логотип


 

The Passing of Sri Aurobindo

 

K.D. Sethna

К.Д. Сетна (Амал Киран)

 

 

 

Уход Шри Ауробиндо

(Внутренний смысл и следствия)

К.Д. Сетна

 

Опубликовано 09.01.51г.

Ашрам Шри Ауробиндо

В Пондишери

 

 

 

"Никто не может писать о моей жизни, ибо она не на поверхности, чтобы людям видеть" - вот что сказал Шри Ауробиндо, когда стала дискутироваться идея его точной биографии. Нет сомнения, что - исключая, быть может, его блестящую академическую карьеру в Англии и ранние фазы его пламенного политического периода в Индии, - жизнь его была слишком глубоко внутри, чтобы её сокровенный смысл, мотив и достижения были бы раскрыты пересказом внешних событий, дополненным психологическим комментарием.  Чтобы подойти к некоему видению её, пришлось бы постичь не только отсветы обширных мистерий традиционной духовной реализации, но также  и слепящие необъятности нового землю-преобразующего света, который он назвал Сверхразумом, и который он добивался в течении сорока  лет опустить in toto (целиком) страдающему человечеству. Что с его жизнью, то же и с феноменом, который мир расценил как его смерть.  "Смерть" Шри Ауробиндо не может не быть столь же глубоким, что и жизнь Шри Ауробиндо.

Ни один йогин не умирает в обычном смысле этого слова: сознание его всегда превосходит форму физического тела, он выше и больше своей материальной оболочки, даже когда обитает в ней, а действие его на человечество,  главным образом через его свободный и обильный дух, для которого,  что жизнь, что смерть - обе маленькие маски полностью осознанного бессмертия в бесконечном бытии Божественного и Вечного. Тем более неприложим термин "смерть" к уходу Мастера Йоги, подобного Шри Ауробиндо. Ибо хорошо известно, что трансформирующая сила Сверхразума работала в самих клетках его тела, и что она повелевала силой физической не меньше, чем психологической, чему свидетельствовать могут сотни его учеников, благодаря её изумительному исцеляющему прикосновению к их недугу.  Воздействие это не ограничивалось его Ашрамом: телеграфные агентства по всей Индии подтвердят ежедневный шквал мольб о помощи в разных болезнях,  включая и те, что часто посрамляют медицинскую науку,  а за ним, послания признательности за облегчение и избавление духовными средствами.  Нет, Шри Ауробиндо, Йогин Сверхразума, нисходящего в  внешнее как и во внутреннее бытие и несущего божественную жизнь на землю в добавок к бесконечному бессмертию Запредельного, не может рассматриваться как ушедший по старости и по физическим причинам. Какой бы ни была чисто клиническая картина, она должна иметь за собой значимость, общую с его высоко значимой и неизменно-более чем физической жизнью духовного достижения.

Что это должна была быть клиническая картина вместо трюка чудесного исчезновения - это как раз в духе Йоги Шри Ауробиндо.  Его Йоге было предназначено быть процессом прогрессом эволюционного метода: она нацелена не на потрясающее воображение нагромождение божественных качеств, которые, тем не менее, оставляют сердцевину человеческой природы незатронутой, а на духовно ограниченный просветлённый рост, на ассимиляцию природой сверхприроды, на чудесное и всё же не иллюзорное преображение, на интенсивное вырабатывание в течении жизни того, что не чужеродность для цели земной эволюции, а её сокровенный смысл, чьё развёртывание обычным порядком могло бы затянуться на эры.  Эволюционное всегда было сплавлено с революционным в Йоге Сверхразума Шри Ауробиндо, и точно так же, как дерзания его жизни,  каким, к примеру, было его искусство поэзии и прозы,  всегда были счастливыми, полными лёгкости и изящества, скорее восхитительно приспосабливающими природу, чем насилующими её,  точно так же и дерзание его смерти не могло быть никакой крайней сверхъестественностью, а имело  при всей глубине её смысла и исключительности способа  видимость некоего будничного перехода в тишину и тень.

