакого сложного переваривания, которое у нас есть сейчас, или такого рода удаления отработанных шлаков из организма, как сейчас. Это не работало подобным образом.

            Но как?... Очевидно, пища уже совсем другая и становится всё больше и больше такой – например, глюкоза или вещества, не требующие тщательного переваривания. Но как тело изменит себя?... Этого я не знаю. Я не знаю.

            Ты понимаешь, я не всматривалась так, чтобы увидеть, как оно работало, так как это было совершенно естественно для меня, поэтому я не могу описать это в деталях. Просто, это было тело не женское и не мужское – это вполне определённо. И очертания были явно подобны очертаниям тела очень молодой особы. Там присутствовало лёгкое напоминание человеческой формы (Мать рисует форму в воздухе): с плечом и талией. Просто намёк на неё.

            Я вижу тело, но… я видела его точно, как я вижу себя, я даже не смотрела на себя в зеркало. И у меня была своего рода вуаль, которую я носила, чтобы прикрыть себя.

            Это был мой способ существования (в этом не было ничего удивительного), мой естественный способ существования.

            Должно быть, оно вот такое вот, в тонком физическом.

 

            Но что загадочно, так это переход от одного к другому.

 

            Да – как?

            Но это та же самая загадка, как переход от шимпанзе к человеку.

 

            О, нет, Мать! Это гораздо более грандиознее, чем то! Это гораздо более грандиознее, так как, в конце концов, нет большой разницы между шимпанзе и человеком.

 

            Но там тоже не было такой разницы во внешнем виде (Мать рисует форму в воздухе): там были плечи, руки, ноги, тело, талия. Подобные нашим. Там было только…

 

            Да, но я имею в виду, что тот способ, каким функционирует шимпанзе и каким функционирует человек, один и тот же.

 

            Один и тот же.

 

            Ну, да! Они так же переваривают пищу, так же дышат… В то время как здесь…

 

            Нет, но здесь также должно быть дыхание. Плечи были поразительно широкие (жест), по контрасту.

            Это важно. Но грудь была ни женская, ни даже мужская: только напоминающая её. И всё это – желудок, живот и остальное – было просто очертаниями, очень стройной и гармоничной формой, которая несомненно использовалась не для тех целей, как наши тела.

            Две отличающиеся вещи – полностью отличающиеся – это произведение потомства, которое больше не было возможно, и пища. Хотя даже наша теперешняя пища, очевидно, не та же самая, как пища шимпанзе или первых людей; она совсем другая. Поэтому сейчас, кажется, мы должны найти пищу, не требующую всего этого переваривания… Не совсем жидкую, но и не твёрдую тоже. И существует также вопрос рта – я не знаю по поводу этого – и зубы? Естественно, жевание не будет больше необходимо, и следовательно, зубов не будет тоже… Но там должно быть что-то, что их заменит. У меня нет ни малейшей идеи, как будет выглядеть лицо. Но также не было ощущения, что оно будет слишком отличаться от того, что есть сейчас.

            Что сильно изменится, конечно – оно приобрело заметную роль – это дыхание. Это существо очень зависело от него.

 

            Да, вероятно, оно поглощает энергию непосредственно.

 

            Да. Будут, наверное, промежуточные существа, которые не будут продолжаться, понимаешь, просто также, как были промежуточные существа между шимпанзе и человеком.

            Но я не знаю, что-то должно произойти, чего никогда не происходило прежде.

            Да.

 

(молчание)

 

            Иногда, у меня есть своего рода ощущение, что время реализации очень близко.

 

            Да, но как?

 

            Да, как – мы не знаем.

 

            Оно (Мать указывает на своё тело) собирается измениться? Оно либо должно измениться, либо ещё следовать старому, обычному способу разрушиться и затем родиться снова… Я не знаю. Правда, жизнь можно продлить в значительной степени, примеры этого были, но… я не знаю.

            Я не знаю.