Что бы ни пыталась медицинская наука описать как физические причины, они, воистину, далеки от того, чтобы быть хоть каким-то возражением тому тезису, что Шри Ауробиндо ушёл не из-за них. А тезис этот, можем теперь добавить, не только на особом духовном статусе Шри Ауробиндо, но ещё и на множестве замечательных физических фактов.  Доктора заявили, в силу характерной нечувствительности к стимуляторам, что он впал в глубокую кому в следствии острого уремического состояния, развившегося, когда все меры оказались безрезультатными.  Как известно любому новичку в медицине, подобное состояние уремической комы исключает всякое возвращение сознания.  Тем не менее, к изумлению докторов, лечивших его, Шри Ауробиндо часто открывал глаза и просил попить или справлялся, который час!  Это повторявшееся явление, научно невозможное, заставляет поверить, что глубокая уремическая кома прерывалась, как таковая, очень сознательным йогическим себяизъятием из инструмента, который был слишком ущербен для обычного использования, но всё же был не в силах противостоять необычной воле своего хозяина.  Здесь был не мозг всего лишь углерода, железа и фосфора: здесь был утончённый служитель разума, который уже восседал на вершинах Бога и оттуда мог диктовать отклик в гуще всего материального детерминизма.  Даже за полчаса до прекращения сердцебиения и остановки дыхания, Шри Ауробиндо окинул всех взглядом своих спокойных сочувственных глаз, обратился по имени к рядом сидящему доктору и выпил воды. То была самая странная уремическая кома в истории медицины.

Но и этим не исчерпался необычный характер ухода этого Йогина из Йогинов. В каноническом случае полного отравления организма - скоплением в крови ядов, которые должны бы выводиться почками, ткани меняют окраску за короткое время, стремительно нарастает почернение, а затем наступает разложение. Но когда состоялась консультация докторов, как французских, так и индийских, спустя два с половиной дня после подписания заключения о смерти, было признано, что тело Шри Ауробиндо сохраняло прекрасный бело-золотистый цвет, который так отличал его при жизни, и не было ни малейших признаков разложения. Оно было точно таким, как в момент его ухода в 1 час 26 минут ночи 3 декабря, и таким же оно было и 41 час спустя, когда вместо запланированного погребения было сделано знаменательное заявление Матери, без конца откладывавшей его: "Погребение Шри Ауробиндо не состоится сегодня. Тело его заряжено такой концентрацией супраментального света, что нет никаких признаков разложения, и тело его  останется лежать на кровати столько, сколько оно будет невредимым". Оно лежало невредимым в течение нескольких дней в величии победного спокойствия, и тысячи за тысячами получали даршан от него. Лишь в 5 часов дня, 9 декабря в контейнере из розового дерева, отделанном серебром и убранном атласом, оно было захоронено предельно просто и безо всякого религиозного ритуала в специально подготовленном месте в центре двора Ашрама. Даже когда тело положили в контейнер, практически не было ни разложения, ни запаха смерти, хотя были знаки, указывающие на то, что чудный предохраняющий свет начал уходить. Свет, можно сказать, оставался полностью в течение более чем  90 часов, в два с лишним раза дольше, чем зарегистрировано для климатических условий Востока "Медицинской Юриспруденцией" Лионса для сохранения тела.

Когда по мере приближения к концу жизни и даже после, в самый разгар смерти, манифестируется дерзкое господство над Материей и трансформирующая мощь Сверхразума, которая всё больше и больше проявлялась в Шри Ауробиндо, не отрицается, а парадоксально подтверждается то, что по меньшей мере, резонно увидеть событие его ухода в целом, как кульминацию тщательно разработанного сражения, перепитии которого поддаются прочтению только постижением , хоть в какой-нибудь степени супраментального света.  Но тут встаёт вопрос -если сражение было подготовлено, давал ли он какие-нибудь знаки его предстояния?  Ответ: Да. Действительно, правда, что хотя большие просветляющие письма ученикам не совсем прекратились, и чудесный юмор не утратил своей неожиданности и искромётности, и всё ещё широкий взгляд на мировое движение не отвернулся,  был он последнюю пару лет весьма молчалив в отношении своих планов на будущее и всё больше и больше погружён в свою внутреннюю духовную работу и литературное творчество, особенно в свою эпическую поэму "Савитри. Легенда и символ."  Но сквозь умолчание и поглощённость мелькнули всё же немногочисленные намёки на неведомую и зловещую перспективу, которой ему, быть может, придётся противостоять на пути его миссии.