 

            Несколько раз я чувствовал, что вместо трансформации, там будет конкретизация другого тела.

 

            Ахх!... Но как?

 

            Мы не знаем процесс также. Но вместо того, чтобы это тело становилось другим, другое тело займёт место этого.

 

            Да, но как?

 

            Как, я не знаю.

 

            (после некоторого молчания)

 

            Да, понятно, что если тело, которое у меня было две ночи назад, собиралось материализоваться… Но как? Ты хочешь помедитировать?

 

(Мать входит в созерцание)

 

Мы не знаем ничего! Удивительно, насколько мы не знаем НИЧЕГО.

 

 

            (Сатпрем собирается уходить, Суджата приближается к Матери)

 

            (Суджата): Ты знаешь, Мать, в стихотворении Шри Ауробиндо «Трансформация», первые строчки такие:

            «Моё дыхание течёт тонким ритмическим потоком;

Оно наполняет мои члены божественным могуществом:)

 

            Дыхание, да, это важно. «Могуществом»?

 

            «Могуществом», да, Мать.

 

 

 

ТРАНСФОРМАЦИЯ

           

Моё дыхание течёт тонким ритмическим потоком;

                        Оно наполняет мои члены божественным могуществом:

                        Я пью Бесконечное, как вино гиганта.

            Время – лишь драма или пышное действо моего сна.     

Теперь – это пылающая структура радости моих просветлённых клеток,

                        Превратившая мои трепещущие, разветвлённые нервы в прекрасные

                        Каналы опалового и кристально чистого восторга

            Для вхождения Неведомого и Высочайшего.

 

            Я больше не прислужник плоти,

                        Раб природы и её тягостного закона;

                                    Я не пойман больше в узкие сети чувств.

            Моя беспредельная душа расширяется до безмерного видения,

                        Моё тело – счастливый живой инструмент Бога,

                                    Мой дух – огромное солнце бессмертного света.

 

 

30 марта, 1972

 

            Мать, твоя сила – чрезвычайно активная сейчас, ты знаешь.

 

            Да, я знаю. Я знаю: когда я как сейчас, я всегда вижу Силу – это не «моя» сила, это Божественная Сила. Я пытаюсь – я только пытаюсь быть вот так (жест напоминающий канал). Это тело пытается быть просто… просто передатчиком, настолько прозрачным и безличным, насколько возможно. Так, чтобы Божественное могло делать всё, что Оно пожелает.

 

(молчание)

 

            Оно стало очень прозрачным. Потому что, как только что-то ставится перед тобой, действие делается сразу же.

 

            (молчание)

 

            Вчера, исполнилось 58 лет, с тех пор, как я первый раз приехала сюда. 58 лет я работала РАДИ ЭТОГО, чтобы тело было настолько прозрачным и несущественным, насколько возможно, так чтобы оно не препятствовало нисходящей Силе.

            Теперь – теперь это само тело, само тело хочет этого всеми своими клетками. Это его единственная цель в жизни.

            Пытаться, пытаться создать на земле один полностью прозрачный, пропускающий свет элемент, который позволил бы силе проходить через него без искажений.

 

 

6 мая, 1972

 

            … В самом деле, это очень просто: всё творение должно желать только Божественное, желать проявить только Божественное, и ничего больше; все его действия (включая так называемые ошибки) – это средства, сделать это неизбежным, чтобы всё творение проявило Божественное – но не «Божественное», как человек обычно себе это представляет, со всякого рода ограничениями и пределами: ТОТАЛЬНОСТЬ потрясающей силы и света.

            В самом деле, ВНУТРИ мира находится Сила, новая и изумительная Сила, которая вошла в мир, чтобы проявить божественное Всемогущество и сделать его «проявимым», так сказать.