Как-то в ноябре ему прочли предсказания гуджаратского астролога. Их фокальными точками были годы 1950 и 1964.  Астролог писал: «В 1950 году, когда Солнце и Луна в конъюнкции, и Луна является хозяином двенадцатого дома, есть вероятность самоаннулирования Шри Ауробиндо».  Относительно 1964 года он предположил: «В этом году будет засвидетельствовано некое мощное чудо силы Шри Ауробиндо. В возрасте 93 лет он уйдёт из мира после выполнения своей миссии». Услышав это, Шри Ауробиндо поднял руку и полушутливо произнёс: "О, девяносто три!" - как если бы он счёл, что такой возраст слишком далёк для завершения его миссии.  Относительно 1950 года один ученик заметил, что это должен быть год знаменательный, поскольку знаменательное случалось в жизни Шри Ауробиндо с интервалом в 12 лет.  1926 год был выдающейся вехой в духовной карьере Шри Ауробиндо,  он считается годом подтверждения победы  и практически знаменует начало Ашрама с лучезарно главенствующей в нём Матерью. В 1938 году - 12 лет спустя после этой вехи,  Шри Ауробиндо прошёл через физический кризис, упав и сломав бедро. 1950 год с указанием на возможность "самоаннулирования" снова образует 12-летний период. И хоть астролог счёл очень серьёзным предсказание о знаменательном 93-м годе в жизни Шри Ауробиндо, казалось, Шри Ауробиндо отнёсся к суждениям ученика как не совсем фантастическим.  Он сказал: «Этот человек уловил некую истину.»  Тогда его спросили: «Разве предсказание о Вашем самоаннулировании в этом году не бессмысленно?  Вы ведь, конечно, не собираетесь оставить нас?» В присущей ему величественно-неспешной манере он произнёс спокойно встречный вопрос всего лишь из одного загадочного слова: «Почему?».

Это самое удивительное слово для всех, кто ожидал, что необычайное долголетие , как результат нарастающего нисхождения Сверхразума является частью программы Шри Ауробиндо. Другой сюрприз был пронизан странной щемящей радостью.  Тех, кто ухаживал за ним или работал в его комнате, он одарял знаком неожиданной личной нежности.  Шри Ауробиндо, в сущности, не был демонстративной натурой,  он обладал утончённой добротой, как бы всё обволакивающего эфира, и хотя его чрезвычайная сострадательность очевидна и в той ноше, которую он взял на себя, и во множестве писем, написанных им ученикам в их трудные моменты,  всё же физические выражения его великого отцовского отношения были редки.  Но сейчас, в течение короткого времени открылся его ближайшему окружению  отчётливый внешний жест любви, как будто он хотел, чтобы они знали, пока, может, не слишком поздно, как признателен он им за их служение. Жест, хоть и необычайно мягкий и сердечный, казалось, таил в себе щемящую печаль расставания.

 Можно засвидетельствовать и третий сюрприз:  замечание, резанувшее слух ученика, который должен был записывать, что бы ни диктовал Шри Ауробиндо, попутное с письмом или книгой.  Мастер был занят своей "Савитри" уже несколько лет, пересматривал текст, сочинённый ранее, и постоянно добавляя  к нему, усиливая значения, обогащая фабулу, расширяя символизм, удерживая всё более и более интенсивное видение сверхчеловеческих планов существования и сознания, до которых он добрался, вдыхая со всё более истинным трепетом обширные ритмы движений Богов, с которыми он всё больше сближался. Из некой бездонной тишины извлечёт он золотую фразу и апокалиптическую строку, помедлит, словно в его распоряжении вечности, которыми можно разбрасываться, продолжит сверкающими взрывами оккультной образности и картинами откровения,  снова вслушается, чтобы  расширить и улучшить,  глаз при этом не спуская с мельчайших деталей пунктуации или последовательности,  и снова вперёд со всеохватным и всё же тщательным вдохновением. Царственным, неспешным трудом была "Савитри", задуманная с чем-то от античного темперамента, который радовал массивными структурами, и  темперамента создателей "Рамаяны" и "Махабхараты", которые брали всю человеческую жизнь и человеческую мысль в их космическом размахе и переплетали дела тайных миров Богов, Титанов и Демонов с делами земли. Некий космический размах был присущ Шри Ауробиндо, и он хотел, чтобы его поэма была многогранной многокрасочной тонкой резьбой в музыке слов гигантских тайн супраментальной Йоги.

Более пятидесяти тысяч слов понадобилось, чтобы вместить уникальное видение и единственный в своём роде опыт. Терпение столь же громадное, как и это видение, и этот опыт, всегда было присуще работе Шри Ауробиндо над этим эпосом.  Даже вариант, с которым он работал, был одиннадцатым или двенадцатым. Словно безграничное время было в его распоряжении, когда он сидел, диктуя строки вроде этих в центральной фигуре поэмы:

 

Как в мистическом и динамичном танце

Жрица непорочных экстазов,

Вдохновляемая и водимая с купола откровения Истины,

Движется в некой пророческой пещере Богов,

Сердце тишины в руках радости,

Полное богатыми творящими видениями,

Тело, подобное параболе рассвета,

Которое казалось нишей для скрытой божественности

Иль золотого храма дверью в горнее.