            Через тщательное наблюдение и внимание, я пришла к выводу, я увидела: то, что мы называем «Супраментальным», за отсутствием лучшего слова, фактически, делает творение более восприимчивым к высшей Силе, которую мы называем «божественное», так как мы… (это божественное, по сравнению с тем, что мы есть, но…). Это нечто такое (жест нисхождения и давления), что сделает Материю более восприимчивой и отвечающей Силе. Как бы объяснить?... Сейчас, всё что мы не видим или не воспринимаем, является для нас нереальным (я имею ввиду людей вообще); мы говорим, что некоторые вещи «конкретны», а другие нет. Но эта Сила, это Могущество, которое является НЕ МАТЕРИАЛЬНЫМ, становится более конкретно эффективным на земле, чем земные материальные вещи. Вот.

            И именно таким образом супраментальные существа будут предохранять и защищать себя. По своей видимости это не будет материальным, но НАДМАТЕРИАЛЬНЫМ, сила которого будет более велика, чем материальные вещи. День за днём, час за часом, это становится всё более и более истинным. Ощущение, что когда эта Сила направляется тем, что мы называем «Божественное», это имеет МОГУЩЕСТВО, реальное могущество – могущество двигать Материю, ты понимаешь; оно может вызвать МАТЕРИАЛЬНЫЙ несчастный случай, или спасти вас от совершенно материального несчастного случая, оно может отменить последствия абсолютно материального события – оно сильнее, чем Материя. Это совершенно новый и непостижимый факт. Но это… (трепещущий жест в атмосфере), это создаёт своего рода панику в обычном человеческом сознании.

            Именно так. Кажется, что… вещи больше не являются тем, чем они были прежде. Есть, действительно, что-то новое – вещи БОЛЬШЕ НЕ ЯВЛЯЮТСЯ тем, чем они были прежде.

            Весь наш здравый смысл, наша человеческая логика, наше практическое чувство – рушится, с ним покончено! Больше не эффективно. Больше не реалистично. Они больше не уместны.

            Новый мир, в самом деле.

(молчание)

           

И в теле, всё, что не способно приспособиться к этой новой Силе, создаёт трудности, беспорядки и болезни. Всё же, на мгновение, вы чувствуете, что если бы вы были тотально восприимчивыми, вы бы стали огромным. Такое вот ощущение. Такое ощущение у меня всё больше и больше: что если всё сознание, всё самое материальное сознание – наиболее материальное – было бы восприимчиво к этой новой Силе… вы стали бы ог-ром-ным.

 

            (Мать закрывает глаза)

 

            Но есть одно существенное условие: царство эго должно подойти к концу. Эго теперь –  препятствие. Оно должно быть замещено божественным сознанием – то, что лично я называю божественным сознанием. Шри Ауробиндо назвал его «супраментальным», поэтому мы можем называть его супраментальным, чтобы избежать путаницы, потому что как только вы говорите «Божественное», люди начинают думать о «Боге», а это всё портит. Это не то. Не то, это нисхождение супраментального мира (Мать медленно опускает кулаки), который не просто воображение (указывает наверх): это АБСОЛЮТНО материальная Сила. Но (улыбаясь) не нуждающаяся ни в каких материальных средствах.

            Мир пытается родиться в этом мире.

 

(молчание)

 

            В нескольких случаях, моё тело ощущало своего рода новый дискомфорт, тревогу; и что-то, не точно голос, но это прозвучало словами в моём сознании: «Чего ты боишься? Это же новое сознание». Это случалось несколько раз. Поэтому я запомнила.

 

(молчание)

 

            Понимаешь, то, что в терминах человеческого здравого смысла говорит: «Это невозможно, этого никогда не было прежде», с этим покончено. С этим идиотизмом покончено. Это стало глупостью. Теперь мы могли бы сказать: это возможно, ПОТОМУ ЧТО этого никогда не было прежде. Это новый мир, и это новое сознание, и это новая Сила; это возможно и оно существует, и будет проявляться всё больше и больше, ПОТОМУ ЧТО это новый мир, потому что этого никогда не было прежде.