Но внезапно, за пару месяцев до рокового 5 декабря Шри Ауробиндо потряс своего писца, сказав: "Я должен скорее закончить Савитри".

Конечно, всё это не определяет саму дату его ухода, да и не показывает никакого желания уйти, но ясно, что зловещая схватка, в которую он ввязался, и которая пришла к завершению в этот день, обозначилась уже как правдоподобность ближайшего будущего. И приведённый факт с "Савитри" вписывается сюда с тончайшим символизмом. Хоть Шри Ауробиндо и стремился скорее завершить свой эпос,  этого сделать не удалось. Он был задуман в двенадцати книгах с эпилогом, но, в то время, как Эпилог был написан, как первый набросок, Книга Начал, Книга Странника Миров, Книга Божественной Матери, Книга Рождения и Поиска, Книга Жизни, Книга Любви, Книга Судьбы и ряд других книг были либо в печати, либо в рукописи, одна единственная книга, которой не было ни в каком виде вообще, разве что короткий отрывок, написанный давным-давно и подлежавший ревизии и включению в большее целое – это Книга Смерти. Это т факт наводит на размышление, словно эта книга не могла быть написана, пока Зловещая Угроза не была схвачена в реальности, и словно Шри Ауробиндо выжидал некоего страшного кризиса своего телесного существования, прежде, чем он мог стартовать эту часть своей "Легенды и Символа".

Всё ведёт к тому, что произошедшее в ранние часы того декабрьского дня не было чисто физической катастрофой, никаким смертельным несчастьем для искателя жизни Божественной на земле, а было страшной игрой, добровольно принятой, ужасной пыткой, претерпеваемой ради задуманной цели, битвой, принятой лицом к лицу, с глазами, открытыми каждому удару, с явной возможностью для него потерять самый одарённый и прекрасный телесный инструмент, когда-либо выкованный манифестирующим Духом. И всё же остаётся открытым вопрос: "Что могло быть причиной опасного эксперимента?" Сомнительно, что какой-то ответ, выразимый одним только разумом, может быть вполне удовлетворяющим. Вероятно, не следует останавливаться ни на каком, и нам стоит успокоиться на убеждении, что Шри Ауробиндо по собственной воле сделал то, что счёл самым нужным для продвижения своей работы, а нам стоит предоставить Матери - соратнику Шри Ауробиндо в этой работе - вскрыть высшие мотивы этой воли Мастера в реальных шагах Интегральной Йоги в будущем. Впрочем, сам Мастер никогда не обескураживал напрочь усилий разума постичь многозначное действие Духа. Интеллектуальное формулирование прямого внутреннего знания или, по-другому, интуитивное схватывание Неведомого, было как раз тем, что Он взращивал, и если бы неким приложением Его собственной светлой философии мы могли бы приблизиться к моментальному проблеску Сверхразума Шри Ауробиндо,  то мы бы делали то, что Он сам, находясь выше наших грубых восприятий, наверное, одобрил.

 

 

II

 

Основа философии Шри Ауробиндо и его Йоги - это динамическая Истина-сознание или Сверхразум.  Под Истиной-Сознанием понимается то сознание и сила Божественного, которое вводит в совершенную манифестацию Самобытия и Самостановления их абсолютную Трансцендентальность Божественного, как потенциал игры Единого, который в то же самое время и Множественное. Эта манифестация - полная гармония, в которой существуют и действуют творящие истины, беспорочные прототипы, золотые архетипы всего того, что есть в нашем несовершенном космосе, в который Божественное поместило трудную эволюцию материи, сил жизни и ума, с душой, их поддерживающей из громадного Несознания первородной тьмы, установленной Им как нижний полюс Трансцендентного Абсолюта. Между двух полюсов - над эволюционирующей землёй и под  планом Сверхразума - Тонкий план, Витальный план, Ментальный план, позади которых находится Душа,  и Надразум,  с их существами и движениями, где происходит сложное взаимодействие во всей системе космоса с космосом.  Всё это в общем было известно древним провидцам, и они видели в человеке,  который суть микрокосм, троичную реальность, конкретизированную в то, что они назвали тремя оболочками или shariras - грубое внешнее, тонкое внутреннее, причинное высшее.  Последняя - это субстанция Сверхразума, состоящая из его творящего света всезнания, бесконечной силы, бессмертного блаженства.  Но древние не сознавали, что земной эволюции предназначено не только реализовать существо и Космическое Я и во всё более глубокие, всё более высокие состояния сознания и в некую вечность над жизнью и смертью,  но и наивысшее совершенство Истины - karana sharira, причинного тела,  чтобы сами земные кондиции смогли реализоваться, а не служить лишь светлыми местами ухода в широкое, глубокое, высокое.  Кратко говоря, древним не доставало полного и организованного обладания целью и мощью Сверхразума, слияния супраментального света с душой в глубине существа и снисхождения его в ум, жизнь и даже в физическое тело, тррансформация и обожествление их в целом - являются открытием Шри Ауробиндо и его Йоги.  Супраментальным нисхождением Шри Ауробиндо нацеливался на создание нового человечества, наслаждающегося истинной самозавершённостью и живущего божественной жизнью в каждой сфере, и именно с этой целью стремился Он сформировать инициирующий двойной центр для нового человечества  - супраментализацией себя и Матери.

Супраментализация ведёт, среди своих завершающих элементов, к свободе от болезней, к продлению жизни по желанию и к изменению функциональности тела,  всё это конечно, как материальное выражение Божественной природы, выявляющейся в человеке, а не как внешнее возвеличивание разрастающегося внутреннего эго.  Но, чтобы достичь этих финальных стадий, которые одни только обеспечат с абсолютной надёжностью супраментальное земное существование, Йогин должен будет схватиться, в конце концов, с сакральной природой Несознания, тёмным базисом погружённого Божественного, из которого эволюция, по видимости, исходит.  Шри Ауробиндо и Мать, взвалившие на себя, как типичные пионеры, извечные трудности всей человеческой природы, сражались с этой скальной породой последние полтора десятка лет. "Нет, совсем не Эмпиреями я занят", - писал Шри Ауробиндо в 1936 году ученику и добавлял: « Хотелось бы. Скорее, обратным концом - как раз именно в бездну должен я погрузиться, чтобы строить мост между ними. Но это тоже необходимо для моей работы, и придётся это сделать.»  В ходе этого погружения, когда слой за слоем вскрывается Несознание, а супраментальный свет может быть призванным в него, возникает множество ужасных возможностей и страшные внутренние ранения, и жёсткие телесные напряжения. Но через всю битву Мастер Сверхразума несёт, так сказать, талисман, который может отвратить фатальный удар. Безмерны,  невзирая на высочайший свет в Его теле,  его испытания, и всё же Он оказался способным в итоге выйти победителем и озарить путь окончательного триумфа тем, кто следует за Ним.  Уйти  таким образом  было планом Шри Ауробиндо, насколько этот план может быть прочтён в его философских работах и личной переписке.  И этот план, и бескорыстное всемирное сознание Аватара находят отклик в письме 1935 года: «Я ничего не делаю для себя, как не имею личных потребностей ни в чём, ни в освобождении (Мокше), ни в супраментализации.  Если я стремлюсь к супраментализации, то потому, что это именно то, что надо сделать для земного сознания, и если этого не сделано во мне, это не может быть сделано в других.»

Да, Шри Ауробиндо в своих опубликованных высказываниях, очевидно, предвидел необходимость, а значит и свою перспективу создания с Матерью отправной точки супраментального человечества. Но в тех же высказываниях он оставляет маленькое поле для иной развязки.  Письмо 1934 года говорит, в общем, о путях сосуда Господа: "Божественность действует согласно необходимости Лилы, не согласно людским идеям о том, что Она должна или не должна делать." Более ясный намёк на непредвиденные обороты в делах Божественного есть в письме 1935 года: "С чего бы это Божественному быть привязанным к успеху во всех его действиях? Что за жёсткие и примитивные суждения о Божественном!" Это подразумевает, что кажущееся поражение высочайшего намерения Божественного может как раз быть скрытой победой, способом точно достичь цели с большей скоростью посредством парадоксальной стратегии.  И, если учесть все обстоятельства, то, видимо, именно такую стратегию применил Шри Ауробиндо, когда на поверхностный взгляд сдался почечному расстройству.