            Это будет, потому что этого никогда не было прежде.

 

(молчание)

 

            Это прекрасно: это будет, потому что этого никогда не было прежде – ПОТОМУ ЧТО этого никогда не было.

 

            (Мать смотрит вверх, словно собирается что-то сказать, а потом входит в медитацию)

 

            Это активное – в тебе тоже. Не материальное, и всё же более конкретное, чем Материя!

 

            Да, почти сокрушающее.

 

            Сокрушающее, да, точно так… О, это…

            Всё что невосприимчиво, ощущает себя разрушенным, но всё, что восприимчиво ощущает, наоборот, своего рода… необычное расширение.

           

            Да. Но именно это так странно, и то, и другое!

 

            Да, оба вместе.

 

            Вы чувствуете себя таким расширенным, как если бы всё в вас собирается взорваться, но в то же время, присутствует ощущение, что вас разрушают…

 

            Да, но разрушенным себя ощущает именно то, что сопротивляется, что невосприимчиво. Надо лишь открыть себя. Тогда это становится как… нечто по-тря-са-ющее! Поразительно! Именно наши вековые привычки сопротивляются и дают нам это ощущение, понимаешь, но всё, что может открыться… Вы ощущаете, словно становитесь всё шире и шире, и шире… Изумительно. О, точно!... 

 

           

27 мая, 1972

 

            Я, в самом деле, думаю, что физический мир меняется. Люди, вероятно, заметят это только через несколько сотен лет, так как это займёт немало времени, прежде чем оно станет видимым для обычного сознания. Но прикосновение (Мать пробует на ощупь воздух между пальцев), ощущается… словно бы другой состав.

            Время от времени, что-то говорит мне: «Не разговаривай, не разговаривай!» Я должна хранить молчание, иначе люди вокруг меня подумают, что я становлюсь сумасшедшей.

!!!

 

            (долгое молчание)

            Ты говоришь, что это не способ, которым ты смотришь на физический мир, меняет, но  само качество материи?

 

            Да, да, это совсем не мой собственный способ видеть – совсем нет… Я не знаю… Но это странное.

            Понимаешь, у меня, одновременно (выражаясь старым способом), одновременно присутствует КОНКРЕТНОЕ переживание по-тря-са-ющей МОЩИ и абсолютного бессилия.

            Старые методы, методы, которые даже вчера ещё были эффективными и мощными, все кажутся несуществующими. Всё же, одновременно, когда эта Сила приходит, я конкретно чувствую (и у меня есть доказательство, фактическое доказательство), что простое выражение воли, или даже простое видение чего-то – это… (Мать опускает руки) всемогущее. Материально так. Каких-то людей, находящихся при смерти, возвращают к жизни; какие-то здоровые люди, фрр, вдруг умирают – до такой степени, ты знаешь. Обстоятельства, которые казались неразрешимыми, находят чудесное решение – люди сами говорят, что это чудо. Это не чудо для меня, это очень просто: просто вот так (Мать опускает палец). Но это БЕССПОРНО. Бесспорное и новое в мире. Нет больше старого метода, нет больше ментальной концентрации или ментального видения, ничего такого (Мать опускает палец): факт.

            Факт.

            Я сама ещё слишком привязана к… [мыслям людей] Спасибо Господу (Мать смахивает рукой у лба), ум ушёл! Ах, ты знаешь, я… какое это невыразимое блаженство! Но с обычной внешней точки зрения, я, кажется, становлюсь полной идиоткой.

            !!!

            Это хорошо, что у меня есть кто-то, как ты, рядом со мной, кто знает, что есть что-то ещё [чем то, что они думают].

           

            О, действительно! [смеясь] Действительно, есть «что-то ещё»!