В целом супраментальная Йога воистину была подобна кампании великого генерала против сил, с которыми не схватывалась никогда прежде духовная фигура.  Вопреки всякому общепринятому опыту, всякому многовековому способу жизни, даже всякой внятной духовной традиции, эта Йога надеялась изменить самые основы Материи и углубиться в ощерившийся мрак и только бесстрашный воин, подобный Шри Ауробиндо, только гений подобного ему борца мог интуитивно постичь глубочайший секрет богоявления в эволюции и спланировать трансформирующий натиск на природу и двинуться вперёд в том состоянии духа, который мы находим ещё в одном письме 1935 года: "Вовсе не ради личного величия стремлюсь я низвести Сверхразум. Мне нет дела до величия и ничтожности в людском смысле. Если людское суждение считает меня глупцом за попытку сделать то, чего не пытался сделать Кришна, меня это ничуть не заботит. Это не вопрос  Х  или У  или кого бы то ни было ещё. Это вопрос между Божественным и мной, есть на то Божья Воля или нет, послан ли я принести это вниз или открыть путь его нисхождения или, по крайней мере, сделать его более возможным,  или нет.  Пусть все люди глумятся надо мной, если им хочется, или весь Ад обрушится на меня, если хочет, за мою самонадеянность,  я буду продолжать до победы или погибну.  Вот в каком духе ищу я Сверхразум,  никакой охоты за величием для себя или других."  Прекрасный героизм бескорыстия, живой портрет воина Йоги, который пойдёт на любой риск, если этим сможет теснее наседать на свою цель,  и хотя формула гласит: "Я одолею или погибну", состояние духа таково, что вполне может выразить себя ещё более дерзкой формулой: "Я погибну, чтоб победить".  Для осознания этой формулы требуется простая мысль, что жертвоприношением в последней схватке с тёмными силами Несознания изумительного тела, отливающего супраментальным светом, силы эти будут страшно измотаны, и золотая горняя божественность двинется к земле  гигантскими шагам, и к соратнику этого тела по Йоге Сверхразума. Как только забрезжит ощущение решающего момента, Шри Ауробиндо будет готов,  а он был великим генералом,  сменить всю схему битвы, отказаться от своей линии ранее подготовленных укреплений, уйти от прежнего метода продвижения, изменить внезапно всё тщательно проложенное направление и, вместо усилий супраментализовать своё физическое существование в каждой детали, хладнокровно двинуться к некой титанической засаде, отбросить даже саму защиту, данную ему Сверхразумом, и ринуться вниз, сражаясь, чтобы выиграть всё скрытно, хоть и теряя всё по видимости.

Ничто, кроме колоссальной стратегической жертвы такого рода,  чтобы физическая трансформация Матери могла быть неизмеримо ускорена и сделалась бы абсолютно надёжной, и через это божественная жизнь на земле для человечества смогла бы укорениться и расцветать, ничто меньшее не может объяснить уход Шри Ауробиндо. В этом самосожжении могла заключаться и мироспасающая акция силы любви, о которой Шри Ауробиндо писал в далёком 1934 году: "Одна лишь божественная Любовь может нести бремя, которое мне приходится нести, которое приходится нести всем тем, кто пожертвовал всем ради единственной цели поднятия земли из её мрака к Божественному." Мы можем сказать, что некая невообразимая катастрофа охватила бы мир, если бы безбрежный яд не был бы отведён в тело этого единственного человека, чьё духовное сознание, вооружённое божественной Любовью, сделало его всемирной личностью, олицетворяющей Волю Трансцендентного.  И здесь мы можем снова обратиться к тому факту, что препятствия, противостоящие Шри Ауробиндо в его Йоге, не были в действительности личными.  Они были репрезентативны для расы, и он радостно принял их тормозящий опасный груз, несмотря на  или, возможно, как раз из-за своих исключительных качеств и дарований.  По поводу какого-то временного расстройства в теле Матери много лет назад он писал: "Мы не искали совершенства ради себя лично, но как часть всеобщего изменения, создавая возможность совершенства для других. Этого нельзя было сделать без того, чтобы мы приняли и встретили лицом  к лицу трудности реализации и трансформации и преодолели их для нас самих. Это было сделано в достаточной степени на других планах, но ещё не на самой материальной части физического плана.  Пока это не будет сделано, битва там продолжается... Трудности Матери - не её собственные,  Она несёт трудности других и те, что неотъемлемы для общего действия и работы по трансформации. Если бы это было иначе, было бы совсем другое дело."  Очевидно, потому, что какая бы жертва ни приносилась Шри Ауробиндо или Матерью, она не может быть навлечена на них личными дефектами.  Их адхары или тоние тела уникальны, предоставленные себе, Они могли бы преодолеть любое препятствие.  Это, в нынешнем контексте ухода Шри Ауробиндо, означает, что смерть - не есть что-то, что он обязан был претерпеть из-за какого-то недостатка в себе.  Это некий колоссальный кризис эволюционирующего земного сознания, некий бунтарский затмевающий выброс Божественно атакованного Несознания, который был отклонён Шри Ауробиндо на свою собственную жизнь, сконцентрирован в смертельный риск уремической комы и использован мастером-стратегом для оккультного выигрыша в работе, которую он взял на себя, которая всегда была более важной, чем прямое личное восхождение.

Но суть в жизни и стратегии Шри Ауродиндо, состояло в том, что яростно сражающееся сопротивление шло рука об руку с широким и спокойным приятием. Вот почему мы сказали, что Шри Ауробиндо пал, сражаясь. Никогда не примиряться ни с каким несовершенством природы было его девизом, ибо он видел, что секрет секретов эволюции - это манифестация в земной природе того, что внешне выглядит невозможным,  трепет витальности и чувств в кажущейся безжизненной Материи, проблески ума и понимания в инстинктивной по видимости животности, всё совершенствующее откровение Сверхразума в якобы ощупью движущемся разуме, спотыкающейся жизни и смертном теле. Так что никогда не могло быть для Шри Ауробиндо ни сдачи обычным мирообстоятельствам, ни ухода в покой прочь от мира.  Нетревожимый вневременный покой он знал всегда с тех самых трёх великих дней в Бароде в 1908 году, когда благодаря полному утишению ума, абсолютное переживание Нирваны - конечной остановки столь многих йог - стало его опытом, но не как конечная остановка, а лишь как база для дальнейших завоеваний. Что же касается сдачи себя, то он не мог сдаться никому, кроме Божественного. Значит, он сражался за низведение Сверхразума  до последнего вздоха, увлекая бессмертное Солнце Духа вниз, страстно насыщая свою земную оболочку супраментальным светом, фактически до такой степени, что он мог сохранять несколько дней эту оболочку ото всякого признака обесцвечивания и увядания.  Сражаться так в самые мгновения жертвования было в духе всей его жизни-устремления. Не сам ли он разъяснял в письме технику триумфа в разгаре кажущегося крушения? "Даже если я предвижу неблагоприятный результат, я должен работать на тот, который считаю должным; ибо это поддерживает живыми силу, принцип Истины, которой я служу, и даёт ей возможность триумфа потом, так что это становится частью выработки грядущей благоприятной участи, даже когда участь данного часа неблагополучна."

Этими дальновидными словами Мастера мы можем закончить нашу попытку приоткрыть тайну той картины величественной медитации, в которой он лежал с раннего утра 5 декабря более 111 часов на своей простой кровати в комнате, где он провёл более двух десятков лет интенсивной всемирной работы.  "Духовно-царственный" - вот определение, которое отвечает впечатлению от его тела: героического самообладания лицо с белой бородой и ниспадающими белыми волосами, обрамляющими массивный лоб, спокойные закрытые глаза, орлиный нос с чётко очерченными ноздрями, твёрдые губы, уголки которых тронуты блаженством, широкие гладкие плечи, руки, сложенный на неукротимой груди кисть поверх нежной, артистичной, и всё же сильной кисти, крепкий мужественный торс, укрытый широким покрывалом из окаймлённого золотом шёлка, даже ноги, вытянутые с врождённой царственностью, наводящие на мысль о пройденных ими семидесяти девяти годах, со священными стопами, одновременно благословляющими землю и владеющими ею.  Атмосфера комнаты дышала священной силой очищать и просветлять, силой, которая, казалось, исходила от позы Мастера - побеждающего покоя - и овладевала телами всех присутствующих с интенсивностью едва ли не вбивания через голову, словно в удвоенной мощи пришла, низливаясь на человечество, жизнь преобразующая милость Сверхразума благодаря бескорыстию ухода Шри Ауробиндо.

 