 

            И я чувствую такую силу, ты знаешь… Когда я отдыхаю, я не сплю, я сознательно вхожу в эту супраментальную активность, и… О, моё дитя!... Я вижу себя, делающей вещи с такой потрясающей силой! И нет больше… понимаешь, когда я говорю, я вынуждена использовать слово «я», но оно не соответствует ничему, это… это Сознание, это сознание. Сознание, которое знает и имеет силу. Да, СОЗНАНИЕ; не личность, но сознание – сознание, которое знает и действует. И которое использует его (Мать указывает на своё тело) чтобы сохранить контакт с людьми.

            Да, точно, это больше не личность – иногда, ты знаешь (смеясь), я чувствую себя как марионетка (жест, словно висишь на конце нити), чья цель в том, чтобы обеспечить контакт с людьми. Но физическая сила вот такая (шатающийся жест)… Я чувствую себя очень сильной – очень сильной, и почти несуществующей. Обе крайности вместе, ты понимаешь... я должно быть действительно выгляжу глупо.

            Но там (Мать простирает руки вверх, затем медленно расширяет, словно обнимая вселенную), это сияющее, это прозрачное, это сильное, это широкое… Физически, тоже. Это ФИЗИЧЕСКОЕ, вот что удивительно! Прежде, я обычно уходила во внутреннее состояние существа (я знаю их все, я переживала их, у меня была сознательная жизнь), но всё это, всё это… кончилось. Совершенно кончилось… (Улыбаясь) Словно бы физический мир стал двояким.

            Естественно, для обычных глаз, я всё ещё старуха, сидящая в кресле и неспособная свободно передвигаться. Хотя, временами, я вдруг чувствую, что если я встану, я смогу ходить очень хорошо… Но что-то говорит мне: «Терпение, терпение, терпение…» Поэтому я жду.

            И есть настойчивая идея (жест нанесения ударов), что если я смогу, если моё тело сможет дожить до ста, оно станет молодым снова. Очень настойчивая, но это идёт не от меня, это вот так (жест ударов свыше), так что я остаюсь терпеливой (хотя я не нетерпелива). Терпение.

            До ста лет ещё шесть лет?

 

            Да, шесть лет, Мать, не так много.

 

            Но способности тела изменятся ПРЕЖДЕ его внешних изменений – внешние видимости меняются ПОСЛЕДНИМИ; и я не знаю, это никогда не показывается.

            Что действительно важно: как Сознание может использовать это. Это не то, что я стану молодой снова, это не «молодость», появится другой тип способности и будет использовать это тело. Трансформирует ли он его? Или будет использовать его для другой цели? Этого я не знаю… я не знаю. Странно достаточно, только когда ты здесь, я говорю или думаю об этих вещах, словно бы это было необходимо знать для кого-то ещё – иначе, я никогда не думаю об этих вещах (жест открывающихся рук).

            Иногда, я провожу часы в созерцании, делая очень, очень активную работу. Иногда есть несколько минут… несколько минут молчания и созерцания… это продолжается часами. А они кажутся, как несколько минут. Вот так вот.

 

 

 

8 ноября, 1972

 

            В какой-то момент – просто несколько секунд – у меня было супраментальное сознание. Это настолько чудесно, малыш!... Я поняла, что если бы мы испытали это сейчас, мы бы не захотели больше существовать по-другому. Мы в процессе… (жест замешивания теста) трудного изменения. И изменение, процесс изменения кажется… Всё же, вы можете ухватить это в своего рода безразличии (я не знаю, как выразить это). Но это не продолжается долго. Как правило, это… трудное. Но это сознание такое чудесное, ты знаешь! Это самое интересное, потому что есть своего рода ЧРЕЗВЫЧАЙНАЯ активность внутри полного покоя. Но это продолжалось только несколько секунд.

 

(в молчании, руки повёрнуты вверх)

           

            А ты?

 

            Это тотальное сознание?

 

            Оно чудесное! Как гармонизация всех противоположностей. Да, тотальная, фантастическая активность вместе с… совершенным покоем. Но это просто слова.

 

(молчание)     

 

            Это материальное сознание?

 

            Действие материальное – но оно не делается тем же способом, конечно.

 

            (молчание)

 

            Что помогает установить контакт с «этим»?... Что точно заставляет тебя проходить через это или быть там?

 

            Я не знаю, потому что я постоянно – ВСЁ моё сознание, включая сознание тела, всегда обращено к… (жест предложения) к тому, что оно чувствует, как Божественное. И без «попыток», ты понимаешь?

 

            Да. Да.

 

(Мать погружается в себя)

 

 

           

Пришла последняя и самая могучая трансформация.

            Вся его душа вышла на передний план, как великий океан,

            Затопляя ум и тело своими волнами;

            Его существо, расширившись, чтобы объять собою вселенную,

            Объединило внутреннее и внешнее,

            Чтобы сотворить из жизни космическую гармонию,

            Империю постоянного Божественного.

            В этой гигантской универсальности

            Не только его душа-природа и ум-чувство

            Содержали в себе каждую душу и каждый ум,

            Но изменилась даже жизнь плоти и нервов,

            Став единой плотью и нервами со всем, что живёт;

            Он чувствовал радость других, как свою радость,

            Он выносил горе других, как своё горе;

            Его универсальное сострадание поддерживало,

            Необъятное как океан, бремя творения,

            Как Земля поддерживает жертву всех существ,

            Трепеща радостью и безмятежностью скрытого Трансцендентного.

            Там не существовало больше бесконечного свитка разделения;

            Единый стал тайным единством Духа,

            Вся Природа вновь ощущала единое блаженство.

            Там не было разделения между душой и душой,

            Там не существовало барьера между миром и Богом.

            Была преодолена форма и ограниченная линия памяти;

            Покрывающий ум был схвачен и отброшен прочь;

            Он был растворён и теперь больше не мог существовать,

            Было видимо одно единое Сознание, сотворившее этот мир;

            Всё теперь стало сиянием и силой.

            Растворяясь в своём последнем, тонком, исчезающем следе,

            Перестал существовать круг маленького «я»;

            Не могло больше ощущаться обособленное существо;

            Оно исчезло и не знало себя больше,

            Утратив себя в широком отождествлении духа.

            Его природа стала движением Всего,

            Исследующим себя, чтобы обнаружить, что всё – это Он,

            Его душа была делегатом Всего,

            Что отвернулось от себя, чтобы соединиться с одним лишь Высочайшим.

 

 

 

20 декабря, 1972

 

            У меня возник вопрос о Шри Ауробиндо. Интересно, какой стадии он достиг перед своим уходом – какой стадии в трансформации? Например, какая разница есть между той работой, которую ты делаешь сейчас и тем, что он делал в то время?

 

            Он аккумулировал очень много супраментальной силы в своём теле, и как только он ушёл, он… Он лежал на своей кровати, видишь ли, а я стояла рядом с ним, и вся супраментальная сила, которая находилась в нём, совершенно конкретно перешла из его тела в моё – настолько конкретно, что я думала это было видно. Я могла ощущать трение во время передачи. Это было потрясающе – потрясающе! Это был потрясающий опыт. Он продолжался долго, долго вот так (жест Силы, переходящей в тело Матери). Я стояла рядом с кроватью, и она перешла в меня.

            Почти физическое – это было физическое ощущение. Оно продолжалось долго.

            Это всё, что я знаю.

 

 

30 декабря, 1972

 

            Вещи приняли крайнюю форму. Произошёл своего рода подъём всей атмосферы в направлении почти… непостижимого великолепия, но в то же самое время, есть ощущение, что можно… умереть в любой момент – не «умереть», но тело могло раствориться. Обе вещи вместе создают сознание, в котором… (Мать трясёт головой) все прошлые опыты  кажутся несерьёзными, ребяческими, несознательными. А это… изумительное и чудесное.