И мы можем добавить, что каким-то образом само личное присутствие Шри Ауробиндо стало интенсивнее. Он, который так долго держался своей комнаты ради концентрированного ускорения Йогического процесса трансформации, изумительное блаженство и динамизм которого Мать проводила через себя благодаря своей физической близости к ученикам, - он, отбрасыванием своей самой внешней оболочки, вырвался в новую близость к своим последователям и взял их даже более полно, в своё безграничное бытиё.  Но едва ли будет справедливо по отношению к этому бытию, если мы будем понимать его лишь как проникающее величие. За материальной оболочкой есть другие организованные тела - тонкое и причинное, и Шри Ауробиндо эффективно низвёл далёкое причинное в близкое и тонкое, и Он впрессовывал его во внешнюю оболочку во время своего стратегического жертвоприношения. Говоря его цитатой: "Трансформация была сделана в значительной степени на других планах."  Это значит, что он удерживал Сверхразум воплощённым в своей тонкой sharira(реальности), и что он пребывал во вне всякой оккультной необходимости, вне всякого закона тонкой природы, чтобы покидать её с намерением вернуться в  какой-нибудь план отдыха души перед новым рождением с новым тонким и новым грубым телом.  Шри Ауробиндо в час своего физического ухода был в состоянии сделать гораздо больше, чем быть  космическим и трансцендентным Пурушей, воплощением которого он себя сделал своей супраментальной Йогой.  Он мог реально быть этим Пурушей, активным в неразложимом тонком теле, божественном и человеческом одновременно, в гораздо более прямом постоянном контакте с материальным миром, чем могли формы, которые видели мистики в прошлых Риши, Пророках и Аватарах.  В очень особом смысле, поэтому, Шри Ауробиндо, чудесно одарённая и милосердная личность, кто был нашим гуру и кого мы любили,  по-прежнему за работой, и Мать выражает конкретную истину, когда говорит:"Горевать - это оскорбление для Шри Ауробиндо, который здесь, с нами, сознательный и живой."  Та же самая конкретная истина заключается в прекрасном послании от 7 декабря, которое она извлекла из тех глубин, где она и Шри Ауробиндо - одно: "Господь, этим утром Ты заверил меня, что Ты остаёшься с нами, пока Дело Твоё не будет сделано не только как сознание, которое ведёт и освещает, но и как динамичное Присутствие в действии.  Явным образом Ты обещал, что весь Ты остаёшься здесь и не оставишь земную атмосферу, пока Земля не будет трансформирована.  Даруй нам, чтобы мы могли быть достойны этого чудесного Присутствия, и чтобы всё в нас отныне концентрировалось на одной Воле - быть всё более и более совершенно посвященными осуществлению Твоего Возвышенного Дела."

Так что работа продолжается, Мать обращена в будущее, с Мастером рядом с ней в тонком воплощении.  А для тех, кто верит в осуществление дела, и кто понимает, что это будет, есть надежда, которая видит будущее, обещающее особую, самую сердцеутешающую возможность.  Шри Ауробиндо написал по поводу того времени, когда схождение Сверхразума в плоть и кровь будет завершено: "В теории оккультистов и в градации областей и планов нашего бытия, которые описывает нам Йога знания, есть не только тонкая физическая сила, но и тонкая физическая Материя, расположенная между жизнью и грубой Материей, и творить в этой тонкой физической субстанции и осаждать формы, так полученные в нашу более грубую материальность, возможно.  Должно быть осуществимо, и верится, что осуществимо, чтобы объект, сформированный в этой тонкой физической субстанции, сделал переход из своей тонкости в состояние грубой материи непосредственно вмешательством оккультной силы и процесса, будь то с помощью или даже без помощи Вмешательства какой-то грубой материальной процедуры.  Душе, пожелавшей войти в тело или сформировать для себя тело и принять участие в божественной жизни на земле, можно будет помочь это сделать или даже снабдить её такой формой с помощью этого метода прямой трансмутации без перехода через рождение сексуальным способом и без прохождение через какую бы то ни было деградацию или какие-то тяжкие ограничения в росте и развитии её ума и материального тела, неизбежные для нашего нынешнего способа существования.  Она могла бы затем принять структуру и расширенные способности и функциональности истинно-божественного тела, которое должно однажды появиться в прогрессивной эволюции к тотально трансформированному существованию как жизни, так и формы в обожествлённой земной природе."

Эти слова обещают перспективу, что Шри Ауробиндо, который уже имеет обожествлённую тонкую физическую оболочку, может воспользоваться супраментальным способом манифестации, чтобы возглавить, во владениях самой Материи, новое человечество, которое будет инициировать Мать.  В этом рассвете Божьего Золота Мать будет первым существом, обретшим божественное тело, прогрессируя от тела, рождённого природным образом, тогда как, помогая её обретению, Шри Ауробиндо сможет стать первым существом, которое возьмёт физическое одеяние трансформации, проецируя субстанцию и форму из сверхприроды.  Ничего, конечно же, неизвестно наверняка о том, что Шри Ауробиндо мог хотеть сделать, но возможность, какую мы обрисовали, не расходится со всем тем, что мы уловили от негасимого и победного света над человеком в том самом событии, которое поражает поверхностный взгляд поднимающегося мира как вселенский закат,  в уходе Шри Ауробиндо.

 

Перепечатано из "Мать Индия",

Бомбей, 09.01.51