            Но тело, тело имеет одну молитву – всегда одну и ту же:

            Сделай меня достойным знать Тебя

            Сделай меня достойным служить Тебе

            Сделай меня достойным быть Тобой

            Вот.

            Я уже едва могу есть, и я не голодна. Я чувствую в себе растущую силу… но новую по качеству… в молчании и созерцании.

            Нет ничего невозможного (Мать распахивает руки вверх).

 

(молчание)

 

            Так, если у тебя нет вопросов… Если ты хочешь помолчать… сознательное молчание…?

 

            Но правильно ли  я делаю, я не уверен?

 

            Ну, когда ты хочешь войти в контакт с Божественным, какое движение ты делаешь?

 

            Я помещаю себя у твоих ног.

 

 

10 марта, 1973

 

            Я не могу говорить, это не выходит ясно.

           

            Но это не правда! Это выходит! Это выходит очень хорошо.

 

            Если у тебя есть вопрос, мы можем попытаться.

 

            Я не знаю, каждый раз, когда я пытаюсь войти в контакт с этим Сознанием, я всегда чувствую своего рода сияющую беспредельность, как ты говоришь…

 

            Да.

 

            Но я чувствую, что она статична, понимаешь; я в ней и могу оставаться в ней вечно, но…

 

            Точно. У меня такое же ощущение.

 

            Но достаточно ли позволить Этому проникать сквозь себя? Ничего не надо больше делать?

 

            Да, я думаю так. Я думаю, что только одну вещь надо делать. Лично я постоянно повторяю: «Что Ты пожелаешь, что Ты пожелаешь, что Ты пожелаешь… Пусть будет как Ты пожелаешь, пусть я сделаю так, как Ты пожелаешь, пусть я буду осознавать то, что Ты пожелаешь».

            И также: «Без Тебя, это смерть; с Тобой, это жизнь». Под «смертью», я не имею в виду физическую смерть – она может случиться, она может произойти, если я потеряю сейчас контакт, это будет конец – но это невозможно! Я чувствую, что … Я ЯВЛЯЮСЬ ЭТИМ – С некоторым сопротивлением, которое теперешнее сознания может всё ещё иметь, вот и всё.

            И когда я вижу кого-то… (Мать открывает руки, как если бы она предлагала этого человека Свету), независимо от того, кто это: вот так (тот же жест).

 

(молчание)

 

            Это смешно, я постоянно чувствую себя маленьким ребёнком, свернувшимся калачиком – свернувшимся калачиком в… (какое слово использовать?) во всеобъемлющем божественном Сознании.

 

 

 

ТРАНС ОЖИДАНИЯ

 

Одинокий, на своей вершине покоя, я размышлял с голосами вокруг меня,

            Шорохи безмолвия, погружающие ум в сияющий сон,

Шёпоты вещей за пределами мысли, в извечно белом пламени Тайны,

            Недоступные высоты, что отвечают поиску из несознательной глубины.

Далеко внизу подо мной, океан жизни, со своими страстными волнами,

            Бледнеет как лужа, которую взбалтывают крылья призрачной птицы.

Мысль улетела прочь от своих вращений и стремительных падений, нервного ритма жизни,

            Мой дух затихает в покое, купаясь в могучей реализации.

Божественная Мудрость смотрит на меня сверху, Знание, что никакой ум не может постичь;

            Свет, что никакое видение не может передать, наделяет безмолвие великолепием.

Наполненные восторженным Присутствием, заполненные пространства бытия,

            Трепещут Огнём, что знает, вибрируют могуществом покоя.

Земля теперь окружена трансом, и Небеса вокруг неё подобны одежде.

            Крылья, что сияют c судьбой, спят у врат Вечности.

Время ожидает, свободное, Молнии, что зажигает, Слова, что преобразует;

            Пространство – это тишина Бога, строящего свою земную обитель.

Всё ожидает, затихнув, санкции и поступи Вечного;

            Страсть блаженства, что должно наступить, несётся из океана Бесконечности.